Блок Александр Александрович - Брожу в стенах монастыря... 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Морозов Владислав

Цезарь - 2. Закон стаи


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Цезарь - 2. Закон стаи автора, которого зовут Морозов Владислав. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Цезарь - 2. Закон стаи в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Морозов Владислав - Цезарь - 2. Закон стаи без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Цезарь - 2. Закон стаи = 365.63 KB

Морозов Владислав - Цезарь - 2. Закон стаи => скачать бесплатно электронную книгу



Морозов Владислав (Прокопчик Светлана)
Закон стаи (Цезарь - 2)
Светлана Прокопчик
(Произведение публиковалось под псевдонимом Морозов Владислав)
Цезарь: Закон стаи
(Цезарь-2)
Все кончилось так, как
Должно было быть:
У сказок счастливый конец.
Дракон умирает, убитый копьем,
Царевна идет под венец...
Какая у этой басни мораль?
А морали нет никакой.
Один родится рогатым, но
Пернатым родится другой.
И каким ты был, таким ты умрешь,
И так ты нужен такой
Небу, которое смотрит на нас
С радостью и тоской.
Наутилус Помпилиус.
"Негодяй и Ангел"
Вновь на тропе войны.
С остервенением швырнув телефонную трубку на рычаги, Саша выматерился. Забористо, даже самому понравилось. Забавно - когда ему было семнадцать, и он работал грузчиком, так изощренно выражаться не умел. Определенно, без высшего образования столь замысловатую фразу не построишь...
Откинулся на спинку кресла, зажмурился, затем, чуть подавшись вперед, поставил локти на стол и потер виски. Стиснул зубы. Надо держать себя в руках, напомнил он себе, ты коммерческий директор UMF, солидный человек. Не пристало беситься по каждому пустяку. Ага, не пристало! Пока этим уродам не расшибешь морду в кровь, ни хрена до них не доходит, независимо от того, спокоен ли ты как удав, или брызжешь слюной от ярости.
Вновь отклонился назад, уперся затылком в подголовник, пытаясь выполнить несколько упражнений по самовнушению. Ничего не вышло. В Америке такой номер проходил с полпинка, а как вернулся сюда... Надо было оставаться! Идиот, дебил, придурок, ведь знал, что ничего хорошего здесь нет! Понесло его на родину... Ностальгия, видишь ли, замучила. Хотя на самом деле ему попросту осточертели жесткие поведенческие рамки и необходимость всегда выглядеть приличным человеком. Свободы захотелось. Ну, и прелести семейной жизни достали. Причем последний фактор, наверное, и был решающим.
Да-а... Три года назад, окончив институт с красным дипломом и имея неплохой трудовой стаж по специальности (а что бы и не иметь, если работал в собственной фирме), он с гордым видом отправился грызть гранит науки в Германию. Собственно, о продолжении образования речи не было - вопрос стоял о приобретении практических навыков для работы за границей. Отец в те времена вынашивал мысль о переезде в Штаты, поэтому готовил почву заранее отправил обоих сыновей стажироваться за кордон. Но это жить в России тяжело, а вот деньги делать - проще, поэтому сам остался в Москве. А Саша из Мюнхена вылетел в Калифорнию. UMF все-таки совместное предприятие, второй офис располагался в Сан-Франциско.
Там женился, решив осесть окончательно. Ага, осел, как же. Через два года на стенку лез от беспросветной скукотищи. Калифорнийский санаторий с рафинированными условиями, пальмами, вечным летом и подогретой соленой водичкой раем обетованным показался лишь по приезду. Прекрасное место для восстановления сил после российских условий. Но вскоре от этой идеальной прелести тошнить стало. К этому же добавилась несложившаяся семейная жизнь. Все-таки Саше нужна была русская женщина. У его американской жены все мысли крутились вокруг внешности и здорового образа жизни. Поначалу ему нравилась шикарно упакованная кукла Барби с бесконечными ногами и ростом чуть ли не с него самого. Однако мозгов у нее оказалось ровно столько же, сколько у ее игрушечного прототипа.
Интересная получалась картина - Саша за день выкуривал полторы-две пачки сигарет, а его жена заходилась в истерическом экстазе, проповедуя экологически чистый образ жизни. Никаких сигарет, никакого алкоголя, кофе без кофеина, отказ от мяса, сахара и масла. Строжайшая диета, четыре часа в день на тренажерах и скрупулезный подсчет калорий. Лучше бы она с деньгами так осторожно обращалась. Саша всю жизнь считал, что умеет готовить, но жена в ужас приходила от одного вида сырых ингредиентов. Как?! Столько жиров, специй! Это же вредно! В конце концов он развелся с ней.
После развода некоторое время жил один. Ну как один - в девицах-то недостатка не было. Почему-то все они были уверены, что он итальянец либо мексиканец. А что, все сходится - волосы цвета воронова крыла, характерные глаза спаниеля и пристрастие к чересчур острой пище. Оказывается, этого достаточно. Тем более, что он неплохо знал итальянский и испанский. Оставшись без присмотра жены, моментально стал толстеть. Не спасали ни занятия спортом, ни увеличенная нагрузка на работе. Размеренная, спокойная жизнь брала свое. Ни тебе стрессов, ни проблем, элементарную бессонницу и то не на чем заработать. А жить так неинтересно. Вот это и было самым поганым. Все надоело. Закончил все дела и вернулся в Россию.
Прилетел в конце марта, никого не предупредив. Свалился, как снег на голову. Сравнение оказалось буквальным - не успел выйти из здания аэропорта, как поднялась сырая метель - весна выдалась поздней. Для Саши природное явление стало шоком - за два года успел позабыть, что кроме лета есть еще и другие времена года.
Конечно, в России занятие ему нашлось моментально. Отец назначил его коммерческим директором концерна и велел принять дела у предшественника, даже не дав времени на акклиматизацию. Саша понял, что крайности до добра не доводят. Он стремился к жизни интересной и насыщенной, но не до такой же степени!
Непонятно, как в таких условиях российское отделение приносило больше прибыли, чем американское. Сюрпризы сыпались как из рога изобилия. Причем сюрпризы в изначальном смысле слова - не просто неожиданность, но еще и крайне неприятная. Что ни день - то очередной аврал. Три года назад концерн состоял из нескольких московских фирм под одной вывеской, а сейчас насчитывал более полутора сотен предприятий, разбросанных по всей стране. Ежедневно кто-то из руководителей сообщал: у нас авария, переносим сроки поставок на более поздние. Или: нас кинули. Иногда - не можем расплатиться, банк задерживает наши деньги. И со всем этим срочно приходилось что-то делать, чтобы не нарушать график работы основных производств и не потерять деньги.
Иногда случались казусы. Вот как сейчас: позвонили и обрадовали, что прибыл долгожданный вагон проката с Урала. Но - не на станцию Павелецкую, куда следовало, а почему-то на Казанскую. Если пути господни неисповедимы, то в лабиринтах транспортников не разберется сам сатана. Спрашивается, каким образом груз мог заблудиться? Но это еще не самое интересное. Вагон обнаружили случайно, а рядом с ним - деловитую бригаду грузчиков. Чьих непонятно. Но разгружали они весьма уверенно и бойко. Придется ехать устраивать разбор.
В машине мысленно продолжал ругаться. Нет, спрашивается, каким образом эта настырная бригада добралась до вагона? Ну, с пломбами и запорами все понятно, их сломать недолго. Но как быть с остальным? Они ж средь бела дня полезли. На каком основании? Одной наглости маловато. Значит, были какие-то документы. Поддельные, разумеется, но в них указан сходный вид товара. Иначе номер с разгрузкой в принципе пройти не мог. Выходит, кто-то знал, какой груз. Этот же вывод напрашивается и из того факта, что орудует бригада рабочих. Кто-то ж должен был их пригласить? А раз есть грузчики, то должен быть и транспорт для перевозки с вокзала на склад - металл под открытым небом хранить нельзя. Хотя это в Америке нельзя - в России и так бросить могут.
Получается, что некто хорошо знал о прибытии вагона. Можно предположить, что именно этот некто и переправил вагон на другую станцию чтобы красть сподручнее было. Кто ж мог подумать, что вагон найдут так быстро? А к завтрашнему утру от него уж точно одни воспоминания остались бы. Что-что, а оперативно воровать в России умели всегда. Хотя могло случиться иначе. Вагон пришел ночью по ошибке - диспетчер перепутал место назначения. Кто-то из транспортников удивился: что это здесь делает чужой вагон? Решил глянуть, вдруг что интересное обнаружится. Нашел металл. Тут же обзвонил знакомых на предмет "кто купит". Знакомый прислал бригаду прибрать плохо лежащие деньги. В общем-то, в таком варианте тоже ничего невозможного нет. Но в любом случае надо привлечь милицию - у Саши все документы без единой поддельной запятой. С милицией забрать свое получится проще.
Подъезжая к вокзалу, свернули к стоянке большегрузных машин. Трейлеров и грузовиков хоть отбавляй. Среди них мелькнули три машины со знакомыми номерами. Ага, своя команда рабочих уже прибыла. Молодцы, хоть кладовщики не подкачали. Впрочем, этих он выдрессировал в первую голову. Зная способность российской атмосферы растворять без остатка любые вещества, завел правило: скорейшая передислокация прибывающего товара с транспортных узлов на собственные надежно охраняемые склады. Время от времени, конечно, и кладовщики приворовывали, но не в таких размерах. И с ними при поимке разговор был коротким - возмести ущерб и проваливай на все четыре стороны. Для стимула охрана немного учила жизни, но калек, кажется, не оставалось.
Еще до того, как разыскать вагон, Саша прошелся по станционному начальству. На кого-то рявкнул, с кем-то задушевно побеседовал. Естественно, все отпирались от участия в грабеже. Раз так, не следует ли пригласить милицию? Мы же люди цивилизованные, давайте по закону разбираться, кто виноват. Милицию пригласили. Настроение у ментов с утра было под стать Сашиному, пришлось стимулировать, чтоб лучше работали. А что? Зарплата у них маленькая, семьи кормить надо. Забота-то какая! Все дежурство только и думают, что их маленькие дети кушать будут. И столько сил отнимают эти тягостные размышления, что мешают разобраться в проблеме, можно сгоряча и ошибиться. Менты ведь не боги, а люди грешны. Саша сочувствовал им, с пониманием относился к их насущным проблемам. Понимание обходилось баксов в двести, если был прав, и по обстоятельствам - если ошибался, но очень хотел, чтобы вышло по его желанию. По собственному опыту он знал, что платить ментам выгоднее, чем решать проблему своими силами. Менты - они погоны носят, и закон на их стороне. А вот если Саша кому-нибудь хлебало расшибет, то посадить могут, даже если бил за дело. Поэтому он взял себе за правило - пусть мозги вправляют те, кому за это ничего не будет.
В сопровождении кортежа прошли на запасные пути, собственными глазами взглянуть на яблоко раздора. Менты, высокое станционное начальство, Саша с охраной. Около вагона собралась уже целая толпа - две противоборствующие бригады грузчиков, кладовщик с UMF, еще кто-то... Все кричат, руками размахивают, в ход понты пошли. На земле аккуратно сложена часть груза. Разглядев погоны, бригадир грузчиков конкурирующей стороны как-то сразу приуныл, сник.
Разбирательство оказалось недолгим. Впрочем, Саше и ментам все ясно было заранее. Саше потому, что умел защищать свое имущество, ментам потому, что им заплатили за справедливость. Протоколов составлять не стали, хотя кое-какие данные для себя Саша оставил - надо же отыскать концы. К счастью, определять, была ли попытка грабежа случайной или по наводке, предстоит уже не ему. Убедившись, что ребята с UMF приступили к работе, он еще перемолвился с ментами на предмет возможных инцидентов. Те обещали прохаживаться поблизости, присматривать, чтобы силовых конфликтов не было.
На обратном пути хотел заскочить куда-нибудь перекусить, но передумал - сегодня понедельник, дел накопилось за выходные. До ужина на бутербродах перекантуется. Не стоит время тратить. Вернувшись в офис, мимоходом сгреб со стола секретарши стопку телефонограмм. Отпирая дверь, одним глазом просматривал. Это ерунда, и это тоже подождет... Слава Богу, на сегодняшний вечер ничего пока нет.
- Насчет "Стаи" выяснили?
- Да, Александр Сергеевич. Она пойдет на Малой Бронной. Я заказала два билета в четвертый ряд, почти посередине. Можно выкупить прямо сейчас, а можно и перед самым спектаклем.
Саша кивнул. Войдя в кабинет, отзвонился отцу, сообщил, что вагон отвоевал. Продиктовал все, что узнал о ворах-неудачниках. Тут же, не откладывая, перезвонил Наталье.
- В шесть часов я заезжаю за тобой. Ты успеешь собраться?
- Сашка, ты гений... Ты со мной?
- С тобой, с тобой.
- Все, тогда я побежала отпрашиваться. А то не успею, - извиняющимся тоном добавила сестра.
- До вечера.
...Почему Наталья так рвалась увидеть эту драму, Саша понял уже через десять минут после начала первого акта. Ситуация, в которой оказался главный герой Дмитрий Леонов, была предельно знакомой, а переживания перекликались с собственными Сашиными.
Интеллигентного молодого человека уволили с работы. У него на руках старая больная мать и беременная жена. Средств к существованию нет. И он принимает предложение своего одноклассника, бывшего двоечника и дебошира. Очень быстро понимает, что "фирма" - на самом деле бандитский притон, а люди, считающиеся сотрудниками, ничем, по сути, от волчьей стаи не отличаются. Когда же он возмутился порядками, его быстро поставили на место, поиздевавшись над женой.
Драма была динамичной и до жути реалистической. Игра Щербакова не поддавалась никакому описанию - Саша просто забыл, где находится. И так много общего оказалось у него с героем Щербакова, что невозможно было остаться в стороне от его переживаний. Все, все понятно и близко - и терзания молодого парня, чьи идеалы рухнули в одночасье, и муки несчастных родных, превратившихся в разменную монету в споре хищников, и жестокость волчьих законов криминала...
В антракте тряхнул головой, с трудом прогоняя наваждение, и силой заставил себя вернуться к реальности.
- Прогуляемся в фойе? - предложил Наташе.
Она поднялась, вышла в проход. Кто-то обернулся ей вслед - в алом вечернем платье Наташа была неотразима. Принцесса Натали, как называли ее Сашины друзья.
Проходя мимо билетерши, Саша на миг остановился, заколебавшись. Потом махнул рукой - была не была - написал на своей визитке несколько слов, отдал ее старушке вместе с пятидесятитысячной купюрой, попросил передать карточку Щербакову.
Наташа обернулась.
- Ты чего там застрял?
- Ничего.
Взяли в буфете шампанского, присели за столик.
- Как тебе спектакль?
Саша покачал головой.
- Поразительно. Он гений, другого слова нет.
- Я впервые увидела его игру в прошлом году, на рождественском карнавале. И, ты знаешь, даже смешно - смотрела только на него, а потом выяснила, что даже лица вспомнить не могу. Видела только образ, в который он вжился. На такое способны единицы. Но "Стая"... Я, честно говоря, не ожидала. Слышала, что он поставил что-то из ряда вон выходящее, но чтоб до такой степени... Чуть не расплакалась, когда его жену били. И ведь знаю, что это не по-настоящему, а все равно - в такую игру веришь. В финале точно разревусь - концовка тяжелая, я в свое время раздобыла рукопись пьесы. Но, ты знаешь, когда читала, воспринималось куда проще. А здесь - ярче, чем в жизни.
Краем глаза Саша приметил знакомую фигуру. Обернулся, гадливо поморщился. Вот чего он никогда не мог понять - что же тогда нашла в этом человеке Наташа? Особой физической привлекательностью Максим Жилинов не страдал, умом и талантом не блистал, деньгами тоже похвастать не мог. Обыкновенный мужик, достаточно самовлюбленный и склонный жить за счет других. Разве что Наташу привлекала его профессия - как-никак, театральный режиссер... Но и в этом он показал себя зауряднейшей серостью. Пожалуй, единственное, что Максим действительно умел делать - это вешать лапшу на уши доверчивым женщинам. Саша подозревал, что Наталья интересовала его лишь в качестве бумажника. Но в этом предприимчивому авантюристу сильно не повезло - забыл, что у толстых кошельков обычно имеется некая защита. И счастье Максима, что, столкнувшись с Сашей, он нутром почуял - с этим человеком шутить не стоит.
Как всегда, Максим сейчас тоже не фланировал в одиночестве - на руке его повисла молоденькая девочка. Скотина, еще одну дурочку обрабатывает судя по обилию драгоценностей, та обладала состоятельной родней.
С независимым видом Максим подошел к ним, ернически поклонился:
- Вот уж кого не ожидал увидеть, так это вас. Ну, Наташа - заядлый театрал, с ней все ясно. А вы, Александр... Вы же никогда не проявляли интереса к театру.
- Вы так думаете? А я всегда считал, что не всякую работу имеет смысл смотреть. Некоторых режиссеров я принципиально игнорирую - не стоит тратить время на муть и сопли, которые они выдают за глубокую философию.
Не приняв замечание на свой счет, Максим повернулся к спутнице.
- Позвольте познакомить. Это - Лилия Логинова, дочь президента Третьего Московского Банка. А это, Лилечка, мои хорошие друзья - Александр Матвеев, коммерческий директор UMF, и его сестра Наталья.
Ну не скотина? На кой, спрашивается, упоминать, кто где работает и с кем состоит в родстве? А что же тогда не отметил всех деталей? В частности, почему-то умолчал о том, что всего два месяца назад официально перестал считаться Наташиным мужем. И все-таки Саша был прав, предположив, что Максим подбирает своих подруг исключительно по расчету.
Саша обаятельно улыбнулся Лилечке.
- Наслышан о вашем отце. Замечательный человек. Кстати, из уважения ко всей вашей семье хочу заметить: ваш спутник - полная бездарность. И когда он начнет просить у вашего отца деньги на свои постановки, гоните его в шею. Проект не окупится.
У нее вытянулось лицо. Максим побледнел.
- Что вы себе позволяете?
- Говорить правду, всего лишь. Лилечка, не верите мне на слово сравните любую постановку вашего кавалера с работой Щербакова, которую мы смотрим. Что до вас, Максим, то запомните две вещи. Я ненавижу альфонсов и не терплю, когда альфонс называет меня другом с расчетом залезть в мой карман. Желаю прекрасно провести время, господа, - он учтиво наклонил голову и повернулся к Наталье, больше не обращая внимания на Максима. - Так на чем мы остановились?
Максим, прошипев нечто невразумительное, отошел и оттащил Лилию. Наталья переводила растерянный взгляд с него на брата.
- Саша, зачем ты так?
- Надо. А завтра я позвоню Логинову и скажу, кто увивается вокруг его дочери и с какой целью. Пойми, сейчас он выпрашивает средства на бесцветные постановки, а потом просто перейдет на существование за счет богатых женщин. Я таких ненавижу. И при любой возможности путаю их планы.
- Но хотя бы при девушке не надо было так резко. Она-то ни в чем не виновата, а ты испортил ей настроение.
- Лучше я испорчу ей настроение, чем он изгадит ей жизнь.
- Саша...
- Хватит о них. Лучше скажи: тебе что-нибудь о Щербакове известно?
- В каком плане?
- Ты же театрал. Должна знать хотя бы краткие биографии самых заметных артистов.
- А, это... Пожалуйста. Ему двадцать девять лет, в театре с двенадцати, к моменту окончания школы уже был актером даже без образования. Окончил режиссерский факультет ГИТИСа, с двадцати пяти на сцену практически не выходит. Изредка, на премьерах, если хочет. Года два назад, правда, сыграл главную роль в пьесе одного из современных драматургов - персонаж ему очень понравился. В кино не снимался, хотя предложений было много. В последнее время показал себя одаренным драматургом. При таком таланте совершенно трезвомыслящий человек, неплохо разбирается в шоу-бизнесе. Не склонен к позерству, "звездной болезнью" не страдает. Что еще тебя интересует? В принципе, я могла бы перечислить его работы, как актерские, так и режиссерские.
- Спасибо, не надо. Пойдем-ка в зал, третий акт начинается.
И вновь он переселился в мир, так похожий на его собственный... Он сжимал кулаки, Наташа изредка почти неслышно всхлипывала, и оба глаз не могли оторвать от сцены. Боль, ярость, любовь - все сплелось в безумный клубок, и уже не поймешь, где правый, где виноватый, где жертва, где палач...
Дмитрий Леонов, оказавшись в ловушке судьбы, не стал обращаться в милицию, не запил и не ломал руки, причитая и жалуясь на фатальное невезение. Обозлившись, он сколотил свою стаю и начал войну. На его месте Саша поступил бы аналогично, хотя и знал, что это не самое верное решение. Но знал, уже оставив за плечами шесть лет криминальной карьеры. И стремился он к другому, в отличие от главного героя, не пытаясь обмануть себя. Может быть, поэтому финал карьеры не оказался для него крахом всей жизни. Он отделался гибелью лишь одной своей половины. Кровавый Цезарь, черная тень ужаса, умер - зато Александр Сергеевич Матвеев, другая половина его личности, продолжал жить и благоденствовать.
Цель оправдывает средства, думал Дмитрий Леонов, мечтая преступными методами избавиться от криминала. Но не бывает так, чтобы палач сам не понес кару за убийство. Герой "Стаи" добился цели, подчинив себе всю криминальную структуру, но расплата оказалась страшной: он остался один. Его мать убита, жена погибла во время последнего боя. Для чего он добивался власти, если невинные страдают по-прежнему? Если из-за его амбиций погибли самые дорогие люди?
И вот - финал. Безумные глаза и сумасшедший смех главного героя. Смех, в котором кроме ярости и боли не было ничего. Он смеялся, держа на руках мертвую жену, хохотал, запрокинув голову, а в глазах застыли слезы. Смеялся над собой - хотел перехитрить судьбу, но она настигла его. И теперь ему остается лишь издеваться над собственным ничтожеством...
Наталья торопливо вытирала слезы, стараясь, чтобы при включившемся освещении никто не обратил внимания на ее покрасневшие глаза. Саша шел рядом с ней к выходу и молчал. Он добился всего - но остался один... А в одиночестве власть ни к чему. Судьба наказала его, исполнив заветное желание - и хуже этой кары нельзя было придумать.
- Саш, а ведь в тексте финал другой, - заметила Наташа, когда они вышли на улицу. - Там Леонов говорит о том, что он заплатил за власть такую цену, которая перечеркнула важность достигнутой цели. А здесь вместо этого он смеется. И такой финал тяжелее. Как-то сильнее бьет по нервам. Ты куда?
- Здесь поблизости есть неплохой бар. Я встречу назначил, правда, не знаю, состоится она или нет. Тебе тоже будет интересно.
Наташа тяжело вздохнула.
- Я ему о высоком, а у него опять на уме сплошной бизнес.
- Без бизнеса не заработаешь денег, а без денег высокое зачахнет с голоду. Пойдем, посидим. Если встреча не состоится, хоть отдохнем. Как в том анекдоте - не догоним, так согреемся.
Этот бар, расположенный в подвале огромного старинного здания, Саша обнаружил месяц назад благодаря одной из своих временных подружек. Девушка была большой поклонницей музыки в стиле кантри, и знала все места в Москве, где ее можно послушать. Полной экскурсии не получилось, поскольку связь с музыкантшей продолжалась недолго, но эти три уютные комнатушки Саше полюбились.
Он проводил Наташу в дальний угол, уселся так, чтобы видеть вход. Взяли коктейли, тянули через соломинку, обсуждая спектакль. Через двадцать минут Саша начал нервничать. Конечно, если он не придет, его можно будет найти и через администратора, но это уже не то. Лучше когда человек откликается сам на первое приглашение, и не приходится его преследовать.
На парня, появившегося у стойки, он поначалу не обратил внимания. В джинсах и джинсовой же куртке, светло-русые волосы, ничем не примечательный вид. Похож на завсегдатая бара. Лишь когда тот, взяв коктейль, оглядел прокуренное помещение, будто разыскивая кого-то, Саша спохватился. Поймав взгляд парня, поднял руку, привлекая внимание.
Наташа оглянулась, рассматривая партнера брата, нахмурилась с легким недоумением. Тот подошел, улыбнулся - открыто, доверчиво:
- Прошу прощения, задержался.
- Ничего страшного, - сказал Саша. - В конце концов, мы же не договаривались заранее. Кстати, позвольте представить вам мою сестру Наталью.
Щербаков посмотрел на нее, и в тот же момент Саша понял - парень погиб. Наталья, с ее царственной осанкой и черными миндалевидными глазами, могла поразить и менее впечатлительного человека.
- Евгений, - он протянул ей руку.
Усевшись, как-то растерянно усмехнулся, покосился на Наталью, с явным усилием заставил себя думать о чем-нибудь другом.
- Мы были на вашей премьере. Честно говоря, если бы не Наталья, я бы даже не узнал о ней. Я потрясен. На что я толстокожий субъект - и то до глубины души пробрало.
- Да, "Стая" получилась, - кивнул Щербаков. - Обычно все-таки результат бывает далек от замысла, но в этот раз удалось почти все, что задумал.
- Жаль только, что Леонова будет играть другой актер, - заметила Наташа. - Мне кажется, после вашей игры это не будет восприниматься так остро.
- Почему же, Маршалков - великолепный актер. И роль эту я писал скорее под него, чем под себя. Его Леонов не столь агрессивен, но зато более философичен. У него эта роль более глубока и осмысленна.
- Почему не хотите играть сами? - спросила Наташа.
- Неинтересно, - он обескураживающе улыбнулся. - Просто неинтересно. Мне нравится писать пьесы, нравится их ставить, но от собственной игры такого удовольствия я не получаю. Режиссура забирает сильнее.
- Кстати, о режиссуре, - вклинился Саша. - Вы ставите только театральные постановки?
- Ага! - обрадованно воскликнул тот. - Я-то полчаса голову ломаю - что за интерес к моей персоне? Кино?
- Совершенно верно. Конкретно, "Стая".
- С конкретным актером в главной роли, - вставила Наталья.
И вопросительно посмотрела на брата. Саша пожал плечами, а Щербаков рассмеялся:
- Это комплимент, которого я не заслужил. Существует великое множество актеров, которые справятся с этой ролью лучше меня. Тем более - в кино, где от актера требуются несколько иные качества. Но как режиссер я думал об экранизации "Стаи". Когда идея только зарождалась, я видел ее именно как художественный фильм. А потом понял, что в России этот проект будет провальным. Слишком высокий бюджет, фильм не окупит себя. Кроме того, в России нет возможности снимать кино такого же качества, как в Голливуде, а портить хорошую идею плохим воплощением мне не хотелось. Поэтому написал пьесу, а не сценарий.
- Ну, что касается технического качества, то решение этой проблемы я мог бы взять на себя. Как и рекламу.
Щербаков пристально посмотрел на него:
- Если я правильно понял, вы намерены финансировать этот проект с тем, чтобы я его воплотил.
Саша кивнул. Щербаков задумался.
- Пожалуй, хотя сейчас я загружен по горло, я не стал бы сразу отказываться. Я действительно мог бы экранизировать "Стаю", причем фильм вышел бы на уровне мировых стандартов. Но и соглашаться сразу не буду. У меня на данный момент нет даже приблизительной сметы, а говорить без расчетов - это мечтать вслух.
- Смету и ТЭО я могу составить сам, все-таки экономист по образованию. Пожалуй... - он на секунду задумался, покосился на Наталью. А что? Самое то. - Моя сестра - менеджер, девушка - уверяю вас - очень толковая. Вы ей просто на пальцах объясните, что потребуется для съемок. Я в это время проработаю некоторые другие детали, посоветуюсь с юристом. Потом встретимся еще раз, все подробно обсудим, и тогда будем думать. Придем к общему знаменателю, заключим договор.
Похоже, этот вариант устроил всех. Наташе пришлась по вкусу идея не просто познакомиться, а еще и поработать с гениальным режиссером, поэтому она сидела с таким видом, будто заранее знала, как сложится разговор. Щербаков достал две визитки, одну протянул Саше, другую - его сестре.
- Связь должна быть двусторонней. Как вас найти, я знаю, имеет смысл оставить и свои координаты.
Итак, предварительная договоренность достигнута. Щербаков извинился, что не может долго задерживаться, Саша тоже не видел причины сидеть полночи в баре. Когда выходили, Щербаков придержал его за рукав, пропустив Наталью вперед.
- Кстати, что вы как брат скажете, если тонкости кинопроизводства я буду объяснять вашей сестре не в офисе? Допустим, приглашу куда-нибудь поужинать?
- Она совершеннолетняя, - невозмутимо ответил Саша.
- Понял.
Среда выдалась суматошной. Накануне Саша озадачил Валерку Яковлева, одного из своих лучших друзей и бессменного разведчика, сбором информации по киностудиям - надо же сориентироваться в этом бизнесе. Яковлев не удивился. Выдал задание Витьке Егоршину, тот всю ночь копался в Интернете, собирая информацию по западным студиям. Как он потом сказал, труднее всего было отсеять дельные данные от рекламной и фанатской чепухи. Кроме того, Валерка отправил своих агентов по Москве. К одиннадцати утра кое-что набралось.
В четверть двенадцатого позвонил господин Логинов, сухо поинтересовался, какие основания имелись у Матвеева для безобразной сцены в театре. Банкир был страшно недоволен тем, что кто-то испортил вечер его дочери. Ссориться с Логиновым не хотелось, поэтому Саша подробно проинформировал его, одновременно листая подборку, подготовленную Яковлевым. Разумеется, разгневанный отец Лилечки на слово верил неохотно, поэтому Саша сообщил, что одно время его служба безопасности разрабатывала Максима - тот, мало того, что был женат на родной сестре одного из учредителей концерна... Как, господину Логинову неизвестна эта деталь? Так вот, тот еще и в партнеры напрашивался. Точнее, желал, чтобы Саша сам по себе либо как представитель фирмы стал его спонсором. Разумеется, материалы для ознакомления он передать может.
Позвонил Яковлеву, распорядился подготовить досье на Максима Жилинова и отправить его в 3-й Московский Банк, лично господину Логинову. Только в качестве курьера необходимо выбрать оболтуса попредставительнее.
В половине двенадцатого позвонил один из постоянных поставщиков, предупредил, что заказ выполнен раньше времени, и, собственно говоря, он доставит его через двадцать минут. Саша отзвонился на склад, чтобы приготовились к поступлению продукции. Слава Богу, хоть с этим фирмачом никогда проблем не возникало - мужик вертелся и крутился почти самостоятельно. И уж никогда не допускал ляпсусов, подобных тому, который случился в понедельник. Кстати, с тем происшествием разобрались быстро. Действительно, как это ни противно, грабители работали по наводке. Некий деятель из числа сотрудников UMF - ныне уже бывших - скооперировался со старым приятелем, который торговал металлом. Договорились с транспортниками, чтобы те перегнали вагон на другую станцию. И там надеялись в спокойной обстановке прибрать его к рукам. Ничего хорошего из этого у них, естественно, не вышло. Наводчика уволили без выплаты зарплаты за последний месяц - не заслужил - а к его приятелю отправилась бригада Хромого. Так сказать, для задушевной беседы на тему "как правильно заглаживать вину перед UMF".
К полудню Саша знал, что кинобизнес - золотое дно, но в России неразвит совершенно. Для того чтобы поднять прибыль российских киностудий до уровня хотя бы средних голливудских, потребуются колоссальные усилия. И деньги, разумеется. Пожалуй, в чем-то проще купить студию в Голливуде, а в России открыть представительство. В этом случае можно договориться с кем-то из китов о совместном прокате, большую часть ленты снимать в России - так дешевле, а потом делать качественный перевод и крутить на Западе. Конечно, сразу встает вопрос с актерами. Западные звезды, делающие кассовые сборы, Саше не по карману. Значит, надо раскручивать русских. Они обойдутся на пару порядков дешевле, даже с учетом вложений в рекламу - там и у нас. А для удобства стоило приобрести киностудию в Москве.
Но - деньги, деньги... Сашин общий капитал, вместе с "грязными" деньгами и долей в предприятиях, составлял около восьмидесяти миллионов долларов. Сумма приличная лишь на первый взгляд, потому что свободных, не находящихся в обороте, у него набралось бы от силы миллионов пять. С такой суммой и думать нечего соваться в западный кинобизнес. Можно занять у отца и Алияра, но не хочется - и без того будет тяжело первые годы, так еще и на долги работать? Помощь Алияра потребуется, но в другом - когда придет время покупать студию, Алияр собьет цену. В конце концов, гангстер он или нет?
Где бы найти столько денег, чтобы одновременно выкупить две киностудии и сразу начать съемки "Стаи"? Чтобы запустить дело сразу, а не ждать поэтапного воплощения мечты. Как вариант, можно рассмотреть создание акционерного общества. Собрать штаб своей бывшей бригады и предложить всем скинуться на благое дело. Таким образом, сумма дойдет миллионов до двадцати. Для начала достаточно. Но только для начала.
Саша расслабился, задрал ноги на стол, на несколько секунд прикрыл глаза. Где взять деньги? В первый год прибыли не будет точно, а вложений бизнес потребует на уровне стартовых. И вкладываться необходимо, чтобы дело не заглохло. Лет через пять он встанет на рельсы, а до этого момента будет тяжко. И рисковать основным капиталом тоже не хочется. Вот если бы кто-нибудь регулярно приносил пару миллионов на блюдечке...
М-да. Такое возможно только в криминале, с которым он, сдавшись под усиленным давлением отца, "завязал". Рэкет - вещь удобная. Один раз навяжешь свои услуги - и регулярно получай дань. Проблемы, как правило, приходится решать только в самом начале. Да и то, проблемы эти чаще всего и бывают придуманы теми же рэкетирами.
В 92-м году, думая, что консервация его бригады - дело временное, вынашивал он идейку. Между прочим, достаточно простую в осуществлении, и грандиозную по размаху. В классическом стиле Кровавого Цезаря. Даже продумал и просчитал все детали, мечтая воплотить в жизнь по возвращении. Однако за три года все изменилось, отец сумел поставить его в такие условия, что карьера на поприще криминала стала невыгодной. Слишком много сил пришлось бы тратить, получая разрешение на какой-либо проект. Хотя и отходные пути Саша оставил - так, на всякий случай. Отец тяжело болен, с его преемником Саша не ладил никогда, так что не мешало бы сохранить власть над распущенной этой весной командой.
Но идея Сети не давала спать спокойно, периодически всплывая по любому поводу - настолько была универсальна. Суть проста, как все гениальное. Составляется перечень основных статей дохода черного бизнеса, затем список команд, которые в них участвуют. Из этого списка отбираются наиболее перспективные, остальные уничтожаются. Из оставшихся формируется новая система с четким распределением обязанностей и налаженными связями. Команда Цезаря брала на себя организаторские функции. И при таком раскладе он мог забыть, как воруют собственными руками - в его карман стекались бы средства от всех подчиненных команд.
Естественно, никто добровольно не пойдет к нему под начало. У каждой команды есть свой лидер, и не для того он добивался власти, чтобы легко склониться перед кем бы то ни было. Причем, чем мельче команда, тем норовистей главарь. Это закон - недостаток влияния люди возмещают спесью. Но эту проблему решить элементарно. Порядок действий рэкетира одинаков независимо от того, с кого вымогают дань - с честного человека или такого же бандита. Для начала клиенту создаются головные боли в виде резких противоречий во взглядах на жизнь с явным либо тайным врагом. Причем второе лучше - люди сильнее боятся именно того, чего не знают. Один за другим наносятся удары по слабым, но очень чувствительным местам: перспективный, но еще не развитый бизнес, родственники и так далее. А когда клиент созреет, якобы невзначай предложить помощь. Кому-то за деньги, кому-то просто так - в зависимости от ситуации. Демонстрируется непревзойденное мастерство в решении проблем любой сложности, клиент чувствует себя морально раздавленным, соотнеся свои силы и возможности защитника. Добить его в таком настроении - пара пустяков.
Большинство рэкетиров на этом этапе останавливалось. Саша же всегда шел дальше - вслед за явной или скрытой угрозой предлагал выгодную сделку. Причем выгодную как ему, так и клиенту. Естественно, любой разумный человек тут же понимал: силу ему продемонстрировали не зря. Как правило, понимал и то, что проблем как таковых не было - его обрабатывали. Редкие ерепенились, но большинство признавало, что лучше уж соглашаться на сотрудничество, чем испытать на себе удар бронированного кулака. Через какое-то время приневоленный предприниматель свыкался со своей ролью, убедившись, что партнерство выгодное и Саша своих обещаний не нарушает. Обида на способ вербовки уступала место искреннему удовлетворению от получаемых выгод. И вскоре Саша имел не данника, а преданного союзника - люди понимали, что никто не предложит им более приемлемых условий.
Именно так четыре года назад и был создан концерн UMF. И хозяева включенных фирм уже не помнили, что их благополучие началось с того, что в офис явился длинноволосый молодой человек и нахально спросил: "Ну, работать будем или шикарные похороны заказывать?"... Сеть, по существу, такой же концерн, только криминальный, ориентированный на черный бизнес. Хотя никто не мешает организовать и легальную сторону, грамотно распределив силы. Жаль, что такую идею зарубили.
Перед самым отъездом в Германию Саша поделился с отцом уже готовым проектом. На тот момент он ухитрился восстановить отношения с Алияром. По-человечески Саша с трудом переносил пожилого турка, но как партнер тот был нужен. Все-таки львиная доля распространяемых в Америке наркотиков проходила через Алияра. И Саша думал построить на базе UMF химические лаборатории, сырье для них закупать на Кавказе, а готовый продукт отправлять в Штаты - себестоимость российских наркотиков очень низка, а качество они могли дать на уровне мировых стандартов. Как всегда, он мыслил масштабно: если ставить производство, то не помешает наложить лапу на российский регион. Здесь наркотиками занимались все, кому не лень, бардак был страшный. И Сеть могла бы сильно упорядочить существующее положение.
Отец зачем-то рассказал об этом Хромому. Саше тогда сильно не понравилась такая доверительность: не стоило забывать, что они с Хромым претендовали на место лидера Организации после смерти Маронко. Трон сиденье одноместное, и ни один из них не был заинтересован в усилении соперника. Сеть увеличила бы Сашины шансы на победу как минимум вдвое. Зачем раньше времени говорить об этом Хромому?
Только вернувшись из Америки, он все понял. Отец не хотел, чтобы сын оставался бандитом, и для достижения этой цели использовал Хромого. К этой весне у того уже работала хорошо отрегулированная мини-Сеть по торговле оружием, и Сашины шансы резко упали. Да и с Алияром отношения испортились при личной встрече они насмерть разругались. Потом помирились, но к мысли о сотрудничестве Саша относился скептически. Алияр требовал главенствующего положения, опираясь на старшинство и права родственника, Саша уступать ему не собирался. Пришлось разыграть позу оскорбленного достоинства и сделать вид, что "завязал" сам, а не по принуждению. Ушел из Организации, громко хлопнув дверью. Теперь на него взвалили отмывание денег всей громадной структуры беляевского союза, а Хромой больше не беспокоился о сопернике. На радостях даже бесплатную "крышу" предложил.
Но как иногда хотелось взять и повернуть все вспять! Как ни странно, сейчас для создания Сети у Саши было гораздо больше возможностей, чем три года назад. В его руках сосредоточены связи с банковскими структурами, а значит, он может контролировать легальный бизнес любой группировки. Даже измайловский блок во многом зависел от его хорошего настроения.
Эх, Гончара бы подгрести под себя... У него серьезные статьи дохода наркобизнес, проституция. Подбирается к медикаментам - там тоже не хило выходит. Но "добро" на это Саше не получить никогда. Даже если он не потребует восстановления своей команды. Измайловский и беляевский блоки замерли на грани большой резни, и, чтобы не спровоцировать войну, отец запретил Саше вспоминать о существовании Гончара. Не позволит давить на него даже легальными методами. Хотя можно что-нибудь схимичить, чтобы отец с Хромым проморгали первые шаги. Потом останавливать будет уже поздно, хуже будет - это закон...
Включился селектор, хорошо поставленный голосок его секретарши нежно проворковал:
- Александр Сергеевич, Яковлев просит аудиенции.
- Он же был у меня утром!
- Звонил минуту назад, сказал, что у него возникли проблемы личного характера, о которых ему необходимо побеседовать с вами.
Саша пожал плечами.
- Пусть приходит.
Вообще-то говоря, личные проблемы Яковлева чреваты самыми непредсказуемыми последствиями. Он, как Дон Кихот, кидался на ветряные мельницы во славу очередной дамы сердца, а мельница оказывалась кем-то вроде Пеликана. Тогда Валерка, конечно, номер отколол. Называется, за девушку заступился - случайно грохнул лидера одной из крупнейших московских группировок. История до сих пор как анекдот по всей Москве ходила - два стажера Цезаря полезли грабить хату, из оружия имея один скальпель на двоих. Хозяин застукал их, и они, пересрав, что тот сдаст их своей братве, попросту завалили его вместе с охраной. Цезарю оставалось только добить команду, деморализованную такой глупой гибелью вожака. Ох, каким же молодым он тогда был...
Яковлев явился через четверть часа. Пододвинул пепельницу.
- Вкратце дела обстоят так. Я весной познакомился с девчонкой, у нее есть подруга. Вместе учились в школе, теперь устроились на работу в одну фирму. И у них назрел конфликт с начальством. Девчонки привлекательные, пристают к ним все, кому не лень.
- На новых русских работают, что ли? - лениво уточнил Саша.
Нуворишей, ошалевших от легких денег, Саша ненавидел всеми фибрами своей души. Три года назад основную массу российских бизнесменов составляли все-таки люди поприличнее - бывшие партийные и торговые деятели, народ сдержанный, привыкший к деньгам и власти. С ними разговаривать относительно легко, да и образование, как правило, у них неплохое. И хоть с характером у большинства проблемы, общаться с ними приятнее, чем с новыми русскими.
За время его отсутствия эта категория предпринимателей расплодилась до ужасающих размеров. Бывшие шестерки на подхвате у бандитов и воров полезли в бизнес. Раньше пивом у метро приторговывали, теперь скопили деньжат и пустились во все тяжкие. Культуры никакой, ухватки вызывают брезгливую гримасу - загнутые пальцы, нарочито украшенная жаргонными словечками речь, точнее, отрывистые фразы с искаженной грамматикой. И почему-то считают себя хозяевами жизни. Валеркино выражение "пристают", скорее всего, означало, что девчонкам регулярно устраивали "субботник".
- И чего ты хочешь? Устроить их к нам?
- Да нет, - отмахнулся Яковлев. - Пока еще все не так далеко зашло. Морду набить достаточно. Только братвы там до фига, я один не справлюсь.
Саша прожил за границей достаточно долго и успел отвыкнуть от реалий российской действительности. Но не настолько, чтобы не заметить явной несообразности в предложении Яковлева. Конечно, морду он набить может, еще не забыл окончательно, как это делается. Но почему он должен с кем-то драться?
- Ну и взял бы ВДВ с Чикаревым, втроем поехали бы и разложили все начальство рядком на асфальте. Чего ты ко мне-то пришел? - Саша был даже слегка оскорблен. - Нет, Яковлев, я не пойму - ты за кого меня держишь? Я тебе буду принимать участие в какой-то бытовухе? А если это не бытовуха, то зачем ты вообще говоришь это мне? Пошел бы к отцу, он не оставил бы твои слова без внимания. А я, извините, "завязал". Был Кровавый Цезарь - и нет его. Помер три года назад.
Яковлев любовался потолком. Потом перевел наивный взгляд льдистых глаз на Сашу.
- А может, тебе подруга понравится. Мне твоя Вика уже поперек горла стоит.
Просто и ясно. И, самое главное, совершенно обоснованно. Валерка из Организации уходить не стал и сохранил в рабочем состоянии свой разведблок. Вика, занимавшаяся шпионажем под его началом уже лет шесть, откровенно хамила, пользуясь связью с Матвеевым. Цезарь, конечно, "завязал", но авторитетом пользовался по-прежнему. И Яковлев уже не первый раз пытался подставить ему другую девочку. Между прочим, с полного одобрения Матвеева.
В бизнесе у него всегда все было на мази. А вот в личной жизни вечный кавардак. Первая любовница как марионетку использовать его пыталась, одна из более поздних подружек чуть ментам не сдала с потрохами... Две жены. Ну, первый брак фиктивный, можно не принимать во внимание. А вторая супруга попросту не подходила ему, что называется, по менталитету. Остальные его женщины были либо дурами, либо проститутками по призванию, как Викуля. Ни с теми, ни с другими жить ему не хотелось, переспал - и ладно. Вика задержалась, но лишь за счет редкой красоты и потрясающей хитрости, которая сходила за ум. И то, у него просто не было возможности заменить ее кем-то, более подходящим на роль подружки.
Так и спал с ней, не упуская случая задрать юбку кому-нибудь еще. Под юбкой не обнаруживалось ничего такого, что уже не было бы досконально известно, поэтому возвращался к Вике. Хоть знал, чего от нее ждать.
Саша вздохнул.
- Черт с тобой, уломал. Покажи мне ее сначала, может, там смотреть не на что. Давай, в воскресенье утром встретимся где-нибудь в Центре, посидим в кабаке, потрещим.
- На Арбате, - предложил Яковлев. - Мишку возьмешь? Если тебе не понравится, может, ему...
- Яковлев, ты что, брачное агентство открыл?
Хотя, в общем-то, у Мишки с Иркой отношения тоже стали весьма прохладными. Правда, в этом случае Саша Ирину понимал: Мишка мало того, что фактически бросил ее, еще и сына забрал. Имела право оскорбиться.
- Да я так... - Валерка покосился на папку с подборкой по киностудиям, спросил: - Еще чего-нибудь надо?
- А как же. Полная характеристика московских киностудий. Надо купить какую-нибудь... Кстати, Яковлев, как ты относишься к идее стать киномагнатом?
- Только "за". Саш, я уже понял, что ты ищешь, куда деньги вложить. Могу перетрещать с ребятами на этот предмет.
Саша подтолкнул к нему несколько листов с приблизительными расчетами.
- Глянь, я тут кое-что набросал. Только разговаривай осторожно, чтобы сплетняк по концерну не пошел. Отец еще решит, что я воскреснуть хочу, а это ни к чему.
- А было бы неплохо, - мечтательно заметил Яковлев.
- Этот вопрос не обсуждается, - оборвал Саша. - Ладно, иди.
Кофе секретарша варила неплохо, но, конечно, сравнивать его с собственным рецептом было нельзя. Полулежа в кресле, Саша закурил и вернулся к размышлениям.
Мысль, что он станет киномагнатом, его и самого весьма привлекала. В принципе, если людей подобрать грамотно, то и в России можно снимать кассовые фильмы, рассчитанные на сугубо российскую аудиторию. Единственное, упор надо делать не на прокат в кинотеатрах, а на домашние видеотеки. При хорошей рекламе фильмы будут раскупаться. Хорошая реклама стоит дорого даже в России. Эх, прошляпили они в свое время телевидение... А ведь два года назад могли без проблем поставить своих людей в Останкино. Тогда не подумали, что телевидение может им понадобиться, а теперь приходится за рекламу платить по общим расценкам. Хотя, если он начнет раскручивать кинобизнес, какие-то связи появятся. Это безусловно. Скидку все равно сделают, хотя бы как постоянному клиенту.
Но одной рекламы мало. Если рекламировать откровенное дерьмо, покупать будут только поначалу, потом уже никакими деньгами положения не спасешь. Ему нужны люди, прославившиеся хотя бы в России. Режиссеры должны быть талантливы, условия для плодотворной работы создать - пара пустяков. С актерами проще, тут можно разбавить молодежью - если ориентироваться на Запад, то необходимо смотреть не только на талант, но и на внешние данные. Особенно у женщин.
Да-а, специалистов придется искать по всей России, отбирать с такой же тщательностью, как в свое время укомплектовывался штат сотрудников UMF. С другой стороны, он ведь и деньги готов им платить, причем такие, чтобы они на работе думали о деле, а не о материальных трудностях. Весь фокус в том, что киностудия - не промышленный концерн. Ему придется иметь дело с людьми, которых повсюду причисляют к богеме, а у них есть маленький недостаток: плохо поддаются управлению. Для того чтобы они работали только на него, и работали с полной отдачей, одних денег мало.
Вот как, к примеру, убедить Щербакова, что ему стоит плюнуть на все проекты и с головой уйти в кино? А ведь за счет работ Щербакова окупится как минимум российская киностудия. Конечно, можно подключить к процессу убеждения Наталью, но тут встает чисто этическая проблема: имеет ли он моральное право использовать красоту своей сестры в целях увеличения капитала?
Вопрос, конечно, интересный. С одной стороны, от этого один шаг до проституции. А с другой - он же не собирается подкладывать Наташу под нужного человека. Если Щербаков ей не понравился - в чем Саша сильно сомневался - он же не будет силой сводить ее с ним. И, между нами говоря, Саша впервые увидел человека, который был достоин его сестры. Если оформить все так, чтобы они не заметили его склонности к сводничеству, то и подозрений никаких не возникнет. Наталья никогда не пойдет против интересов брата, Щербаков охотно будет сотрудничать с родственником своей любимой.
На миг, всего лишь на один краткий момент времени Саша позволил себе отвлечься. Вообще-то он сам считал себя человеком приземленным, хотя это несколько не соответствовало действительности. В детстве любил помечтать забиться в угол и замереть, отключившись от окружающего мира. Кем только он себя не представлял! Один раз, помнится, увидел собственные похороны. Он совершил подвиг, и посмертно его наградили званием Героя Советского Союза. Покрытые седым налетом времени темно-красные стены Кремля, голубые ели, приготовленное углубление, рядом - плита полированного камня с его именем, высеченным золотыми буквами. Траурная процессия - закрытый гроб, обитый алым шелком, пышные венки, пожилые маршалы и генералы в парадных мундирах. А вот и сам Генеральный Секретарь. Кто был тогда? Брежнев, кажется. Во всем великолепии, окруженный блеском многочисленных орденов. Все рыдают. Даже суровые маршалы - и те украдкой вытирают глаза. Залп над могилой, плиту водружают на место. "Спи спокойно, дорогой товарищ. Родина не забудет тебя". Это говорит Сам, причем без бумажки и внятно. На самом деле этого в принципе быть не могло, потому как Брежневу и тогда переваливало за шестьдесят, а уж к моменту совершения Сашей подвига никак он не мог помолодеть и обзавестись новыми зубами. Но ведь это мечта? А в грезах можно все. Тем более, в собственных.
Да-а, забавно. Тогда, помнится, плакал от умиления. Ирония судьбы - в каком-то отношении мечта сбылась. Правда, аналогичные похороны устроили не ему, но по его сценарию. И Героем Советского Союза стать было не суждено к тому моменту, как он достиг возраста свершения подвигов, Союза как такового уже не существовало. Обидно, досадно, ну да ладно. Зато его имя фигурирует чуть ли не во всех околокриминальных легендах Москвы. Сейчас, естественно, о нем подзабыли - может, оно и к лучшему - а три года назад дворовые хулиганы-пятиклассники бежали на уроки истории Древнего Рима в полной уверенности, что училка намерена провести политинформацию на предмет криминальной обстановки в городе. Имя "Цезарь" в их сознании никоим образом не увязывалось с римским диктатором. Так что героем, хотя бы в смысле "одно из главных действующих лиц", его назвать можно смело. Герой беляевского союза... Саша фыркнул, критически оценив детские грезы.
Между прочим, потом он вовсе не стал мечтать меньше. Просто туманные видения обрели свойство очень быстро сбываться. Поэтому грань между замыслом, некой расплывчатой картинкой, и тщательно разработанным планом стерлась. Вот и сейчас. Крупный киномагнат - это мечта или очередная цель? С одной стороны, просто смешно думать, что человек в двадцать шесть лет рассчитывает подмять под себя Голливуд. А с другой - случалось проворачивать авантюры посложнее. Он же не за один день этого добьется.
Итак, сидит он в своем кабинете в офисе... Где? В Калифорнию что-то больше не тянет. Хотя ради мировой славы с ней можно смириться. Пусть будет Фриско, так и быть. Он - владелец крупнейшей кинокомпании мира. Известнейшие режиссеры и актеры добиваются контракта с его фирмой, его "лого" повсюду славится как эталон качества. Все покупатели знают, что этот маленький значок обещает массу удовольствия от фильма. И неважно даже, о чем конкретная картина - в его фирме дерьма не делают. Все отличное и интересное. Сидит он, значит, в своем кабинете, со всех сторон поступает информация о ходе дел, он правильно ею распоряжается, деньги текут рекой... Фу, что ж его на прозу жизни тянет? Чуть что - сразу деньги всплывают. Любит он их, факт.
А почему, собственно говоря, он собирается создавать только кинокомпанию? Ему реклама нужна? А куда ж без нее... И что, размещать заказы в агентствах? А не накладно? Может, выгоднее свое агентство открыть? Студии и павильоны для съемок будут, наверняка в одних помещениях и с помощью той же техники можно снимать и фильмы, и рекламу, и клипы. Актеров тоже - пруд пруди. Так зачем платить рекламным агентам? Сам справится. Далее, рекламный ролик отснять мало, его еще где-то прокрутить необходимо. Телевидение. Тоже надо что-то придумывать. Для фильмов ему потребуется масса необходимых вещей. Костюмы, грим, оформление... Песенку какую-нибудь тоже не лишне впихнуть. Делиться не хочется. Куда приятнее делать свою работу и еще принимать заказы со стороны. Ну, и транспорт для связи между разбросанными по всему миру отделениями.
Саша посмотрел на листок бумаги, который он машинально разрисовал стилизованными значками. Итак, Александр Сергеич, вы пришли к мысли о необходимости создавать свой собственный концерн. А это, друзья мои, уже не пустые мечты. Тут надо считать и думать, где взять деньги. Потому что общая схема у него уже есть. И даже ясно, с чего начинать. Пожалуйста - вот вам первый этап, вот второй... На полжизни ему этого занятия хватит. Ядовито усмехнулся: отличная идея - средства от деятельности криминальной сети пустить на повышение культурного уровня человечества. Так до Юрия Деточкина недалеко.
Или до главного героя "Стаи". С которой он, кстати, и намерен начать свое победоносное восхождение. На мгновение Саше стало не по себе. Вообще-то, как подавляющее большинство авантюристов, он был суеверным. Все бы ничего, но сюжет пьесы уж больно похож на его собственную судьбу. Цели различны, но пути одинаковы. И психологически Леонов смело может считаться Сашиным двойником. Начало и середина их биографий схожи. Не докатиться бы до такого же финала... Впрочем, полное повторение участи героя драмы Саше не грозило. Во-первых, он не ставит перед собой настолько безумной цели. Во-вторых, у него нет настолько близких людей, потеря которых перечеркнула бы все достижения его жизни. Сестру он любит, конечно, но они достаточно далеки друг от друга, чтобы Наташа стала разменной монетой в его игре. Отец и Мишка вряд ли позволят сделать себя жертвами. Сами кого угодно угробят. Маму Саша потерял давно. А жены, тем более - любимой, нет. И вряд ли стоит рассчитывать на скорое ее появление. Так что можно смело соваться в любое пекло.
Чем чреваты личные проблемы
Яковлева.
Встретиться договорились у входа в "Художественный". Мишка заявил, что у него на день намечены две встречи - одна рано утром, вторая ближе к вечеру - но он постарается урвать время и приехать. Так что до Арбата Саша с Валеркой добирались вдвоем.
Народу - море. Саше пришло в голову, что в такой толпе они точно разминутся. Надо было встречаться в другом месте, или у какого-то надежного ориентира.
- Ты уверен, что они нас найдут?
- Боишься, что разминемся? - осклабился Яковлев. - Не волнуйся, познакомишься.
Саша презрительно сплюнул.
- Как-то не жалуюсь на узкий круг общения. Меня больше занимает, не потратим ли мы время зря. Дел полно.
В этом отношении он слегка преувеличивал, потому как на день не имел решительно никаких других планов. Вечером собирался съездить к отцу, обсудить на совете Организации некоторые детали будущего проекта кинокомпании. Можно было приехать и раньше, но Саша с тех пор, как понял, что закладка новой фирмы не обойдется без криминала, избегал слишком долгих разговоров. Отец обладал чрезвычайно развитой интуицией, мог догадаться и наложить вето вообще на все планы.
- Не, мимо не пройдут. Я Ольге сказал искать двухметрового парня с длинными черными волосами. А около него и я буду.
- Меня в качестве фонарного столба использовал?
- А что? Тебя за километр видно. Вон, все бабы глазки строят.
Ориентир из него действительно получился классный, потому что Мишка разглядел их еще с моста. Бросил машину на стоянке у "Праги" и торопливо продирался к ним сквозь толпу. Глядя на него издалека, Саша уже в который раз подумал, что прозвище "Финист" его сводный брат получил заслуженно - с годами он и вовсе стал неотличим от киногероя сказки "Финист - ясный сокол". Такой же белобрысый, голубоглазый, похожий одновременно на славянина и арийца. Да и фамилия у него под стать погонялу - Соколов...
- Хай, - сказал он, приблизившись. - А где?...
- Опаздывают, - мрачно сообщил Саша. - Ты когда-нибудь видел женщину, способную прийти на свидание вовремя?
- Видел, - честно сказал Мишка. - В Англии. И то, если встреча деловая.
Обеими руками пригладил растрепанную, торчащую во все стороны гриву светлых волос, недовольно поморщился:
- Постричься, что ли? Так я устал от них... Саш, ты стричься будешь?
- Нет, - бросил он, поворачиваясь лицом к витрине ближайшего ларька и изучая выставленные видеокассеты.
Мишка уже забыл о волосах. У него барахлил движок машины, попросил совета у Яковлева. Моментально завязался оживленный и весьма специфический разговор. Сашу он не интересовал - с его "вольво" все было в порядке. Мишка раскаивался, что повелся на престиж и купил шестисотый "мерс". Тачка определенно не нравилась ему даже в исправном виде. От неполадок они перешли к обсуждению достоинств и недостатков других иномарок.
Саша рассматривал кассеты сначала машинально, затем со все возрастающим интересом. Доброй половины фильмов он не видел, хотя два года жил поблизости от Голливуда. Молодцы пираты... С одной стороны, как будущему владельцу кинокомпании, ему вовсе не хотелось увидеть свой фильм в витрине до премьеры. С другой - такой оперативностью можно лишь восхищаться. Да, пираты - палка о двух концах. Ему заранее стоит продумать методы защиты от них. Но поначалу они ему понадобятся - никто лучше них не знает, что пользуется спросом. Вот и сейчас он пытался определить, на что стоит делать ставку. Помимо "Стаи" - это будет стопроцентный бестселлер по крайней мере в России.
Ощутив чувствительный тычок локтем под ребра, Саша растерянно обернулся к Яковлеву. Тот показал глазами на что-то, Саша посмотрел в ту сторону, не понимая, что он должен увидеть. Дошло не сразу. Ага, это и есть их невинные жертвы? Вот эти?!
Шагах в десяти от них стояли две девицы. Та, что поближе, вид имела решительный и бойкий, вторая робко пряталась за спину подруги. Ну, первая явно Валеркина Ольга. Между прочим, очень даже ничего девочка. Формы, по крайней мере, роскошные. А вторая чем-то неуловимо напоминала воблу в пивной советских времен. Такая же тощая. Симпатичная, волосы длинные, хорошие, но Саша на таких не "западал". Насколько ему было известно, Мишка тоже. Можно было разворачиваться и уезжать - Валеркина интрига провалилась. Ни заступаться, ни даже просто знакомиться Саше не хотелось.
Разом потеряв интерес к предмету встречи, он с заметно испортившимся настроением отвернулся и сделал вид, что поглощен созерцанием витрины, хотя успел наизусть выучить ее содержимое. Валерка, ничуть не смущаясь явным пренебрежением, пока представил девушек друзьям. Тощую звали Светой. Вот вам еще один повод для неудовольствия - это имя он не любил. Был случай, когда одна малолетка засветила ему по физиономии, а он даже словами ответить не мог: отец не позволил. Сейчас забыл даже как выглядела та малолетка, но имя он запомнил хорошо. И Свет с тех пор принципиально игнорировал.
- А это Саша, - весело сказал Валерка ему в спину.
Саша пошевелил плечами, изображая участие в процессе знакомства, но поворачиваться не счел нужным. Пусть любуются на его задницу, если хотят. Не нравится - он никого не держит. Краем уха услышал, как Валерка предупредил:
- Не обращайте внимания, у него не очень хорошее настроение. А так он классный парень.
Ничего себе - не очень хорошее... Саша медленно повернулся, преувеличенно тепло улыбнулся Ольге, сухо кивнул ее подруге. Девица гордо вздернула подбородок, полуотвернувшись... О Боже, только этого ему не хватает. Вот этот жест он запомнил хорошо. Как и пощечину. Что ж, тогда поговорим...
- Яковлев, ты ее видел до сегодняшнего дня?
Валерка растерялся.
- Разумеется. А что?
Ясно. Яковлев со своей донкихотской натурой опять выкопал нечто занятное, но сам этого, как всегда, не понял. Саша достаточно бесцеремонно ухватил девушку за подбородок, резким движением повернул ее лицо к себе. Ну да, она самая.
- Удивительная встреча. Не ожидал увидеть тебя еще раз, - он снял солнцезащитные очки. - А ведь был прав: за шесть лет ты действительно сильно похорошела. Я тебя с трудом узнал. Даже страшилищем уже не назовешь. А жаль.
Она чуть не вырвалась. Пожалуй, если бы он не ждал, что она будет дергаться, могла бы и удрать. Мишка вгляделся:
- А точно! Я смотрю, что-то знакомое. На мать стала сильно похожа. Валер, неужели так и не узнаешь?
- Что-то никак...
- Светлана Антонова, - пояснил Саша. - Крестная дочь отца. Между прочим, давно и бесследно пропавшая из поля нашего зрения.
Она решительно убрала его руку от своего лица.
- Я не знала, с кем намерена встретиться Ольга. Если бы знала, меня бы тут не было. А поскольку дружеского разговора у нас явно получиться не может, лучше разойтись прямо сейчас. У меня нет желания выслушивать оскорбления. Так что позвольте откланяться, - сказала она, точно имитируя Сашин язвительный тон.
Настроение улучшилось так же стремительно, как перед этим испортилось. Упаси Боже, конечно, завязывать с этой змеюкой какие-то романтические отношения, но день можно провести очень даже интересно.
- Отчего же? - он улыбнулся так плотоядно, как только умел. - Мы люди вежливые, и мы люди занятые. Если уж приехали, так отчего ж не побеседовать? Тем более, выяснилось, что мы давние знакомцы. Поговорим, прошлое припомним... Да и в настоящем найдем, что обсудить. А вот если ты удерешь, я ж могу подумать, что боишься. И найду тебя из чистого любопытства - что ж ты во мне такого страшного нашла? И это, уверяю, будет много хуже обычного разговора.
- Саш, хватит, - оборвал его Мишка. - Нас, по-хорошему, та история вообще не касалась. Пощечину ты схлопотал за дело, и я не хочу ссориться с отцом из-за твоей мстительности.
- Видишь, Светик? - он тут же воспользовался Мишкиными словами в свою пользу. - Чего ты боишься? Защитник у тебя есть, так почему бы нам не посидеть где-нибудь, не поболтать?
Нет, изменилась она только внешне. Ну, может, чуток повежливее стала. Потому что в ответ на его тираду усмехнулась:
- А я не знаю, с чего ты решил, что я совсем не хочу с тобой разговаривать. Я не желаю слышать оскорбления, это да. И почему ты уверен, что я тебя боюсь, тоже непонятно. Привык, что женщины от тебя шарахаются? Не волнуйся, я видела хамов и похлеще, так что один разговор как-нибудь стерплю.
Саша захлопнул рот. Понятно. День обещает быть совсем интересным.
- В "Прагу"? - спросил он приятелей.
Валерка сдерживал смех. Доволен до чертиков, интриган фигов.
- Вообще-то одеты мы явно не для кабака, - Ольга критическим взглядом окинула свои тесные джинсы и мини-юбчонку подруги. - Могут и не пустить.
А ноги-то у Светы будь здоров. С такими ногами можно вообще юбку не носить.
- Мы все так одеты, - махнул рукой Валерка. - Ничего, когда бабки есть, можно себе и не то позволить. В конце концов, мы туда пообедать идем, а не покрасоваться. Пустят, никуда не денутся.
В "Праге" знакомый швейцар вежливо поздоровался, узнав частых гостей. Официант без звука провел их в любимый Сашин кабинет, принес меню.
- Что будем есть? - спросил Саша.
- А все, что дадут, - без малейшего смущения сказала Ольга.
- Я не ем говядину и свинину, - предупредила Света.
- Диета? - понимающе усмехнулся Саша. - Ты так высохнешь.
- Не люблю, - отрезала Света. - Диета мне просто не нужна.
- Ну ладно, ладно. А пить будем? Яковлев и Мишка за рулем, я не очень-то к этому делу пристрастен...
- Если только пива, - отозвалась Ольга. - Больше ничего не хочется.
Он вопросительно посмотрел на Свету.
- Сухое шампанское, - и пояснила: - Жарко, а оно жажду убивает.
Пожалуй, от шампанского он и сам не отказался бы. Сделав заказ, откинулся на стуле, глядя на Свету. Да, изменилась в лучшую сторону. У него-то требования к женской красоте повышенные, а ведь кому-то она даже хорошенькой покажется. По крайней мере, можно разговаривать и не плеваться при одном взгляде на ее мордашку.
- Мать замуж вышла? - спросил он.
- А? - она вздрогнула. - Нет. Так и живем вдвоем.
- Что, не позволила матери устроить жизнь?
Она поморщилась.
- Саша, давай мы с тобой раз и навсегда договоримся: ты свой нос в эти дела совать не будешь. Ты не знал всего, что было на самом деле. И я тебя уверяю - если бы мама действительно хотела выйти замуж за твоего отца, она бы это сделала. Я бы повозмущалась и заткнулась. Она не захотела сама. Мне известно, почему, но тебе это знать незачем. Это касается только моей мамы и твоего отца. Если у тебя есть какие-то особые претензии, не связанные с личной жизнью моей мамы, - ради Бога, я готова их выслушать. Если нет - к этому разговору больше не возвращаемся.
Претензий лично к ней у него не было. Если не считать той пощечины. Но ее, как правильно заметил Мишка, он схлопотал за дело. Да и было это так давно, что и вспоминать не хочется. Не настолько он мелочный.
- А из Текстилей чего переехали?
- Ты еще спрашиваешь? А сам бы там жить стал? - она презрительно поморщилась. - Одни алкаши. И район весь черный какой-то, страшный. Мы уж почти четыре года в Бибирево живем. А дядя Сережа как?
- Нормально, - кивнул Саша.
- Он болел, по-моему.
- Болел. И сейчас болеет. Эта дрянь не лечится. Да он привык уже.
- У него кооператив тогда был. Заглох? Или дальше пошел?
- Дальше, - сказал Мишка. Достал визитную карточку, протянул ей: Отдай матери, пусть позвонит, если сочтет нужным. Мы отцу ничего не скажем, так что если она решит не возобновлять знакомство, он о нашей встрече даже не узнает.
- А нужно? Может, он ее и не помнит.
- До сих пор ее фотографию на своем столе держит. И твою, кстати.
Она пожала плечами, пригляделась к карточке, присвистнула.
- А не хило он раскрутился! Концерн UMF... - Света осеклась.
Они с Ольгой понимающе переглянулись. Саша хотел поинтересоваться, в чем дело, но тут принесли заказ, и он отвлекся.
- Ладно. Прошлые проблемы, считай, обсудили. А что у вас за проблемы сейчас?
Девушки опять переглянулись.
- Да как-то неудобно рассказывать, - замялась Света. - Одно дело, если бы мы не были знакомы, а то ведь у меня еще и с вами неувязки. Ладно уж, сами справимся.
- Незнакомым вы, получается, душу бы раскрыли охотно, - заметил Мишка. - А знакомым - ни в какую. И, потом, неувязки у тебя если и есть, то только с Сашкой. Я к тебе никаких претензий не имел и не имею.
Что, неужели она Мишке понравилась? Во дает. Ну и ладно.
- Да я тоже. Вопрос улажен, к нему больше не возвращаемся. Итак?
Ольга вздохнула.
- Да проблемы-то как таковой нет. Мы работаем в одной фирме, а ее хозяева слишком много себе позволяют. И хозяева, и их охрана, и даже "крыша". Наглые, скоты, и думают, что мы обязаны под них стелиться.
- Ну, тебе-то достается меньше остальных, - сказал Саша. - Если я верно понимаю женскую психологию. Женщины легко рассказывают о подобных проблемах в трех случаях. Когда домогательства становятся явлением повседневным, когда женщине достается меньше, чем ее подругам, и когда у нее психология жертвы. В последнем случае женщина получает мазохистское удовольствие от пересказа своих мучений. На жертву ты не похожа, на то, что к тебе пристают регулярно, тоже. Остается второй вариант.
Ольга улыбнулась.
- Ты прав. Ко мне как-то подъехали двое сразу. А у нас в тот момент ремонт был. Я схватила первое, что под руку попалось, и шарахнула одного по яйцам. Под руку мне попался обрезок трубы, поэтому второй сам не полез. А поскольку они были шестерками, то наказания я никакого не понесла, а вот обходить меня стали за километр. Мне, в принципе, не достается, это вот Светке... К ней и директор фирмы пристает, и начальник охраны, и "крыша".
- Значит, на такой должности. Секретарша?
- Младший бухгалтер. И даже зарплата от меня не зависит.
- Тогда платят хорошо. А за хорошие деньги надо много делать.
- Хорошо! - Ольга фыркнула. - Двести баксов. Ты хочешь сказать, что за такие бабки она хотя бы улыбаться им всем обязана?
- Не обязана, согласен. Тогда обзовем этот феномен сексапильностью. И вы хотите, чтобы я каким-то образом внушил всем вышеперечисленным личностям, что так поступать нехорошо.
- Ну, не всем, - сказала Ольга. - Все пристают больше для порядка. Надо же юбку задрать - вот они и задирают. Отмазаться, в принципе, можно. Там самое говно - директор. Ему бесполезно что-то говорить, бесполезно отбиваться - Светка один раз пощечину дала, а потом две недели дома с синяками сидела. Причем даже не шестерок прислал - сам уделал.
- Дерьмо, - согласился Саша. - А почему не увольняетесь?
Ольга хмыкнула.
- Вот в этом и заключается самое интересное. Мы две недели назад положили ему свои заявления об уходе на стол. Этим же вечером он подослал к нам домой шестерок из охраны. Серьезного, конечно, ничего не было - я милицию вызвала, Светка собаку натравила. А собака у нее - здоровенный немецкий кобель. Но мы поняли смысл: увольняться нам нельзя, хуже будет. Где он еще таких дур найдет, которые за гроши это терпеть будут?
- В милицию обращались? - спросил Мишка. - Домогательства доказать трудно, но были же и побои.
- Хотела, - кивнула Света. - А он приехал, сто баксов в зубы сунул, и все. И, подлец, так всучил, что я не сразу сообразила, в чем дело. А потом уж чего заявление писать, когда деньги уже у меня были. Хотела вернуть, но передумала. Мало ли, ему ничего за это не будет, так у меня хоть деньги останутся. С паршивой овцы хоть шерсти клок.
Саша закурил, прищурившись, посмотрел на девушек. Как у них все хорошо и гладко придумано...
- Все это прекрасно. Ты, Оля, по идее, в заступничестве просто не нуждаешься - тебя не трогают. Речь идет только о Свете. Это правильно, что ты сочувствуешь подруге. И то, что Валерка не отстранился от ваших проблем, хотя прямого отношения к ним не имеет, меня тоже не удивляет. Такой он у нас Дон Кихот. Вопрос в другом. Ты, Света, пользуешься у мужчин повышенной популярностью. Не может такого быть, чтобы среди всей своры кобелей, которые за тобой гоняются, не нашлось бы парочки, внимание которых оказалось бы тебе приятно. Так почему ты не обратилась за помощью к ним? Почему предпочитаешь просить поддержки у незнакомых людей?
Вообще-то он мог бы и не задавать этого вопроса. Дураку понятно, что она на всякий случай обезопасила своего ухажера. За побои легко и за решетку загреметь, и вряд ли Света сможет при необходимости сунуть покалеченному шефу сто баксов в зубы. Да и нет у нее даже ста баксов. Девочка просто воспользовалась случаем обделать свои делишки бесплатно, не подставляя дорогого человека. А бесплатным только сыр в мышеловке бывает.
Света замялась.
- Это сложный вопрос. У меня есть друзья, но не такие, чтобы учить кого-то жизни. И еще за мной вроде бы ухаживает один человек, но я не знаю, могу ли считать его своим другом и положиться на него. Он регулярно меня куда-нибудь приглашает, цветы иногда дарит. Один раз колье принес, но я отказалась - слишком дорогой подарок для таких отношений. И тут одна тонкость, из-за которой я вообще не хочу обращаться к нему. Он из "крыши", прикрывает нашу фирму.
- Нет, а в чем тогда проблемы? Он что, сам не может твоего директора на место поставить? Или ты ему не говорила?
- Да все она говорила, - отмахнулась Ольга. - И не один раз. Лешка слушал ее, предупреждал директора, чтобы тот отстал, и все. И таким тоном, что я бы тоже его не послушала. Ему как будто все равно. Он сказал, что если бы Светка спала с ним, он заступился бы. А поскольку она не хочет с ним спать, то и впрягаться он не будет. И колье попытался ей всучить, чтобы иметь повод потребовать "расплаты". А она... Свет, извини, но говорить мы должны откровенно. А? В общем, она бережет себя для мужа, а Лешка на ней точно не женится. И это тоже беда небольшая, дело в другом. Он поиграет и бросит, у него таких Светок штук двадцать. А после него все те, кто ниже по рангу, "свое" потребуют. От них же не уйдешь, если с одним спутаешься, то либо замуж иди, либо по рукам. И какой смысл сопротивляться директору? Все равно до него очередь дойдет. Только тогда он еще и поизмывается за то, что Лешка за нее заступится. Поэтому мы и решили искать кого-то со стороны.
Все правильно и удивительно логично. Прямо-таки по-женски логично. И именно по-женски наивно. Девочка хочет, чтобы кто-то выполнил грязную работу, но сама пачкаться не желает абсолютно. Ждет, что с неба спустится этакий добрый волшебник, сделает жизнь похожей на сказку, и ничего за это не попросит. Возьмет всю ответственность на себя, а она при любом исходе останется в сторонке. Саша тоже так хотел - и рыбку съесть, и ножки не замочить. Но вместо возражений кивнул:
- Понятно. Значит, от нас требуется образцово-показательно разбить рыло вашему боссу. Желательно бы еще наставить на путь истинный кавалера, который не хочет жениться. Кого еще?
Ольга иронию уловила, ответив ему в тон:
- Ну, если тебе не лень, то можешь в качестве разминки потренироваться еще на паре-тройке мерзавцев из нашей "крыши". Извини, мы не ожидали, что тебе так по нраву придется наша просьба, а то список бы подготовили.
- Обязательно с фотографиями, - согласился Саша.
Посмотрел на Валерку - что за шутки, с какой радости тот выставил друзей полными идиотами? А умный человек на такую авантюру не пойдет. Лицо Валерки было безмятежным и совершенно серьезным. Странно. Не мог же он влюбиться настолько, чтобы утратить всякое ощущение реальности. А значит, история на самом деле много сложнее.
И о том, чтобы просто показать другу симпатичную девочку, тоже не могло быть речи. В этом случае Валерка решил бы проблему своими силами, и познакомил бы их после этого. Скорее всего, вся сложность именно в "крыше". Саша потянул из пачки следующую сигарету.
- Что за "крыша"? - сухо спросил он, уже зная ответ.
- Измайловская группировка, - ответила Ольга.
Мишка присвистнул, Валерка скромно промолчал. Так и есть, интригу Валерка закрутил ту еще. И ведь не сказал сразу... Интересно, что он еще не посчитал нужным сообщить?
- Конечно, мы понимаем, что измайловская группировка самая сильная в Москве... - извиняющимся тоном начала Света. Мишка возмущенно фыркнул. Истолковав этот звук как подтверждение своих опасений, она поспешила объяснить подробнее: - Но ведь директор - сам не бандит. Может, и обойдется...
- Да в рот я игнорировал всех бандитов! Как выглядит твой Леша? - еще более сухо перебил Саша.
- Он высокий, почти как ты, - ответила Света. - Только волосы короткие, ежиком. Симпатичный.
- Замечательные приметы. Под них и Валерка подойдет, - заметил он.
- Нет, он худее. Он, собственно говоря, не из измайловской группировки. У них какая-то сложная система, вроде союза. У него своя группировка, где-то в Подмосковье. Я не помню, откуда он точно. По-моему, из Загорска.
- Эйфель?! - изумленно спросил Мишка. - Мерзавец, да я ж его сам за ноги подвешу и конкретно объясню, за что. Совсем он, что ли, охренел - если девчонка с ним не спит, так он ее под директора подкладывает! Саш, Эйфеля давно не били, по-моему.
Мишка развоевался. Она ему действительно понравилась. Саша едва не рассмеялся, на миг представив выражение его лица в ту секунду, когда он увидит предмет своих симпатий без одежды. Там ведь даже кожи нет, одни кости. Крепыш из Бухенвальда. Но усилием воли сдержал неприличный смешок. Все-таки не самое лучшее время, чтобы давать волю фантазии. Хотя, конечно, много бы заплатил за то, чтобы увидеть Мишкину физиономию в такой ситуации...
- Вы его знаете? - насторожилась Света.
- Несколько раз видел, - сказал Саша. - Знакомы мы с ним, скажем так. Не друзья, сейчас и не враги.
А ведь интересная получается ситуация. Фирму прикрывает, по их же словам, измайловская группировка, то есть Гончар, а Эйфель там ошивается чуть ли не на правах члена семьи. А где Эйфель, там и Стефан - они закадычные приятели, пока деньги не делят. Итак, в офисе фирмы толкутся представители трех группировок из союза. Либо это совместное владение, либо ставка измайловского блока. И есть подозрение, что второе вернее.
- А где, если не секрет, вы работаете?
- Клуб "Розитта", - ответила Ольга. - На Щербаковской улице. Я ди-джеем, вроде как по специальности, а Светка в бухгалтерии.
А вот теперь все встало на свои места. С "Розиттой" у него, точнее, у всей Организации, были свои счеты. В феврале, когда Саша только еще думал, стоит ли возвращаться в Россию, когда Мишка после стажировки работал в Британии по контракту, а Яковлев в Бостоне слушал специальный курс для руководителей транспортных предприятий, в России случился крайне неприятный инцидент. UMF поставила в клуб комплект оборудования, а через две недели директор подал иск в суд. Претензий к концерну накопилось предостаточно. И то, что он якобы заказывал совсем другое оборудование, а плут-менеджер из отдела сбыта подсунул ему этот комплект. И то, что техника не соответствует даже китайским стандартам качества. И то, что абсолютно новые установки вышли из строя сразу после установки, причинив травмы сотрудникам и вызвав вынужденный простой клуба. Вместе с ним подали иски несколько руководителей других фирм, также клиентов UMF, с аналогичными жалобами.
Независимые эксперты - инженеров UMF ни в одну из этих фирм не допустили - установили: техника является некачественной, не хватает некоторых деталей, не продумана система защиты, не обеспечена надежность работы. Да и вся конструкция далека от идеала и явно не соответствует цене.
Все прекрасно знали, что это - липа. "Розитте" покровительствовал Гончар, ни одна из прочих фирм не находилась под крышей Организации, а значит, теоретически могла подвергнуться нажиму со стороны измайловской группировки. Со склада оборудование выходило в идеальном состоянии, а затем, на месте, некие умельцы "усовершенствовали" конструкцию. Независимым экспертам дали на лапу, чтобы они не обратили внимания на следы вмешательства, некоторые документы мастерски подделали "художники" Гончара. И в результате UMF процесс проиграл. И выплатил "потерпевшим" около полумиллиона долларов.
Отец не стал затевать разборку. Во-первых, разборка с Гончаром - это не ординарная драчка, а война, и воевать не хотелось. Во-вторых, судебный процесс - та же разборка, только легальная. Могли бы вовремя принять меры. Не приняли, за что и заплатили. Саше, когда он по возвращении из Америки возмутился таким отношением к делу, отец просто запретил вмешиваться. Мол, не ты проиграл, не тебе и результаты перекраивать.
Сейчас он неохотно признавал, что отец в чем-то был прав - эти деньги не стоили того, чтобы из-за них затевать войну между союзами. Потери будут больше, чем приобретения. А тогда он сгоряча едва не поехал в клуб со своей командой. Когда отец пригрозил серьезным наказанием за самодеятельность, Саша был оскорблен. Вот тогда он и заявил, что "завязывает". Раз не дают восстановить справедливость, то пусть в предстоящих стычках обходятся без него. Мальчишество, конечно. И то, что все "офицеры" Организации охотно поддержали его решение, было ударом - сразу сообразил, как его подвели к такому поступку. Он распустил свою бригаду; кто-то остался в боевом составе Организации - как ВДВ и Яковлев - кто-то перешел на полностью легальный образ жизни. Иногда, встречаясь со своими бывшими людьми, видел тоску в глазах - они остались бы, но только с ним.

Морозов Владислав - Цезарь - 2. Закон стаи => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Цезарь - 2. Закон стаи автора Морозов Владислав дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Цезарь - 2. Закон стаи своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Морозов Владислав - Цезарь - 2. Закон стаи.
Ключевые слова страницы: Цезарь - 2. Закон стаи; Морозов Владислав, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Имперские байки - 1. Первый контакт