Пентикост Хью - Джерико -. Снайпер - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

- Без Автора

Приключение В Отеле Светлая Луна


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Приключение В Отеле Светлая Луна автора, которого зовут - Без Автора. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Приключение В Отеле Светлая Луна в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу - Без Автора - Приключение В Отеле Светлая Луна без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Приключение В Отеле Светлая Луна = 55.74 KB

- Без Автора - Приключение В Отеле Светлая Луна => скачать бесплатно электронную книгу


П р и к л ю ч е н и е в о т е л е


" с в е т л а я л у н а "




(из дневника мадмуазель Симоны Р. Из Парижа)





Издательство Вольф


1979 год


Г л а в а 1




В наши дни принято говорить, что реальность превосходит фантазию.
несмотря на это, история, которую я хочу доверить своему дневнику, может
показаться слишком невероятной тем, кто не был, как я, в самой гуще
событий.
Воспоминания об этом приключении не покидают и неотступно преследуют
меня. Для того, чтобы освободиться от них, я и решилась написать. Забуду
ли я когда-нибудь об этом? Я не знаю.
Это было несколько лет тому назад. Все началось летом 197... Года.
Мне было 24 года.
За рулем моей белой "Флориды" - элегантного автомобиля, вызывающего
зависть у моих друзей - я быстро мчалась по окружной дороге по направлению
к Британии. Солнце зашло за горизонт. Было очень красиво. Я была одна,
свободна и весела. Каждый оборот колеса приближал меня к маленькому
рыбачему городку, где меня ждал Жерар на борту своей прогулочной яхты с
парусом, мотором и комфортабельной каютой на 4-х человек. Жерар, очень
богатый человек, был моим женихом. Мы должны были пожениться ближайшей
осенью. Это было, в общем, только формальностью, так как я спала с ним вот
уже два года. Я однако колебалась связать с ним свою жизнь, так как знала,
что он изрядный повеса. К тому же у меня был независимый характер. Поэтому
мы решили совершить небольшую морскую прогулку одни на борту яхты. Прибли-
зительно 15 дней. Это время совместной жизни будет проверкой, после этого
все станет ясно и мы решим: жениться ли нам или, напротив, поддерживать
более отдаленные отношения любовников, позволяя друг другу иметь
абсолютную свободу в течение всего времени, пока мы не живем вместе.
Или я мчалась очень быстро, или забыла долить воды в радиатор, но
внезапно тревожные звуки ворвались в ровный шум моего мотора. Звуки резко
усилились, и я должна была остановиться у края пустынной дороги. Я подняла
капот, вновь включила двигатель, но он задребезжал так, что я тут же
разорвала контакт. Это была авария! Мои познания в механике были почти
равны нулю, но все же достаточны для того, чтобы понять, что одной мне тут
ничего не сделать. Мне стало скучно от этой мысли. Тем более километровый
столб указывал, что наиболее близкая деревня находится в семи километрах
от того места, где я находилась.
Более полутора часов ходьбы! Кроме того, я не была уверена, что найду
в этом маленьком местечке хорошего механика, чтобы починить мой автомобиль
и который согласился бы побеспокоить себя, чтобы приехать и взять на
буксир мой автомобиль. Приближалась ночь... Никакого жилища не было видно
на горизонте. И зачем я только поехала по такой пустынной дороге. Ну что
же, ничего не поделаешь. Я отправилась в путь. К счастью на мне были не
шпильки, а пара мягких туфель, более пригодных для вождения машины.
Я шла уже более часа и начинала чувствовать усталость, когда,наконец,
услышала позади себя шум автомобиля. Я вышла на шоссе и подняла руку в
свете фар. К моему удовлетворению, машина со скрипом остановилась.
Водителем был господин лет сорока, который также был один в своем
автомобиле. Он был приветлив, симпатичен, с аристократически серебристыми
висками.
- Что случилось, мадам? У вас несчастный случай? Чем могу быть
полезен?
Я разьяснила ему свое положение. Он тотчас же предложил мне сесть
рядом и вызвался проводить меня к ближайшему механику. Я была спасена! По
крайней мере, я верила в это...
Впоследствии я убедилась, что в этот вечер судьба была решительно
против моих предположений.
Любезный водитель представился мне:
- Роберт Вандерберг.
- Симона Р. Из парижа.
- Счастлив с вами познакомиться мадам... Или мадмуазель?...
- Мадмуазель.
- Вы мне показались старше. Вы случайно не дочь робета Р., директора
очень известного банка?
- Точно, месье, - ответила я, несколько смущенная этой встречей и
тем, что этот человек знаком с моей семьей.
- Я биржевый маклер, - сказал мой собеседник, - и много раз имел
случай встречаться с вашим отцом во время моих частых наездов в париж.
Я сразу успокоилась и с увлечением погрузилась в "страну знакомства",
как обычно говорят.
В течение этого обмена любезностями мой компаньон несколько раз
включал стартер своей машины.
- А черт, случилось что? Я, кажется, тоже попал в аварию. Я снова
забеспокоилась. Положительно, этот так плохо начавшийся вечер, кажется,
должен продолжиться таким образом. Никаких изменений! Месье Вандерберг
выскочил на дорогу и сделал то же, что и я, прежде чем бросить свою
"Флориду" на обочине дороги. Он поднял капот своей машины, запустил
стартер, потом начал ворчать. Я поняла, что только мое присутствие
удерживает его от того, чтобы не произнести несколько звонких ругательств,
которые шокировали бы меня. Он поднялся и вернулся ко мне, сев за руль.
- Я в отчаянии, мадмуазель... Я думаю, что вы вытянули плохой номер.
У меня тоже случилась авария. Вы принесли мне неудачу.
- Я также в отчаянии, но что мы теперь будем делать?
- Придется идти пешком до деревни. По крайней мере вы приобрели
попутчика в этом злоключении. Дорога покажется вам менее длинной.
- Да, конечно. Но мне, все-таки, это очень надоело...
- Вас кто-нибудь ждет?
- Да, и я не знаю, как предупредить человека, с которым у меня
свидание.
- Если не секрет, мужчина или женщина?
- Мой жених, если вы желаете знать. Мне нечего от вас скрывать.
Говоря
Это, я думала, что биржевой маклер не будет ко мне приставать, будучи
посвящен в это обстоятельство.
- Ваш жених будет только более нежен с вами, когда вы встретитесь.
- Надеюсь, - ответила я, улыбаясь.
И болтая о том, о сем, мы быстро зашагали по дороге.Мужчина не
ухаживал за мной, как я опасалась (но действительно ли я опасалась? Во
всяком случае, этот попутчик был мне далеко не антипатичен). Я была
приятно удивлена, что он не обращается ко мне с обычными глупостями, при
помощи которых большинство мужчин, которых я знаю, пытаются вызвать к себе
интерес в глазах женщин.




