Мартин Джордж - Песнь льда и пламени - 4. Пир для Воронов (пер. Цитадель Детей Света) - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов = 181.67 KB

- Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов => скачать бесплатно электронную книгу



Черепашки-ниндзя –

OCR kejten
«Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов»: Литература; Минск; 1995
ISBN 985-6202-63-9
Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов
ЧАСТЬ I.
ПОКИНУТЫЙ ЗАМОК
ГЛАВА 1. ОПАСНАЯ ДОРОГА
Видавший виды потрёпанный «бьюик», дребезжа ржавым крылом и петляя, взбирался всё выше и выше по серпантину. Дорога змеилась вдоль глубокого ущелья, по дну которого протекала шумная река.
На потёртых сиденьях расположились известные герои – ниндзя черепашки. У них за спинами не торчали привычные мечи, с блестящими изогнутыми клинками, из-за пояса не виднелись рукояти ножей и кинжалов. Только тускло поблёскивали пряжки с буквами М, Д, Р и Л на них, и как всегда на глазах, локтях и коленях были разноцветные повязки: жёлтые у Микеланджело, фиолетовые у Донателло, красные у Рафаэля и синие у Леонардо.
Черепашки ехали на отдых – провести романтический уик-энд в старом заброшенном замке в горах. Правда, оружие на всякий случай покоилось в багажнике.
Хотя впереди ожидали два дня покоя у жарко натопленного готического камина, а мышцам их предстояло отдохнуть от изнурительных тренировок, лица у Микеланджело, Донателло и Рафаэля оставались мрачными и сосредоточенными. По всему было видно, что затея им не очень-то нравится. Один Леонардо, лихо управляясь с рулевым колесом, тараторил без умолку.
– Я не понимаю вашего настроения! Вы только представьте себе: разноцветные витражи на окнах, вековая пыль на скрипучем паркете, полуистлевшие бархатные гардины, рассохшаяся дубовая мебель! Боже, да я всю жизнь мечтал о таком!
В это мгновение руль вздрогнул и стал выскальзывать из рук Леонардо.
От неожиданности Лео замолчал и попытался овладеть им. Но руль самопроизвольно крутился, направляя машину к краю обрыва. В это самое время из-за поворота выскочил огромный чёрный трейлер, с длинным фургоном на трёх осях. Он нёсся прямо на старенький «бьюика. Леонардо пытался сделать все, чтобы предотвратить аварию, но ни педали, ни руль не слушались. Машина, подвластная какой-то неведомой силе, неслась навстречу грузовику.
Друзья закричали, а Микеланджело, который сидел справа от водителя, зажмурил глаза. Леонардо из последних сил пытался выправить положение.
И вдруг эта таинственная сила отпустила руль. В последнее мгновение колеса вывернули, «бьюик» резко вильнул, уходя от, казалось, неминуемого столкновения.
Леонардо судорожно вздохнул и вытер вспотевший лоб своей повязкой.
Какое-то время ехали молча.
– Что-то ты примолк, агитатор, – издевательски заметил Донателло. – Или боишься упасть в пропасть?
– Да нет, – парировал Леонардо. – Страшно не само падение, а лишь резкая остановка в конце.
Разряжая напряжённую обстановку, все дружно захохотали.
– Ты только не шути так больше, – посоветовал Рафаэль.
– Да я ведь и не шутил, – Лео попытался оправдаться. – Сам не могу понять, как это вышло: машина вдруг перестала подчиняться. Ведь перед поездкой мы проверяли её – всё работало.
– Я же говорил, – вставил Донателло, – что нечего жалеть деньги, и надо было взять в прокате новую машину.
– Ничего, – приободрил всех Леонардо, – доберёмся и на этой старушке!
Он игриво нажал на клаксон.
Резкий звук сигнала многократно отразился от нависающих отовсюду скал. Черепашки от неожиданности вздрогнули.
– Леонардо! – вступил в разговор Микеланджело. – Прекрати эти дурацкие шуточки. Мало того, что ты нас втянул в какую-то авантюру, так ещё решил и заиками сделать!
– Да-да, дружище, – поддержал Донателло. – Я хочу, чтобы ты ещё раз рассказал всю историю. Что тебя вдруг потянуло в эту поездку?
Все испытующе посмотрели на Леонардо. Тот почувствовал себя неуютно под пристальным взглядом друзей.
– Да сколько раз можно рассказывать?! Меня сагитировал Мики, обходчик подземных каналов. Я его встретил случайно недалеко от нашего жилища.
– О, это же известный пьяница!
– Конечно пьяница! Интересно, а кто ещё согласится за такую нищенскую зарплату, какую платит муниципалитет, спускаться каждый день в канализацию?!
– Ну-ну, ты полегче! Мы это делаем бесплатно!
– Ага, правда глаза колет?! А ведь я давно вас подговариваю – пора выбираться наружу!
– Но ведь мы там живём в целях конспирации! – воскликнул возмущённый Микеланджело. – Мы же мутанты!
– Это давно уже не имеет смысла: стараниями Эйприл и её телевизионного 6-го канала про нас давно знает вся страна!
– Снова начинаете спорить? – оборвал Рафаэль. – Мы же договорились не трогать эту тему. Тем более что вы ушли от главного. Так что же понарассказывал Мики?
– Как это ни странно, он оказался богатым наследником: у него совсем недавно умерла тётка, которая жила в старом заброшенном замке. Теперь его владельцем является Мики.
– Почему же он там сам не живёт?
– Ему наверно скучно. Он слишком привык к своим собутыльникам!
– Но чем же он тебя заинтересовал?
– Он сразу дал мне ключи и попросил за них смехотворную плату.
– И это всё? Барыге не хватало на бутылку, а ты и рад, поверил в россказни?!
– Ну, нет, – обиделся Лео. – Я не такой глупый, как вы это пытаетесь представить! Меня подкупили наилучшие рекомендации: совсем недавно в замке провёл полгода один профессор вместе с женой и дочкой.
– И как же фамилия профессора?
– Да вот я призабыл… – Леонардо потёр затылок. – То ли Корнман, то ли Корнилович, то ли Корнк…
– Есть отзывы учёного мужа о жизни в горах?
– Не знаю, я с ним не говорил.
– Как не говорил?! – воскликнул Микеланджело.
– Понимаешь, это просто невозможно. Полгода уже истекли, а он ещё не появлялся.
В машине снова повисла напряжённая тишина.
– Так, – проговорил Раф. – Теперь я начинаю понимать, что Эйприл, всё-таки, самая проницательная из нас. Ей хватило ума не послушать этого безответственного типа!
Рафаэль сердито посмотрел на Лео.
– Ты не прав! – стал оправдываться друг. – Она обязательно поехала бы, можете быть уверенными. Она намного смелее всех вас вместе взятых, и при этом обладает прекрасным качеством уметь удивляться, которое вы, технократы проклятые, давно утратили!
Леонардо обвёл всех смелым, решительным взглядом.
– Вот увидите, она приедет! – продолжал он.
– Что ты ещё натворил, признавайся! – накинулся на него Микеланджело.
– Ничего особенного. Просто я никак не мог до неё дозвониться и тогда оставил запись на автоответчике, где объяснил, как нас найти.
– Ну это ещё ладно, – успокоился Микеланджело. – В таком случае она нас, само собой, и искать не станет.
– Ты ошибаешься! – стоял на своём Лео. – Дело в том, что найти нас очень просто: на тринадцатой миле после перевала будет указатель и мост через ущелье – прямо к воротам замка. Обратите внимание, у меня тоже никакой карты нет!
– Да-а… – присвистнул Донателло. Все замолчали.
Но тут клаксон снова засигналил. Черепашек буквально передёрнуло.
– Да ты что, издеваться над нами вздумал?! – рассвирепел Микеланджело. Леонардо от крика весь съёжился.
– Я могу поклясться, что не нажимал на сигнал! Он сам сработал! Дрянная машина. Всё время что-то отказывает или наоборот – срабатывает, когда об этом не просят!
– Да, машина у нас – что надо! – пробормотал Рафаэль. – И места здесь мне не очень нравятся. Все какое-то тёмное, мрачное, поросшее мхом…
– Ладно вам, – принялся успокаивать друзей Леонардо. – Привыкли к асфальту и бетону, так вам природа уже опасной кажется. Места как места. Очень даже красивые!
Он обвёл нарочито восхищённым взглядом окрестности, но про себя отметил, что пейзаж действительно хмурый и неприятный.
– Романтик… – процедил сквозь зубы Рафаэль. – Едем в какой-то мышиный угол, в котором – подумайте какая радость! – жила старая ведьма.
– «Наилучшие рекомендации профессора, – поддержал его Донателло, – не помню какого!»
Желая как-то успокоить друзей, Леонардо принялся вспоминать фамилию учёного. Неожиданно в его мозгу прояснилось.
– Вспомнил! – радостно закричал Лео. – Его фамилия – Кронк! Точно, профессор Кронк!
– Кронк?!! – хором взревели друзья, и их глаза округлились.
– Да, Кронк… – несмело пробормотал Леонардо. – А что?
И тут до него дошёл смысл ошибки. Кронк!… Это же имя Повелителя, злобного и коварного хозяина полковника Шреддера, их злейшего врага!
– О, Боже! – хлопнул он себя по лбу. – Проклятый склероз!
– Тормози и разворачивайся! – скомандовал Микеланджело. – Мы возвращаемся!
Леонардо спешно надавил на среднюю педаль и весь похолодел, почувствовав, как нога ушла вниз, не встречая никакого сопротивления.
– О, чёрт! – воскликнул он. – Тормоза провалились.
– Ну, ты у меня получишь! – пообещал Донателло, и тут же добавил. – Если живы останемся!
Леонардо вцепился в руль и попытался прижать машину к скалам, чтобы остановиться. Но руль не поддавался, будто его заклинило. Тогда Лео убрал ногу с акселератора и нажал на сцепление. И это не помогло.
На огромной скорости машина неслась прямо к пропасти. Когда до катастрофы оставались доли секунды, все зажмурили глаза.
В этот миг руль резко крутнулся в руках у Леонардо, раздался пронзительный визг тормозов, и, уходя от парапета, машина свернула за скалу.
– Ага, значит, это ещё не конец, – констатировал Донателло. – Тогда попытаемся что-нибудь предпринять.
– В автошколе нас этому учили, но на практике применять не приходилось, – вмешался Рафаэль. – Поэтому буду выдавать голую теорию. Сначала надо перейти на первую скорость, а потом затормозить с помощью ручника.
Леонардо попытался перейти на нейтралку, но рычаг переключения скоростей стоял мертво. Тогда Лео попробовал оттянуть рукоять ручного тормоза – та подалась без всякого усилия. Ручник не работал.
– Всё ясно, можешь ничего не объяснять, – снова констатировал Донателло.
Машина безумно виляла по дороге. Но, движимая некой необъяснимой силой, она всегда вовремя уходила от столкновения с острыми камнями.
– Ребята, надо что-нибудь придумать! – проговорил Микеланджело. – Во всяком случае время, как будто бы, есть.
– Может, попробовать зацепиться «кошками» за скалы? – подал мысль Леонардо, работы у которого теперь не было – машина двигалась без его помощи.
– Хорошая идея, – едко усмехнулся Донателло. – Только для начала надо слазить за ними в багажник!
Все мрачно притихли. Первым прервал молчание Рафаэль:
– Ну, тогда не остаётся ничего, кроме как расслабиться и балдеть. Будем считать, наш весёленький уик-энд начался! Посмотрим, куда нас привезут?
Впереди показался старый покосившийся деревянный указатель, на котором едва просматривалась какая-то надпись.
Следуя указанию стрелки, машина резко затормозила и, подняв целый шлейф из песка и мелких камней, свернула на ухабистый просёлок.
«Бьюик» так сильно трясло, что продолжать разговор не было никакой возможности. Друзья подпрыгивали на сидениях, как будто ехали галопом верхом на лошадях.
Двигатель захлёбывался и рычал, автомобиль неуклонно двигался вперёд, где всех ожидал ещё один сюрприз. По всему было видно, что он обещал быть последним.
Машина выскочила из узкой расщелины и понеслась к бездонной пропасти. Правда через неё был перекинут мост, но от одного вида его у черепашек по спине пробежал холодок. Это была узкая деревянная дорожка, которая держалась на пеньковых канатах. Даже беглого взгляда на мост было достаточно, чтобы понять; последних лет триста он не ремонтировался». Двигатель взревел и машина, выйдя на прямую, рванулась к хлипкому сооружению.
ГЛАВА 2. ПРИСТАНИЩЕ ВЕДЬМ
Перед самым основанием, где начинались прогнившие доски, машина неожиданно сбросила скорость и неуверенно въехала на мост. Настил под колёсами заходил ходуном. Пара деревянных обломков сорвалась вниз и бухнулась в горный поток.
Все, прилипнув к окнам, с ужасом смотрели на бурлящую далеко внизу реку.
Автомобиль двигался осторожно, как бы на ощупь. Казалось, он ощупывает протекторами каждую доску. Те прогибались под тяжестью машины, напоминая клавиши разбитого пианино.
Доски трещали и осыпались серой трухой. Ржавые гвозди с визгом выскакивали из своих гнёзд.
Но черепашки этого не замечали – машина продолжала медленно двигаться по мосту. Доски срывались вниз уже после того, как по ним прокатывались колеса.
Хрустнула балка, переднее колесо зависло над пропастью. Но мотор взревел, и машина, выкарабкавшись из западни, продолжала движение.
Леонардо отпустил руль и вытер крупные капли пота со лба.
– Мне кажется, – пробормотал Микеланджело, – что пока эта развалюха так тащится, мы можем выскочить и сделать отсюда ноги.
– Правильно! – все поддержали его.
– Тогда приготовились! – скомандовал Микеланджело. – Пошли!
Черепашки рванули двери, но не услышали знакомого звука открывающихся замков. Двери были заблокированы.
– Открываем окна! – предложил Донателло. Но рукоятки без всякого сопротивления вращались в гнёздах.
– Да, – вздохнул Рафаэль, – их не перехитришь!
– Кого «их»? – поинтересовался Донателло.
– Я и сам бы очень хотел это знать! Леонардо вскинул руки и прикрыл голову так, как это советуют делать при авиакатастрофах.
– Рекомендую и вам поступить так же, – обратился он к друзьям. – Мне кажется, мы сейчас спикируем!
– Ну уж нет! – Микеланджело демонстративно развалился на сиденье. – Этот мост – заговорённый. Ничего с нами не случится – пока, во всяком случае. Не для того нас сюда притащили.
Старый «бьюик» вздрогнул, посыпались доски. Но машина уже успела выскочить передними колёсами на противоположный край. Все облегчённо вздохнули. Бесстрашные ниндзя сейчас боялись даже оглянуться.
Черепашки на радостях едва не стали обниматься. Их отрезвил мрачный голос Донателло:
– Вы так радуетесь, будто нам отсюда не предстоит выбираться.
Все немного поутихли. Они в самом деле поняли, что дорога назад практически отрезана – вряд ли машине удастся проделать этот путь ещё раз.
– Да ладно, – не унывал Леонардо. – Машина ведь не наша. Вылезем из неё и пойдём пешком. За день до города дотопать можно, даже если попуток не будет. Нас-то, я думаю, мост выдержит!
– А что ты скажешь в фирме проката?
– Скажу, что она сломалась. Пусть сами потом разбираются. Да это и не далеко от истины. То в ней ничего не работает, то она не слушается руля. То глохнет невпопад, то наоборот – даёт газу. Удивительно вообще, как сюда добрались!
– Ты что, в самом деле такой глупый, – не выдержал его болтовни Микеланджело, – или притворяешься?! Ты не видишь разве, что по твоей глупости мы влипли в очень странную историю?
– Хватит его ругать, – заступился Донателло. – Сами разве лучше? Послушали остолопа!
Пока черепашки переругивались, машина набрала скорость и понеслась к серой каменной громаде, которая виднелась невдалеке. Аллея, по какой они ехали, была с двух сторон обсажена какими-то деревьями.
– Что это, – подумал вслух Леонардо, – липы?
– Нет, мой дорогой! – съязвил Микеланджело. – Это – осины.
– Ну, теперь, кажется, всё ясно, – пробормотал Донателло. – Похоже на то, что замок этот – действительно пристанище ведьм.
– Прекрасно! – попробовал шутить Леонардо. – Вот мы прямо на шабаш и попадём.
– Заткнись, ты! – оборвал Донателло. Машина неслась, подпрыгивая на толстых корнях, вздрагивая всем корпусом, пригибая бампером высокую траву, которой успела зарасти дорога.
Казалось, что ещё один-два толчка, – один-два камня, – и старый «бьюик» рассыплется на куски.
Скользили по ветровому стеклу ветви деревьев, сыпались листья, но машина продиралась сквозь заросли по узкой аллее, все приближаясь к огромному старинному зданию.
Недалеко от чёрного провала ворот автомобиль повернул и остановился на широкой поляне, засыпанной жёлтыми, вперемежку с красными, осенними листьями. Клацнули замки, и двери сами открылись, как бы предлагая черепашкам выйти.
Ничего не оставалось делать, как воспользоваться «приглашением».
Невероятной голубизны небо простиралось над ними. Такое, какое бывает только в северных широтах поздней осенью или ранней весной. Холодный ветер завывал в кронах деревьев и дымоходах. Здесь, на высоте гор, он не встречал преград и со всей силой наваливался на упругие ветви, на одинокий заброшенный замок.
Казалось, тут только что кто-то был. Кружились в танце подхваченные ветром листья, раскачивались со скрипом давно оборванные цепи, державшие когда-то подвесной мост, стукали оконные ставни.
Леонардо осторожно посмотрел на своих друзей. В их глазах он не встретил восторга и тогда решил первым разрядить атмосферу.
– А что, классный замок! Смотрите, теперь так не строят. Вон, в фундаменте глыбы какие! Величиной с дом. Мертво стоит. Никакой ветер ему не помеха. Как вы думаете, наверно немало ураганов было на его веку? Леонардо бодрым шагом направился к каменным стенам, но никто не последовал его примеру.
– А ты прав, – сказал ему вдогонку Донателло, – что он мертво стоит. Этот замок действительно напоминает мертвеца.
Леонардо махнул рукой на остальных и решил сам открыть ворота. Он достал связку тяжёлых, позеленевших от времени бронзовых ключей, и попытался вставить один из них в огромную замочную скважину. Но высокие дубовые двери довольно легко, с пронзительным визгом давно не смазываемых петель открылись.
Леонардо обернулся. Друзья продолжали стоять возле машины, и почему-то небольшое расстояние между ними вдруг представилось Леонардо огромным. Фигурки черепашек показались маленькими, и ему подумалось, что даже добежать до них он не сможет.
Из открытого проёма ворот на него как бы повеяло тревогой.
– Не волнуйтесь! – крикнул он друзьям. – Тут, наверное, такие места, что посторонние не ходят. Может, всё-таки заглянем в дом.
– Я думаю, будет лучше убираться отсюда и побыстрее! – не согласился Донателло. – Вообще-то ты как хочешь, а мы поехали.
Он сел за руль и повернул ключ зажигания. Двигатель никак не отреагировал.
– Мне кажется, что так просто мы отсюда не смотаемся, – огляделся Рафаэль.
– Во всяком случае не мешало бы вооружиться, – вступил в разговор Микеланджело. – Я, по крайней мере, буду чувствовать себя немного уверенней.
Он подошёл к багажнику и нажал кнопку замка.
Она с лёгкостью провалилась, но багажник не открылся.
– Вот чёрт! – воскликнул Микеланджело. – И тут незадача!
Он со злостью грохнул по багажнику кулаком, и тот неожиданно открылся.
– Ага! – восторженно вскричали все. – Значит, не все так безнадёжно!
Даже Леонардо вернулся назад, чтобы разделить общий восторг.
Это событие сразу же разрядило напряжённую обстановку. Черепашки снова почувствовали себя непобедимыми ниндзя, их лица прояснились, а в душе воцарилась прежняя уверенность.
Они дружно разобрали своё оружие и стали заправлять за пояс мечи с блестящими на солнце клинками, кинжалы, нунчаки, связки верёвки с крюками-кошками на конце, блоки и прочее снаряжение профессиональных героев.
– Ну что ж, раз притащились в такую даль, надо хотя бы посетить местные достопримечательности! – на этот раз Микеланджело уверенным шагом направился к воротам.
От них вела дорожка, вымощенная стёртым и отполированным почти до блеска красным кирпичом. Она пересекала небольшой глухой дворик и упиралась в массивное крыльцо, выложенное из каменных глыб.
Поднявшись по выщербленным ступеням, они толкнули двери. Те тоже оказались не заперты.
Петли противно заскрипели. Черепашки вошли и буквально обомлели. Тут было на что поглядеть. Такого количества необычных предметов, да ещё собранных вместе, они никогда прежде не видели.
Это был каминный зал. Перед ними стояло громадное, обтянутое чёрным бархатом кресло. Напротив висело гигантское зеркало, какое-то уж очень тёмное. Предметы почти не отражались в нём, а скорее искажались. Причудливая рама из выточенных из дерева человеческих черепов обрамляла его. У резчика, очевидно, была нездоровая фантазия, хотя в мастерстве ему отказать было нельзя. Все точь-в-точь, все пропорции соблюдены. Сразу было видно, что мастер хорошо знал предмет, над которым трудился. В углу из-за шторы выглядывал скелет, покрытый толстым слоем пыли. Засушенные цветы стояли в вазах с отбитыми краями. Но что это были за цветы! Их сухие бутоны словно излучали непонятную злобу, в распахнутых лепестках чудился угрожающий оскал. Со стен всюду свисали ветхие обрывки драпировки. Они были блеклого мышиного цвета. Все тряпье было прошито золотыми нитями, которые и не давали рассыпаться этим лохмотьям.
Но больше всего привлекали внимание огромные старинные часы в чёрном лакированном корпусе. На большом, величиной с поднос, позолоченном циферблате виднелись строгие римские цифры. Выделялись замысловато-витые часовая и минутная стрелки. Внизу была узкая стеклянная дверь, сквозь которую виднелось блюдце позолоченного маятника и серебряные гири на довольно толстых блестящих цепях. Сверху все это сооружение увенчивал громадный резной картуш, весь покрытый таинственными кабалистическими знаками. Чтобы его разглядеть, черепашкам пришлось задрать вверх головы.
Микеланджело подошёл к часам, повернул ключ, который торчал в замочной скважине, и открыл дверцу. Рука его взялась за цепь, он потянул вниз.
С металлическим скрежетом грузы тронулись с места и поползли вверх. После этого Микеланджело толкнул маятник пальцем.
Раздалось лёгкое шуршание, минутная стрелка передвинулась на одно деление, и часы пробили один раз, – это был звук порванной струны. Но одного этого неприятного звука было достаточно, чтобы бесстрашные герои вздрогнули, как по команде.
Часы шли! Все понимали, что место им не здесь, в холодном и заброшенном замке, а где-нибудь в музее, либо антикварной лавке. От старинного механизма исходили такие тревожные и гнетущие флюиды, что вряд ли кто-нибудь из друзей пожелал бы, чтобы эти часы стояли у него дома.
Микеланджело посмотрел на свои часы и поставил правильное время. Весь зал наполняло монотонное громкое тиканье.
– Ну что, будем располагаться? – спросил Леонардо и присел возле камина.
Там лежала целая охапка сухих и давно запылившихся дров.
– Нет, сначала мы должны обойти все помещения, – не согласился Донателло, – чтобы убедиться, что мы здесь одни.
– Неужели это и так не видно? – пожал плечами Леонардо и дунул на полено, которое держал в руках.
В воздух поднялось целое облако пыли.
– Как бы там ни было, а оглядеться надо, – Микеланджело обвёл друзей пристальным взглядом.
– Тебе Мики про замок ничего не рассказывал? – спросил Рафаэль у Леонардо. – Что тут и как?
– Да нет… У меня сложилось впечатление, что он сам здесь ни разу не был.
– Вот тебе и на! – свистнул Донателло. – Так он и на похоронах тётушки не был? А кто же её тогда отправлял в последний путь?
– Сестрицы-ведьмы, – усмехнулся Леонардо.
– Совсем не смешно! А вдруг она до сих пор лежит в спальне на своём ложе?
У черепашек холодок пробежал по спине.
– Так! Сейчас же изучаем обстановку! – скомандовал Микеланджело.
Он первым догадался, что надо хоть что-то предпринять, иначе страх может завладеть ими. Герой героями, но когда дело имеешь не с открытым врагом, а с потусторонними силами, то испугаешься запросто. Разве что психу может быть не страшно.
Черепашки гуськом двинулись по длинным, мрачным коридорам. Под их ногами громко скрипели рассохшиеся половицы, каждый шаг отдавался эхом в высоких сводчатых потолках, что заставляло черепашек с опаской озираться по сторонам.
Покои и залы сменяли друг друга. Вскоре им потеряли счёт.
Сквозняк завывал в узких бойницах и в выбитых фрагментах витражей. Кругом валялась опрокинутая мебель, на стенах висели изъеденные молью морды давным-давно убитых лосей, туров и диких кабанов. На ржавых цепях покачивались котлы для приготовления пищи. Под ногами хрустело битое стекло, осколки фарфоровой и керамической посуды.
– Да, если здесь кто и обитает, то только бестельные создания, – пробормотал Рафаэль.
– Это кто такие? – не понял Леонардо.
– Духи и привидения, – уточнил Раф.
– А, привидения! – протянул Леонардо. – Привидений не бывает.
– А это мы сегодня ночью проверим– усмехнулся Рафаэль.
– Ты что, ночевать тут собрался? – удивился Донателло.
– Мне кажется, что и ты сегодняшнюю ночь проведёшь тут, – ответил за друга Микеланджело. – Вот только как насчёт поспать, я не знаю…
Они открыли очередные двери и увидели высокий, под самый потолок балдахин. Все от неожиданности вздрогнули.
Но высокая огромная кровать оказалась пустой и аккуратно заправленной.
– Ну, слава Богу! – вздохнули друзья. Дальше осмотр пошёл веселей. Они скоро перестали бояться, и обращали больше внимания на архитектурные детали, мелочи интерьера.
Стены были сложены вперемежку из красного кирпича и гранита. Высотой они были метров до двадцати, а по верху шла длинная боевая галерея с рядом бойниц разной формы и размеров. Одни были узкие и высокие и постепенно расширялись от наружной поверхности к внутренней. Здесь когда-то стреляли из высоких, выше человеческого роста, луков. Другие были наоборот низкие и широкие. Сверху они завершались полукруглыми арками. Это были специальные амбразуры для стрельбы из замковых арбалетов. Те тоже были огромные и разили короткими стрелами с тяжёлыми стальными наконечниками. Вручную зарядить арбалет было просто невозможно: натягивали тетиву с помощью блока-коловрота. Зато удар получался такой мощный, что стрела пробивала даже самую прочную рыцарскую броню.
Стена скрывала замковый двор только со стороны большой плоской расщелины, образованной на выходе из ущелья, по дну которого тянулась та самая осиновая аллея. С наружной стороны перед стеной в твёрдых скальных породах был выдолблен неглубокий ров, который завершался насыпью и прогнившим, полуразвалившимся частоколом на ней. Через ров был когда-то перекинут подвесной мост, связанный из толстых дубовых брёвен. Видно было, что опасности уже не одно столетие обходили замок стороной; от подъёмного механизма моста остались только обрывки цепей, которые свисали с торчащих из стены балок. Ржавая гигантская решётка, сделанная из стальных прутьев, которые сплетались в замысловатый узор, навсегда замерла вверху под аркой ворот.
Прямо перед въездом располагался мрачный дворец с высокой башней по центру. Та была накрыта готической крышей, выложенной гигантской рогатой черепицей: обломки её валялись под ногами, и их легко можно было разглядеть. В самом верху виднелся циферблат с коваными чёрными стрелками. Обе они показывали на шесть часов.
Под часами темнело арочное окно, в проёме которого была паяная свинцовая рама, выложенная мозаикой из цветных стёкол – витраж.
Последний – третий ярус-этаж дворца немного выдавался вперёд, по сравнению с предыдущими. Получившийся карниз снизу был пробит рядом потайных бойниц-машикулей. Жерла их смотрели прямо вниз, а значит, когда-то из них можно было стрелять прямо по головам наступающего врага.
Вокруг дворца стен не было. Но в этом и не было никакого смысла: с трёх сторон здание подступало к самому краю пропасти, и из окон открывалась жутковатая перспектива. Прямо от подоконника вниз шла отвесная стена, постепенно переходящая в скалу, основание которой терялось где-то в туманной дымке.
– Удивительное место! – Леонардо с восторгом осматривался по сторонам. – Не понятно только, почему оно до сих пор не обжито туристами?
– Все просто, – уточнил Микеланджело. – Для того чтобы сюда попасть, необходимо специальное приглашение!
– Как здорово, – не унимался Леонардо, – что мы его получили!
– Ну это как сказать! – вступил в разговор Донателло. – Здорово или нет, мы ещё посмотрим.
Черепашки успели обойти практически все помещения. Оставался только чердак.
Они стояли перед крутой деревянной лестницей с множеством ступеней, другой конец которой заканчивался в тёмном проёме.
– Ну что, – Микеланджело первым ступил ногой на перекладину, – без этого исследование будет неполным.
И он стал не торопясь подниматься. Старая расшатанная лестница ходуном заходила под ним.
– Давайте-ка по одному, – предупредил он, – иначе может не выдержать!
Черепашки гуськом взбирались наверх. Рафаэль, который оставался внизу один, неожиданно почувствовал себя очень неуютно. Вдруг показалось, что кто-то смотрит ему в спину холодным и недружелюбным взглядом. Но сколько герой ни оглядывался, никого не заметил.
Когда лестница освободилась, Рафаэль пулей взлетел на чердак.
Перед их глазами открылась настоящая свалка старых вещей. Вся её необычность заключалась в том, что тут валялись вещи, созданные не только в разные столетия, но и в разные эпохи.
Чего тут только не было! Тяжёлые, окованные медью сундуки, разбитые рыцарские латы и луки с порванной тетивой, старые книги в потёртых кожаных переплётах, керосиновые лампы, битая фарфоровая посуда, граммофон с помятым раструбом, осколки пластинок, старинные песочные часы и лубочные картинки, раскрашенные анилиновыми красителями, погнутые канделябры и трехрожковая электрическая люстра без плафонов, старое кресло морского дуба и венский стул, ржавый фонарик с потёкшими батарейками и газовая лампа, рваный бархатный камзол с галунами и вылинявшие джинсы, огромный ореховый комод и дырявая корзина, старые потемневшие портреты и фотографии в рамках с побитым стеклом, подшивки пожелтевших газет, стопки потрёпанных журналов, пузатые бутылки с остатками сургуча на горлышке и погнутые пивные банки, окованные колеса от древних повозок и дырявые автомобильные покрышки, лютня и гитара с оборванными струнами, развалины клавесина и ламповый магнитофон, ржавый арифмометр и почерневший от пыли экран монитора, поломанные гусиные перья и исписанные шариковые ручки.
– Да, – протянул Рафаэль, как заворожённый разглядывая эту фантастическую свалку, – только тут начинаешь понимать всю никчёмность земной цивилизации!
– Не говори! – поддержал его Донателло. – Действительно, все что остаётся от существования народов и эпох – это горы мусора и трупов.
Внезапно в дальнем закутке чердака с грохотом свалилась с петель тяжёлая дверь, и черепашек обдало сквозняком.
– Потише, ты! – прошептал Леонардо. – Такие слова тут, кажется, говорить небезопасно!
– По-моему, – тоже прошептал Микеланджело, – нас приглашают войти!
Черепашки, осторожно переступая через экспонаты этого фантастического музея-свалки, медленно направились к открытому дверному проёму.
ГЛАВА 3. ЛОГОВО КОЛДУНА
Помещение, в которое они вошли, было ещё более таинственным, чем свалка на чердаке.
С порога можно было понять только одно: это какая-то лаборатория.
Вдоль стен стояли длинные и узкие дощатые столы, заставленные стеклянной и керамической посудой, металлическими штативами, трубками, пробирками, спиртовками и прочими атрибутами химической лаборатории. Настораживало только то, что все эти предметы имели несколько необычную форму.
В глубине комнаты стояли два книжных шкафа, письменный стол и высокое кресло. Там же чернело жерло камина.
Черепашки разбрелись по помещению, пытаясь понять его назначение.
При подробном изучении лабораторной посуды стало ясно, что она составлена на столах в особом грядке. Все колбы, реторты, пробирки, миски, стеклянные баки с помощью стеклянных трубок и змеевиков были соединены в единую цепь о неизвестного технологического процесса.
На дне стеклянных сосудов можно было разглядеть остатки веществ, различные порошки, по стенкам были размазаны осадки от каких-то давно высохших веществ.
Несмотря на то, что лаборатория была очень старая, вся посуда покоилась в идеальном порядке. После посещения свалки на чердаке этот факт казался очень странным. И, тем не менее, ни одна тонкая трубочка не была перебита, ни у одной из колб не был отбит хотя бы кусочек горлышка.
Но в том месте, куда вели все стеклянные магистрали, там, где должно было быть логическое завершение этого невероятно сложного и разветвлённого процесса, не было ничего. Под самой последней трубкой не стояло никакой посуды.
– Похоже, что кто-то добился того, чего хотел, – Рафаэль показал друзьям на пустую трубку.
– Всегда приятно встретить человека, который чего-то добился своим трудом! – порадовался Леонардо.
– Это совсем даже не известно, – Донателло нагнулся, и поднял из-под стола осколок колбы.
– Будем надеяться, что колба разбилась после того, как из неё извлекли искомый продукт! – не унимался Леонардо.
– Тут возможны несколько вариантов, – вставил слово Микеланджело. – Первый: искомый продукт был получен и перелит в другой сосуд. Второй; кто-то разбил сосуд до того или в момент того, как в него стало поступать искомое вещество. Третий…
– Всё остальное – несущественно, – прервал его Лео. – Кстати, тут могли получать как что-то полезное, так и что-то плохое.
– Да, действительно, – Донателло решительно направился к полкам, – кто был тот человек, что корпел тут над этими стекляшками?
Друзья последовали за ним.
Здесь стояли препараты, из которых неизвестный исследователь получал искомое вещество. Тут были бутылочки с почти черным осадком, баночки с различными порошками: блестящими и белыми, коричневого и кровавого цвета. Тут же стояли керамические ступки с пестиками, в которых измельчались компоненты. Те находились в другом шкафу.
Когда черепашки подошли к нему, то обомлели. Здесь висели связки высушенных крысиных хвостов, змеиные головы, в баночках лежали зубы, валялись целые кучи костей, стояли рядком человеческие черепа и прочие атрибуты колдовской практики.
– А я думал, – присвистнул Леонардо, – что мы попали в лабораторию алхимика!
– А оказались в самом логове колдуна! – воскликнул Донателло.
– Теперь уже совершенно ясно, что мы влипли в очень неприятную историю! – Микеланджело с опаской осмотрел помещение.
– Да ладно, – приободрил Рафаэль, – по крайней мере, пока ничего плохого с нами не произошло.
Он подошёл к книжному шкафу и стал внимательно изучать книги, расставленные на полках.
Все они были переплетены чёрной кожей. Рафаэль открыл первую, попавшуюся на глаза, и пролистал страницы. С них смотрели незнакомые витые письмена. Понять их смысл было невозможно. И со страниц как будто веяло страхом и злом. Почему было так, ниндзя догадался не сразу. И только после до его сознания дошло: все страницы были чёрного цвета, а текст был оттиснут белой краской. Рафаэль с отвращением отбросил от себя книгу и достал с полки вторую, третью. Та же картина!
– Пора отсюда убираться! – воскликнул Донателло, который внимательно наблюдал за своим товарищем.
На этот раз никто не стал спорить. Все, пытаясь не оглядываться, вышли из зловещей лаборатории и снова стали пробираться через чердак.
Друзья быстро спустились на землю и ждали, когда спустится последний – Леонардо. Тот явно мешкал. Все стали волноваться, когда наверху показался их друг.
Леонардо двигался медленно и неуклюже. Черепашки не сразу догадались отчего. Но тут увидели, что их товарищ спускается, держа в руках старый ламповый магнитофон со стопкой бобин. Размотанная магнитная плёнка хвостом тянулась за ним по ступенькам.
– Зачем ты тянешь эту развалину?! – возмутился Донателло.
– А это, чтобы не было скучно! – лицо Леонардо было довольное и умиротворённое. – Если будет страшно, мы устроим дискотеку. Надеюсь, на этих плёнках найдётся «Роллинг Стоунз» или «Кинг Кримсон»!
– И куда же ты его подключать собрался, умник? – усмехнулся Донателло.
– Как это ни странно, – скривил ему рожу Леонардо, – но, по всему видать, электричество тут есть. Во всяком случае, я успел обратить внимание, что розетки в стенах присутствуют!
ГЛАВА 4. ПОЛНОЧЬ
Пока черепашки изучали замок, прошло несколько часов. Они, увлечённые, даже не заметили, что опустилась тёмная непроглядная ночь. И хотя небо было ясное и безоблачное, за окнами стояла тьма – луна ещё не взошла.
– Вернёмся в каминный зал и будем решать, что делать дальше, – Микеланджело повёл друзей бесконечными переходами и коридорами.
В главном помещении всё было без изменений. Чтобы хоть как-то устранить сырость, Леонардо занялся растопкой камина.
Старые высохшие дрова хорошо горели и быстро раскалили огромное жерло. Камин скоро перестал чадить и вокруг него распространилось уютное тепло.
Рафаэль и Донателло подтянули ближе к огню старинные кресла, и все уселись в них.
– Ну что, – начал разговор Микеланджело, – пока ясно одно: мы попали в весьма тёмную историю. Неплохо уже то, что после всех передряг, мы сюда добрались живыми.
– И то, – добавил Донателло, – что пока ничего страшного не произошло.
– Слабое утешение, – пробормотал Раф. Он, как и все, ощущал в душе тревогу. Но, пока что, никак не мог понять, чем она вызвана.
– Нам надо хорошенько все взвесить и решить: или мы пробуем завести машину и уезжаем отсюда…
– По-моему, это бесполезное занятие, – перебил его Леонардо. – Ясно, по крайней мере, одно: машина заводится только когда это надо ей, а не нам.
– Ей, или кому другому, но с этим трудно не согласиться, – продолжил Микеланджело. – Если машина ехать откажется, мы можем попробовать уйти пешком. Надо только решить, что менее опасно: лазить ночью по скалам, на что обычно не отваживается ни один опытный альпинист, или дожидаться утра в этом мрачном месте.
– В самом логове тёмных сил, – закончил мысль Донателло.
Черепашки замолчали.
– Мне кажется, – начал Лео бодрым голосом, – что бояться нам абсолютно нечего! Мы здесь все вместе и при полном оружии. Да и бывали мы не в таких передрягах!
– Но там всегда враг стоял с нами лицом к лицу – возразил Донателло. – И спрятаться мы могли в любую секунду, используя искусство ниндзя!
– Ага, а тут, когда прячется враг, так мы сразу и струсим?! Это же очень хороший экзамен! Такие ли мы герои, как ими представляет нас Эйприл в своих репортажах?
– Ты же сам прекрасно понимаешь, – спорил Донателло, – что непобедимые герои мы исключительно в репортажах нашей подруги. Позволь не согласиться…
– Ты же не будешь, например, спорить, что всем нам вместе взятым очень далеко до учителя Сплинтера?
– С этим спорить не приходится. Но со злостным завоевателем Вселенной и его прихвостнями мы до сих пор боролись умело и небезрезультатно.
– Да, но тут…
– А тут я чувствую явные происки Кронка и Шреддера!
– Только на этот раз они разбудили какие-то страшные силы. Хуже всего то, что мы совершенно не предполагаем, откуда ожидать первый удар.
– И второй, и третий…
Все опять притихли. В замке стояла глухая тишина. Только потрескивали дрова в камине.
Внезапно они начали гореть так сильно, что от камина повеяло невыносимым жаром.
Черепашки непроизвольно отодвинулись от камина вместе с креслами, но жар опять догонял их.
В этом было что-то зловещее.
– Я думаю, всё-таки не мешает проверить машину! – заметил Донателло, вытирая пот со своего лба.
– И мне кажется, что мы должны попытаться смотаться отсюда, – согласился Микеланджело. Как по команде, трое черепашек поднялись.
– Честное слово, мне непонятен ваш страх, – попробовал остановить их Леонардо.
– Ты можешь посидеть и подождать нас тут, – ласково предложил Донателло.
– Ладно, я, так уж и быть, схожу с вами, – мысль остаться одному в жутком замке даже на короткое время показалась Леонардо не очень симпатичной.
– Не надо делать нам одолжений, – снова ласково сказал Донателло и толкнул Лео обратно в кресло.
Леонардо подскочил как ошпаренный.
– Не будешь притворяться, герой! – усмехнулся Донателло.
– Ладно, не злись. Я только пошутил. С опаской озираясь по сторонам, черепашки вышли в тёмный двор, пересекли его по мощёной дорожке и через ворота вышли наружу.
Очень ярко блестели звёзды, а ветер исчез бесследно. Было даже душно.
На фоне скал белел силуэт старого «бьюика». Он был на прежнем месте. Друзья подошли к машине.
Рафаэль сел за руль и повернул ключ зажигания. Двигатель безмолвствовал.
Черепашки подняли капот и посветили внутрь, Двигатель был абсолютно исправен, и сколько друзья ни бились, никаких поломок не нашли.
Дальше они просто не могли стоять у машины, освещённые светом электрического фонаря. Черепашки чувствовали себя настолько неуютно, что это стало просто невыносимо.
Каждому мерещилось, будто ему в спину направлен тяжёлый и недобрый взгляд.
Все с наигранной беззаботностью то и дело оглядывались по сторонам, но ничего подозрительного не замечали.
– Так, никаких посторонних рычагов управления в машине нет, а значит она не могла двигаться, подчиняясь радиосигналам, – Рафаэль развеял последние сомнения в том, что затянули их сюда некие нематериальные силы.
– Спасибо, обрадовал, дружок, – съязвил Донателло.
– Ну, решаем, – Микеланджело посмотрел в глаза друзей. – Либо мы сейчас же идём пешком, либо дожидаемся утра в замке.
– В любом случае, – пробормотал Донателло, – спать – отменяется!
Они стояли в нерешительности возле бесполезной машины и озирались по сторонам.
– Я предлагаю расположиться в замке! – бодрым голосом прервал молчание Леонардо.
Нельзя сказать, что ему очень хотелось возвращаться в зловещий зал, чтобы сидеть всю ночь перед неуютным, походящим на доменную печь, камином. Но он решил до последнего защищать честь «мундира»: Леонардо ни на секунду не забывал, что именно по его глупости они все оказались ночью в этом проклятом месте.
– А я предлагаю убираться отсюда как угодно, и побыстрее!
Донателло совсем не хотелось тягаться в непроглядной ночной тьме по скалам и гнилым доскам моста, перекинутого через бездонную пропасть. Но мысль о том. что надо будет снова вернуться в жуткий мёртвый замок, была для него просто невыносима.
Друзьям предстояло решить очень непростую задачу.
– Мы должны отвлечься от эмоций и трезво взвесить все «за» и «против», – Микеланджело стоял на своём.
Во всяком случае для себя он пока что не решил, какое из двух решений лучше.
– Как по мне, – Рафаэль пожал плечами, – то сидеть без дела – просто невыносимо. Я бы лучше пошёл, прогулялся… Да и погода, посмотрите, просто прекрасная!
Но решения принимать не пришлось, потому что оно явилось само. После слов Рафаэля неожиданно подул ветер ураганной силы. Он буквально сдувал черепашек с ног. Но это было ещё не всё. Озаряя окрестности неестественным голубым светом, все небо прошил разряд молнии чудовищной силы. Раскат грома, который докатился через несколько секунд, можно было сравнить разве что с залпом линкора орудиями крупного калибра. Небо прорвалось, и на землю обрушился сплошной поток не по-летнему холодной воды. Земля вокруг превратилась в сплошную вязкую кашу, в которой ноги вязли по щиколотки.
– Ничего не поделаешь! – пытаясь перекричать стихию, заорал Микеланджело. – Придётся возвращаться в замок!
Поскальзываясь и поддерживая друг друга, черепашки бросились к крепости. Но пока они добрались до каминного зала, на них не осталось ни одного сухого местечка.
Огонь ещё горел, а за тяжёлыми дубовыми дверьми почти не слышен был шум урагана.
Друзья присели на корточки поближе к огню. Леонардо подкинул дров и пламя разгорелось с новой силой. От черепашек повалил пар.
– Я так гляжу, – негромко заметил Рафаэль, – что нас кто-то упорно подслушивает. Во всяком случае, свои мысли лучше держать при себе.
– А мне кажется, – не согласился Донателло, – что и это не имеет смысла. Тут и мыслей своих не утаишь!
– Как бы то ни было, – сказал Микеланджело с задумчивым видом, – но то, что кто-то не желает нас отсюда отпускать, – это факт!
Все притихли и как заворожённые наблюдали за пляской пламени в камине. Шум снаружи давно стих, и у каждого снова появилось чувство насторожённости и необъяснимого дискомфорта.
Не шумел ветер в трубах. Весь замок укутала глухая тишина. Только потрескивали дрова в камине.
– Понял! – прервал молчание Леонардо. – Часы!
Все посмотрели на огромный чёрный корпус старинного механизма. Часы остановились. Леонардо приблизился к ним.
– О, чёрт! – воскликнул он.
Друзья быстро подошли к нему и тут же догадались, почему тот удивился.
Стрелки на циферблате замерли, показывая без одной минуты двенадцать.
Но самое странное было то, что маятник замер в своём крайнем левом положении, как будто кто-то невидимый придерживал его рукой.
– А сколько уже времени? – спросил Микеланджело.
– Почти три часа ночи! – воскликнул Рафаэль.
– Тогда почему же они остановились именно в полночь?!
После этих слов маятник сорвался с места и пошёл вниз. Минутная стрелка передвинулась на одно деление, и послышался бой часов.
– Раз, два, три… – сам не понимая зачем, начал считать Донателло.
С каждым новым ударом тревога все больше охватывала друзей, кровь стыла в жилах, ужас глубже проникал в душу.
– Двенадцать, – остановился Донателло. Но часы не остановились и пробили тринадцатый раз.
В это мгновение высоко над потолком оборвалась тяжёлая свинцовая рама гигантского витража и с грохотом полетела вниз. Миллионы разноцветных стеклянных осколков разлетелись по мраморному полу.
ГЛАВА 5. ПОЛНОЛУНИЕ
Прямо в открытый оконный проём смотрел красный диск луны.
– Полнолуние! – прошептал Микеланджело.
В этот момент произошло что-то странное. Казалось, будто замок ожил. Все вокруг наполнилось таинственными звуками.
Часы шли. В каминной трубе завывал ветер. Рассохшиеся половицы скрипели. Со всех сторон раздавался неясный шум, похожий на шарканье чьих-то ног, чудилось неясное бормотание, всхлипывание, обрывки неясных разговоров, стоны, приглушённые крики, скрипы цепей, лязг металлических предметов, похлопывание оконных рам.
По ногам черепашек потянуло ледяным сквозняком.
Странным было и то, что кроме звуков, сквозняк принёс множество самых разных запахов.
Воздух больше не был мёртвым. Со всех сторон слышались ароматы пищи и духов, а то вдруг запах горелого мяса, благоухание цветов…
Да, больше не оставалось сомнений в том, что замок жил нормальной повседневной жизнью.
Со двора доносились конское ржание и перестук копыт. Раздавался звон шпор. Бухало ведро в колодец. Брехали собаки, стучали окованными колёсами повозки, в подвал должно быть катились бочки, слышалась речь множества людей, занятых повседневной работой. Снаружи несло запахами овса и перебродившего виноградного сока, конского пота и кислой кожи, струганного дерева и мокрого железа, собачьей шерсти и навоза.
На стенах перекликалась стража, бряцая кордами и щитами, ударяя о каменные стены прикладами арбалетов. Из спален и покоев доносились ругань и взволнованные разговоры, плач и шёпот, стопы и смех. детские считалки и пьяное бормотание, потрескивание горящих дров, звон бьющейся посуды, колыбельные песни, звуки клавесина. Одновременно сквозняком приносились запахи грязного белья и пыльных гардин, аромат дорогих вин и сладкий дух молока, запах благовоний и невысохших масляных красок.
Но самое непонятное было то, что вокруг черепашек внешне ничего не изменилось. Они все так же находились в пустом замке с выбитыми окнами и открытыми дверями, которые хлопали, открываясь и закрываясь от порывов ветра.
Только часы мерно тикали в центре зала.
Свет луны, холодный и серебристый, был безжизненным. В золочёном маятнике часов отражалось все помещение. Но оно выглядело не таким, как на самом деле. Изображение было уменьшенное и перевёрнутое. При каждом взмахе маятника перед глазами черепашек проплывал уменьшенный костёр в глубине камина и сами они, но только карликового роста и поставленные с ног па голову.
Всматриваясь в отражение, черепашки почувствовали своё бессилие перед страшными потусторонними силами, которые управляли ими этой ночью как хотели.
– О, Боже! – воскликнул Донателло. – Скорей бы эта проклятая ночь закончилась! ' Микеланджело подошёл и взглянул на блюдечко маятника. Он сам себе не мог объяснить, почему вдруг захотелось подойти поближе к странным часам.
Он увидел себя, своё лицо, но очень искажённое. Холодок озноба пробежал по его спине.
Микеланджело отпрянул от часов, в которых работал невидимый механизм, – как ему показалось, плескалось время, потихоньку просачиваясь в никуда.
Тут он поднял глаза и увидел, что, хотя маятник и совершал колебательные движения, но за всё время, как часы пробили полночь тринадцать раз, стрелки больше не передвинулись. Казалось, они прилипли к цифре двенадцать.
Часы шли, но показывали только полночь!
Микеланджело перевёл дыхание и повернулся к Донателло:
– Эта ночь закончится не скоро! Наши часы показывают почти утро, а для нас самих наступила полночь.
– Что же мы будем делать?! Черепашки с ужасом озирались по сторонам. Вокруг ходили и невнятно разговаривали совершенно невидимые люди. В окно светила громадная, занимающая почти половину небосвода, алая луна. Невыносимо жарил за спиной гудящий камин. Часы скрипели и тикали, но стрелки их стояли на месте.
– Если бы у меня были волосы, то я бы, наверно, поседел! – мрачно прошептал Леонардо.
Друзья прижались друг к другу. Ими завладел ледяной сквозняк. Звуки все усиливались и скоро стали давить на барабанные перепонки. Раздавались жуткие стоны и вопли.
– Мы должны что-нибудь делать, иначе просто свихнёмся! – вскричал Микеланджело.
– Согласен! – прокричал в ответ Леонардо. – А то мы торчим, словно пальцы в дырявом кармане!
Донателло бросил на друга злой взгляд. Ему было просто завидно, что даже в такой ситуации его товарищ не теряет чувство юмора.
И тут до их слуха докатился новый звук. Он был невероятно знакомым и в то же время настолько необычным в описанной какофонии, что друзья никак не могли догадаться, что же это.
– Машина! – первым догадался Рафаэль. – Может, за нами прислали такси?!
– О, Боже! А вдруг Эйприл послушала совет этого идиота?! – Донателло махнул в сторону Леонардо.
– Бегом, мы должны её предупредить, пока не поздно! – все мотнулись в сторону дверей.
На улице было светло, как днём. Огромный диск луны прекрасно освещал окрестности.
Когда они выбежали на площадку перед стеной, то замерли от неожиданности.
Перед рвом стоял их старый добитый «бьюик». Больше никаких машин не было.
Двигатель автомобиля мирно тарахтел, из выхлопной трубы периодически вылетали облака сизого дымка.
В салоне никого не было, но дверки были приоткрыты, как будто черепашек приглашали сесть в машину.
ГЛАВА 6. БЕГСТВО
– Возможно, это и не геройский поступок, – воскликнул Донателло, – но я считаю, что пора сматываться!
Дважды друзей приглашать не пришлось. Они быстро заскочили в автомобиль.
Леонардо включил скорость, и машина, круто развернувшись, рванула в сторону осиновой аллеи.
– Интересно, что всё это значит? – задумчиво произнёс Микеланджело. – Не очень верится, что мы можем так легко отсюда убраться!
– Всё в порядке! – глаза Донателло горели огнём. – К утру доберёмся до дома, а там уже паршивцу Мики ввалим по десятое число, на это он может рассчитывать!
Началась аллея.
Клубился туман, рваными клочьями полз между деревьев. Свет фар освещал замшелые стволы, качающиеся ветви. Дорога была устлана пожухлыми листьями. Шелестя по ним, машина двигалась вперёд.
У всех было чувство, что за ними гонятся. Черепашки постоянно оглядывались, но дорога позади была пуста.
Леонардо что было сил давил на акселератор.
Двигатель рычал, машину заносило на скользких влажных листьях. Черепашки быстро удалялись от страшного замка.
Как и прежде, продолжали плыть клочья тумана. Кроме силуэтов деревьев ничего не было видно.
Вдруг сразу же за ними с грохотом и треском повалилось старое дерево. Черепашки вздрогнули. Леонардо, не оглядываясь, дал полный газ.
Странные звуки, какие-то хрипы заглушили шум двигателя – ворвались сквозь плотно закрытые окна внутрь салона. Хрипы и стоны слышались со всех сторон, они наплывали вместе с туманом. Скрипели деревья, сыпалась листва, вокруг машины кружился вихрь.
Деревья вокруг автомобиля зашевелились. Падали вековые стволы, хрустели ветви, выворачивались пни.
Леонардо едва успевал лавировать, избегая столкновений.
Туман окончательно скрыл силуэт замка. Зашевелилась на дороге листва, разлетаясь в стороны. Земля вздыбилась. Из-под толстого дёрна показались кривые корни. Они стали выскакивать на поверхность, извиваясь и хватая машину за колеса, стали хлестать по стёклам, цепляться за бампер, оси и валы. Даже маленькие травинки и тонкие стебли тянулись к автомобилю, пытаясь опутать, связать и остановить его.
Но вот аллея кончилась и потянулась просёлочная дорога. Машина пошла ровно и спокойно.
– Неужто прорвались?! – Донателло сам не поверил своим словам.
Леонардо сбросил газ и ехал осторожно, как бы нащупывая колею. Он хорошо помнил про страшный мост, который им ещё предстояло проехать. Ему совсем не хотелось сбросить машину в бездонный каньон.
Проехав ещё около километра, он остановился и вышел из машины.
– Ты что-нибудь заметил? – спросил Микеланджело.
– Погодите минутку, – ответил Леонардо и направился в темноту.
Черепашкам было невыносимо сидеть в неподвижном автомобиле. Они тоже вышли и последовали за Лео. Свет фар освещал сгорбленные, расплывающиеся в тумане фигуры.
Они догнали Леонардо на самом краю обрыва. Возле их ног свешивались вниз полом моста, где-то далеко внизу шумела быстрая горная река. Перед ними открылась пропасть, которую невозможно преодолеть. Черепашки были обречены оставаться на этой стороне.
– Нет, этого не может быть! – закричал Донателло. – Должен же быть какой-то выход!
– Даже если он и есть, ночью нам его не найти, – мрачно сказал Микеланджело. Леонардо молчал.
– Мы не можем здесь оставаться, мы должны сейчас же что-то предпринять! – кричал Донателло.
Рафаэль пытался оттащить товарища от обрыва.
– Отпусти меня! Если вам угодно, то можете оставаться с этими проклятыми мертвецами! – вырывался Донателло, пытаясь укусить Рафаэля за руку.
В это самое время небо заволокло непроглядной мглой, и послышались угрожающие раскаты грома.
– Мы же договаривались не упоминать хозяев замка! – воскликнул Микеланджело. – Теперь надо срочно прятаться в замке: начнётся такая буря, что нас просто сбросит ветром, А ночевать в этом ужасном лесу мне вовсе не хочется.
Они быстро уселись в машину. Леонардо с трудом развернулся на маленькой площадке и помчался к замку.
– Это они обрушили мост, – пробормотал Донателло.
– Но не все так уж страшно, – попытался успокоить Рафаэль. – По крайней мере, теперь ясно, что кто-то, тоже из этих самых потусторонних сил, борется за нас.
– В этом что-то есть, – оживился Микеланджело. – Иначе как объяснить то, что мы уже так долго находимся в их власти, но ничего страшного с нами до сих пор не произошло.
– Ничего, – не унимался Донателло, – они скоро придут и заберут нас!
ГЛАВА 7. УЖИН ПРИ СВЕЧАХ
– Это кажется невероятным, – сказал Микеланджело Рафаэлю, когда они снова вошли в каминный зал, – но ты наверное был прав!
Взору черепашек открылась невероятная картина. Посреди зала стоял большой деревянный стол, застеленный белоснежной скатертью. Вокруг были расставлены четыре дубовых кресла с высокими стрельчатыми спинками. Стол буквально ломился от самых великолепных яств.
Тут стояли серебряные блюда с ещё дымящейся, только что приготовленной дичью, искусно украшенной зеленью и овощами, с молочными поросятами, мясными пирогами, заливными лосиными языками, фаршированными щуками и осетрами. Рядом были целые миски с красной и чёрной икрой, отменными салатами, пудингами и желе. Напротив каждого кресла стояла роскошная фарфоровая посуда, рядом лежали серебряные вилки и ножи. Между тарелок были расставлены бутылки тёмного, почти чёрного стекла, из горлышек которых «Урчали деревянные пробки с остатками сургуча. Сверкали гранями хрустальные бокалы и фужеры.
Два массивных канделябра стояли в противоположных концах стола. Свечи в них были чёрного цвета. Они ярко горели и воск оплывал на белую скатерть.
– Это впечатляет! – воскликнул Леонардо. – Кстати, я только сейчас осознал, насколько проголодался. Хватаю молочного поросёнка. Я его могу проглотить целиком!
– Неужели ты собираешься есть? – удивился Донателло.
– А что, ты будешь только смотреть? – не сдавался Лео. – Не думаю, что это опасно – отравить нас сейчас, после стольких возможностей, было бы просто глупо!
– Пожалуй, и я перекушу, – поддержал его Рафаэль. – Да и выпить чертовски хочется. Надоели эти страхи.
Всем показалось, что замок отозвался одобряющим мычанием.
– Ну, раз такое дело… – Микеланджело первый уселся за стол.
Друзья не заставили себя долго ждать.
– Предлагаю тост, – с издёвкой в голосе проговорил Донателло, – за столь удачный и содержательный уик-энд!
– Не могу не поддержать, – парировал Леонардо. – Во всяком случае я не припомню ещё такого дня и такой ночи, столь насыщенных впечатлениями и событиями!
– Насчёт событий я бы не торопился утверждать, – не согласился Микеланджело. – Как ни странно, но событий пока никаких не происходит.
– Ничего! Дождёмся первых петухов, перемахнём через речку, словим попутку и – домой! – мечтательно закатил глаза Леонардо. – Вот это будет событие!
На какое-то время разговоры притихли: каждый был занят тем, что набивал снедью изголодавшийся желудок.
Леонардо в прямом смысле слова «молотил», не успевая хорошо прожевать пищу, постоянно запивая её крепким вином из огромного бокала.
Рафаэль ел спокойно, но разговаривать у него тоже не было никакой возможности: его рот постоянно был заполнен пищей.
Леонардо постоянно издавал какие-то нечленораздельные звуки, которые должны были означать его восхищение деликатесами, выставленными заботливым хозяином на стол. В этот момент он сам был похож на одно из привидений, неразборчивые голоса которых раздавались со всех сторон.
Микеланджело ел с достоинством и аккуратно. В бокале, который он наполнил один раз, плескалось на дне красное вино.
Донателло сидел в пол-оборота к столу, вытянув ноги, и с пренебрежительным видом что-то гонял по тарелке. К вину он практически не притрагивался, и всем своим видом выражал протест против принудительного заключения в замке – постепенно тела и души друзей стали отогреваться. Начал завязываться непринуждённый разговор. На привидений они уже не обращали никакого внимания, будто тех и не было.
Леонардо захмелел Друзья смотрели на него с укором, но тот не понимал, в чём состоит его вина. Пытаясь как-то разрядить напряжённую обстановку, Леонардо решил рассказывать анекдоты.
– Забирается однажды вор в богатый дом, – начал он заплетающимся языком.
– Кто забирается?
– Куда забирается?
Друзья не сразу поняли, что их товарища потянуло на шутки.
– Вор, говорю, забирается в богатый дом. Смотрит, а там собака, здоровенная-здоровенная! Да как бросится на него с рыком…
– Слушай, – зло прервал его Донателло.
– Да ладно уж, пусть продолжает, – перебил Микеланджело. – Весело ему, так порадуемся за товарища.
– Вор, конечно, испугался, – как ни в чём не бывало, продолжал Леонардо, – бросился назад к дверям. Но те захлопнулись. Он пытается открыть замок, но руки трясутся, ничего не получается. «Ну, все, – думает, – пора прощаться с жизнью!» Тут видит, посреди комнаты висит клетка с огромным попугаем. Птица возьми, да скажи:
«Здр-р-равствуйте» Собака сразу приветливо хвостом завиляла, полезла лизаться. Вор видит, ситуация изменилась, и сразу осмелел. Пошёл по квартире, шарить стал повсюду. Набрал добра – не унести! Там и деньги, и драгоценности, и аппаратура дорогая. Упаковал сумки, – довольный. Напоследок пошутить вздумал. «Что, – говорит попугаю, – кроме «здравствуйте!» ничего другого говорить не умеешь?» А тот возьми, да и скажи: «Фас!»
Леонардо залился весёлым смехом. Раф и Микеланджело криво усмехнулись. Донателло только поморщился.
И тут отозвались коридоры и переходы замка. Отовсюду раздался леденящий душу жуткий хохот. Если бы у черепашек были волосы, то они сейчас стояли бы дыбом, как заряженные электричеством бумажки из опытов на уроках физики.
Друзья съёжились в креслах.
– Может, хоть после этого ты заткнёшься?! – зашипел на Лео Донателло.
Все притихли, ожидая, когда же уляжется шум. Привидения хохотали несколько минут.
– А у них есть чувство юмора, не то что у вас, – прошептал Леонардо.
Голос его дрожал от страха, Лео был трезв, как стекло.
Какое-то время все сидели молча.
– Нет, это просто невыносимо! – промолвил Леонардо.
Он налил себе полный бокал вина и выпил залпом.
На этот раз примеру последовали все остальные, даже Донателло.
Хмель, который постепенно разлился по их телам, заставил взглянуть на вещи совершенно другими глазами. Они снова перестали бояться.
– Да ну его – неопределённо бросил Рафаэль.
– Действительно, будет потом о чём вспомнить, – Микеланджело махнул рукой.
– Может, ещё что-нибудь весёленькое расскажешь? – подзадорил друга Донателло.
Леонардо задумался. Но мозги его уже слабо соображали. Тогда он придумал кое-что другое.
– Не беспокойтесь, я вас сейчас повеселю. Давно приготовил…
Он поднялся и нетвёрдым шагом подошёл к камину. Там стоял старый ламповый магнитофон, который герой прихватил на чердаке.
– Только бы электричество было, – пробормотал он, возясь с шнуром.
– Откуда ему тут взяться? – усомнился Рафаэль.
– А кто его знает. Здесь все откуда-то берётся, если надо.
Леонардо подключил магнитофон и щёлкнул массивной рукояткой.
Магнитофон вздрогнул и заурчал, вибрируя верхней крышкой.
– Ура! Сейчас у нас будет дискотека! – Леонардо попытался намотать упавшую петлю магнитофонной ленты на бобину. Но это ему никак не удавалось.
– Давай, помогу, – Рафаэль подсел ближе к товарищу.
Вдвоём у них что-то получилось и они, немного покумекав, заправили ленту в механизм.
Со скрипом закружились бобины. Из динамиков раздался сдавленный хриплый мужской голос:
– Дневник профессора Кронка. Ноябрь, тринадцатое число…
ГЛАВА 8. ЗЛОВЕЩИЕ ЗАКЛИНАНИЯ
– Выключи сейчас же! – поморщился Донателло.
– Погоди, – остановил его Микеланджело. – Давай послушаем. Это может быть для нас полезно.
Голос, записанный па магнитную ленту, продолжал:
– Тринадцать лет назад я проводил раскопки авестийского храма в Малой Азии. В одной из стен фундамента мною был найден тайник, в котором находились несколько листков одной очень древней книги. Лабораторные анализы показали, что возраст её – несколько тысяч лет. В те времена, когда была написана эта рукопись, тайна приготовления пергамента ещё не была раскрыта. Все записи производились либо на глиняных и деревянных дощечках, либо на папирусных свитках. Так что мою находку по праву можно считать первой книгой, созданной на Земле.
– У нас сегодня прямо ночь открытий! – восхищённо сказал Леонардо. – А вы ещё ехать не хотели, – он с укором посмотрел на Донателло.
Голос из магнитофона продолжал:
– Листы древней книги сделаны из кожи тончайшей выделки, они прекрасно сохранились. Надо отметить, что в последствии технология изготовления пергамента не только не улучшилась, а можно даже сказать наоборот… Единственным отличием от более поздних образцов является то, что листы имеют бурый, почти чёрный цвет, а текст написан белой краской.
– Не нравится мне всё это! – вздохнул Донателло.
Ему никто не ответил. Голос профессора продолжал:
– Я не опубликовал свою сенсационную находку, потому что хотел сам расшифровать письмена. На это у меня ушло долгих тринадцать лет…
– Опять тринадцать! – воскликнул Рафаэль. – Вам не кажется это навязчивым?
– Кажется, – усмехнулся Микеланджело.
– Мне удалось расшифровать смысл текста! – продолжал хриплый мужской голос. – И более того, на основе проведения семантического и фонетического анализа древних языков, я смог восстановить звучание древних писаний.
А теперь о самом содержании. Листы оказались из древней книги, которая называется «Призыв мёртвых». Состоит она из заклинаний, способных вызывать к жизни злых духов. До поры до времени они мертвы, но до конца мёртвыми никогда не бывают. Разбуженные, духи эти восстают из могил, чтобы забрать в царство мёртвых тех, кто ещё живой, – чеканил слова профессор.
– Выключи этот бред! – закричал Донателло.
– Да погоди, дай послушать! Профессор продолжал:
– Книга была захвачена во время одного из крестовых походов. Храм сожгли, а манускрипт попал в Европу. Остались только несколько листков, которые были спрятаны в тайнике, впоследствии обнаруженном мною. Пытаясь найти следы основной части рукописи, я провёл долгие годы в архивах и музеях. Мне удалось напасть на след книги. Она хранилась в этом затерянном замке в горах. Я приехал сюда, чтобы отыскать уникальный экспонат, способный перевернуть все наши знания о предках и в корне изменить представления о жизни на Земле.
– Это просто какой-то маньяк! – не унимался Донателло. – Впрочем, как и «Повелитель Вселенной».
А теперь я прочитаю вслух те листы, которые по счастливой случайности попали мне в руки, – продолжал Кронк.
После короткой паузы из динамиков послышался всё тот же профессорский голос. Но говорил он что-то непонятное. Какие-то странные, тревожащие душу слова доносились из динамика. Забытый язык ожил в каминном зале.
Слова звучали мрачно – гортанные звуки, придыхание – это было совсем не похоже на английский язык.
– Наверно какая-то молитва! – догадался Лео.
– Выключи! – внезапно заорал Донателло. – Выключи немедленно! Я просто не могу этого слушать!
Все онемели от его крика.
Донателло подскочил к магнитофону и с размаху ударил ногой по крышке. Бобина слетела и покатилась по полу, оставляя за собой блестящий извилистый хвост магнитной плёнки.
Но было поздно.
От непонятных слов молитвы-заклинания громыхнул гром, закачались деревья, начал подрагивать пол под ногами. Забренчала посуда на столе, со звоном попадали бокалы, оставляя на белоснежной скатерти кроваво-красные разводы. Из окон исходило холодное голубое свечение. Ветер рвал двери и окна с петель, пол дымился. Воздух наполнился трупным смрадом.
И тут стали происходить ужасные вещи.
С портрета какого-то графа, жившего сотни лет назад, сошёл сам изображённый. Но это был не живой человек, а его истлевшие безобразные останки.
С голого черепа свисали слипшиеся космы седых волос, из рукавов камзола выглядывали кости кистей рук, пустые глазницы светились фосфоресцирующим огнём.
Отвисла беззубая челюсть, и мертвец разразился хохотом:
– Ну что, герои, я вижу, вам не по себе?! Ничего, не пугайтесь, мои дорогие! Скоро и вы станете такими же красавчиками. Мы призовём вас в царство мёртвых!
Как ни странно, но первым из оцепенения вышел Донателло.
– Получай, скелет! – воскликнул он и швырнул в графа тяжёлым стулом.
Мертвец жутко закричал, упал на пол и рассыпался. Его волосатый череп покатился по полу и с глухим стуком ударился о стену.
Замок отозвался жутким стоном.
– Вот вам и дело, по которому вы все так скучали! – воскликнул возбуждённый Леонардо.
Черепашки выхватили мечи и приготовились к бою.
Они успели вовремя. Отовсюду стали сходиться мертвецы, взирая на них пустыми глазницами, клацая челюстями, протягивая к ним костяшки пальцев.
Повсюду развевались лохмотья истлевшей одежды, воздух зала наполнился вонью.
ГЛАВА 9. СХВАТКА С МЕРТВЕЦАМИ
Вид трупов внушал ужас и отвращение. Мысль о том, что к ним придётся прикасаться, пусть даже в момент удара, была для черепашек невыносима.
Мертвецы лезли отовсюду – из-за страшного зеркала, из-за рваных гардин, они влезали в выбитые окна, в дверях образовалась целая свалка.
От них прямо истекала злоба, ненависть ко всему живому. Было понятно, что они не остановятся ни перед чем: только бы забрать в свою гнусную кампанию все живое, что встречается на пути.
Когда-то и они были живыми людьми. Когда-то и они умели плакать и смеяться, любить и рожать детей, восхищаться чудесной музыкой и писать картины, петь колыбельные и застольные песни. Когда-то и они были верными друзьями и страстными любовниками, бесстрашными воинами и любящими матерями…
Сейчас от человеческого не осталось и следа. Единственное чувство, которое переполняло их прогнивший мозг – это чёрная лютая зависть к тем, кто мог ещё жить, в то время как у них эта способность была отобрана навсегда!
– Вот мы и влипли! – воскликнул Рафаэль. – Что будем делать?!
– Сражаться! – ответил Микеланджело, – Больше ничего не остаётся: отступать некуда!
– Надолго ли нас хватит? – огляделся Донателло.
– Вряд ли мы сможем им противостоять до восхода солнца, – Леонардо с отвращением разглядывал врага. – Так что к первым петухам мы будем пить красное вино уже в компании милых трупиков. Ты, Донателло, станешь похожим вон на того рыцаря в ржавых латах, что пытается прорваться в двери. Посмотри, какое милое личико, какие проникновенные глазки, какие тонкие аристократические пальчики!
– Я тебе сейчас как врежу! – Донателло собирался тут же исполнить обещание. Но его остановил Микеланджело;
– Перестаньте ругаться, сейчас же! Иначе мы будем для них действительно лёгкой добычей!
– Но их всё равно слишком уж много, – что-то соображал Рафаэль. – Если ничего не придумаем, то врукопашную нам не выстоять – нас просто забросают телами бывших рабов и слуг. Посмотрите, рыцари готовят какой-то план.
И действительно, мертвецы не торопились нападать. Чуть поодаль собралась небольшая кучка трупов, на которых болтались ржавые остатки рыцарской брони. Они о чём-то шептались.
– Надо отступать! – согласился Микеланджело. – Только куда?
– На улицу мы не прорвёмся, – сразу же развеял сомнения Леонардо. – Они все как раз оттуда и напирают. В дверях и окнах настоящие заторы. Нам их не пробить.
– Он прав, – согласился Донателло. – Как это ни прискорбно, но путь у нас один – отходить в глубь замка.
– Не нравится мне всё это! – пробормотал Микеланджело. – Все очень сильно напоминает западню!
– Помолчи! – прервал Микеланджело.
– Он злой, – махнул в его сторону Леонардо, – потому что на столе не было пиццы, и ему пришлось набивать желудок нелюбимыми блюдами.
– Так! – Донателло был настроен решительно. – Сейчас я поднимаю белый флаг и иду на переговоры. Откупимся от них одним Леонардо. Я думаю, они останутся довольны, да и нам польза будет: он так надоел, что я сам готов превратить его в мертвеца!
– Ну ладно, я больше не буду, – притих Леонардо. – С этой минуты стану нем, как рыба! Слова от меня живого не добьётесь! Просить будете – ничего не скажу! Все! Я ре…
– За-а-аткнись! – прорычал Донателло. В это мгновение по рядам неприятеля прошло какое-то движение. Мертвецы перегруппировались. Было видно, что ими действительно кто-то командует. После этого с гнусным визгом трупы двинули в атаку.
– Взялись! – воскликнул Микеланджело. – Все вместе!
Черепашки присели, и тяжёлый дубовый стол, опрокинувшись, полетел на первый ряд наступающих.
Раздался треск ломающихся костей, покатились оторванные черепа, полетели на пол голени и предплечья.
Зал огласили вопли ненависти и отчаяния. Мертвецы опять двинули вперёд.
– А теперь – бежим! – Микеланджело выхватил свои мечи и бросился назад, туда. где начинался длинный коридор, который вёл к другим покоям замка.
Впереди его поджидала небольшая кучка растерявшихся мертвецов. Те явно не ожидали принять на себя удар бесстрашных ниндзя. Трупы замешкались, испуганно оглядываясь.
Сзади взвыла вся толпа, бросившись на выручку мёртвым собратьям. Но трупы с большим трудом передвигали костлявые ноги. Мышцы их почти истлели. Некоторые от большого напряжения сами разваливались на ходу, превращаясь в кучки почерневших и теперь уже совершенно не опасных костей.
– Сейчас мы вам покажем, мертвецы проклятые! – вскричал разгорячённый Донателло.
Друзья врезались в толпу, круша всё на своём пути. Мелькали в воздухе клинки мечей, раздавались звонкие удары нунчаков по голым черепам. Трупы жутко визжали, призывали на помощь.
Их ряды смешались, превратились в бесформенную кучу останков, которая ворочалась и расползалась в разные стороны.
Но в то время, когда казалось, что путь уже открыт, мертвецы расступились и вперёд вышел один из них, явно знатного происхождения. В их среде, очевидно, сохранялась прежняя иерархия: перед ним все почтительно расступались, освобождая проход.
Мертвец имел ужасный вид. Его голова произвольно моталась на шее, с лица оплывали разлагающиеся ткани, на лбу складками собралась высохшая кожа – очевидно, его пытались в своё время бальзамировать. Пальцы рук с длинными жёлтыми ногтями вздрагивали и судорожно сжимались. Кожа была мертвенно-синей.
– Зачем вы разбудили нас, зачем подняли из могилы?! – раздался страшный крик.
Казалось, что он исходит откуда-то из-под земли.
Его тело оторвалось от пола и зависло в воздухе. Руки неестественно сгибались, выворачиваясь из суставов. Он казался раздувшимся, нереальным, будто созданным из резины. Одежда колыхалась в воздухе.
О, что это была за одежда! Чёрный бархатный камзол, белый кружевной воротник, кожаные штаны, тёмно-красные чулки и лакированные башмаки с огромными серебряными пряжками. На груди болталась толстая серебряная цепь.
Глаза мертвеца были закрыты. Мертвенно-синие губы едва шевелились. По ним блуждала кровожадная улыбка.
Донателло попытался остановить его, но тот легко отбросил его в сторону, и начал наносить удары один за другим. Черепашки буквально разлетались от него.
– Ого! – пробормотал Леонардо. – Это хорошо сохранившийся экземпляр. С таким становится даже интересно…
В это самое мгновение он получил страшный удар в грудь и, оторвавшись от пола, отлетел спиной к стене.
Мертвец взлетел вверх, его голова моталась, лицо было жуткое. Тело его сплошь покрывали трупные пятна, кожа обвисала вокруг рта. Волосы развевались. Он истошно визжал, не разжимая губ, Булькающие звуки доносились изнутри.
Кривляясь и вереща, мерзким оскалом на синем лице, мертвец медленно приближался к лежащему на полу Леонардо, который никак не мог прийти в себя после удара о стену.
Донателло хотел его остановить. Превозмогая отвращение, обхватил его сзади за плечи. Но мертвец легко освободился, ударил и черепашка кубарем отлетел к стене.
Толпа мертвецов, которая медленно подползала сзади, отозвалась гнусным ободряющим рычанием.
Леонардо понял, что сейчас ему придётся расплатиться за легкомыслие – на него надвигался ужасный мертвец. Лео чётко видел его зубы, когда тот открывал рот. Они были отвратительными; жёлтыми, съеденными.
Рафаэль размахнулся длинной прочной палкой и нанёс сильный удар в плечо мертвецу. Тот пошатнулся и упал на пол, но тут же попытался подняться.
Рафаэль ударил его ногой в живот. Мертвец откинулся на спину. Тогда Рафаэль стал наносить удар за ударом, не давая этому страшному существу подняться на ноги.
Но мертвец не собирался сдаваться. С трудом он всё-таки сумел встать на четвереньки. В это мгновение Микеланджело подскочил к нему и страшным ударом отсёк голову. Та с гулким стуком покатилась по коридору.
Толпа мертвецов отозвалась рыком ненависти.
– Отомстить!!! – завизжал какой-то рыцарь в полу развалившихся доспехах.
– Спасибо вам! – тяжело дыша, поблагодарил друзей испуганный Леонардо.
– Будет тебе, – Микеланджело уводил друзей в глубь коридора. – Идём!
Сзади раздавался жуткий визг, клекотание, вопли и рёв. Казалось, что стены замка ходят ходуном. За ними гнался целый полк, легион отвратительных тварей. Это была вонючая стая, которая орала и билась, вырвавшись из-под земли, пытаясь уничтожить, разорвать все живое на части.
Черепашки быстро уходили по коридору, с опаской выглядывая из-за каждого угла и оглядываясь назад.
У них за спиной раздавался дикий хохот, стук костей и клацанье зубов. Их догоняли.
Черепашки остановились и изготовились к бою. Около них копошилось, извивалось, судорожно дёргалось страшное полусгнившее существо, которое даже человеческим трупом назвать было тяжело. Остатки плоти колыхались на костях, свешиваясь, черви выпадали из глазниц. Чёрный язык жуткого существа облизывал высохшие остатки губ.
Леонардо, запыхавшись, продолжал бежать вперёд. Он был настолько возбуждён, что не сразу заметил, что друзей рядом нет, что он остался совершенно один посреди мрачного коридора.
– Ой! – до него неожиданно дошёл весь ужас положения. – Ребята! – неуверенным голосом позвал Леонардо. – Вы где?!
Но до него докатилось только эхо далёкого хохота. «Неужели я остался один, среди этих жутких тварей?! – пронеслись в его голове чудовищные предположения. – Неужели мои верные друзья погибли?! И во всём этом виноват только я один! Нет, я этого не выдержу! У меня будет разрыв сердца!»
В отчаянии Леонардо подошёл к окну и посмотрел во тьму.
Вдруг за окном поднялся странный вихрь. Оконная рама развалилась на несколько кусков, и стекло посыпалось к ногам черепашки. От неожиданности тот вскрикнул и бросился бежать по коридору.
– Донателло! Микеланджело! Рафаэль! – отчаянно звал он друзей.
Пробегая мимо одной из комнат, Леонардо показалось, что кто-то мелькнул за открытой дверью.
Он остановился и подошёл к двери.
– Ребята? – вопросительно произнёс Лео. – Вы здесь?
В ответ он услышал только неразборчивое бормотание, похожее одновременно и на голос Микеланджело, и на голос Рафаэля.
– Что? Я не разобрал! – радостно воскликнул он, и смело вошёл в комнату. – А Донателло с вами?
Но, как ни странно, в комнате никого не оказалось. Всё было тихо, в окно мирно лился яркий свет луны, хорошо освещая помещение.
– Ребята! Эй! – растерянно звал Леонардо, бродя взад и вперёд по комнате.
Он заглядывал под мебель, проверял каждый угол.
Вдруг ему показалось, что за тяжёлой блестящей шторой, закрывавшей потайную нишу, кто-то стоит. Он быстро подошёл к ней и одёрнул полотно.
Но там было пусто.
И в этот момент чья-то рука легла ему на плечо. Леонардо испуганно обернулся. Вторая рука со страшными длинными ногтями впилась ему в лицо, нанося сразу четыре длинных кровоточащих разреза. Он закричал.
Зловещий мертвец обхватил ногами Леонардо и повис на нём, скрежеща зубами. Его глаза были безумными от злобы. Он впился в черепашку ногтями, рвал панцирь, пытаясь впиться в горло. Леонардо вырывался, силясь сбросить с себя мертвеца, он не удержался на ногах и повалился на пол. Труп сильно ударился головой, и в этот момент черепашке удалось вырваться. Лео бросился к открытой двери.
Но мертвец подскочил и вцепился в горло черепашки. Леонардо захрипел, задыхаясь.
Раздалось удовлетворённое» хихиканье:
– Постой! Куда же ты так торопишься? Пошли вместе…
Мертвец держал горло Леонардо мёртвой хваткой. Он подволок черепашку к открытому окну и стал всё ниже и ниже перегибать его за подоконник.
Леонардо с ужасом увидел бездонную пропасть, которая разверзлась под ним. Он хрипел и бился, но никак не мог оторвать руки мертвеца от своего горла.
Чудовище все ниже перегибало его через карниз. Но Леонардо упёрся обеими руками в оконную раму и не давал сбросить себя.
Тогда мертвец сдавил двумя пальцами его горло, а освободившейся рукой достал из-за пояса черепашки остроотточенный кинжал, и, хихикая, занёс над головой Леонардо.
В этот момент Лео удалось выхватить короткий прямой меч и всадить его по самую рукоятку в тело мертвеца.
Чудовище пошатнулось и отпрянуло. Пальцы его ослабли и отпустили горло героя. Леонардо профессиональным движением выхватил из-за спины два острых меча с изогнутыми лезвиями и, орудуя ими как ножницами, перерубил труп пополам.
Мертвец задёргался в конвульсиях и замер, на этот раз навсегда.
Измученный смертельной схваткой, тяжело дыша, Леонардо, выглянул в коридор.
В это время мимо комнаты пробегали его друзья, пытаясь уйти от погони.
– О, слава Богу, ты жив! – радостно воскликнул Донателло.
ГЛАВА 10. ИГРА В КАРТЫ
Воспрянувшие друзья опять бросились бежать, пытаясь оторваться от преследователей. Вслед им нёсся зловещий хохот и вой:
– Вы будете такими же, как мы! Вы станете такими же, как мы! Вам не уйти от этого и не пытайтесь!
Внезапно Рафаэль, который бежал первым, стал, как вкопанный.
– Что случилось?! – прокричал запыхавшийся Микеланджело.
– Ничего особенного, – безразличным голосом ответил Рафаэль. – Просто бежать больше некуда!
Все прислушались. Впереди по коридору раздавались тяжёлые шаги и шарканье. Даже не видя приближавшихся чудовищ, черепашки ясно представили, как те тряслись от хохота, облизывая чёрные губы. Мертвецы жаждали только одного: как можно скорее расправиться с отважными черепашками. Это было их самое заветное желание, их самая страстная мечта, которую, не сомневались, скоро смогут исполнить.
И тогда в этом потревоженном царстве мёртвых снова наступит тишина и покой.

- Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов.
Ключевые слова страницы: Черепашки-ниндзя -. Черепашки-ниндзя против Зловещего Духа Мертвецов; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн