Родников Алексей Владимирович - Опасные морские животные 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев = 331.94 KB

- Без Автора - Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев => скачать бесплатно электронную книгу



scanned, spell-checked by super-puper@mail.ru, m_lenny@rambler.ru
«Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев»: Наука; Москва; 1974
Аннотация
Сборник содержит сказки, легенды и притчи современных ассирийцев – народа, возводящего себя к древним ассирийцам и ныне живущего в некоторых странах Ближнего Востока, а также в Советском Союзе. Книга рассчитана на взрослого читателя.
Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев
Посвящается светлой памяти матери – Хаммы Борисовны Матвеевой (Бар-Маттай).
Введение
Из истории ассирийского народа
Современные ассирийцы, известные в СССР также под названием «айсоры», считают себя потомками древних ассирийцев. Ниже мы сочли нужным привести некоторые факты из истории этого народа.
Последние годы Ассирии
Ассирия – одно из величайших государств древности, в эпоху своего расцвета оно простиралось от западных границ современного Ирана до Средиземного моря и Египта. История Ассирии и ассирийского народа насчитывает несколько тысячелетий, Многие страны, покоренные ассирийскими царями Тиглатпаласаром III (745 – 727), Салманасаром V (727 – 722), а также царями последней династии Саргонидов Саргоном II (722 – 705), Синахерибом (705 – 680), Асархаддоном (680 – 669 ) и Ашшурбанипалом (669 – 633), были намного больше самой Ассирии, расположенной первоначально на севере современного Ирака, а численность их населения во много раз превосходила численность ассирийцев. Эти огромные территории были заселены враждебными Ассирии народами, которые постоянно старались сбросить ассирийский гнет. Ослаблению ассирийской державы содействовали и внутренние силы, борьба за власть в царской семье.
Последний (и наименее изученный) период существования Ассирии знаменуется отделением Вавилона и вступлением на вавилонский престол бывшего наместника вавилонского приморья Набопаласара (626 – 604), назначенного туда ассирийским царем Синшарруишкуном.
Набопаласар вступил в союз с Мидией с целью разгрома Ассирии. Начиная с 626 г. Набопаласар медленно, но верно продвигался вперед, захватывая города и провинции Ассирии. Так, войска вавилонского царя захватили в 616 г. две ассирийские провинция – Хиндану и Суху на р. Евфрат. С июля по сентябрь 616 г. вавилоняне захватили ассирийские города Манэ, Балиху, Киблину, а население увели в плен.
Год спустя, весной 615 г., вавилонские войска предприняли новое наступление и захватили еще одну ассирийскую провинцию – Арапху. Центром ее был г. Ашшур – колыбель ассирийского народа.
Мидийские войска подошли к городу, когда тот был уже повержен. Здесь, у стен Ашшура, мидийцы и вавилоняне заключили военный союз против Ассирии; для скрепления этого альянса было решено поженить дочь Киаксара II – Амиитис и сына Набопаласара – Навуходоносора.
Заключив союз, обе армии двинулись на столицу Ассирии Ниневию, которую осаждали около двух лет.
При наступлении неприятеля на Ниневию ассирийский царь Синшарруишкун объявил войскам и жителям Ниневии стодневный пост, который должен был спасти ассирийское государство.
«И поверили ниневитяне богу: и объявили пост и оделись во вретища от большого до малого. Это слово дошло до царя Ниневии, – и он встал с кресла своего, и снял с себя царское облачение, и оделся во вретище, и сел на пепле. И повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его, чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище, и воды не пили».
Блокированные в городе ассирийцы (612 г.) не получали помощи ни войсками, ни продовольствием. Но это были лучшие войска, бежавшая ассирийская знать из других городов, понимавшая, что ее ждет в случае падения Ниневии: либо смерть, либо позорный плен. Поэтому сопротивление было упорным и отчаянным, как описано в книге пророка Наума: «Щит героев его (ассирийского царя. – К. М.) красен, воины его в одеждах багряных; огнем сверкают колесницы в день приготовления к бою, и лес копьев волнуется. По улицам несутся колесницы, гремят на площадях, блеск от них, как от огня; сверкают как молнии. Он вызывает храбрых своих, но они спотыкаются на ходу своем; поспешают на стены города, но осада уже устроена».
Как полагают специалисты, осаждавшие еще долго не смогли бы взять Ниневию, если бы не разрушили плотину на р. Хусур, протекавшей через город, и не направили бурный поток на стены города, высотой 30 и шириной 15 метров.
Мощный водный поток пробил огромную брешь в крепостной стене, куда и устремились неприятельские армии. Ворвавшись в город, они стали беспощадно уничтожать жителей Ниневии.
После падения Ниневии в 612 г. дядя последнего ассирийского царя Ашшурубаллит II увел часть войск и населения в г. Харран (северо-восток современной Турции). С 612 по 610 г., т. е. в течение двух лет, вавилонские войска завоевывали в Ассирии одну область за другой, подавляли народные выступления и продвигались к Харрану. Несмотря на военную помощь египетского фараона Нехо II, ассирийцы не решились оборонять г. Харран.
Позднее ассирийская армия отступила в провинцию Иссала (ныне деревушка Изла на юго-востоке Турции) на север от Харрана с намерением укрыться в союзническом Урарту. Но в это время мидийцы нанесли удар урартам и, разбив их, дошли до столицы Тушпы.
Часть ассирийской армии и следующий за ней обоз, а также ассирийское население окрестных деревень остались в горах Иссалу, другая же часть армии с египтянами перешла р. Евфрат и укрылась в крепости Кархемыш, где была окончательно разбита в 605 г.
Остатки египетской и ассирийской армий, выбравшиеся из объятого пламенем города, устремились на юг в Египет, а Навуходоносор двинулся за ними, намереваясь на их плечах ворваться и захватить Египет. Но, получив известие о смерти отца, Навуходоносор вынужден был вернуться в Вавилон в 604 г.
Судьбы ассирийского народа со времени падения Ассирии и до наших дней
В 605 г. до н. э. с Ассирией как с великой державой было покончено. Однако нужно отметить, что на территории собственно Ассирии (север Ирака) не раз создавались маленькие ассирийские государства-княжества. Конечно, эти государства-княжества ни в какой степени не могли сравниться с их предшественницей – властительницей мира.
В связи с этим хотелось бы привести высказывание академика Б. Тураева: «Ниневия и Ассирия не исчезли с лица земли, как это любят говорить, ссылаясь на поверхностные сообщения Ксенофонта, не упоминающего места Ниневии в Анабасисе. Ассирия, сохранив свое имя «Атурия», была персидской провинцией, а город Ниневия возник при римских императорах в виде военной колонии…».
Разрушение ассирийской державы не привело к полному уничтожению ассирийского народа, который отстоял в неравной борьбе свой национальный облик – язык, обычаи, культуру. Много лет спустя после падения Ниневии остатки ее населения вернулись и продолжали жить вокруг Ниневии, придерживаясь древних традиций и обычаев.
Упоминания об ассирийцах встречаются в древнеперсидских надписях. Так, об ассирийцах говорится в надписи, обнаруженной в Сузах, во дворце Дария I (521 – 486), где сообщается о строительстве дворца.
Геродот, посетивший Ассирию и Вавилонию приблизительно через 150 лет после разгрома Ассирии, писал о развитой торговле ее жителей вдоль рек-близнецов, Тигра и Евфрата.
Эти и другие данные дали основания известному советскому ассириологу И. М. Дьяконову сделать вывод о том, что «ассирийский народ, действительно, не был истреблен. В разрушенном Ашшуре и других городах продолжалась жизнь, еще многие столетия совершались культы ассирийских божеств; правда, вскоре ассирийский диалект аккадского был вытеснен здесь арамейским языком, уже в VIII – VII вв. бывшим, по-видимому, основным языком сельского населения Ассирии. Во всяком случае, все данные говорят о том, что мидяне не уничтожили, да и не намеревались уничтожать ассирийский народ, его широкие эксплуатируемые массы». После падения Ассирии в 605 г. до н. э. ассирийский народ поочередно покоряли монархи Мидии, Ново-Вавилонского царства, Ахемениды, Александр Македонский и его преемники, цари парфянской династии Аршакидов, и т. д. Каждый раз с падением одной династии появлялась надежда на освобождение, и каждый раз ассирийцам приходилось горько разочаровываться. Сменялись угнетатели, сменялись формы гнета, но само угнетение оставалось, хотя народ никогда не прекращал борьбы.
Одной из форм социального протеста против гнета стало христианство, которое ассирийцы принимают уже в I в. н. э., надеясь тем самым улучшить свое положение, так как оно обещало равенство и братство всем его принявшим.
Быстрое распространение христианства среди ассирийцев можно также объяснить большой веротерпимостью династии Аршакидов. Но с приходом к власти в Иране новой династии, Сасанидов (225 г. н. э.), начинается полоса непрекращающихся войн с Византией, которые продолжались в общей сложности около 400 лет. Борьба двух гигантов древности проходила не только на полях сражений, но и в области идеологии и религии. В Иране христиане стали подвергаться жестоким гонениям после того, как римский император Константин I объявил христианство государственной религией в начале IV в. н. э. Одновременно он объявил себя покровителем всех ассирийцев, проживающих в пределах Персидского царства. Это был дипломатический маневр со стороны Константина I, стремление посеять вражду между ассирийцами и персами, которая подтачивала бы основы соперничающего царства. Период относительной веротерпимости по отношению к ассирийцам в Персидском царстве сменяется погромами, грабежами и массовыми казнями. Персидские власти не поняли хитрости римского императора, не учли, что принадлежность к христианству не означает враждебности к государственной религии Ирана и к самому государству, где проживали ассирийцы.
Необходимо было отмежеваться от ортодоксального христианства, что и сделали ассирийцы во время Третьего Вселенского собора, состоявшегося 22 июня 431 г. в г. Эфесе. На соборе ассирийцы приняли сторону константинопольского патриарха Нестория, и с тех пор их стали называть несторианами.
Ассирийцы-несториане использовали свое влияние и образованность для распространения христианства не только в Персии, а позже в арабском халифате, но и в Средней Азии, Китае, Индии, Монголии и т. д. В Монголии в XII в. большое кереитское племя, насчитывавшее более 200 тыс. человек, приняло христианство.
Немного позже ассирийцы перевели на монгольский язык Ветхий и Новый завет.
Больших успехов ассирийцы достигли в распространении христианства в Китае, куда ассирийские несториане-миссионеры проникли в V и VI вв. н. э.
Завоеватели-монголы, заполнившие большую часть азиатских земель халифата, приняли ислам – религию основной массы покоренного населения – и обрушили репрессии на ассирийцев, преследуя их за принадлежность к христианству. Беспощадный завоеватель Тимур довершил начатое Хулагидами дело.
От резни спаслись три небольшие группы ассирийцев. Первой группе удалось бежать в Индию (Малабарское побережье), где она присоединилась к своим соплеменникам, проживавшим там с I в. н. э. Вторая группа перебралась на Кипр. Третья, наиболее многочисленная, вместе с патриархом укрылась в горах Курдистана.
В 1445 г. при папе Евгении IV католикам удалось присоединить к римской церкви ассирийцев-несториан Кипра. В 1532 г. ассирийским патриархом был избран Шлимун Бар-Маму. Но часть ассирийцев не признала его назначение законным и избрала на этот пост сторонника Рима Юханнана Сулаку – настоятеля монастыря Раббан Хормузд («монах Хормузд»), находящегося северо-восточнее Мосула. Римский папа Юлий III утвердил его в этом сане.
Так было положено начало религиозному расколу среди ассирийцев. Спор между сторонниками ассирийского патриарха и сторонниками римской католической церкви продолжался до конца XVII в., когда патриарх Мар-Шимун удалился в горы Курдистана, где стал главой горцев-ассирийцев. На рубеже XVI – XVII вв. резиденцией ассирийских патриархов было избрано село Кочанис («святое место»), находившееся в Ванском вилайете Османской империи. С этого времени ассирийцы, присоединившиеся к католической церкви, стали называться ассиро-халдеями во главе с патриархом Вавилона.
В XIX в. несколько сотен ассирийцев переселилось в пределы Закавказья.
В период первой мировой войны (1914 – 1918 гг.) ассирийцы, наряду с армянами, подверглись геноциду со стороны османских правителей и курдских феодалов. Было уничтожено более 500 тыс. ассирийцев из 940 тыс. Оставшиеся в живых были рассеяны по странам Ближнего и Среднего Востока, Европы, Америки, Австралии. Общая численность ассирийцев в наши дни более 1,5 млн. человек. Они проживают в Ираке (850 тыс.), Иране (250 тыс.), в других ближневосточных странах (около 460 тыс.), Латинской Америке (около 50 тыс.), США (более 130 тыс.), СССР (24 тыс.).
В странах Востока основным занятием ассирийцев является сельское хозяйство. В странах Европы и Америки они проживают в основном в городах. Среди них много квалифицированных рабочих, инженеров, врачей, учителей и т. д.
Когда ассирийцы – участники восстания против турецкого гнета – попали в Советскую Россию, то советское государство проявило огромную заботу о них. Были созданы колхозы – четыре в Армении (Шахрияр, Койласар, Арзни, Верхний Двин), два в Грузии (Дзвели Канда, Васильевка), два в Азербайджане (Ханлар, Шамхор) и один в Краснодарском крае (Урмия). В Армении в школах ассирийских колхозов обучение ведется на ассирийском языке. С 1919 г. в СССР было издано около 400 книг и учебников на ассирийском языке и более двухсот статей на русском языке по истории, этнографии, языку и литературе ассирийцев.
В годы Великой Отечественной войны ассирийцы проявили себя горячими патриотами Советской Родины. Трое из них стали генералами, несколько человек – Героями Советского Союза.
Значительных успехов достигли ассирийцы Иракской Республики после прихода к власти прогрессивного крыла партии БААС 17 июля 1968 г. Специальными декретами Иракского правительства ассирийскому патриарху Ишаю Мар-Шимуну было возвращено иракское гражданство, были открыты начальные и средние школы с преподаванием на ассирийском языке, открыто ассирийское отделение на факультете искусств Багдадского университета, начаты радио– и телепередачи на ассирийском языке, открыта Ассирийская академия наук. Ассирийская академия наук издает свой журнал «Кинара» («Лира»). В нем, а также в журналах, издающихся в различных странах ассирийскими общинами, публикуются материалы по фольклору.
Современный ассирийский язык
Современный ассирийский язык является потомком древнего языка, сложившегося на основе двух языковых субстратов – древнего арамейского и ассирийского диалекта аккадского языка. Ассирийский диалект аккадского языка был на протяжении тысячелетий языком народных масс и государственным языком Ассирии. Однако из-за угона огромного количества пленных арамейцев в Ассирию арамейский элемент стал главенствующим в стране. В связи с этим язык пленных арамейцев, а также других арамейских племен, селившихся добровольно в Ассирии, постепенно смешался с ассирийским языком и приблизительно за сто лет до падения Ассирии мирно вошел в речь ассирийцев. Арамейский язык знали все: не только простой народ, но и дворяне, жречество, военачальники.
Лексика современного ассирийского языка изобилует ассиро-вавилонскими лексическими понятиями. Например: нуна – рыба; аккара – земледелец; зуза – монета; сикта – кол, колышек; хувва – змея; гуда – стена, группа; мата – деревня; атра – родина, страна; призла – железо; заммара – музыкант, певец; бтулта – дева; салма – изображение; гаддиша – стог; хбака – обнимать; хшала – колотить; чакки – оружие.
В древности арамейский язык делился на два больших диалекта – западный, державы Ахеменидов, и восточный – язык ассирийских народных масс Месопотамии. В раннем средневековье сложился третий арамейский диалект – эдесский, известный больше как классический сирийский язык, который был литературным языком для западных, восточных ассирийцев, а также всех тех, кто проживал в районе Эдессы (ныне Урфа, Турция). Причем для ассирийцев Эдессы он был и разговорным языком, тогда как западные и восточные ассирийцы говорили на диалектах. Западный диалект арамейского и его носители сохранились в трех селениях в Сирии, на северо-западе от Дамаска: Малула, Бахха и Джуб-Аддин, а также у ассирийцев в западных городах Иордании и Израиля. К восточным диалектам относятся:
– тур-абдинский диалект, на котором говорят ассирийцы-яковиты, проживающие в Сирии, Ираке, Ливане и в основном в Турции (вилайеты Урфа, Мардин, Диарбакыр и далее до границ Ирака);
– урмийская группа (Иран);
– северная группа: на северо-западе от оз. Урмия, Кочанис, Гавар, юг оз. Ван;
– группа аширетов: Верхний и Нижний Тияри, Тхума, Джилу, Диз, Таль, Баз, Валто, Мар-Бишу, Шамиздин, Тергавар;
– южная группа: мосульский диалект.
Современный ассирийский язык известен как новосирийский, арамейский, айсорский. Однако мы считаем правильным придерживаться, как и Г. Арсанис, К. Церетели, А. Орахам и др., термина «современный ассирийский язык», так как на нем говорят потомки древних ассирийцев.
Современный ассирийский литературный язык сложился к 40-м годам XIX столетия. В его основу легли урмийский диалект и лексика из других ассирийских диалектов. На нем велось преподавание в национальных школах, издавалась художественная, религиозная и учебная литература, а также периодика. На литературном ассирийском языке за рубежом выходили журналы «Зарыры д бара» («Лучи света»), «Кала д шрара» («Голос истины»), «Урми ортодоксета» («Православная Урмия»), «Кохва» («Звезда»).
На современных диалектах издана большая литература, с которой читатель может познакомиться в работах Г. Арсаниса и К. Церетели.
У современных ассирийцев существуют три алфавита: эстрангело (для заглавных букв), несторианский (для современного литературного языка) и серто, на котором пишут ассирийцы-яковиты. В несторианском алфавите пишут справа налево. В нем 22 согласные и 7 производных: в, г, дж, х, ч, ф. Гласные отсутствуют. Вместо них употребляются огласовки, которые пишутся над и под буквами. Все буквы соединяются друг с другом, за исключением а, д, х, в, э, с (садэ), р, которые соединяются только справа.
С 1923 по 1939 г. в нашей стране издавалась газета «Звезда Востока» на ассирийском языке. Тогда же были изданы многочисленные учебные пособия: «Родная речь» (М., 1932), «Учебник для ассирийских школ» (М., 1932), «Учебник по обществоведению» (М., 1934), «Грамматика ассирийского языка» (М., 1935), «Грамматика для взрослых» (М., 1935), «Хрестоматия по литературе для ассирийских школ», ч. 4 (М., 1933) и др. После войны проф. К. Церетели издал ряд научных трудов и учебных пособий по ассирийскому языку.
О составе сборника
Цель настоящего сборника – познакомить советских читателей с устным народным творчеством ассирийцев.
В сборник включены ассирийские сказки, опубликованные в России в XIX в., но в настоящее время недоступные широкому читателю, а также сказки, изданные в разные годы во Франции и Германии, в Иране и в Советском Союзе.
В России ассирийские сказки вышли впервые на русском языке в 1884 г. Это сказки «Лиса и волк» и «Лиса, удод, петух и аист», которые П. Эйвазов, учитель-ассириец из Армении, поместил в своей статье «Некоторые сведения о селе Койласар и об айсорах», напечатанной в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа».
Десять лет спустя П. Эйвазов собрал среди ассирийцев Армении еще 15 сказок. Он их назвал «Айсорскими сказками» и опубликовал в том же сборнике.
Сказкам П. Эйвазов предпослал историко-этнографический очерк, где дается краткая история ассирийцев, говорится об их религии, происхождении и кратко характеризуется фольклор.
Все сказки, собранные П. Эйвазовым, мы включили в нашу коллекцию. Язык русского перевода этих сказок несколько устарел, но мы смогли обработать их лишь частично ввиду отсутствия ассирийского оригинала.
Следующая крупная публикация ассирийских сказок (десять текстов) в России относится к 1894 г. Это коллекция А. Калашева – на ассирийском языке в русской транскрипции, с дословным и литературным переводом. Сказкам предшествует историко-этнографическая, лингвистическая заметка, написанная составителем, и предисловие ученого-кавказоведа Л. Лопатинского, где дается подробный сопоставительный анализ сказок ассирийцев со сказками народов Кавказа.
А. Калашев – ассириец, выходец из Закавказья, был учителем Елисаветпольского Михайловского ремесленного училища, известен также как составитель «Русско-айсорского и айсорско-русского словаря». Сказки и словарь опубликованы в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа».
Публикация сказок А. Калашева, названная им «Айсорские тексты», преследует лингвистические цели. Язык русского перевода ныне устарел, и мы были вынуждены литературно обработать тексты в соответствии с оригиналом.
Большой интерес представляют предания ассирийцев, собранные известным исследователем истории и этнографии ассирийцев проф. Е. Лалаяном. В 1913 г. Е. Лалаян издал свое исследование на армянском языке в журнале «Ацгагцакан Хандис». Затем в 1914 г. сам перевел его на русский язык и поместил в «Записках Кавказского отдела Императорского Русского географического общества».
Проф. Е. Лалаян назвал свою работу «Айсоры Ванского вилайета». Предания, записанные Е. Лалаяном, в Европе не издавались.
В 1950 г. в Ленинграде был издан сборник ассирийских сказок на русском языке «Охотник Харибу. Восточные сказки». Собрал их и записал А. Бриндаров. Собиратель этих сказок, ассириец, выходец из Армении, ныне работает главным художником-реставратором Русского музея в Ленинграде.
Сказки коллекции А. Бриндарова вышли небольшим тиражом и стали в наши дни библиографической редкостью, поэтому мы решили их включить в настоящий сборник.
В 1958 г. в Советском Союзе появилась «Хрестоматия современного ассирийского языка», составленная известным исследователем ассирийского языка проф. К. Церетели.
В предлагаемом сборнике помещена переведенная нами значительная часть материала из «Хрестоматии».
В 1963 г. Издательство восточной литературы выпустило сборник «Семитские языки», куда вошли две ассирийские сказки – «Дочь царя» и «Иосиф». Документальную запись сделал проф. К. Церетели у ассирийки Иозаль Шимоновой, уроженки села Хину Ванского вилайета в Турции, проживающей сейчас в Тбилиси.
Сказку «Иосиф» мы намеренно не поместили в наш сборник, так как она является переложением всем известного библейского сказания об Иосифе, о его пребывании в Египте.
В 1965 г. проф. К. Церетели опубликовал первый том образцов речи ассирийцев, куда вошли 24 сказки, басни, бытовые рассказы на урмийском диалекте ассирийцев.
Сказки приведены в латинской транскрипции в сопровождении дословного русского перевода. Исследователь записал этот фольклорный материал у ассирийцев – выходцев из провинции Урмия (ныне Резайе) в Иране, проживающих в наши дни в Тбилиси и в селе Дзвели Канда Мхетского района в Грузии.
В наш сборник включены 20 сказок из коллекции проф. К. Церетели.
В 1960 г. советский читатель познакомился с книгой образцов ассирийского фольклора «От Ахикара до Джано». Книга представляет собой перевод текстов, изданных крупнейшим немецким семитологом проф. М. Лидзбарским на основе фольклорного материала, собранного среди ассирийцев известным немецким ученым-семитологом проф. Э. Захау в 80-х годах прошлого века во время его научной командировки в Сирию и Месопотамию. Из этого сборника мы взяли значительную часть фольклорного материала.
Из иностранных публикаций ассирийских сказок можно отметить сборник проф. А. Зоцина, опубликованный им в 1882 г.
Это довольно большая коллекция фольклорного материала – 22 сказки на урмийском диалекте, одна сказка на сипурганском, одна сказка на диалекте Джилу и одна на алкошском.
Для нашего сборника мы перевели три сказки с урмийского диалекта и одну с сипурганского.
Переведены также все сказки ассирийцев Ирака, собранные Э. Захау, но не включенные в коллекцию М. Лидзбарского и изданные вместе с исследованием диалекта феллихи, более известного в науке и среди ассирийцев как алкошский диалект.
В наш сборник вошли также ассирийские сказки, записанные французским фольклористом Ф. Маклэ у ассирийца, выходца из Урмии, проживавшего в Европе.
К переводам из европейских публикаций относятся сказки Д. Шахбаза – ассирийца, родившегося в 1875 г. в г. Вазирабад урмийской провинции Ирана. Д. Шахбаз учился в университетах Киля и Берлина. Сказки приведены на урмийском диалекте современного ассирийского языка.
Мы отразили и фольклор ассирийцев из села Малула недалеко от Дамаска в Сирии (западный диалект современного ассирийского языка). Фольклор западных ассирийцев почти не изучен и на русский язык не переводился. Как образец включены две сказки, записанные у ассирийцев и опубликованные немецким проф. Г. Бергштрессером.
Другая часть сказок переведена нами из учебника «Родная речь» (№ 2 – 5), изданного на ассирийском языке в Тегеране. Автор учебника К. Беньямин – преподаватель ассирийского языка. Он собирал сказки в течение нескольких лет среди ассирийцев Ирана для учебных целей.
Сказки К. Беньямина публикуются впервые на русском языке. В наш сборник включены также несколько сказок из грамматики ассирийского языка, опубликованной в Тегеране в 1969 г. Н. Симуну и К. Беньямином.
В сборник вошло несколько сказок, записанных нами у ассирийцев Советского Союза: сказка «Ох, хаса!» – у Фарзе Сааковой (90 лет), уроженки Гавар (Турция), ныне проживающей в Москве; «Дедушка Хнанышу» и «Шидда» – у Г. В. Арсаниса, выходца из Ирана, сейчас преподавателя персидского языка одного из московских вузов. Эти сказки Г. В. Арсанис слышал от своего отца, известного ассирийского писателя Беньямина Арсаниса (1882 – 1957 гг.).
Вы познакомитесь со сказкой «Юханнан, вставай, пойдем!», изданной на ассирийском языке Беньямином Арсанисом в Иране в 1953 г., а также со сказкой «Былинка, блоха и ком земли», которую Г. В. Арсанис приводит в качестве образца современного литературного ассирийского языка в своей работе «Современный ассирийский язык».
Наряду со сказками ассирийцев мы поместили несколько сказок ассирийских евреев, живущих с незапамятных времен среди ассирийцев, говорящих на одном из диалектов современного ассирийского языка и усвоивших ассирийские традиции и обычаи.
В 1894 г. известный русский кавказовед Л. Лопатинский опубликовал в «Сборнике материалов для описания местностей и племен Кавказа» три сказки: «Судьба грешной души», «Божья помощь» и «Божье наказание». Первая записана у раввина Едигии Бен-Ина, а две другие – у жителя Урмии Измаила Сулейман-оглы.
Литературный перевод сказок несколько устарел, и составителю настоящего сборника пришлось заново переработать их в соответствии с оригиналом.
В качестве образцов диалектных текстов несколько сказок заимствованы из книги И. Гарбелл (см. библиографию).
Для тех, кто желает продолжить свои изыскания в области ассирийской сказки или расширить знания по этому вопросу, мы рекомендуем прочитать ряд других европейских изданий ассирийских сказок, включенных в нашу библиографию.
Пользуясь случаем, автор сборника приносит сердечную благодарность д-ру филол. наук К. К. Курдоеву, д-ру филол. наук И. Г. Левину, д-ру филол. наук М. Б. Руденко и Л. Л. Шеху за помощь и ценные замечания при составлении сборника.
В заключение мы выражаем надежду, что сказки нашего сборника найдут поклонников устного народного творчества ассирийцев и послужат стимулом к всестороннему и глубокому изучению фольклора этого народа.
К. Матвеев (Бар-Маттай)
Юханнан, вставай, пойдем!
Жили-были муж и жена. Мужа звали Юханнан, а жену Марьям. Это были богатые люди, но богатство свое они нажили нечестно. Они заставляли работать на себя бедных людей, а за работу им не платили. Они были очень жадными и ничем не делились с другими. Но, несмотря на это, супруги считали себя самыми честными людьми среди ассирийцев и хотели, чтобы люди уважали их, прославляли и поклонялись им, как древним ассирийским царям.
И была у них только одна забота – не радовались они своему положению. При одном упоминании о смерти сердце у них разрывалось на части. Когда они слышали голоса плачущих и причитающих по умершим, то дрожали так сильно, что сгибались до земли. Так велик был их страх перед смертью.
Они часто спасались от страха в топких болотах, в дремучих лесах и, проголодавшись, возвращались в свой дом. Призрак смерти не оставлял их ни на минуту. Люди продолжали умирать, и их продолжали оплакивать, а Юханнан и Марьям говорили: «И нужно было всевышнему создать эту страшную смерть?»
Однажды в дни траура у соседей Марьям говорит мужу: «Ума не приложу, что нам делать? Придумай какой-нибудь способ для нашего спасения, я не могу здесь больше оставаться. Мне кусок не лезет в рот. Когда я слышу причитания и рыдания над покойником, я сама умираю от страха. Пойдем по миру, может быть, мы найдем такую страну, где будем привольно жить и где я не буду слышать о смерти».
Вот какими были богачи в древние времена. Они не понимали смысла жизни, у них не было цели в жизни, они лишь удовлетворяли свои прихоти и страсти и угнетали народ. Они хотели найти другую страну, где бы они жили вечно, хотя ничего не сделали для того, чтобы стать бессмертными. Если они иногда и давали деньги священнослужителям, то только для того, чтобы достать крест из воды. Иногда богачи жертвовали немного денег на строительство церквей, но делали они это только из-за боязни, что бог накажет их за ложь, воровство, разврат и за притеснения своего народа, который жил в нищете и отсталости.
Люди эти были наказанием для народа. Но хорошо, что это происходило тысячелетия назад – в древние времена, а если бы это происходило сейчас, что бы мы делали, о всевышний!
Но вернемся к нашим богачам. Юханнан глубоко задумался над словами жены и сказал: «Ты как в душу мне смотрела. В самом деле, с божьей помощью отправимся бродить по миру, может быть, и найдем страну, где нет смерти». На другой день они продали дом, земли свои и, нагрузив семьдесят семь верблюдов золотом и драгоценностями, отправились на поиски счастливой страны.
Шли они, шли, не оглядывались, пересекали пустыни, моря, горы до тех пор, пока не дошли до голубых гор. На своем пути они встречали много городов и деревень, но, как только замечали кладбище, мчались прочь, как теленок, ужаленный оводом.
Наконец, пройдя огромное расстояние, после долгих испытаний достигли они одной страны. Обошли они все окрестности, но нигде не увидели кладбищ и не встретили ни одной похоронной процессии. Остановились они перед воротами большого города, но и здесь не было слышно траурных песен и причитаний по умершим. И решили они тогда спросить одного почтенного человека: «О уважаемый человек! Будь так любезен, скажи нам, где у вас кладбище?» Почтенный человек очень удивился и ответил: «Что? Кладбище? А что это такое? Мне кажется, что вы появились в нашей стране из другого мира. Вы спрашиваете о таких вещах, о которых мы и не слышали».
«Но что ты говоришь, о человек? – снова заговорил Юханнан. – Почему в вашей стране люди не умирают? Не плачут по ним? Не хоронят их в землю? Мертвецы бывают очень страшными, глаза у них вылезают из орбит, зубы оскалены, и если даже гром грянет над головой, они все равно не проснутся». Этот почтенный человек еще больше удивился. «Нет, у нас нет таких страшных людей», – сказал он и пошел своей дорогой.
Муж и жена поглядели друг на друга: «Наконец мы достигли цели, нашли место для себя. В этой стране люди не умирают, и нам нечего бояться». Марьям подставила даже щеку для поцелуя, но Юханнан отвернулся. Он думал, что супруги не целуются в этой стране.
Вошли они в город, купили большой и красивый дом, стали петь и танцевать, как молодые. Очень скоро они забыли своих братьев-ассирийцев.
Так проходили дни и годы в наслаждениях, но им не давала покоя одна мысль. В этой стране они не встречали людей, которым было бы за сто лет. Куда исчезали все старики, если здесь не было кладбищ?
Однажды на одной свадьбе Юханнан громко спросил тех, кто постарше: «Скажите, уважаемые люди. В вашей стране нет смерти, но где же ваши старики, здесь ведь нет людей, которым больше ста лет?» Все громко засмеялись над его вопросом, засмеялась и невеста с завязанным ртом. Наконец один пожилой умный человек, которому не было еще семидесяти, ответил: «Дорогой гость, мы в самом деле не знаем, что такое смерть. Только иногда наши люди слышат голос из-за гор, говорящий: «Эй, человек, вставай, пойдем». Тогда этот человек встает и идет на зов этого голоса, а куда он идет, никто из нас не знает». «И это все?» – спросил Юханнан. «Да, это все», – ответил пожилой человек. И все продолжали петь и веселиться.
Юханнан вернулся домой радостный и рассказал все Марьям. «Как хорошо, – сказала жена, – пусть этот голос кричит себе, мы все равно не пойдем туда, куда он зовет, пусть себе воет за горами». «Ты права, жена. Танцуй, пой, пей вино, теперь-то уж мы не умрем». И они продолжали веселиться.
Прошло еще несколько лет, и однажды, когда Юханнану было почти сто лет, он услышал из-за гор голос, зовущий его: «Юханнан, вставай, пойдем!» Юханнан как был нагишом, босиком, так и пошел на зов этого голоса. «Ты куда? – закричала жена. – А как же я? Я останусь совсем одна, подумай обо мне, не ходи». «Не могу, – ответил Юханнан. – Огромная сила не дает остановиться, тащит меня». С этими словами он исчез навсегда.
И осталась Марьям одна-одинешенька, убитая горем, в чужой стране. Собрала все свое богатство и, сидя около него, стала вспоминать дорогие ее сердцу лица знакомых и родных, родники с ледяной водой, сады, яркое солнце, свадьбы в своей стране. Но она боялась смерти и из-за этого не хотела возвращаться на родину. Но вдруг она услышала голос, он раздавался издалека, затем становился все ближе и ближе. Она ужасно испугалась, стала прятаться в куче денег, плача и прижимая их к груди, стала просить у них защиты. Но все было напрасно. Голос продолжал звать ее: «Марьям! Вставай, пойдем, Марьям! Вставай, пойдем». Она пыталась бежать прочь, но голос из-за двери притягивал ее. Она едва держалась на ногах. «Я не пойду за этим проклятым голосом. Что будет с моим богатством?» – кричала она. Но голос своей силой как бы опутывал ее невидимыми цепями. Марьям снова бросалась к куче денег, прося у них защиты. Она даже спряталась в них, там она стала грызть и глотать драгоценные камни, но голос все звучал через закрытую дверь и притягивал ее к себе: «К тебе я обращаюсь! Вставай, пойдем!»
У Марьям уже не было больше сил сопротивляться, она поднялась и что было силы стала звать земляков, прося у них прощения за все зло, которое она им причинила. Но голос не дал ей договорить, он увлек ее за собой.
Так бесславно умерли Юханнан и Марьям, самые богатые люди среди ассирийцев. Они никогда не умерли бы в памяти народа, если бы не покинули свою страну, а свое богатство употребили бы на пользу народа.
Шидда
У ассирийцев есть поверье, что в каждом доме водится ведьма – шидда, но она вреда людям не приносит.
Однажды мой прадед поймал ведьму. Он воткнул иголку в ее платье, и ведьма тут же превратилась в женщину. Шидда стала послушной работницей, но все делала наоборот. Если ей прикажут принести воды, то она тут же унесет ее; если попросят подмести пол, то она насорит, а если скажут: «Приласкай детей», она побьет их. Поэтому мой прадед всегда говорил ей наоборот.
Долго и безропотно шидда служила в доме, потом дед отпустил ее на волю.
Былинка, блоха и ком земли
Хвала и слава богу! Было ли это, не было ли, жили-были былинка, ком земли и блоха. Однажды отправились они путешествовать. Белобородая былинка несла в руке длинный мундштук, уважаемый ком земли еле-еле передвигался от тяжести своего веса, а госпожа блоха несла на спине свой груз.
Долго ли, недолго ли шли они, приходилось им пересекать узкие ущелья, быстрые реки. Питались они тухлыми лягушками. Но не буду утруждать вас своим рассказом, скажу только, что после всех трудностей и превратностей благородные путники достигли маленького красивого озера, расположенного в плодородной и цветущей долине.
Место им это очень понравилось, и они решили сесть в тени дерева отдохнуть и подкрепиться.
Отдохнули они, поднялись и зашагали обратно – как в пословице говорится: «Везде хорошо, а дома лучше».
Не успели они пройти и четверти пути, как небо почернело, подул ветер и унес былинку. Хлынул дождь и размочил ком земли. А блоха стала смеяться. И хохотала она так, что внутри у нее что-то оборвалось.
Так бесславно закончилось их путешествие.
С неба упали три красных яблока: одно – сказителю, другое – слушателям, а третье – любителям сказок. Аминь.
Дедушка Хнанышу
В былые времена в горах Ассирии люди жили долго и не думали умирать. Старики были жизнерадостными, трудолюбивыми и храбрыми. Они весь день работали, но, несмотря на это, их никогда не покидала бодрость духа. Ассирийцы жили в отдельных княжествах. И разделяли эти княжества высокие горы и глубокие ущелья.
Вершины синих гор были покрыты снегами, а у подножий расстилались зеленые луга. Здесь паслись большие стада диких коз и баранов, за которыми охотились пантеры. Высоко в небе кружились царь-птицы – орлы и своими зоркими глазами выслеживали жертву. По ущельям текли бурные многоводные реки, ломая все на своем пути. Зима здесь была суровая, а лето прохладное; воздух был чист и прозрачен.
Люди жили подолгу, а когда наступала старость, они уже не могли работать. Силы их иссякали, но они не умирали. Душа их, казалось, ни за что не хотела расставаться с телом.
У ассирийцев-горцев в те времена был жестокий обычай, который и теперь остался в памяти глубоких стариков. Старший сын брал на плечи своего престарелого отца, подымался на высокую скалу, и оттуда старик сам прыгал в глубокую, темную пропасть, где покоились останки отцов и предков-горцев.
Горная деревушка Зуми в долине Галия д Марти, подобно гнезду ласточки, прилипла к подножию горы. Давным-давно в этой деревушке жил со своим сыном, внуками и правнуками древний старик по имени Хнанышу. Зимой он целый день грелся возле очага, а летом сидел на солнце. Вот уже седьмой год он не мог ничего делать. Жизнь у горцев была очень тяжелой, нельзя было держать лишнего едока. И естественно, близился день, когда дедушке Хнанышу надо было расстаться со своим родным очагом. Старший сын Овдышу все откладывал этот день, но его жена Шарби днем и ночью не давала ему покоя, прожужжала ему все уши, что ей надоело ухаживать за стариком, кормить, умывать и убирать за ним, и без конца говорила, что пора старику отправляться к своим предкам и что те ждут не дождутся его прихода.
Старшему сыну Овдышу волей-неволей пришлось подчиниться требованиям жены. Но все в деревне очень любили Хнанышу. Он знал и с мастерством рассказывал много сказок, рассказов и былин. Однако в последнее время ему было не до сказок. Он очень похудел, щеки и глаза ввалились, руки дрожали, и он совсем потерял аппетит. Он всю зиму лежал возле очага, а в теплое время сидел на солнце, никого и ничего не замечая, как будто спал.
Вот наступила весна. Как только солнце стало теплее пригревать и нежнее ласкать вершины гор, леса и долины, природа стряхнула с себя зимнюю шубу и надела наряд невесты-весны. Зажурчали ручьи, зазеленели луга, распустились почки на деревьях, в садах и лесах запели первые соловьи. Дикие пчелы закружились над горными цветами. И у людей на душе стало веселее и привольнее. Но только одно продолжало беспокоить их – судьба Хнанышу.
Все только и говорили о дедушке и жалели, что скоро придется проститься с ним. Он, чувствуя это, в тот последний день проснулся очень рано и попросил вынести его на солнце. Он долго сидел и глядел вдаль, никого не замечая, только губы его еле заметно шевелились. Видно было, что он читает молитву. Вскоре вокруг него собралось все население деревушки. Первой подошла младшая невестка. Она вымыла ему лицо и руки, причесала его, накормила и напоила. Затем подошел, переваливаясь, как старая курица, шамаша Курякус. Он, пыхтя, как котел, прочел на древнем ассирийском языке молитву и, благословив Хнанышу, отошел в сторону. После молитвы стали подходить прощаться с ним сначала родственники, а потом все жители деревни. Они целовали его седую голову и щекой дотрагивались до его щеки. Когда церемония была закончена, старший сын Овдышу ловко взвалил его на плечи и понес в последний путь. Тут все заплакали, закричали дети. Казалось, что над деревушкой нависла смертельная опасность.
Овдышу медленно пошел по направлению к чамчама. Ему нужно было подняться на гору по узкой тропинке, пройти сквозь небольшой дубовый лес, откуда примерно через один привал пути уже можно было видеть камень, на который необходимо было присесть на несколько минут, отдохнуть и сказать свое последнее «прощай». На расстоянии ста с лишним локтей высилась черная, угрюмая и голая скала – «скала смерти».
На нее нужно было взбираться по лестнице, высеченной в скале. На вершине скалы находилась площадка в три локтя ширины и пять локтей длины. Сын должен принести туда отца, поставить его на ноги, а сам, не дожидаясь, когда старик прыгнет в пропасть, уйти. Старик становился лицом к востоку, читал молитву, крестился, делал несколько шагов вперед и бросался вниз в бездонную чамчама, где исчезал на веки веков, а душа его улетала на седьмое небо.
Когда Овдышу присел отдохнуть и посадил рядом с собой отца, он вдруг услышал, что дедушка всхлипывает. Слезы, как весенний дождевой поток, катились по его щекам. Сын очень удивился. «Как же это так, – подумал он, – отец, который был героем нескольких войн, был лучшим и самым храбрым охотником на диких кабанов, пантер и медведей, отец, который прожил дольше всех, отец, которому надоело вести такую жизнь, – плачет!». «Отец, – спросил сын, – неужели ты испугался смерти?» Отец поднял голову, обнял сына и дрожащим голосом сказал: «Нет, сынок, не оттого я плачу, что мне жалко себя и что я боюсь смерти, а оттого, что мне жалко тебя». Сын удивился еще больше и сказал: «Отец, я совершенно здоров и еще хорошо себя чувствую и один на один могу идти на медведя, почему ты жалеешь меня?» «Мне жалко тебя потому, что когда-нибудь настанет день, когда ты состаришься и никому не будешь нужен, тогда твой сын возьмет тебя на плечи и понесет по этой тропе и бросит в пропасть. Вот поэтому-то я плачу, дорогой сынок».
Он вытер рукавом слезы и сказал: «Ну, а теперь пора в путь».
Услышав такие слова, Овдышу долго не мог прийти в себя. А когда он очнулся и взглянул на отца, ему стало так жалко старика, что, не дав ему вымолвить ни слова, он поднял его на руки и понес обратно в деревню.
Когда сын с отцом на руках показался в деревне, там еще все плакали и причитали. Все очень удивились и подумали, что случилась какая-нибудь беда. Тогда сын вышел вперед и все объяснил. Все решили, что надо оставить старика в покое и дать ему спокойно дожить свой век.
С этого дня Хнанышу повеселел и принялся снова рассказывать сказки и былины.
Так мудрый Хнанышу убедил своих земляков, что они несправедливо поступали со своими стариками.
Осел и соловей
Мудрецы рассказывают, что однажды осел услышал на заре пение соловья и был очарован его голосом. И спросил осел соловья: «Скажи мне, дружок, что ты сегодня ел, отчего у тебя такой прекрасный голос?»
«Мой завтрак состоял сегодня из росы и воздуха», – ответил соловей.
Осел, пожелав уподобиться соловью и обрести столь же сладкий и благозвучный голос, широко раскрыл свою пасть, чтобы в нее попало побольше росы и воздуха. От всякой другой пищи он отказывался. Так он и околел.
Мораль этой басни ясна: человек не должен стремиться к тому, что противоречит его природе.
Человек и лебедь
Сравнивая человека с лебедем, мы убеждаемся, что уделом сынов человеческих является горе.
Младенец при появлении на свет божий сильно плачет, лебедь же и в свой смертный час громко поет, доказывая тем самым свое презрение к горю.
Из этого сопоставления можно заключить, что незавидна участь сынов человеческих.
Ласка и напильник
Ласка проникла в лавку кузнеца и нашла там железный напильник. Она начала лизать его. Напильник поранил ей язык, и с него стала стекать кровь. Ласка обрадовалась, она подумала, что кровь течет из железа. И она так усердно лизала напильник, что в конце концов осталась без языка.
Мораль этой басни ясна: упрямцы упорствуют в своих заблуждениях до тех пор, пока не лишаются всего, что имеют.
Два петуха
Два петуха затеяли драку. Побежденный спрятался в укромном местечке, а победитель взлетел на высокую крышу и закукарекал во все горло, хвастаясь своей победой.
Гордеца заметил орел. Он камнем упал на крышу, ударил петуха крылом, схватил его и унес.
Эта басня учит скромности. Не следует слишком хвастаться своей силой и безудержно славить самого себя.
Голубка и вода
Голубка, страдая от жажды, летала в поисках воды. Вскоре она увидела нарисованный на стене таз с водой. Голубка быстро подлетела к нарисованному тазу и попыталась напиться из него. И она летала вокруг таза, пристально всматриваясь в рисунок и поминутно ударяясь о стену, до тех пор, пока не пала замертво.
Умирая, птица сказала: «Ну и попутала меня нечистая сила! Почему я не вспомнила о воде, которая находится в других водоемах и реках?»
Эта история учит нас, что нет пользы от поспешности и лишь предусмотрительность ведет к успеху.
Ворон и пастух
Как-то ворон увидел орла, унесшего из стада ягненка. И захотелось ворону уподобиться орлу.
Заметив жирного барана, ворон камнем упал на него и вонзил в его шерсть свои когти.
Но ворон не только не был в состоянии поднять барана в воздух, но не смог даже высвободить когти из его шерсти. Пернатого хищника настиг пастух, ударил палкой и убил.
Басня эта о людях, которые хотят во всем уподобиться тем, кто сильнее их. Такое стремление не только заставляет страдать, но и часто приводит к гибели.
Заяц и лиса
Заяц, испытывая сильную жажду, спустился в глубокий колодец, чтобы напиться воды. Напившись, он постарался выбраться из колодца, но не смог и сильно загоревал.
Пришла лиса, увидела зайца на дне колодца и сказала ему: «Ты, дружок, поступил безрассудно. Прежде чем спускаться в колодец, тебе следовало бы подумать, как ты будешь выбираться из него».
Мораль этой басни ясна: действуй всегда обдуманно, старайся предугадать последствия каждого своего шага.
Вол и львица
Вол, увидев спящего львенка, ударил его рогами, убил на месте и убежал. Львица, обнаружив своего детеныша мертвым, долго горевала, оплакивала его и проклинала вола.
Увидел львицу кабан и сказал ей: «А подумала ли ты, сколько других матерей плакали бы подобно тебе, если бы твой детеныш вырос и, превратившись в льва, убивал бы и пожирал других животных?»
Людям свойственно не замечать дурных черт в себе, зато они охотно упрекают во всем дурном других.
Три змеи
Некто увидел двух ожесточенно сражавшихся змей. Наблюдая за ними издали, он заметил, что к месту сражения, готовясь ввязаться в драку, ползет третья.
«Видно, эта змея такая же, как те две. Иначе зачем бы она приползла сюда?» – подумал человек.
Дурной человек всегда ищет компанию себе подобных.
Навозный жук и пчела
Навозный жук увидел как-то пчелу, приносящую мед. И попросил он эту пчелу взять его в помощники. Пчела согласилась. Но когда она увидела, что навозный жук не приносит меда, она ужалила его и убила.
Умирая, навозный жук сказал: «И поделом мне! Я справедливо наказан, так как не надо было браться не за свое дело. Если я не даю меда, мне не следовало бы даже приближаться к улью».
Мораль этой басни ясна: не берись за дело, в котором ты не можешь быть полезен.
Пастух и волк
Пастух увидел волка, который ворвался в стадо и растерзал много овец. Зверь был очень силен, и собаки не могли с ним справиться. Некоторое время спустя пастух поймал этого волка в капкан и натравил на него собак. Пока собаки терзали хищника, пастух приговаривал: «О злейший из зверей! Куда девалась твоя сила, которой ты обладал недавно? Ты даже не можешь противостоять собакам».
Мораль этой басни ясна: каждый силен в своем деле лишь при определенных обстоятельствах.
Две молитвы
У пастуха потерялась овца. Он помолился богу и дал обет, что если найдет овцу, то принесет ее в жертву.
Отправился он на поиски и нашел в поле обглоданные кости – овцу сожрал лев. Увидев это, пастух обратил свой взор к небу и сказал: «О боже, я принесу тебе в жертву другую овцу, если только спасу свою жизнь от когтей этого льва!»
Человек готов отдать все, только бы избавиться от смертельной опасности.
Лев и быки
Лев воевал с двумя быками. Но так как они действовали сообща, он всюду натыкался на их рога и никак не мог одолеть своих противников.
И решил лев действовать хитростью. Приблизившись к одному из быков, он шепнул, что не сделает ему ничего дурного, если тот не будет защищать своего товарища.
Бык поверил обещанию льва, и тот расправился с быками поодиночке: сперва с одним, а затем с другим.
Если страны действуют в согласии, никто не посмеет на них напасть. Если же они враждуют между собой, то неизбежно будут покорены и уничтожены.
Олень и охотники
Однажды олень захотел пить. Он спустился к источнику, чтобы напиться. В воде он увидел свое отражение. Очень его огорчило, что у него такие худые и некрасивые ноги, но зато очень обрадовался тому, что у него большие и ветвистые рога.
Внезапно на оленя напали охотники. Он бросился бежать. Пока олень мчался по ровному полю, охотники не могли настичь его. Однако, свернув в лесную чащу, он запутался рогами в густых ветвях деревьев. Охотники настигли оленя и убили его.
Умирая, он сказал: «О, горе мне, глупому! Я сокрушался, что у меня худые и некрасивые ноги, а они сохраняли мне жизнь. Рога же, которыми я так гордился, погубили меня».
Эта история учит нас, что достойно похвалы не то, что кажется красивым, а то, что выручает нас в трудную минуту жизни.
Собака и кузнец
У кузнеца была собака, которая имела обыкновение спать, когда кузнец работал, но сразу просыпалась, когда ее хозяин подходил к столу обедать или ужинать. Тогда она тоже подходила к столу. Заметив это, хозяин сказал ей: «Ах ты дрянная собака! Почему стук моей кувалды, сотрясающий землю, не будит тебя, а легкий стук ложки о тарелку сразу поднимает тебя с места и заставляет прыгать вокруг стола?»
Есть немало людей, уши которых чутко улавливают лишь то, что может быть им полезно. Но они совершенно глухи, когда речь идет о том, чтобы сделать что-либо полезное для других.
Лиса и лев
Лиса, увидев льва, попавшего в ловушку, приблизилась к нему и начала громко ругать его. И сказал ей лев: «Ты бы никогда не осмелилась поносить меня, если бы я не оказался в столь бедственном положении».
Ничтожные всегда рады поносить великих мира сего, когда те попадают в беду.
Собаки и львиная шкура
Собаки нашли шкуру льва. С яростью набросились они на нее и разорвали в клочья. Увидела это лиса и сказала: «Будь это живой лев, вы бы на себе почувствовали, что его когти гораздо сильнее ваших зубов».
Эта басня относится к тем, кто всегда рад выказать презрение к большим людям, когда эти люди теряют свою былую силу.
Больной олень
Один олень заболел и свалился с горы в долину. Но братья не оставили больного в беде и часто навещали его. Однако при этом они лакомились травой, которая росла в долине.
Когда олень выздоровел и встал на ноги, он вскоре подох от голода.
Не ясно ли, что многие соболезнующие приносят больше вреда, чем пользы, тем, кому они выражают свое сочувствие?
Упрек не ко времени
Один юноша далеко заплыл и начал тонуть. Чувствуя, что силы покидают его, он стал звать на помощь путника, шедшего по берегу реки. Но, вместо того чтобы помочь утопающему, тот начал упрекать юношу: «Если не умеешь плавать, зачем ты лезешь в воду?»
Юноша ему ответил: «Сначала помоги мне, а уж потом будешь читать нравоучения».
Несвоевременно поучать человека, попавшего в беду, – прежде всего надо помочь ему.
Охотник и собака
Охотник встретил собаку, потерявшую своего хозяина и блуждавшую по полю. Он стал бросать ей большие куски хлеба, вместо того чтобы отвести к хозяину.
И сказала собака охотнику: «Уходи от меня, твоя чрезмерная заботливость меня пугает».
Давно замечено, что люди, заботливые сверх меры, всегда вызывают к себе недоверие.
Зайцы и лисицы
Зайцы, воевавшие с орлами, позвали к себе на помощь лисиц. Лисицы им ответили: «Если бы мы не знали, кто вы такие и с кем воюете, то охотно пришли бы вам на помощь. Но помогать зайцам в войне против орлов – это явное безрассудство».
Вывод из басни таков: не должно вступать в единоборство с тем, кого не одолеть.
Лев и мышь
Когда солнце стало сильно припекать, лев вошел в пещеру, чтобы отдохнуть в тени. Он лежал, растянувшись на земле, а через него перепрыгнула мышь.
И встал лев, весьма огорченный этим происшествием, и боязливо оглянулся по сторонам.
Увидела льва лиса и стала над ним потешаться. Но лев ей сказал: «Не мыши я испугался. Мне невыносима мысль, что слабая мышь смогла перепрыгнуть через меня – царя зверей!»
Насмешки и оскорбления для сильных и знатных подчас горше смерти.
Охотники, лев и мышь
Охотники поймали в сети льва. Пришла мышь, разгрызла узлы, лев освободился от пут и таким образом спасся.
«Никого не следует презирать и никогда нельзя терять надежду. Я, могучий лев, остался в живых только благодаря крохотной и слабой мыши», – подумал лев.
Мораль отсюда такова: большие люди часто выпутываются из беды только благодаря помощи маленьких и незаметных людей.
Лев и вол
Лев хотел полакомиться воловьим мясом, но никак не мог одолеть вола.
Тогда пустился он на хитрость – пригласил вола к себе на обед и сказал ему: «Я зарезал овцу, приходи, пообедаем вместе».
Вол поверил и пришел. Но, заметив огромные вязанки дров и большие чугунные котлы, он повернул обратно.
Увидев, что вол поспешно удаляется, лев спросил его: «Почему ты уходишь?»
«Из всего, что я увидел, ясно, что ты собираешься зажарить не овцу, а вола», – ответил вол.
Мораль этой басни ясна: никогда не следует доверять своему врагу.
Охотник и куропатка
Охотник поймал куропатку. Он хотел убить ее, но она умоляла отпустить ее на волю.
«Если ты меня оставишь в живых, я заманю в твои сети много-много куропаток», – сказала она.
Охотник уже собрался было отпустить куропатку, но, услышав такие речи, разозлился и убил ее.
Отдаляй от себя всякого, кто готов, угождая тебе, причинить зло своему товарищу.
Человек и курица
У одного человека была курица, которая каждый день несла золотые яйца. Но хозяин был очень жаден; ему было мало этого. Как-то раз он схватил курицу и зарезал ее: он думал, что внутри найдет клад. Но он просчитался: там оказались одни потроха.
И подумал этот человек: «Я хотел выгадать, а потерял даже то, что имел».
Вывод ясен: если кто-либо хочет только набить потуже мошну, из-за своей жадности он потеряет даже то, что имеет.
Собака и мясо
Собака схватила в мясной лавке кусок говядины и бросилась бежать. Когда она добежала до реки, то увидела в воде свое отражение. Но ей показалось, что это другая собака с куском мяса в зубах. И этот кусок больше того, который она стащила.
Собака оставила мясо и бросилась в погоню за своим отражением. А тем временем прилетела ворона и унесла брошенный кусок говядины.
Поняв свою ошибку, собака вернулась к тому месту, где оставила мясо, но не нашла его. И подумала она: «Я погналась за большим куском, а упустила тот, который имела».
Такова участь всех жадных людей.
Осел и лошадь
У хозяина были осел и лошадь. Судьба их была неодинакова. Лошадь стояла в стойле без дела, ее хорошо кормили, украшали гриву, ежедневно купали. Осел же изнемогал от непосильной работы, таскал грузы от зари до зари, но о нем хозяин почти не заботился.
Однако времена меняются. Случилась война, и хозяин поехал верхом на лошади воевать. В сражении лошадь пала.
Услышав об этом, осел сказал: «Я всегда завидовал лошади, а ведь моя судьба сложилась счастливее».
Счастье и благополучие иных знатных призрачно. В действительности простой человек бывает подчас счастливее их.
Два осла
Дикий осел смотрел свысока на своего домашнего собрата и всячески ругал его за подневольный образ жизни, который тот вел.
«Я сын свободы, – похвалялся он, – весь день брожу по горам и поедаю бесконечное количество свежих зеленых побегов. Свое пропитание добываю без труда, мне неведома усталость. Тебя же целый день награждают побоями».
Только он кончил говорить, как откуда ни возьмись – лев. К домашнему ослу хищник не подошел, так как рядом стоял его хозяин, а дикого осла он растерзал на месте.
Мораль этой басни ясна: не заносись и не будь беспечен, а если ты богат и знатен, не упрекай и не оскорбляй бедняка.
Мальчик и скорпион
Мальчик поймал за городской стеной саранчу. Вскоре, увидев скорпиона, он решил, что это разновидность саранчи, и протянул руку, дабы схватить его. Но скорпион ужалил мальчика и сказал: «Тебе казалось, что ты меня поймал, а на самом деле ты потерял даже то, чем обладал».
Нельзя применять один и тот же прием в разных жизненных обстоятельствах.
Муравей и кузнечик
Муравей питался зимой зернами пшеницы, которые он собрал летом. Однажды к нему обратился кузнечик и попросил дать что-нибудь поесть.
Муравей спросил кузнечика: «Где же ты был летом? Почему не заготовил пищу на зиму?»
«Не до того мне было, – ответил кузнечик, – ведь я все лето распевал свои песни».
Услышав это, муравей рассмеялся и спрятал пшеничные зерна в кладовую. Он ответил кузнечику: «Все лето ты пел, так танцуй всю зиму».
Эта басня относится ко всем легкомысленным людям, которые увлекаются пустяками, а делом не занимаются. У таких всегда не хватает самого необходимого.
Коза и волк
Коза паслась у высокого обрыва. Увидел ее волк и хотел сожрать, но подняться к ней побоялся. И сказал волк козе: «О несчастная, почему ты оставила землю, луг, долину и забралась на этот высокий откос? Если ты, упаси боже, сорвешься и упадешь в пропасть, то непременно погибнешь».
Коза ответила волку: «Неужели ты заботишься обо мне больше, чем о самом себе? Я отлично знаю, что если спущусь в долину, то достанусь тебе на обед».
Есть такие друзья, которые советуют делать не то, что выгодно тебе, а то, что выгодно им самим.
Волк и лев
Волк поймал ягненка. Когда он нес его, повстречался ему лев и отобрал добычу. Лишившись ягненка, волк сказал вполголоса: «Очень странно, что ты забираешь то, что я захватил».
«Не жалей расстаться с награбленным», – ответил ему лев.
Добро, приобретенное грабежом, надолго не остается у грабителя. Нередко сам грабитель становится жертвой грабежа.
Еж и заяц
Еж и заяц состязались в беге. Решено было бежать до подножия горы.
Заяц, понадеявшись на быстроту своих ног, часто отдыхал. В пути он даже прилег, согнул колени и заснул. А еж, который знал, что он неуклюж и медлителен, без устали двигался вперед.
Заяц проспал весь день, а еж весь день бежал и первым достиг подножия горы.
Упорством и настойчивостью можно добиться большего, чем способностями, если их растрачивать попусту.
Мыши и кошки
Мыши очень страдали от кошек. Размышляя о своих бедах, они решили, что всему причиной отсутствие у них вожаков. Они их выбрали. А чтобы все знали, что это вожаки, им на головы надели золотые рожки.
Однажды кошки напали на мышей. Простые мыши быстро скрылись в своих норах и спаслись. Печальна была участь вожаков: золотые рожки помешали им вовремя скрыться. Все они попали в лапы кошкам, и те их съели.
Все, что противоестественно, приносит вред людям и часто является причиной их гибели.
Кот и петухи
Когда кот узнал, что заболели петухи, он нарядился в павлиньи перья и отправился навестить их. И спросил ряженый кот у петухов: «Как вы поживаете?»
«Уж лучше бы ты не интересовался нашим здоровьем и мы бы не видели твоей хищной морды», – ответили ему петухи.
Как часто за внешним сочувствием скрывается коварное вероломство!
Олень и лев
Олень, убегая от охотников, пытавшихся поймать его живьем, забрался в пещеру. Но туда же вслед за ним прыгнул лев и растерзал его.
Умирая, олень подумал: «Я сильно печалился, когда за мной гнались охотники, и, хотя они не покушались на мою жизнь, я убегал от них. И вот я отдал сам себя на растерзание хищнику».
Бывает так, что человек, желая избежать маленьких невзгод, сам навлекает на себя большие страдания.
Самоуверенный вол
Один вол так возгордился своей силой, что всегда уединялся и пасся вне стада. Он считал ниже своего достоинства дружить с другими волами, которые были меньше и слабее его.
Однажды, уединившись по своему обыкновению, он увидел льва. Лев этот знал, что у вола нет друзей и защитников, что ни хозяин, ни другие волы за него не заступятся. И он смело подошел к гордецу, ударил его лапой и убил. И не нашлось никого, кто бы постоял за высокомерного вола.
Спесивые люди, пренебрегающие товарищами, очень похожи на этого вола. Их может постигнуть та же участь.
Рыболов и обезьяна
Один человек ловил рыбу. За ним исподтишка наблюдала обезьяна. И захотелось ей тоже, по его примеру, забросить в реку сеть.
День был жаркий, и рыболов забрался в пещеру, чтобы отдохнуть в тени, а сети свои оставил на берегу.
Тогда пришла обезьяна и попыталась, подражая рыбаку, забросить сеть. Но не зная, как с нею обращаться, она в ней запуталась. Стараясь высвободиться, обезьяна все туже затягивала петли и в конце концов задавила себя этой сетью.
Когда вернулся рыболов, он сказал, обращаясь к издыхающей обезьяне: «Тебя погубило твое скудоумие».
Слепое подражание никогда не приводит к добру.
Волки и река
Волки обнаружили на дне реки баранью шкуру. Они решили, что это живой баран, и стали думать, как к нему добраться. Думали-думали и решили выпить реку, а затем съесть барана.
И сказал им находившийся поблизости человек: «Скорее вы лопнете, чем выпьете всю воду из этой реки».
Мораль ясна: не следует браться за то, что неосуществимо.
Болотный кулик и охотник
Болотный кулик увидел охотника, который хотел его поймать. И сказал кулик охотнику: «А не лучше ли тебе заняться ловлей других птиц, более жирных и вкусных? Какой тебе будет прок, если ты меня поймаешь?»
Не уподобляйтесь этому охотнику и не занимайтесь делом, от которого вам не предвидится никакой пользы.
Человек и идол
Был у одного человека домашний идол. Каждый день хозяин приносил в жертву идолу барана или козла. В конце концов он остался без скота, лишился всего, что имел, и стал жаловаться. Как-то ночью этому человеку во сне явился идол и сказал: «Ты сам погубил свое стадо, а упрекаешь меня».
Басня эта имеет в виду тех людей, которые по собственной вине превращаются в нищих, а потом во всем винят судьбу и всевышнего.
Гуси и лебеди
Гуси и лебеди решили жить одной семьей. Они вместе паслись и часто ходили друг к другу в гости.
Но однажды на них внезапно напали охотники. Легкокрылые лебеди быстро поднялись в воздух и улетели. Неуклюжие гуси были настигнуты охотниками и убиты.
Этот случай показывает, что не все благие намерения осуществимы.
Вол, лев и козы
Вол, убежав от льва, спрятался в пещере. Но там находились дикие козы, и они стали колоть его своими рогами.
«Что, ж, придется потерпеть, – сказал вол. – Ведь мне страшны не козьи рога, а львиные клыки».
В жизни часто бывает, что сильные мира сего, страшась тех, кто сильнее их, вынуждены терпеливо сносить страдания, причиняемые им совсем слабыми существами.
Царь птиц
Птицы решили выбрать себе царя. Борьба за престол была в самом разгаре, когда поднялся павлин и сказал: «Моя несравненная красота служит убедительным доказательством того, что только я достоин быть вашим царем».
С ним было все согласились, но вот к павлину подошла ворона и сказала: «Предположим, что ты будешь нашим царем. Но каким образом ты защитишь своих подданных, если на нас нападет орел?»
Тот, кто не может постоять за себя, не в силах помочь и другим.
Ласточка и змея
Ласточка слепила себе гнездо у самого дома и вывела птенцов. Когда она улетела добывать пищу, приползла змея и съела их.
Вернувшись к себе, ласточка не обнаружила своих детей и горько заплакала. Прилетела подружка и стала утешать ее.
Внимая ее словам, ласточка сказала: «Я горюю не только потому, что погибли мои дети. Мое горе особенно велико, так как они погибли вблизи человеческого жилья, где я чувствовала себя в безопасности».
Вдвойне трудно человеку, когда его настигнет внезапный удар и беда сваливается оттуда, откуда ее совсем не ждешь.
Курица и змеиные яйца
Курица нашла змеиные яйца и стала их любовно и заботливо высиживать.
Это заметила ласточка и сказала: «О несчастная, что ты делаешь! Когда благодаря тебе из этих яиц вылупятся змееныши, они первым делом ужалят тебя».
Не следует надеяться на благодарность дурного человека. Сколько ни делай ему добра, он отплатит тебе злом.
Зайчиха и львица
Зайчиха, родившая целый выводок зайчат, упрекала львицу: «Смотри, сколько у меня детенышей. А ты рожаешь одного или двух».
И ответила ей львица: «Да, я рожаю одного, но это лев, а не заяц».
Не лучше ли один достойный сын, чем дюжина дурных и негодных!
Лев, человек и статуя
Человек шел со львом по дороге и спорил, кто всех сильнее. В то время когда лев приводил веские доказательства своей силы, человек поднял взор и увидел статую. Она изображала юношу, сжимающего горло льва. Человек громко рассмеялся и обратил внимание своего спутника на статую. На это лев ему сказал: «Если бы среди львов были художники и скульпторы, то на этом месте стояла бы статуя льва, сжимающего горло человека».
Лев несомненно был прав, потому что каждый смотрит на вещи со своей точки зрения.
Женщина и курица
У одной женщины была курица, которая каждый день несла яйцо. И решила эта женщина, что если курица будет получать больше корма, то она будет нести по два яйца в день.
Стала женщина насильно пихать курице зерна в клюв. И застряли эти зерна у курицы в глотке, и она задохнулась.
Вот к чему приводит жадность. Стремясь к большей выгоде, человек нередко теряет все.
Птица и охотник
Была птица, которая облюбовала себе уголок садика, примыкавший к стене дома. Там росли сладкие фрукты, и она питалась только ими и потому не желала менять место своих прогулок. Это заметил охотник и легко поймал птицу-сладкоежку.
Умирая, она сказала: «Меня сгубила любовь к сладким фруктам».
Так бывает и с людьми. Дорожа удобством и роскошью, доставляемыми богатством, они подчас сами себя губят излишествами.
Человек и жеребенок
Человек ехал верхом на кобылице. В пути она родила жеребенка. Жеребенок нетвердо стоял на ногах. И сказал он своему хозяину: «Ты видишь, что я мал, слаб и не могу ходить. Так не оставляй меня здесь и не заставляй бежать, дабы я не умер. Если ты будешь за мной ухаживать, то впоследствии сможешь ездить на мне верхом».
Всегда делай добро тому, кто может отплатить тебе за это сторицей.
Зайцы и лягушки
Однажды собрались зайцы и стали жаловаться на свою судьбу. «Как мы слабы и ничтожны!» – говорили они.
И решили зайцы с горя утопиться. Поскакали они к морю – и заметили лягушек, прыгавших у самого берега. Когда зайцы увидели, что лягушки еще более слабы и ничтожны, они воспрянули духом: значит, есть на свете существа, которым живется еще горше. И перестали зайцы помышлять о смерти.
И ты, сын мой, попав в затруднительное положение и отчаявшись, помни о людях, которые бедствуют больше твоего.
Сметливый осел
Хозяин нагрузил осла солью. Находясь возле реки, осел оступился и упал в воду. Хозяин бил его, чтобы поднять, но осел не вставал и только ворочался с боку на бок. Тем временем соль растаяла, и груз стал совсем легким.
Осел очень обрадовался. Он подумал, что вода придала новую силу его мышцам, и решил при случае искупаться здесь вторично. А хозяин очень рассердился и в следующий раз нагрузил осла губками.
Когда осел снова очутился на берегу реки, он вспомнил случай с солью и бросился в воду, чтобы облегчить свой груз. Хозяин бил осла, но осел не вставал. В конце концов губки впитали в себя так много воды, что осел не в состоянии был подняться, и он встал лишь тогда, когда хозяин снял с него весь груз.
Собака и садовник
Собака садовника упала в колодец. Обнаружив это, хозяин собаки спустился вниз, чтобы вытащить животное. Но, увидев садовника, спускающегося в колодец, собака испугалась: она решила, что он хочет утопить ее, укусила своего хозяина и порвала на нем одежду.
И подумал садовник: «Какая неблагодарность! Я хотел тебя спасти, а ты меня укусила».
Остерегайся тех, которые воздают злом за добро!
Человек и змея
В одной деревне жил бедный человек. Однажды он вышел погулять и увидел змеиную нору. Перед норой змея положила золотой динар.
Человек очень обрадовался, взял динар и отправился домой. На следующий день он подумал про себя: «Пойду-ка снова к змеиной норе».
Встал он рано утром и отправился в путь. Придя к норе, он увидел возле нее второй динар.
То же самое повторилось и на третий день и на четвертый. Так длилось в течение целого года.
Но однажды, приблизившись к норе, человек увидел спящего змееныша, нежившегося на солнце. Человек схватил камень, швырнул в змееныша и отсек ему хвост.
Змееныш убежал в нору и рассказал обо всем своей матери. Змея очень рассердилась. Она подумала: «Горе человеку, который отверг мою дружбу! Отныне и впредь я буду знать, что мне делать!»
На следующий день этот человек снова пришел к норе и в ожидании динара уселся возле нее. Из норы выползла змея и сказала: «О жадный и неблагодарный человек! Тебя будут потчевать тем же, чем ты потчуешь своих друзей. Ты получишь то, что заслужил: ненависть и вражду всего змеиного рода. Знай же, жадный человек, если бы ты не поступил так подло, я каждый день клала бы для тебя динар и ты стал бы богатым купцом. Но так как ты лишил хвоста моего детеныша, то отправляйся домой ни с чем. С сегодняшнего дня и впредь ты ничего от меня не получишь. Иди домой и больше сюда не приходи».
И ушел этот человек, весьма огорченный и опечаленный.
Это поучение имеет в виду жадных и неблагодарных людей.
Не следует желать слишком многого.
Язык
Богач решил однажды устроить для друзей званый обед. Он вызвал своего верного слугу и приказал ему купить все необходимое для изысканного угощения.
Слуга отправился на базар и купил одни языки. Из них он приготовил разные блюда.
Когда друзья собрались за обеденным столом и отведали приготовленные яства, то вначале признали их очень вкусными. Но затем эти блюда стали гостям приедаться, так как были приготовлены из одних языков.
Рассердился хозяин на своего слугу и сказал ему: «Разве не приказал я тебе купить хорошие и изысканные угощения? Почему же ты купил одни лишь языки?»
Слуга ответил: «О господин мой, я в жизни не встречал ничего более приятного, чем язык. Язык связывает нас с людьми, в нем – ключ к знаниям, он – орудие правды и мудрости, с его помощью обучаются люди, им восхваляют бога».
В другой раз, собирая друзей на обед, господин приказал своему слуге купить нечто мерзкое и отвратительное. И пошел слуга и снова купил одни лишь языки.
Когда гости собрались, отведали угощения и обнаружили, что все они приготовлены из языков, хозяин сильно рассердился. Он хотел жестоко наказать слугу за ослушание. Но слуга сказал: «Не гневайся, господин мой! Нет на свете ничего более мерзкого и отвратительного, чем язык. Разве не в нем причина всех раздоров и междоусобиц? Он – источник разбоя, орудие лжи и греха. И не с помощью ли языка мы оскверняем имя божье?»
Когда все присутствующие услышали это, они сказали: «Поистине слуга твой мог бы состязаться в споре с философами!»
Женская хитрость
Некая женщина пригласила к себе возлюбленного. Когда они беседовали, внезапно пришел ее муж. Женщина спрятала возлюбленного в сундук, а затем открыла дверь мужу.
«Почему ты так долго не открывала мне?» – спросил ее муж.
Она ответила: «У меня здесь был молодой человек, и мы с ним развлекались».
Муж очень удивился такому ответу и сказал: «Ты врешь!»
«Отнюдь нет, – ответила она. – Если ты мне не веришь, то загляни в сундук – он там».
Муж сказал: «Дай мне ключ, я проверю».
Она дала ему ключ и тотчас воскликнула: «Я выиграла!»
«Но я ведь еще не открыл сундука», – возразил муж.
Он вспомнил: ранее они заключили пари и договорились, что тот, кто первый откроет сундук, – проиграет.
Долго она еще подтрунивала над мужем и над любовником, зная, что супруг ее не осмелится открыть сундук, чтобы не проиграть пари, а возлюбленный ее сидит в нем ни жив ни мертв, боясь, что подстрекаемый ею муж все же откроет сундук и обнаружит его.
Обманутый ростовщик
Прогуливаясь по улицам, женщина увидела у входа в мечеть плачущего курда.
«Чего ты плачешь?» – спросила она.
Он ей рассказал: «Я дал свои деньги на хранение ростовщику, а теперь он не хочет мне их возвращать».
«Не беспокойся, – сказала она. – Я сделаю так, что он вернет тебе деньги».
Она отправилась домой, нарядилась, взяла шкатулку с драгоценностями и деньгами и пошла к ростовщику. Курду она сказала: «После того как я зайду, войди и ты сразу же вслед за мною и требуй, возвращения денег».
Своей же чернокожей служанке она повелела: «Когда курд получит свои деньги, войди и скажи: «Господин приехал».
Увидев красивую, нарядную женщину с шкатулкой, набитой деньгами, ростовщик встретил ее очень радушно. Она ему сказала: «Я хотела бы оставить у тебя на хранение эту шкатулку, так как уезжаю к мужу в Басру, а дорога опасна из-за разбойников».
В эту минуту в комнату вошел курд и потребовал свои деньги. Ростовщик сразу вернул их. Затем, смеясь и приплясывая, вошла чернокожая служанка и воскликнула: «Высокочтимая госпожа! Ваш муж приехал!»
Женщина забрала шкатулку и сказала ростовщику: «Так как муж мой вернулся, незачем мне давать тебе на хранение свои драгоценности». И она стала танцевать вместе со служанкой.
Увидев их пляшущими, ростовщик вскочил и тоже начал танцевать.
И сказала женщина ростовщику: «Я танцую, потому что приехал мой муж. Служанка танцует, потому что вернулся ее господин. Курд танцует, так как он получил свои деньги. Чего же ты танцуешь?»
На это он ей ответил: «А я танцую потому, что никогда еще не встречал такой плутовки, как ты».
Замужество Марьям
Жил однажды юноша, который сватал девушку по имени Марьям. У нее было сто динаров, и она предложила своему жениху: «Давай договоримся так. Я подарю тебе трех мулов, нагруженных мускусом. Уведи их с собой. И если ты сможешь сделать, чтобы мулов стало шесть, я выйду за тебя замуж. Если же ты не сделаешь этого, то лишишься головы».
Взял он трех мулов и повел их к себе. Затем он погнал их в город и продал одного за фунт мяса, второго – за голову, а третьего – за два кожаных ремня. Подумав, он сказал: «Помоги мне, господи! Вот я приду сейчас к тому, кому продал мула за фунт мяса, и он мне скажет: «Возьми фунт мяса, ну хотя бы баранины». Я ему отвечу: «Я продал тебе мула за фунт мяса из твоего тела, и я вырежу его, если ты не дашь мне двух мулов». В разговоре с другим я скажу: «Мул продан тебе за твою собственную голову, и, если ты не дашь мне взамен двух мулов, я отрежу тебе голову». А третьему скажу вот что: «Я требую два ремня из твоей собственной кожи. И, если ты не дашь мне двух мулов, я вырежу два ремня для сандалий из кожи на твоей спине».
Так он и сделал. И получил шесть мулов. Он погнал их домой. Прибыв к себе в селение, он женился на Марьям.
Как братья топор делили
Жили два брата. Росли они сиротами и были очень бедны. Когда братья выросли и возмужали, они женились. Но очень скоро между невестками начались нелады: женщины никак не могли ужиться. И сказал старший брат младшему: «Братец! Наши жены терпеть не могут друг друга. Пожалуй, уж лучше разъехаться, чем жить вместе и вечно терпеть их ссоры».
И стали братья делить свое имущество: крупный и мелкий рогатый скот, одежду, постельное белье… Все поделили, даже стол разрезали пополам.
Остались неподеленными кое-какие мелкие железные вещицы, но и их они в конце концов поделили. Однако, когда очередь дошла до топора, братья призадумались.
«Кому же он достанется? – ломали они голову. Наконец один из них догадался: «Положим топор в воду и будем молчать до тех пор, пока он не размякнет».
Так и сделали. Говорят, что братья все еще молчат: ждут, когда придет время делить топор.
Обидчивый тиариец
Однажды тиариец пошел жать просо. И сказал он своей жене: «Я иду жать просо. Через несколько часов принеси мне на поле обед».
«Хорошо», – ответила жена.
Тиариец отправился в путь. Его просо росло на пригорке, возвышавшемся над глубоким ущельем. Когда он пришел на поле и начал косить, из-под самых его ног поднялась куропатка и полетела, взмахивая крыльями. «Пиниуш, пиниуш!» – шумели ее крылья во время полета. Затем она камнем упала в ущелье.
Тиарийцу показалось, что птица насмехается над ним, дразнит его. И сказал он в сердцах: «Ишь какая! Велика наука сидеть на яйцах! Думаешь, только ты умеешь высиживать птенцов? Я тоже умею!»
Он перестал жать, разыскал яйца куропатки и начал высиживать птенцов. Так сидел он на яйцах, пока не пришла его жена. Заметив ее издали, он крикнул: «Жена! Не подходи ко мне! А не то я тоже сделаю «пиниуш»!»
Когда она все-таки приблизилась, тиариец сказал: «Жена! Я же говорил, чтобы ты не подходила. Но раз ты подошла, придется мне сделать «пиниуш».
«Что с тобой стряслось? – спросила она. – Объясни мне, муженек, что это за «пиниуш», который ты собираешься сделать?» И она подошла к нему вплотную.
Тогда он поднялся, взмахнул руками, подражая птице, ринулся в ущелье и разбился.
Как тиарийцы искали солнце
В той местности, где расположено селение Тиари, часто выпадает снег. Случается, что снег идет даже осенью и весной, зимой же здесь никогда не обходится без снега. Бывают сильные дожди и туманы.
Однажды выдался на редкость ненастный день. Дул резкий ветер, лил. проливной дождь, тучи покрывали небо, и люди во мгле друг друга почти не видели. И сказали тиарийцы: «Что нам делать? Видно, с солнцем приключилась беда».
Сквозь густой туман не пробивалось ни единого солнечного луча. Вот почему тиарийцы решили, что с солнцем стряслось что-то неладное.
И сказали они друг другу: «Пойдем искать солнце, надо выручать его из беды».
В поисках солнца они поднялись на гору – авось солнце застряло где-то среди горных склонов. Может быть, думали они, удастся его найти, и тогда оно снова будет светить их селению.
Тиарийцы искали солнце среди горных проходов, в речных долинах, в оврагах и ущельях. В конце концов они забрели в густой лес. В лесу они обнаружили пещеру, заглянули туда и увидели льва.
«Это наше солнце! – воскликнули они. – Вот куда оно спряталось!»
Тиарийцы стали звать льва: «Выходи, выходи! Не надо прятаться!»
Лев зарычал, прыгнул на людей, схватил одного за голову, оторвал ее и убежал.
Оглянувшись, тиарийцы увидели, что у одного из спутников нет головы.
Позвали они жену этого человека и сказали ей: «Женщина! У твоего мужа нет при себе головы. Не забыл ли он ее дома?»
«Пойду-ка я да посмотрю», – ответила она.
Женщина вернулась в селение, обыскала весь дом и нашла несколько прядей волос. Тотчас она отправилась к тиарийцам, искавшим солнце, и воскликнула: «Да, милые мои, вы правы. Я видела его волосы, значит, и голова, должно быть, находится дома».
Тогда они обратились к человеку с оторванной головой: «Вставай! Мы уходим! Вставай скорее и иди за головой!»
Он ничего им не ответил.
Тиарийцы снова к нему обратились: «Вставай, дружище! Почему ты не отвечаешь?»
Нашлись все же люди, которые догадались, в чем дело. Они сказали: «Надо, друзья, разбудить его. Он уснул».
Но, увидев, что все призывы и восклицания остаются без ответа, кто-то предложил: «Ладно уж, оставим его в покое. Захочет, так сам придет».
Они покинули его и направились домой.
Вскоре сюда вернулся лев и сожрал тело этого человека.

- Без Автора - Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев.
Ключевые слова страницы: Истребитель колючек. Сказки, легенды и притчи современных ассирийцев; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Ваш щенок