Г л а в а 2


У меня еще не было случая описать свою внешность. И я испытываю
некоторую стыдливость, делая это. Будет нескромно с моей стороны
подчеркивать различные прелести, которыми меня одарила природа и которые
вызывают комплименты этих господ и разжигают желание, быстро
распознаваемое мною в их глазах, раздевающих меня в большей или меньшей
степени.
С удовлетворением могу сказать, что я брюнетка, стройная, спортивного
вида, и что мужчины находят мои лицо и фигуру очень соблазнительными.
Мне часто случается слышать признания самые прямые... И самые
интимные. Я не претендую на большую добродетель и отнюдь не лишена
чувственности. Однако я осторожна и я не хочу быть рабой своих плотских
желаний. Но я не прочь, время от времени, переспать со своим женихом или
другим хорошим парнем. Это даже является жизненной необходимостью для
сохранения моего физического равновесия.
Короче говоря, я, Симона Р., не страдаю никакими комплексами и
отвергаю запреты на то, что касается сексуальной свободы молодой женщины,
вполне нормальной для нее. Я тоже дорожу свободой современной девушки,
которая до настоящего времени всегда склонялась перед рабством замужества.
Но всему есть разумный предел. В таком случае Жерар подходил мне более,
чем кто-либо другой, менее богатый, чем он. Деньги не делают счастья, но
способствуют ему. Мой теперешний попутчик казался мне серьезным
господином, который, разговаривая со мной, освобождался от дел и забот
финансового мира. Он также никак не мог решиться основать семейный очаг.
- Вы понимаете, мадмуазель, мне не хочется терять преимущества
холостой жизни. Я не говорю, что я закоренелый холостяк, но пока я хочу
как можно дольше пользоваться всеми благами жизни. Жизнь холостяка меня
устраивает. Ведь столько много красивых женщин на этом свете...
Я ожидала, что он прибавит: "Вы, например", - но он ничего не сказал.
И я была признательна ему за это. Я почувствовала себя более свободной с
ним.
Мы очень откровенно беседовали в таком духе и очень удивились, как
быстро прошло время, когда на вершине холма заметили первые огоньки уже
близкой деревни.
Через 200 метров мы достигли жилья. Мой попутчик постучал в дверь.
крестьянин в деревянных башмаках открыл дверь и спросил, что нам нужно.
- Нет ли здесь где-нибудь гаража? - Спросил биржевой маклер.
- Гараж! - Воскликнул крестьянин, подняв руки к небу, - у нас в
деревне есть только кузнец. Гараж можно найти только в городе, в пяти
километрах отсюда.
У нас обоих вырвался вздох отчаяния.
- Можно, по крайней мере, откуда-ниибудь позвонить по телефону?
- О, да... Телефон здесь есть, но сейчас почта уже закрыта и
позвонить вы не сможете.
- Час от часу не легче!
На пороге дома показалась фермерша. Она прислушалась и сказала: "У
вас нет другого выхода, как дождаться дня. Если вы желаете переночевать на
сеновале, я с удовольствием все устрою."
Мы переглянулись, улыбнувшись про себя предложению женщины.
- Может быть, здесь есть отель?
Они также переглянулись. Видимо крестьянин и его жена не знали, что
нам ответить. Наконец он сказал:" Отель?.. Да, есть один. Если вы только
для этого стучали в дверь, надо было сказать сразу."
- Не беспокойтесь, - сказала старая крестьянка, - мы привыкли. Отель
лучший покупатель наших продуктов, он платит за них намного больше, чем
городской рынок. Наша дочь работает там, но мы, раз уж она зарабатывает
там много денег, не препятствуем ей. Она уже большая и делает то, что
хочет.
Смысл этой речи ускользал от нас, однако мы поняли, что этот отель, О
котором шла речь, не был обычным постоялым двором, как другие.
Мне стало не по себе. Не спрашивая мнения своего попутчика, я сказала
крестьянам: - я думаю, что ваша рига нам подойдет.
- Тогда это там, в глубине двора. Дверь не закрыта и сено свежее.
- Если вам не понравится, отель в пятистах метрах отсюда, - сказал
фермер, - идите в направлении деревни. Первая дорога направо приведет вас
прямо к замку "Светлой луны". Всего хорошего, господа.
Крестьяне снова закрыли дверь на засов. Что делать? Я находила
своеобразную прелесть в том, чтобы провести ночь на сеновале, но маклер не
был того же мнения.
- Ваша идея смешная, - сказал он мне, - но, в конце концов, если вы
так хотите... Согласен на ригу! Если там нам будет плохо, мы всегда сможем
провести остаток ночи в комфортабельном месте.
Некоторое время спустя он добавил с иронией: - честь превыше всего,
мадмуазель...
Это приключение меня забавляло. Мы направились к риге. Там хорошо
пахло свежим сеном и было достаточно места, чтобы мы могли устроиться не
мешая друг другу.
Каждый из нас устроил себе гнездо в сене. Солома немного колола мои
ягодицы, но "На войне, как на войне".
Роберт вел себя корректно. Он не стремился извлечь выгоду из
положения, чтобы воспользовавшись темнотой, допустить вольность по
отношению ко мне.
- Спокойной ночи, дорогой друг! - Сказал он мне, не скрывая иронии. Я
промолчала. Если бы я была одна, то, наверное бы, умерла со страха. Мне
также казалась нелепой и смешной идея переночевать на сеновале, когда
совсем рядом находился отель. Вдруг я услышала:
- Симона?
- Что такое? - Ответила я, не без удовольствия констатируя, что
корректный господин не забыл обо мне.
- Вы спите?
- Нет.
- Вам не холодно?
- Нет.
Я заставляла себя отвечать односложно, чтобы узнать когда Роберт
захочет придти. Но молчание возобновилось. Я теперь слышала только его
дыхание. Через некоторое время новый шум разбудил меня. Кто-то открыл
дверь риги, послышался шепот. Испугавшись, я сама подползла к тому месту,
где расположился мой попутчик. И прошептала ему: - вы слышите?.. Кто-то
пришел.
- Да.
Действительно, то, что мы услышали в следующие мгновения, позволило
нам сделать вывод, что это пара, которая также пришла искать убежища на
сеновале. И не для того, чтобы спать... Звуки поцелуев и прерывистое
дыхание не оставляли никакого сомнения, чем занимались они. Голос мужчины,
полный желания, шептал: - ах, марианна, я люблю тебя, я хочу тебя...
слушай, ты чувствуешь, как стоит.
Девушка отвечала: - о, да! Он такой тврдый... И горячий... Я это
чувствую даже сквозь твои брюки.
- Подожди, дорогая, я расстегну их.
Вновь послышались прерывистые поцелуи, еще более горячие. Было слышно
шуршание соломы, шум двух тел, предающихся любви.
- Постой, дорогая, перестань ласкать меня, если не хочешь, чтобы я
кончил в твою руку, - послышался голос мужчины. - Лучше обнажи бедра,
которые я испачкаю с гораздо большей охотой.
Судя по голосам, пара должна была быть молодой, но, вероятно,
неопытной. Парень добавил: - это прекрасно, что ты влажная, марианна...
Мне хочется поцеловать тебя там... Ты очень хочешь?
- Да, мой жако...
- Тебе будет очень хорошо, но сними свои трусики. Мне будет удобнее
сделать это...
За этим последовал шелест влажных, лижущих поцелуев, вздохи девушки,
тающей от любви под ласками языка своего любовника.
Он спросил: - тебе хорошо?
- О, да... Еще... Немного выше, дорогой,.. Да, так... Это невозможно!
Я сейчас кончу.
Послышался долгий всхлип облегчения, затем наступило молчание. У
Роберта и у меня грудь стиснуло от желания, в котором мы не хотели
признаться. Мы прижались друг к другу. Я повернулась к нему спиной и
почувствовала, что его член прижался к моим ягодицам. Он был напряжен,
бедняжка. А я почувствовала, что мое влагалище увлажнилось. В нескольких
метрах от нас пара, скрытая в темноте, после некоторых приготовлений,
которых не надо было видеть, чтобы понять их смысл, приготовилась к
сношению.
- Приподнимись немного, дорогая, да, так... Ты чувствуешь, как он
трет твой бутон?
- Да, мой дорогой... Ах, я не могу больше, входи... Входи быстрее,
любовь моя... Погружайся в меня как можно глубже... Аааах!
- Сейчас я погружу его очень глубоко. Держи, держи... Прими его весь.
Теперь мы ощущали эротический ритм пары, совокупляющейся недалеко от
нас, не думая о том, что их подслушивают. Мы напряженно вслушивались в
каждое их движение. Это было еще более возбуждающе, чем присутствие на
спектаклях, которые теперь организуются повсюду. Впервые я почувствовала
такое сильное возбуждение, услышав звуки совокупляющихся людей, думающих,
что они одни. Мне не раз приходилось во время зимних каникул слышать в
комнате, смежной с той, что я занимала в каком-нибудь отеле, скрип матраца
и звуки совокупляющейся пары, но тогда меня это совершенно не трогало. У
меня не было никакой нужды подражать им или удовлетворять себя, лаская
клитор, как я это делала, когда воспитывалась в лицее б... Мы
"развлекались" иногда с одноклассницами, но не настолько, чтобы я стала
лесбиянкой. Эти юношестские игры остались без последствий и скоро наскучи-
ли мне, я не думала больше об этом. Тогда, как некоторые из моих
одноклассниц отдавались этой любви со всей страстью. Они ложились спать в
одной кровати и проводили всю ночь, возбуждая друг друга взаимными ласками
и целуя друг у друга влагалище. А утром синева под глазами выдавала то,
чем они занимались вместе.
Я же могла быть чувственной в некоторых случаях, и не больше. Однако,
этой ночью в риге могла бы пойти на все, если бы мой попутчик попросил об
этом. Мы слушали стастно отдающуюся пару - стоны и возгласы счастья,
которые должны были быть слышны даже снаружи.
Затем парень сказал своей девушке: - уже поздно, марианна. Надо
возвращаться, иначе твоя мать забеспокоится.
- Да, жак,.. Я оденусь... (раздался смешок). Черт... В темноте я не
найду свои трусики...
- Держи, я их нащупал... Вот...
- Спасибо, любимый... Я еще вся влажная...Я не надоела тебе, надеюсь?
- Нет, клянусь тебе. Я буду с тобой. Я обещаю тебе.
Мой попутчик, должно быть, был ужасно возбужден. Я чувствовала, как
его поднятый член лежит между моими ягодицами. Несмотря на его и мою
одежду я постоянно ощущала его мягкий жар. Парочка вышла из риги. Мы
остались снова одни в тишине, наполненной нашими желаниями. Мне очень
хотелось отдаться этому сорокалетнему красавцу, но место для этого было не
очень комфортабельное. Я не люблю ничего делать наполовину и, предаваясь
любви, я хочу идти до конца в своем удовлетворении. Сильная струя горячей
спермы в самую глубину моего тела необходима мне, чтобы удовлетворить мое
желание.
- Они ушли, - сказал мне Роберт. - И после всего того, что мы
услышали, я ужасно хочу вас...
- Нет, мой дорогой, более точным и более логичным будет то, что вы
хотите не именно меня, а просто жаждете удовольствия...
Казалось, что он задохнулся от дерзости моих слов. Он отпрянул от
меня и сел.
- Это смешно с вашей стороны, провести ночь под звездами или почти
под ними. Мы должны последовать совету фермерши и пойти спать в отель, О
котором она нам говорила.
Внезапно я встала и сказала, отряхивая свою юбку и блузку от соломы:
- Вы правы, месье... Извините меня за эту романтическую идею. Идемте
в этот отель, там мы получим по хорошей комнате, это будет более серьезно.
- Правильно! А завтра мы продолжим наше путешествие.
Мы вышли, стараясь не шуметь. Ночь была прекрасная и теплая. Все огни
на ферме были погашены. Любовники, должно быть, давно разошлись по своим
домам. Но в этих условиях мое желание не пропало. Напротив, я только об
этом и думала.
Мы последовали по дороге, указанной нам крестьянами. Пройдя небольшую
полянку, я заметила небольшую вывеску, раскачиваемую ночным ветерком. Она
висела над воротами, украшенными прекрасной кованой решеткой. Я с
изумлением прочитала: "Замок светлой луны". Отель-ресторан. Обстановка
восемнадцатого века. Полный комфорт. Дирекктрисса-распорядительница -
Иоланда де сент-ив де кернес. На привратных столбах - официальное
обьявление: "Французский замок-отель".
- Это, несомненно, обедневшие дворяне, которым пришлось превратить
свои родовые владения в докучной бизнес, - сказала я биржевому маклеру.
- В таком глухом краю не должно быть много клиентов,- ответил Роберт.
- Любители тишины и покоя, либо семейного отдыха! Состоятельные,
чопорные буржуа, - улыбнулась я. - Тем не менее, раз мы пришли - войдем...
Семейный отдых! Вспоминая это мое высказывание, мне так и хочется
прыснуть от смеха. Поскольку я обладаю веселым нравом, то меня часто
смешат некоторые вещи и странности людей, наблюдать за которыми я очень
люблю. Какой я была наивной! Действительно, я даже не могла себе
представить, что меня ожидает в замке светлой луны.




Г л а в а i i i


Ворота были закрыты и нигде не было видно звонка... Весьма странно
для отеля.
- Должно быть, где-то есть другой вход, - сказал мой компаньон, -
смотрите, вот железная калитка... По-моему она не заперта.
Действительно, нам оставалось только толкнуть ее, чтобы проникнуть во
владения "Светлой луны". К замку вела аллея, окаймленная высокими
деревьями. Новый сюрприз: никакого освещения. Как будто мы попали в
царство спящего леса! Замок был огромен. Двойная полукруглая лесница вела
к парадному входу. К нашему большому изумлению, дверь открылась сама, как
только мы взошли по лестнице. В потоке света, ослепившем нас, появилась
молодая горничная в черном платье, фартуке и белоснежном кружевном
чепчике. Она была сильно декольтирована и ее корсаж, казалось, переполняли
великолепные упругие груди, которым не нужна была никакая поддержка...
Девушка очаровательно и грациозно улыбнулась нам, чем несколько
уменьшила нашу растерянность.
На вид ей не более двадцати лет. Может быть, это была фермерская
дочка!.. Во всяком случае, с такой фигурой она не должна была испытывать
недостатка в деревенских ухажерах. И я заметила, что мой маклер окидывал
ее таким взглядом, который не оставлял никаких сомнений в тех чувствах,
которые она у него вызывала.
Холл замка был обставлен с изысканным вкусом. В углу размещался бар,
освещенный старинными, но переделанными на электрические, светильниками.
весь ансамбль произвел на меня прекрасное впечатление. Мой компаньон был
полностью согласен со мной.
Бармен - мулат с широким приплюснутым носом - улыбался нам во весь
рот, полный белоснежных зубов. У него были толстые губы и курчавые волосы.
Судя по широченным плечам чемпиона по кэтчу, под его белой курточкой
скрывалась потрясающая мускулатура...
Усаживаясь с Робертом на табуретки, я не смогла удержаться, чтобы не
представить себе бармена в роли тарзана, прыгающего по деревьям в джунлях
и испускающего призывный клич.Это разбудило во мне животное чувство,
желание самца, которая я подавила в себе, когда отказалась воспользоваться
случаем на сеновале и "переспать на травке", как поется в песне..
В том, что я захотела мулата не было ничего удивительного: уже более
трех недель я не спала с Жераром... Я надеялась удовлетворить эту жажду
ласки, дав понять моему сорокалетнему попутчику, что не буду слишком
недоступной сегодня ночью. "если он также хорош в постели, насколько
корректен и благовоспитан, я не буду жалеть об этой непредвиденной
задержке моего путешествия".
Продолжая улыбаться, бармен спросил нас:
- Чем могу служить господам?
Так как мы колебались, он добавил:
- Я позволю себе рекомендовать вам наш фирменный напиток -
восхитительный коктейль, составленный Феликсом!.. (он уточнил) Феликс -
это мое имя, я с мартиники.
- Как называется этот коктейль? - Спросил Роберт.
- По имени дома, "Светлая луна", - ответил бармен, улыбаясь еще шире,
- и позвольте мне преподнести его вам как знак доброжелательности и
дружбы.
- Приготовьте мне тоже, Феликс, - произнес кто-то сзади нас низким и
певучим женским контральто.
Мы тутже обернулись. Вновь вошедшая была ослепительной красавицей.
Это была блондинка, несколько напоминавшая мэрилин монро. Огромные голубые
и нежные глаза. Чувственное лицо с безупречной кожей. Ее фигуру облегало
сильно декольтированное вечернее платье с люрексом перламутрового оттенка.
Оно приоткрывало крепкие груди восхитительной формы, пышные, но не
отяжелевшие.
От этой необычайно прелестной женщины исходил ток какого-то
сексуального очарования, которое не оставляло меня безразличной, хотя я
обычно равнодушна к лесбиянству. Мне больше по нраву, чтобы женщины
ревновали из-за меня, нежели обольщали.
Что касается эффекта, который оказала незнакомка на моего маклера, то
он был явным, если судить по тому,каким горбом выпирали его брюки.
Впрочем, Роберт тотчас же слез со своего табурета, склонился перед
прекрастным созданием и поцеловал протянутую ему руку. "так и есть,
подумала я с юмором, но без ревности, - он так и хочет проглотить эту
прекрасную блондинку".
- Мадам Де Сент-ив Де Кернес, я полагаю?..
Она утвердительно кивнула головой.
Все ее движения были наполнены женственностью. Да, директрисса
"Светлой луны" была совершенно не похожа на то, что я себе вообразила.
- Действительно, - сказала она своим музыкальным голосом, - я
владелица замка. И, приветствуя вас, я надеюсь, что вам понравится в
"Светлой луне".
- К сожалению, мы ненадолго задержимся здесь, - ответил мой
сорокалетний холостяк, - всего на одну ночь.
Месье Вандерберг представил нас и рассказал, как мы здесь очутились,
естественно, не упоминая случая на сеновале.
Вам повезло, - сказала белокурая хозяйка, - две комнаты пока еще
свободны.
Я оглядела холл. Кроме хозяйки, бармена и нас с Робертом, никого не
было видно... Видя, что замок совершенно опустевший, я подумала, что мы
были единственными клиентами сегодня. Поэтому последнее замечание
заинтриговало меня и я призналась в этом нашей опьяняющей хозяйке.
- Вы заблуждаетесь, мадам! Сейчас все готовятся к обеду, который
состоится несколько позднее. Это обычай нашего дома...
- Как! - Воскликнул Роберт, - к обеду надо одевать вечерний костюм,
как в Англии?..
- Это также в обычае "Светлой луны", - сказала, улыбаясь, хозяйка.
- Черт возьми! Ведь мы оставили наш багаж в машинах и ...
- Пусть это вас не беспокоит, - сказала Иоланда, - мы не формалисты.
Я извинюсь за вас перед нашими гостями.
- Во всяком случае, - сказала я в свою очередь, - мне хотелось бы
прежде всего привести себя в порядок и принять ванну после долгой поездки
и ночного марша. А я не имею при себе даже своего несессера...
- Не беспокойтесь, горничная принесет вам все, в чем вы нуждаетесь,
дорогая...
Коктейль был приготовлен, мы выпили.
- За ваше здоровье!
- За ваше также.
- Чин,чин, - воскликнула я, от души забавляясь таким оборотом
событий. Действительно, как такая непредвиденная ситуация приводит в конце
концов к приятному приключению.
- Как вы находите смесь Феликса ? - Спросила нас Иоланда.
- Превосходно!
- Восхитительно!
- Настоящее ее действие вы почувствуете минут через десять,- сказала
блондинка, такая же опьяняющая, как и ее напиток.
- Какое действие? - Любопытная по натуре, спросила я.
- Вы будете чувствовать себя так прекрасно, как никогда. Я обещаю,
что результат будет ошеломляющим для вас, и для вас также, месье.
Она странно улыбнулась, и я не осмеялась спросить, что означает это
заявление. Мы опорожнили наши бокалы, которые Феликс наполнил вторично.
этот коктейль молочного цвета, основу которого составляла смесь различных
вин со свежим кремом, имел еще другой привкус.
Что же касается его действия, то вскоре мы могли убедиться, что мадам
Иоланда Де Сент-ив Де Кернес не обманула нас.


Г л а в а i v


Номер, который мне предоставили, оказался очень комфортабельным, но
весьма своеобразно устроенным. Действительно, я никогда не видела так
странно отделанной комнаты. Стены и потолок были почти полностью покрыты
зеркалами. Весь пол был застлан толстым ковром, заглушающим звуки шагов.
кресла были затянуты черным бархатом, так же, как и необьятная,
потрясающая, величественная кровать...
Я чувствовала себя очень неловко в этой комнате, от которой веяло
чем-то очень тревожным. Она, казалось, была заполнена испарением,
эманацией чего-то волнующего и неопределенного. Все это красное и черное
ассоциировалось с кровью и колдовским мраком преисподней. И эти зеркала,
бесконечно повторяющие мое изображение, ввергали меня в какое-то
оцепенение, от которого я была не в силах освободиться.
-Ничего страшного,- сказала я себе. - Не поддавайся впечатлению, моя
маленькая Симона! Это всего лишь на одну ночь!
Стараясь не обращать внимания на странность обстановки, я быстро
разделась, чтобы принять ванну. После того, как я понежилась в ванне и
приняла душ, ко мне вновь вернулось прекрасное расположение духа. Я
почувствовала себя полной сил. Было ли то действием ванны или знаменитого
коктейля, достоинства которого так расхваливала мне Иоланда Де Сент-ив? Во
всяком случае, дивное чувство охватило меня. Приятная теплота
распространялась из самой глубины моего тела, а если быть точной (почему
бы не признаться в этом), из моего интимного местечка. Вся моя плоть испы-
тывала восхитительный прилив сил. Я вытерлась и, не одеваясь, быстро вышла
из ванной комнаты.
В комнате силуэт моего обнаженного тела, во множестве повторенный
многочисленными зеркалами, показался мне на этот раз более
привлекательным, чем раньше. Все мое беспокойство, все мои страхи, которые
владели мной в этой странной комнате, полностью испарились. Стоя перед
зеркалом, я начала расчесываться. Мои пышные волосы каскадом ниспадали на
обнаженные плечи и я перекинула их на груди... Легко касаясь сосков, они
щекотали их, доставляя мне невыразимо сладострастное наслаждение, похожее
на то, что предшествует оргазму... Я не могла не признаться себе, что я
очень хороша. Мои ноги совершенных очертаний, также как и бедра, и грудь,
были в прекрасной форме женщины моего возраста, и даже более молодые могли
бы позавидовать их упругости. Мой выпуклый живот и лобок, обрамленный
густой порослью, были превосходны. Моя тонкая талия подчеркивала
совершенные линии бедер. Что же касается ягодиц, то они красовались в
многочисленных зеркалах и мне не надо было изгибаться, чтобы полюбоваться
их округлостью и прекрасными очертаниями.
Внезапно у меня закружилась голова. Я отложила свой гребень. Все мое
существо охватила ккакая-то теплота. Я стала гладить себя, проводя руками
по всем линиям моего тела, ощущая эластичность моей плоти, тонкость и
нежность кожи. Я провела руками вниз вдоль боков, потом погладила живот,
лобок, играя волосами. Я заканчивала эту прогулку тем, что плотно
обхватила свои груди. Они были очень твердые. Соски вздулись, как будто их
щекотал любовник, когда я снимала бюстгалтер! Я начала сожалеть о том, что
я одна в этой комнате... Одна... Ну почему я не сказала моему прекрасному
маклеру, чтобы он пришел ко мне?.. Или, еще лучше, чтобы Иоланда составила
мне компанию. Мне стало хорошо и приятно при мысли, не становлюсь ли я
внезапно лесбиянкой.
- Свинья ты, - выговаривала я себе. И поклялась, что после обеда
вознагражу себя с Робертом, хозяйкой... Лицо прекрасного мулата возникло
предо мной. Если он так хорошо вооружен, как представляет предположить его
фигура... Нет, ты сходишь с ума, моя девочка... А почему, собственно? В
глубине души я не находила оснований, чтобы хранить верность Жерару... На
борту его яхты, наверняка, перебывало множество девушек и он не спрашивал
моего разрешения, чтобы переспать с ними.
Не переставая ласкать себя, я закрыла глаза и представила себе, что Я
уже не одна. Сзади меня находился мужчина со своим прекрасным тугим зебом,
который в одно и то же время скользил между моими ягодицами и вонзался в
меня спереди. Сначала у него было лицо Жерара, потом маклера, затем
крестьянина, который покрывал меня на сене... Наконец оно превратилось в
черное лицо Феликса - бармена, который поразил мое воображение. Его
большие черные губы целовали меня повсюду, опускались на мои груди, под
живот, проникали в мою раковину, которую я открыла как можно шире, чтобы
он мог засосать мой клитор. "о, дорогой... Соси меня лучше, войди в мен
я... И насади на свой прекрасный черный зеб..." обезумев от удовольствия,
я бредила в эротической горячке, на которую не считала себя способной. Мои
пальцы играли с волосами, раздвигая щель, искали клитор, который я начала
неистово теребить.
"ах, я схожу с ума, дорогой! Возьми меня, войди до конца, чего же ты
ждешь?" я засунула два пальца внутрь... "а-аах, дорогой, как прекрасен
твой зеб..."
В своем безумном месте я начала царапать нежную ткань моего влагалища
своими длинными острыми ногтями. Под действием этой боли я пришла в себя и
смогла трезво оценить ситуацию. Чем это я тут занимаюсь?! Уже давнымдавно,
со времен лицея, я не предавалась онанизму. В этот вечер моя плоть словно
сошла с ума! Я попробовала отогнать от себя это эротическое наваждение и
стала готовиться к обеду. Сначала я надела чулки, затем пояс с подвязками,
отороченый черными кружевами. Он имел то преимущество, что совершенно не
был заметен под одеждой и абсолютно не стеснял движений. Иоланда де
сент-ив подумала обо всем. На кровати лежал приготовленный для меня
пеньюар.
Прикрепив чулки, туго облегающие мои ноги, я натянула нейлоновые
трусики, также отороченые кружевами. Затем, чтобы не видеть себя в таком
возбуждающем виде, я накинула пеньюар.
И тут я увидела книгу... До сих пор она была скрыта темно-голубым
пеньюаром. Это был том "ин-карто", богато переплетеный, в каштанового
цвета коже. Обрезы страниц были позолочены, как на подарочных книгах моего
детства. Из любопытства я раскрыла ее... Заголовок гласил:"задний проход
ирены"! Что же касается автора, то я не поверила своим глазам! Я всегда
думала, что этот писатель, известный поэт левого направления, был более
серьезным автором.
Листая книгу я напала на серию сенсационных иллюстраций! Я знала о
существовании таких книг, но впервые видела ее своими глазами. Откуда она
взялась? Конечно, книга появилась здесь не сама по себе. Вполне возможно,
что Иоланда положила ее под пеньюар в мое отсутствие. Я улеглась животом
на кровать и углубилась в чтение. Сначала я внимательно изучила все
иллюстрации. Они были выполнены на высоком профессиональном уровне И
необычайно эротичны. Сила их воздействия была неописуема и превосходила
даже впечатление от порнографических фотографий, которые уже побывали у
меня в руках. Все наиболее интимные детали сексуальных сцен были поданы
крупным планом, а выражения лиц участников передавали сладострастие,
овладевшее ими. Некоторые позиции требовали акробатического искусства от
мужчин, женщин, детей и даже животных, соединившихся в них. Среди других
иллюстраций был, например, показан громаднейшего размера зеб, наполовину
погруженный во влагалище монашки, задравшей до живота свою рясу. Я
принялась изучать текст... Мало-помалу я прониклась чувствами и настроени-
ями персонажей книги. Это была другая форма эротического миража,
овладевшего мной. Мне казалось, что герои книги ожили и вовлекают меня в
свои распутные и бесстыдно сладострастные игры. Вся моя плоть
воспламенилась при воспоминании о сценах, приведенных в эротической книге
как на рисунках, так и в тексте.
Мои груди, набухшие до боли, упирались в черный бархат, покрывающий
необьятную кровать. Мои бедра инстинктивно колыхались в ритме любви, в
ритме полового акта во всем своем возвышенном бесстыдстве. Я не могла бы
сдерживать свое желание...
Просунув руку под живот и раздвинув пеньюар, я начала ласкать себя,
твердо решив довести до конца то, чем я занималась перед зеркалом. Мое
влагалище увлажнилось так же, как под долгими ласками моего любовника
Жерара, сводящего с ума своим проворным языком мой клитор. Меня больше не
могли сдержать ни щепетильность, ни самоуважение. Я превратилась в массу
трепещущей плоти, жаждущей удовольствия и плотского, животного
наслаждения. Щекоча одной рукой клитор, другой я продолжала перелистывать
страницы книги, находя ее все более и более интересной.
Внезапно три легких удара в балконную дверь заставили меня
привскочить от неожиданности.
- Кто там? - Воскликнула я, смущенная и одновременно раздосадованная
тем, что меня отвлекли от моего интимного занятия прежде, чем я довела
себя до оргазма.
- Это я... Роберт,ваш попутчик... Я вам помешал?
- Нет, нет, - вскричала я живо. Я быстро захлопнула книгу и оправила
пеньюар, чтобы встретить маклера в более приличном виде. Я была
обрадована. Наконец-то мужчина. Это все же лучше, чем палец во влагалище,
пусть даже искусно ласкающий.
Я пошла открывать своему вечернему посетителю,.. Твердо решив быть
сговорчивой и даже поощрить его, если приличное воспитание помешает ему
положить руку на мой лобок и взять меня гусарским приступом - меня, корая
так изнывала от желания.
- Как вы прошли ? - Спросила я, удивленная тем, что он появился не со
стороны коридора.
- Через балкон, естественно. Мне пришлось лишь перепрыгнуть через
барьерчик.
Роберт был одет, как и я, в домашний халат, но из настоящей
шотландской шерсти в крупную клетку, как плед.
- Я хочу показать вам кое-что, - сказал он таинственным голосом. Его
глаза странно блестели. Я едва сдержала радостный возглас, увидев, что его
халат оттопыривается в том месте фигуры, которое не оставляло никаких
сомнений в его чувствах. И этот величайший идиот изогнулся, как олень, не
осмеливаясь показать мне свой зеб, внушительную твердость которого я уже
чувствовала, когда он прижимался к моему заду на сеновале.
- Что же вы хотите мне показать, дорогой месье Вандерберг ? - Эту
книгу... И он протянул мне томик, который прятал до того за спиной. Одного
взгляда было достаточно, чтобы понять, какого рода была эта книга! Только
заголовок отличался: это была знаменитая "Галиани" Альфреда Де Мюссе,
также иллюстрированная редкостными гравюрами. Безо всяких комментариев я
протянула в ответ "Задний проход Ирены".
- Я могу услужить вам тем же, дорогой!
Он испустил изумленное восклицание, слишком громкое, чтобы быть
правдивым...
- Как, у вас также ?
- О, да...
- Никакого сомнения, - произнес мой элегантный сорокалетний холостяк,
что мы попали в забавное местечко. Я слышал о том, что в сша в каждом
номере отеля можно найти библию, но я впервые вижу, чтобы к услугам
клиентов предоставлялась букинистическая порнография! Но это хорошо
соответствует обстановке.
- Обстановке? - Спросила я смущенно.
- Неужели вы не задавались вопросом: с какой целью здесь такое
изобилие зеркал?.. И почему мебель и кровать покрыты черным бархатом?..
Моя комната обставлена так же, как и ваша. Вам не кажется это странным?
Вам не приходилось слышать о возбуждающем действии, которое может быть
достигнуто такого рода хитростями?
Я покраснела...
Смутно вспоминая некоторые лекции и интимные женские разговоры, я
немного смутилась, обнаружив, что попала в распутное место или, попросту
говоря, в бардель. Я попыталась спасти свою репутацию перед Робертом.
- Надо сейчас же уйти отсюда! - Вскричала я искренне.
- О, нет, - живо возразил плут, - куда вы пойдете в такой поздний
час? и потом, чем, в сущности, мы здесь рискуем? Ничем, и, может быть у
вас появится возможность узнать кое-что интересное. Вы же сами мне
говорили, что вы не "синий чулок". Неужели вам не любопытно, Симона? Такой
случай может больше не представиться... Но я не хочу вас принуждать или
соблазнять этим приключением в пристанище самого тайного эротизма.
Я продолжала лицемерно протестовать, в то время, как он пиближался ко
мне с горящими глазами, губами лакомки, а его признак мужественности, до
краев наполненый теплой силой, приподнимал его халат. Я даже произнесла
про себя:"ну почему же он медлит пустить в ход свой зеб, который должен
быть твердым как пика?".
Внезапно (и наконец-то) он бросился на меня и обвил своими руками. Я
сделала вид, что сопротивляюсь, но он прошептал мне хриплым голосом,
задыхающимся от сдерживаемого желания:
- Ах, Симона, к чему отказываться от удовольствия, когда оно само
идет в руки?
Одной рукой он обхватил меня за талию и крепко прижал к себе. Я
почувствовала крепость его члена на своем животе. Его рот искал мой.
Наконец он впился в него. У него были подвижные, ласковые и искусные губы.
Я решила, что достаточно посопротивлялась и ответила на его ласки,
отдавшись его поцелуям. Наши языки сладострастно сплетались друг с другом.
рукой он скользнул под мой пеньюар и приоткрыл мне плечи. Чтобы перевести
дыхание, его влажный и алчный рот прикоснулся к впадине на моем затылке,
скользнул между моими грудями, обхватил один сосок, затем другой. Он сосал
их,щекотя кончиком своего языка.
Это было восхитительно, а через ткань я чувствовала волнующее и
чрезвычайно возбуждающее прикосновение твердого члена. Это прикосновение
необыкновенно усиливало мое желание, и я едва сдерживалась, чтобы не
расстегнуть его халат, схватить член и ззсунуть себе его внутрь. Как
девушка на сеновале, я шептала:
- Целуй меня еще... О, дорогой... Возьми меня...
Мужчина снова впился в мои губы. В тоже время он просунул свое колено
между моими бедрами. Потом рука, ласкавшая мои плечи и груди, атаковала
мой халат с другой стороны, приподняв его и обнажив бедра до живота. Эта
проворная рука начала ласкать округлости моих ягодиц. Затем эта плутовка
прокралась в расщелину между ногами... Один палец коснулся моей маленькой
дырочки... Мое тело как будто пронзил электрический разряд. Я хотела
устраниться от этой ужасно грязной ласки, на которую считала себя
неспособной.
Рука неотвратимо спускалась по впадине и проскользнула между бедрами,
широко раскрытыми коленом Роберта, хотя я не испытывала никакого желания
их сдвинуть... Его пальцы прошлись вокруг моего отверстия и лишь потом
скользнули в саму щель...
- Как ты влажна, моя маленькая Симона, - произнес маклер, переходя на
ты (в данной ситуации обращаться на "вы" было бы просто смешно).
Признайся, что ты хочешь так же, как и я. Ведь ты хочешь, чтобы я пронзил
тебя, вогнал в тебя свой большой зеб?.. Ты знаешь, он так прекрасен... Он
красив, тверд и готов войти в твою маленькую дырочку. Хочешь, я тебя
поласкаю?!
Произнося эти слова, которые буквально кружили мне голову, обещая
бесконечное наслаждение, Роберт ввел свой указательный палец внутрь,
засунув его как можно глубже. Он начал двигать им как маленьким членом.
Все мое существо взорвалось.
- О, нет, дорогой! Не так! -Вскричала я , обезумев. Одним страстным
движением я вырвалась и шагнула назад. Пытаясь снова притянуть меня к
себе, он зацепился за нейлоновый пеньюар и сорвал его с меня. Я предстала
перед его восхищенным взором во всем блеске своей наготы. На мне
оставались лишь чулки и пояс, образующий дугу из черных кружев над
треугольником моего пухлого лобка.
- Ах, как ты прекрасна, Симона! - Воскликнул маклер. Он отступил
назад, чтобы иметь возможность рассмотреть меня целиком, прищурив глаза,
как любитель, рассматривающий картину. Потворствуя его желанию, в высшей
степени возбужденная, я вся изогнулась. Я извивалась, принимая похотливые
позы: живот вперед, груди кверху, бедра расставлены и так далее. Меня
охватил настоящий приступ желания показать себя. Безумный взгляд мужчины
оглядывал мое тело в многочисленных зеркалах, в которых я представала ему
в различных ракурсах. Он мог рассматривать меня со всех сторон сразу. Я
захотела снять чулки, но он остановил меня:
- О, нет! Останься так! Это более возбуждающе!
Я видела, что он еще не насытился любоваться мной, но у меня обмякли
ноги и все мое нутро горело в огне желания. Поэтому я растянулась на
черном бархате кровати и приняла серию поз, провоцирующих одна более
других, подчеркивая их томность и извращенность.
Желание мужчины достигло параксизма, но Роберт все еще сдерживался.
Он знал, что удовольствие от страсти неизмеримо усиливается, если
сдерживать себя до самых границ терпения. Все еще разглядывая, но не
касаясь меня, он шептал:
- О, любовь моя! Как ты превлекательна! Как прекрасны твои ягодицы! А
твой великолепный пышный лобок! Ты увидишь, как я буду тебя ласкать,
ласкать, ласкать, - повторял он хриплым голосом, с глазами, почти вылезши-
ми из орбит. Пользуясь тем, что он неподвижно застыл в ногах кровати,
очарованый прелестями моего тела, которые я выставляла ему напоказ, я
передвинулась так, что моя голова оказалась на уровне его бедер. Обеими
руками я схватила полы его халата и одним внезапным, но давно задуманным
движением распахнула его!
Напряженный зеб самца триумфально взвился в трех сантиметрах от моего
лица. Я не смогла сдержать восхищенного возгласа:
- Ах, как он прекрасен!
И это была правда! Его зеб был действительно восхитителен! Большой,
очень твердый, с приоткрытой головкой. Никогда я не видела члена таких
внушительных размеров и так прекрасно сложенного.
- О, мой дорогой! Знаешь, ты мне очень нравишься. (в умилении я
взвесила на ладони очень полные яйца).
- Все это для тебя, дорогая. И в этих больших сливах, которые ты так
хорошо ласкаешь, еще много останется в запасе. Можешь мне поверить! -
сказал мой сорокалетний обаятельный повеса.
Я приподняла руку, чтобы заключить в свой рот этот прекрасный, очень
теплый трепещущийся член. Оттянув крайнюю плоть, я полностью приоткрыла
блестящую головку фиолетового цвета, готовую, казалось, вот-вот лопнуть,
как переспелый плод. Сверкающая капелька выступила на кончике и упала на
ковер... Я не смогла отказать себе в удовольствии похолить этот
великолепный член. Я начала с нескольких легких поцелуев, касаясь члена
лишь кончиками губ. Затем вступил в дело язык, очень осторожно пройдясь
вокруг узла. Мужчина застонал, издав серию многообещающих вздохов...
- Ох, как нежны и проворны твои губы! Как ты хорошо делаешь,
душенька! - лепетал он. Тогда моя рука полностью освободила этот
восхитительный зеб, чтобы подвергнуть его алчной ласке моего жадного рта.
Я провела кончиком моего языка вдоль уздечки. Это вызвало у Роберта
новые стоны удовольствия. Я приготовилась с удовольствием проглотить всю
эту колонну пылающей плоти и не отпускать ее до тех пор, пока не высосу из
нее все соки, но мужчина резко отклонился и вырвался. Раздосадованная тем,
что лакомая добыча улизнула от меня, я обзывала его про себя слабоумным. Я
так хорошо рассчитала позицию, что ему оставалось лишь наклониться, чтобы
отдать ответную дань нежности моему влагалищу. Я умирала от желания, чтобы
он поцеловал меня там, улегшись валетом... Он не знал, что теряет, этот
идиот.
Я не знала, что у месье припасена в голове другая идея... Несколько
позднее я удостоверилась в том, что это была прекрасная идея, лучше моей и
мне пришлось изменить свое суждение..
Да! У меня оказался достойный партнер. Спасши свой драгоценный
инструмент от моей похотливой ненасытности, он обошел вокруг кровати и
остановился как раз напротив того места, которое так жаждало ласки.
Быстрым движением он скинул халат и предстал передо мной совершенно
обнаженным. Он показался мне сверкающим архангелом во всей своей лучистой
и мужественной наготе.
- Наконец-то он войдет в меня, - сказала я себе. Я широко раскинула
бедра и изогнулась в пояснице жестом полной готовности к этому. Но он,
вопреки моему ожиданию, имел другие намерения. Ухватившись за лодыжки,
подтащил меня к себе до самого края кровати. Затем, продев свои руки под
мои ягодицы, он просунул пальцы во впадину между ними и начал расширять их
насколько мог. Я спросила себя, куда же он хочет войти...
Внезапно я испытала ужасное потрясение: он ввел два средних пальца в
самую глубину моего заднего прохода. Его пальцы начали извиваться там, как
чертенята, которых окропили святой водой. Самое интимное место моего тела
испытывало не боль, но необычайное возбуждение! Роберт все время отдавал
себе отчет в том, что у меня очень чувствительный и сладострастно
восприимчивый аннус, и теперь пользовался этим. Он крепко вцепился в меня
и я не могла больше ускользнуть от него... Мне оставалось только терпеть
эту извращенную ласку, которая буквально сводила меня с ума! Продолжая
массировать меня изнутри, он несколько приподнял меня, и как чашу поднес к
своим губам мою широко открытую раковину. Наконец-то его рот вступил в
действие в самом центре моего удовольствия. Эффект, производимый
одновременной лаской в аннальном отверстии, посасывании влагалилища и
щекотанием языком моего обезумевшего клитора был неописуем! Кончик его
языка то касался клитора, то проникал в самую глубину моей раковины, сводя
с ума ее нежные стенки. Мой лакомка буквально пил из меня, так как я
увлажнялась с редким изобилием. Все мое существо растворилось в симфонии
страстных криков и невообразимых наслаждений. Настоящее неистовство чувств
овладело мной. В исступлении я рассматривала мое задыхающееся и ужасно
бесстыдное изображение, видимое под всеми ракурсами передо мной на стенах
и потолке и выделяющееся на черной кровати для оргий. Я видела себя
извивающейся, с рассыпавшимися волосами, в извращенных обьятиях мужчины и
этот вид усиливал мою эротическую горячку, доводя ее до параксизма.
Я была полна любовной горячкой и быстро приближалась к тому, чтобы
очутиться на седьмом небе, когда внезапно произошло непредвиденное
событие.
- Хорошо!.. Это хорошо, дорогой... О, дорогой!.. Еще... Еще!.. Я
Лепетала таким образом, истекая сладострастием и сжимая в конвуль
сиях голову мужчины, прикованого к моему заду, когда, к моему великому
изумлению, я увидела в зеркале, что дверь комнаты приоткрылась. Мужчина и
женщина проскользнули в комнату. Это был бармен Феликс, сопровождаемый
Иоландой, хозяйкой отеля...
Какой скандал! Я заранее ужаснулась, хотела высвободиться, но из
этого ничего не вышло: Роберт крепко держал меня. Невозможно было также
предупредить его о вторжении Феликса и Иоланды... Я слишком запыхалась,
чтобы говорить, а он, приникший своим лицом к самой глубине моей
женственности, поглощенный своим восхитительным делом, не мог видеть то,
что происходило у него за спиной!
Директрисса "Светлой луны" тщательно закрыла за собой дверь,
движением подбородка она указала Феликсу на переплетение пылающих тел,
образованное мной и биржевым маклером.
Я услышала, как прекрасная Иоланда сказала своему бармену низким
голосом:
- Иди туда, Феликс...
Мулат скинул свою куртку; оставшись в рубашке, он бросился вперед.
Что он хочет с нами сделать?! Несомненно этой черной скотине его хозяйкой
было поручено оторвать нас друг от друга, прежде чем выкинуть прочь. Крики
наслаждения, которые мы издавали должны были всполошить весь замок, что и
вызвало вмешательство директриссы.
А мой партнер, как ни в чем ни бывало, продолжал пожирать мое
влагалище и сотрясать мой зад!..
- Что же происходит? - Спросила я себя, - это совсем не то, чего я
ожидала...
Быстрым жестом мулат расстегнул свою ширинку, опустил брюки, потом
плавки... Он выставил напоказ свой поднятый член, более длинный, более
толстый и еще более прекрасный, чем у Роберта! Я не поверила своим глазам!
но я была настолько заинтригована развитием событий, что восхитилась
подобным оборотом дела... Феликс не медлил ни секунды. Он поплевал на
ладонь, смочил слюной головку своего члена, схватил моего любовника за пах
и, с криком "ха!", как будто он рубил дрова, с огромной силой вонзил свой
кол между ягодиц Роберта.
Я думала, что после такого толчка мой партнер закричит от боли и
бросит меня. Но нет! Напротив, после небольшой паузы, вызванной
неожиданностью, он освоился со своим положением и приник к моему заду с
еще большим пылом. Каждый удар Феликса сотрясал его тело, насаженное на
член. Эти сотрясений передавались мне в виде ритмичных колебаний. Это было
восхитительно. И особенно хорошо после страха, который я испытала.
Уже примерно через шесть движений я достигла вершины экстаза.
Содрогаясь в судорогах оргазма, я обильно орошала рот Роберта.
Головокружительный вихрь захватил меня. Ураган наслаждений небывалой силы,
такой неистовый, что я не смогла сдержать настоящий вой, предшествовавший
полному опустошению моего существа. За это время Иоланда сбросила одежду и
явилась во всей своей сияющей наготе. С неослабевающим вниманием ее
голубые глаза, блестящие от возбуждения и желания, следили за фазами
триумфального оргазма, который я испытывала.
Роберт, очевидно, отдавал себе отчет в том, что я кончила, но, тем не
менее, не отрывался от меня. Он продолжал сосать меня и ласкать в ритме,
который задавал ему, входящий в его зад бармен. В результате я скоро
почувствовала, как вновь наполняюсь желанием и готовностью к новому
подьему к вершинам сладострастия.
Иоланда стояла подле кровати. Ее взгляд блуждал из стороны в сторону.
казалось, она колебалась, каким из способов присоединиться к нашей группе.
Она была прелестна, как выточенная и все ее движения носили отпечаток
несравненного сладострастия. Ее лицо, полное желания, казалось, было
озарено внутренним пламенем. Скульптурные формы ее тела привлекали меня с
неотразимой силой.
Я чувствовала, что в ее руках, под ласками такого существа я могу
стать лесбиянкой и, притом, очень развратной. Иоланда стояла с широко
раздвинутыми бедрами и, поскольку я находилась ниже их, я могла любоваться
ее розовой раковиной в обрамлении белокурых волос: самое маленькое в мире
влагалище. У полных женщин оно обычно действительно более узкое, чем у
худых.
Было ли тому причиной воспоминание о лицее, или же о мимолетной сцене
в распутной книге, которую я перелистывала в конце вечера? Я не знаю. Но
безумная идея уже пустила корни в моей голове, опустошенной
сладострастием; сильнейшее искушение постепенно овладевало мной. Взглядом
я дала понять Иоланде природу своих чувств: красноречиво извивая кончиком
своего языка, я посмотрела на самую интимную часть ее опьяняющей фигуры.
Иоланда широко улыбнулась, сразу очаровав и еще больше взволновав меня.
- Ты, правда, хочешь?
- О,да... Ты так прелестна, - ответила я страстным голосом. Не медля
Больше она взобралась на кровать и уселась прямо на мое ли цо. Затем,
наклонившись вперед, она подставила свое маленькое влагалище к моим
сладострастным губам. Я тотчас же включилась в игру, стараясь подражать
мужчине в искусстве сосания и даже превзойти его. Целый концерт стонов и
вздохов салютовал моим первым попыткам; он доказал мне, что я на
правильном пути. Удовольствие, которое я доставляла Иоланде, вознаградило
меня за все. Капельки влаги, свежие, как утренняя роса весной, утреннее
море, напоминающее о сочности свежеочищенных креветок, издавали также
восхитительный и очень возбуждающий запах.
Иоланда согнула ногу и просунула ее мне под затылок. Крепко
зацепившись таким образом, она поддерживала мою голову в положении очень
удобном для моих лижущих поцелуев. Она улеглась несколько набок, повернув
при этом мою шею. Протянув руки вперед, она схватила Роберта за бедра и
притянула к себе. Мужчина оказался, таким образом, в неустойчивом
равновесии. К счастью, Феликс крепко держал его за пах, глубоко засунув
член в задний проход своей жертвы.
Несмотря на это, чтобы подчиниться Иоланде, Роберт должен был слегка
выпрямиться и, таким образом, приподнять и меня также. Наконец, не без
труда прекрасная блондинка добилась того, чего она хотела: ее рот добрался
до поднятого члена Роберта и с жадностью поглотил его.
Я тутже почувствовала на себе сильнейший эффект, который ощущал
Роберт под извращенным действием прекрасной хозяйки. Если до сих пор
деятельность, которую он развивал в самом центре моего наслаждения, подчи-
нялась равномерному ритму совокупления, то теперь она внезапно стала
беспорядочной. Настоящее неистовство охватило Роберта, также как и меня,
избыток небывалого наслаждения... Я старалась изо всех сил, чтобы
отблагодарить искушенную Иоланду языком и губами.
Внезапно я почувствовала, что Роберт содрогнулся. Его тело
заколыхалось от быстрых и резких вздрагиваний. Он несколько подался назад,
чтобы вытащить свой член изо рта Иоланды, но женщина воспротивилась этому,
схватив моего самца за основание члена, чтобы вернуть в ту же позицию.
То, что должно было случиться, случилось... Роберт выпустил мощную
струю прямо в рот Иоланде. И лакомка с восторгом "проглотила все пбре".
она отпустила член только тогда, когда опорожнив все свое семя, он стал
мягким и полуопущенным. Оргазм Роберта повлек за собой цепную реакцию,
если так можно выразиться. Я почувствовала, что блондинка, в свою очередь,
содрогнулась. Потом мулат, после невообразимого рычания, которое издает
дикарь во время течки в тропическом лесу, вытащил свой член, висящий и
капающий даже после дела из ягодиц моего первого партнера. И я была еще
раз опустошена этими внешними конвульсиями оргазма, которые бесконечно
усиливали мое наслаждение.
Все четверо, не разбирая, где руки, а где ноги, обессиленно
повалились на необьятную кровать и распростерлись в ожидании, когда
восстановятся силы после такого головокружительного сеанса удовольствия.
Низ кровати и черный бархат были испачканы выделениями и спермой. Если все
клиенты этой забавной гостиницы "Светлая луна" поступают также, то местные
прачечные не должны испытывать недостатка в работе...




Г л а в а v i


Хозяйка "Светлой луны" первой пришла в себя. Я думала, что она
встанет и пойдет совершать свой маленький интимный туалет, показывая нам
пример. Но нет! Она припала к своему бармену и широкими движениями языка
начала очищать ему член от спермы и всего, что осталось от его
сладострастия. С другрой стороны, я была довольно таки успокоена сознанием
того, что эта волна сладострастия, ввергшая меня в пучину самого низкого
разврата, была вызвана действием смеси, приготовленной Феликсом, не менее
дьявольским барменом "Светлой луны". Я не испытывала чувства стыдливости
потому, что все это случилось не по моей воле. Это не было моей виной.
Вот так всегда находятся оправдания когда грешишь против девятой
заповеди. "не будь сладострастным!" и так далее. И потом, ужастная
возбуждающая микстура, казалось, продолжает оказывать свое опустошающее
действие. Она потихоньку продолжала подкапываться под общепринятые мораль-
ные устои, побуждая меня примириться с ситуацией и даже извлечь из нее
максимум выгоды.
... Обещания, содержащиеся в страшных речах Иоланды, пробуждали, бла-
годаря моему любопытству, чувственность, еще более обостренную до
крайности, неутомленную и готовую затопить меня снова.
- Я понимаю твои сомнения, моя сладкая Симона, - вновь начала
Иоланда, - но я уверяю тебя, что, помимо минутного удовольствия, опыт
который ты почерпнешь в "Светлой луне", в высшей степени обогатит тебя.
Двадцать лет назад я была такой же робкой и немного наивной, как и ты...
- Как?.. Двадцать лет назад? - Задохнувшись от удивления перед этим
признанием своего возраста, о котором я даже не предполагала.
- О, да, дорогая... Двадцать лет уже!
- Это невозможно.
Иоланда улыбнулась моему изумлению. Она спросила меня в свою очередь:
- Сколько лет ты мне дашь?
- Ну... Примерно столько же, сколько и мне: двадцать четыре, двадцать
пять, максимум...
Чудесная блондинка, очаровательная даже после любовных утех,
улыбнулась, с гордостью вытянув свои безукоризненные бедра...
- Посмотри на меня получше.
Я вновь окинула взглядом ее совершенное тело, блистающее молодостью,
свежестью и грацией, ее лицо, носящее отпечаток высокой чувственности в
губах и во взгляде.
- Мне сорок два года! - Заявила она с гордостью. Я была слишком
изумлена, чтобы ответить что-либо. Божественная хозяйка продолжала:
- Не правда ли, у меня совсем мало морщин, мало следов усталости и
одряхления? И я рассчитываю долгое время оставаться в таком же виде, хотя
это кажется чудом. Быть молодой телом и старой по опыту, для меня эта
мечта стала действительностью. Я открыла секрет вечной физической
молодости. Так как ты мне нравишься и поскольку сейчас ты была так мила,
хотя я даже не просила тебя об этом, мне хочется, чтобы ты воспользовалась
моим секретом. Я сейчас открою его тебе...
Естественно я не отрывала глаз от губ моей собеседницы. Какая женщина
не будет готова к наивысшим жертвам, чтобы сохранить свою красоту и узнать
рецепт, который поможет достичь этого!
- Чтобы оставаться молодой, - доверительно сообщила мне Иоланда, -
надо всего лишь пить, много пить...
- Что пить? - Спросила я наивно.
- Неужели ты не поняла?.. Ты же видела, что я делала буквально
несколько минут назад?..
- Ох! - Воскликнула я, совершенно ошарашенная этим заявлением.
- Я думала, что ты догадалась, - продолжала Иоланда. - Но, внимание!
чтобы эффект был чувствительным надо поглощать очень много этого напитка.
Несколько раз в день. Естественно, смотря по тому, насколько сильны мужчи-
ны, насколько они возбуждены и так далее. Ласка, которуя я сейчас делала
твоему другу предоставила мне хорошую дозу мужскойй спермы. Что касается
спермы, которую мне оставил Феликс, я ее даже не считаю: слишком много ее
было потеряно в заду у Роберта. То, что я смогла собрать, облизав ему член
и яички, было лишь дополнением. Конечно, я понимаю, поначалу кажется
несколько омерзительным глотать эту безвкусную тепловатую и липкую
жидкость, но вот увидишь, ты быстро привыкнешь, и, в конце концов,
пристрастишься к этому. К общему наслаждению прибавится и это лакомство!
Меня раздирали противоречивые чувства. Я не знала, что и думать,
настолько ошеломляяющим и неожиданным было все то, что со мной случилось.
мне никак не удавалось обдумаать ситуацию, в которой я оказалась. Все эти
сенсационные для меня новости, эти идеи, эти обуревающие меня чувства,
боролись во мне в одно и то же время. Они уничтожали друг друга, оставляя
меня без сил, полную нерешительности, колеблющуюся под влиянием
противоположных влечений...
Но в чем я должна была признаться - это в том, что Иоланда подчинила
меня себе. Я не способна была дальше сопротивляться темным инстинктам и
низменным желаниям, которые эта великолепная пассия возбуждала во мне.
Ужасное создание лаского обвило своей рукой мою талию, кончиками
пальцев она слегка коснулась моих отвердевших сосков. Другая рука бродила
во влажных зарослях моего пухлого лобка, играя моими волосами и обвивая их
вокруг точеных пальчиков.
То, что шептала она мне на ухо, звучало странной музыкой, несколько
бессвязной, но странным образом очаровывающей меня. Все эти речи
преследовали вполне определенный смысл и они одурманивали мое сознание как
чудесный яд.
Иоланда продолжала нашептывать мне:
- Ах, моя дорогая, если бы ты знала, какая удивительная жизнь
началась у меня после того, как я нашла способ удовлетворять себя когда
захочу и досыта. Напиток, который ты отведала, безвреден для здоровья,
совсем напротив! Я подарю тебе рецепт, если ты действительно такая
славная, как мне кажется. Благодаря моему любовному напитку все мужчины и
даже женщины будут у твоих ног...
- Это будет чудесно, - сказала я Иоланде...
Я поцеловала Иоланду в шею. Она улыбнулась и начала щекотать мой
клитор, продолжая нашептывать свои откровения, настолько же распутные,
насколько многообещающие. - Вот увидишь, как раскроются все твои любовные
возможности, о которых ты даже не подозревала. Из твоих партнеров ты
сможешь вытянуть максимум наилучшего, на что они способны! Они отдадут
тебе все свои соки, всю свою мужскую силу, все запасы своего сексуального
сладострастия. Ты сможешь осуществить свои самые низменные, самые дерзкие
грезы... И, кроме того, если ты последуешь моим советам, ты станешь
соблазнительной в течение многих лет!
- Мне непонятно, - сказала я, - действительно ли для того, чтобы
сохранить свою молодость, надо поглощать такое количество... Ну, словом,
жидкости, о которой ты говорила. Если да, то откуда ты находишь столько
"поставщиков"?
Иоланда отрывисто рассмеялась:
- О, я выкручиваюсь! - Ответила она уклончиво. - Впрочем, и в
домашних условиях мужчина средней крепости может обеспечивать эти
четыре-пять порций в день. Достаточно иметь под рукой, осмелюсь сказать,
двух или трех субьектов. Это не так уж трудно, и мои клиенты "Светлой
луны" не отказывают себе в удовольствии уступить мне свою сперму. Главное
заключается в способе ее сбора для собственного использования. И это
предоставляет широкие возможности для других удовольствий.
- Каких других удовольствий? - Осведомилась я, в высшей степени
заинтересованная тем, что мне сообщила владелица замка.
- Ну, видишь ли, Симона! Ты понимаешь, конечно, что я люблю
использовать мужской член не только как соску!
В течение этой беседы рука, которая блуждала по моим грудям,
становилась все более настойчивой. Мало-помалу мои груди сильно набухли.
Это призывало к другим ласкам. Искусительница знала, что делает! Что
касается другой руки, то она прочно обосновалась внизу и осторожно
проникала между бедрами, которые я все еще пугливо сжимала (но не
надолго). Еще не убежденная до конца, я не отставала от нее, чтобы узнать
побольше.
- Таким образом, напиток достаточно сильнодействующий? Скажи мне,
однако, сколько нужно поглотить этого драгоценного живительного напитка,
чтобы возбудиться?
- О, только несколько капель!
При виде бессильной позы наших бедных рыцарей я не могла не
усомниться в правоте утверждений прекрасной Иоланды. Я заметила ей об
этом.
- Не беспокойся, - сказала она, улыбаясь, - достаточно пощекотать их
немного в определенном местечке, чтобы они вновь воспряли. Мне захотелось
сейчас же проверить заверения Иоланды. Я протянула правую ногу и кончиками
паальцев начала щекотать вялые органы Роберта. К моему величайшему
восхищению его член не замедлил отреагровать на эту необычную ласку. Он
открыл глаза, оглядел нас и вздохнул, приговаривая:
- Послушайте, мои прекрасные кошечки, вы хотите еще! Тем лучше, я
чувствую, что буду сейчас в форме после этого короткого отдыха.
Роберт протянул руку к влагалищу прекрасной хозяйки. Иоланду отнюдь
не пришлось уговаривать раздвинуть бедра и полностью раскрыться. Она
тотчас же застонала от удовольствия под ласками пальцев Роберта, которые
искуссно возбуждали ее. К восклицаниям блондинки не замедлили
присоединиться и мои. Пользуясь тем, что моя нога была вытянута, Иоланда
расположилась в самом центре моего нового волнения. Кончиками ногтей она
начала щекотать мой клитор. Потом, когда Роберт вошел в дело, его техника
произвела на нее такое впечатление, что она тотчас же захотела
воспроизвести все это на мне.Действуя указательным пальцем во влажной
теснине, которая служит истоком наиболее пылкой страсти, она ввела большой
палец в мой зад и пальцы, как вилы, начали пилить меня сразу с двух
сторон.
Эротическая горячка вновь охватила меня. Еще раз я была захлестнута
невыразимой бурей сладострастия. Иоланда прекрасно сознавала мое
состояние, поскольку сама испытывала ощущения такой же силы.
- Ты хочешь, чтобы я тебя поцеловала? - Предложила она.
- Нет, нет! Достаточно закуски! Я не могу больше! Я хочу, чтобы
ктонибудь вошел ко мне... Быстро и очень глубоко! - Отвечала я. - Роберт,
дорогой, проткни меня! Скорее, ты же обещал мне!
Я делала все, что было надо для того, чтобы его член вновь принял
свою прекрасную форму, вновь стал очень твердым и живым. Но он, вместо
того, чтобы откликнуться на мой призыв, не сводил глаз с прекрасной
Иоланды. Вот она, мужская неблагодарность! Хам!
Впрочем, он оставил мне Феликса, лишь одно обстоятельство сдерживало
меня. Я испытывала некоторое опасение, так как размеры члена у мулата
превосходили все то, что я могла себе представить до сих пор. Не разорвет
ли меня такая оглобля?
Иоланда, должно быть, догадалась о природе моих чувств и раздумий.
- Иди туда, если хочешь, - подбодрила она меня, - поверь моему опыту,
не так скоро ты найдешь такой прекрасный член. Не бойся, что тебе будет
плохо. Этот плут знает, что делает!
Мне оставалось только убедиться в этом. Протянув другую ногу, я
коснулась бармена тем же жестом, который так хорошо помог Роберту.
Феликс также воспрял. Его плоть вновь отвердела и, тотчас же,
превратилась в тот огромного калибра зеб, который я видела ранее. Иоланда
в это время оставила меня, чтобы полностью отдаться моему попутчику.
Так как мои ноги были вытянуты в различных направлениях, я была
распластана и мое влагалище сгорало от нетерпения быть заполненным. Я
больше не медлила!
- Иди же, Феликс!.. Я твоя... Посмотри, как я увлажнилась для тебя,
для твоего прекрасного инструмента любви! Живее вонзи его в меня! -
Вскричала я, вся дрожа от страсти. Я подкрепила свой призыв, приподняв
поясницу и делая небольшие движения, имитирующие совокупление. Реакция
Феликса была немеденной. Он выпрямился и, испустив свой боевой клич,
ринулся на меня членом вперед. Я напряглась, отдавая ему все влагалище,
охваченное горячкой...
Увы, мне пришлось разочароваться...




Г л а в а v i


Иоланда быстро оторвалась от моего влагалища. Схватив член мулата в
тот момент, когда он готов был пронзить меня, как только что Роберта,
прекрасная блондинка вернула его на свое место.
- Немного терпения, Феликс, - скомандовала она, - ты войдешь к
Симоне, когда я скажу тебе, не раньше! Подожди, пока мы займем свои места.
. Она схватила свою подушку и подсунула ее мне под поясницу. Мое тело
изогнулось, как арка. Вторая подушка поместилась у меня под лопатками
таким образом, что моя голова откинулась назад. Третья нашла свое место на
краю кровати, в нескольких сантиметрах от моего затылка. Иоланда улеглась
животом на кровать, обхватив своими бедрами мое запрокинутое лицо.
Маленькая подушечка приподнимала ее влагалище как раз напротив моего рта.
Я немедленно принялась за дело, вновь очарованная этим маленьким
сокровищем, невыразимо милым, со своим прелестным запахом морской
свежести. Она повернула голову и сказала Роберту:
- Дорогой! Это я приказала Феликсу войти в твой зад. Отомсти же
теперь мне. Сделай мне то же самое. Не бойся сделать мне больно, я обожаю
это. Роберт не колебался. Он взобрался на необьятную кровать, раздвинул
пышные розовые ягодицы хозяйки, придвинул свой рот и ловко плюнул на ее
задний проход. Потом он сильно и точно насадил ее на свой член. Его
прекрасные, вновь полные яйца, касались моего подбородка.
Иоланда сдерживалась, чтобы не потерять контроль сразу после того,
как была оккупирована Робертом. Она наблюдала за мулатом, который
нетерпеливо ворчал в ожидании момента, когда он пронзит меня. Неужели она
прикажет ему отказаться от своего предложения? Я буду ужасно расстроена.
Но нет, наконец она сказала Феликсу:
- Ты можешь теперь заняться любовью с Симоной. Но будь осторожен, не
разорви ее. Она очень мила, эта крошка...
После этого она полностью отдалась удовольствию, которое ей доставлял
Роберт, массирующий ее через зад. Ее наслаждение выражалось в непрерывном
вое, котрый она приглушала, уткнувшись в черный бархат покрывала.
Положение, в котором я находилась с поясницей, приподнятой подушкой,
затруднило проникновение ненормарльного члена.
Выполняя рекомендации своей хозяйки, бармен был очень осторожен:
сдерживая свой пыл, он сначала вошел в мое влагалище только кончиком
своего члена. Он дал небольшой удар и продвинулся несколько дальше, затем
последовали три небольших шажка и возвращение ко входу в мое влагалище.
Эти манипуляции буквально сводили меня с ума от желания быть пронзенной
глубже. Все мои сомнения относительно величия этого члена испарились от
одного удара. Я сама пошла навстречу члену. Одним броском моего таза
вперед я поглотила гигантский зеб до самой глубины моей теснины. Он вошел
в меня так же легко, как палец в кусок масла в жаркий летний день. Никогда
я не могла подумать, что член такого калибра может вступать во владения
моего интимного местечка, не причиняя никакого вреда моей нежной плоти.
Иоланда не солгала мне, сказав, что для меня будут откровением мои
неожиданные возможности!
Как мне описать поток ощущений, которые меня охватили?.. Мое местечко
все целиком стало центром вихря бесконечного наслаждения. Волна за волной
непреодолими вели меня на самую вершину плотского счастья. Это было не
сравнимо со всем тем, что я знала до сих пор. Как любовник, Феликс был
действительно чемпионом! Он мог бы ограничиться чисто животным способом,
не изощряя ударов своей биты, что быстро бы привело к оргазму всего моего
существа. Но этот прекрасный служитель длительного удовольствия дал мне
доказательство своей профессиональной добросовестности.
- Спокойно, - командовал он мне, - ничего не делай. Лучше отдайся
наслаждению...(Феликс твердо держал в своих руках бразды правления).
Мулат с мартиники снова вывел свой член к самому входу моей влажной
раковины, дал три маленьких удара, очень осторожных и легких. Я с трудом
сдерживала безумное желание вновь податься навстречу его члену, поглотить
его и удержать как можно дольше в самой глубине своего чрева... Внезапно
быстрым движением он вбил в меня свой кол и заполнил меня всю целиком.
Затем вернулся обратно, вновь сделал три маленьких ритуальных удара перед
новым резким вторжением в мои органы. И быстро возвратился, чтобы начать
вновь ту же манипуляцию еще и еще. Этот контрастирующий ритм был ужасно
возбуждающим.
Каждый раз, когда Феликс забивал свою сваю, я думала, что приближаюсь
к вершинам счастья. Меня захлестывала огромная волна сладострастия, но он
тут же возвращался к более слабым колебаниям, чтобы продлить мое ожидание
конечного оргазма.
Каждый раз, когда кончик его члена касался моей матки, меня охватывал
вихрь ощущений, который доводил до последней черты мое наслаждение. Каждый
раз я думала, что дохожу до самого порога эротической горячки, и я была
изумлена тем, что каждый раз обнаруживала себя еще ступенькой выше на
лестнице наслаждения, и видя, что эта фантастическая скачка еще
продолжается!
Наконец, Феликс выстрелил из своего ружья... В тот момент, когда
сильная струя теплой спермы затопила мое влагалище, меня охватило
удовольствие такой необычайной силы, что я не могла больше удерживать
себя. Я взвыла... Мое тело изогнулось в спазматических конвульсиях. Как
животное, я вцепилась зубами в плоть, которой касался мой рот в момент
восхитительного томления.
Несколькими секундами позже сознание вернулось ко мне. Я заметила
тогда, что мой рот полон крови, спермы и спутанных волос. Я выплюнула их.
Наслаждаясь, я не слышала, что Иоланда вскрикнула от боли. Ведь я не
прекращала лизать ее влагалище в то время, как Феликс занимался со мной.
содрогания возвестили, что Роберт заполнил ее зад.
Еще раз мы все четверо повалились на кровать, как пустые мешки. И
черный бархат стал еще более испачканным.
Смущенная и пристыженная своим инстинктивным жестом, я сказала:
- Я не знаю, что со мной приключилось, я не могла сдержать себя,
чтобы не вцепиться тебе в плоть, которая была у меня перед зубами...
- Не смущайся, - сказала Иоланда, полная снисходительности, - уже не
впервые мне приходится испытывать нечто подобное. Мое влагалище видало ви-
ды и похлеще!

- Без Автора - Приключение В Отеле Светлая Луна => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Приключение В Отеле Светлая Луна автора - Без Автора дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Приключение В Отеле Светлая Луна своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: - Без Автора - Приключение В Отеле Светлая Луна.
Ключевые слова страницы: Приключение В Отеле Светлая Луна; - Без Автора, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн