Твен Марк - Мормоны - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Хроники Дерини


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Хроники Дерини автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Хроники Дерини в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Хроники Дерини без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хроники Дерини = 336.81 KB

- Без Автора - Хроники Дерини => скачать бесплатно электронную книгу


РИПОЛ "Джокеp" 1992
ВОЗВЫШЕНИЕ ДЕРИНИ

Глава 1
С вершины холма, опершись о луку седла, Брион Халдан, король Гвинеда,
принц Невры, лорд Пурпурного Марта окинул взглядом расстилавшуюся перед
ним равнину.
Он не был высок ростом, но весь его облик, его величественная осан-
ка,его смуглое лицо, обрамленное черной густой бородой, внушали непод-
дельное почтение к королю Гвинеда каждому, кто хоть раз имел возможность
оказаться с ним рядом.Когда он говорил, то ли грозно повелевая,то ли
вкрадчиво убеждая, все окружающие беспрекословно подчинялись.
Если же ласковые слова не достигали цели, то наступал черед холодной
стали: широкий меч в ножнах и узкий стилет на поясе короля служили нешу-
точным предупреждением для строптивых. Рука, сдерживающая горячего бое-
вого коня, мягко, но уверенно лежала на поводьях из красной кожи: то бы-
ли руки бойца, руки человека, привыкшего повелевать.
Но при более внимательном взгляде на Бриона Халдана первоначальное
впечатление о нем, как о короле-воине, отступало на второй план. В боль-
ших серых глазах Бриона читалось гораздо большее, чем отвага, мощь и
доблесть бойца: в них светился изощренный ум государственного деятеля,
которого знали, которым восхищались во всех Одиннадцати королевствах.
Вокруг него царила атмосфера тайны, тайны запретной магии, того что
могло обсуждаться только шепотом. В свои тридцать девять Брион поддержи-
вал мир в Гвинеде уже четверть века.
Было раннее утро, и клочья тумана поднимались от земли. Легкая коль-
чуга под туникой короля, несмотря на кожаную охотничью одежду, настолько
впитала холод ночного воздуха, что стала ледяной, и от ее стылого при-
косновения уже не спасала даже шелковая нижняя рубашка.
Король поплотнее закутался в мягкую шерсть пледа, сжал пальцы в пер-
чатках и надвинул на лоб ярко-красную охотничью шапку. Белое перо на ней
лениво колыхалось в безветренном воздухе.
Крики, лай собак, звуки рогов, ржание лошадей, стук копыт заставили
его обернуться, и с высоты холма король увидел тени скачущих сквозь ту-
ман хорошо откормленных лошадей и разодетых в бархатную мягкую кожу
всадников.
Брион улыбнулся:зрелище было блестящим. Однако король был уверен, что
всадники внизу вряд ли больше наслаждаются охотой, чем он. Отвратитель-
ная погода, вместо ожидаемого наслаждения, делала эту охоту сплошным му-
чением. Зачем, о зачем пообещал он Дженане, что на ее столе вечером бу-
дет оленина? И все же нарушать обещание, данное леди, непозволительно, в
особенности если она обожаемая королева и мать наследника престола.
Низкие, заунывные звуки охотничьих рогов подтвердили его подозрение,
что след оленя потерян, и Брион безнадежно вздохнул. К тому же, если по-
года не переменится, то и мало надежды собрать рассеявшуюся свору за
полчаса. Да что полчаса! Этих молодых неопытных собак не собрать и за
день, за неделю!
Он покачал головой и хмыкнул при мысли об Эване - тот был так горд
своей новой сворой! Старый лорд почти всю неделю говорил о предстоящей
охоте. Теперь ему придется извиняться и терпеть насмешки, несомненно -
заслуженные. Дюку Клейберну непростительно выводить столь неопытных со-
бак на королевскую охоту!
Бедняги, они наверняка никогда не видели оленя!
Приближающийся звук лошадиных копыт привлек внимание короля, и он по-
вернулся в седле: молодой всадник в ярко-красной коже вынырнул из тумана
и направил лошадь вверх по склону. Брион с гордостью посмотрел на всад-
ника, когда тот пустил лошадь шагом и подъехал к нему вплотную.
- Лорд Эван просил передать, что придется немного подождать, сэр, -
доложил подъехавший всадник - совсем мальчик. В его глазах светились
возбуждение и охотничий азарт. - Собаки погнались за кроликами.
- Кролики! - расхохотался Брион. - Ты хочешь сказать, что после хвас-
товства, которое мы терпели целую неделю, Эван собирается заставить нас
мерзнуть, пока он собирает своих глупых псов?
- Выходит так, сэр, - ухмыльнулся Келсон. - Но чтобы утешить Вас, мо-
гу сказать, что каждый из нас чувствует то же самое, что и Вы.
У него улыбка матери, с теплотой подумал Брион. Но глаза, глаза и во-
лосы мои. Он кажется таким маленьким. Неужели ему почти 14 лет? Ах, Кел-
сон, если бы я мог уберечь тебя от всех опасностей, что ждут впереди!
Улыбнувшись, Брион отогнал от себя эти невеселые мысли.
- Нет, почему же? Мне гораздо лучше, чем всем остальным, - зевнув,
сказал он, потянулся, а затем принял расслабленную позу, и седло заскри-
пело под его весом.
Брион вздохнул.
- Ах, если бы Морган был здесь. Туман, не туман, но я думаю, что он
своими чарами загнал бы оленя прямо в городские ворота.
- Неужели? - спросил Келсон.
- Ну, может, и не совсем так, но он действительно может воздейство-
вать на животных... Да и на многое другое тоже, - с внезапной задумчи-
востью произнес король, а его рука в перчатке как бы непроизвольно легла
на рукоять меча, и Келсон заметил, что настроение короля резко измени-
лось. Его отец мало говорил о Моргане в последнее время, и Келсон решил
идти напрямик.
- Сэр, простите меня, если мой вопрос неуместен, но почему Вы не от-
зываете Моргана с границы?
Брион напрягся, с трудом заставил себя скрыть удивление. Откуда маль-
чик знает об этом? Местонахождение Моргана тщательно скрывалось в тече-
ние последних двух месяцев. Даже в Совете не знали, где он и зачем пос-
лан.
- Почему ты спрашиваешь, сын?
- Я не хотел вмешиваться не в свои дела, сэр, - ответил мальчик, - я
уверен, что у Вас есть причины, о которых не должен знать даже Совет. Я
спрашиваю потому, что мне его просто не хватает. Думаю, и Вам тоже.
Черт возьми! Мальчик так восприимчив! Как будто читает чужие мысли, и
если он хочет избегнуть вопросов о Моргане, то ему следует побыстрее
сменить тему разговора.
Брион позволил себе улыбнуться.
- Благодарю за доверие. Думаю, что мы с тобой одни из немногих, кому
его действительно не хватает. Я уверен - тебя беспокоят слухи, появивши-
еся на прошлой неделе.
- О том, что Морган скрылся и намеревается сместить тебя с престо-
ла? - Но ты же сам не веришь этому? Ведь не для этого же он сейчас нахо-
дится в Кардоссе?
Нервно пощелкивая хлыстом по левой ноге, Брион краешком глаза наблю-
дал за Келсоном. Мальчик не мог об этом знать. Даже про Кардоссу. У него
хороший источник информации, и он очень настойчив. Келсон решительно не
желает уклониться от разговора об отсутствии Моргана, несмотря на все
попытки отца. Возможно, он недооценивает мальчика. Он забывает, что ему
уже 14 лет, вполне зрелый возраст. Он сам стал королем, когда был лишь
немногим старше.
- Нет, конечно. Я сейчас не могу сказать тебе всего, сын. Но в Кар-
доссе назревает кризис, и Морган там необходим. Венсит из Торента стре-
мится захватить город и для этого уже нарушил несколько договоров. На
следующую весну он скорее всего объявит нам войну. - Король помолчал и
спросил. - Ты не боишься?
Келсон внимательно изучал поводья, медлил с ответом, потом пожал пле-
чами.
- Я никогда не видел настоящей войны, - неторопливо произнес он,
скользя взглядом по равнине. - С тех пор, как я появился на свет, в
Одиннадцати королевствах всегда царил мир. Я думал, что за 15 лет мира
люди забыли, что такое война.
Брион засмеялся и подумал, что ему, кажется, удалось наконец увести
разговор от Моргана.
- Они никогда не забудут. Такова человеческая натура. Мне очень неп-
риятно говорить об этом.
- Да, конечно, - ответил Келсон.
Он наклонился, потрепал лошадь по шее, расправил ее спутанную гриву,
а затем большими серыми глазами взглянул прямо в лицо отца.
- Это опять Та, Которая в Тени, отец?
Эта простая фраза буквально обрушилась на Бриона. Он был готов к лю-
бому вопросу, к любому замечанию - но только не к тому, что его сын упо-
мянет о Той, Которая в Тени: совсем не хорошо, что молодой человек уже
знает о мрачной реальности. Откуда Келсон знает об угрозе, исходящей от
Той, которая в Тени? По-видимому, мальчик обладает какими-то необычными,
исключительными способностями!
- Тебе еще рано знать об этом! - отчаянно стараясь справиться с вол-
нением, воскликнул король, будучи не в состоянии собраться с мыслями и
дать более связный и вразумительный ответ.
Келсон был поражен реакцией отца. Он отпрянул назад, но взгляда не
отвел. В его голосе прозвучал вызов, почти открытое неповиновение.
- Много вещей, о которых мне рано знать, сэр. Но никто не запрещает
мне учиться и узнавать. Разве вы хотели бы, чтобы было иначе?
- Нет, - прошептал Брион. Он нерешительно опустил глаза, подыскивая
подходящие слова для следующего вопроса, и наконец спросил:
- Ты узнал об этом от Моргана?
Увидев, что роли переменились, что он завяз в беседе глубже, чем
предполагал, Келсон неспокойно поерзал в седле: это была его собственная
ошибка, это же он настаивал на продолжении разговора, и теперь отец не
успокоится, пока не получит ответы на все свои вопросы. Мальчик прокаш-
лялся.
- Да, это он рассказал перед тем, как уехать, - ответил Келсон нере-
шительно. - Он боялся, что Вы будете недовольны. Он ... он также упоми-
нал о Вашем могуществе, о Вашей власти - и о том, на чем она основывает-
ся.
Брион нахмурился. Этот Морган!
Он был недоволен, что не распознал этого раньше, он должен был пред-
полагать, что подобное должно рано или поздно случиться. Однако мальчик
тщательно скрывал, что многое знает. Он может хранить тайны! Возможно,
Морган и был прав, доверившись ему.
- Что еще сказал тебе Морган? Скажи мне, сын? - спокойно попросил
Брион.
- Слишком много, я думаю - достаточно для того, чтобы вы рассерди-
лись, и слишком мало для того, чтобы удовлетворить меня, - с неохотной
признался мальчик. - Вы сердитесь, сэр?
- Сержусь?
Своим вопросом Брион попытался замаскировать чувство облегчения. Сер-
жусь ли? Искусство, с которым сын вел разговор, направляя его в нужное
ему русло, - разве не для этого он и Морган работали все эти годы? Сер-
жусь ли? О, боги, почему я должен сердиться?
Брион перегнулся в седле и с чувством похлопал сына по плечу.
- Ну, Келсон, конечно же, не сержусь, - сказал он. - Если бы ты толь-
ко знал, какую снял с моей души тяжесть. Хотя я и пережил несколько неп-
риятных минут, но зато теперь я, как никогда, уверен в правильности сде-
ланного выбора. Но я хочу, чтобы ты обещал мне одну вещь.
- Все, что угодно, - явно колеблясь, сказал в ответ Келсон.
- Почему так угрюмо, сын? - воскликнул Брион, улыбаясь и, чтобы все-
лить в сына уверенность, хлопая его по плечу. - Это вовсе не трудная
просьба. Если что-нибудь случится со мной, я хочу, чтобы ты немедленно
послал за Морганом. Я думаю, что он единственный, кто может быть твоим
надежным и преданным помощником. Ты сделаешь это для меня?
Келсон с облегчением вздохнул и улыбнулся.
- Конечно, сэр. Это будет первым, что я сделаю. Морган очень много
знает обо всем.
- Ну и отлично, - засмеялся Брион.
Он выпрямился в седле и собрал поводья в руку.
- Смотри, солнце восходит. Поедем, быть может, Эван уже собрал своих
собак!
Небо совсем посветлело, солнце появилось из-за горизонта, и когда
всадники спустились с холма, то их тени, скользившие перед ними, стали
совсем короткими. В лесу, теперь пронизанном лучами солнца, также стало
светло, и Брион с интересом рассматривал кавалькаду всадников, к которой
они с Келсоном медленно подъезжали.
Здесь был Роджер, граф Фаллоне, одетый в темно-зеленый бархат и си-
девший на великолепном сером жеребце, которого Брион у него раньше не
видел. Роджер был погружен в оживленную беседу с молодым, горячим епис-
копом Арлианом, а третьим собеседником - цвета клана Мак Лэйнов указыва-
ли на это - был Кован, младший лорд Мак Лэйнов. Обычно Кован не общался
с Роджером. Впрочем, немногие с ним общались. Король попытался предполо-
жить, что же могло объединить эту столь разношерстную троицу, какую они
нашли общую тему для столь оживленного разговора, однако продвинуться в
своих предположениях ему не удалось. Всеобщее внимание было привлечено
громоподобным голосом Дюка Клейборна. Лорд Эван, топорща сверкающую в
лучах восходящего солнца огненно-рыжую бороду, кого-то распекал, что на
такой неудачной охоте не было неожиданным.
Брион привстал на стременах, чтобы получше видеть происходящее. Как
он и думал, гнев Эвана был направлен на одного из слуг. Бедный слуга!
Его вины в неудачной охоте вовсе не было: ведь собаки действительно ока-
зались неопытными, но Эван, чтобы свалить с себя вину, всегда должен был
кого-нибудь обругать.
Брион добродушно засмеялся и, обратив внимание сына на эту сцену,
послал его выручать охотника и успокаивать Эвана. Келсон поехал вперед,
а Брион продолжал рассматривать собравшихся в лесу охотников. Наконец,
он увидел того, кого очень хотел увидеть больше других.
Он пришпорил лошадь и направил ее к высокому молодому человеку, оде-
тому в белые и пурпурные цвета дома Фиана, который пил из оправленной в
роскошный кожаный футляр, фляги.
- Что я вижу! Молодой Колин из Фианы, как обычно, пьет свое лучшее
вино и намерен выпить все сам! Как насчет нескольких капель для вашего
бедного окоченевшего короля, мой друг!? - остановившись рядом с Колином
и посмотрев на флягу, произнес Брион.
Колин улыбнулся, вытер горлышко фляги своим рукавом и подал ее королю
с шутливым поклоном.
- Доброе утро, сэр. Вы же знаете, что мое вино - всегда ваше.
Роджер подскакал к ним и искусно осадил коня в нескольких шагах от
вороной лошади короля.
- Доброе утро, монсеньор, - низко кланяясь, сказал он, - Мой господин
ловко нашел самое лучшее место во всей нашей компании! Это восхититель-
ный дар!
Король запрокинул голову, сделал большой глоток, опустил флягу и
вздохнул.
- Это не секрет, что отец Колина держит самые лучшие подвалы во всех
Одиннадцати королевствах. Приношу свои комплименты, Колин, как обычно! -
Он поднял флягу и сделал еще глоток.
Колин шаловливо рассмеялся и облокотился на луку седла.
- Ах, Ваше величество, теперь я понимаю, что вы просто льстите мне,
чтобы мой отец послал вам вина. Это вовсе не вино Фианы. Прекрасная леди
дала мне его сегодня утром.
- Леди? - Брион с беспокойством опустил флягу. - Колин, я бы никогда
не попросил у тебя подарка твоей леди.
Колин не громко расхохотался.
- Она не моя дама,сэр. Я никогда ее раньше не видел. Она просто дала
мне вино. Она несомненно будет польщена, когда узнает, что вы оказали
честь, попробовав и похвалив это вино.
Брион вернул флягу и вытер усы и бороду тыльной стороной руки в пер-
чатке.
- Не надо извиняться, Колин, - сказал он. - Это я допустил промах.
Поезжай рядом со мной. И за ужином твое место будет справа от меня. Даже
король может извиниться, когда невольно совершит ошибку.
Келсон спокойно ехал чуть позади отца. За его спиной Эван и главный
егерь достигли наконец согласия в том, что свора собак вроде бы снова
находится под контролем и слуги, держа их в одной стае, ожидают приказа
короля о начале охоты. Но у собак, вероятно, были свои собственные пла-
ны, в которые вовсе не входило ожидание приказов короля или лордов, и
было неясно, как долго слуги смогут их удерживать вместе.
Внезапно на глаза Келсону попался голубой цвет, и он сразу же узнал
своего дядю, Дюка Картимора.
Брат короля и высший пэр государства князь Нигель был ответственен за
обучение тридцати юных пажей для королевского двора. Как обычно, при нем
было несколько его воспитанников и, как обычно, он вел с ними нескончае-
мую войну, стараясь обучить их хоть чему-нибудь полезному. Сегодня с ним
на охоте было шестеро, и Келсон, проезжая мимо, по выражению лица своего
дяди смог понять, что это не самые лучшие его воспитанники.
Лорд Джаред, патриарх клана Мак Лэйнов, подавал полезные советы со
стороны, но мальчики, казалось, совершенно не желали понимать, чего же
от них хочет Нигель.
- Нет, нет, нет, - говорил Нигель, - если вы вдруг в обществе обрати-
тесь к графу и назовете его "сэр", то он отрубит вам голову и будет со-
вершенно прав. И вы должны помнить, что епископ - это "Ваше преосвященс-
тво". Ну, Ятхем, как ты обратишься к принцу королевской крови?
Келсон улыбнулся и помахал рукой в знак приветствия. Ведь совсем не-
давно и он сам был под железной рукой Дюка, и теперь хорошо понимал
мальчиков: настоящий Халдан, Нигель никогда не просил и не давал пощады,
был ли он в бою или обучал пажей. И хотя обучение было суровым, и иногда
даже чересчур, пажи, прошедшие через его руки, имели великолепные манеры
и превосходно знали все тонкости придворного этикета.
Когда он подъехал к отцу, Брион прервал беседу с Колином и Роджером
и, приветствуя сына, поднял руку.
- Ну, что там, сын?
- Думаю, что лорд Эван уже все наладил и взял под контроль, сэр, -
ответил Келсон. - Я уверен, что он ждет только вашего приказа.
- Все верно, молодой господин! - загрохотал сзади голос Эвана.
Эван снял свою шляпу, цвет которой был зеленым в соответствии с цве-
том клана Линкольнов, и махнул ею перед собой в знак почтения королю.
- Сэр, все готово! И на этот раз егерь заверил меня, что все будет в
порядке.
Он натянул шляпу на свои жесткие рыжие волосы, а затем добавил:
- А если не будет, то он пожалеет об этом сегодня вечером. Я прикажу
его жестоко наказать.
Брион расхохотался, откинувшись назад и хлопая в восторге себя по
ляжкам.
- Эван, это же всего лишь охота! И я вовсе не желаю, чтобы кого-ни-
будь наказывали из-за меня. Ну, вперед! - Все еще смеясь, он дернул по-
водья и послал лошадь вперед.
Эван встал на стременах, поднял руку, и в ответ по всему лесу прозву-
чали охотничьи рога. Заливаясь лаем, собаки устремились вперед, а за ни-
ми поскакали всадники: по холмам, сквозь густые заросли и чистые поляны
неслись собаки и всадники - охота началась.
И в возбуждении гонки никто не заметил, как один из всадников вдруг
повернул лошадь и поскакал назад к опушке.
Юзеф Моор спокойно и неподвижно стоял на краю леса, его узкие загоре-
лые руки легко и уверенно держали поводья лошади.
Яркие краски зеленых и красных - из-за мороза, который внезапно уда-
рил на прошлой неделе, - листьев, как и все вокруг, были приглушены иг-
рой теней и мраком, сгустившимся среди толстых деревьев. Здесь, среди
этих великанов, всегда было сумрачно. Даже зимой сюда не проникали сол-
нечные лучи, а черная одежда Юзефа, смешиваясь с тенями, растворялась в
них. Черные глаза Юзефа были как бы бесстрастны, словно не замечали ни-
чего вокруг.
Еще трое человек стояли позади Юзефа: двое из них были Мооры, как и
он. Их смуглые лица были укрыты под капюшонами черных бархатных плащей.
Только сверкали глаза - темные, безжалостные и настороженные.
Один из них, повыше ростом, слегка повернулся, чтобы взглянуть через
поляну на Юзефа, а затем , скрестив руки на груди, снова устремил внима-
тельный взгляд в противоположном направлении. Во время движения черный
бархат слегка распахнулся, и из-под него выглянуло серебро богатой пере-
вязи для меча.
У его ног, с наклоненной головой, плотно закрытой серебристо-серой
вуалью, на подушке из серого бархата сидела леди Чарисса, герцогиня То-
лака, леди Серебряных туманов - Та, Которая в Тени: тонкая фигурка, за-
кутанная в роскошный бархат и богатые меха, руки в перчатках из оленьей
кожи, отделанной драгоценностями, сложены на коленях. Из-под вуали вни-
мательно смотрели бледно-голубые глаза. Они пробежали по поляне и с
удовлетворением отметили закутанного в черное Юзефа.
Не поворачивая головы, она могла различить и неясные темные очертания
двух других Мооров. Она подняла голову и произнесла низким музыкальным
голосом:
- Он идет, Мустафа.
Пока ничего не было слышно - даже предательского шуршания сухих
листьев под ногами - ничего, что могло бы указать на то, что к поляне
кто-то приближается. Но Мооры даже и не подумали задать какой-либо воп-
рос своей леди: рука в широком черном рукаве появилась справа, чтобы по-
мочь ей подняться на ноги. Другой - тот, что стоял слева - сделал нес-
колько шагов вперед, занял позицию на половине расстояния от госпожи до
лошадей и остановился бдительным стражем, положив руку на рукоятку свое-
го меча.
Ленивыми движениями Чарисса стряхнула сухие листья с плаща, поправила
воротник вокруг шеи. Наконец шуршание листьев и треск сучьев возвестили
о прибытии того, кого ждали. Слабый ветерок слегка тронул вуаль леди.
Одна из лошадей мягко заржала и стукнула копытом, но была быстро успоко-
ена Моором.
На поляну, бросив поводья, выехал всадник. Мооры, бывшие в напряжении
и готовые к обороне, расслабились: всадник на гнедом жеребце был им хо-
рошо знаком.
На вновь прибывшем тоже был серый капюшон. Но когда он сбросил его и
расстегнул плащ, сверкнули глубокие желто-золотистые цвета, а когда он
поднял руку, чтобы погладить своего гнедого жеребца, из-под плаща холод-
но сверкнула отделанная драгоценностями серо-золотая туника.
Высокий, стройный, лорд Ян Ховел смотрел на мир темно-карими глазами,
аккуратно подстриженные усы и борода обрамляли его тонкие губы. Высокие
же скулы делали его глаза как бы чуть раскосыми, глаза, спорившие по си-
ле блеска с драгоценностями, украшавшими ожерелье на шее.
Лорд Ховел быстро окинул взглядом Моора, который подошел к нему, а
затем посмотрел на серые очертания женской фигуры.
- Ты задерживаешься, Ян, - с нотками порицания в голосе сказала жен-
щина, твердо встретила его взгляд, а увидев, что Ян не собирается спеши-
ваться, медленно подняла вуаль и открыла свои светлые вьющиеся волосы.
Взгляд ее еще больше ожесточился, но она промолчала.
Ян лениво улыбнулся, соскочил с лошади и легко двинулся к Чариссе. Он
коротко кивнул Мустафе, стоящему рядом с ней, а затем одним движением
закинул плащ себе на плечо.
- Ну? - нетерпеливо спросила Чарисса.
- Все в порядке, дорогая, - нежно сказал Ян. - Король выпил вино, Ко-
лин ничего не подозревает, а охота сейчас идет по ложному следу. Они
должны быть здесь примерно через час.
- Великолепно. А принц Келсон?
- О, он в безопасности, - ответил Ян. - Но, по-моему, смешно сейчас
беспокоиться о безопасности Келсона, потому что он все равно будет убит
позднее. Это не похоже на тебя, Чарисса, демонстрировать милосердие к
врагам. - Взгляд темно-карих глаз встретился со взглядом голубых, и в
темно-карих была насмешка.
- Милосердие? - повторила Чарисса, как бы оценивая брошенные ей сло-
ва.
Она отвела свой взгляд и медленно пошла по поляне, а Ян пошел рядом с
ней.
- Не беспокойся, Ян, - продолжила Чарисса. - Относительно принца у
меня свои планы. А кроме того, мне не заманить Моргана в ловушку без со-
ответствующей приманки. Как ты думаешь, зачем я настойчиво распространя-
ла в течение нескольких месяцев слухи о нем?
- Я думал, что это просто твоя злоба против него, - ответил он.
Они дошли до края поляны, и Ян лениво, сложив руки на груди, встал
перед ней.
- Ну, конечно, Морган - особое дело, не правда ли? Алярик Энтони Мор-
ган. Дюк Корвина. Генерал армии Его Величества - и полукровка Дерини,
кого приняли люди. Я иногда думаю, что это беспокоит тебя больше всего.
- Осторожнее, Ян, - предупредила она.
- О, я прошу прощения, моя леди! - кривляясь Ян, как будто вымаливая
прощение, воздел руки кверху. - Это всего лишь маленькое убийство? Или
наказание? Я что-то забыл.
- Есть одно, о чем ты не должен никогда забывать, Ян, - ледяным голо-
сом сказала Чарисса. - Морган убил моего отца 15 лет назад, и ты об этом
знаешь. Мы тогда оба были детьми: ему - 14, а мне несколькими годами
меньше. Я никогда не прощу ему этого, - ее голос сорвался до хриплого
шепота. - Он продал свою кровь Дерини и вошел с ними в союз, а не с на-
ми. Он с Брионом, он пренебрег Советом Камбера ради того, чтобы встать
на сторону смертных. Я видела, как они зарубили моего отца Марлука. И
это сделал Морган, с его хитростью Дерини. Он показал Бриону путь, я ни-
когда не забуду этого, Ян.
Ян пожал плечами.
- Не беспокойся, курочка. У меня есть свои причины желать ему смерти.
Ты помнишь? Герцогство Корвин граничит с моим графством. Я только думаю,
как долго ты позволишь Моргану жить?
- Самое большое несколько недель, - сказала Чарисса. - И я хочу ви-
деть, как он будет страдать и мучиться перед смертью. Сегодня Брион ум-
рет при помощи магии Дерини, и Морган сразу узнает, что это я. Это само
по себе ранит Моргана больше, чем что-либо другое. А затем я буду унич-
тожать всех, кто ему дорог.
- А принца Келсона? - спросил Ян.
- Не будь так алчен, Ян, - зловеще засмеялась она. - Ты получишь свой
Корвин, все в свое время. А я буду править Гвинедом, как и все мои пред-
ки. Увидишь!
Она повернулась на каблуках и, повелительно махнув рукой Мустафе,
пошла через поляну назад. Тот расстелил на земле плотную ткань, и Чарис-
са расположилась на ней, глядя на пологий склон, уходивший в глубь леса.
В слабом свете утреннего солнца все было тихо и спокойно.
После некоторой паузы Ян подошел к Чариссе и обнял ее за плечи.
- Должен сказать, что твой план мне нравится, моя курочка, - прошеп-
тал он. - Твое хитроумие продолжает изумлять меня. - Он задумчиво пос-
мотрел на нее сквозь темные длинные ресницы. - Однако ты уверена, что,
кроме Моргана, никто ничего не заподозрит? Я имею в виду самого Бриона?
Чарисса самодовольно улыбнулась и, опершись о его грудь, откинулась
назад.
- Ты слишком мнителен, - промурлыкала она. - Мераша, подмешанная в
вино, затуманит мозг Бриона. Он ничего не почувствует, пока моя рука не
сожмет его сердце. Что касается Колина, то Мераша на него не подейству-
ет, если в нем нет ни капли крови Дерини. А если и есть, то все равно с
ним ничего не случится, если он будет подальше от Бриона, когда придет
час.
- Колина нужно убрать подальше на всякий случай, - заметил Ян. Он
снял травинку с плеча Чариссы и продолжал: - Я очень долго обхаживал
этого дворянина. И могу сказать, что ему очень льстило мое внимание.
Чарисса с раздражением его оттолкнула.
- Ян, ты очень надоедлив. Если ты собираешься и впредь быть таким на-
пыщенно-помпезным, то тебе лучше вернуться в королевскую свиту. Там ат-
мосфера больше подходит для самовосхвалений и дурацкого обмена любезнос-
тями. Ведь тебе это очень нравится!
Ничего не ответив, Ян поднял тонкую бровь, встал и пошел к лошади. Он
начал поправлять стремена и когда закончил, то поверх седла бросил ко-
роткий взгляд на Чариссу.
- Могу я передать привет от тебя его Величеству? - спросил он. Злове-
щая улыбка играла в уголках его рта.
Чарисса медленно улыбнулась и пошла через поляну к нему. Ян обогнул
лошадь, а Чарисса взяла поводья и кивнула стоявшему в ожидании Моору.
- Ну? - спросил Ян, когда Моор с поклоном удалился.
- Я думаю, что на этот раз тебе не следует упоминать обо мне, - про-
мурлыкала она, пробежав рукой по гриве гнедого, и завязала на ней ка-
кой-то замысловатый узелок. - Тебе сейчас лучше поехать туда. Охота ско-
ро будет здесь.
- Слушаюсь и повинуюсь, моя леди, - сказал Ян и вскочил в седло.
Он взял поводья, посмотрел на нее и затем протянул ей левую руку. Не
говоря ни слова, Чарисса вложила свою руку в его. Он наклонился и прило-
жил губы к мягкой коже.
- Удачной охоты, моя леди, - сказал он.
Он легко пожал ей руку, выпустил ее, а затем направил лошадь в зарос-
ли, по тому пути, по которому приехал сюда.
Та, Которая в Тени, провожала его взглядом пока он не исчез из виду,
а затем вернулась к своему молчаливому ожиданию.
Присоединившись к охоте, Ян постепенно начал пробираться вперед к ко-
ролевской свите. Они скакали сейчас по мелколесью, так что он мог видеть
далеко вперед. Он направил лошадь поближе к Колину и, приветствуя его,
поднял руку.
- Лорд Ян! - воскликнул Колин, когда тот поравнялся с ним. - Какая
превосходная скачка со сворой!
Ян подарил юноше сердечную улыбку:
- Неподражаемо, мой друг!
Он сместил весь свой вес на одну сторону и с удовлетворением почувс-
твовал, что стременной ремень лопнул.
- Черт возьми, - в сердцах выругался он, - кажется, охота для меня
закончена!
Он отъехал в сторону, чтобы дать дорогу охотникам, а затем наклонил-
ся, чтобы освободить стремя, все еще висевшее на его сапоге, и улыбнулся
Колину, который вернулся к нему. Когда все всадники промчались мимо, Ян
соскочил на землю и стал рассматривать седло. Колин сочувственно смотрел
на него.
- Я же говорил этой свинье груму, чтобы он заменил ремень, - ругался
Ян, - У вас нечем заменить его, Колин?
- По-моему, есть, - сказал Колин и спрыгнул с седла.
Пока тот копался в седельной сумке, Ян украдкой посмотрел вперед.
Время было выбрано превосходно. Именно сейчас свора выбежит в центр ду-
ги, и след будет снова потерян .
Слуги отчаянно старались собрать собак и заставить их слушаться. Бри-
он со злостью щелкал кнутом по сапогу.
- Эван, ваши собаки опять разбежались, - сказал он. - Келсон, поезжай
вперед, попытайся узнать, что же случилось. Не могли же они потерять
след в чистом поле? Эван, вы оставайтесь.
Когда Келсон отъехал, Эван привстал на стременах и затем сел, что-то
бормоча себе под нос, что-то, что полностью выражало его отношение к со-
бакам и к слугам, к погоде и оленю, и ко многому другому.
- Проклятые звери посходили с ума - наконец прорычал он. - Ну, подож-
дите, сейчас я...
- Не надо,Эван, - мягко возразил Брион. - Не утруждайте себя, вероят-
но, сегодня просто не судьба...Ох!
Брион внезапно оборвал фразу и застыл. Его серые глаза расширились от
боли.
- О, боже! - прошептал он, медленно, как будто был не в силах перено-
сить эту боль, закрывая глаза. Кнут и поводья выскользнули из его руки,
он схватился за грудь и, испуская стоны, упал вперед на шею лошади.
- Сэр! - закричал Эван.
Брион начал соскальзывать с седла. Роджер и Эван подхватили его и ос-
торожно опустили на землю. Другие быстро спешились и поторопились им на
помощь. Откуда-то появился князь Нигель и без слов положил голову короля
себе на колени.
Роджер и Эван осторожно опустились на землю рядом с ним. Дикая, ос-
лепляющая волна боли отпустила короля, и он слабым голосом позвал:
- Келсон!
Келсон был далеко впереди, когда увидел,что в центре королевской сви-
ты произошло что-то серьезное, и поспешил обратно галопом. Когда он
приблизился, то обнаружил своего отца, распростертым на земле. Он резко
осадил коня, соскочил с него и, расталкивая придворных, бросился к отцу.
Дыхание Бриона было тяжелым, он судорожно стискивал зубы, так как
жуткая боль усиливалась с каждым ударом сердца.Его глаза лихорадочно ис-
кали сына, и он совершенно не замечал усилий Эвана, Роджера, епископа
Арлиана, пытавшихся хоть как-то помочь ему, облегчить его страдания.
Келсон встал перед ним на колени. Король ахнул, схватил руку сына, и
Келсон почувствовал, как волны боли пробегают по телу Бриона.
- Так скоро! - попытался он прошептать, судорожно, до боли стискивая
руку Келсона. - Помни...
Его рука выпустила руку Келсона, глаза полузакрылись, по телу пробе-
жала последняя судорога, и затем оно спокойно вытянулось.
Пока Нигель и Эван в безумной спешке искали пульс или хоть какие-ни-
будь признаки жизни, Келсон смотрел и не верил тому, что его отец умер.
Однако придворные поднялись, в молчании опустив головы. И со сдавленными
рыданиями Келсон прижался лбом к руке отца.
Епископ Арлиан пересилил себя и начал читать молитву. Его голос зву-
чал тихо в наступившей жуткой тишине. Все, кто был вокруг, опустились на
колени один за другим и повторяли за епископом слова молитвы:
- Подари нам вечную жизнь. О, боже, пусть всегда будет свет сиять над
ним.
Келсон позволил молитве как бы влиться в себя. Слова молитвы притупи-
ли сосущую боль, судорога, перехватившая горло, ослабла и, через некото-
рое время он уже смог поднять голову и осмотреться.
Нигель казался совершенно спокойным, почти умиротворенным. Он стоял
на коленях, безжизненная голова короля лежала у него на руках. Снова и
снова его длинные пальцы мягко и нежно разглаживали прямые, черные воло-
сы на чистом безмятежном лбу, а, судя по взгляду, его мысли блуждали
где-то далеко, а где - об этом знал только сам Нигель.
Роджер следил за пальцами Нигеля, его губы автоматически повторяли
слова молитвы, но он не понимал, что видит и что говорит.
Но о том, что делал Эван, молодой принц вспомнил много позже, когда
другие подробности этого дня милосердно стерлись из его памяти. Поче-
му-то Эван держал в руках красную шляпу Бриона, и это яркое пятно было
совершенно неуместным в смятении и ужасе последних мгновений.
Каким-то чудом белое перо на шляпе осталось неповрежденным, его бе-
лоснежная чистота была незапятнанной. И когда Эван импульсивно прижимал
шляпу к сердцу, перо качалось перед глазами Келсона, гипнотически притя-
гивая его взгляд.
Эван заметил взгляд Келсона и смутился. Он так посмотрел на шляпу и
колыхающееся перо, как будто увидел их впервые. Секунду Эван колебался,
затем медленно взял перо в огромную ручищу и стал его сгибать, пока оно
не сломалось.
- Король умер, сэр, - глухо проговорил Эван. Его лицо казалось пе-
пельным по сравнению с яркокрасной бородой и усами. Он медленно разжал
пальцы, и обломанный конец пера медленно спланировал на плечо Бриона.
- Я знаю, - медленно ответил Келсон.
- Если... - голос Эвана оборвался, затем, справившись с собой, он на-
чал снова: - Если... - но закончить не смог и, уткнувшись лицом в шляпу
Бриона, зарыдал.
Нигель оторвал взгляд от лица брата и посмотрел на Эвана. Затем он
дотронулся до плеча старого воина.
- Все нормально, Эван, - мягко сказал он. Его рука бессильно опусти-
лась, и он снова взглянул в лицо Бриона. Затем его глаза встретились с
глазами племянника.
- Ты теперь король, Келсон, - сказал он. - Какие будут приказания?
Келсон еще раз взглянул на мертвого отца, затем сложил его руки на
груди.
- Прежде всего, - сказал он непреклонно, - пошлите за генералом Мор-
ганом.
Глава 2
Несколькими неделями позже Морган и его адъютант, оба - в голубых
плащах, въезжали через северные ворота Ремута, столицы королевства Брио-
на. Хотя еще было утро, лошади были совсем уставшими, в морозном воздухе
их тяжелое дыхание создавало клубы белого пара.
В Ремуте начинался базарный день, и улицы были полны народа. Назна-
ченная на завтра коронация также привлекала в город путешественников из
всех Одиннадцати королевств: они заполняли узкие извилистые улицы горо-
да, постепенно делая их совершенно непригодными для передвижения.
Повозки с товарами, роскошные экипажи, купеческие караваны, уличные
продавцы различных безделушек, скучающие дворяне с многочисленной сви-
той - все смешалось в пестром калейдоскопе цветов, звуков, запахов, бур-
лящем в лабиринте улиц города.
Ремут Прекрасный - так его называли. И это не было преувеличением,
каждый мог в этом убедиться.
Когда Морган пробирался на своей уставшей лошади среди пешеходов
вслед за лордом Дерри по направлению к главным воротам дворца, он смот-
рел на свою скромную одежду, так различавшуюся с кричащим великолепием,
окружавшим его. Пыльный черный камзол поверх кольчуги, тяжелый черный
шерстяной плащ, закрывавший всю его фигуру от шлема до колен, голубая
накидка, забрызганная грязью.
Странно, как быстро меняется атмосфера в городе. Он был уверен, что
всего несколько недель назад эти горожане, окружавшие его сейчас, были
одеты одинаково - они были погружены в траур по случаю кончины своего
монарха. Теперь же все вокруг было в атмосфере веселья, праздника, в
ожидании предстоящей коронации.
Что это - короткая память или благословенная способность людей забы-
вать? Почему возбуждение от предстоящей коронации заставило простых лю-
дей забыть все свои заботы и дела? А может, для тех, кто знал Бриона,
это всего лишь изменение имени, нужно только поставить другое имя после
титула "король".
Другое имя...другой король...королевство без Бриона.
Воспоминания...девять долгих дней...сумерки, четверо всадников въеха-
ли в лагерь в Кардоссе...почерневшие. Печаль на лицах лорда Ралсона, Ко-
лина, двух солдат, когда они принесли ужасные вести...отчаянные безус-
пешные попытки преодолеть огромное расстояние и коснуться разума того,
кто больше не мог отозваться, даже если бы был близко...Оцепенение, вла-
девшее ими, когда они пустились в башенную скачку в Ремут...загоняли ло-
шадей, брали по пути новых, кошмар в густых зарослях...западня, резня,
из которой только он и Дерри смогли вырваться живыми...опять нескончае-
мая скачка, долгие мили...
И теперь мучительное сознание того, что все действительно так и есть,
что Брион умер, его время прошло, что никогда они не будут скакать вмес-
те по холмам Гвинеда.
Вся полнота горя обрушилась на Моргана, как что-то физическое, мате-
риальное, это грозило поглотить его полностью, захлестнуть, такого с ним
не было во время долгих дней скачки сюда, в Ремут.
Охнув, он ухватился за луку седла, чтобы удержаться.
- Нет!
Он не должен позволить эмоциям овладеть им, его ждет впереди работа.
Там впереди власть, которую нужно сберечь, король, которого нужно пере-
ковать, битва, которую нужно выиграть. Он заставил себя расслабиться,
дышать глубоко и ровно, подавить в себе почти физическую боль, обрушив-
шуюся на него. Потом будет время для личных переживаний, а может, такое
время и не наступит, если он проиграет и присоединится к Бриону. Но хва-
тит об этом. Теперь все переживания - это роскошь, которую он не может
себе позволить.
Момент слабости миновал, Морган полностью овладел собой и взглянул на
Дерри: не заметил ли тот внутренней борьбы, которую он вел с собой.
Не заметил, или - не подал вида. Молодой лорд Марчер был слишком за-
нят. Огибая горожан, которые потоком текли по улицам, он изо всех сил
старался удержаться в седле и не мог обращать внимания на что-либо еще.
Морган знал, что раны молодого лорда были достаточно серьезны и, подъ-
ехав поближе к товарищу, хотел с ним заговорить, как вдруг лошадь Дерри
споткнулась. Морган подхватил поводья, и лошадь чудом удержалась на но-
гах, но Дерри тяжело упал на луку седла.
- Дерри, что с тобой? - с тревогой спросил Морган, отпуская поводья и
поддерживая Дерри за плечо.
Они остановились посреди улицы. Дерри медленно выпрямился, на его ли-
це было выражение нестерпимой боли. Он осторожно взял забинтованную ле-
вую руку в правую, закрыл глаза, сделал глубокий вдох. Затем он снова
открыл глаза и слабо кивнул.
- Сейчас все будет нормально, милорд, - прошептал он. Он снова просу-
нул забинтованную руку в черную шелковую перевязь и покрепче уселся в
седле.
Морган решил посмотреть раненую руку товарища, но тут возле его уха
раздался громкий голос:
- Дорогу королю Хауица! Дорогу Его Величеству! - и затем немного по-
тише: - Вы не могли бы найти другое место, чтобы держаться за руки?!
В то же мгновение кнут щелкнул по лошади Моргана. Лошадь с энергией,
которой Морган в ней уже не подозревал, отскочила в сторону, толкнув ло-
шадь Дерри прямо в кучу кричащих пешеходов.
Глаза Дерри загорелись диким огнем, но Морган знаком попросил его
молчать. Он изобразил на своем лице то, что собирался выдать за выраже-
ние миролюбия, и показал Дерри, чтобы тот сделал бы то же самое.
Это был семифунтовый гигант, закованный в бронзу и одетый в одежду
фиолетовых цветов Объединенного Королевства Хаувица и Лекеда.И один он
выглядел устрашающе, а его сопровождали еще семеро таких же. Дерри был
ранен, и соотношение сил не позволяло ввязываться в бой. Кроме того,
Морган вовсе не горел желанием попасть в тюрьму: ставка была слишком вы-
сока.
Морган с нескрываемым интересом наблюдал, как эти гиганты проезжали
мимо. Он обратил внимание на густые черные бороды и спутанные, длинные
волосы, на шлемы, украшенные перьями, которые указывали на их принадлеж-
ность к наемникам Концанта, на фиолетово-зеленые ливреи, украшенные гер-
бами Хаувица, длинные мечи на поясах, витые кнуты в руках.
Никаких указаний на то, что один их них - король Хаувица, не было, но
гиганты экскортировали конные носилки, которые несли четыре серые лоша-
ди. Гобелены, закрывавшие носилки, были разукрашены вызывающими головную
боль зелеными и оранжевыми розами. Еще шесть свирепых гиганта сопровож-
дали носилки сзади. По всему было видно, что ближе подобраться к носил-
кам и заглянуть внутрь Моргану вряд ли удастся.
Ну и ладно, Морган уже отметил про себя того, кто нагло именует себя
Его Величеством. Он не забудет короля Хаувица и его свиту.
Очевидно, Дерри думал о том же.Когда кортеж проехал, он наклонился к
Моргану и спросил с кривой ухмылкой:
- Во имя всех дьяволов ада, кто это "король Хаувица"?
- Я не уверен, - громким шепотом ответил Морган, - но, думаю, это ка-
кой-нибудь посол, страдающий манией величия и преувеличивающий собствен-
ную важность.
Морган хотел, чтобы его услышали и достиг своей цели: вокруг них раз-
дался хохот. Последний гигант строго посмотрел на них, но Морган сделал
невинную физиономию и поклонился. Гигант проследовал мимо.
- Ну что ж, кто бы он ни был, - сказал Дерри, когда они поехали даль-
ше, - слуги у него очень плохо воспитаны.Кто-нибудь должен их проучить.
На этот раз Морган ухмыльнулся.
- Я сам этим займусь, - сказал он и кивнул вперед, туда, где процес-
сия уже была готова повернуть за угол. Первый гигант без устали работал
кнутом, ударяя им направо и налево, разгоняя людей и расчищая дорогу.
И вдруг случилась странная вещь. Длинный черный кнут, которым гигант
действовал с таким искусством, как бы приобрел собственный разум. Возв-
ращаясь после пренебрежительного удара по уличным зевакам, он внезапно и
необъяснимым образом обвился вокруг передних ног лошади гиганта.
Прежде чем кто-либо смог понять, что произошло, лошадь и всадник, с
грохотом и металлическим лязгом, покатились по мощеной улице.
Когда гигант, вне себя от ярости, поднялся, он был встречен смехом,
насмешками и улюлюканьем, а чтобы освободить ноги лошади, ему пришлось
разрезать свой кнут. Процессия, сопровождаемая свитой, двинулась дальше.
Морган, удовлетворенно улыбнувшись, кивнул Дерри, чтобы тот ехал за
ним, и свернул на менее оживленную улочку.
Дерри искоса посмотрел на своего командира, когда они доехали до кон-
ца улицы.
- Очень приятно, что этот гигант запутался в своем собственном кнуте,
милорд, - сказал Дерри с восхищением в голосе. - Уж очень он неуклюж,
верно?
Морган поднял брови.
- Ты думаешь, что это я устроил инцидент? Я знаю, что гиганты часто
страдают плохой координацией движений. Думаю, это от того, что у них ма-
ло мозгов, а кроме того, я терпеть не могу людей, которые бьют других
кнутом.

Главный двор королевского дворца был переполнен народом.Такого коли-
чества людей здесь Морган не мог припомнить со времен своего детства.
Единственное, что им с Дерри оставалось, это протискиваться через бурля-
щие толпы.
Очевидно, что многие из гостей завтрашней коронации обосновались в
самом дворце. Вся площадь перед главной лестницей была заполнена экипа-
жами, каретами, вьючными животными. Дворяне, их жены, дети, слуги - все
бурлило, шумело, кричало. Гам и вонь вызывали головокружение и тошноту.
Морган был поражен, что так много дворян из Одиннадцати королевств
решили принять участие в празднике. Конечно, коронация - выдающееся со-
бытие, но его удивляло то, что здесь добровольно собрались дворяне, люто
враждовавшие между собой, да и по отношению к королевской власти бывшие
серьезными противниками. Он подумал, что будет еще более удивлен, если
здесь до конца праздника не разразится хотя бы одна серьезная ссора с
кровопролитием.
Вот уже две группы слуг ожесточенно спорят, чей хозяин займет более
почетное место за королевским столом. Интересно, почему они так ревниво
относятся к положению своих хозяев? Ведь по отношению к другим лордам
они будут занимать более чем скромные места. Все пять Штатов Форони на-
ходятся под защитой и экономическим контролем Хорта из Орсаля. Флаг Ор-
саля уже развивался над башнями главного управления. Представители Хор-
тов будут сидеть намного впереди всех посланцев Штатов Форони.
Сам Орсаль, который контролировал всю торговлю в Южных морях, скорее
всего, не собирался прибыть сюда. Его отношения с Ркасси на юге уже дав-
но не были дружественными. И старый морской лев решил, что будет благо-
разумнее остаться дома и охранять свои порты: таков старый Орсаль.
Но молодой Орсаль был здесь. Справа развивались его флаги цвета морс-
кой волны, а его слуги занимались перегрузкой багажа.
Морган подумал, что завтра после коронации ему следует встретиться с
молодым Орсалем: если сам он, конечно, останется жив. И если Орсаль не
погибнет, что вполне вероятно, учитывая их сложные отношения со Штатами
Форони. Может, удастся завтра добиться приемлемого соглашения. Во всяком
случае, Орсаль должен знать его точку зрения: Корвин и Штат Хорт всегда
поддерживали хорошие отношения.
Морган кивнул в знак приветствия, когда мимо проходил лорд-канцлер
Торонта, но он больше не думал об иностранных эмиссарах. В первую оче-
редь ему сегодня следует встретиться с лордами Регентского Совета.
Морган заметил ярко-оранжевый бархат лорда Эвана, его огненно-рыжую
шевелюру: лорд входил в главные двери на самом верху лестницы.
Слева от себя он увидел пажа, ведущего в королевские конюшни двух ло-
шадей с попонами цвета Мак Лейнов. Значит здесь есть поддержка, на кото-
рую он может рассчитывать. Лорд Джаред, его обожаемый дядя, правил почти
пятой частью Гвинеда, если считать и графство Корни его старшего сына.
Сам граф Корни, Кевин, уже давно был другом Моргана, а скоро станет его
родственником. Да еще можно вспомнить о младшем Мак Лейне Дункане, на
которого тоже можно положиться.
Кивнув Дерри, чтобы тот следовал за ним, Морган поехал сквозь толпу к
лестнице. Там они спешились. Ласково погладив лошадь, Морган бросил по-
водья Дерри, снял шлем и стал рассеянно приглаживать свои светлые воло-
сы, отыскивая взглядом знакомые лица.
- О, Ричард Фиц-Вильямс! - закричал он, подняв руку в перчатке.
Высокий темноволосый юноша в королевской ливрее обернулся на звук
своего имени, улыбнулся, узнав Моргана, но его улыбка, пока он быстро
пробирался к Моргану, быстро сменилась на тревожное выражение лица.
- Лорд Алярик, - поспешно поклонившись, прошептал он. - Вам не следо-
вало бы появляться здесь.Говорят, что Совет настроен против вас.
Его глаза нервно оглядывали Моргана и Дерри. Дерри, привязывая шлем к
седлу, как бы застыл, но, встретив короткий выразительный взгляд Морга-
на, вернулся к своему занятию. Морган снова обратился к Ричарду:
- Значит, Совет планирует действовать против меня? - спросил он,
изображая полнейшее недоумение. - А почему?
Ричард поежился и отвел свой взгляд от испытующего взгляда Моргана.
Он когда-то обучался под его руководством и всегда восхищался им, но
сейчас он не хотел быть первым, кто расскажет Моргану обо всех неприят-
ностях.
- Я ... я мало знаю, - пробормотал он. - Они ... да вы же слышали,
какие здесь ходят слухи? - и он со страхом посмотрел на Моргана.
- Да, я слышал, Ричард, - вздохнул тот. - Ты им веришь?
Ричард отчаянно замотал головой.
Морган в возбуждении хлопнул свою лошадь по шее, и животное от неожи-
данности отшатнулась.
- Дьявол их побери! - сказал он. - Это именно то, чего я боялся! Дер-
ри, ты помнишь, что я говорил тебе о Регентском Совете?
Дерри кивнул.
- Отлично! - сказал Морган. - И как тебе понравится, если ты пойдешь
и постараешься умиротворить лордов Совета, а я пока пойду и улажу
кое-что?
- Но вы же не собираетесь долго задерживаться, сэр?
Морган расхохотался.
- Дерри, мальчик! Мне нравится, как ты мыслишь. Напомни мне, чтобы я
подумал о соответствующей награде для тебя.
- Да, сэр.
Морган повернулся к Ричарду, подал ему поводья и шлем.
- Ричард, ты посмотришь за нашими лошадьми?
- Конечно, милорд, - ответил слуга, с удивлением глядя на двух смею-
щихся людей. - Но будьте осторожны, сэр.
Морган с благодарностью кивнул, а затем решительно направился вверх
по ступенькам лестницы, сопровождаемый спешащим за ним Дерри.
Лестница и вход во дворец были заполнены дворянами и их женами в рос-
кошных одеждах. Морган опять подумал, что он выглядит среди них настоя-
щим бродягой, однако он вскоре понял, что одежда вовсе не главное. Когда
он проходил мимо, все разговоры моментально прекращались, а когда он от-
вечал на настороженные взгляды окружающих своей обычной улыбкой и легким
поклоном, женщины отшатывались как от прокаженного, а руки мужчин непро-
извольно тянулись к оружию.
Теперь он понял все! Несмотря на его долгое отсутствие, его узнавали
сразу и сразу вспоминали дикие слухи о Дерини, связанные с ним: кто-то
хорошо поработал, чтобы запачкать его имя. Эти люди действительно верят,
что он злой колдун Дерини из старинных легенд!
Отлично! Пусть верят. Он будет играть ту роль, которую они приписали
ему. Если они желают увидеть перед собой вкрадчивого, самоуверенного,
смутноугрожающего лорда Дерини - он доставит им это удовольствие!
Он остановился перед дверью, чтобы стряхнуть пыль с одежды и придать
себе соответствующий вид. Он поправил одежду так, чтобы его меч и коль-
чуга зловеще сверкали из-под плаща, а его волосы блестели, как полиро-
ванное золото в свете яркого солнца. Его вид должен производить впечат-
ление, и, чувствуя, что он достиг желаемого результата, Морган, как ша-
ловливый мальчишка, повернулся на каблуках и вошел в холл. За ним неотс-
тупной голубой тенью проскользнул Дерри.

Морган стремился не думать о владениях старых Морганов. Много помес-
тий было разбросано по всем Одиннадцати королевствам, но все они пред-
назначались в приданное его сестре Бронвин, собиравшейся будущей весной
выйти замуж за Кевина Мак Лэйна. Когда это случится, то только имя и
двойное сплетение трав на знамени останутся у него от предков.
Внезапно кто-то окликнул его и этим отвлек от горьких размышлений.
Оглянувшись, Морган увидел лорда Роджера: Роджер прокладывал себе путь
через толпы дворян. На его тонком лице было написано беспокойство, узкие
усики словно шевелились от нетерпения.
- Морган, мы уже давно ждем вас! Что случилось?! - Он, нервно взгля-
нув на Дерри, очевидно, не узнав его. - Где лорд Ралсон и Колин?
Морган не ответил и заметил Эвана, Бран Кориса и Яна Ховела. Если он
дождется этих троих, то ему не придется повторять рассказ дважды. А пов-
торять ему было мучительно: он был близок с Ралсоном.
Когда он пробрался к этим троим, то слева от него появился и Кевин
Мак Лэйн, который похлопал его по плечу в знак приветствия. Роджер почти
бежал за ним вне себя от ярости.
- Но, Морган! - кричал он. - Вы не ответили на мои вопросы. Что с ни-
ми случилось?
Морган, приветствуя группу дворян, поклонился.
- Роджер, мне неприятно говорить об этом, но Ралсон, Колин, два ох-
ранника и три лучших офицера - все погибли.
- Погибли! - ахнул Эван.
- О боже, - прошептал Кевин. - Алярик, что случилось?
Морган заложил руки за спину и приготовился к испытаниям.
- Я был в Кардоссе, когда пришли печальные вести о кончине короля. Я
взял эскорт - Дерри и моих людей, и мы немедленно выехали в Ремут. После
двух дней пути мы попали в засаду. Думаю, что это было где-то близ Вало-
рета. Ралсон и эскорт были убиты в бою. Колин умер от раны на следующий
день. Дерри, возможно, потеряет левую руку, но он остался жив, во всяком
случае.
Ян, изображая озабоченность и беспокойство, нахмурился и погладил бо-
роду.
- Это ужасно, Морган, это очень плохо. И сколько человек, вы сказали,
напало на вас?
- Я не называл цифр, - ответил Морган без всякого выражения. Он с по-
дозрением посмотрел на Яна, пытаясь понять подоплеку вопроса. - Но я по-
лагаю, их было десять или двенадцать человек. Ты согласен со мной, Дер-
ри?
- Вы убили восьмерых, милорд, - заявил Дерри. - Остальные разбежа-
лись.
- Хм... - фыркнул Эван. - Девять воинов Гвинеда убили только восьме-
рых бродяг, напавших на них? Полагаю, что вы могли бы сделать лучше свое
дело.
- И я тоже, - добавил Ян, складывая руки на груди. - Я не претендую
на роль специалиста в таких делах, как лорд Эван, но мне кажется, что
это был плохой бой. Конечно, никто из нас там не был...
Он пожал плечами и многозначительно замолчал.
- Это верно, - сказал Бран Корис, и его глаза прищурились. - Никого
из нас там не было. Как мы можем быть уверены в том, что все случилось
именно так, как вы рассказываете? Почему вы, Морган, не использовали
свое могущество Дерини, чтобы спасти их? А может, вы и не хотели их спа-
сать?
Морган напрягся и взглянул на Брана. Если этот идиот не замолчит, то
может произойти непоправимое, а Моргану вовсе не хотелось ввязываться в
кровавое столкновение прямо здесь, в холле королевского дворца.
- Я не слышал этого замечания, - сказал он с нажимом. Черт возьми!
Уже во второй раз за сегодняшний день ему приходится уклоняться от хоро-
шего боя! - Я повиновался приказу моего короля и я приехал. Кевин, ты не
знаешь, где сейчас Келсон?
- Я доложу ему, что вы уже здесь, - ответил Кевин и, ускользнув от
рук Брана, который его хотел задержать, отошел.
Бран опустил руку на рукоять меча и посмотрел на Моргана.
- Ловко придумано, Морган, но семь смертей - слишком большая цена за
ваше присутствие здесь!
Он начал вынимать меч, но Эван остановил его руку.
- Опомнитесь, Бран! - воскликнул он. - А вы, Алярик, лучше бы здесь
не появлялись. К тому же и королева не хотела, чтобы за вами посылали. Я
не думаю, что вы сможете увидеть мальчика до того, как переговорите с Ее
Величеством.
- Я польщен тем, что королева помнит обо мне, Эван, - мягко ответил
Морган. - Но, к счастью, меня не заботит, что она обо мне думает. Я дал
слово королю Бриону, и я сдержу его. - Он посмотрел вокруг, - И я не ду-
маю, что Брион был бы доволен, если бы узнал о вызове меня в Совет.
Именно за этим вы здесь собрались, не так ли?
Лорды Совета обменялись недоуменными взглядами, пытаясь угадать, кто
же из них выдал планы Совета Моргану. В другом конце холла Морган увидел
князя Нигеля, который, обменявшись несколькими словами с Кевином, напра-
вился к Моргану.
- Ты должен понять, Морган, - мягко сказал Роджер, - никто из нас ни-
чего не имеет против тебя. Но королева - она очень плохо перенесла
смерть Бриона.
- И я тоже, Роджер, - быстро ответил Морган, и его серые глаза реши-
тельно сверкнули.
Подошел Нигель, встал между Роджером и Эваном, и протянул руку Морга-
ну.
- Алярик, я очень рад тебя видеть. И лорда Дерри тоже.
Дерри с благодарностью поклонился: он был польщен, что Дюк королевс-
кой крови узнал его, и был рад тому, что вражде положен конец. Все ос-
тальные тоже поклонились.
- Я хотел бы просить вас о милости, - продолжал Нигель, играя роль
гостеприимного хозяина. - Не могли бы вы занять место Алярика в Совете,
Дерри? У него есть кое-какие важные дела.
- С удовольствием, Ваше Высочество.

- Отлично. Вы нас простите, джентльмены? - сказал Нигель, подхватывая
Моргана под руку и направляясь вместе с ним в ту же сторону, куда ушел
Кевин.
Когда Нигель и Морган исчезли в направлении королевских покоев, Ян
мысленно поздравил Нигеля с той ловкостью, с которой тот осуществил этот
маневр. Но это еще не конец дела: даже если Морган сможет переговорить с
Келсоном, а Ян уже не имел возможности предотвратить эту встречу, то все
равно лорда Дерини еще ожидает несколько сюрпризов.
Теперь следовало заняться этим лордом Дерри. К тому же, Бран Корис
тоже преподнес отличный подарок. Ян знал, что партия Моргана в Совете
уменьшилась на один голос со смертью Ралсона. А теперь оказывается, что
и Бран Корис тоже выступает против него. Интересно, что же побудило его
к этому: ведь в прошлом он всегда занимал нейтральную позицию.
Шагая рядом с Нигелем, Морган удивился той разительной перемене, что
произошла в младшем брате Бриона за последние два месяца. Хотя Дюку было
всего тридцать с небольшим, он казался старше, по крайней мере вдвое.
Причем это было не физической старостью: никаких признаков седины в
иссиня черных волосах, Нигель не сутулился, не шаркал ногами. Они шли по
широкому, вымощенными мраморными плитами коридору, и Морган понял, что
все перемены обусловлены выражением глаз. Нигель всегда был более спо-
койным, более уравновешенным, чем его царствующий брат, но теперь что-то
новое - испуг? - появилось в его взгляде, то, чего Морган никогда раньше
не замечал.
Как только они отошли подальше, где их не могли ни видеть, ни слы-
шать, с лица Нигеля исчезла искусственная улыбка, и он с тревогой пос-
мотрел на Моргана.
- Нам нужно торопиться, - прошептал он. Его широкие шаги отдавались
многократным эхом в пространстве коридора. - Дженана готова выступить
перед Советом и предъявить вам обвинения. А я не могу припомнить, чтобы
лорды Совета были в более плохом настроении. Они, по-моему, верят в эти
слухи относительно смерти Бриона.
- Они, конечно, верят им, - сказал Морган. - Они действительно дума-
ют, что я убил Бриона с помощью магии Дерини прямо из Кардоссы. Даже
чистокровный Дерини не сможет сделать этого. - Он хмыкнул. - А еще есть
легковерные, которые считают, что он умер от сердечного приступа.
Они дошли до перекрестка, и Нигель свернул в правый коридор, ведущий
в дворцовый сад.
- Обсуждались обе версии. Но нет доказательств. Правда, у Келсона
имеется своя версия - и я склонен согласиться с ним: Чарисса!
- Возможно, он прав, - сказал Морган. - А что касается Совета - вы
можете держать его в руках?
- Вряд ли, - нахмурился Нигель. - Во всяком случае, не долго.
Они прошли мимо часового, и Нигель рассеянно отсалютовал.
- Видите ли, - продолжал он, - было бы совсем по-другому, если бы
Келсон был настоящим королем в зрелом возрасте. Он тогда запретил бы Со-
вету разбираться с обвинениями против вас, если у них нет конкретных до-
казательств. Но он не король и не может так поступить. И до тех пор, по-
ка он не достигнет совершеннолетия, Совет Регентов будет иметь всю пол-
ноту власти, которой Келсон противиться не сможет. Они предложат ему
свою версию и при голосовании простым большинством вас осудят. Добьются
ли они в этом успеха, во многом зависит от того, как Келсон сможет про-
вести голосование.
- А он может что-либо сделать? - спросил Морган, когда они поднялись
в сад.
- Этого я не знаю, Алярик, - ответил Нигель. - Он, конечно, хорош,
очень хорош, но все же я ничего не могу сказать. К тому же вы видели
настроение лордов Совета. После смерти Ралсона и открытого обвинения
Брана Кориса все выглядит очень плохо.
- Об этом я знал еще в Кардоссе.
Они остановились возле увитого розами летнего домика на краю дубовой
рощицы, и Морган, испытующе оглядевшись, мысленно одобрил место встречи.
- А эти попытки Дженаны дискредитировать меня, Нигель. Какие обвине-
ния она собирается выдвинуть?
Нигель поставил ногу на каменную скамью и угрюмо посмотрел на Морга-
на.
- Государственная измена и ересь, - сказал он спокойно. - И это не
предположение.
- Измена? - вскричал Морган. - Черт побери, Нигель, ведь если она не
позволит мне помочь Келсону, то он погибнет! Разве она не понимает это-
го?!
Нигель безнадежно пожал плечами.
- Кто может сказать, что она понимает, а что нет? Я только знаю, что
наш дорогой лорд Роджер собирается выступить с обвинением в измене. И
нет ни одного шанса, что архиепископ Корриган откажется поддержать обви-
нение в ереси. Дженана вызвала ему в помощь из Валорета кого-то, не пом-
ню его имени. Ну тот, который прославился суровыми гонениями Дерини на
севере.
- Лорис, - прошипел Морган и сплюнул как от омерзения.
Испытывая внутреннею дрожь, он смотрел на кусты роз вокруг домика и
на дубовую рощу, в которой деревья были высажены так, что проходы меж
ними образовывали лабиринт: Морган не видел его запутанных ответвлений,
но внезапно понял, что лабиринт как бы символизирует все те проблемы,
что встали перед ним. Все было запутано, загадочно, за каждым поворотом
его ждали непредсказуемые трудности. Однако из дубового лабиринта выход
был, а из его лабиринта?
Овладев собой, он снова повернулся к Нигелю.
- Нигель, я уверяю вас, что Келсон мог бы победить Чариссу раз и нав-
сегда, если бы он обладал могуществом Бриона. Неужели Дженана не знает,
что ему предстоит, если он выступит против Чариссы без этого могущества?
Вы же следующий наследник трона, вы знаете, о чем я говорю?
- Если она и знает, то не показывает этого, - вздохнул Нигель. - Я
хочу попытаться снова поговорить с ней, если вы думаете, что это может
помочь. По крайней мере, мы хоть выиграем время.
- Хорошо, - кивнул Морган. - И если на нее не подействует логика, то
принуди ее.
- Я сделаю, что смогу, - угрюмо кивнул Нигель, отходя от Моргана.
- Я надеюсь, - сказал Морган почти про себя, так как Дюк уже почти
скрылся за поворотом дорожки.
Морган печально улыбнулся и пошел к летнему домику, где он собирался
ждать Келсона. Лично у него не было надежды на то, что кто-то сможет
умиротворить вдову Бриона, а меньше всего - на Нигеля, который, правда,
всегда выступал на стороне Моргана.
С другой стороны, Нигель был ее родственником, а это кое-что значило.
Кто знает? Ведь в этом мире, где боги восстают из мертвых и где квази-
мертвая раса собрала все силы Добра и Зла, может произойти все, даже са-
мое невероятное.
Однако он не мог понять позицию Дженаны. Морган знал, что она основы-
валась на древнем и враждебном страхе перед магией Дерини. И этот пере-
ходящий в ненависть страх усиливался во многих поколениях в связи с тем,
что церковь ополчилась на все оккультные искусства и науки. Но в нена-
висти Дженаны есть что-то еще.
Конечно, когда-то были причины ненавидеть Дерини, и Морган первый бы
признал это. Но ведь прошло уже триста лет с начала царствования Дерини,
когда Одиннадцать королевств почти три поколения были под их диктаторс-
ким правлением. И это время кончилось двести лет назад.
И даже когда власть Дерини была в расцвете, существовала только горс-
тка братьев, проповедующих мрачную жестокость. А в противовес им были
тысячи Дерини, которые под руководством Камбера Кулди обнаружили, что
при тщательно подобранных условиях в некоторых индивидуумах можно соб-
рать весь набор сил и могуществ Дерини. Могущество Дерини может быть
приобретено человеком!
Началась революция, которой руководил Камбер, и царствование Дерини
тут же рухнуло. Тираны были казнены своими собственными слугами, и прав-
ление было возвращено наследникам старых правителей - людей.
Но вскоре люди и воинствующая церковь забыли, что освобождение им
принесли лорды Дерини, и перестали делать различие между разными группа-
ми Дерини.
Через пятнадцать лет после Восстания - даже не прошло еще одного по-
коления! - братство Дерини оказалось жертвой самого кровавого преследо-
вания, которое когда-либо видели глаза цивилизованного человека. Очисти-
тельный огонь костров инквизиции уменьшил количество Дерини до одной
трети от первоначального количества. Те, кто выжил в этом кошмаре, те-
перь скрывались, отказавшись от своего наследства, или жили в постоянном
страхе под защитой тех немногих дворян, которые еще не забыли, как все
происходило в действительности.
С годами все стирается из памяти, и очистительный огонь остался в па-
мяти только немногих закоренелых фанатиков. Некоторые семьи Дерини воз-
высились и заняли достаточно высокие посты в государстве. Но магия, если
она использовалась, применялась с крайней осторожностью, а многие Дерини
вообще отказались пользоваться ею в любом случае.
Однако среди людей магии дар, который они получили во время Восста-
новления, тщательно сохранялся. И уже многие постепенно признали, что
правители Гвинеда и некоторые другие правители Одиннадцати королевств
обладают специальным могуществом, которое каким-то таинственным образом
вселяется в них, подтверждая божественное право на власть, на престол.
О том, что источник этого могущества - Дерини, старались не говорить.
Но это было именно то могущество, оно передавалось посредством специаль-
но разработанных ритуалов от отца к сыну в течение двухсот лет. Это было
могущество, что помогло Бриону сокрушить Марлука пятнадцать лет назад.
Однако вражда Дженаны с Морганом началась еще до этой исторической
битвы.
Когда Брион впервые привел медноволосую красавицу принцессу домой,
Морган радовался со всем Гвинедом. Молодая королева вскружила ему голо-
ву, как и всем молодым людям при дворе. Морган обожал ее со всей юношес-
кой пылкостью и страстью: Дженана принесла с собой новое веселье и рос-
кошь в королевский дворец Ремута.
Затем пришел день, когда король случайно проговорился, что Морган на-
половину Дерини. Лицо Дженаны смертельно побледнело. А после этого нача-
лась война, исход которой мог оказаться роковым, война с Марлуком.
Он все еще хорошо помнил тот день - хотя прошло уже пятнадцать лет, -
когда он и Брион, вне себя от радости после победы над Марлуком, ехали
назад в Ремут во главе торжествующей армии.
Он помнил, как Брион гордился Морганом, которому только что исполни-
лось четырнадцать лет, как они вбежали в покои Дженаны, громогласно
хвастаясь своей победой, и он помнит ее ужас и отчаяние, когда она поня-
ла, что ее муж сохранил престол и одержал победу при помощи магии Дери-
ни.
Сразу же после этого Дженана отправилась в паломничество на два меся-
ца и добровольно заточила себя в аббатстве Святого Жиля близ Женрис Ме-
ер. Затем она и Брион вроде бы примирились, она снова вернулась в Ремут,
но Моргана она старалась избегать. И когда на следующий год родился Кел-
сон, она совершенно недвусмысленно дала понять, что не хочет иметь ниче-
го общего с юным лордом Дерини.
Ее решение, конечно, не повлияло на положение Моргана при дворе. Его
дружба с Брионом оставалась крепкой, и к радости Бриона он принял актив-
ное участие в обучении Келсона.
Постепенно Брион и Морган поняли, что все попытки примирения с Джена-
ной обречены на провал. И по истечении нескольких лет Брион привык к
этому факту, к тому, что его обожаемая королева ненавидит его самого
лучшего друга, того, кому он доверял больше всех.
Теперь Морган никогда не встречался с королевой, за исключением офи-
циальных приемов. И эти редкие встречи проходили в непрерывных словесных
поединках и уколах, язвительных замечаниях, упреках. Зная женщин, Морган
понимал, что такое положение вряд ли когда-нибудь изменится и что отно-
шения между ними не наладятся.
Скрип шагов по гравию разорвал тишину сада. Морган оглянулся, а затем
выскользнул из зарослей, где сидел в ожидании. Келсон и Кевин уже обог-
нули клумбу на главной аллее и остановились у летнего домика.
Келсон был в одежде ярко-красных королевских цветов. Его лицо, над
воротником из чернобурой лисы, было сумрачным, напряженным, сосредото-
ченным. Он подрос за те месяцы, пока Морган его не видел, а его трениро-
ванный глаз различил кольчугу под роскошной шелковой туникой Келсона.
Одна черная креповая повязка была на рукаве, чуть повыше локтя, а другая
свисала с пояса.
Больше всего в Келсоне Моргана поразило сходство с Брионом: он смот-
рел на Келсона и видел Бриона, видел большие серые глаза под черным бар-
хатом прямых волос, величественную посадку гордой головы, непринужден-
ность, с которой Келсон носил королевскую одежду. Он заметил кажущуюся
хрупкость худощавого тела, вспомнил стальные мышцы, которые скрывала
она, вспомнил часы, долгие часы тренировок с оружием.
Это был Брион - Серые смеющиеся глаза, Брион - Разящий меч, Брион -
Задумчивый разум. Морган обучал его скакать и фехтовать, выполнять все
королевские церемонии, даже учил ходить. И вот теперь он смотрел на не-
го, и в нем путались Келсон и Брион, светлый и темный.
Теперь перед ним Келсон. И Брион, который просит своего ближайшего
друга поклясться, что мальчик всегда будет иметь защитника, если с ним
что-нибудь случится.
Брион всего за несколько месяцев до смерти доверил ему ключ от своей
божественной силы и могущества, и вот теперь перед ним - его сын.
Келсон неуверенно опустил глаза. Ему хотелось подбежать к Моргану,
как это он делал будучи ребенком, обхватить его руками, излить ему всю
боль, весь ужас, все кошмары этих последних двух недель, позволить Мор-
гану успокоить себя, успокоить взбудораженный разум с помощью магии Де-
рини. Он всегда чувствовал себя в безопасности рядом с Морганом. Если бы
он только мог... Но он не мог.
Он стал мужчиной, или считалось, что стал им, и более того - он Ко-
роль. Может быть, Морган поможет ему выжить в этом кошмаре!
Сухо, чувствуя неловкость своей новой роли, Келсон поднял глаза и
встретил взгляд друга отца, своего друга.
- Морган? - он кивнул, пытаясь выглядеть более уверенным, чем был на
самом деле.
Морган улыбнулся медленной, все понимающей улыбкой и спокойно пошел к
нему. Он хотел встать на колени, как этого требовал этикет, но чувство-
вал, что мальчика это стеснит, и решил просто поздороваться.
- Мой принц - сказал он.
Кевин Мак Лэйн, который был на несколько шагов позади, не пропустил
напряженной ситуации. Он откашлялся и посмотрел на Моргана.
- Дункан просил передать вам, что будет ожидать в Сейнт Хинари, когда
вы будете готовы, Алярик. А я ... я, пожалуй, вернусь в Совет. Думаю,
что там я буду более полезен.
Морган кивнул Кевину, но не отвел взгляда от Келсона. Кевин отвесил
поклон и поспешил прочь по главной аллее.
Когда звук его шагов исчез вдали, Келсон посмотрел на мозаичный пол
летнего домика и носком сапога нарисовал что-то на земле.
- Лорд Кевин рассказал мне о Колине, лорде Ралсоне и других, - нако-
нец сказал он. - Я ... я чувствую, что виноват в их смерти. Ведь это я
настаивал на том, чтобы они поехали за вами.
- Кому-то все равно было нужно - ответил Морган и положил руку на
плечо Келсона. - Я знаю, что вы должны чувствовать при этом известии.
Тела я передал в аббатство Святого Марка. Когда это кончится, вы сможете
сделать что-нибудь для семей погибших, может - государственное погребе-
ние.
- Небольшое утешение - государственное погребение. - задумчиво произ-
нес Келсон. - И все же вы правы: кто-то должен был поехать.
- Молодец, - засмеялся Морган. - Пойдем погуляем.

Кевин Мак Лэйн быстро осмотрел холл и затем пошел туда, где у дверей
в комнату Совета одиноко стоял Дерри.
- Они еще не собрались? - подходя, спросил Кевин.
- Нет. Ждут опоздавших. Надеюсь, они задержатся подольше, если, ко-
нечно, они не из наших.
Кевин рассмеялся.
- Я - Кевин Мак Лэйн, кузен Моргана. И если ты друг Алярика, то давай
без формальностей. - Он протянул руку юноше, и тот крепко пожал ее.
- Син Дерри - помощник Моргана.
Кевин кивнул и осмотрелся.
- Не слышно каких-нибудь сплетен? Думаю, что в Ремуте уже каждый зна-
ет, что Морган вернулся.
- Я в этом не сомневаюсь, - ответил Дерри. - О чем ты думаешь?
- О чем я думаю? - спросил Кевин, показывая на себя пальцем. - Мой
друг, думаю, что мы все в большой опасности. Ты знаешь, какие обвинения
выдвигаются против него?
- Боюсь, что да.
Кевин загнул один палец.
- Во-первых, ересь. А во-вторых? - Он загнул второй палец. - Госу-
дарственная измена. Можешь ты предположить, какое наказание предстоит за
эти два проступка?
Дерри вздохнул, плечи его опустились.
- Смерть - прошептал он.
Глава 3
Пока парикмахер укладывал ее медные волосы в прическу и закреплял их
филигранными булавками, Дженана критически рассматривала свое отражение
в зеркале.
Брион не любил стиля ее прически. Она казалась ему слишком простой,
даже грубой для ее точеных, тонких черт лица. Прическа подчеркивала ее
высокие скулы, ее острый подбородок, она оставляла единственное живое
место на бледном лице - ее дымчато-зеленые глаза.
Да и черный цвет не шел ей. Текущий черный шелк и бархат делали ее
много старше тридцати двух лет.
Нет, Бриону бы все это не понравилось.
Он, конечно, ничего бы не сказал, думала она, пока парикмахер закры-
вал ее блестящую косу тонкой вуалью, нет, не сказал бы. Он просто протя-
нул бы руку к ее волосам, вытащил булавки и распустил волосы блестящим
каскадом на спине, взял бы тонкими нежными пальцами ее за подбородок и
поцеловал в губы.
При этих мыслях ее пальцы сжались и задрожали, спрятанные в длинных
узких рукавах. Она заставила себя отогнать готовые навернуться слезы:
сейчас она не должна думать о Брионе. Для ее сегодняшнего появления есть
очень важная причина. И когда она будет стоять сегодня перед Советом и
говорить им о угрозе для жизни Келсона, они не должны считать ее просто
глупой женщиной. Она все еще королева Гвинеда, во всяком случае до завт-
ра. Она должна быть уверена, что Совет поймет: она требует жизнь Морга-
на.
Ее рука задрожала, когда она коснулась золотой короны на туалетном
столике, но она заставила себя успокоиться и твердой рукой возложить ди-
адему на голову поверх траурной вуали. То, что она намеревалась сделать
сегодня, было ей неприятно. Каковы бы ни были ее личные чувства к этому
проклятому Моргану и его запретному могуществу Дерини, он ведь был бли-
жайшим другом и доверенным лицом Бриона. Если бы Брион знал, что она со-
бирается сделать...
Она встала и нетерпеливым жестом отослала служанок прочь.
Брион не сможет узнать. Хотя ее сердце разбивалось при этой мысли, но
он мертв и уже почти две недели в гробнице. Несмотря на все старые ле-
генды о могуществе Дерини - могуществе таком чужом, что она не пыталась
понять и признать его - пути из могилы не было даже для тех, кто им
пользовался. И даже смерть Моргана была необходима, чтобы доказать это,
а ее единственный сын будет править как смертный, без помощи проклятых
магических сил. Этого необходимо добиться, какова бы ни была цена.
Она решительно пересекла комнату и остановилась на пороге Солнечной
комнаты. В ней юный менестрель пощипывал струны своей лютни, сделанной
из драгоценного белого дерева. Вокруг него сидели с полдюжины одетых в
черное девушек. Одни из них занимались вышиванием, другие, отложив рабо-
ту, слушали траурные мелодии. Над их головами, на фоне ясного безоблач-
ного осеннего неба четко вырисовывались розы, синие и фиолетовые. При-
чудливые тени играли на мозаичном полу. Когда на пороге появилась Джена-
на, все взгляды устремились на нее в ожидании приказаний, и даже менест-
рель прекратил игру.
Дженана жестом приказала им, чтобы они продолжали. Менестрель возоб-
новил мягкое пощипывание струн, и Дженана медленно пошла в противополож-
ный конец комнаты. Сорвав розу с одной из веток, она опустилась на затя-
нутую черным крепом скамью.
Может быть, здесь, среди солнца и роз, которые так любил Брион, в ней
установится мир, в котором она так нуждалась. Может, ей удастся собрать
силы и мужество для того, чтобы совершить то, что она задумала и что
должно быть сделано.
Внезапно дрожь прошла по ее хрупкому телу, и она плотнее закуталась в
накидку: она никогда не убивала человека - даже Дерини.
Нигель нетерпеливо, уже в пятый раз, дернул за шнурок звонка у дверей
в покои королевы, и в его глазах загорелся гнев: если кто-нибудь не отк-
роет дверь, то через три секунды он... Он поднял руку, чтобы дернуть за
шнурок в шестой и последний раз, как за дверью раздался шорох. Он отсту-
пил назад и увидел, что глазок в двери открылся.
- Кто там? - спросил Нигель, в свою очередь приникая к отверстию, и
увидел молоденькую служанку.
- Девушка, если ты сейчас же не откроешь дверь, то я ее вышибу, -
вкрадчиво сказал Нигель.
Глаза девушки расширились, когда она узнала его голос, и она сразу же
повиновалась. Нигель услышал звук открываемого засова, без колебаний
толкнул дверь и вошел в комнату.
- Где королева? - спросил он.

- Без Автора - Хроники Дерини => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Хроники Дерини автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Хроники Дерини своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Хроники Дерини.
Ключевые слова страницы: Хроники Дерини; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн