Сароян Уильям - Наши друзья - мыши 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн = 142.69 KB

- Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн => скачать бесплатно электронную книгу



Черепашки-ниндзя –

-
«Черепашки-ниндзя и Бэтмэн»: Литература; Минск; 1995
ISBN 985-6274-07-9
Черепашки-ниндзя и Бэтмэн
Глава 1. Секретное задание
Вселенская цивилизация процветала. Был двадцать четвертый век. Разумные существа направляли свои усилия на построение гармоничного общества, главной целью которого была продолжение рода существ, ведущих борьбу против зла, против разрушения, против хаоса.
Давным-давно коварное существо – уродец-мозг, который именовал себя не иначе как Повелителем Вселенной, был схвачен и заточен в отдаленном уголке Вселенной, где он содержался в особой больнице-тюрьме. На досуге, длящемся почти столетие, он постоянно раздумывал о собственной природе, а причинах своего поражения. Он прекрасно понимал, почему ему не удалась повергнуть обитателей в беспросветное рабство. Причиной полного провала его коварных замыслов, разгрома войск, возглавляемых грозным космическим рыцарем Шведером, были юные мутанты черепашки-ниндзя, достойные ученики своего гениального учителя – человека-крысы Сплинтера, – который в совершенстве обучил их всем видам древних единоборств.
Как истинные герои, легендарные черепашки-ниндзя разрушали все планы уродца-мозга. Именно они смогли найти путь к убежищу так называемого Повелителя Вселенной, указать Службе безопасности космических полетов его цитадель, где он и был арестован.
Подруга черепашек-ниндзя – популярный телекомментатор 6-го Канала Эйприл О'Нил, ради благородного дела решившая сменить свою профессию, теперь работала в Службе безопасности космических полетов. Она была агентом по особым заданиям. Но романтики в ее работе уже не было, поскольку давным-давно жизнь в космическом сообществе разумных существ была налажена, и редко происходили какие-либо беспорядки. Конечно, иногда случались чрезвычайные происшествия, нарушавшие размеренный ритм вселенской жизни. Иногда хвостатые медведеподобные существа нападали на рудовозы в созвездии Скорпиона, и приходилось срочно вылетать туда, чтобы загнать медведехвостов назад в их ущелья. Иногда летающие ящеры с планет с доисторическим развитием разрушали автоматические станции слежения, и надо было принимать меры по регулированию численности этих агрессивных ящеров, дабы они не натворили еще больших бед. Обычно собирали и замораживали их яйца. Те потом переносились на другие, необитаемые планеты, на которых следовало приживлять жизнь. Разбираться с беспорядками подобного рода было очень просто, девушка не попадала в опасные переплеты.
Нельзя сказать, что Эйприл особо скучала, потому что все свободное от службы время девушка посвящала расширению кругозора: читала книги, изучала древние языки, возилась с различными замками, учась открывать их с помощью маленького компьютера. Этим самым бывшая телекомментатор повышала умение быстро выходить из непредвиденных ситуаций.
В один прекрасный день Эйприл вызвали в Центр и сообщили, что Центральный компьютер выбрал ее как возможную кандидатуру для проведения одной важной и ответственной операции. Поскольку операция носила секретный характер, девушка была обязана соблюдать особые меры безопасности. Ей сообщили пароль и место, куда она должна была в скором будущем явиться для детального изучения плана операции.
Прошло некоторое время, и вот девушка приехала по тому адресу, который ей сообщили. Она была празднично одета. И в самом деле: получить новое задание – разве не праздник? Наряд девушки шел ей. Следует сказать, что наша героиня, Эйприл О'Нил, не была писаной красавицей, но всегда приковывала к себе внимание. Особенно интересны были ее глаза – чуть раскосые, светло-синие, в оправе длинных ресниц. Кожа у девушки была, как у настоящей блондинки – очень нежной. Безукоризненно четкие линии бровей очаровывали собеседника, а их прямизна, пожалуй, говорила о том, что у девушки твердый характер. Но это и не удивительно, иначе бы девушка не была бы агентом ответственной и даже несколько опасной службы, а продавала бы тюльпаны в цветочном магазине, или выступала бы в качестве модели, поскольку Эйприл имела очень хорошую фигуру.
Девушка поднялась в лифте на нужный этаж, нашла необходимую комнату и постучалась.
Ее встретил полковник Беруччи – человек невысокого роста, которого она уже знала по одному из предыдущих заданий.
– Еще раз учтите, – сказал полковник Беруччи, как только Эйприл вошла к нему в кабинет, – операция секретная, и с этого момента все, что мы скажем, не подлежит разглашению, – полковник жестом пригласил девушку сесть. – Никому: ни друзьям, ни отцу, ни матери, ни самому близкому человеку!… Вы, надеюсь, понимаете, о ком идет речь?
– Не совсем, полковник, – ответила девушка, – на что вы намекаете? Эти намеки совершенно беспочвенны. У меня нет парня, пока нет…
– Извините, конечно, – поспешно сказал полковник Беруччи, – что я вмешиваюсь в вашу интимную жизнь, то есть в сферу человеческих эмоций, но компьютер вас, должно быть, потому и выбрал, что у вас нет особых привязанностей в этом мире. Ведь во время подготовки вы не должны с кем-либо встречаться.
– Это значит, – вздохнула Эйприл, – что я даже с друзьями не могу видеться?
– Нет, с друзьями встречаться можно, – нахмурился полковник Беруччи, – но, разумеется, им тоже ни слова о готовящейся операции.
– В чем состоит задание? – Эйприл закинула ногу за ногу, приготовившись к длительной беседе.
Она очень уважала полковника Беруччи. Этот человек был, как уже говорилось, невысокого роста, но необыкновенно крепким точно из стальных пружин. Нога же полковника Беруччи была несоразмерных с его ростом размеров. Он носил обувь никак не меньше сорок третьего размера, и это придавало его внешности несколько комический облик. Если быть откровенным, полковник был похож на паука в кроссовках. В дополнение ко всему руки полковника были в столь густой курчавой поросли, будто он выращивал эти волосы, как зеленщицы выращивают на продажу петрушку и сельдерей. Зато глаза у полковника были красивые, ястребиные, привыкшие смотреть вдаль, иногда прищуренные, точно у моряка, ну а лицо было вообще славное, улыбчивое. Неизменная готовность улыбнуться сразу привлекала к нему людей. К Эйприл полковник относился уважительно, иногда по-отечески журил, за чрезмерную смелость, проявляемую девушкой при исполнении заданий.
– Дело в том, что наш Центральный компьютер выдает странное предупреждение. Будто в ближайшем будущем разразится ряд крупных катастроф, – полковник Беруччи понизил голос, словно его могли услышать за метровыми стенами и бронированными стеклами секретного офиса Службы безопасности космических полетов. – Это произойдет по причине того, что в прошлом происходят странные вещи. Мы пока не знаем, что именно, но наблюдаем повышенную концентрацию психической энергии и ее непонятное поведение. Вот в чем вопрос. Подобные энергетические возмущения психической энергии беспокоят ученых и они просят детально разобраться… – полковник почесал переносицу.
– Проще говоря, полковник, – громче обычного сказала Эйприл, – силы зла готовят новую атаку?
– Да, если откровенно, – ответил полковник, – только беда в том, что источник, я бы сказал причина этого зла, кроется где-то в прошлом. Мы еще точно не установили год, но это конец двадцатого столетия.
– Неужели мне придется путешествовать в Машине времени! – с радостью воскликнула Эйприл.
– Придется, придется, – озабоченно кивнул полковник Беруччи. – Только знали бы вы, во что это обойдется главной энергетической системе! Мы отключим целые города от питания ради того, чтобы закинуть вас в прошлое.
Эйприл задумчиво посмотрела в окно.
– Хотите знать, – прервал ее задумчивость полковник, – почему еще компьютер выбрал именно вас?
– Догадываюсь. Наверное, из-за моего знания древних языков?
– Это не последнее, – полковник хитро улыбнулся, – а главной причиной было то, что вы чертовски красивы!
– Ах, полковник, – воскликнула Эйприл, собираясь покраснеть, – эти ваши шуточки!
– Нет, нет! – настаивал полковник, – хотите, я покажу распечатку компьютера. Вот, посмотрите, – полковник Беруччи придвинул девушке рулон бумаги, испещренный мелкими буковками, – одним из достоинств агента должна быть незаурядная внешность, поскольку земляне конца двадцатого века очень ценили женскую красоту. И войти в доверие землянам красивой девушке будет значительно легче.
– Да уж, – смущенно вздохнула Эйприл, – красота красотой, но я без настоящего дела, кажется, совершенно зачахла.
Прощаясь с полковником Беруччи, девушка очень радовалась полученному заданию и одновременно печалилась. Давно ей не выпадала интересная работа. Однако ей придется действовать в одиночку. Девушка размышляла о далеком прошлом, в котором какой-то маньяк-недоучка изобрел опасный аппарат. И при помощи него теперь концентрирует психическую энергию, направляя ее на совершение зла. Раз в Центре решили послать ее, Эйприл О'Нил, с целью разузнать, кто этим занимается, то, разумеется, О'Нил должна будет помешать проявлению зла. Жаль только, что с ней не будет ее верных друзей и помощников – мутантов черепашек-ниндзя. Она одна будет посажена в Машину времени и отправлена в прошлое.
Эйприл в приподнятом настроении вышла из белого здания, в котором только что беседовала с полковником Беруччи. Она оглянулась. Было солнечно и ясно. Вокруг здания росли жасминовые кусты, на зеленых листочках которых сверкала роса. От кустов шел сильный запах, потому что ветки жасмина были сплошь усыпаны ароматными белыми цветами. Эйприл пошла по дорожке, которая тоже была обсажена жасмином. Вдруг услышала жалобный писк. Она осмотрелась, но ничего не увидела. Писк повторился. Эйприл в недоумении потерла щеку с маленькой темной родинкой, заглянула за жасминовые кусты. Там, в траве, копошилось крохотное и беспомощное существо. Эйприл нагнулась и увидела, что это была летучая мышка. Мышка с трудом двигала кожаными крыльями, пищала. Эйприл пригляделась и увидела на одном из крыльев кровь. Эйприл подняла голову. Рядом стояла высокая радиоантенна, с которой свисали тонкие провода. Очевидно ночью летучая мышь, охотясь за комарами, ударилась об антенну и поранила себе крылышко.
– Бедный летучий мышонок, – пожалела Эйприл, – ты поранил себе крылышко! Как мне тебя жалко… Ведь днем ты ничего не видишь…
Эйприл взяла животное в руки. Она где-то читала, что летучие мыши не кусаются, но и не любят, когда их берут в руки.
– Я возьму тебя домой, мышонок, и ты будешь у меня до тех пор, пока сам не сможешь летать!
Летучая мышка пискнула, и Эйприл показалось, что она с благодарностью приняла ее предложение.
Когда Эйприл приехала к себе домой, первым делом она пошла в сад, где в маленьком домике, в зарослях боярышника и цветущих персиков скрывались ее друзья – черепашки-ниндзя. Там они нескучно проводили время между очередными приключениями. Через густые кусты черепашки-ниндзя могли ночью пробираться на шоссе, которое вело в город. А уж в городе, под прикрытием темноты, юные мутанты могли разгуливать сколько хотели. Иногда пищу приносила им Эйприл, но чаще всего черепашки добывали пропитание сами, делая кое-какие услуги ночным водителям, или разносили по городу пиццу для бодрствующих ее любителей. Конечно, черепашки могли и не прятаться от людей, но они выполняли завет своего мудрого учителя человека-крысы Сплинтера, который не советовал черепашкам-ниндзя лишний раз попадаться людям на глаза. Ведь черепашки были ниндзя, то есть секретными, невидимыми агентами, ведущими беспрестанную борьбу против преступлений и насилия.
Войдя в домик к черепашкам, девушка первым делом показала свое живое сокровище.
– Смотрите, кого я принесла! – проворковала девушка, согревая дыханием в своих ладонях раненое и беспомощное существо.
Леонардо, или как его звали товарищи для краткости – Лео, тут же вскочил на ноги. Обычно он мог часами сидеть или лежать в неподвижности, но когда появлялось что-либо интересное, он преображался, становился самым энергичным и непоседливым из друзей.
– Что это за чудище такое! – воскликнул он, разглядывая ушастого крылатого мышонка в нежных руках Эйприл.
Микеланджело, Донателло и Рафаэль тоже обступили девушку.
– Бедненькая летучая мышка! Она поранилась об антенну, – сказала девушка. – Ребята, я хочу дать вам маленькое поручение.
– Интересно, какое? – тут же полюбопытствовал Донателло. – Наверное, связанное с этим летучим грызуном?
– Донателло, во-первых, летучие мыши не грызуны, – ответила Эйприл, – а во-вторых, действительно, почему бы вам не взять летучую мышку к себе, пока у нее не заживет рана на крылышке?
– Выхаживать раненых животных – занятие для девочек, – авторитетно заявил Леонардо. – Настоящие мужчины должны искать приключений…
– Ребята, я бы и сама ухаживала за бедным мышонком, но я буду очень занята… – немного поколебавшись, объявила Эйприл.
– Ты получила задание? – воскликнул Леонардо.
– Не совсем чтобы задание… – опять не без колебаний ответила Эйприл. Не могла же девушка так просто обманывать друзей. И в то же время она отлично помнила указание полковника Беруччи никому ничего не рассказывать. – Словом, вы займетесь летучей мышью?
– Нет, – сказал Микеланджело, который был проницательнее других черепашек и заподозрил, что Эйприл неспроста не может уделить время летучей мыши. – Ушастик выздоровеет сам, а на задание мы пойдем все вместе.
– Не капризничай, Микеланджело, – сказала Эйприл. – Так уж случилось, что для задания пригодна лишь я одна… Но, может быть, мне удастся уговорить начальство взять с собой кое-какое снаряжение, и тогда…
– Ура! Ура! – закричали юные мутанты хором, – у нас опять будут увлекательные приключения.
– Вот и хорошо, – сказала Эйприл, – ну а что с мышонком?
– Мы беремся его выходить, – серьезно проговорил Микеланджело, – только мы не знаем, как с ним обращаться.
– Возьмите у меня в библиотеке книгу про летучих мышей, – посоветовала Эйприл и, передав крохотное существо Микеланджело, неожиданно таинственно улыбнулась.
– Что еще? – спросил озадаченный Микеланджело.
– Я хочу угостить вас, – сказала Эйприл. – Я привезла из города несколько упаковок с пиццей.
– Ура! Пицца! Как я тебя люблю, Эйприл! – воскликнул Леонардо, мгновенно оживляясь. Он спрыгнул со своей лежанки и глаза его загорелись. – А можно спросить, Эйприл?
– Спрашивай.
– Пицца-то с чем?
– Пойдешь со мной, узнаешь! – кокетливо сказала Эйприл и они с Леонардо ушли в большой дом. Там Эйприл отдала черепашке четыре больших упаковки пиццы, но сама не пошла пировать в садовый домик. Ей нужно было еще изучать инструкции, теорию путешествий во времени, словом, готовиться к опасному и важному заданию.
Леонардо вернулся в садовый домик с пиццей и тяжелым томом «Все о летучих мышах».
– Ну, и что мы будем делать с этим ушастиком? – спросил Леонардо, заглядывая в руки Микеланджело, где примостилось безобидное существо.
– Надо продезинфицировать ранку йодом и убедиться, что цела кость, – ответил Микеланджело и принялся за дело. Перевязанную чистым бинтиком мышь поместили в пустую коробку из-под пиццы.
Затем юные мутанты устроили настоящий праздник. Они уплетали изумительную пиццу с грецкими орехами, листали толстую книгу и разговаривали о летучих мышах.
– Так значит, летучие мыши – не грызуны? – спрашивал Леонардо.
– Совершенно верно, – отвечал ему Микеланджело, запивая большой кусок пиццы лимонадом, – они не родственники зайцам, бобрам и сусликам.
– А белка-летяга родственница летучим мышам? – поинтересовался Донателло.
– Нет, – ответил Микеланджело. – Вот здесь написано, что, может быть, это вечерница. Окраска у ее густого, высокого и шелковистого меха коричневато-рыжая сверху и более светлая снизу. Уши короткие, широкие, округленные.
– Раз ты говоришь, что это вечерница, – заметил Донателло, – то у нее, судя по описанию, должны быть узкие длинные крылья.
– Но мы же не сможем развернуть эти крылья, пока они не заживут, – заметил Микеланджело. – Ты лучше почитай, чем летучие мыши питаются, а то видишь, сейчас Лео угостит мышонка пиццей!
Черепашки-ниндзя захохотали. Леонардо обиделся.
– Ого! – воскликнул Донателло, – здесь написано, что летучие мыши могут развивать скорость до пятидесяти километров в час! А что они едят? Жуков, бабочек, комаров… И очень прожорливы…
– Да я и без вашей книги знаю, – сказал Леонардо, – что они едят комаров, и ловят их при помощи настоящих эхолокаторов. При помощи их они видят в темноте, и могут обойти любое препятствие.
– Вот и не могут. Еще чего скажи! Врезалась же эта летучая мышь в антенну! – успокоил Донателло.
– Перестаньте ссорится, – сказал Микеланджело, – несомненно одно: животное это очень полезное, потому что вылавливает ночью только вредных насекомых, а птицы, охотящиеся днем, вылавливают и полезных.
– А может, это и не вечерница, а какая-нибудь ночница, – сказал задумчиво Донателло, разглядывая рисунок в книге. – Ведь у нашей мышки ушки длинные и относительно широкие.
– Ребята, идите вы лучше на охоту, – сказал Микеланджело, – как раз под вечер начнут летать майские жуки. Наловите с десяток, и мы проверим, питается ли вечерница жуками. А я тем временем смастерю что-нибудь вроде скворечника, в коем наша мышка будет жить.
Донателло и Рафаэль наловили в вечерних сумерках майских жуков и принесли их в дом. К всеобщему удивлению, летучая мышь есть их отказалась.
– Может, летучие мыши не едят майских жуков, – предположил Донателло, – а предпочитают только комариков?
– Нет, комаров я ловить не пойду, – решительно сказал Леонардо. – Уж лучше я попробую угостить ее пиццей.
– А может, это и не вечерница и не ночница, – предположил Донателло, который листал книгу, взятую у Эйприл, – а самая настоящая широкоушка. А питается широкоушка листовертками и мелкими жуками. А еще широкоушки могут впадать в спячку, настоящий анабиоз. У них сильно замедлено дыхание, а сердце сокращается всего восемь раз в минуту. В науке описан случай, когда шесть из двенадцати широкоушек, зимовавших между оконными рамами при температуре минус шестнадцать, остались живы, в то время как температура на улице достигала тридцати градусов мороза.
– Да-а, если бы мне так уметь, – сказал Леонардо. – Я, если чуть-чуть холодно, сразу коченею.
– На то ты и черепаха, – отозвался Донателло.
– Хватит болтать! Идем ловить комариков, – сказал Микеланджело.
Как самый серьезный из черепашек-ниндзя, он действительно заботился о том, чтобы накормить летучую мышку.
Леонардо поднялся и, распевая свою любимую песенку, пошел охотиться на комаров.
Песенка, которую он пел, была весьма забавной. Дело в том, что Леонардо однажды вычитал слова ее из какой-то детской книжонки, и они ему так понравились, что в минуты хорошего настроения он всегда их напевал. Более того, Леонардо никогда не повторял слова песенки. Он всякий раз выдумывал новые, но каждый раз героями этой песни были мыши, злые и коварные, которые ползали всюду на кухне, и бесстрашный котенок, который должен был разогнать вредных мышей.
Вот слова этой веселой песенки:
Чики-чики!
Чики-брики!
Ходят мыши!
Ходят с хвостами,
Очень злые.
Лезут всюду.
Лезут на полку.
Трах-тарарах!
И летит чашка.
А кто виноват?
Никто не виноват.
Только мыши
Из черных дыр.
Здравствуйте, мыши!
Мы вернулись.
И что же такое
С собой несем?
Оно мяукает,
Оно прыгает,
И пьет из блюдечка молоко.
Теперь убирайтесь
В черные дыры,
Или оно вас разорвет
На куски,
На десять кусков,
На двадцать кусков,
На сто миллионов кусков,
Лохматых кусков.
Черепашки-ниндзя любили эту песенку не меньше Леонардо и иногда подпевали своему другу.
В тот вечер черепашки – ниндзя накормили комариками летучую мышь, уложили ее спать, а сами, перед тем как лечь отдыхать, долго смотрели на загадочные звезды, мерцавшие между веток яблонь и груш. Им представлялись далекие миры, полные опасностей и приключений.
Очередная встреча Эйприл с полковником Беруччи произошла через несколько дней. Беседа с ним на этот раз продолжалась несколько дольше, чем в первый раз.
Беруччи вытянул свои ноги в больших кроссовках под столом, улыбнулся девушке и сказал:
– Теперь мы должны выбрать вам образ. Кем вы, к примеру, хотите быть?
Эйприл нахмурила лоб. Ей не приходилось прежде задумываться над такими вопросами.
– Хотите быть топ-моделью? – сказал полковник Беруччи, поднимаясь с кресла.
Эйприл улыбнулась и сказала:
– Ну, на топ-модель, пожалуй, я не потяну.
– Ну как же, – сказал полковник, – у вас прекрасная фигура, вы хорошо владеете своим телом. Я думаю, стоит попытаться, потому что топ-модель привлекает внимание людей и вы сможете общаться с представителями самых разных слоев общества.
– Уж лучше тогда быть телекомментатором, – сказала девушка, – это более привычная мне работа.
– Можно попробовать, – ответил Беруччи, – мы подумаем над вашим предложением. Но на мой взгляд, вам трудно будет делать передачи в том времени, вы многого не знаете. У нас есть предложение, чтобы вы там работали в образе доктора психологии. Ведь нынешняя психология далеко ушла вперед в разгадке тайн человеческих характеров. Мы вас определим на специальные курсы, вы подучитесь и сможете быть хорошим специалистом в этой области.
– Ну что ж, можно и доктором психологии, – со вздохом согласилась Эйприл.
– Понимаете, вы должны в том времени уметь проникать в душу того или иного человека, чтобы узнавать те или иные секреты. Ведь ясно, что преступники, которые концентрируют мозговую энергию, – полковник притопнул большими кроссовками, – будут всячески скрывать свои намерения.
– Ну тогда психолог подойдет лучше всего! – согласилась Эйприл.
– И вот еще что… – сказал полковник Беруччи.
Он встал из-за стола, подошел к стенному шкафу, открыл его и достал коробку.
– Вы знаете, я хочу сделать вам подарок.
Эйприл оживилась, ей, конечно, нравилось получать подарки, но было довольно неудобно, чтобы ее шеф ей что-то дарил.
– Вот посмотрите, – полковник Беруччи открыл коробку.
В коробке лежала средних размеров льняная кукла.
– Спасибо, – сказала Эйприл, – это очень мило с вашей стороны, мне приятно получить такой подарок… – девушка немного смутилась.
– Вы, я вижу, хотите что-то сказать? – полковник Беруччи улыбнулся. – Я понимаю, что такой девушке, как вы, откровенно говоря, неудобно получать от такого старикана, как я, подарок, да еще куклу?
– Если откровенно, то да, – ответила Эйприл. – Я уже давно вышла из возраста, когда играют с куклами.
– Но должен вам сообщить, – признался полковник Беруччи, – что старикан не совсем выжил с ума.
С этими словами полковник взял куклу и повернул ее к себе спинкой, расстегнул три пуговки на кофточке куклы и показал Эйприл пластмассовую крышечку. Подковырнув ногтем крышечку, полковник открыл маленький пульт.
– Дорогая Эйприл, это пульт управления Машиной времени. Когда вы будете на задании, эта кукла должна все время находиться с вами. Психологически это объяснить это очень просто: кукла для вас – самое дорогое, что может быть у человека, ну, например, память детства. На самом же деле у вас при себе всегда будет пульт управления Машиной времени. При помощи этого пульта вы сможете подзывать машину к себе, сможете посылать машину в необходимое место, словом, управлять. А кукла – для маскировки.
– Хитро придумано, – оценила Эйприл, – а я и вправду поверила, что вы мне решили подарить куклу.
– Я и на самом деле дарю вам эту куклу, – сказал полковник Беруччи. – Эта кукла очень дорога мне. Она заговорена, и принесет вам счастье. Кукла досталась мне от матери. Вы знаете, по отцу я – итальянец, а мать у меня из Восточной Европы, откуда-то из Белоруссии. А там, в Белоруссии, всегда делали куклы из льна. Видите, какая она хорошенькая.
– Большое спасибо, полковник, за подарок, – сказала Эйприл. Она действительно была довольна вниманием со стороны уважаемого человека.
Глава 2. Живые консервы
Эйприл О'Нил жила как бы с раздвоенной душой. С одной стороны она усиленно готовилась к ответственному заданию, а с другой стороны всячески скрывала это от своих друзей – черепашек-ниндзя.
Девушка думала, что летучая мышка, которую она подобрала, отвлечет внимание юных мутантов, но все сложилось не так. Черепашки-ниндзя действительно заботились о маленьком существе, но они не очень-то любили его. Обзывали Ушастиком, Летучим Крысенком. Правда, чтобы прокормить его, отваживались даже на несколько героический способ добычи корма. Поскольку летучая мышь предпочитала комариков, Микеланджело, как самый волевой среди юных мутантов, жертвовал собой – закатывал вечером у рубашки рукава. Комары в мгновение ока облепляли голые руки. Тогда Донателло пылесосом собирал насекомых с рук друга. Для летучей мыши требовалось очень много комариков, поэтому черепашки-ниндзя и изобрели такой вид охоты.
За несколько дней перед вылетом на задание Эйприл О'Нил пришла к своим друзьям-черепашкам. Девушка не могла уехать, не попрощавшись со своими друзьями, но в то же время не могла им сообщить что-нибудь конкретное об особом задании. Полковник Беруччи еще раз предупредил ее, чтобы все держалось в секрете.
Как уже говорилось, черепашки-ниндзя обитали в садовом домике. Конечно же, этот небольшой, но уютный домик, напоминавший избушку гномов, служил друзьям временным убежищем. А в постоянном месте жительства они не очень нуждались. Они были вечные непоседы и жили между путешествиями где придется, лишь бы спрятаться от постороннего глаза.
Возле садового домика была лужайка с чахлой травой. Если бы кто присмотрелся к ее поверхности, то без труда заметил бы, что трава посередине вытоптана. И это не удивительно, потому что в ночные часы черепашки-ниндзя постоянно занимались тренировками. Ведь для того, чтобы поддерживать себя в форме, юным мутантам приходилось и бегать, и прыгать, и сражаться друг с другом, чтобы оттачивать боевое мастерство.
Черепашки отдыхали после усиленной тренировки, привольно разместившись кто где.
– Ребята, вставайте скорее! Эйприл пришла, – крикнул Микеланджело, который первым увидел девушку.
– Ну, как, уговорила начальство и мы едем с тобой на задание? – Микеланджело встретил ее на пороге домика.
Леонардо тоже увидел спешащую к домику Эйприл, но он обратил внимание на то, что у девушки в руках ничего не было. А Леонардо, так же как Донателло и Рафаэль, мечтал об изрядной порции пиццы. Так хотелось есть после утомительной тренировки!
Микеланджело поправил свою желтую повязку на глазах и снова крикнул:
– Ребята?! Да куда же вы пропали? Неужели вы можете спать, когда пришла Эйприл!
Черепашки-ниндзя неохотно, один за другим появились на пороге: Донателло с фиолетовыми повязками на глазах, коленях и локтях, Леонардо – с синими, Рафаэль – с красными.
– Вот, если бы у меня была волшебная палочка, я бы притронулся к собственным кроссовкам, превратил бы их во вкуснейшую пиццу с орехами, и так наелся бы! – мечтательно произнес Леонардо, когда Эйприл вошла в домик.
– Интересно, в чем бы ты ходил? Босиком, что ли? – сказала Эйприл. – Но я намек твой поняла, ты голоден, как волк. И поэтому предлагаю устроить настоящую объедаловку…
– Мы поужинаем и, верно, отправимся в путешествие?! Так надоело тут сидеть! – ответил Леонардо.
– Да, Лео, кое-что в этом роде, – сказала Эйприл. – А как мой маленький мышонок?
– Вечерница? Никак, – буркнул недовольный Леонардо.
– Так нам не придется больше скучать? – спросил Донателло, поправляя за спиной изогнутый меч.
– Я вижу, – произнесла устало Эйприл, – ты уже вооружился. А ведь ничего не произошло. Все в порядке и ваша помощь не требуется.
– Тебе что, не дали разрешения на наше участие в задании? – разочарованно протянул Леонардо. – Или ты вообще не получила его?
– Нет, задание я получила… Но дело в том, – Эйприл не знала, что сказать друзьям. Наконец, она решила сказать правду, не выдав, тем не менее, секрета.
– Ну, говори быстрее, – нервничал Леонардо. Черепашки были нетерпеливы. Похоже, они так и рвались в бой.
– Дело в том, что… вы не можете сопровождать меня! – заявила Эйприл.
– Почему это? – вмиг посерьезнел Микеланджело.
– С каких это пор друзей оставляют не у дел? – возмутился Донателло.
– С тех пор, как я получила задание в Центре, я не могу никому ничего рассказывать. Дело в том, что оно… Оно секретное, и я не имею права разглашать тайну… – пояснила Эйприл. Ей было очень неловко поступать так со своими друзьями, но иначе она не могла.
– Ну-у, – уныло протянул Леонардо, снимая свою синюю повязку и расстегивая ремень с блестящей пряжкой, на которой красовалась начальная буква его имени – Леонардо. – А я то думал порезвиться…
– Неужели ты сможешь без нас обойтись? – не сдавался Донателло.
– Я пришла попрощаться с вами, – грустно сказала Эйприл. – я скоро улетаю, и мы долго не будем видеться. Поэтому и предлагаю устроить грандиозный ужин. Можете заказывать, что хотите!
Черепашки-ниндзя приуныли. Они разочарованно смотрели друг на друга. Даже возможность поесть самых аппетитных деликатесов не могла поднять им настроения.
– Устроим прощальную вечеринку с картофельными чипсами и лимонадом, а? – С нарочитой веселостью произнесла Эйприл. Ее радостное настроение не передалось никому. Черепашки-ниндзя, конечно, согласились участвовать в вечеринке. Микеланджело даже вызвался приготовить пиццу с шампиньонами, но все были ужасно скучными.
Затем черепашки-ниндзя показали Эйприл летучую мышку в новом скворечнике. Вечерница свесилась вниз головой и укрылась крыльями, как одеялом.
– А почему вы решили, что это вечерница? – спросила заинтересованная Эйприл.
– Потому что она слегка рыжеватая, эта летучая мышь, – пробормотал Микеланджело. – Если бы она была буроватая, то это была бы ночница, а если с широкими ушами, то – широкоушка…
– Я вижу, ты стал настоящим специалистом в области летучих мышей… – сделала ему комплимент Эйприл.
Прощальная вечеринка была очень грустной. Эйприл постоянно подавляла в себе желание рассказать о своем секрете, а черепашки-мутанты часто вздыхали. Совсем как дети, которых родители не взяли с собой в кино.
– Ну, ладно, вредные любопытные черепашки. Не обижайтесь. Ведь говорят, что на обиженных воду возят. Счастливо оставаться, я еще перед отлетом к вам загляну, – сказала Эйприл на прощание.
Едва девушка ушла, Микеланджело вскочил и сказал:
– Плохи наши дела. Никогда я еще не чувствовал себя так отвратительно. Наш старина-учитель Сплинтер только посмеется над нами, если мы не узнаем об этом секретном задании.
– Боюсь, ему будет над чем посмеяться. Я подозреваю, – обиженно произнес Донателло, все еще не расставшись со своим мечом, – что это очень опасное задание. Эйприл нас не берет с собой, чтобы не рисковать нашей жизнью. Только вот одного не пойму, как Эйприл сможет обойтись без нашей помощи?
– Нам необходимо разгадать эту загадку прежде, чем Эйприл отправится на задание, – подытожил Рафаэль.
– Но как это сделать? – спросил Леонардо.
– Можно попробовать путем логических умозаключений и маленького шпионажа за нашей очаровательной Эйприл, – сказал Донателло.
– Но это значит, что мы будем шпионить за подругой? – изумился Леонардо.
– У нас нет иного выбора… – развел руками Донателло. – Я предлагаю пробраться в комнату Эйприл и покопаться в ее персональном компьютере. Наверняка там что-нибудь уже имеется… Так что вперед!
– Некрасиво этим заниматься, – протянул Леонардо, обращаясь к Донателло. – Вот вы с Микеланджело и идите, а мы тут с Рафаэлем поваляемся, – Леонардо закинул руки за голову и растянулся на кушетке.
– Волков бояться – в лес не ходить! – воскликнул Донателло. – Микеланджело – вперед! – подбодрил он друга и они прошмыгнули в дверь.
Вечером этого же дня они, конечно же, ничего не смогли узнать. Зато на следующий день, когда Эйприл уехала в город, черепашки-ниндзя прокрались к дому и долго ожидали подходящего случая для выполнения задуманного. Все им что-то мешало: то почтальон приносил письма, то неожиданно вернулась Эйприл. Ничего не оставалось, как лежать под стеной дома в кусте смородины и ждать.
Ярко светило солнышко, щебетали птички хорошо, и привольно было в этой уютной местности, в которой стоял дом Эйприл. Но где-то в мире царил хаос, творилось зло, и черепашкам оттого было не по себе. Чувствуя себя такими умными, здоровыми, сильными и тренированными, валялись без дела, ловили для какого-то ушастого крылатика комариков и объедались каждый вечер пиццей.
Наконец Донателло и Микеланджело дождались момента, когда Эйприл вышла из своего большого и красивого дома, обсаженного высокими фруктовыми деревьями, и пробрались в ее комнату. В комнате они открыли окно, чтобы в случае чего можно было быстренько и беспрепятственно убежать.
Прямо на рабочем столе они увидели дискеты. Микеланджело взял одну из них и осторожно утопил в дисковод компьютера. 3амерцал экран дисплея.
– Я буду сторожить Эйприл, – прошептал Микеланджело, – а ты посмотри, что на этих дискетах.
Донателло поудобнее устроился в глубоком кресле, начал давать через клавиатуру те или иные команды компьютеру, а Микеланджело стоял у окна, наблюдая за дорогой, на которой мог в любую минуту появиться электромобиль уважаемой Эйприл.
– Ай, нехорошо мы делаем, – шептал все время Микеланджело.
– Не трусь, Микки, и не шипи, как гусь, – нервничал Донателло, – видишь, дискеты новенькие, не иначе, как инструкции к заданию. Или ты хочешь скучать и дальше? А может, тебе интересно комаров ловить?
На мониторе высветились ряды цифр… Донателло принялся изучать их, совершенно не понимая их значения. У него в голове роились сплошные вопросы: «Что это за таинственные цифры, какое отношение они могут иметь к заданию, которое получила Эйприл?»
Неожиданно на экране вместо таинственных цифр начали высвечиваться вполне понятные картинки. Появлялись изображения городов, фотопортреты людей, виды местностей, появились различные исторические картины…
– Какая-то история… Человечество на пороге третьего тысячелетия… Фу, ну и старье! Ага, какая-то инструкция! Как управлять автомобилем с двигателем внутреннего сгорания? Микеланджело, такие автомобили работают на бензине?
– Могут и на бензине. Только не пойму, зачем Эйприл учиться управлять такими устаревшими техническими чудищами?
– Микки, смотри! – раздался горячий шепот Донателло, – это ее экипировка на задание. Вот здесь все написано!
– Хочешь сказать, что это Эйприл берет с собой на задание? – переспросил Микеланджело, не спуская глаз с дороги, по которой мчались большие электробусы и маленькие электромобильчики.
– Да! Смотри, она берет с собой неприкосновенный запас пищи на несколько месяцев! Значит, там нет пиццерий! Ну и заданьице! – радовался, как ребенок, Донателло. – Смотри дальше, тут указана только одна цифра – год 1997! Как это понять!
– Ну, и как? Что же здесь непонятного! – Микеланджело отвел глаза от окна. – Эйприл совершит путешествие в прошлое! Ее задание в прошлом.
Не успел Микеланджело это сказать, как оба услышали стук двери и приближающиеся шаги.
– Прозевал! – прошипел Донателло и начал выключать компьютер, вынимать дискеты и раскладывать их так, как они лежали до этого.
Но выскользнуть в окно они не успели. Дверь резко открылась и на пороге появилась Эйприл.
– Микки! Дон! – узнала она их по цвету повязок. – Что вы тут делаете?!
Удивлению Эйприл не было предела. Никогда раньше черепашки-мутанты не забирались в ее кабинет. Однажды они, правда, в поисках съестного пробрались на кухню, но и тогда они предварительно позвонили Эйприл на работу и спросили разрешения.
– Мы? Мы… – лепетали черепашки, не зная, что ответить.
И тут Донателло нашелся:
– Да мы пришли сказать, что летучая мышка уже может летать!
– Вот как? – сказала Эйприл улыбаясь. – Ну и где же она? Улетела?
– Да, улетела, – ответил Донателло, густо покраснев, повязка на глазах не скрывала это.
– Ну, ну, – сказала Эйприл, а сама подумала, что ей не просто будет утаить от юных мутантов истину. Вот и сейчас девушка увидела открытое окно, что явно свидетельствовало о каких-то тайных намерениях черепашек.
– Ладно, ребята, давайте договоримся, больше без моего ведома вы сюда не будете приходить, – произнесла Эйприл. – Хорошо?
– Хорошо! – слишком поспешно ответили черепашки и, ловко и бесшумно кувыркнувшись в воздухе очутились в проеме заранее открытого окна. Раздвинув ветки, они перелезли на дерево и, затворив за собой окно, скользнули вниз. Затем, скрываясь в кустах шиповника, побежали к садовому домику, где прохлаждались Леонардо и Рафаэль.
Эйприл задумчиво проводила их глазами и вздохнула. Она ничего не могла придумать, чтобы взять друзей с собой. Машина времени, в которой ей предстояло лететь, не могла вместить всех. Иначе ей бы пришлось избавиться от неприкосновенного запаса пищи. Что было нарушением инструкции и Полковник Беруччи ни за что не позволил бы этого сделать.
Обдумывая, как ей поступить, девушка пришла к единственному решению: черепашки все время должны оставаться дома, в своем домике до тех пор, пока она не вылетит. Таким образом, Эйприл решила обезопасить себя, да и черепашек, которые по своей горячности могли помешать выполнению задания.
– Кажется, Эйприл ничего не подозревает, – шумно дыша, сказал Донателло.
Микеланджело пожал плечами.
Они вошли в садовый домик.
– Ну, как вылазка? Принесла успех? – поднялся Рафаэль с лежанки.
– Несомненно! Мы разузнали, что Эйприл отправляется в путешествие во времени! – серьезно сообщил Донателло.
– Вот как, – изумился Леонардо, – но, насколько мне известно, путешествовать во времени можно только в Машине времени, которая забирает очень много энергии. Мы не сможем отправиться с Эйприл.
– Сможем! – бодро сказал Микеланджело, – только надо успеть подготовиться.
– Неужели ты, Микки, опять что-нибудь придумал? – обрадовался Леонардо. – Ну ты у нас прямо Эдисон.
– Эдисон наизобретал кучу разных предметов, – неудовлетворенно произнес Микеланджело. – Если бы я изобрел хотя бы электрическую лампочку, то уже обессмертил бы свое имя. А пока я ничего стоящего не изобрел. Но мне действительно пришла в голову замечательная идея.
– И опять ты потребуешь в виде платы за идею порцию пиццы? – поинтересовался Рафаэль.
– Несомненно! – ухмыльнулся Микеланджело. – Причем с условием, что за пиццей пойдет Лео.
– Опять я, – захныкал Леонардо, который растянулся на любимой кушетке во весь рост. Но, тем не менее, он встал и пошел за угощением для Микеланджело.
– Тебе с какой начинкой? – буркнул он, остановившись в проеме двери.
– Пожалуй, с подкопченной курятинкой, – ответил Микеланджело. – И возьми побольше кетчупа…
Через пару дней Эйприл пришла к черепашкам в последний раз. И опять всем было грустно. Черепашки-ниндзя подарили Эйприл цветы – нежные колокольчики.
– Вы дайте мне честное слово, что не будете надолго отлучаться из садового домика до тех пор, пока я буду вам звонить, ладно? – попросила она на прощание.
– Это еще зачем? – недоуменно спросил Леонардо.
– Затем, чтобы вы меня не подвели своим чрезмерным любопытством! Вот зачем! – ответила Эйприл.
– Нам что, сидеть в домике и не выходить? – почти угрюмо проговорил Донателло.
– Ну нет, – сказала Эйприл, – я просто должна быть уверена, что вы не следите за мной, не идете за мной по пятам и так далее. Даете слово?
Черепашки-ниндзя молчали. Вдруг Леонардо подозрительно быстро вскочил и сказал за всех:
– Ладно, мы даем слово! – а сам заложил руки за спину и скрестил пальцы рук.
Это означало одно – он собирался нарушить слово. Эйприл не обратила на его маневры никакого внимания.
Легкий ветерок сгонял густой туман со скалистых гор во впадину, в которой размещались постройки Министерства по временным перемещениям.
Чтобы найти это Министерство, черепашкам пришлось изрядно потрудиться. Во-первых, нигде, ни в каком справочнике, естественно, не указывалось место размещения этого засекреченного объекта. А во-вторых, по тому адресу, который был указан на больших почтовых пакетах, приходивших из Министерства для Эйприл, размещалась обыкновенная молочная ферма с круторогими коровками.
Но черепашки узнали номер телефона, по которому Эйприл однажды разговаривала с работниками Министерства. По этому номеру черепашки определили телефонную станцию, обеспечивавшую связь, и обнаружили, что телефонный кабель ведет за город, в глубь диких лесов и неприступных скал.
Все поиски юные мутанты производили в чрезвычайной спешке. Ведь в любой момент, даже ночью, могла позвонить Эйприл, чтобы удостовериться: черепашки на своем месте, мирно отдыхают в садовом домике.
– Что будем делать? – озабоченно спросил Донателло, когда им стало ясно, куда ведет секретный кабель. – Мы знаем, куда нам надо идти, но не можем этого сделать, поскольку Эйприл постоянно будет проверять нас по телефону.
– Тогда нужно взять телефон с собой, – ответил Леонардо и был по-своему прав.
– Ну, тоже мне скажешь, – иронично хмыкнул Донателло.
– Лео совершенно верно размышляет, – отозвался Микеланджело. – Мы возьмем с собой телефонный аппарат, и будем подключаться время от времени к линии, чтобы отвечать на звонки Эйприл.
– Так мы будем очень медленно двигаться к цели, – сказал Рафаэль, поправляя пряжку ремня, – он уже собирался в путь.
– Но у нас нет иного выхода, – ответил ему Микеланджело, тоже надевая пояс и застегивая свою пряжку с металлической буквой «M».
За несколько дней до начала операции Эйприл проходила специальную медицинскую подготовку, чтобы ее тело смогло выдержать большую физическую нагрузку в период временного перемещения. Когда выпадала свободная минутка, Эйприл обязательно звонила домой, чтобы проверить, дома ли юные мутанты.
– Алло! – спрашивала Эйприл.
– Да, да! – неизменно отвечали ей то Микеланджело, то Рафаэль, иногда Донателло, но никогда – Леонардо.
– Он на тебя обиделся, вот так, – отвечали ей, когда она интересовалась, почему не отвечает Леонардо. Ей и невдомек было, что в это время Леонардо за десятки километров от дома готовит очередное подключение к линии, а черепашки-ниндзя неуклонно, от звонка к звонку, приближаются к Министерству по временным перемещениям.
Черепашкам-ниндзя пришлось на некоторое время сделаться заправскими скалолазами. Ведь путь к Министерству по временным перемещениям преграждали неприступные горы. Юные мутанты в полной альпинистской экипировке сосредоточенно штурмовали одну горную вершину за другой.
Несколько дней пришлось потратить, чтобы преодолеть горный массив. Черепашки-ниндзя и мерзли, и изнывали от жары, иногда попадали под проливные дожди.
– Ох, и не повезло же нам! – пожаловался как-то раз на крутой вершине Леонардо. – Третий день без пиццы.
– А я думаю, что расстраиваешься ты зря, – подбодрил его Донателло. – Во-первых, горный воздух полезен для здоровья, а во-вторых, я уверен, впереди нас ждут очень интересные приключения.
– Да, – со вздохом согласился Леонардо, – для меня нет разницы: что пицца, что приключения. А вот когда приключения и пицца – это здорово!
– Расскажи, Лео, – любил послушать на сон грядущий Донателло своего друга, – как ты в первый раз подключался к телефонному кабелю?
– Не устану рассказывать и в тысячный раз, – начинал свой рассказ Леонардо. – Значит, так, откопал я этот кабель, потрогал его – он бронированный. Я его кусачками вспорол, чувствую резина, разрезал ножичком эту резину, а тут что-то как зашипит! Ну, думаю, змея, – увлеченно рассказывал Леонардо, – я с испугу едва не бросился бежать.
– Да, да, – сказал Микеланджело, – это я учил Лео, как нужно подключаться к секретным кабелям. От них можно ожидать всяких неожиданностей, но чтобы змей туда пускали, я не мог предположить!
– А я думал, действительно змея выползла, охраняет секретный кабель. Оказалось – это шипел воздух, – сказал Леонардо. – Ну, думаю, пропащее мое дело, тем не менее, посветил фонариком, прислушался – воздух шипит. Я заткнул пальцем дырку, а сам думаю, что делать: ведь если давление воздуха в кабеле начнет падать, охранники связи сразу же обнаружат нарушение и поднимут тревогу. Не долго думая, я разулся, вставил палец ноги в отверстие, а сам вытянул шнурки из кроссовок и перевязал кабель с двух концов. Вот только таким мудреным способом я смог подключиться к секретному кабелю. Это теперь нам хорошо, мы знаем, как он устроен, и всегда пользуемся двумя мотками проволоки и деревянной затычкой. А тогда мне было каково?! – окончил свой нехитрый рассказ Леонардо.
– Только бы Эйприл не хватилась нас, – сказал Микеланджело. – Если ей вздумается приехать домой, мы – пропали!
Черепашки-ниндзя спускались с очередной горной вершины.
– Идемте, ребята, быстрее, – предложил Микеланджело. – Вечереет, а нам надо устраиваться на ночлег. Думаю, на склоне горы мы обнаружим известковые пещеры, потому что телефонный кабель протянут через гору. В пещере мы подключимся к кабелю и заночуем.
В известковой пещере черепашки-ниндзя обнаружили огромное скопище летучих мышей.
– Ага, – сказал Леонардо, – уж здесь точно есть и вечерницы, и ночницы, и широкоушки, правда, ребята?!
Мыши издавали неумолчный шум.
– Жутко все-таки, правда? – таращился на мышей Леонардо.
– Не бойся, – успокоил его Микеланджело. – Вампиров здесь не будет, они живут в тропиках. А если и сосут кровь у кого-либо, то исключительно у лошадей и коров.
Черепашки-ниндзя залезли в спальные мешки и погрузились в сон.
И вот здание Министерства перемещения во времени находилось прямо перед ними.
Последние двести метров спуска юные мутанты прошли, держась в тени деревьев, осторожно перебегая от одного дерева к другому, и остановились тогда, когда до здания, видневшегося за последними соснами, осталось не более пятидесяти метров.
Солнце еще не спряталось за вершиной горы, и здание в его лучах казалось высеченным из цельного куска мрамора. Здание было пятиэтажным, у обоих торцов его стояли будки часовых. Кругом здания были видны большие спирали колючей проволоки.
Микеланджело приходилось смотреть против солнца, и он видел только силуэты часовых. Но солнце скоро совсем зашло, и теперь, когда свет же не бил в глаза, Микеланджело понял, что можно будет легко, разогнавшись на склоне, перепрыгнуть через контрольную полосу.
– Так, сделаем следующее, – сказал Микеланджело. – Поскольку наша задача – проникнуть внутрь этого здания, мы должны пересечь контрольно-следовую полосу.
– Будем ждать ночи, – вздохнул Донателло, – кроме того, нам надо будет разобраться с часовыми. Скорее всего, нам придется отвлечь их внимание.
На расстоянии пятидесяти метров лица часовых нельзя было разглядеть. Будка второго часового находилась у дальнего торца здания и была повернута к черепашкам-ниндзя тыльной стороной, поэтому они не могли видеть, что делается внутри.
– Я придумал, как нам попасть на крышу здания, – сказал Леонардо. – Мы устроим небольшую катапульту. Для этого возьмем доску, поставим ее на поперечку. Донателло, Микеланджело и Раф прыгните на один конец, а я с другого полечу на здание.
– Совсем как в цирке, – воскликнул Донателло. – Ну ты и фантазер!
– Вовсе не фантазер, – сказал Микеланджело. – Блестящая идея! А еще лучше согнуть молодую сосну, вцепиться в ее верхушку и освободить ствол. Когда она выпрямится, то забросит любого из нас хоть куда!
– За дело! – воскликнул Рафаэль.
– Эх, какой горячий, спасу нет, – осадил его Микеланджело. – Надо подождать полной темноты.
Черепашки-ниндзя еще засветло выбрали сосну и принялись ждать, когда стемнеет.
В совершенной темноте Леонардо вскарабкался на верхушку сосны, привязал к ней конец веревки и сбросил другой конец друзьям. Черепашки дружными усилиями пригнули верхушку дерева к земле.
– На счет три, Лео, мы отпускаем веревку, – прошептал Донателло. – Ну давайте: раз, два, три!
Черепашки-ниндзя отпустили веревку и сосна с резким шумом выпрямилась, подбросив Леонардо высоко-высоко. Он темным пятном мелькнул на фоне неярких звезд и шлепнулся прямо на крышу здания.
Черепашки-ниндзя запрыгали от радости. План удался! Одна черепашка уже была на крыше здания. Однако их радость оказалась преждевременной.
Дело в том, что часовой, уныло расхаживающий под стеной здания, услышал подозрительный шум в лесу и направился ближе к контрольно-следовой полосе. Он стоял теперь прямо перед черепашками-ниндзя и прислушивался. Друзья замерли и не издавали ни звука.
Часовому надоело прислушиваться, он ковырнул ботинком камни и отошел в сторону.
Следующим на верхушку полез Донателло. Микеланджело и Рафаэль, что было силы, начали сгибать ствол молодого гибкого дерева. Сосна, издавая скрип, согнулась.
– Раз, два, три! – прошептал Микеланджело и отпустил веревку.
Сосна снова с резким шелестом выпрямилась, и Донателло улетел на крышу. Приземляясь, он громко шлепнулся.
Тут уж часовой не стал дремать, а направился прямо к зданию, выставляя вперед то правое, то левое ухо. Его обеспокоил странный звук, который он слышал уже второй раз. Однако, как он ни прислушивался, ничего подозрительного больше не услышал.
Микеланджело и Рафаэль воспользовались тем, что внимание часового было отвлечено, и опять согнули сосновую катапульту. Черепашки-ниндзя выждали время, пока часовой успокоится, а затем произвели очередной пуск. В небо на этот раз полетел Рафаэль. За собой он потянул тонкую прочную веревку, которая протянулась от ствола сосны до крыши здания. Именно по ней предстояло Микеланджело перелезть на крышу здания, потому что в одиночку согнуть ствол сосны он не был в состоянии.
При приземлении Рафаэль сильно ударился ногами об асфальтовое покрытие. Послышался резкий звук, и обеспокоенный часовой насторожился. На этот раз часовой решительно направился к будке, чтобы сообщить другому часовому о подозрительных звуках.
Микеланджело тем временем влез на дерево и по натянутой веревке быстро начал перемещаться по направлению к крыше здания. Той пары минут, в течение которых часовые переговаривались, хватило для того, чтобы Микеланджело попал в объятия друзей-черепашек.
– Теперь нам нужно проникнуть внутрь здания, где помещается Машина времени, найти снаряжение в нем, – прошептал Микеланджело. – Но это снаряжение будут грузить в Машину времени и нас обязательно обнаружат, – резонно заметил Рафаэль.
– На этот случай я кое-что придумал, – ответил Микеланджело и скомандовал: – Бежим скорее к вентиляционной шахте!
Через некоторое время черепашки-ниндзя через вентиляционную шахту проникли прямо в компьютерное отделение Министерства по временным перемещениям, и, войдя в главный компьютер, подделали список экипировки Эйприл.
Накануне старта в Машине времени Эйприл действительно звонила домой. Трубку никто не поднял. Не подняли ее ни через час, ни через два. Утром следующего дня Эйприл поняла, что черепашек нет дома. Никто в течение двенадцати часов не поднял трубку в садовом домике, где был установлен спаренный телефон.
Девушка встревожилась не на шутку, но сообщать свои подозрения полковнику Беруччи не спешила: черепашки мог ли выйти погулять в сад, пойти за пиццей или, в конце концов, отправится в кинотеатр на любимые мультфильмы. Эйприл еще не хотелось беспокоить своего шефа и потому, что девушка боялась возможного отстранения от задания за разглашение тайны. В самом деле, полковник мог подумать, что девушка выдала секрет черепашкам-ниндзя.
А в это время юные мутанты были совсем рядом с Эйприл. В снаряжении, которое О'Нил должна была взять с собой в прошлое, были и четыре зеленые черепахи, упакованные в водонепроницаемый целлофан. Когда служители Машины времени перед стартом в последний раз проверяли груз, это вызвало у них удивление, но по списку черепахи значились как живые консервы.
Глава 3. Неизвестный город
Машина времени материализовалась и зависла на большой высоте над поверхностью земли. Эйприл пришла в себя после перегрузки, которую она испытала при преодолении отрезка времени, и сразу же проверила антирадарную защиту аппарата. Все было в порядке.
Девушка открыла нижний люк и посмотрела вниз.
Под ней простирался огромный чужой город. Всюду, куда ни посмотри, стояли высоченные дома, в окнах которых горел электрический свет. Центральные улицы были сплошь в световой рекламе, по ним сновали тысячи автомобилей.
Это был неизвестный город. Девушка еще не знала, в какую географическую точку попала. Эйприл посмотрела через иллюминатор вверх. Ни одной звездочки нельзя было увидеть, так как отсвет множества огней города поглощал слабый свет звезд.
Эйприл начала приземление. Город еще ярче светил мириадами огней. Необъятных размеров фантастическая картина предстала перед взором Эйприл.
Эйприл и не предполагала, что в прошлом, куда ее забросили, существовали такие большие и красивые города. Цветные огни реклам, целые сети электрических огней украшали небоскребы.
Девушка решила приземлиться на крышу одного из небоскребов. Ей необходимо было спрятать Машину времени.
Она выбрала одно из этих величественных зданий и начала снижение. Чем ниже опускалась Машина времени, тем больше удивлялась девушка. Она видела множество людей, которые собрались возле одного из ярко освещенных небоскребов и словно ожидали чьего-то появления.
«Уж не меня ли они ждут?», – подумала Эйприл и еще раз проверила антирадарную защиту. Все было в порядке, радары противовоздушной обороны или радары близлежащих аэропортов не могли засечь Машину времени. Эйприл также знала, что Машина времени была невидима для человеческого глаза, поскольку находилась внутри собственного мощного силового поля, которое поглощало любой луч света, направленный на корпус Машины времени.
Девушка решила действовать по инструкции. Ей следовало включить пеленгатор, который точно указал бы на местонахождение аппарата, концентрировавшего мозговые волны. Так уж случилось, что ее пеленгатор указал на наличие концентрации психической энергии прямо в ряде сооружений, над которыми красовалась громадная рекламная вывеска со сверкающей надписью «Крылан и компания».
– Это здесь, – сказала себе девушка. – Это какая-то фабрика или завод. Именно здесь находятся злоумышленники, которые покусились на чужие мысли и концентрируют мозговую энергию. – Ну, доберусь я до вас…
Эйприл пришвартовала Машину времени и внимательно осмотрела тот небоскреб, возле которого собралась толпа. Он был по соседству, и можно было свободно наблюдать все, что происходило внизу.
Там несколько полицейских машин стояли с включенными мигалками. Сами полицейские озабоченно бегали взад и вперед, пытаясь успокоить расшумевшихся людей.
Эйприл внимательно всмотрелась в горожан, стараясь понять, как они одеты. Затем выбрала из своего гардероба, компактно размещенного в Машине времени, что-то подходящее, среди прочего – светлый плащ, легкие черные туфельки, и через некоторое время девушка оказалась внизу.
Полицейские не пропускали любопытных прохожих к подножию небоскреба, объясняя, что это опасно для жизни. Механики устанавливали прожекторы, направляя их мощные лучи вверх; на окна небоскреба.
– Что случилось? – спрашивала девушка у случайных прохожих, но те так же недоуменно пожимали плечами, показывали руками на окна и не могли толком ничего объяснить. Если кто и мог что-нибудь знать, так это были полицейские. Но к ним Эйприл не решалась подойти.
Она внимательно осмотрела свою одежду. Вроде бы ее одежда не сильно отличалась от одежды этих людей. Правда, материал плаща Эйприл слегка серебрился. И это было понятно, ведь он изготовлен в далеком будущем.
Эйприл решила, что будет строго придерживаться инструкций и уйдет от скопища людей. Ей следовало устроиться в отель, почитать газеты, чтобы войти в курс событий того времени, в которое она попала.
Но это удалось не сразу. Что-то не пускало ее с места происшествия. Ей казалось, что она обязана помочь людям здесь, сегодня, сейчас.
В это время в небоскребе, на высоте двадцать пятого этажа, в офисе городского банка происходило следующее.
Мужчина с перекошенным от ярости лицом окончил связывать охранника банка и, ехидно сощурившись, произнес ему в лицо:
– Ты, наверное, думаешь, что неожиданно появится эта крылатая мышиная тварь и спасет тебя?
– Но вы говорили, что не убьете меня? – с мольбой в голосе отвечал связанный охранник.
– Давай посмотрим, давай-давай, – произнес угрюмый мужчина, – мы поспорим о том, появится ли эта крыса? Если появится, то будем считать, что ты выиграл, и я оставлю тебя в живых. Если же ужасная тварь не появится, то я убью тебя!
– Нет-нет, – закричал охранник, – у меня жена, дети, как вы можете, кто вы такие? Вы и так нанесли банку ущерб, разбили почти всю аппаратуру, продырявили сейфы, поломали мебель…
– Заткнись, нечего хныкать! Ты мужчина или сопливая девчонка! – рявкнул угрюмый незнакомец.
Среди тех, кто дежурил с оружием в руках в оконных проемах, держа толпу на прицеле, выделялся низенький толстяк. Именно он и закричал:
– Двудушник, хватит морочить голову этому ублюдку… Надо вступать в переговоры с полицией и сообщать им свои условия, иначе у нас ничего не получится!
– Ах ты, толстый дьявол! – закричал тот, кого назвали Двудушником, – сколько раз тебе говорить, что не надо при чужих называть меня так!
– Так ты Двудушник? – выдохнул охранник и вытаращил глаза.
Об этом отъявленном бандите в городе говорили с ужасом. Что ни день банда Двудушника устраивала поджоги, ограбления и разбои в различных частях города. Полиция с ног сбилась, пытаясь арестовать негодяя, но даже не могла напасть на их след.
– Теперь я знаю, что вы точно убьете меня! – прохрипел охранник. – Ваша банда самая беспощадная в городе…
– Да, да! – закричал Двудушник, – я уже сказал, что мы убьем тебя, но не такой я кровожадный, как ты думаешь. И полиция, и эти писаки из газет часто преувеличивают мою беспощадность. Ты останешься жить, если появится моя летучая месть!
В то самое время, когда происходили вышеописанные события, в мрачном особняке недалеко от города, в подвальном помещении, сплошь уставленном оборудованием, высокий широкоплечий мужчина прислушивался к радио. Популярный музыкальный канал передавал экстренное сообщение:
– Пресс-служба полицейского управления сообщает, что сегодня вечером около восьми часов при закрытии городского банка произошло вооруженное нападение с применением огнестрельного оружия. Как предполагает детектив Цинкель, нападение совершено бандой Двудушника. Нападение имеет террористический характер, но пока никаких требований террористы не выдвинули. Количество жертв устанавливается.
Мужчина скривился:
– Опять Двудушник!
Он взглянул на свои электронные часы с рядом кнопок и, нажимая на них, набрал замысловатую комбинацию.
Как только он нажал на кнопки, неоновым огнем вспыхнула световая панель – гигантских размеров черный силуэт на белом фоне, весьма напоминающий силуэт летучей мыши – с огромными черными крыльями, ушастой головой и острыми отростками коготков.
Самое ужасное в этом силуэте – то, что он был абсолютно черным, как символ ужаса и ночи, а на том месте, где должны были быть глаза, зиял совершенный мрак.
При одном взгляде на этот мрачный силуэт любой человек начнет вспоминать различные суеверия и легенды, касающиеся летучих мышей. Отталкивающая наружность и образ жизни этих довольно безобидных существ вызывают у многих непреодолимое отвращение. Вряд ли кто назовет летучих мышей милыми созданиями, если действительно нередки случаи, когда они действуют, как свирепые вампиры садятся на спящих людей и высасывают у них кровь из сердца.
После появления пугающей эмблемы летучей мыши мужчина решительно шагнул к металлическому шкафу. При приближении человека дверцы шкафа резко распахнулись и наружу на металлических захватах выдвинулись несколько странных на вид костюмов.
Мужчина облачился в один из них. Щелкнули металлические защелки на запястьях черных перчаток, снабженных острыми стальными крючками. Не плечи человек набросил насыщенного черного цвета плащ с эмблемой летучей мыши на спине. Талию мужчина перехватил металлическим поясом, на защелкнувшейся массивной пряжке которого также красовался силуэт летучей мыши.
– Оружие?! – пробормотал человек и направился к стеллажу, на котором лежали различные приспособления, похожие на арбалеты, пневматические гарпуны, необычайно острые секиры, метательные ножи и другие предметы для ведения боя.
Первым делом мужчина взял набор металлических наручников особой конструкции и прицепил их к поясу. Затем остановился возле набора складных «кошек» с кассетами тончайших тросиков.
После этого мужчина прошел к массивной металлической двери. Створки быстро и бесшумно разъехались в стороны, и изнутри ударил мощный свет прожектора.
Прожектор высветил круглую голову мужчины в кожаной маске с острыми ушками. В свете прожектора фигура мужчины уже больше напоминала очертания гигантской летучей мыши.
Внутри помещения, откуда бил луч прожектора, было нечто, весьма напоминавшее гараж. Стояли ряды автомобилей различных марок, неведомых аппаратов с крыльями, реактивных самолетов. Тут были и катера с мощными моторами и мотоциклы с мощными ребристыми цилиндрами.
Человек направился к подиуму, на котором красовался автомобиль уж совсем диковинного вида.
То, что это был автомобиль, можно было не сомневаться. У аппарата было четыре колеса с шипами, кабина и фары. Все остальное напоминало удлиненное туловище ракеты с различными вспомогательными устройствами обтекаемой формы – крыльями, закрылками, – а также с дюзами реактивных двигателей и т п.
Мужчина уже намеревался сесть в этот диковинный автомобиль, как вдруг к нему степенно подошел высокий пожилой человек с седыми пышными бакенбардами. Глаза его за толстыми стеклами очков излучали тепло. Очевидно, он очень хорошо относился к одетому в костюм летучей мыши человеку. Пожилой мужчина произнес:
– Сэр, вы забыли съесть вашу овсяную кашу и выпить на ночь стакан теплого молока.
– Нет, Тэдди, не время.
Вслед за этим мужчина вскочил в автомобиль и двери автоматически захлопнулись. Двигатель взревел, выбрасывая из глушителей сотни искр и, объятая клубами дыма и газа, машина рванула с места в черный проем внезапно открывшегося туннеля.
Через некоторое время диковинный автомобиль под покровом ночи выехал из наружного отверстия туннеля у подножия горы, поросшего густым кустарником. Проехав кустарник, затем лесистую часть небольшого склона, автомобиль вырвался на центральную магистраль и, обгоняя машины, устремился в город.
Автомобиль необычной конструкции мчался по сверкающему от недавнего дождя шоссе, пугая водителей других машин искрами, вырывавшимися из сопла. На автомобиле высвечивалась эмблема летучей мыши. Мужчина в кабине крепко сжимал губы, на его лице была черная кожаная повязка с узкими щелками для глаз.
Вот его рука легла на рычаг акселератора и автомобиль прибавил скорости. Без всякого сомнения, человек летучая мышь куда-то очень спешил.
Все же в Эйприл победило желание разобраться в происходящем и помочь полицейским. Девушка направилась к толпе зевак и пробралась к группе полицейских. От ее сомнений не осталось и следа. Она смело подошла к одному из солидных людей, находившихся среди полицейских, но одетых в гражданское, и заявила:
– Меня зовут Эйприл О'Нил, я доктор психологии. Мне кажется, я могу быть полезной в данной ситуации.
– Детектив Цинкель, – представился грузный мужчина. – Доктор, вы очень кстати. Здесь заварили кашу именно те, у кого голова не в порядке. Да, да, у проклятых террористов в голове всегда непорядок. Как говорила моя немецкая бабушка: вместо мозгов яичница.
– Так здесь террористическое нападение? – спросила Эйприл О'Нил.
– Вообще-то, доктор О'Нил, скажу по правде, я незнаком с вашими трудами в области психологии. Детективу иногда очень трудно выкроить время для совершенствования в области теории, но, доктор О'Нил, – заметил детектив Цинкель, – судя по вашей решительности, вы можете нам пригодиться. Хотя бы для того, чтобы объяснить поведение этих придурков, – указал он рукой вверх, на окна двадцать пятого этажа.
Эйприл присмотрелась и увидела, что там в окнах отсутствовали стекла, а из пустых проемов иногда выглядывали неизвестные в масках и с оружием в руках.
Тут послышались крики стоящих вокруг людей и прожектор выхватил из темноты огромный силуэт летящей летучей мыши. Толпа вздрогнула и охнула. Ледяной ужас пронизал Эйприл. Ей казалось, что огромное кровожадное животное пикирует прямо на нее.
– Бэтмэн! Бэтмэн! – закричали возбужденные люди.
Гигантская летучая мышь скользила в луче прожектора вниз. Нельзя было понять: удерживают ли ее черные крылья в воздухе, или это существо каким-нибудь дьявольским способом побороло силу земного притяжения.
– Кто такой Бэтмэн? – ухватила рукав плата Цинкеля Эйприл.
Детектив удивленно посмотрел на девушку.
– Неужели вы не знаете, кто такой Бэтмэн? – пробормотал он. – Вы, вероятно, не из нашего города?
– Да, что-то в этом роде, – ответила Эйприл, наблюдая, как летучая мышь планирует вниз с огромной высоты.
– Бэтмэн – это борец за справедливость… – пробормотал Цинкель.
– В таком виде? – удивилась девушка. – Борец за добро, за справедливость выступает в виде символа ночи, ужаса, вампиризма?
– Ах, доктор О'Нил, – ответил Цинкель, – в последнее время мы наблюдаем смещение многих нравственных понятий. Летучая мышь только традиционно является символом страха, отвращения, загадочности, символом колдовских сил. На самом деле летучие мыши чрезвычайно добродушные и безобидные существа, ведущие ночной образ жизни, когда человек спит, и его мучают кошмары. Смотрите, а ведь Бэтмэн, кажется, летит прямо сюда.
Действительно, громадная летучая мышь, или человек, похожий на это рукокрылое животное, направлялся к группе полицейских, которые оживленно переговаривались, явно довольные тем, что у них появился неожиданный помощник.
Бэтмэн мягко приземлился возле детектива Цинкеля и Эйприл О'Нил.
– Никогда не видела такого эффектного появления, – воскликнула Эйприл, удивленная великолепным черным костюмом Бэтмэна. Кроме того, девушка была поражена мощной фигурой мужчины, внезапно возникшего из мрака.
Человек в костюме летучей мыши никак не прореагировал на слова Эйприл и спросил у детектива:
– Жертвы есть?
– Наверное, – ответил Цинкель. – Они ничего не сообщают. К тому же у меня есть все основания подозревать, что это Двудушник.
– Двудушник?! – без удивления повторил Бэтмэн. – А сколько у них заложников?
Детектив Цинкель внимательно посмотрел на Бэтмэна и вздохнул:
– Заложники есть, но сколько, пока мы не знаем. Похоже, что немного. Сотрудники банка ушли домой, а внутри оставались только охранники. Мы ждем, когда Двудушник выдвинет требования.
– Он не успеет выдвинуть требования, – мрачно произнес Бэтмэн.
– Неужели вы сможете сами разобраться с этими бандитами, – кокетливо спросила Эйприл.
В разговор вмешался детектив.
– Разрешите вас представить Бэтмэну, – сказал Цинкель, – Эйприл О'Нил – психолог. Я попросил помочь доктора в переговорах с этим ненормальным.
– Вы думаете, что наивная красивая девушка может сражаться с таким преступником, как Двудушник? – иронично спросил Бэтмэн.
Эйприл тут же обиделась, поджала губки, но ничего не сказала. Ей было неприятно, что ее называют наивной. «Если бы здесь были мои помощники – черепашки-ниндзя, я бы никого не спрашивала, что мне делать, и расправилась бы с террористами в два счета!» – подумала девушка.
– Ну что, доктор О'Нил, – воскликнул детектив Цинкель, желая разрядить напряженную ситуацию между Эйприл и Бэтмэном, – мы сейчас предоставим вам как специалисту переговорное устройство и вы уговорите Двудушника отпустить людей!
– Доктор О'Нил не поможет ничем, – убежденно произнес Бэтмэн, – потому что Двудушника нельзя уговорить в принципе. Дело в том, что у Двудушника внутренняя трагедия – раздвоение личности, раздвоение души. Он живет в том мире, который выдумал сам и в котором его постоянно преследует мысль о собственной неполноценности. У него две души – это видно из его прозвища. Одна душа живет в голове, другая помещается в сердце. Та душа, которая размещена в голове, управляется разумом холодным расчетом. Именно она приказывает убивать, грабить, жечь, насильничать. Другая душа, живущая в сердце, – приказывает жалеть, любить, щадить. Души ведут постоянную борьбу между собой. Ареной этой борьбы и является Двудушник. Он просто не понимает, что такое палачи, а что такое жертвы. Он не видит между этими понятиями разницы. Его внутренний мир наполнен кошмарами, которые он воплощает в жизнь.
– Что же, интересное наблюдение, мистер Бэтмэн. Неужели вы считаете, что мне, как доктору психологии, нет места здесь? – спросила Эйприл.
– Ваше место у экрана телевизора, – резко ответил Бэтмэн.
Эйприл также решила ответить нелицеприятностью и едко заметила:
– Тогда всех психологов придется переквалифицировать с изучения психологии людей на изучение поведения грызунов. Представляю, как мне интересно будет писать работу о загадочных летающих полевках…
Бэтмэн бросил на Эйприл внимательный взгляд. Из-за кожаной маски нельзя было разобрать выражение лица. Презирал он девушку после ее слов, или оставался равнодушным? Эйприл гордо посмотрела на Бэтмэна.
– Простите, я не хотел вас обидеть. И кстати, летучие мыши не относятся к отряду полевок, это отдельный род, доктор О'Нил – мрачно произнес Бэтмэн. Он явно пошел на мировую.
– Да, я не знала, это, правда, интересно, – ответила более мягко Эйприл. Девушка широко раскрытыми глазами смотрела в лицо мужчины, глаза которого поблескивали в узких отверстиях. Она почувствовала непреодолимое влечение к этому человеку: статному, высокому, вероятно, с правильными чертами лица, неизвестно почему спрятанными под личиной летучей мыши.
– Кстати, у вас настоящее имя есть, или вы откликаетесь только на прозвище? Бэтмэн ведь не имя? – неожиданно с улыбкой спросила девушка. Не услышав ответа, она со вздохом произнесла, – а меня зовите просто Эйприл.
Бэтмэн внимательно глянул на девушку и неожиданно резко взмыл вверх. Луч прожектора тут же выхватил его мускулистое тело из темноты и в сверкающем снопе электрического света он помчался верх, к двадцать пятому этажу.
В отсеке Машины времени, где находилось снаряжение, четыре большие зеленые черепахи медленно приходили в себя.
Снаружи послышался ужасающий рев.
– Мы что к динозаврам попали? – растягивая слова, произнес Донателло.
– Да нет, так ревет реактивный двигатель самолетов, – произнес Рафаэль. – Человечество в эту эпоху пока еще не научилось ладить с гравитацией.
– Это тебе так кажется, – ответил Донателло, – на самом деле мы попали к нашим далеким родственникам динозаврикам. Если мы вылезем из Машины времени, они тут же приготовят из нас ужин.
Подшучивая один над другим, черепашки приходили в себя. Первым делом им следовало подкрепиться, и друзья воспользовались без зазрения совести запасами Эйприл. Юные мутанты уничтожили четыре банки абрикосового компота, четыре рисовых пудинга и на десерт вскрыли по жестянке сгущенного молока, а запили все – пепси-колой.
После такой трапезы кровь быстрее заструилась в их жилах, они осмелели. Донателло первым из черепашек открыл дверь отсека и просунул голову наружу.
– Что ты там видишь? – спросил Рафаэль.
– Темноту!
– Это такое прошлое? – удивился Рафаэль. – Дай я посмотрю.
– А холодно как, – были его первые слова, – и, действительно, темно, как в шкафу.
Черепашки-ниндзя по очереди высунули нос в проем двери. Выходить наружу им что-то не хотелось. Страшно было очутиться на земле за тысячу лет до того времени, в котором они привыкли жить. Страшно даже таким храбрецам, какими были юные мутанты.
Черепашки быстро захлопнули дверь отсека. Наступила довольно гнетущая тишина.
– Я знаю, – сказал Леонардо, – в чем дело, почему мы боимся!
– В чем же, Лео? – любопытствовал Микеланджело.
– Дело в том, что нам следует еще подкрепиться! – невозмутимо ответил Леонардо. – Посмотрите, у меня совсем не разгибаются пальцы на руках.
– Правильно, Лео, – обрадовался Донателло, – я ведь не могу даже присесть.
– И я не откажусь, – добавил Рафаэль. – Энергии и мне маловато.
Друзья нерешительно посмотрели на Микеланджело. Тот мог убедить их не трогать съестные припасы Эйприл. Но и Микеланджело вожделенно посмотрел на упаковки с едой. Черепашки молча приступили к еде.
Теперь в самый раз, когда наши друзья уплетают овощные и фруктовые консервы, рассказать подробно о черепашках. Ведь их было четверо, и у каждого был свой характер, свои особенности. Из предыдущего повествования мы знаем, что у каждой черепашки был свой любимый цвет и начальная буква имени на пряжке ремня. Теперь же расскажем по отдельности о каждом из мутантов.
Несомненно, самым рассудительным, спокойным и имевшим бесспорный авторитет у друзей был Микеланджело. Кроме того, что Микеланджело был наиболее умным среди маленьких мутантов, он еще был физически наиболее крепким из них. Друзья всегда прислушивались к его советам, а когда черепашки попадали в какой-либо переплет, и когда требовалась большая физическая сила, то всегда черепашек выручал Микеланджело.
Самым ленивым и довольно бестолковым был, конечно же, Леонардо с его синим любимым цветом. Больше всего Лео любил лежать в кресле или на кушетке и рассуждать не столько о романтических путешествиях или приключениях, сколько о различных вкусных блюдах.
Самым шустрым, необычайно легким на подъем был Донателло. У него был веселый и озорной характер. Фиолетовый цвет – его любимый. У Донателло был очень мягкий характер и он всегда ходил на поводу у Лео – носил тому пиццу, иногда даже выполнял мелкую работу за милого ленивца.
Рафаэль с его красным любимым цветом являлся как бы средоточием всех преимуществ и недостатков остальных черепашек. Он был достаточно умен, как Микеланджело, иногда ленив, как Лео, а иногда его распирало от избытка внутренней энергии и он становился таким вертким и непоседливым, ну прямо как Донателло.
И вот теперь, когда черепашки-ниндзя оказались в непривычном для них времени, за многие столетия от того времени, в котором привыкли жить, все вместе они решили обсудить то, что с ними произошло, где они очутились и что следует предпринять дальше.
– Я чувствую, что здесь пахнет настоящим делом! – заявил Донателло. Он уже успел полностью прийти в себя, сгибал и разгибал руки, приседал и даже подпрыгивал. Потом он выхватил свой боевой клинок и несколько раз взмахнул им в воздухе. Послышался резкий свист.
– Ого, я вижу ты совсем обрел форму, – сказал Леонардо, – не то что я. Но если серьезно, я думаю, что нам следует срочно найти Эйприл и объясниться с ней.
– И тем самым, возможно, навредить ей! – тут же вставил Рафаэль.
– Действительно, – спокойно произнес Микеланджело, – мы ничего не знаем о том задании, которое ей следует выполнить.
– Предлагаю выследить ее, – сказал Рафаэль, – разузнать, чем она занимается, а потом уж и принимать решение: признаваться ей в том, что мы наделали, или ждать, сидеть здесь, сложа руки.
– Ну, с таким же успехом я мог бы прохлаждаться в домике в саду у Эйприл, – пробормотал Леонардо, который до сих пор лежал и едва шевелил руками и ногами, вращал головой, как будто не мог прийти в себя после путешествия во времени, а на самом деле от оттого, что просто пожадничал и слопал лишнюю банку сгущенки.
Как бы то ни было черепашки размяли руки-ноги, смелее открыли дверь отсека, и Рафаэль первым полез наружу. Неожиданно послышался его громкий хохот.
– Что такое, – всполошились черепашки.
– Да это же просто кабина Машины времени! – ответил Рафаэль.
Черепашки перелезли в кабину Машины времени. Там они скоро освоились и нашли настоящий лаз наружу. Открыв его, юные мутанты увидели вечерние огни большого и неизвестного города. Черепашки выбрались из Машины времени. Они были на верхушке огромного небоскреба, который казалось, плыл среди облаков.
– Вот это да! – удивились друзья. Донателло подошел краю крыши и посмотрел вниз. – Метров двести будет высоты, правда, – прикинул он. Ему никто не ответил.
– Ну и воняет, – сказал Донателло. – С воздухом у них не все в порядке.
– Да, запах не ахти, – согласился Леонардо. – Бензин, наверное, в моторах жгут. Ой, посмотрите, посмотрите, уж не летучая ли это мышь? – и Леонардо показал рукой прямо перед собой. Черепашки посмотрели туда, куда указывал Леонардо, и действительно увидели в воздухе мелькавший силуэт маленькой летучей мыши.
– Да вот еще одна, и еще! – воскликнул Донателло. – Их тут целые тысячи!
Когда черепашки-ниндзя присмотрелись, то увидели, что весь небосвод пестрит маленькими летающими животными. Казалось, летучие мыши вылезли из всех щелей и дырок. Теперь мрачной и темной массой, подобно большому войску, совершают свое выступление. Мышам не было числа, всюду виднелись темные порхающие существа. Они, кажется, копошились везде: кишели в кронах деревьев, пролетали над головами черепашек-ниндзя, шевелились на карнизах окон. Сотни их улетали, появлялись новые.
– Похоже, в этом городе сегодня ночь летучих мышей, – хмыкнул Донателло. – Праздник у этих тварей какой, что ли?
– Интересно, чем они питаются? – задумчиво протянул Леонардо. – В таком воздухе можно слону сознание потерять. Комары здесь точно не живут.
Друзья-черепашки проводили глазами пролетающие мимо громадные стаи летучих мышей, потом переключили свое внимание на Машину времени и начали ее ощупывать. Изнутри она им была знакома, теперь же предстояло ознакомиться снаружи.
Машина времени своими формами напоминала огромную летающую тарелку. Сейчас она замерла на неуклюжих, кривых шасси-захватах на небольшой площадке расчерченной двумя перпендикулярными линиями с белым кругом посередине. Черепашки не знали, что это была вертолетная площадка.
– Постойте, ребята! – вдруг крикнул Рафаэль. – Ведь если случиться так, что Эйприл вернется в Машину времени и улетит, то мы навсегда останемся в этом времени. Мы не знаем ни языка, ни нравов этой страны…
– И я никогда не попробую пиццы! Своей любимой пиццы! – воскликнул Леонардо.
– Успокойся, Лео, – Микеланджело жестом остановил друга, – не стоит волноваться прежде времени из-за какой-то пиццы. Что ты предлагаешь, Рафаэль? – добавил он, увидев, что Рафаэль пытается что-то сказать.
– Я думаю, нам следует оставить записку! – предложил Рафаэль.
– А если Эйприл вернется ночевать, обнаружит записку, – почесал голову Донателло, – поймает нас и надерет нам уши.
– Никто нам уши не надерет, – насупился Леонардо, – я ей сам надеру!
Черепашки рассмеялись.
– Ты вспомни, сколько банок ее компота слопал, Лео, а потом и говори, – сказал Рафаэль.
– Рафаэль прав, – заметил Микеланджело, – записку мы напишем. Признаемся во всем и попросим прощения. Особенно за съеденные припасы.
– И укажем, что особенно постарался наш дорогой Лео! – съехидничал Донателло.
– Я съел не больше вашего! – запротестовал Леонардо, а черепашки дружно рассмеялись.
Глава 4. Жестокий упрямец
Эйприл проводила глазами таинственного Бэтмэна, который исчез в проеме окна на двадцать пятом этаже, и подумала о том, сможет ли она на самом деле вести борьбу с Двудушником? Пока она даже не совсем хорошо представляла, кто это был такой. Кроме, того, девушка хорошо помнила о цели, с которой сюда прибыла. В этот город, в это время. Ей надо было немедленно приступить к выполнению своего задания. Она должна была узнать, чем занимаются на предприятии «Крылан и компания».
И все же непосредственно этим Эйприл решила заняться завтра. Она понимала, что могла увязнуть в борьбе с Двудушником и никогда не выполнить основного задания.
Эйприл поборола в себе желание немедленно действовать. Жажда одолеть проявления зла не давала ей спокойствия, но девушка контролировала свои чувства.
Эйприл отошла в сторону и пошла по улице. Теперь она думала только о задании. Хотя последние события ее волновали, она всячески старалась отгонять мысли о бандитском нападении на городской банк, о взятых заложниках и об этом неизвестном человеке в костюме летучей мыши.
Девушка решила устроиться в первый попавшийся отель и вскоре стояла перед стойкой администратора.
– Напишите ваше имя, – сказала администратор.
Эйприл крупными буквами вписала в книгу проживающих следующее: «Эйприл О’Нил – доктор психологии».

- Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн.
Ключевые слова страницы: Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя и Бэтмэн; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Жизнь, которую не знаешь