Барри Дейв - Хитрый бизнес - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум = 199.24 KB

- Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум => скачать бесплатно электронную книгу



Черепашки-ниндзя –

-
«Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум»: Литература; Минск; 1995
ISBN 985-456-23-0
Аннотация
Кренг и Шреддер решают вновь захватить Землю. Для этого они становятся владельцами крупнейшей в мире шоколадной компании и начинают добавлять в сладости мутаген, чтобы таким образом превратить всех детей в мире в послушных им мутантов...
Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум
Часть 1.
Глава 1. Новая техническая задумка Донателло
Избавив мир от очередного непрошеного кандидата на мировое господство, черепашки-мутанты-ниндзя, развалившись, сидели на диване перед телевизором и вяло обсуждали только что увиденные телепрограммы. В этот день ни одна из передач не привлекла их внимание, и поэтому они то и дело переключали каналы.
За это время каждый из них успел съесть по три пиццы, а Рафаэль даже умудрился стянуть у Микеланджело шоколадный батончик «Сникерс» и заесть его четвертой порцией. Тот даже не заметил пропажи. Он с интересом смотрел на экран, где в это время показывали концерт с очередного Лудстогского фестиваля.
Известная рок-звезда Тайкл Мекссон, весело подмигнув телезрителям, пропела визгливым голосом:
Эй, крошка, тоску прогоняй,
Смейся побольше, не унывай!
Песенку эту за мной подхвати,
Пой вместе с нами и не грусти!
Микеланджело и Леонардо тут же подхватили эту известную песенку и вместе с певицей пропели дальше:
Песенки этой летящий поток
Быстро разбудит всех лежебок.
Песню подхватит усталый ковбой
И вместе с ним его конь скаковой.
Обе черепашки вскочили с дивана и начали выделывать головокружительные па. Тут подал свой голос Сплинтер:
– Эй, друзья, не кажется ли вам, что сейчас слишком позднее время, чтобы орать во все горло на все подземелье?
– Молчите! – запротестовал Леонардо. – Мы ведь так редко слушаем хорошую музыку! По музыкальному телеканалу такие ужасные панк-рэп-песенки передают, что вся съеденная за обедом пицца моментально просится назад!
– Ну, если тебе музыка, передаваемая музыкальным телеканалом, не нравится, – рассудительно произнес Сплинтер, – то ты можешь ее не слушать, переключив телеканал, что, собственно, не мешало бы сделать и сейчас, ведь по шестому каналу как раз передают выпуск новостей.
Не смея перечить своему учителю, черепашки угомонились и снова уселись перед телевизором.
В этот день в городе ничего сногсшибательного не произошло. Никто не объявлял забастовку, не было ни одного пожара. И, если не считать, что один неудовлетворенный качеством приготовления пищи посетитель кафе «У бизона» разбил столиком витрину кафе, а один из рокеров на спор въехал на мотоцикле в зоомагазин, до смерти напугав аквариумных рыбок, можно сказать, что день прошел вполне нормально.
Черепашки вяло прослушали сводку новостей, пока, наконец, на телеэкране не появилась их подружка Эйприл.
– В эфире Эйприл О’Нил с прямым репортажем о новой кондитерской фабрике по производству шоколада, печенья, жвачек и прочих сладостей – «Мэджик Свит». Несколько недель назад все были потрясены известием, что эта, казалось бы, преуспевающая компания разорилась. И только сегодня к нам просочились сведения, что контрольный пакет акций этой компании был скуплен неким гражданином Г. через подставное лицо. Новый владелец фабрики обещал в скором времени провести пресс-конференцию, в которой, как нам стало известно, заверит всех любителей сладостей, что его фабрика и впредь будет выпускать шоколадные батончики, карамель, жвачку, печенье, зефир и пастилу. Более того, из самых компетентных источников мы узнали, что во все сладости, изготовленные компанией «Мэджик Свит», будет добавлен особый ингредиент, химическая формула которого содержится в строжайшем секрете, и эта добавка придаст всем сладостям особую пышность и мягкость. Благодаря этому сладости, как говорится в известной рекламе, действительно будут таять во рту, а не в руках, – улыбнулась Эйприл. – На днях нам представится возможность удостовериться, действительно ли сладости компании «Мэджик Свит» так магически сладки…
Сообщение Эйприл несколько оживило черепашек. Между ними тут же возник спор, какой из батончиков самый вкусный. Как и следовало ожидать, мнения разделились.
– Из всех шоколадных батончиков я предпочитаю «Баунти»! – воскликнул Рафаэль.
– По мне, твой «Баунти» ни в какое сравнение не идет с «Пикником»! – осадил его Микеланджело. – Хотя и «Сникерс» тоже неплох. – Да, кстати, – пошарил он глазами по столику, – где мой батончик?
– Ой, Микеланджело, – сконфуженно опустил глаза Рафаэль, – извини меня, я так увлекся просмотром передач, что не заметил, как случайно съел твою шоколадку. Но ты не волнуйся – я в самое ближайшее время тебе ее верну.
– Но не забудь, приятель, что я люблю «Пикник», – подмигнул Микеланджело.
– Куда вашему «Сникерсу» вместе с «Баунти» до шоколадки «Хершес»! – вступил в разговор Донателло. – «Хершес» – самая лучшая американская шоколадка!
– Друзья! – произнес появившийся в комнате учитель черепашек. – Различные названия шоколадок, батончиков не стоят того, чтобы о них спорили. Ведь, по существу, все они состоят из одних и тех же компонентов!
Черепашки тут же прекратили спор и, посмотрев на учителя, вместе воскликнули:
– И каких же?
Сплинтер деловито взмахнул хвостом и, как обычно в таких случаях, загадочно улыбнулся, поудобнее уселся в кресло и продолжал:
– Просматривая различную рекламу, вы неоднократно слышали, что тот или иной шоколадный батончик, будь это «Твикс», «Хершес», «Пикник» или «Марс», состоит из карамели, ореховой массы с сахаром – нуги или целыми орешками, вкусного печенья, и все это покрывается молочным шоколадом.
Черепашки дружно закивали головами. Но наиболее нетерпеливый из них, Рафаэль, промолвил:
– А как же «Баунти» и кокосовый «Хершес»?
Сплинтер снова хитро улыбнулся:
– Конечно, в любых правилах есть исключения. Начинкой в «Баунти» служит нежная мякоть кокоса. А различные сорта «Хершес» наполняются клубничным, банановым, яблочным сиропом, иногда изюмом, но суть от этого не меняется. В состав шоколадных батончиков входят сахар, глюкоза, сухое молоко, шоколадное масло, мука, жиры, а также различные вкусовые добавки, формула которых, как правило, содержится в секрете.
– Я думаю, эта секретная вкусовая добавка для нас не будет такой большой тайной, если я покажу вам свой новый прибор-адсорбер, – произнес Донателло. – Этот прибор легко сможет выделить в самой вкусной шоколадке любой секретный компонент. Даже на молекулярном уровне.
– Банзай! – закричали Леонардо и Микеланджело.
– Ты, Донателло, гений! Теперь мы сможем значительно улучшить качество и вкус любимой нами пиццы, – поддержал своих друзей Рафаэль. – Давай немедленно испытаем твой адсорбер!
– Я готов, – ответил Донателло. – Правда, в приборе не хватает одной маленькой микросхемы, которая просчитывает все варианты вкуса полученного вещества. Но, впрочем, и без нее можно выделить то, что нам нужно.
– Я бы не спешил с такими выводами, – вступил в разговор Сплинтер. – В серьезных делах никогда не надо спешить.
Вскочившие с дивана черепашки не услышали предостережения учителя. Они с большим воодушевлением и с веселыми криками бросились в мастерскую, по дороге не переставая хвалить Донателло.
– Что бы мы делали, если бы у нас не было такого замечательного техника, как ты! – похлопал Рафаэль по плечу Донателло.
– А по правде сказать, – отозвался Микеланджело, – я давно предполагал, что наш Донателло, пропадая всю неделю в мастерской и периодически опаздывая на обед и ужин, явно занят тем, что изобретает новое техническое усовершенствование или какой-нибудь хитрый прибор.
– Да, – сказал Рафаэль, – без Донателло мы бы не были самыми лучшими технически оснащенными черепашками в мире.
– Не стоит благодарности, друзья, – сконфуженно произнес Донателло. – Если бы моя кожа не была зеленого цвета, то она бы непременно покраснела от смущения.
Глава 2. Первое испытание прибора
Черепашки пришли в мастерскую, которая одновременно служила гаражом для черепашьего автомобиля. В углу стоял прибор, напоминающий кухонный комбайн, с той лишь разницей, что из него выходило несколько отводных трубок.
Донателло тут же начал объяснять своим собратьям принцип действия изобретенного им прибора:
– То вещество, которое мы должны разложить на составные части, необходимо положить в эту воронку, – показал он на верхнюю часть прибора. – Сам адсорбер подсоединяем с помощью проводов к компьютеру.
Донателло, не мешкая, включил компьютер и, когда зажегся экран, послал сигнал к изобретенному прибору. На адсорбере тотчас замигали лампочки, показывая, что прибор готов к работе.
Донателло решил разделить на составные части старый, засохший и местами заплесневевший кусочек пиццы, лежащий на столе в коробке еще с позавчерашнего дня.
– Это как раз то, что нам нужно, – произнес он, закидывая пиццу в адсорбер.
Прибор тут же заработал. На экране монитора компьютера через несколько секунд пошли надписи и химические формулы.
– Вот смотрите, друзья, – возбужденно воскликнул Донателло, – мы проводим первоначальную адсорбцию, или грубое разделение. На этом этапе пицца разделяется на физическом уровне.
Черепашки сгрудились около экрана монитора, внимательно следя за происходящим.
– Смотрите, – снова воскликнул Донателло, – этот засохший кусочек пиццы состоял всего из 0,2 % воды, химическая формула которой «аш два о».
– Мне казалось, в пицце воды гораздо больше, – удивленно посмотрел Рафаэль на Донателло.
– Это в только что приготовленной пицце, – отозвался Донателло. – А в нашем случае воду впитала покрывшая пиццу плесень. Видишь – появилась надпись на мониторе.
И точно, на экране выскочила на английском языке надпись «плесень», а затем на латинском языке «мицеллиум». Еще через пару секунд появилась длинная химическая формула плесени.
– Видишь, – усмехнулся Донателло, – плесень, или, как ее еще называют, грибок обыкновенный, содержит в своем составе и воду.
Рафаэль согласно закивал головой, хотя разбирался в химии немногим лучше, чем современный рэп-музыкант в дирижаблестроении.
Тем временем Донателло продолжал комментировать происходящее.
– Итак, мы выяснили, что этот кусочек пиццы состоял из воды, плесени, сахара, соли, муки, кетчупа, сыра и колбасы.
– Из чего состоит пицца, мы и без этого перечисления знаем, – перебил Леонардо своего друга.
– Одну минуточку, – снова произнес Донателло. – Мы сейчас произвели разделение пиццы на первом, более грубом, так называемом физическом уровне и получили вещества, из которых, собственно, и делается пицца, за исключением, конечно, плесени, появившейся уже потом. Теперь мы можем полученное в результате разделения вещество, будь то соль, сахар или мука, расщепить на молекулярном уровне. Например, соль мы можем разделить на натрий и хлор. Но для этого мой прибор нужно усовершенствовать. Однако меня, друзья, не это волновало в моем эксперименте.
Произнеся свою речь, сопровождавшуюся выразительными движениями рук, Донателло вдруг поднялся и, приглашая друзей следовать за ним, отошел к прибору. Он нажал на одну из кнопок, и в этот момент из патрубков аппарата на стол посыпались компоненты, из которых делалась пицца: мука, соль, сахар, сыр, колбаса и кетчуп.
– Нам совершенно необязательно помещать исследуемое вещество в этот аппарат, – Донателло снова продолжал рассказывать о принципах работы изобретенного им прибора-адсорбера. – Если мы нажмем вот на эту кнопку, из аппарата выйдет пушка пищевого клонтотрона. С его помощью мы сможем без особых хлопот разделить любое сложное неорганическое вещество на более простые или, как говорится, перевести это сложное вещество в первоначальное состояние.
– Получается, нам даже не нужно будет покупать новый шоколадный батончик «Мэджик Свит», чтобы узнать, из чего он состоит! – возбужденно воскликнул Рафаэль.
– Получается так, – пожал плечами Донателло.
– О, представляю, – вставил Микеланджело, – несет какой-нибудь толстый обжора в руках шоколадный батончик, уплетает за обе щеки со смаком, а мы этот батончик нашим прибором – раз! – и расщепили. И останется в руках у обжоры химическая формула.
Черепашки дружно посмеялись над шуткой Микеланджело, а Донателло покачал головой:
– Нет, Мик, ты не совсем прав. В руках у воображаемого обжоры останется не химическая формула, а разделенные компоненты шоколадного батончика: какао-бобы, сахар, сухое молоко, жир и другие вещества. Но я свой прибор изобретал не для этой цели. Это, как говорится, только игрушки, когда нечего больше делать.
Рафаэль, Леонардо и Микеланджело, удивленно переглянувшись между собой, хором воскликнули:
– И для чего же нужен твой аппарат?
Донателло доверительно посмотрел на своих друзей, перебирая в уме, по меньшей мере, десятки различных предназначений этого аппарата, и наконец сказал:
– Как вы убедились, друзья, этот прибор может разделять любое вещество и переводить его в первоначальное состояние. Пиццу – на муку, воду, сыр и остальные компоненты. Шоколадный батончик – на какао-бобы, сахар, приправы и так далее. И тогда я подумал: а сможет ли этот аппарат утихомирить, например, ураган или наводнение? Ведь для этого, по существу, нужно выделить предпосылки возникновения того или иного стихийного бедствия. Если наводнение возникает в результате быстрого таяния снегов, то можно воду снова привести в первоначальное состояние, заморозив ее, а если в результате ливневых дождей, то вода легко превращается в пар. Принцип почти такой же, как и при разделении сложного вещества на простые. Только на более глобальном уровне.
– Ну, ты, Донателло, настоящий гений! – похвалил своего собрата Микеланджело. – За такое изобретение тебе нужно дать самую большую премию и наградить орденом Почетного Легиона и Зеленой Черепашьей Подвязкой.
Донателло смущенно опустил глаза.
– С премией и орденами, я думаю, нам стоит еще подождать, – произнес он. – Я на них не претендую. А то, что изобретенный прибор действительно сможет помочь управлять стихией, в этом я глубоко убежден. Я в теории все хорошо просчитал. А на практике в приборах не хватает всего одной микросхемы, чтобы он заработал действительно на полную мощность. Вот уже неделя, как я заказал в специализированном радиоэлектронном магазине «Пестрый ананас» требуемую мне микросхему, – вздохнул Донателло, – но они, обещая выполнить мой заказ в самый короткий срок, до сих пор так и не смогли этого сделать.
– Не стоит волноваться, Донателло! – раздался из глубины канализационной трубы голос Сплинтера. – Пять минут назад почтальон принес уведомление, что в магазин «Пестрый ананас» поступила нужная тебе микросхема. И завтра утром ты можешь приобрести ее ровно в десять часов, когда открывается магазин.
– Банзай! – вырвалось из глоток четырех черепашек.
Их радость можно было понять – с завтрашнего дня изобретенный прибор сможет работать на полную мощность.
Глава 3. Удивительные уличные события
На следующий день рано утром, когда солнце еще только появилось на горизонте и первые рабочие и служащие вышли на улицу, спеша по делам и на работу, Донателло натянул на себя синий шерстяной костюм, накинул черный плащ, на голову нахлобучил широкополую шляпу, лицо закрыл огромными темными очками и выбрался из своего подвального убежища в город.
Столь тщательный маскарад ему нужен был для того, чтобы его, одного из героев замечательных комиксов «Черепашки-мутанты-ниндзя», не узнали проходящие мимо мальчики и девочки. Представляете, какое было бы столпотворение! Все дети забыли бы, что они идут в детский сад или в школу, окружили бы бедного Донателло и стали бы просить у него автограф. Донателло, конечно же, не отказал бы ни одному ребенку, и раздача автографов продолжалась бы до самого вечера. Поэтому черепашка-ниндзя шел по улицам города как обыкновенный человек, не привлекая внимания прохожих.
До открытия магазина «Пестрый aнaнac» было еще достаточно времени, и Донателло, не спеша шагая по улице, из-за своих темных очков, которые ему были нужны, в общем-то, как рыбке зонтик, то и дело сталкивался с прохожими.
– Эй ты, четырехглазый карлик, смотри, куда идешь! – визгливо закричала невероятно толстая женщина, на которую он налетел.
При столкновении у женщины выпал из рук хозяйственный целлофановый пакет, и груда замороженных фруктов и лоток яиц упали на землю, выпачкав ее новенькие разноцветные шорты-бермуды.
Она продолжала орать на смутившегося Донателло:
– Ты, очкарик, мои любимые бермуды за тридцать долларов заляпал! На них нет сухого места! Все во фруктово-яичной смеси!
– Зато их цвет уже не так бросается в глаза, – попробовал отшутиться Донателло, ускоряя шаг и стараясь побыстрее отделаться от толстой женщины, пока она провожала испепеляющим взглядом его удаляющуюся покатую спину.
Женщине, конечно, не пришло в голову, что за этим черным плащом скрывается не спина, а твердый черепаший панцирь.
«Главное в этой ситуации – сохранить спокойствие, – думал Донателло. – И, прежде всего, помнить, что ты не должен показывать своего настоящего лица окружающим».
Погрузившись в свои мысли, Донателло снова налетел на какого-то прохожего.
– Ой, простите, виноват! – залепетал он. – Я немного задумался…
Перед черепашкой стоял невысокий мужчина в точно таких же черных очках. «Этот мужчина, наверное, слепой, – мелькнуло в голове у Донателло. – Иначе, зачем при таком слабом солнце надевать солнцезащитные очки?» Черепашка не ошибся в своей догадке. Стоящий перед ним человек с собакой-поводырем действительно был слепым.
Пес с подозрением уставился на Донателло, но никак не мог понять его запаха. Его чуткий нос вдыхал какие-то странные флюиды. По одежде и по размерам это был явно человек, но запах от этого «человека», как от черепахи…
Слепой оттянул озадаченного пса и слегка улыбнулся. Неловкость налетевшего на него человека совершенно не рассердила его. Тот, кто всегда в темноте, привыкает ко всякого рода неудобствам.
– Вы не ушиблись? – снова повторил Донателло. – С вами все в порядке?
– Все нормально, приятель, – ответил слепой. – Только ходи, пожалуйста, не так быстро! В спешке ты можешь не заметить самого интересного.
– Да, сэр, конечно, мне, наверное, нужны новые очки.
Донателло с извинениями отступил назад, резко повернулся и со всего размаху стукнулся о счетчик на автомобильной стоянке, из которого моментально посыпались десятицентовые монеты.
«И надо же такому случиться! – со злостью подумал Донателло. – Не успеешь выйти на улицу, как с тобой происходят всякие несчастья… А до открытия магазина еще целых полчаса! Как раз этого времени хватит, чтобы, не привлекая внимания прохожих, забросить в счетчик автостоянки все рассыпавшиеся по асфальту монеты…»
Занявшись этим вполне благопристойным для всякого добропорядочного гражданина делом, Донателло совершенно не обратил внимания на то, что вокруг него начали происходить странные события…
Солнце закрылось плотными облаками. Серенькая погода теперь полностью соответствовала мрачноватому утру нового дня и происшедшими с Донателло мелкими неприятностями.
Слепой мужчина, поговорив с черепашкой, продолжил свою прогулку по улице. Его собака-поводырь все еще думала о странном запахе парня в черном плаще и широкополой шляпе, столкнувшегося с его хозяином. Пес совершенно позабыл о своих прямых обязанностях – быть поводырем для человека. Он вел своего хозяина прямехонько на проезжую часть, да еще к тому же на красный сигнал светофора.
Беспечный хозяин пса, доверившись своему четвероногому другу, бормотал себе под нос:
– Молодец, мой малыш! Действуй так, что бы ни случилось!
Сказанная слепым фраза утешила скорее его самого, чем собаку-поводыря, которая продолжала дремать на ходу.
Слепого мужчину и его пса спасло только то, что в этот день проезжая часть улицы была перекрыта для разметки дороги. Сейчас там не должно было быть ни одной машины, за исключением, конечно, той, что наносила свежую разметку на мостовую. Но эта разметочная машина размером с два поставленных рядом детских велосипеда, вмещавшая в себе двадцатигаллоновую бочку для краски, двигатель и разбрызгиватель с рычажком для управления, не представляла опасности для слепого мужчины и его собаки.
И надо же было такому случиться, что в тот момент, когда слепой с собакой вышел на проезжую часть, рабочий-разметчик сбавил скорость своей машины, слегка прихватил кран подачи краски на мостовую и решил проверить результат своей работы: ровно ли идет линия и не слишком ли толстый слой краски наносит он на асфальт.
Сделай он хоть одну ошибку в разметке этой улицы, находящейся в самом центре деловой части города, и ему придется отправиться работать на какое-нибудь захолустное шоссе в штате Оклахома, где проезжающие мимо на большегрузных автомобилях бесцеремонные водители, уставшие от монотонности дороги, в порядке развлечения будут швырять в него на ходу крашеными жестяными банками из-под кока-колы.
Рабочий-разметчик так увлекся своей работой, так глубоко погрузился в свои невеселые мысли, что совершенно не заметил собаки-поводыря, которая была уже буквально в двух шагах от продолжавшей работать, несмотря на замедленный ход, разметочной машины.
– Хорошая собачка, славная, – продолжал мурлыкать себе под нос слепой, привычно идя по улице и целиком доверяя своей собаке.
Он совершенно не подозревал о том, что на этот раз пес его подвел: через несколько секунд мужчина должен был ввалиться в бочку с краской, находящейся на разметочной машине.
Без всякого сомнения, все бы так и произошло, но в этот момент в дело вступили другие, не зависящие ни от слепого, ни от дорожного маляра обстоятельства.
На противоположной стороне улицы, где Донателло собирал и заново засыпал в счетчик автостоянки рассыпавшиеся монетки, к находящемуся поблизости банку подходила мисс Бригелла Спайк. Она была такая пышнотелая, что преградила дорогу идущему ей навстречу ученому Мережу. Тот, уткнувшись взглядом в складки ее балахоноподобного платья, похожего на наряд куклы Барби, не заметил, как налетел на небольшой лоток продавца механических пингвинов.
Франческо Клуцци, продавец этих пингвинов, был вовсе не продавцом, а мелким воришкой. Этой ночью он залез в склад детского магазина и сумел незаметно вынести оттуда целый ящик веселых механических птичек с пластмассовыми перьями. И вот с утра пораньше Франческо стремился продать как можно больше игрушек по очень низкой цене, пока владелец детского магазина не заметил пропажи и не поднял на ноги полицию.
Выставленные торговцем пингвины были очень симпатичные. Если их завести и слегка тронуть за голову, они начинали с весьма галантным видом ходить по лотку, смешно раскачиваясь из стороны в сторону, прямо как настоящие пингвины. Эти смешные пингвины настолько умиляли проходящих мимо горожан, что редкие из них не покупали маленького очаровательного пингвиненка да еще по весьма доступной цене.
– Берите хорошеньких пингвинов! – таинственно говорил Франческо, будто людям действительно нужно было купить этих пингвинов. – Они принесут вам счастье! Берите птичек, пока они есть!
Продавец завел еще несколько игрушек и пустил их по кругу.
– Налетайте, покупайте механических пингвинов! – предлагал он очередному прохожему. – Всего за двадцать пять центов!
Язык Франческо слегка заплетался. Глаза то и дело закрывались, большие мешки под ними выдавали бессонную ночь, проведенную в магазине игрушек.
– Граждане! Берите же птичек! Продаются механические птички! Если вы их купите, вам всегда будет сопутствовать удача!
Грузная фигура Бригеллы Спайк, проплывавшей мимо, вызвала у Франческо новый прилив красноречия.
– Эй, бэйби, как насчет этой забавной птички? Их расцветка как раз подходит к твоему красивому платью! Возьми птичку, не пожалеешь!
Бригелла Спайк с безучастным видом прошла мимо самодельного лотка продавца птичек, даже не удостоив его взглядом. Франческо тут же перестал изливать на нее свои словесные тирады. Он проводил ее отрешенным взглядом из-под тяжелых век.
И в этот самый момент Бригелла Спайк, расцветкой своего платья действительно похожая на механическую игрушку, вдруг резко остановилась и, покачивая своими круглыми бедрами, шагнула к лотку.
Идущий навстречу ученый Мереж попытался на ходу обойти полнотелую мисс Бригеллу и налетел на лоток с пингвинами.
Самодельный прилавок тут же рухнул, и два десятка механических пингвинов начали разбегаться в разных направлениях.
– О, мама миа! – рассерженно вскричал Франческо. – Будь проклят тот день, когда я связался с этими бестолковыми птичками! – Франческо тут же спохватился и, нагнувшись, стал быстро собирать двигающихся в разные стороны пингвинов в коробку.
– Разложился тут! – кричал на продавца ученый, поднимаясь с колен. – Нигде от этих торговцев покоя нет! По улице нормально пройти невозможно!
Ученый Мереж попробовал подняться, но толкнул девочку Джудди, которая пришла на помощь незадачливому продавцу, тайно надеясь на то, что тот уступит ей одного пингвиненка по более доступной цене. Ученый ударился о девчушку как раз в тот момент, когда она пыталась ухватить одного из пингвинов. Но так как Джудди была на роликовых коньках, то от полученного толчка она резко откатилась назад и на бешеной скорости помчалась вниз по улице.
На ее пути возникла тележка с хотдогами, возле которой стоял репортер шестого телеканала Вернан Пэблик, желающий съесть до начала работы свое излюбленное блюдо – горячие сосиски, запеченные в душистом тесте.
– Тебе с какой приправой? – равнодушно спросил продавец хотдогов репортера.
– Мне все равно, – лениво брякнул Вернан.
Продавец тут же стал прикидывать, с какой приправой подать хотдог. Его размышления были внезапно прерваны. Несущаяся мимо на роликовых коньках девочка Джудди, стараясь не врезаться в лоток, схватилась за его ручку и продолжила свое движение уже вместе с лотком хотдогов.
Хотдог, находившийся до этого момента в руках продавца, оказался во рту незадачливого репортера, и по его белоснежной рубашке медленно поползла желтокоричневая горчичная приправа.
От всего происшедшего Вернан и продавец сосисок лишились дара речи. Первым спохватился продавец. Он хотел было выхватить из рук репортера деньги, которыми тот намеревался рассчитаться за сосиску, но решил, что лучше заняться спасением остальных хотдогов: лоток с сосисками в облаках пара мчался вниз по улице вместе с девочкой на роликовых коньках.
«Если мой лоток опрокинется, – мелькнуло в голове у продавца, – то пропала вся моя сегодняшняя выручка!»
– Мои хотдоги! – остервенело закричал он, сообразив, что к чему. – Остановите, кто-нибудь, лоток! Кто-нибудь, держите! Держите их!
Лоток с хотдогами удалялся от продавца все дальше и дальше. Из него во все стороны лилась горчичная, помидорная, чесночная приправа, образуя на асфальте скользкие дорожки.
Девочка Джудди уже отпустила ручку лотка и на всей скорости въехала в раскрытые двери банка, сбив с ног стоящего возле дверей полицейского.
Лоток хотдогов продолжал нестись по улице, все больше и больше набирая скорость.
– Держите его! Держите! Мои горячие хотдоги! – продолжал отчаянно кричать продавец.
Но никто не собирался преграждать путь лотку, из которого уже начали высыпаться хотдоги.
Пришлось продавцу самому бежать вслед за лотком, но он поскользнулся на лужице из приправ и, проехав на брюхе, как по льду, вслед за девочкой Джудди влетел в раскрытые стеклянные двери банка, снова сбив с ног начавшего уже было подниматься полицейского.
Бешено катящийся по улицам города лоток с хотдогами врезался в стоящую на углу телефонную будку. К счастью, телефонный аппарат в этой будке был неисправен, поэтому в ней никого не было. Будка покачнулась и повалилась на другую будку. Та, по принципу домино, увлекла за собой третью, третья упала на четвертую, и все находящиеся внутри будок звонящие по делам люди оказались в горизонтальном положении. Все они моментально были облиты остатками приправы и засыпаны последними выпавшими из лотка хотдогами.
Невозможно даже представить то изумление и ненависть ко всем продавцам хотдогов, которые испытывали несчастные горожане, оказавшиеся в этот недобрый час внутри телефонных автоматов.
Единственный, кто всему этому обрадовался, был большой королевский пудель черного цвета по кличке Бартоломео. Его хозяйка, находящаяся в последней из свалившихся будок, от испуга выпустила из рук поводок, еще не соображая, что с ней произошло. Пудель, внезапно почувствовавший свободу и увидев такое изобилие вкусных хотдогов, схватил один из них и со всех ног бросился к ближайшему укромному уголку, чтобы там с аппетитом и не слыша ворчания своей хозяйки съесть хотдог, который по своим вкусовым качествам был куда лучше, чем сухой собачий корм «Педигри пал».
– Барт! О Бартоломео, вернись! – истерично закричала женщина, пытаясь вернуть собаку.
Убегающий пудель ее не слышал. Его мысли были поглощены одним: как бы поскорее умять неожиданно свалившийся на него, да еще прямо в зубы, хотдог.
– Бартоломео, вернись, моя собачка! – наконец донесся до ушей пуделя крик выбирающейся из поваленной телефонной будки его хозяйки.
Пес тут же решил, что та хочет отобрать у него добычу, быстро проглотил хотдог и, обернувшись, разразился недовольным лаем.
Этот ожесточенный лай, а также распространяемый вылетевшими из лотка хотдогами запах привлекли внимание собаки-поводыря, и она, уже до этого озадаченная запахами Донателло, вырвалась из рук своего слепого хозяина и сломя голову помчалась к аппетитным хотдогам, толкнув находящегося рядом рабочего-маляра.
Бедолага-рабочий тут же взмыл вверх и опустился вниз головой прямо внутрь лотка.
Посередине транспортной магистрали перед остановившейся покрасочной машиной стоял слепой мужчина. Он лихорадочно махал руками, пытаясь найти конец поводка своей собаки-поводыря. Старания слепого увенчались успехом. Он, как ему казалось, наконец нащупал потерянный им поводок. Но слепой, к сожалению, ошибся, приняв ручку покрасочной дорожной машины за наконечник поводка собаки.
– Ну, мой дружок, – облегченно вздохнул слепой, – ты не должен так поступать! Теперь успокойся, приди в себя!
Уверенный, что его снова поведет собака, слепой, сам того не понимая, начал наносить на мостовую самую причудливую разметку, какая когда-либо наносилась на проезжую часть в городе. По такой кривой линии мог бы следовать разве что последний заводной игрушечный пингвин, которого все никак не мог поймать Франческо Клуцци.
Наконец и эта птичка была поймана. Собрав свое переваливающееся с ноги на ногу стадо, Франческо снова соорудил из ящика что-то наподобие лотка и принялся рекламировать свой незадачливый товар.
– Покупайте птичек! Возьмите пару! Разве они не хороши для вас, почтенная леди?
Но после всего происшедшего Бригелла Спайк уже не хотела смотреть на пингвинов и с равнодушным видом двинулась прочь. Франческо тяжело вздохнул и начал пересчитывать своих пингвинов. По меньшей мере, трех еще не хватало.
Продавец осмотрелся по сторонам. Его взгляд наткнулся на самого последнего пингвина, который продолжал топать на согнувшегося над асфальтом Донателло. Франческо бросился за удаляющимся от него пингвином. Но в этот момент на механическую птичку упал выроненный изо рта рабочего-дорожника окурок непотухшей сигареты. Пингвин тотчас загорелся, однако по-прежнему продолжал идти прямо на Донателло.
Черепашка, занятый своим делом, не замечал ничего из того, что происходило вокруг. Он с недоумением посмотрел на приближающийся к нему горящий предмет.
– Странно, – хмыкнул себе под нос Донателло, – я и не предполагал, что по улицам города расхаживают маленькие горящие птицы! Ни одному мальчику или девочке не придет в голову ради забавы поджечь птицу. Такое может сделать разве что Бип-Боп или Рокстеди.
Донателло приподнял сидящие у него на носу солнцезащитные очки и, наконец, разглядел все как следует.
– Хм, горящий механический пингвин! – снова воскликнул он. – Лучшее, что можно сейчас предпринять, – это накрыть его шляпой, лишив огонь кислорода.
Проделав эту нехитрую операцию, Донателло за несколько секунд потушил горящую птицу. Когда черепашка водрузил шляпу на голову, перед ним, словно из-под земли, вырос продавец пингвинов.
– Ладно, приятель, он твой! – дружески воскликнул Франческо и тут же, не давая черепашке опомниться, продолжал: – Этот пингвин немного поврежден, но я, так уж и быть, продам тебе и горелого. Возьми его всего за двадцать центов!
Донателло попробовал было открыть рот и сказать, что пингвин ему совершенно ни к чему, но неугомонный Франческо добавил:
– Если, приятель, ты не хочешь этого пингвина за двадцать, я могу отдать и за десять. Бери пингвина! Он принесет тебе счастье!
Черепашка понял, что от назойливого продавца ему так просто не отвертеться. Донателло вспомнил, что у него в ладони находится еще одна десятицентовая монетка, только что поднятая с асфальта, и протянул ее продавцу. Тот, довольный, удалился, оставив черепашку наедине с обгоревшей птицей.
Донателло взял в руки пингвиненка и внимательно осмотрел его. Покрывающая игрушечную птицу пластмасса расплавилась. Местами через нее можно было увидеть механическую часть игрушки. Будучи технически образованной черепашкой, Донателло за несколько секунд разобрал механическую игрушку и увидел, что внутри нее находится маленький микропроцессор, как раз такой, которого ему не хватало в изобретенном им адсорбере.
Обрадовавшись, Донателло снова отключился от всего происходящего вокруг него.
Глава 4. Донателло – суперчерепашка
Тем временем события на улице перед зданием банка развивались следующим образом.
Донателло, невзначай вспомнив о двух мутантахносороге Рокстеди и кабане Бип-Бопе, совершенно не предполагал, что оба они находились тут же, поблизости. Бип-Боп и Рокстеди, по наущению своего босса Шреддера, в этот ранний час были в центре города, чтобы ограбить банк.
Воспользовавшись тем, что полицейский, стоящий у дверей банка, во второй раз был сбит с ног продавцом хотдогов, кабан и носорог, не дав охраннику подняться, скрутили ему руки на спине.
– Полегче, парни! – завизжал полицейский, совершенно не удивившись тому, что грабители были в звериных масках, ведь все они прятали свои настоящие лица. – У меня в этой руке постоянный ревматизм, а иногда и колики бывают!
– А мы тебе сейчас выпишем самое совершенное лекарство! – съязвил Рокстеди.
– Это какое же? – удивленно захлопал глазами полицейский.
– Чтобы твоя рука больше не болела, – ответил Бип-Боп, – нужно от нее избавиться.
– О нет, парни! – задрожал полицейский. – Я пошутил, у меня рука уже абсолютно здоровая! Я совершенно забыл, что утром принимал лекарство.
Охранник попытался улыбнуться, но у него вышла какая-то кислая гримаса.
– Мы тоже любим шутки! – улыбнулся Бип-Боп.
– Особенно если эти шутки смешные, – добавил Рокстеди.
Охранник согласно кивнул головой, взволнованный вопросом: применят ли два бандита в звериных масках находящиеся у них в руках бластеры?
– Но твоя шутка нам совершенно не понравилась, – снова произнес Рокстеди.
– Если ты и дальше так будешь шутить, мы тебе оторвем руку на самом деле. А пока стой тут на входе и не двигайся! – приказал полицейскому Бип-Боп.
– Я и не двигаюсь, – пролепетал охранник. – Вам, наверное, кажется, что я двигаюсь, а я стою тихо, как мышка.
– Вот так и стой! – ухмыльнулся Рокстеди. – А если будет опасность, то свистнешь.
– Хорошо, – чуть слышно прошептал полицейский.
Войдя внутрь банка, Бип-Боп и Рокстеди заблокировали двери, чтобы изнутри никто не смог выйти, и направились прямо в кабинет директора. Через полминуты пожилой лысоватый директор, к голове которого приставили дуло бластера, был в руках обоих мутантов – кабана Бип-Бопа и носорога Рокстеди.
– Не стреляйте в меня, пожалуйста! – взмолился директор. – Особенно в голову! Это у меня самое уязвимое место!
– А мы-то думали, что это место у тебя находится гораздо ниже, – проворчал Бип-Боп.
Рокстеди рявкнул:
– Открывай-ка, приятель, подвал, а не то я сейчас оторву твое уязвимое место!
– Пожалуйста, пожалуйста! – дрожа от страха, лепетал директор банка. – Вам стоит нажать на этот рычаг и набрать код АЕ-626232.
– Ох, не нравятся мне все эти цифры! – занервничал Рокстеди.
– И мне тоже, – проворчал Бип-Боп. – Я никогда два плюс два не мог сложить. А тут сразу столько…
Оба мутанта гневно посмотрели на директора банка и закричали:
– А ну, открывай быстро двери, не то мы ее выбьем твоей лысой головой!
Директор банка дрожащей рукой нажал на рычаг и, когда из стены выехало табло, набрал код, открывающий двери в подвал.
– Давай; быстрее шевели конечностями! – нетерпеливо подгонял его Бип-Боп.
– Я и так стараюсь, – ответил директор, от волнения во второй раз перепутавший последовательность набора кода.
Наконец код был набран правильно, и перед грабителями распахнулись двери в самое потайное местечко банка, где спрятаны деньги – часть в серебре, часть в золоте, в общем, славная кучка денег.
– Подвал открыт… Это все ваше, – выдавил из себя директор банка. – Берите все как есть. Деньги находятся в полном порядке.
– Не люблю я порядок! – прорычал Рокстеди. – У меня гораздо спокойнее на душе, когда вокруг царят хаос и неразбериха!
– Это мы сейчас мигом поправим! – ответил Бип-Боп, опрокидывая на пол массивный шкаф. – Нам, главное, не забыть вынести отсюда все то, что блестит!
Грабители начали быстро собирать драгоценные слитки в огромный мешок. Они делали это так проворно и умело, словно занимались этой работой ежедневно по восемь часов в сутки. Мощные лапы носорога и кабана выгребали из сейфов и шкафов добычу, не оставляя там ни одного цента.
Наконец весь капитал банка был сгружен в грубый кожаный мешок. Простой человек ни за что в жизни не смог бы даже сдвинуть его. Ну, а для двух мощных верзил – Бип-Бопа и Рокстеди это было проще простого. Между ними возник даже небольшой спор по поводу того, кто же из них понесет добычу первым.
– Ты несешь до дверей банка, – сказал Бип-Боп, а я – от дверей до машины.
– Э-э-э, нет! – возмутился Рокстеди. – Помнишь, когда мы в прошлый раз грабили кассу консервного завода, то ты решил снять пробу с залитого в банки свежеприготовленного джема и поэтому отстал от меня. Мне пришлось самому нести вырученные деньги до машины.
– Но я же не виноват, что на всем консервном заводе не нашлось ни одной открывалки и мне пришлось есть джем вместе с банками, поэтому я так отяжелел, что с трудом вышел!
– Ладно, – махнул лапой Рокстеди, – так уж и быть, до двери я понесу, только дай мне слово, если ты по дороге у кого-нибудь заберешь жвачку, то непременно поделишься со мной, ведь мои руки будут заняты.
На этом кабан с носорогом и порешили. Рокстеди взвалил на себя мешок, и грабители поспешили удалиться из подвала…
Внутри здания было уже пусто. Служащие банка и его немногочисленные посетители, словно мыши, затаились по углам и не подавали никаких признаков жизни. Бип-Боп и Рокстеди без особых приключений добрались до дверей и, выбив их плечами, оказались на улице.
– Эй, приятель, твоя очередь нести добычу! – подсказал своему напарнику Рокстеди.
– Мы идем с опережением графика, – ответил Бип-Боп. – Я не вижу машины Шреддера. Моя очередь нести добычу еще не подошла.
Пока Бип-Боп и Рокстеди были внутри банка, находящийся возле дверей полицейский попытался развязать связанные руки и ноги и вызвать подмогу. Но у него так ничего и не вышло. Теперь он стоял в очень неустойчивом положении, больше похожем на позу индийского йога – его плечи вывернулись назад так, что лопатки сомкнулись, как крылья спрыгнувшей с насеста курицы. В таком нелепом положении полицейский с удивлением смотрел на двух пререкающихся между собой грабителей и не понимал, почему они не убегают. Он снова попытался развязать веревки, но и на этот раз у него ничего не вышло.
Неуклюжие попытки охранника освободиться не остались без внимания скинувшего свою поклажу Рокстеди, и он закричал на банковского охранника:
– Эй ты, мерзкий головастик, только пошевелисьи я влеплю тебе заряд между глаз!
– Я окаменел, приятель! – попытался успокоить грабителя полицейский. – Я только попытался размять свои затекшие конечности.
– В таком случае тебе лучше постоять на голове, – промолвил Бип-Боп и за ноги приподнял охранника над землей.
– Эй, Бип-Боп, Шреддер едет! – прикрикнул на него Рокстеди. – Бросай этого копа, бери мешок и быстрей к модулю!
– Я же пытаюсь помочь этому полицейскому! – недовольно проворчал кабан. – Он мне сам сказал, что у него конечности затекли.
Из земли в каких-нибудь трехстах ярдах от здания банка вылез подземный модуль. Шреддер немного ошибся в вычислениях и поэтому не сумел подъехать прямо к дверям, как договаривался со своими помощниками.
– Эй, быстрее сюда, бестолковые придурки! – донесся из машины волевой голос.
Бип-Боп тут же бросил охранника, из кармана которого уже давно высыпались ключи, удостоверение и свисток, и, взвалив мешок на плечи, побежал к машине.
Полицейский, верный своему долгу, видя, что опасность миновала, дотянулся языком до лежащего рядом свистка и изо всех сил дунул в него, лихорадочно соображая, какие действия он может еще предпринять, чтобы предотвратить беспрепятственное исчезновение грабителей с места преступления.
Шреддер в предвкушении крупной добычи потирал от удовольствия руки. Судя по большим размерам мешка, денег на этот раз было достаточно, чтобы скупить акции оставшихся в стране кондитерских фабрик.
Голубая мечта Шреддера, а вместе с ней и надежды его непосредственного босса Крэнга были тут же разбиты в пух и прах в результате ужасного происшествия.
Несущий добычу Бип-Боп увидел, что возле забора, за которым шло интенсивное строительство нового небоскреба, валяются два хотдога. Будучи вечно голодным, Бип-Боп, решив, что Шреддер без него никуда не уедет, и удерживая одной рукой мешок с добычей, другой попытался поднять с земли хотдог. И надо же было такому случиться, что прямо на него сверху опускалась строительная люлька, которой управлял один задумавшийся рабочий. Он совершенно не подозревал о том, что внизу может кто-нибудь находиться, а когда заметил это, было уже поздно.
Устройство передвижения строительной люльки зубцами своего механизма попало на мешок с добычей и выдернуло его из рук Бип-Бопа. В механизме что-то громко щелкнуло, и люлька, вместо того чтобы упасть на кабана, резко взмыла вверх, увлекая за собой подцепленный мешок. Поднявшись вверх на два десятка ярдов, люлька замерла на месте.
Бип-Боп удивленно стоял возле забора, дожевывая поднятый с земли хотдог и не понимая, куда это мог запропаститься мешок, который он только что крепко удерживал на своем плече. Он оглянулся по сторонам, затем посмотрел наверх и понял, что добыча самым натуральным образом выскользнула из его рук. «Как же мне теперь достать мешок?» – подумал Бип-Боп, почесав в затылке.
К нему на выручку бросился Рокстеди.
– Эй, Бип-Боп, – закричал он на ходу, – я залезу на тебя и попробую дотянуться до мешка!
– Хорошо, – вздохнул незадачливый Бип-Боп. – Но ты постарайся побыстрее его достать! Ты ведь знаешь, что я не выношу запаха твоих потных ног, тем более, когда они будут в непосредственной близости от моего пятачка.
Рокстеди без промедления вскарабкался на Бип-Бопа, подтянулся на стропилах к люльке и уже почти достиг мешка с деньгами, но в этот момент стропила, не выдержав тяжести подвешенных к люльке денег и самого Рокстеди, порвались. В одно мгновение все оказалось на земле, кроме мешка с деньгами, который зацепился за крючок большого строительного крана. Кран стащил мешок с люльки и поднял его вверх. Бип-Боп и Рокстеди удивленно посмотрели по сторонам. Вдалеке уже слышался вой сирен полицейских машин.
– Бежим! – крикнул Рокстеди, поднимаясь с земли: – Не то нас сейчас схватят!
– Я мешка с деньгами полицейским не отдам! – ответил Бип-Боп.
Но Рокстеди его уже не слышал. Он со всех ног мчался к модулю Шреддера.
Бип-Боп посмотрел вверх и увидел, что мешок с добычей находится уже слишком далеко. Он хотел подбежать к подъемному крану и взобраться на него, но первая появившаяся возле банка полицейская машина заставила его бросить это занятие и последовать примеру Рокстеди.
Корчившийся на краю тротуара банковский охранник, которому только сейчас удалось освободить свои связанные руки, моментально выхватил пистолет и, проверив обойму, взвел спусковой курок, затем сосредоточенно прицелился.
– Стреляйте, стреляйте, полицейский! – крикнул ему выбежавший из дверей директор банка.
– Да, сэр! – ответил охранник, все еще раздумывающий, куда именно стрелять: в бегущего к модулю, кабана или в сам модуль.
Полицейский решил действовать наверняка. Его неточность в стрельбе на улице могла привести к неоправданным жертвам. Оплошности в такой ситуации быть не должно. Охранник тщательно прицелился, стараясь попасть в открывшуюся дверь модуля, чтобы повредить находившиеся там приборы управления, и нажал на спусковой крючок.
Но как бы тщательно ни прицеливался банковский охранник, ему все равно в этот день не удалось бы попасть в машину грабителей. Дело было совершенно не в том, что полицейский не умел метко стрелять, а в том, что это был один из тех дней, когда за что ни возьмись – ничего не удается.
В момент выстрела охранника Бип-Боп вскочил в модуль, двигатели машины взревели, модуль грабителей моментально ушел под землю с места преступления, и пуля полицейского прошла мимо.
– Идиоты! – в бешенстве орал на своих подчиненных Шреддер. – Сорвали такую блестяще проведенную операцию!
– Это все он! – показал Рокстеди на Бип-Бопа.
– Нет, это все из-за тебя! – возразил кабан. – Ты же сам съел утром мой завтрак, и мне потом ничего не оставалось делать, как набрасываться на любую еду, которая попадалась мне по дороге!
– Заткнитесь, придурки! – прикрикнул на них Шреддер. – Вам ничего нельзя поручить – всегда все испортите!
Выпущенная охранником пуля, пролетев два квартала, попала прямехонько в колесо мчащегося такси, оказавшегося на линии огня. Такси еще некоторое время по инерции проехало по пути своего следования, затем его развернуло и вынесло к тротуару. Машина подскочила на бордюре и приземлилась на старую водопроводную колонку, стоящую в этой части города еще со времени первых поселенцев и оставленную как историческая реликвия. Несмотря на свою старость, колонка по-прежнему функционировала. Из нее моментально брызнул фонтан воды, который сразу же начал наполнять салон машины.
– Этого мне еще не хватало! – закричал в сердцах водитель такси. – Попасть в аварию в центре города! Хорошо, что у меня сейчас нет пассажиров!
Таксист дернул за ручку двери, но ее, как всегда происходит в таких случаях, заклинило.
– Черт побери! – выругался таксист. – Придется вылезать через окно!
Он яростно схватился за ручку окна, но она тут же сломалась, и таксист оказался в довольно глупом положении – он мог утонуть в своей собственной машине.
Вода по-прежнему прибывала.
Обезумев от ужаса, водитель совершенно забыл, что в машине есть еще три дверцы, через которые он бы мог преспокойно выбраться. Вместо этого шофер судорожно схватился за рацию и закричал:
– Диспетчер, диспетчер, я тону! На сорок седьмой! Тону! Тону в фонтане!
Но диспетчер, разумеется, уже не мог его слышать.
Прибывающая вода замкнула электропроводку.
– Диспетчер, пришлите ремонтную машину! – захлебываясь, продолжал кричать шофер.
Он непременно утонул бы в собственной машине, если бы не проходящий мимо Донателло. Черепашка на секунду оторвался от разглядывания устройства механической части пингвина и увидел тонущего в такси человека.
Донателло сразу включился в дело. Он засунул пингвина в карман плаща, оглянулся по сторонам, пытаясь найти какую-нибудь телефонную будку, где бы он смог переодеться в свою форму мощи и мужества и превратиться в героя комиксов – черепашку-ниндзя. К несчастью, все телефонные будки были повалены лотком, и Донателло вынужден был нырнуть в будку фотоавтомата. Переодеваясь, он случайно нажал на кнопку автоматической фотокамеры, и автомат сфотографировал его четыре раза, на четырех стадиях его переодевания и превращения в настоящую зеленую черепашку-ниндзя с фиолетовой повязкой на глазах.
Разоблачающие Донателло фотографии машина выбросила из щели под ноги проходящего мимо мальчишки Пита. Он, разумеется, не мог остаться к ним равнодушным и тут же присвоил их себе. Едва мальчик начал разглядывать снимки, рассказывающие историю чудесного превращения обыкновенного прохожего в настоящую черепашку-ниндзя, как Донателло вырвал фотографии из его рук. Он торопливо разорвал три из четырех фотографий, представлявшие его в неприглядном виде, и оставил всего одну – изображение черепашки-ниндзя в своей боевой форме.
Этой фотографией Пит теперь мог гордиться всю жизнь…
Донателло, не задерживаясь ни на секунду, побежал вниз по улице к месту происшествия. Таксист уже в третий раз погружался в воду, по-прежнему пытаясь передать по рации диспетчеру, чтобы ему выслали ремонтную машину. Он нырнул в глубину под приборный щиток, беспомощно махая руками.
– Диспетчер! Диспетчер! Пришлите помощь! Я тону в собственной машине!
Подбежавший к такси Донателло для порядка постучал в окно.
– Эй, таксист, тебе помочь?
Шофер такси сквозь стекло посмотрел на черепашку и чуть было не захлебнулся, видимо, приняв Донателло за галлюцинацию.
«Наверное, я уже на том свете, – подумал шофер. – Скорее всего, в аду, где, очевидно, обитают большие зеленые говорящие черепахи». Он закрыл глаза и приготовился принять мученическую смерть.
– Приятель, я иду к тебе на помощь! – попробовал успокоить таксиста Донателло.
Он резким движением правой ноги выбил лобовое стекло и без особых хлопот вытащил тонущего человека. Затем черепашка положил таксиста на тротуар и сделал ему искусственное дыхание.
– Где я? – прошептал шофер, приоткрывая веки.
– На сорок седьмой авеню, – весело подмигнул ему Донателло.
– А что с моей машиной?
– Она пока еще принимает водные процедуры, – ответил Донателло, – но это мы сейчас попробуем устранить. Главное – немедленно найти канализационный люк и до прихода ремонтной машины перекрыть кран подачи воды!
Сказав это, Донателло открыл ближайший канализационный люк и нырнул в него.
Через минуту фонтан воды из колонки стал понемногу уменьшаться, пока совсем не исчез. Из машины на асфальт стекали последние ручейки воды.
Донателло вылез из канализационного люка, намереваясь нырнуть в будку фотоавтомата, чтобы там снова переодеться в форму обыкновенного гражданина и забрать своего горелого пингвина, в котором находилась необходимая для адсорбера микросхема. Он незаметно попытался вернуться к фотоавтомату, но, перед тем как войти в него, еще раз быстрым взглядом окинул улицу и мельком взглянул на расположенный в ее конце детский парк, который городские власти специально разместили посреди города, чтобы невинные детские голоса могли постоянно напоминать окружающим об их веселом и беззаботном детстве…
В этот момент в парке одна из нянек поставила своего недавно начавшего ходить питомца на один конец качелей, а сама направилась к другому.
– Вот так, мой маленький Патрик, – ласково говорила нянька малышу, – теперь я встану на другой конец, и мы славно покачаемся…
Умиленный этой трогательной сценкой, Донателло уже одной ногой вошел в будку фотоавтомата, как его зоркий взгляд неожиданно скользнул по крыше строящегося многоэтажного дома, над которым завис большой строительный кран. Черепашка обратил внимание на то, что на крючке крана в весьма неустойчивом положении болтается огромный мешок, готовый в любое мгновение сорваться вниз, как раз на то место, где сидел на качелях простодушный, еще ничего не понимающий малыш.
Так оно и случилось.
Мешок с драгоценным металлом сорвался с крючка и полетел вниз, чтобы превратить в лепешку любого, кто окажется на его пути.
– Сейчас, Патрик, мы слегка покачаемся вверх и вниз, – продолжала говорить нянька своему малышу, не подозревая, какая опасность нависла над ним.
Жизнь младенца была спасена лишь благодаря счастливому случаю. Мешок приземлился на качели рядом с нянькой и опустил другой их конец вниз, запустив маленького Патрика в воздух со скоростью ракеты.
Чудесный полет привел малыша в неописуемый восторг. Маленький Патрик завизжал от удовольствия. Он и не предполагал, что катание на качелях принесет ему столько радости. Крохотный человечек, недавно научившийся ходить, не ожидал, что так высоко взлетит в воздух.
Дети, разумеется, никогда не задумываются над тем, что же будет после. И поэтому маленький Патрик совершенно не представлял, как он опустится на землю. Он только радостно смеялся, достигнув вершины своего счастья в прямом смысле этих слов. В восторге Патрик даже откинул в сторону находящуюся в его руке погремушку.
Однако полет подходил к концу, маленький мальчик начал падать и непременно разбился бы, если бы не подоспевший вовремя Донателло. Он подхватил Патрика у самой земли и, к большой радости не на шутку испугавшейся няньки, посадил его снова на качели.
– Держите своего малыша! – воскликнул черепашка. – И чаще посматривайте на небо, особенно во время падения метеоритов и больших кожаных мешков!
Благодарная нянька рассыпалась в любезностях.
– Спасибо!… Огромное спасибо, зеленый незнакомец!… Я вас благодарю от всего сердца! Спасибо! – заикаясь говорила она, не в силах сказать толком что-нибудь вразумительное.
– Не стоит благодарности, – ответил Донателло и снова побежал к будке фотоавтомата…
Но и на этот раз черепашка не успел переодеться.
Происходящие в центре города необычайные приключения продолжались…
* * *
Выпавшая из рук маленького Патрика на самой вершине его полета погремушка, плюхнулась в стоящее на крыше ведро с краской. Выплеснувшаяся краска разлилась тут же, на крыше, а несколько капель скатилось вниз.
«Кажется, дождь начинается», – подумал проходящий внизу мужчина и, посмотрев вверх, предусмотрительно раскрыл зонтик.
На крыше один из маляров, поскользнувшись на пролитой краске, потерял равновесие, упал, покатился вниз и непременно полетел бы вслед за каплями краски, если бы не зацепился за страховочные канаты.
– Помогите! Помогите! – звал он на помощь своего друга, повиснув на краю крыши и беспомощно дрыгая ногами.
В этот момент, как и следовало ожидать, внезапно налетевший порыв ветра начал сильно раскачивать веревки.
– Эй, там, – снова закричал несчастный маляр, – не раскачивай! Ни в коем случае не раскачивай канат!
– Я и не раскачиваю! – ответил его друг. – Давай! Давай понемножку освобождайся! Держись за мою руку!
Качающийся маляр медленно дополз до своего товарища, взобрался на карниз и только тогда перевел дух.
– Ух, за четырнадцать лет такого не было, чтобы краска сама собой разлилась!
Ему было невдомек, что все это произошло из-за случайно упавшей в краску детской погремушки.
– Ладно, Твиди, успокойся, – похлопал его по плечу товарищ, – все в порядке!
В суматохе оба маляра не заметили, как все то жезлосчастное ведро с краской сползло к краю крыши, качнулось и опрокинулось. Ведро краски вылилось на голову проходящему внизу мужчине, который, удостоверившись, что дождя нет, успел закрыть зонтик.
Человек с ведром краски на голове попытался что-нибудь предпринять, но, ничего не видя вокруг себя, прошел несколько шагов и столкнулся с автоматом, выдающим теннисные мячики.
Из автомата тотчас выскочила и покатилась по тротуару дюжина теннисных мячей. Они устремились прямо к столикам находящегося напротив небольшого летнего кафе под названием «Веселые встречи».
К немногочисленным посетителям вышел владелец этого кафе и произнес:
– Леди и джентльмены, я хотел бы вам представить моего самого веселого друга – любимого уличного мима Джо Молчаливого!
Посетители кафе слабо похлопали в ладоши. Теперь, хотели они того или не хотели, им пришлось смотреть на пантомиму Джо.
Появившись перед публикой с раскрашенными щеками, болтающимися штанами и самодовольной ухмылкой, мим начал свое не слишком блистательное представление. Оно нравилось разве что находившимся вместе с родителями детям. Взрослые же терпеливо взирали на скучноватое выступление мима в ожидании своего утреннего кофе, то и дело поглядывая в принесенные с собой свежие газеты.
Несмотря ни на что, мим Джо Молчаливый продолжал свое представление. Его шляпа взлетала в воздух и, сделав невообразимый пируэт, снова опускалась на голову, а руки двигались настолько ловко, что если бы посетители наблюдали за ним все время, не обращая внимания на поданный завтрак, то у них непременно закружилась бы голова.
Мим был так поглощен собственным выступлением, что не заметил подкатившиеся ему под ноги резиновые теннисные мячики. Наступив на один из них, Джо Молчаливый заговорил. И не просто заговорил, а очень даже громко заорал:
– Что за черт! Откуда здесь эти мячики?
Потеряв равновесие, он упал на спину и покатился прямо на кухню.
Эта часть «представления» мима немного развеселила посетителей кафе.
– Эй, Джо, это уже неплохо! – крикнул один из них.
– Да, покажи-ка еще раз! Эй, Джо, куда ты девался?
И надо же такому случиться, что из дверей кухни вышел разносчик мороженого с полным лотком. Он совершенно не ожидал такого поворота событий и не смог увернуться от наскочившего на него мима. Мороженое разлетелось во все стороны. Одно из них летело прямо в лицо сидящей в кафе Бригеллы Спайк, той самой девушки, из-за которой и началась вся эта кутерьма.
Можно представить себе ужас любого человека, когда он видит летящее прямо на него мороженое… В голове у Бригеллы Спайк промелькнуло что-то наподобие таких мыслей: «Будь проклят тот день, когда я впервые забрела в это кафе! Сегодня я целый час занималась своим макияжем! И если это летящее мороженое попадет в мои накладные ресницы, то весь день пойдет прахом!»
Окаменев от ужаса, Бригелла даже не попыталась увернуться или прикрыть свое густо накрашенное лицо рукой. Макияж Бригеллы был бы непременно испорчен, если бы не расторопность все того же Донателло.
Черепашка был тут как тут. Молниеносным движением руки он, как заправский хоккейный вратарь, отбил мороженое, защитив молодую леди от прямого попадания столь необычного летающего снаряда.
Но, к несчастью, отбитое черепашкой мороженое попало прямо в лицо стоящего позади человека.
– Что? Что это такое? – заикаясь закричал тот, вытираясь носовым платком.
– О, извините, пожалуйста! – воскликнул, оглянувшись, Донателло. – Я и не знал, что вы не любите мороженого!
– Извинить?! – рассвирепел мужчина. – Ах ты, зеленомордое существо!
Он схватил злосчастное мороженое и попытался швырнуть его в Донателло. Но тот вовремя отскочил и со всех ног бросился к будке фотоавтомата, надеясь больше никуда не ввязываться. Быстро переодевшись, Донателло поспешил домой, к своим друзьям, в канализацию.
«C моей стороны, конечно, это был весьма отвратительный поступок – запустить в лицо мороженым этому несчастному человеку, – размышлял по дороге Донателло. – Я даже не смею предположить, что должен чувствовать человек с холодным ванильным мороженым на носу!»
Погрузившись в свои мысли, Донателло дошел до перехода улицы и остановился перед красным сигналом светофора. Наконец светофор замигал, и черепашка готов был уже шагнуть на мостовую, как перед самым его носом промчался грузовик, старающийся проскочить улицу на желтом сигнале светофора.
Если бы в этот момент Донателло был более внимательным, то он заметил бы находящуюся перед ним грязную лужу. Грузовик, промчавшись по этой луже, окатил черепашку с ног до головы. Как и следовало ожидать, водитель грузовика даже не остановил машину, чтобы выйти и извиниться перед тем человеком, которого он только что облил.
«Что ж, – вздохнул Донателло, – люди не всегда благодарят за хорошие поступки».
Перейдя улицу, черепашка прошел еще два квартала, незаметно для окружающих открыл канализационный люк и спустился в свое подземное жилище.
Глава 5. Безработный изобретатель Лэнни Витман
Ранним утром этого же дня в совершенно другом конце города на скамейке в скверике перед зданием бюро по трудоустройству сидел темнокожий человек средних лет.
Это был безработный изобретатель Лэнни Витман. Он вертел в руках свое последнее изобретениеигрушку под названием йо-йо, представляющую собой прикрепленный к резинке небольшой шарик, легко помещающийся на ладони, и если манипулировать этим шариком, запуская его то вверх, то вниз, он светился разноцветными огнями и наигрывал популярные мелодии.
Темнокожий человек посмотрел на часы, встал и направился к зданию. По дороге он не переставал забавляться своей игрушкой, и вскоре коридор бюро по трудоустройству наполнился звуками популярной песенки «Крутись, Тайкл Meкссон!»
Лэнни зарегистрировался, отметив свое продвижение в очереди, и снова занялся йо-йо.
– Что ты делаешь, братишка? – спросил его какой-то человек, вошедший в здание следом за ним.
Лэнни не ответил незнакомцу. Он перестал возиться со своей игрушкой, впился взглядом в какую-то висящую на стене инструкцию и сделал вид, что сейчас очень занят.
Задавший ему вопрос человек, видя, что его собеседник не расположен к разговору, принялся приводить в порядок свои растрепавшиеся волосы.
Неожиданно Лэнни повернулся к нему и, заведя свою игрушку, с безразличным видом произнес:
– Крутится и крутится, а остальным до этого не должно быть никакого дела!
Сказав это, Лэнни широко улыбнулся и, сверкнув золотым зубом, единственным среди остальных ослепительно белых зубов, и еще раз посмотрев на часы, направился к двери одного из кабинетов…
Лэнни был безработным уже двадцать третью неделю, или ровно полгода. И за это время он так и не смог найти себе подходящую работу. После окончания этого срока ему перестали бы платить пособие по безработице, которое и так было не столь велико, чтобы вести более или менее приличный образ жизни, достойный любого изобретателя.
Немногочисленные посетители бюро по трудоустройству могли заметить, что при ходьбе Лэнни Витман слегка пошатывался. Разумеется, этому никто не придал большого значения. Такое случается со всеми безработными на двадцать третьей неделе вынужденного бездействия…
Открыв дверь кабинета, Лэнни предстал перед сотрудницей бюро, с безучастным видом сидевшей за стеклянной стойкой. Она слышала уже, наверное, тысячи историй о том, как человек потерял работу и вынужден теперь скитаться в поисках новой. Эта женщина за многие годы сидения за стойкой бюро по трудоустройству потеряла всякое сочувствие к людям, и теперь ее уши, как и сердце, казалось, были сделаны из самого крепкого гранита.
Понимал это и Лэнни Витман, поэтому, войдя в кабинет, он не переставал вертеть своим изобретением.
– Имя? – сухо спросила сотрудница бюро по трудоустройству.
Вошедший лениво зевнул и коротко ответил:
– Лэнни Витман.
Перед глазами женщины, издавая мелодичные звуки, вертелась йо-йо, но она, раскрывая папку Лэнни Витмана, нахмурилась, как будто слышала не музыку, а грохот отбойного молотка.
Женщина долго листала папку, пристально всматриваясь в каждую находящуюся там бумажку. «Уж не хочет ли эта мымра обнаружить в моих бумагах доказательства антиправительственного заговора?» – подумал Лэнни.
Наконец женщина произнесла:
– Вы искали работу, мистер Витман?
Лэнни, не переставая забавляться йо-йо, ответил:
– Конечно, миссис, искал… Искал день и ночь.
Он снова запустил свою игрушку, и она, налетев на маятник стоявших здесь же, в кабинете, стенных часов, разразилась новой мелодией – «Сумасшедший бизнесмен» из репертуара группы «Тонущий автомобиль».
Звуки мелодий уже начинали основательно раздражать сотрудницу бюро, но она пока что открыто не высказывала своего неудовольствия.
– И какую же работу вы хотите? – спросила женщина.
Лэнни на секунду перестал забавляться своей игрушкой, безучастно зевнул и произнес:
– Пожалуй, кухонного рабочего или мойщика посуды в каком-нибудь фешенебельном ресторане. Там хоть можно без проблем хорошенько поесть.
Женщина криво усмехнулась и переложила еще несколько листков из дела Лэнни Витмана.
– Мистер Витман, – произнесла она голосом, не терпящем возражения, – согласно нашим документам, вы уже двадцать три недели находитесь без работы.
– Двадцать две, – поправил ее негр.
Женщина, не слушая его, продолжала:
– Вы же понимаете, чем это вам грозит! Мы больше не сможем выплачивать вам пособие по безработице! – сотрудница бюро взглянула в одну из справок и, выудив оттуда информацию, снова выпалила: – В прошлом июле вас наняли на должность курьера в конторе по сбыту электротехники, но на следующий день владелец конторы вынужден был вас уволить!
Женщина пристально посмотрела на Лэнни Витмана, ожидая, что тот попытается объяснить причину столь быстрого увольнения, но тот продолжал молчать, снова и снова запуская свою игрушку. Казалось, он и не расслышал, что сказала сотрудница бюро.
– Ну, – насупила брови женщина, – чем вы это объясните? Вы должны были доставить товар его владельцу, но клиент этого товара так и не дождался!
Лэнни молча слушал сотрудницу бюро и с безразличным видом продолжал крутить йо-йо. Женщина снова взглянула на бумажку и, не отрывая от нее глаз, произнесла:
– Тут написано, что вы потеряли товар в метро, но я думаю, что это далеко не так.
Неожиданно Лэнни перестал играть и зажал йо-йо в кулаке.
– Вы совершенно правы, – заискивающе улыбнулся он, – но я товар не потерял, у меня его вытащил карманник.
– Телевизор? – удивленно вытаращила глаза сотрудница бюро.
Лэнни покачал головой, поняв, что попал впросак. И как это у него вылетело из головы, что он взял в этой злополучной конторе телевизор и попросту продал его… Именно после того случая удача перестала сопутствовать ему.
– Ах, да, я совсем забыл! – сконфуженно произнес Лэнни. – На меня тогда напали мерзкие грабители, и я вынужден был спасаться бегством, бросив им под ноги этот телевизор.
Сотрудница бюро снова посмотрела в дело. Судя по выражению ее лица, дело Лэнни Витмана превратилось для нее в кусок пергамента, сделанного из темной кожи стоящего перед ней человека.
– Единственная работа, которую вы нашли, была придорожная закусочная на сто двадцать седьмой миле Северо-Западного шоссе, но и там вы проработали всего двадцать восемь минут, – прочла она очередную справку и добавила: – Я думаю, это рекорд в нашем бюро по трудоустройству.
Негр мельком взглянул на женщину и, поймав ее испепеляющий взгляд, криво усмехнулся, опустил глаза и снова стал забавляться своей игрушкой. Йо-йо скользнула к носкам его рваных ботинок, и из нее тотчас полились звуки очередной популярной мелодии.
Витман вспомнил дрянную закусочную на сто двадцать седьмой миле Северо-Западного шоссе, и его рот скривился еще больше. Когда он там работал, его голова была занята совсем другим. Лэнни в то время думал о куда более возвышенных вещах, нежели добавочная порция лука или ложка уксуса для маринада. Именно тогда в его голове зародилась идея йо-йо. Он мечтал о самой замечательной, самой веселой игрушке, какой еще не бывало.
«Творческий человек не может раскладывать французское жаркое в минуту такого вдохновения», – подумал сейчас Лэнни, но его мысли снова перебила сотрудница бюро.
– Мистер Витман, – постучала она о край папки с его делом. – Вы провели двадцать три недели, живя на налоги с хорошо работающих граждан!
– Ну и что? – выпалил Лэнни.
На этот раз нервы сотрудницы бюро не выдержали.
– Вы, вы, вы знаете, кто вы? – чуть не крикнула она, немного заикаясь.
– Только не называйте меня, пожалуйста, лодырем, не говорите так! – перебил ее Лэнни. – Я хочу и умею работать, только на такой работе, которая нравится мне, а не на той, которая нужна вашей конторе!
– В таком случае, – ехидно произнесла женщина, – вы больше не имеете права на пособие по безработице. Вы отвергли все наши предложения, и мы снимаем с себя всякие обязательства по поискам подходящей работы для вас. С сегодняшнего дня вы сами будете о себе заботиться.
В этот момент стоявший позади Лэнни человек чуть слышно сказал:
– Это и есть самый лучший способ отделываться от назойливых безработных. Не правда ли, дружок?
Лэнни искоса взглянул на него и понял, что в этом кабинете ему делать больше нечего. Он зажал в ладони свою игрушку, не спеша повернулся и вразвалочку пошел к выходу, оставляя сотруднице бюро все свои документы, уже не имеющие для него никакого значения.
Выйдя из здания бюро по трудоустройству, ставшего за последние полгода чуть ли не родным его домом, Лэнни почувствовал, что он основательно проголодался. Еще бы! Со вчерашнего дня у него во рту не было ни маковой росинки.
Пошарив по карманам, он нашел несколько центов, за которые можно было купить разве что полпончика и жевательную резинку, которую вчера ему сунули какие-то два расторопных молодых человека.
«Так-так, – подумал Лэнни, подойдя к скамейке, на которой он сидел утром перед тем, как явиться в эту злополучную контору, – если государство не может меня трудоустроить, то придется мне искать работу самому, иначе я вынужден буду питаться вот этой бесплатно полученной жвачкой…»
Негр присел на скамейку, машинально развернул обертку и, засунув жвачку в рот, хотел было выбросить бумажку в стоящую рядом урну. Но то ли от привычки все время чем-нибудь заниматься, то ли из-за отсутствия свежих газет, которые он когда-то читал каждое утро, Лэнни решил узнать, из чего состоит эта жвачка.
Каково же было его удивление, когда он прочел на обертке следующее:
«Дружок, ты хочешь много денег? Если да, то иди к нам! Мы нуждаемся в тебе! Нам нужны все: от программиста компьютера до рабочего-расфасовщика! Наша новая кондитерская фабрика – это самые высокие заработки! Работая у нас на «Мэджик Свит», ты будешь все время отдыхать!»
«Это то, что мне нужно!» – мелькнуло в голове у Витмана.
Его мысли завертелись так же быстро, как и изобретенная им игрушка йо-йо. Лэнни несколько раз перечитал текст. И уже не одна, а несколько, даже десятки мелодий одновременно зазвенели торжественным маршем в его голове. Мысли то разбегались во всех направлениях, то выстраивались в строгом порядке.
– Это мой шанс! – сказал он, поднимаясь со скамейки. – Судя по объявлению, там нужны компьютерщики и, конечно же, изобретатели. Ну, а на фирме, производящей кондитерские изделия, я думаю, всегда можно будет хорошо поесть.
Лэнни аккуратно сложил обертку от жвачки и сунул ее в карман.
Через полтора часа Лэнни Витман сидел перед компьютером в испытательном центре недавно созданной компании «Мэджик Свит», пока что в основном производящей кондитерские изделия. Он конкретно не знал, чем будет заниматься в этой конторе, если пройдет тестирование. Сейчас его совершенно не интересовало, кто является владельцем «Мэджик Свит» и почему такая, казалось бы, очень далекая от компьютерного программирования компания по производству кондитерских изделий совмещает в своей деятельности абсолютно разные вещи.
Кроме Лэнни в помещении находилось еще с десяток таких же людей, как и он. Наконец их всех попросили войти в компьютерный класс.
Как только вошедшие расселись по местам, впереди зажегся огромный экран компьютера и появившийся на экране человек предложил всем заполнить анкеты, а потом ответить на несколько десятков не очень сложных вопросов теста.
«Это совсем неплохо! – подумал Лэнни Витман, пробежав глазами листок. – В мире еще не создано такого теста, который я не смог бы успешно осилить. Но мне пока что не стоит раскрывать всех своих способностей…»
Лэнни Витман с детства был знаком с электроникой. Еще мальчишкой он пробовал конструировать коротковолновые приемники и настраивал их на частоту полиции. Продавая эти приемники некоторым нечестным людям, он смог немного разбогатеть. Позже он разработал аппарат по подслушиванию телефонных разговоров на расстоянии.
Лэнни мог бы сделать на этом карьеру. Но однажды, продав такой подслушивающий аппарат одному из гангстеров, он стал невольным пособником крупного ограбления банка, секретный код сигнализации которого был выведен при помощи изобретенного им аппарата.
Полиция, в конце концов, вышла на Лэнни, и он даже недолго посидел за решеткой, после чего с электроникой было покончено.
Природные инженерные способности у Витмана отошли на второй план, если не считать его поразительной ловкости в компьютерных играх, ходы которых для него были ясны как на ладони. Он феноменально мог просчитать любое действие компьютера, но этого никто не замечал. Лэнни так и остался никем не признанным компьютерщиком-изобретателем-самоучкой.
Глава 6. Пресс-конференция мистера Гнэрка
В этот же самый день в офисе телекомпании шестого канала должна была начаться пресс-конференция, заказанная владельцем фирмы «Мэджик Свит» мистером Гнэрком.
Пикантность ситуации заключалась в том, что никто никогда не видел мистера Гнэрка. Его лицо ни разу не появлялось на страницах газет, никто не знал, чем этот мистер занимался, откуда у него деньги и как ему удалось, по существу оставаясь никому неведомым, скупить все акции известной кондитерской фабрики фирмы «Мэджик Свит» и стать ее владельцем.
Имя мистера Гнэрка и его компания стали предметом обсуждения всей прессы, радио и телевидения. Ведь именно мистер Гнэрк и его все более и более разрастающаяся компания дали городу новые рабочие места. Многими журналистами мистер Гнэрк был назван гуманистом года, ведь он сделал для страны очень много полезного. Но главное было то, что он очень понравился детям, так как все кондитерские изделия, на которых стояло клеймо фирмы «Мэджик Свит», отличались изысканным вкусом и, самое главное, доступной ценой. Шоколадки и совсем недавно появившиеся жвачки этой фирмы иногда просто так, бесплатно раздавались всем желающим прямо на улице.
И вот настал день, когда мистер Гнэрк объявил, что впервые появится перед публикой и, что было особенно приятно начальнику шестого телеканала, именно в его студии. Мало того, мистер Гнэрк сообщил, что во время пресс-конференции будет проведена лотерея, в которой каждый номер будет выигрышным, а тому, кто вытянет из лототрона шар-победитель, достанется бесплатная поездка с семьей по странам Южной Америки, где произрастает вечнозеленое шоколадное дерево, чьи какаобобы используются для получения шоколадного масла – главного компонента начинки конфет и шоколадных батончиков.
Все сидящие в зале с нетерпением ожидали приезда мистера Гнэрка.
Пресс-конференцию должен был вести начальник телекомпании Томпсон, маленький человек с небольшим брюшком. Шеф шестого телеканала очень плохо разбирался в людях и почти не разбирался в делах. Видно, поэтому он и стал начальником…
Телерепортер Вернан, с трудом пробившись к своему шефу, показал ему раздобытые через какого-то посредника несколько фотографий.
– Кто это? – рявкнул Томпсон, указывая на фото, где была изображена малопривлекательная неправильно сложенная фигура мужчины с мощным торсом и неправдоподобно маленькой головой.
– Это и есть мистер Гнэрк, шеф! Тот человек, ради которого собралась сегодняшняя пресс-конференция!
Начальник шестого телеканала смягчился. Он стряхнул пепел со своей сигары и, сделав вид, что и так знает того, кто запечатлен на фотографии, произнес уже более спокойным тоном:
– Я и сам вижу, что это мистер Гнэрк! Но, Вернан, ты когда-нибудь научишься соображать? Если у тебя есть фотография этого замечательного парня, то почему она только одна, а на остальных снимках изображены какие-то носороги и свиньи?
– Я и сам не знаю! – попытался оправдаться Вернан, дрожа от страха. – Я эти снимки выменял у одного из помощников Гнэрка. Он мне прислал их по почте.
– Ладно, – махнул рукой Томпсон, – через пару минут мы увидим мистера Гнэрка собственной персоной, а эти снимки можно будет просто списать в архив.
Шеф телекомпании внимательно посмотрел на своего подчиненного и чуть было не разразился хохотом. У Вернана был вид, больше подходящий мусорщику, чем работнику телевидения. Бедняга Вернан так спешил показать своему шефу снимки, что не успел переодеться после утреннего происшествия возле банка. Его костюм и рубашка по-прежнему были заляпаны горчичной приправой.
– Ха-ха-ха! Вернан, ну уморил! – смеялся Томпсон. – В таком виде тебе не пристало появляться перед мистером Гнэрком!
Репортер испуганно хлопал глазами.
– Простите, шеф, не понял? – пролепетал он, не подозревая о том, что его пиджак и рубашка в горчице.
– Иди, идиот, посмотрись в зеркало! – Томпсон указал ему на выход. – И приведи себя в порядок!
Удрученный Вернан быстро побежал в костюмерную. В этот момент в студию вошло несколько гориллоподобных человек, похожих друг на друга как две капли воды. Парни окружали своего босса, высокого плечистого мужчину с удивительно маленькой головой.
Томпсон догадался, что это и есть владелец фирмы «Мэджик Свит» мистер Гнэрк. Шеф шестого телеканала тут же громко произнес:
– Дорогие друзья, коллеги, партнеры, я представляю вам гуманиста года, владельца суперкомпании «Мэджик Свит» мистера Гнэрка!
Все присутствующие в зале тут же зааплодировали.
– Спасибо, спасибо! – произнес Гнэрк, подходя к кафедре. – Добро пожаловать в мир «Мэджик Свит»! Мир магической сладости!
У Гнэрка оказался весьма неприятный писклявый голос, к тому же он говорил довольно развязным тоном.
Суть всего его выступления сводилась к тому, что он хвалил свои кондитерские изделия и тут же предлагал всем желающим их отведать.
После выступления его буквально забросали вопросами находящиеся в зале журналисты.
– Мистер Гнэрк, скажите, пожалуйста, как вы, неизвестный ранее человек, сумели за такой короткий срок стать таким знаменитым?
– Сколько вы вложили денег в вашу компанию?
– Чем еще, кроме выпуска кондитерских изделий, думает заниматься «Мэджик Свит»?
– Мистер Гнэрк, мы все ждем ответов!
Владелец компании «Мэджик Свит» терпеливо подождал, пока иссякнут вопросы, и заговорил уверенно и обстоятельно:
– Сейчас я еще не могу ответить на все ваши вопросы! Еще не настало время! Могу только сказать, что в скором времени благодаря новым технологиям мы сумеем добиться самых низких в мире цен на жвачку, конфеты и шоколадные батончики. С этой целью мы открыли при нашей компании компьютерный центр, где попутно будут заниматься и другими полезными вещами: производством различных программ и компьютерных видеоигр для детей.
Находящейся в студии Эйприл О'Нил голос мистера Гнэрка показался знакомым.
«Где я слышала этот скрипучий голос? – думала Эйприл. – Не мешало бы мне получше узнать, чем этот новый бизнесмен занимался раньше».
Она уже хотела было задать вопрос мистеру Гнэрку, как тот произнес:
– А теперь, господа, я вынужден покинуть вас. Меня ждет моя новая работа. А чтобы вы немного тут позабавились, моя секретарша, миссис Розмари и помощники из моей верной охраны проведут для вас лотерею. Извините меня, – еще раз кланяясь, произнес Гнэрк, – но я должен вас немедленно покинуть.
– Мистер Гнэрк, один вопрос! – крикнула Эйприл О’Нил.
– Все, все! – протестующе вскинул руки Гнэрк. – Уверяю вас, дамы и господа, на сегодня мне пока больше нечего вам сказать!
– Но вы, как истинный порядочный джентльмен, не можете отказать даме! – снова воскликнула Эйприл.
– С вами, мисс Эйприл, мы обязательно поговорим! – усмехнулся Гнэрк, чем немного озадачил журналистку.
Гнэрк в окружении своей охраны вышел из помещения.
Через мгновение в дверях появилась какая-то сердитая дама средних лет, толкающая перед собой лототрон на колесиках. «Очевидно, это и есть секретарша Гнэрка, миссис Розмари, – подумала Эйприл. – Только зачем такой старушке дали в руки лототрон? Она же не сможет его сдвинуть с места…»
Но, к большому удивлению присутствующих, вошедшая женщина толкала полный белых пластмассовых шаров лототрон без особого напряжения. Следом за ней вошли два человека, очень похожих на охранников мистера Гнэрка. Они тащили огромный контейнер, в котором, вероятно, находились выигрышные призы.
Первым, к кому направилась эта процессия, был шеф шестого телеканала мистер Томпсон.
Толкающая лототрон миссис Розмари заученно улыбнулась, выставляя напоказ желтые зубы, придающие ей сходство с запыхавшейся собакой, и придавая своему лицу благодушное выражение.

- Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум.
Ключевые слова страницы: Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и большой шоколадный Бум; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн