Козловский Евгений Антонович - Как живете, Караси?.. 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Основы политологии. Курс лекций


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Основы политологии. Курс лекций автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Основы политологии. Курс лекций в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Основы политологии. Курс лекций без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Основы политологии. Курс лекций = 345.11 KB

- Без Автора - Основы политологии. Курс лекций => скачать бесплатно электронную книгу


политологии
Курс
лекций




ЛЕКЦИИ 1-2
ФилосоФско-социологичЕский АНАЛИЗ
ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Современный мир каждым мгновением своего бытия
свидетельствует, сколь он сложен, многообразен и про-
тиворечив, сколь заметны и неодолимы в нем тенденции
к многовариантности общественного развития, сколь
новы, нестандартны, а нередко и непредсказуемо остри
актуальные задачи выбора человечеством перспектив социального прогресса. В нынешних условиях суровую
проверку на выживаемость, способность ответить на вы-
зов времени проходят социальные системы, а вместе
с ними держат экзамен перед историей и теоретические
концепции общественного развития, те или иные соци-
альные теории.
Коренные изменения, происшедшие в мире в послед-
ние десятилетия, новые реалии, вошедшие в жизнь чело-
вечества, требуют от нас нового осмысления историче-
ского процесса, нового толкования важнейших проблем
общественного развития. Такая попытка предпринима-
ется в данных лекциях. Их план выглядит следующим
образом:
1. Формационный подход к анализу общественного
развития и его неадекватность реалиям современного
мира.
2. Современный мир, его сложность, многообразие я
противоречивость, усиление тенденции к единству и целостности.
3. Диалектика общечеловеческого и классового в со-
временных условиях.
4. Основные социально-политические формы общест-
венных преобразований.
5. Альтернативность в социально-политической прак-
тике и выбор пути развития.
Любой анализ развития общества, претендующий на
статус научного, предполагает наличие какой-то опреде-

ленной логики, системы, в соответствии с которой стро-
ится исследование. Как правило, если речь идет об ана-
лизе общественно-исторического процесса во всемирном
масштабе, основу этой логики составляет тот или иной
вариант членения всемирной истории, причем выделение
ее отрезков опирается на более-менее четкие критерии.
В противном же случае будет иметь место чисто эмпи-
рическое познание, не подкрепленное такими необходи
мыми элеменТами теоретического познания, как, напри-
мер, принцип восхождения от абстрактного к конкрет-
ному.
До самого последнего времени в советском общество-
ведении монопольное положение занимал один вариант
исследования всемирно-исторического процесса, опираю-
щийся на так называемый формационный подход. В со-
ответствии с ним человеческая история разграничивает-
ся на пять отрезков - общественно-экономических фор-
маций (ОЭФ) с последующей конкретизацией анализа
каждой из них: первобытно-общинной, рабовладельче-
ской, феодальной, капиталистической и коммунистиче-
ской (в рамках последней разграничиваются две основ-
ные фазы-социализм и собственно коммунизм). Под
ОЭФ, как правило, понимается форма общества, опираю-
щаяся на соответствующий базис - экономические (про-
изводственные) отношения~которыми и детерминирова-
ны все остальные отношения - политическая, юридиче-
ская и идеологическая надстройка. Иначе говоря, форма-
ционный подход подразумевает, что способ производства
материальных благ, как подчеркивал Маркс, обусловли-
вает функционирование всего общественного организма
определенного типа, обусловливает сам этот тип. Фор-
мационный подход лежит, и это можно прочесть в любом
учебнике, в основе теории истмата, разработка которой
и составляет, по известному выражению Энгельса, одно
из двух великих открытий Маркса. Именно на нем, равно
как и на теории прибавочной стоимости, покоится уче-
ние о необходимости социализма и коммунизма.
В привычной учебно-методической интерпретации
этого учения предполагается, что осуществляемый имен-
но на базе формационного подхода анализ современного
мира позволяет охарактеризовать его в двухполюсной
системе координат, выделить социально-экономические
системы социализма и капитализма, относя те или иные
реальные страны к одной из этих систем - представите-
лей соответствующих ОЭФ. Критерии, по которым про-
изводится подобная операция, примерно таковы: 1) собственность на средства производства (частная или об-
щественная); 2) форма общественной связи участников
производства (товарно-стоимостная или непосредственно
общественная); 3) характер производства (анархический
и циклически-кризисный или планомерный); 4) социаль-
ные отношения (отношениям антагонизма классов, на-
ционального угнетения, социального неравенства и не-
справедливости противостоят отношения <дружествен-
ных> классов и слоев, в перспективе стремящихся к со-
циальной однородности, дружбе народов и интернацио-
нализму, все более полно утверждающих социальное
равенство и справедливость); 5) государственно-правовые
(государству диктатуры буржуазии, маскирующемуся
лживой формой буржуазной демократии и права, проти-
востоит государство диктатуры пролетариата, а затем по
мере расширения его социальной базы <общенародное>
государство с перспективой перерастания его в безгосу-
дарственную форму общественного самоуправления тру-
дящихся); 6) идеологические (обществу, раздираемому
антагонизмом идеологий - буржуазной и пролетарской,
противостоит общество, имеющее единую коммунистиче-
скую идеологию и подлинно научное мировоззрение).
Но если раньше с демонстрацией этих критериев и
характеристик применительно к различным странам проб-
лем как бы не было, то сегодня можно отметить, во-пер-
вых, их почти полную неработоспособность применитель-
но к советскому обществу, которое мы привычно иденти-
фицируем с социализмом; во-вторых, существенную не-
корректность старых оценок, дававшихся развитым
западным странам.
При анализе формационного подхода необходимо из-
бежать априорного признания нашего общества социа-
лизмом (по крайней мере, в понятийном смысле), а за-
падных стран - типичным капитализмом. Попытаемся
освободиться от этого стереотипа.
Прежде всего попробуем выяснить, какой смысл вкла-
дывал в формационный подход сам Маркс. Эта попытка
приносит весьма неожиданный результат. Оказывается,
в классическом марксизме вовсе нет никакого учения
о пяти ОЭФ и Маркс вообще избегал ставить рядом тер-
мины <коммунизм> и <ОЭФ>, <первобытное общество>
и <ОЭФ>. Короче говоря, та теория ОЭФ, которую мы
привычно называем марксистской, на самом деле - плоя
многолетних упрощений и огрублений собственно марк-
систского подхода. По Марксу (что прослеживается от
самых ранних работ, через <Капитал> и подготовитель-
ные материалы к нему вплоть до произведений 70 .
80 -х гг.), в истории общества выделяются три формации:
первичная (архаическая), вторичная
(экономическая)итретичная (действительная история человечества).
Отсылая интересующихся к рукописям
1844, 1857-1859,
1861-1863 гг., наброскам ответа на письмо
В.Засулич,отметим здесь лишь в самом общем
виде логику истори-
ческого развития в контексте данной трехчленной перио-
дизации. Она раскрывается, в частности, в следующих
аспектах.
1. Переход от нерасчлененной целостности материаль-
ного и духовного производства (первичная формация)
к примату одностороннего материально-вещного произ-
водства (вторичная формация, вершиной которой явля-
ется индустриально-машинный капитализм), а затем
к новой целостности, к всестороннему материально-духов-
ному производству (третичная формация).
2. Смена форм экономических отношений и связей в
общественном производстве: натуральная форма сменя-
ется товарной, а последняя-непосредственно общест-
венной.
3. Перерастание преимущественно естественных про-
изводительных сил с половозрастным разделением
труда в общественные, основанные на общественном раз-
делении труда, а их, в свою очередь,- во всеобщие про-
изводительные силы, не знающие уже никакого разделения труда, кроме основанного на способностях членов
обшества.
4. Смена отношений и связей людей, основанных на
личной зависимости (от природы, от других людей), от-
ношениями вещной зависимости, а их - отношениями
свободных индивидуальностей.
Необходимый момент единства этих аспектов диа-
лектики общественного производства жизни достигается
С учетом того, что само это производство всегда есть
производство в трояком смысле (или подразделяется па
три рода): а) производство средств к жизни (предметно-
вещных материальных благ), б) производство обществен-
ных отношений и в) производство человека. Но на раз-
личных этапах истории эта общая фундаментальная
структура выступает по-разному, она оказывается как бы
<высвеченной> сквозь призму одного-доминирующе-
го - рода производств, который подчиняет себе два дру-
гих, формирует их по своему образу и подобию. В пер-
вичной формации - это производство самих людей, преж-
де всего в смысле их биологического существования. Во
вторичной - это производство предметно-вещных мате-
риальных благ. И, наконец, в третичной - это вновь .про-
изводство человека, но уже не в смысле просто естест-
венного воспроизводства жизни (это подразумевается
само собой), а в смысле раскрытия творчески-содержа-
тельных способностей каждого человека.
Что в такой логике марксового подхода представля-
ют собой капитализм и социализм? Капитализм-вер-
шина экономической (вторичной) формации и всей
предыстории человечества, общество, базирующееся па
индустриальном способе производства, с частной собст-
венностью и развитым общественным разделением труда,
с приматом производства предметно-вещных материаль-
ных благ, подчиняющим себе и производство человека, и
производство материальных отношений (. Что представ-
ляет собой социализм? Заметим, что Марксу и Энгельсу
претило изображение социализма и коммунизма в каче-
стве общественного идеала, ибо само понятие <идеал>
(вследствие укоренившегося за ним смысла) отвергалось
ими. Социализм и коммунизм - это <не состояние, кото-
рое должно быть установлено, не идеал, с которым долж-
на сообразоваться действительность>, а <действительное
движение, которое уничтожает теперешнее состояние> 2.
Социализм по Марксу - реальный процесс движения
от вторичной формации к третичной, от индустриального
общества, от примата рабочего времени и односторонне
материального производства к постиндустриальному,
к всестороннему материально-духовному производству,
к примату производства человека, к свободному времени
как мерилу богатства общества. Короче говоря, социа-
лизм есть переход от предыстории человечества к его
действительной истории. Поэтому он не освобождается
еще полностью от необходимости элементов и отношений
предысторического типа: принципа эквивалентного об-
мена, элементов неравенства, порождаемого различиями
трудового вклада каждого, государственно-правовых
регуляторов и т. п., которые имманентны социализму и
объективны в своем существовании.
А что собой представляет пятичленная периодизация
и общепринятый формационный подход? Это не что иное,
Именно потому лишь для вторичной формации в общем и целом,
и лишь для капитализма в полном смысле верно, что экономиче-
ские отношения составляют базис общества и детерминируют все
остальные общественные отношения в-качестве надстроечных.

как попытка распространить <мерку> вторичной форма-
ции (к тому же вульгаризованную) на иные отрезки
исторического процесса, понять все типы исторического
прогресса в рамках логики односторонне-экономического
типа.
Едва ли с этим можно согласиться. И думается, не
случайно сегодня формационный подход пересматрива-
ется. Могли ли мы, скажем, лет 5-7 назад, когда мир
был разделен на две социально-политические системы,
подумать, что к 1991 г. от лагеря социализма останутся
жалкие осколки (Куба и Северная Корея)? Могли ли
мы вообразить, что слово <социализм> будет сегодня в
сознании миллионов людей прочно ассоциироваться с го-
лодом, отсутствием жилья, нищетой, ложью, ГУЛАГом,
террором и тому подобными <достижениями> нашей и
вчерашних <братских> стран? Список подобных вопросов
можно продолжить. В нашем случае они говорят об од-
ном: формационный подход сегодня дискредитирует и
сам себя, и цель своего применения. В самом деле, кто-
либо из ортодоксально-социалистических побуждений
желающий и далее настаивать на концепции классового,
экономического и идеологического противоборства миро-
вого социализма и капитализма вынужден будет, если
не утратит окончательно объективности, каждый раз
признавать, что в этом противоборстве социализм потер-
пел крах, а капитализм одержал полную и безоговороч-
ную победу.
Истинная беда формационного подхода в том, что он
совершенно неадекватен реалиям современности, т. е. не
просто выступает вульгаризованньм вариантом марксиз-
ма, <наложенным> без необходимых опосредствующих
звеньев на живую ткань конкретно-исторической практи-
ки, а более того, представляет собой такую схему, кото-
рая является антиподом современной логики обществен-
ного процесса. В подтверждение этого тезиса можно
привести различные доказательства, сгруппировав их в
следующие основные направления.
1. Аргументы, опирающиеся на анализ развития
<реального социализма> и раскрывающие его сущность
как практически реализованной утопии казарменного
социализма. Практическая реализация этой утопии исхо-
дила из концепции единообразия модели развития (как
применительно к различным этапам развития в какой-
либо стране, так и в пространственно-географическом
плане, игнорируя местные экономические, цивилизацион-
но-культурные особенности), через навязывание единой
модели сталинского административного социализма вез-
де - от Монголии до бывшей ГДР. Идея многообразия
путей развития стран отвергалась даже в рамках соци-
алистического развития (здесь есть лишь одно исклю-
чение, которое, впрочем, не стоит переоценивать - Юго-
славия). Тем более не учитывалась мысль о необходимо-
сти так называемой инверсионной модели развития, со-
ставляющей характерную особенность стран (практически
всех стран, которые, как иногда говорят, сделали <социа-
листический выбор>), где капитализм не исчерпал своих
потенций, не прошел восходящую линию своего прогрес-
сивного движения. Инверсионная модель - это модель
довоссоздания необходимых и не выработанных ранее
технических и культурно-цивилизационных предпосылок
социализма в экономической, социально-политической и
духовной сферах. Ее необходимость, между прочим, очень
хорошо осознавалась основоположниками марксизма.
Они неоднократно отмечали, что всякая попытка пере-
прыгнуть через закономерные этапы общественной эво-
люции неизбежно обернется на практике не осчастлив-
ливаннем человечества социалистическим раем, а истори-
ческим регрессом, откатом общества назад во всех
областях общественной жизни, разрывом цивилизацион-
пой преемственности. Что мы с успехом продемонстриро-
вали собственным примером.
Инверсионное развитие предполагает, в частности,
опору на многообразие равноправных форм собственно-
сти, включая частную, наемный труд, развитие товарно-
денежных отношений и связей, рыночных регуляторов
общественного производства, плюрализм в политической
сфере, нарастание социальной дифференциации, переход
о г моноидеологии к плюрализму идеологий" и мировоз-
зрений, развитие общедемократических прав, свобод и
форм. Иначе говоря, в ходе инверсионного развития про-
исходит освоение тех общечеловеческих достижений, цен-
ностей, институтов и структур, которые вырабатываются
и становятся всеобщими именно в ходе капиталистиче-
ского развития.
Инверсионное развитие, его условия и перспективы -
это особая тема, относящаяся скорее к курсу теории со-
циализма, чем к политологии. Здесь же следует зафик-
сировать вывод: вести речь о том, что в XX в. была и есть
социально-экономическая система социализма в его по-
нятийном смысле-абсурд, если под этим смыслом не
понимать, разумеется, социалистическую казарму. Те
страны, которые называют себя социалистическими, не

поддаются характеристике в качестве первой фазы ком-
мунизма, не могут быть исследованы с помощью формационного подхода.
2. Второе направление аргументации несостоятельно-
сти этого подхода связано с обращением к исторической
практике развитых западных стран. Она показывает, что
сама по себе идея социализма не столь уж плоха, что
она входит сегодня в общецивилизационную подпочву
Запада, что переход от индустриального общества к пост-
индустриальному возможен и реализуется, что человек
может стоять в центре активной социальной политики
не только на бумаге партийных лозунгов и решений, но
и с самой жизни, что рабочее время как мерило общест-
венного богатства уступает сегодня место свободному
времени, что частная собственность, хотя к не исчезает
полностью, но уступает свою ведущую роль акционерной,
кооперативной и другим видам, что правовое государст-
во не блокирует, а, наоборот, обеспечивает развитие
демократии и общественного самоуправления и т. д. Ина-
че говоря, опыт развитых стран показывает, что процесс
социализации не только возможен, но и является реаль-
ностью, хотя и предстающей не в тех формах, которые
у нас привычно ассоциируются с социализмом. Потому-
то сегодня общество в странах Запада едва ли можно
характеризовать как пример капиталистической ОЭФ
(см. работы Г. Шахназарова, Н. Симония, С. Мдоянца
и др.). Это своеобразное общество переходного типа, ко-
торое, не распрощавшись полностью с капитализмом, не
является и классически буржуазным; которое в иных
формах, но приступило практически к реализации исто-
рического призвания социализма. Это, фигурально вы-
ражаясь, социализм в капиталистическом облике, что
совершенно не улавливается формационным подходом.
Тем более следует подчеркнуть данное обстоятельство в
контексте необходимости окончательного решения проб-
лем деидеологизации межгосударственных отношений.
Эта по сути глобальная проблема для нас, кстати, акту-
альнее, чем для Запада, ибо для нас вопрос об эконо-
мическом, гуманитарном, научно-техническом сотрудни-
честве - в буквальном смысле вопрос выживания.
3. Третье направление аргументации в пользу неадек-
ватности формационного подхода основывается на об-
В США, например, число владельцев акций в 1987 г. достигло
50,7 млн чел., что составляет 42,3 % взрослого населения страны.
В Великобритании в Франции каждый пятый взрослый-акционер.
ращении к практике развития основной части стран-
стран третьего мира, образовавшихся в большинстве сво-
ем в ходе крушения колониальных империй в XX в.
Прежде всего надо отметить, что сам факт выделения
наряду с капиталистическими и социалистическими систе-
мами особой группы стран (а их к тому же абсолютное
большинство) говорит не в пользу формационного под-
хода. Здесь фактически присутствует намек на то, что
они не могут быть охарактеризованы в рамках формаци-
онного подхода.
Попытка разрешить это внутреннее противоречие фор-
мационного подхода, оставаясь в то же время в его рам-
ках, связана с выделением двух ориентации развития
стран третьего мира: капиталистической и социалистиче-
ской. Однако эта попытка при детальном рассмотрении
выглядит весьма неубедительно. В частности, она совер-
шенно не вписывает ни в одну из этих ориентации идео-
кратические и теократические страны третьего мира.
Куда, например, отнести Иран с его одинаково ярко вы-
раженной антикапиталистической и антикоммунистиче-
ской агрессивностью? При детальном рассмотрении
оказывается, что вообще состав стран социалистической
ориентации постоянен в своем непостоянстве. Он колеб-
лется в зависимости от колебаний внешнеполитических
курсов правящих в этих странах режимов. Иначе гово-
ря, под термином <социалистическая ориентация>, как
правило, скрывались приверженцы геополитической стра-
тегии бывшего СССР (будь то хоть страна, которой
правит людоед или вождь типа Хусейна). В этом плане
термин <социалистическая ориентация> напрочь лишен
какого бы то ни было позитивно-научного смысла.
Наконец, уместно напомнить, что все государства
социалистической ориентации - нищие и агрессивные по
отношению к собственному народу и своим соседям. По
крайней мере, ни одна из них не подала примера благо-
даря своей ориентации на социализм (а точнее-на
бывщий СССР) выхода в число ведущих мировых стран,
в отличие от ориентированных, так сказать, по-капита-
листически. Здесь вообще надо заметить, что сама идея
некапиталистического развития, перепрыгивания через
закономерные стадии истории утопична и ведет к тако-
му же регрессу, который испытали на себе все страны
<реального социализма>. Что действительно возможно,
так это не некапиталистический путь, а путь ускоренного
прохождения капитализма при материально-технической,
финансовой, культурной помощи развитых стран мира.

И этот путь действительно выводит представителей вче-
рашней периферии общественного прогресса в мировые
лидеры. Примеры Турции, Японии, новых индустриаль-
ных стран - лучшее тому подтверждение.
Итак, общепринятый формационный подход демон-
стрирует свое полное несоответствие реалиям современ-
ного мира и не может быть использован в качестве осно-
вополагающего методологического инструмента в позна-
нии. Но наблюдается и большее: свою ограниченность
обнаруживает и классический марксистский подход, даже
будучи очищенным от наслоений, упрощений и вульга-
ризации. Дело в том, что всякая абстракция-продукт
определенных исторических условий, имеющий полную
значимость лишь в их пределах. Это, между прочим,
очень хорошо понимали сами классики марксизма. Ло-
гика классического марксизма, его всемирно-историче-
ской концепции - это логика, опирающаяся прежде все-
го на реалии индустриального западноевропейского капи-
тализма XX в. Естественно, Маркс не мог в деталях
проанализировать картину развития общества, опираю-
щегося на достижения НТР конца XX в. Да он и не ста-
вил такой задачи перед собой. Но именно эта задача
стоит перед нами. И в ее решении необходимо учитывать,
что мир второй половины XX в. развивается в иной плос-
кости по сравнению с той, которую анализировал Маркс.
Социальный прогресс современности отличен от своего
прототипа прошлого века не только тем, что раньше он
был более выпрямленным, а сейчас обнаруживает все
большую многоплановость, разнообразие форм, вариатив-
ность. Современный социальный прогресс в известном
смысле просто несопоставим с прогрессом индустриаль-
ного общества, ибо зачастую вообще отсутствует база
сравнения. Именно поэтому возникает потребность в со-
вершенно новой парадигме общественного развития, о чем
говорят и на Востоке, имея в виду постмарксистскую
парадигму, и на Западе. Думается, однако, что услож-
нение современного мира и социального прогресса в нем
столь значительно, что это даже не плоскость, а целая
сфера нового по отношению к индустриальному разви-
тию. И в этой сфере выделяется сразу множество пло-
скостей, а потому вычленять вектор прогресса приходит-
ся по каждой из них в отдельности. Иначе говоря, для
современного мира в принципе не имеет решения зада-
ча создания единой универсальной концепции историче-
ского прогресса по типу исторического материализма.
Речь, скорее, должна идти о привлечении разноплановых
подходов к анализу общественного развития, их взаимо-
дополняемости. В частности, сегодня обнаруживают все
большую значимость следующие взаимосвязанные, но
тем не менее автономные подходы: конкретно-экономи-
ческий, культурологический, политологический и др.С по-
мощью этих подходов фактически и формируется кар-
тина сложного, многообразного, противоречивого, но
взаимосвязанного и целостного современного мира.
Мир, в котором мы живем сегодня, коренным обра-
зом отличается от того, каким он был в начале или даже
середине нынешнего века. Появление и распространение
ядерного оружия породило проблему выживания, само-
сохранения человечества. Происходят глубочайшие со-
циальные сдвиги, о чем свидетельствуют, в частности,
события последнего времени в странах Восточной Евро-
пы, развал <социалистического содружества>, ликвида-
ция СЭВ и Организации Варшавского договора, распад
СССР. Научно-техническая революция превратила мно-
гие проблемы - экономические, продовольственные,
энергетические, экологические, информационные, демо-
графические, еще не так давно имевшие национальный
или региональный характер, в проблемы глобальные.
Характерной чертой современности становится растущая
многовариантность общественного развития разных
стран.
Все это позволяет говорить о том, что под влиянием
социальных сдвигов, новых экономических, политических,
научно-технических, экологических и иных факторов а
конце XX в. изменились условия дальнейшего развития
человечества. С одной стороны, значительно возросло
многообразие мирового сообщества, развились его про-
тиворечия. С другой - возросла взаимозависимость и
взаимосвязанность государств и народов, усилилась тен-
денция к единству и целостности человечества.
В связи с этим следует заметить, что история не сво-
дится лишь к истории борьбы одних социальных сил
против других. Она одновременно является и историей
борьбы за достойные человека условия существования,
за возможность беспрепятственного развития человече-
ских сил и способностей. Доминирующей тенденцией исто-
рии до сих пор было утверждение и прогресс одних клас-
сов, народов, государств за счет других. Это была исто-
рия войн, классовых и идеологических столкновений.
Учеными подсчитано что за четыре с лишним
лет известной нам истории~только около трехсот~были

абсолютно мирными- В остальное время в том или ином
[регионе Земли "кто-то с кем-то воевал. Большие и малые
битвы унесли более 3,5 млрд жизней, причем число по-
гибших в войнах от века к веку резко увеличивалось по
мере развития средств уничтожения людей и расширения
масштабов сражений. Наряду с войнами, имеющими
локальный характер, в жизнь человечества вошли войны
глобального характера. В нынешнем столетии мир пережил две мировые войны. В первой участвовало 38 госу-
дарств, было отмобилизовано 74 млн чел., убито 10 млн.
ранено и контужено 20 млн чел. Во второй было 72 госу-
дарства-участника, поставлено под ружье до 110 млн,
общие людские потери достигли 55 млн чел. Данные
о нарастающем развитии революций различного харак-
тера приводятся в четвертом вопросе этих лекций. Одна-
ко параллельно с процессом войн, вражды, разобщенно-
сти народов и стран шел, набирая силу, другой, столь же
объективно обусловленный процесс - процесс становле-
ния взаимосвязанного и целостного мира.
Но прежде чем обосновать нарастание тенденции
к целостности мира, нужно отметить, что это не снимает
проблемы его противоречивости, более того, подчерки-
вает необходимость выявления противоречий и разреше-
ния их в цивилизованной и гуманной форме. Причем
противоречия на мировой арене ныне приобретают иной
характер. На передний план выдвигаются противоречия
глобального характера, связанные с реализацией обще-
человеческих ценностей, прав человека в экономической,
социальной, политической, духовной сферах жизни.
Ныне человечество столкнулось с неординарным про-
тиворечием, которого марксисты ранее не предвидели.
С одной стороны, человеческое общество разделено на
различные классы и общественные системы, с другой -
нарастает целостность и взаимозависимость мира. Раньше
в соответствии с господствовавшим классовым подходом
мир представал перед нами лишь в двух красках - чер-
ной и белой, где все темные силы реакции и милитариз-
ма отождествлял капитализм, а все светлое и прогрес-
сивное - социализм. В соответствии с таким подходом
противостояние труда и капитала после Октябрьской
революции модифицировалось в противостояние двух со-
циальных систем, между которыми неизбежно противо
борство, поскольку отношения между ними антагонистич-
ны. Жизнь, однако, показала несостоятельность этой
схемы. Стало очевидным, что наши прежние представле-
ния о том, что стержнем мирового развития является
разделение мира на две общественные системы-капи-
талистическую и социалистическую, их противостояние
и борьба между ними не соответствуют реальностям на-
шего времени и должны быть отброшены. Вместе с том
в последние десятилетия проявилось все большее нара-
стание тенденции к единству, взаимозависимости и це-
лостности мира. К таким выводам приводят как анализ
глубоких изменений, происходящих внутри двух социаль-
ных систем, так и развитие событий на мировой арене.
Рассмотрим эти две группы факторов.
Первая группа факторов связана с глубокими изме-
нениями, происходящими внутри двух социальных систем.
Анализ этих изменений позволяет убедиться в некоррект-
ности тезиса об их противоположности.
Сегодня уже ясно, что <социалистический мир> не
разрешил фундаментальной проблемы истории - пре-
одоления отчуждения трудящихся от собственности, вла-
сти, культуры - и оказался в состоянии глубокого кри-
зиса. Рост социальных конфликтов, инфляции, хрониче-
ский дефицит многих необходимых товаров, снижение
жизненного уровня, напряженность, забастовки, рост
преступности - таковы наиболее характерные проявле-
ния возникшего кризиса. Стало очевидным, что необхо-
димо глубокое, радикальное реформирование обществен-
ной системы. Главное содержание этих преобразований -
утверждение в общественной жизни общечеловеческих
ценностей, которые, кстати, получили широкое развитие
в капиталистическом обществе. Речь идет о системе ры-
ночных отношений, о верховенстве закона, о системе раз-
деления властей, о политическом и идеологическом плю-
рализме и т. д. Скажем, демократия. Это ведь не продукт
развития какой-то одной формации, это огромнейшее
завоевание цивилизации, впитавшей в себя многовековой
опыт, это форма существования современного общества,
форма управления современным обществом. И то, что мы
сейчас переходим от тоталитаризма к демократии, озна-
чает, что наконец-то мы возвращаемся к достижениям
общечеловеческого прогресса, многие из которых мы в
свое время неразумно отбросили. Можно, таким образом,
констатировать, что наше общество, воспринимая обще-
человеческие ценности, многое заимствует из того, что
привнесено в цивилизацию капитализмом.

С другой стороны, как уже отмечалось, капиталисти-
ческий мир в последние десятилетия претерпел сущест-
венные изменения, началось перерастание классического
капитализма в посткапиталистическое общество, усиление
в нем элементов свободы, социальной справедливости,
цивилизованности. Под воздействием потребностей науч-
но-технического прогресса, взаимовлияния социальных
систем, давления прогрессивных общественных сил в
социально-экономических структурах западного общест-
ва происходят изменения качественного порядка, позво-
ляющие говорить о нарастании тенденции к социализа-
ции современного капитализма, о появлении <зародыше-
вых форм социалистических отношений в лоне современ-
ного западного общества> .
Можно согласиться с утверждением Г. Шахназарова
о том, что социализм или социалистический принцип
означает не что иное, как преобладание общего над част-
ным или акцент на равенство; капитализм или капита-
листический принцип - преобладание индивидуального
над общим, акцент на свободу. Опыт XX в. свидетель-
ствует, что наименее устойчивы системы, в которых тот
или иной принцип доводится до крайности. Обществу
нужно и то, и другое в разумной пропорции, которая не
может быть одинаковой для древнего мира, средневе-
ковья, нашей эпохи 2.
Все это позволяет сделать вывод, что в наше время
складываются благоприятные условия и усиливается по-
требность в сближении стран, принадлежащих к двум
общественным системам, в их взаимном обогащении
идеями и опытом друг друга. И лучший способ содейст-
вовать этому сближению в интересах всех народов - не
вытаскивать снова и снова проблему <социализм - ка-
питализм>, а сосредоточиться на конкретных задачах; как
гарантировать выживание цивилизации, как поднять жиз-
ненный уровень людей, обеспечить права человека, по-
высить меру социальной справедливости, защитить при-
роду, эффективнее организовать использование научно-
технического прогресса и т. д. Именно решение таких
задач означает продвижение по пути социального про-
гресса. Дальнейшее же существование двух обществен-
ных систем не должно рассматриваться как их антаго-
нистическое противостояние. Более того, выдвинутая в
60-е годы теория Гелбрейта о возможности конвергенции
двух систем в последнее время обретает второе дыханне.
В ее поддержку на страницах нашей печати неоднократ-
но выступал известный политический обозреватель А Бо-
вин. Он предлагает перейти от марксовой системы исто-
рических координат, в которой социализм идет на смену
своему антагонисту - капитализму, к системе принци-
пиально иной, в которой прежние представления о миро-
вом революционном процессе утрачивают смысл. Капи-
тализм и социализм переходят на параллельные рельсы.
Возникает своего рода пространство Лобачевского, в
котором, как известно, параллельные сходятся. Появля-
ется возможность нарастающего конструктивного взаи-
модействия двух систем, которое становится движущей
силой мирового развития. Модификация каждой из си-
стем может привести к постепенному сближению, синтезу
принципов 1789 и 1917 гг.
В этом варианте будущего социальные антагонизмы
<обречены> на постепенное затухание. На базе сближе-
ния двух типов обществ размываются классовые деления
и формируется единая цивилизация. По сути речь идет
о новой парадигме общественного развития, вызванной
к жизни анализом реальностей современного мира. Это
гипотеза, но гипотеза, заслуживающая внимания.
Рассмотрим вторую группу факторов, обеспечиваю-
щих единство и взаимозависимость современного мира.
связанную с тенденциями развития событий на мировой
арене, с теми новыми реальностями, которые вошли в
жизнь человечества в последние десятилетия.
Прежде всего нужно выяснить, что сегодня определя-
ют как кризис цивилизации. Остановимся на анализе
этого фактора. Одна из важных черт мирового развития
конца XX в.- возрастающее влияние на судьбы челове-;
чества глобальных проблем, затрагивающих жизнедея-
тельность всех людей Земли, охватывающих все ее ре-
гионы, создающих угрозу существованию человеческого
рода и всему живому на планете. К ним относятся: угро-
за ядерной войны, экологической катастрофы, энергети-
ческая, сырьевая, продовольственная и демографическая
проблемы, отсталость развивающихся стран, проблема
опасных болезней и др. Глобальные проблемы достигли
такой остроты, что они наносят значительный ущерб
многим странам, более того-всему человечеству. Даль-
нейшее их обострение чревато поистине катастрофиче-
скими последствиями.

С проблемами, ставшими сегодня глобальными, чело-
вечество в локальном или региональном масштабе столк-
нулось в своей ранней молодости и уже тогда искало
пути их решения. Если в условиях первобытного строя
относительная гармония между человеком и природой
сохранялась, то с переходом человечества от кочевого
скотоводства к оседлому земледелию, т. е. от потребляю-
щей экономики к производящей, природа превратилась
в предмет и орудие жизнедеятельности человека. Поко-
рение природы одновременно вело и к губительным для
человека последствиям. Выкорчевывая леса для получе-
ния пахотной земли, люди не предполагали, что тем са-
мым лишаются центров скопления и сохранения влаги
и как следствие - урожая. Период промышленной рево-
люции нового времени, а тем более эпоха современной
НТР, когда человечество вовлекло в свою деятельность
практически все ресурсы планеты, уже дали немало тра-
гических примеров. Так, например, погоня за непрерыв-
ным ростом орошаемых земель привела к засолению и
подтоплению миллионов гектаров земель в Средней Азии.
Изъятие для орошения полей стока Амударьи и Сырдарьи
привело к экологической катастрофе Аральского моря,
объем воды в котором уменьшился на 54 %, береговая
линия на юге и востоке отступила на 60-120 км. Дно
Арала на площади 7 млн га превратилось в песчано-со-
лончаковую пустыню. Ядовитое дыхание умирающего
моря отравляет посевы в Бухаре, Навои, Самарканде.
Изменился климат огромного региона, который уже не
защищен Аралом от холодных северных ветров.
Глобальные проблемы по своему происхождению и по
своей сути имеют двойственный, социоприродный харак-
тер. Они являются одновременно и естественно-природ-
ными и общественными, социальными. При этом соци-
альный элемент играет решающую роль. Во-первых, имен-
но социальные условия развития определяют серьезность
V глубину глобальных проблем; во-вторых, именно со-
циальные условия определяют содержание подходов
к решению глобальных проблем, к методам и результа-
там предпринимающихся в этом отношении попыток.
Сегодня совершенно очевидно, что ни одна глобальная
проблема не может быть решена усилиями одного госу-
дарства. Только конструктивное взаимодействие всех
стран может привести к желаемому результату.
Обострение глобальных проблем привело к кризису
цивилизации, который означает вступление мирового со-
общества в такую полосу своего развития, когда нако-
пившиеся в нем противоречия, проблемы и конфликты
угрожают гибелью человечества или, по меньшей мере,
серьезными потрясениями, чреватыми деградацией важ-
нейших условий его существования. Кризис цивилизации
не исчерпывается обострением глобальных проблем, хотя
такое обострение и составляет его основное содержание.
Он включает в себя также и кризис городов, рост нар-
комании, преступности и терроризма, деградацию куль-
туры и морали, маргинализацию значительных масс лю-
дей и др. К сожалению, человечество пока не нашло на-
дежных средств предотвращения глобальных катастроф
(военного, экономического характера), и угроза этих
катастроф сохраняется.
Когда мы говорим о кризисе цивилизации, то речь идет
о кризисе определенной, индустриальной цивилизации.
Кризис цивилизации не может быть отождествлен с кри-
зисом капитализма или даже осмыслен в качестве его
прямого следствия. Это результат функционирования
всего человеческого сообщества - капиталистических,
социалистических и развивающихся стран, хотя их вклад
в возникновение и развитие кризиса неодинаков. Немалая
доля в его углублении ложится и на бывший Советский
Союз, особенно в области гонки вооружений и возраста-
ния экологической опасности. Таким образом, кризис
цивилизации это кризис промышленного способа про-
изводства общественной жизни, который пришел в противоречие с интересами развития общества и затронул
все сферы обществетной жизни а тем самым и самого
человека как субъекта-истории.
Необходимо искать пути выхода из кризиса цивили-
зации, ибо человечество не может длительное время пре-
бывать в таком состоянии, которое подрывает сами устои
его существования. Каков же выход из кризиса? Оче-
видно, его нужно искать не в попятных движениях, по-
скольку в истории нет обратного хода, а в продвижении
вперед к постиндустриальному обществу. Вспомним, что
в истории человечества существовали три способа про-
изводства общественной жизни - собирательский, земле-
дельческий и промышленный. Ныне человечество начи-
нает переходить к новому научно-технологическому спо-
собу производства общественной жизни, когда созидание -
богатства во все меньшей мере зависит от рабочего вре-
мени и количества затраченного труда и во все большей -
от мощи тех агентов производства, которые приводятся
в движение в течение рабочего времени и огромная эф-
фективность которых определяется не непосредственным

рабочим временем, необходимым для их производства,
а общим уровнем науки, ее применением в производстве,
прогрессом техники. Очевидно, и нашей стране в буду-
щем предстоит перейти к постиндустриальному разви-
тию, поскольку иначе, вследствие взаимозависимости
мира, немыслимо выйти из кризиса цивилизации.
Весьма важным для выхода из кризиса цивилизации
является выбор способа разрешения социальных проти-
воречий - антагонистического или неантагонистического,
революционного или эволюционного, монолога или диа-
лога, способа, ведущего к объединению человечества в
борьбе с растущими угрозами его существованию или же
к его разобщению. Кризис цивилизации стимулирует
переход мирового развития, и в частности взаимоотно-
шений двух общественных систем, на принципы сотруд-
ничества, соразвития, способствует формированию и
укреплению мирового сообщества как глобального субъ-
екта современной эпохи, борющегося против опасностей,
угрожающих существованию человечества. Лишь на этом
пути возможен выход из этого кризиса.
Помимо отмеченных факторов, определяющих нара-
стание взаимозависимости и целостности мира, важно
принять во внимание и тенденцию к интернационализа-
ции производительных сил. Эта тенденция проявилась
еще в прошлом веке. В условиях же современной НТР
она достигла качественно нового уровня. При всей
социально-классовой и национально-государственной раз-
деленности мира у него появилась и некая общецивили-
зационная база. Материальные условия современной
цивилизации в нарастающей мере являются по своему
характеру всемирными, глобальными - в смысле исполь-
зования новейших достижений в организации производ-
ства, науки и техники. Общими для всех стран оказались
и ограничители экономического развития: сырье, энер-
гия, экология и др. Актуальными как для капиталисти-
ческих, так и для социалистических стран стали смена
моделей развития производства (переход от энерго- и
сырьеемкой модели производства к наукоемкой, энерго-,
сырье- и трудосберегающей), переход к новому органи-
зационно-технологическому способу производства, осно-
ванному на достижениях современной НТР.
С особой силой взаимосвязанность и взаимозависи-
мость мира проявляются в экономической области. Про-
изводительные силы все шире выходят за национальные
границы отдельных стран, что влечет за собой все боль-
шую открытость экономики и тесное сцепление народ-
ного хозяйства различных стран. Процесс региональной
экономической интеграции, получивший мощное разви-
тие в Западной Европе, ныне активизировался также в
Северной Америке и Восточной Азии. В мире явно доми-
нирует тенденция к интернационализации хозяйственных
связей, к углублению взаимозависимости. Важнейшим
фактором упрочения экономического единства мира ста-
ло повышение роли внешних источников экономического
развития. Если в 1900 г. отношение объема мировой тор-
говли к мировому валовому внутреннему продукту со-
ставляло 12 %, то в 1985 г. этот показатель был равен
26 %, т. е. увеличился более чем в два раза .
В результате расширяющегося взаимодействия нацио-
нальных и региональных культур возникла качественно
новая ситуация, когда все очевиднее складывается еди-
ная мировая культура как общий фонд цивилизации. Все
это способствует тому, что человечество в большей сте-
пени осознает себя мировым сообществом.
Через общие для всего человечества проблемы и гло-
бальные опасности, экономические и культурные связи
любое общество, к какой бы социально-политической
системе оно ни принадлежало, вводится в единую, хотя
и противоречивую, сферу международных отношений, и
поэтому у каждого народа появляются дополнительные
возможности и стимулы развития, которых не было в
<разделенном> мире.
| 3|В общественном развитии в прошлом и теперь вели-
ко значение интереса. Еще Гельвеций заметил большую
роль интереса в обществе. Он довольно образно отметил,
что если физический мир подчинен закону движения, то
мир духовный не менее подчинен закону интереса. На
Земле интерес есть всесильный волшебник, изменяющий
в глазах всех существ вид всякого предмета. Интерес
лежит в основе действий человека, классов, наций, дру-
гих социальных общностей. Без интереса нет экономи-
ческого и социального прогресса общества.
В современных условиях исключительную актуаль-
ность и остроту приобретает проблема соотношения об-
щечеловеческого и классового интересов. Это обуслов-
лено, с одной стороны, проблемами внутреннего развития
нашего общества, с другой - глубокими изменениями,
происшедшими за последние десятилетия в международ-
ной ситуации.

Проблема общечеловеческого и классового - одна из
центральных во всей истории общественно-политической
мысли. Анализ этой проблемы, как и иных политически
острых теоретических проблем, требует конкретно-исто-
рического подхода. Объем и содержание понятий обще-
человеческого и классового, взгляды на их соотношение
не были одинаковыми в различные периоды истории.
И общечеловеческое, и классовое - это в конечном сче-
те продукт естественно-исторического процесса. Диалек-
тика их взаимоотношений является отражением реаль-
ных сдвигов в обществе экономического, социально-поли-
тического и научно-культурного характера. Здесь сказы-
валось и сказывается воздействие самых разнородных
исторических явлений, происходивших на протяжении
веков,- от великих географических открытий до появле-
ния термоядерного оружия.
Еще несколько веков тому назад различные локаль-
ные цивилизации или национальные общности существо-
вали без значительного воздействия друг на друга, под-
час и не ведая о существовании иных племен, народов,
государств, континентов. На том этапе об общечеловече-
ском в собственном смысле слова, разумеется, еще не
приходилось говорить. Лишь постепенно расширялись
рамки ойкумены, составляющие ее части становились объ-
ектами сравнения, изучения, сопоставления, осмыслива-
лись судьбы, взаимосвязи, общие интересы человеческих
обществ.
Устранение региональной и национальной замкнуто-
сти, интернационализация экономической, политической
и духовной жизни человечества, увеличение связей, вза-
имного влияния различных стран, невозможность изоли-
рованного цивилизованного существования народов -
все эти процессы постепенно становятся характерными
особенностями человеческого бытия на Земле. Плоды
материального производства и духовной деятельности
отдельных наций превращаются в общее достояние.
В этих условиях растет понимание общечеловеческих
интересов, интересов человека, личности. Домарксист-
ские социологи при исследовании истории в своем подав-
ляющем большинстве не замечали классового, и все
обычно сводилось к этим интересам. Что же касается
классового, то эта проблема была обоснована в начале
XIX в. французскими историками времен Реставрации
Тьерри, Минье, Гизо и др.
Отношение марксизма к проблеме соотношения обще-
человеческого и классового не оставалось неизменным.
В ранний период своего творчества Маркс и Энгельс
придавали приоритетное значение идеям общечеловече-
ского гуманизма. Они допускали возможность разреше-
ния противоречий между буржуазией и пролетариатом
на почве общечеловеческих интересов и освобождения от
односторонности, кретинизма, духовной и интеллекту-
альной нищеты в равной мере как буржуазии, так и ра-
бочего класса.
Однако в дальнейшем в марксизме возобладал клас-
совый интерес, получил развитие классовый подход при
анализе общественного развития. С завершением форми-
рования марксизма как целостной системы философских
и общественно-политических взглядов классовый подход
стал необходимым условием анализа исторических собы-
тий, выявления движущих сил социальной революции,
оценки перспектив общественно-политического развития.
Отражая такой подход в марксизме, В. И. Ленин писал:
<Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертва-
ми обмана и самообмана в политике, пока они не научат-
ся за любыми нравственными, религиозными, политиче-
скими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями
разыскивать интересы, тех или иных классов>. Причем
интересы рабочего класса понимались марксизмом не
как специфические, узкоклассовые интересы, а как вклю-
чающие в свое содержание также общедемократические,
общечеловеческие ценности.
Такое понимание классовых интересов рабочего клас-
са в период сталинизма подверглось существенным из-
вращениям. Эти интересы были лишены какого-либо
общечеловеческого содержания, классовое стало противо-
поставляться общечеловеческому. Апологетика классово-
сти достигла такой степени, которая исключала общече-
ловеческое и вообще внеклассовое как нечто космополи-
тическое, буржуазное по своей сути и потому враждебное
социализму и марксизму. Именно в этом значении клас-
совость и была использована административной системой
для своего утверждения, став основным идеологиче-
ским механизмом формирования властных отношений
казарменного социализма. С одной стороны, классовость
исключала все виды разномыслия, а с другой - являлась
средством конструирования единого, общего для всех
сознания.
Понятая так классовость нанесла огромный урон об-
щественному развитию страны, по сути, выключила ее из

мирового цивилизованного процесса и обрекла на все-
стороннее отставание. Вспомним хотя бы роль <классо-
вого подхода> в <развенчании> генетики и кибернетики.
Именно классовость послужила отправным пунктом воз-
ведения <железного занавеса>, <берлинской стены> и про-
чих символов идеологической конфронтации, подрывая
и обессмысливая идею мирного сосуществования н кон-
вергенции на базе общечеловеческих интересов.
Трактовка классового подхода, основанная на игно-
рировании или даже прямом отрицании общечеловече-
ских ценностей, была одной из мифологем, используемых
авторитарно-бюрократической системой для воспроизвод-
ства тех социальных отношений, стержнем которых она
выступала. Попытки критического анализа любых пар-
тийных и правительственных решений расценивались
в рамках этого подхода как отступление от классовых
позиций, а следовательно, как враждебное действие,
объективно усиливающее позиции классового против-
ника.
Административно-командная система активно исполь-
зовала символику классового подхода для обеспечения
своей стабильности. Как только возникала опасность из-
менения этой системы, сразу же включался механизм
идеологической защиты: заявлялось об обострении клас-
совой борьбы, после чего любая критика системы расце-
нивалась как нападки на социализм, что влекло за собой
соответствующие репрессивные меры. Так было во вре-
мя массовых репрессий 30-х гг., когда был выдвинут
сталинский тезис об обострении классовой борьбы по
мере нарастания успехов социалистического строитель-
ства.
С меньшим размахом репрессий, но под тем же лозун-
гом обострения идеологической борьбы, рассматриваемой
как проявление классовой борьбы, подавлялись требо-
вания демократизации и гласности в конце 60-х-нача-
ле 70-х гг. И вновь испытанным средством было проти-
вопоставление классового - общечеловеческому, классо-
вого подхода-<абстрактному гуманизму>. И, наконец,
уже в наши дни в идейной борьбе классовые принципы
стали знаменем консервативных сил, привилегирован-
ного слоя административно-командной системы, не же-
лающего сдавать свои позиция.
Как видим, классовый подход в конкретной истории
дарственного социализма менее всего являлся формой
выражения и защиты интересов трудящихся клас-
выражал интересы управляющей государством
номенклатуры, административно-командной системы. Не-
удивительно, что демонтаж этой системы сопровождает-
ся пересмотром вульгарно истолкованного классового
подхода и выдвижением идеи приоритета общечеловече-
ских ценностей. Выдвижение проблемы общечеловече-
ского определяется необходимостью преодоления отчуж-
дения человека от власти, от результатов его труда, куль-
туры, превращения его из <винтика> государственной
машины в полноправного гражданина, признания за каж-
дым индивидом человеческого достоинства и права на
свободное развитие, ибо общечеловеческое - это каждый
человек, это его неотъемлемое, святое право на свободу
и достоинство.
Отчётливо обозначился и внешнеполитический аспект
идеи приоритета общечеловеческих ценностей. В сфере
международных отношений конфронтационность, поро-
жденная классовым идеологическим подходом, привела
к <холодной> войне, к Карибскому кризису 1962 г., по-
дставившему мир на грань ядерной катастрофы, к неви-
данной гонке вооружений, к втягиванию США в войну
во Вьетнаме и СССР в войну в Афганистане.
В последние десятилетия человечество столкнулось
с небывалой ранее ситуацией. Современная НТР откры-
ла невиданные возможности для прогресса человечества,
но вместе с тем она создала серьезнейшую опасность для
существования человеческой цивилизации, привела к со-
зданию принципиально нового оружия, способного унич-
тожить все живое на Земле. Речь идет прежде всего
о ракетной технике, об атомном и термоядерном, хими-
ческом, бактериологическом оружии, а теперь, в канун
XXI в., уже и об оружии космическом - об оружии
<звездных войн>. В мире уже накоплены чудовищные
средства массового уничтожения, достаточные для
многократного истребления всего живого на нашей пла-
нете.
В этой новой ситуации сама история, реальности
ядерного века поставили перед теорией и практикой за-
дачу фундаментального порядка: как сохранить мир,
предотвратить ядерную войну, как, не закрывая глаза
на социальные, политические и идеологические противо-
речия, овладеть наукой и искусством вести себя на меж-
дународной арене сдержанно и осмотрительно, жить
цивилизованно, т. е. в условиях корректного междуна-
родного общения и сотрудничества.
Проблема выживания человечества диктует необхо-
димость подняться над классовыми интересами, над

государственным и национальным эгоизмом, перешагнуть
через то, что людей разъединяет, к тому, что их объеди-
няет. Решение общечеловеческой проблемы выживания
цивилизации стало в наши дни всеобщим и непременным
условием разрешения классовых, национальных и идео-
логических противоречий.
Вывод о примате в наше время общечеловеческих
интересов над национальными, классовыми и иными не
только отражает нарастание небывалых опасностей для
самого существования человеческого рода - угрозы ядер-
ной войны, экологической катастрофы. В основе такого
вывода лежат также объективные перемены: интерна-
ционализация хозяйственной жизни (мировое хозяйство
становится все более единым); изменение сущности ка-
питализма (социализация капитала, ограничение сти-
хийных начал, демократизация и пр.); глобальный харак-
тер многих региональных проблем в условиях НТР; упро-
щение международного общения; формирование нового
субъекта прогресса, поскольку дальнейший мировой про-
гресс возможен теперь лишь через поиск общечелове-
ческого консенсуса в движении к новому мировому
порядку.
Таким образом, выявились две взаимосвязанные
группы причин, стимулирующих новую постановку идеи
о приоритете общечеловеческих ценностей над классо-
выми. Первая из них непосредственно относится к сфере
глубоких преобразований в нашей стране, вторая -
к проблемам мирового цивилизационного развития. За-
мена классового приоритета общечеловеческим совпада-
ет с заменой одномерного видения мира многомерным,
одноцветного единства - единством в многообразии, мо-
низма - плюрализмом.
Сложен и противоречив путь осознания приоритета
общечеловеческих ценностей народами и странами в раз-
личных регионах земного шара. Для народов разбитых
стран приоритет общечеловеческого ассоциируется с при-
знанием мирного сосуществования государств с различ-
ным социальным строем как абсолютного принципа меж-
государственных отношений и решения глобальных проб-
лем. Для большинства населения развивающихся стран
общечеловеческое-это прежде всего доступный для
всех минимальный уровень жизни: обеспечение питани-
ем, одеждой, жилищем, всеобщая грамотность, защита
от болезней, стихийных бедствий. Борьба же за всеобщий
мир, за ядерное разоружение, за экологически чистую
среду хотя и является важной задачей, однако не стоит
для них столь остро, как для развитых стран.
Если в основе социального прогресса лежит приори-
тет общечеловеческих ценностей, то формула развития
за счет других> изживает себя. Подлинный прогресс
невозможен ни за счет ущемления прав и свобод чело-
века и народов, ни за счет природы. Чтобы сохранить
цивилизацию, надо развивать сотрудничество как <со-
творчество> и <соразвитие>. Все это становится возмож-
ным, ибо в мире создаются условия и социальные силы,
способные направить человечество на мирный путь раз-
вития и обеспечить неуклонную поступательность про-
гресса в мировом масштабе.
Итак, в общественном сознании и у нас, и повсюду
в мире складывается шкала приоритетов, в которой борь-
ба за выживание стоит выше борьбы за классовые, на-
циональные и всякие иные интересы. Но пока еще не
полностью осознается, что эти ценностные установки не
могут следовать одна за другой в порядке <очередности>
(сначала выживем, а потом возьмемся за сведение клас-
совых счетов и обеспечение национальных интересов)>
Нельзя сказать: ради мира следует отречься от социаль-
ного прогресса и права наций на свободу выбора. Не
только потому, что угнетенные социальные слои и обез-
доленные нации никогда не откажутся от борьбы за
свои интересы, но и потому, что мир, основанный на не-
справедливых принципах, не может быть устойчивым и
долговечным. Значит, проблемы социального прогресса
и национального развития могут рассматриваться толь-
ко как органические составные части проблемы выжи-
вания.
Верховенство общечеловеческих ценностей над всеми
остальными не означает какого бы то ни было приниже-
ния классовых или национальных ценностей, являющих-
ся значимой реальностью духовной жизни современного
общества, не является и противопоставлением интересов
того или иного класса, нации, народа всеобщему инте-
ресу. Напротив, этот тезис означает, что каждая общест-
венная группа может тогда полнее реализовать свои
устремления, когда будет соотносить их с благом всего
человечества, учитывать ядерно-космические реальности
современного мира и действовать так, чтобы не возник-
ла угроза ядерной или экологической катастрофы. Так,
например, сегодня, когда в силу разных обстоятельств
произошел распад Советского Союза, обладавшего огром-
ным количеством ядерного оружия, нельзя не учитывать,

таковы могут быть последствия такого шага для наро-
дов бывшего СССР, для Европы, для всего челове-
чества.
Диалектика общечеловеческого и классового, таким
образом, предстает не как их противостояние, а как их
взаимосвязь, взаимопроникновение, в котором наблюда-
ется возрастание значения общечеловеческих целей и
задач, понимание их приоритетного характера, понима-
ние того, что без их позитивного решения невозможно
само бытие человека, а стало быть, невозможно и дости-
жение классовых интересов. С другой стороны, и сам
классовый интерес включает в себя общечеловеческое
содержание. И чем более зрелым и прогрессивным явля-
ется класс, тем в большей степени ориентируется он в сво-
ей деятельности на общечеловеческие ценности. В со-
временных условиях происходит незаметный, но безоста-
новочный процесс переплетения и взаимопроникновения
частных, классовых и общечеловеческих интересов. Про-
исходит формирование нового гуманистического мышле-
ния и действия.
|41 Всю человеческую историю людей подталкивало
к действиям нетерпение. Им казалось, что если захва-
тить у соседа жизненное пространство (географическое
или экономическое), то жизнь победителей сразу станет
Комфортнее, легче, богаче. И такие попытки бесчислен-
ны. Только в документальной памяти человечества хра-
нятся свидетельства о более чем 15 тыс. больших и ма-
лых войн. Нетерпеливым и нетерпимым людям, целым
классам, слоям, группам казалось, что стоит свергнуть
<плохого>, неугодного монарха, диктатора или президен-
та, как общество тут же сделает шаг к социальному бла-
гополучию и справедливости. И как следствие - многие
и многие тысячи переворотов, мятежей, восстаний, пут-
чей. Боливия, к примеру, получила независимость в на-
чале XIX в., а за это время число подобных политических
радикальных потрясений (там их называют революция-
ми) приблизилось к 200.
Но справедливо и то, что человечество постепенно
отсеивает как неэффективные подобные импульсные
действия. В памяти человеческого сообщества путь
к стабильным, долговременным и глубоким преобразова-
ниям связывается с социальной революцией, эволюци-
ей и реформой, которые не просто указывают на магист-
ральные направления в будущем, но и придают этому
движению необходимую энергию.
Под эволюцией понимается прежде всего
развитие тех или иных систем; пол революцией-ко-
ренной поворот, принципиальный скачкообразный пере-
ход от одного качественного состояния к другому, соци-
альный и политический переворот; под реформой - час-
тичное преобразование и переустройство системного
облика, постепенное и медленное изменение государ-
ственных и общественных форм и учреждений.
Наиболее глубоко в сознании человечества отраже-
ны имевшие место социальные революции. В любой
.стране мира люди разных поколений и общественных
групп знают такие емкие рывки истории, как восстания
рабов ь Римской империи, крестьянские войны в период
средневековья, буржуазные революции XVI 8. (Нидер-
ланды), XVII в. (Англия), XVIII в. (Франция), три ре-
волюции в России (XX в.). Да и XX в.-самый револю-
ционный в мировой истории - дал тому основания: в нем
уже произошло более 60 социальных революций и круп-
ных политических выступлений2. В историческом созна-
нии нашего общества проблема неизбежности револю-
ционного переустройства жизни пустила, пожалуй, са-
мые глубокие корни, поскольку многие поколения вос-
питаны на марксистско-ленинской традиции, которая и
в теории, и в практике явно предпочитала революцию
другим формам общественного преобразования. Соци-
альная (и прежде всего социалистическая) революция
трактовалась не иначе, как общая, фундаментальная за-
кономерность общественного развития.
В пользу исторической весомости и незаменимости
революции свидетельствует простое, к тому же не стро-
го научное, неполитическое ее толкование. Оказывается,
это понятие семантически заимствовано из астрономии
(лат.- геуо1иПо) и означает запуск на орбиту. Но ведь
его (толкование) можно трактовать и более общо: запуск
на орбиту - это прежде всего решительный прорыв, за-
вершение многопланового действия. В то же время ре-
формистски-эволюционные формы такого цельного про-
рыва к завершению преобразований дать якобы не могут>
за что и третировались долгие годы сторонниками дог<
магического марксизма.

Но романтический революционный пафос разрушения
старого мироустройства (<весь мир насилья мы разрушим
до основанья>) чреват перманентным насилием. Раз на
каком-то витке истории насилие целесообразно устранять
насилием, то кто же и как сможет остановить следующий
виток насилия, если это покажется целесообразным бу-
дущим революционерам? <Нет у революции начала, нет
у революции конца> - это слова из бодрой песни, кото-
рую знают миллионы.
Соблазн немедленного достижения успехов, нетерпе-
ливое стремление преобразовать мир радикально побу-
ждали революционные горячие головы к тому, чтобы без
особых душевных сомнений, без устали отряхивая прах
старого со своих ног, каждый раз начинать писать исто-
рию с белого листа.
Однако реальная жизнь привела весомые аргументы
и в пользу иных путей развития. Социальная эволюция -
пример, который дают индустриальные страны Запада,-
знаменательна уже тем, что позволила обеспечить пре-
емственность общественного развития, сохранить и при-
умножить цивилизационный потенциал человечества.
Эволюционный процесс органично включил в себя такие
гибкие, хорошо управляемые и корректируемые способы
общественных преобразований, как реформы, сразу сни-
зив на много порядков цену преобразований по сравне-
нию с разрушительными революциями.
Уже давно сложились устойчивые представления
(а как оказалось-примитивные предубеждения), что
эволюция неизлечимо больна, и главный ее недуг - мед-
лительность преобразований, преимущественно количе-
ственные изменения, глубокий разрыв во времени между
целями ее общественных групп и результатами. Но эво-
люция развитых демократических стран на этапе пере-
хода от индустриальной цивилизации к постиндустриаль-
ной (60-90-е гг. XX в.) показала, что и при жизни од-
ного поколения можно достичь крупных качественных
(а не только количественных) сдвигов во всех сферах
общества: от производительных сил и технологии до
уровня жизни людей. -
Все это трудно было предсказать не только в начале
XX в., но и даже 40-50 лет назад. Сейчас уже очевидно,
что эволюция способна <ускоряться>, причем <платит>
за каждый шаг социального прогресса несопоставимо
меньше, чем это приходилось делать при разрушительных
радикальных рывках. Теперь уже и стойкие сторонни-
ки революционных методов внимательно присматрива-
ются к преимуществам эволюционно-реформистского пу-
ти и в ряде случаев берут его на вооружение.
Пока данные понятия (революция, эволюция, рефор-
мы), характеризуемые ими динамические состояния рас-
сматриваются как бы в чистом виде; они функционально
четко обособлены и в статике не <мешают> друг другу.
Но когда они рядоположены или конкретно жизненно
взаимодействуют (а так всегда и бывает), тогда возни-
кает противоречивость, неоднозначность в оценке их
<социально-конфликтностного> преобразовательного по-
тенциала и в конечном счете их исторического предна-
значения.
Естественно, имеется много вариантов соотношений
между ними. Ниже приведем лишь некоторые из них.
Студентам предлагается самостоятельно поразмышлять
над этими и другими возможными вариантами.
1). Вариант, который можно назвать традиционно
диалектическим: всякий эволюционный процесс, накап-
ливающий количественные изменения, завершается скач-
ком в новое качество (революция). К примеру, посте-
пенное вызревание в недрах старого общественного строя
элементов нового. Критическая масса последних и про-
изводит социальную революцию.
2). Вариант соотношения эволюции и революции, ко-
торый можно условно назвать историко-ситуационным.
Он может быть логичен и целесообразен в обществе, ко-
торое развивается естественно и плавно по эволюцион-
ному пути. Неожиданно - в силу обстоятельств внешних
(война, экологические бедствия и т. д.) и внутренних
(назревшая необходимость быстрого решения нестандарт-
ных общественных задач) -оно входит в кризисную по-
лосу, не находя типично эволюционных методов развяз-
ки накопившихся проблем. У широких масс упрочива-
ются убеждения, что возникшие субъективные и объек-
тивные преграды можно преодолеть лишь радикально,
путем революции. В то же время предшествующей путь
закрепил в сознании народа привлекательность эволю-
ции, обеспечивающей естественные последствия и мир-
ное изменение общества. <Революции как хирургические
операции иногда неизбежны, но без них лучше> . При-
мерно так звучит лейтмотив общественного мнения.
И поэтому в цивилизованных обществах революция не
устраняет (не заменяет) эволюцию, а приходит последней
на помощь, радикально, силовыми приемами устраняя

трудности и тем самым вновь расчищая дорогу последую-
щей эволюции.
3). Эволюционный процесс как таковой, идущий в
своем ключе непрерывно. Серьезные аргументы в поль-
зу всеобщности эволюционного характера развития дали
основные открытия в естественных науках. Как следствие
того, что в период НТР на несколько порядков увеличил-
ся объем знаний человечества об окружающем мире,
существенно изменились представления о законах раз-
вития природы и общества. В идейно-теоретический
арсенал коммунистических партий раз и навсегда вошел
гегелевский закон единства и борьбы противоположно-
стей, согласно которому главный механизм развития при-
роды и общества (а это уже истмат) заключается в борь-
бе <полюсов> вплоть до уничтожения одного другим. Но
как раз эта трактовка вызвала серьезные сомнения. Воз-
никла концепция дополнительности Н. Бора, современ-
ная эволюционная теория, на базе которой был сфор-
мулирован принцип комплиментарности. Согласно это-
му принципу развитие в обществе происходит не посред-
ством <снятия> , а путем сочетания про-
тивоположностей, компромиссов, рождающих новые реа-
лии, совмещающие черты прежних противоположностей.
История человечества еще хранит в своей памяти опыт
<снятия> революций в двух мировых войнах и ту борьбу
противоположностей, которая сопровождала их после.
Идея беспощадной классовой борьбы воспринимается
теперь цивилизованным человечеством так же негативно,
как и теория национальной и расовой исключительности.
Зато популярными становятся образы социализма с чело-
веческим лицом (в нем велика доза общегуманных и
христианских идеалов), а также капитализма с челове-
ческим лицом (где нет места <звериному оскалу>, но от-
четливо проступают черты либерального индивидуа-
лизма) 1.
Пожалуй, самой масштабной в рамках современной
цивилизации оказалась эволюция капитализма. Причем
многое в ней произошло согласно принципам историче-
ского материализма. Как и предвидел Маркс, капитализм
оказался мягок и податлив подобно кристаллу; подтвер-
дилась справедливость и теоретического вывода, что лю-
бая формация не умрет, прежде чем не израсходует потенциал своего развития. По Марксу, капитализм (изучен-
ный им досконально) неизбежно должен упереться в
свой исторический <потолок>, и тогда посредством клас-
сического отрицания отрицания возникнет новое общест-
венное качество. Так оно и произошло, но не посредством
мировой революции, а посредством мировой эволюции.
Ученые, специально изучающие совокупные общест-
венные процессы в развитых странах Америки и Европы,
приходят к выводу, что капиталистические отношения,
детально описанные в конце XIX - начале XX в., раз-
вившиеся до высокой формационной зрелости в пер-
вой трети века, сегодня утратили свою монолитность и
однородность. Уже не первый десяток лет в США в рам-
ках эволюционного процесса формируются обществен-
ные отношения принципиально нового типа.
4). Свои преимущества имеет вариант сопоставления
рассматриваемых форм социально-политического процес-
са с точки зрения возможности управления ими. Управ-
ляемость обеспечивается многими факторами и, в част-
ности, достигается постановкой конкретной цели, огра-
ниченной по своему социально-политическому объему.
Опыт истории дает основания считать, что самые успеш-
ные революции - это те, в которых люди пытаются раз-
решить лишь ясно определенные проблемы и изменить
в одночасье, одним ударом, как можно меньше. Но тогда
возникают вопросы: а что это такое, какой же это спо-
соб преобразований, где изменяется как можно меньше,
где планируется конечный результат и где не стихийно,
но сознательно цель совпадает с результатом? Таковым
преобразованием является, на наш взгляд, реформа..
И тогда революция может трактоваться или как сово-
купность реформ, или же вообще диалектически отрица-
ется комплексной реформой. Американские социологи
уже давно разрабатывают теорию малых кризисов. Суть
теории заключается в том, что революции одновременно
являются продуктом малых кризисов в различных сферах
и сами провоцируют таковые кризисы. Эти кризисы мно-
гочисленны, внешне повторяются, но каждый раз на
новой основе. Для остова системы они не опасны, но
постоянно указывают на устаревшие процессы, старые
методы и формы, неэффективную деятельность, т. е. вы-
ступают как полезные разрушители. Система же какбы
абсорбирует творческую энергию жизни разнородных
<маленьких революций> и получает стимул к развитию !.

Теоретики и практики революции, наблюдая революци-
онный опыт новейшей истории и участвуя в революциях,
пришли к общесоциологическому выводу, что революции
как общественное явление вообще не подвластны управ-
лению . При этом, в частности они исходили из советов
Энгельса, который считал целесообразным, чтобы рево-
люции с самого начала как бы захватывали большее
пространство для преобразований, чем это вытекало из
их характера2, тем самым компенсируя возможность
того, что революции могут и отступать, а некоторые
даже привести общество к инволюции, т. е. попятному
движению. Но отступая, революции все же не до конца
сдавали завоеванные позиции, после чего следовал цикл
дальнейших революций, нередко смешанного характера.
Таковыми были, к примеру, война за независимость ис-
панских колоний в Америке и волна революций 1830,
1848, 1871 гг. в Европе, последовавших вслед за Велико?!
французской революцией 1789 г. В России для достиже-
ния нового формационного качества понадобилось три
революции, в Китае-столько же (1911-1913, 1925-
1927, 1945-1949гг.).
Представители гуманитарной интеллигенции - чаще
всего художники слова и философы-увидели неуправ-
ляемость революции со стороны ее влияния на природу
человека. Сложилось такое сопоставление: <Иисус опре-
делил космический закон эволюции: <сначала менять
себя-Царство Божие внутри нас>, Ленин предложил
путь революции: <не будем менять себя, изменим
строй>3. Эволюция открывает пространство для того,
чтобы культура в целом <входила> в человека, ибо раз.
То, что революции идут дальше пути, намеченного их организато-
рами, подтверждается многими фактами. Так, О. Кромвель вынуж-
ден был даже бороться против своих бывших союзников (<копа-
телей>), которые уж слишком прямолинейно и искренне поверили
в лозунги уравнительной справедливости и забежали вперед: стали
самовольно захватывать и обрабатывать земельные участки. Ро-
беспьер называл лидеров пролетариата, т. е. последовательно рево-
люционное крыло, <бешеными> и многих попросту уничтожил. Об-
щеизвестны непомерные и непредвиденные даже Лениным ампли-
туды революционного маятника после 1917 г. Сначала военный
коммунизм, потом - нэп, а потом его вообще не удалось удержать,
и он (революционный маятник) полетел к социальному однообра-
зию, к ликвидации инакомыслия, к искусственно культивируемой
непротиворечивости общества. А это уже шаги, смертельные для
любой органической системы
вивать последнего - есть основной критерий и резуль-
тат цивилизованности общества. Революция всегда торо-
пится, ее главное кредо иное: человек для общества, со-
зданного, как правило, рывком, для многих - неожидан-
но. И поскольку не все сразу могут адаптироваться
к быстрым революционным изменениям, то чуть ли не
законными мерами становятся меры насильственные,
буквально заставляющие людей принять реалии.
В романе М. Алданова <Истоки> приводятся слова
Ф. М. Достоевского, сказанные в разговоре с либераль-
ным профессором: <...ох, будет революция в России,-
и такая страшная! А знаете, кто будет ее первой жерт-
вой? Буква <ять>. Первым делом отменят букву "ять"> .
И отменили.
Спустя 50 лет после пророческих слов Ф. М. Достоев-
ского на воротах концлагерей, на стенах многих домов
в стране, где победила социальная революция, можно
было встретить лозунг: <Железной рукой загоним чело-
вечество к счастью>2. Наблюдая первые месяцы жиз-
ни победившей революции, Горький в 1918 г. с грустью
признал, что пролетариат ничего и никого не победил.
Идеи не побеждают приемами физического насилия. Про-
летариат не победил - по всей стране идет междоусоб-
ная бойня, убивают друг друга сотни и тысячи людей.
Горький вынужден признаться самому себе: <Но всего
больше меня и поражает, и пугает то, что революция не
несет в себе признаков духовного возрождения челове-
ка, не делает людей честнее, прямодушнее, не повышает
их самооценки и моральной оценки их труда>, И отсюда
поистине горький, безутешный вывод: <совершилось толь-
ко перемещение физической силы> 8.
Что поражает в уже свершившихся общепризнанных
великих (не рядовых, прошедших малозаметно) револю-
циях во Франции в XVIII в. и в России в XX в.-это
разительные перемены и нарастающий девятый вал на-
силия. С. Цвейг сравнивал социальную революцию с ка-
тящимся шаром: <Подобно жонглеру, непрерывно бегу-
щему ради сохранения равновесия на катящемся шаре,
тот, кто возглавил революцию и хочет остаться ее вож-
дем, должен мчаться вместе с ней, непрерывное развитие
не знает остановки

Н. Бердяев писал, что все революции по своей при- |
роде иррациональны, и они кончались реакциями; чем 1
неистовей и яростней бывали революции, тем сильнее
бывали реакции. Еще до Октябрьской революции
В. И. Ленин дал высокую оценку якобинскому террору,
призывая с якобинской беспощадностью смести все ста-
рое. Неистовые якобинцы казнили многие тысячи людей,
большевики - многие миллионы.
Тем не менее негативно-критическая оценка революции
не является однозначно исчерпывающей. Во-первых, во
все исторические эпохи было и есть немало пламенных
сторонников радикальных преобразований, а во-вторых,
революция как общественное явление имеет своеобраз-
ное двойное подчинение. Она детерминирована общесо-
циологическими факторами, соотношением и динамикой
основных сфер жизни общества. Это ее внешняя сторо-
на, которая и критикуется за неуправляемый, насильст-
венный и разрушительный характер. Но революция имеет
и внутренние, субъективные причины, поскольку вопло-
щает концентрированно массовые движения субъектив-
ного характера. Точную формулировку этой внутренней
сущности предложила М. Цветаева: <...революция - это
страна со своими собственными - и вечными - зако-
нами> 2.
Казалось бы, что революцию может вызвать и неболь-
шая группа революционеров и даже отдельный человек.

- Без Автора - Основы политологии. Курс лекций => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Основы политологии. Курс лекций автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Основы политологии. Курс лекций своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Основы политологии. Курс лекций.
Ключевые слова страницы: Основы политологии. Курс лекций; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Сергеев Леонид Анатольевич