Данихнов Владимир Борисович - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Пономаренко Николай

Новые Раскольниковы


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Новые Раскольниковы автора, которого зовут Пономаренко Николай. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Новые Раскольниковы в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Пономаренко Николай - Новые Раскольниковы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Новые Раскольниковы = 16.32 KB

Пономаренко Николай - Новые Раскольниковы => скачать бесплатно электронную книгу



Пономаренко Николай
Новые Раскольниковы
Николай Пономаренко
Новые Раскольниковы
"...Сволочь, сама не зная того, почти всегда
подпадает под команду той малой кучки "передовых",
которые действуют с определенною целью,
и та направляет весь этот сор куда ей угодно,
если только сама не состоит из совершенных идиотов,
что, впрочем, тоже случается".
Ф.М. Достоевский "Бесы"
В конце 18-го века по этой улице шел высокий молодой человек в длинном пальто. Пройдя по каналу Грибоедова, он свернул в переулок, а потом вышел на Подьяческую улицу. Вскоре он нашел нужный дом и остановился в темном углу подворотни. Размышления, тревожившие его всю дорогу, он сумел остановить усилием воли. Потрогав спрятанный под полою топор, молодой человек решительно направился к парадной. Это был студент-разночинец по фамилии Раскольников, персонаж романа Федора Достоевского "Преступление и наказание". В этом доме Раскольников зарубил топором старуху, дававшую деньги под залог, не пощадил и проживавшую в той же квартире девушку, свидетельницу преступления. После литературного героя замучило раскаяние и он сдался полиции.
...Почти через столетие по каналу Грибоедова и Подъяческой улице пройдут реальные студенты, жестокие и не знающие раскаяния...
Криминал проник во властные структуры, в бизнес, в те области, где мафия может получить сверхдоходы, при этом ввергая народ в нищету. То и дело возникают скандалы о связях власть предержащих и крупных промышленников с наемными убийцами и преступными группировками. Но самое страшное, что криминал начинает проникать в среду, несущую доброе и вечное, в педагогику. Если это произойдет, мы получим поколение безнравственных, безжалостных потребителей, любыми средствами желающее самоутвердиться, вплоть до жестокого насилия над себе подобными, даже над своими близкими знакомыми и друзьями.
Учиться стало дорого. В стране, где долго гордились бесплатным получением образования, за обучение стали брать деньги. Теперь в ВУЗах, в основном, учится молодежь из обеспеченных семей. Многие родители лезут вон из кожи, чтобы дать детям достойное образование. Экономят на всем, работают и подрабатывают, лишь бы сын или дочь могли продолжать обучение. Контрасты материальной обеспеченности в студенческой среде особенно заметны. Одни ежедневно меняют наряды, другие месяцами ходят в одних и тех же джинсах.
В дежурной части Красногвардейского РУВД раздался телефонный звонок. Взволнованный женский голос сообщил об убийстве. Звонила мать погибшего Николая Никонова. Вернувшись домой она обнаружила изуродованный труп сына, студента второго курса Университета экономики и финансов. По указанному адресу на Ленскую улицу выехала оперативная группа.
В одной из комнат находился убитый. На голове и на теле обнаружили множественные ушибы, в глазнице торчала рукоятка ножа, в ухо была воткнута вязальная спица, а на шее затянут шнур от электроприбора. Даже всякого повидавшие за годы службы оперативники отметили особую жесткость. На полу была найдена окровавленная металлическая дубинка. Из квартиры были похищены деньги и ценные вещи.
Начальник отдела по раскрытию умышленных убийств Красногвардейского РУВД Алексей Вячеславович Каталевский до мельчайших деталей изучил обстановку в квартире Никоновых, внимательно осмотрел все следы, и отпечатки, найденные и отмеченные экспертом-криминалистом. По предварительным данным в преступлении участвовало не менее двух человек. Судя по всему это были преступники, совершившие уже не одно убийство. На это указывала жестокость, с которой обращались с трупом. Эксперт сообщил, что многие ранения были нанесены уже после смерти студента. Оперативники опросили жильцов дома, но никто не слышал шума в квартире и не видел подозрительных лиц. Все предметы, могущие служить уликами или помочь в раскрытии преступления были изъяты. В том числе - записная книжка Николая Никонова.
Началась кропотливая работа по раскрытию зверского убийства. На оперативном совещании своего отдела Каталевский за основную версию выдвинул разбой. Из квартиры были похищены деньги и имущество. Преступники обстоятельно похозяйничали в доме, не пропуская ни одной ценной вещи. Каталевский дал поручение проверить по картотекам всех, причастных к разбоям и грабежам, сопряженным с жестоким отношением к потерпевшим. Одновременно велся поиск по обнаруженным отпечаткам пальцев. К сожалению, никаких существенных результатов добиться не удалось.
Тогда Каталевский основной упор сделал на вторую версию. В квартире Никонова сотрудникам угрозыска бросилась в глаза фашистская символика и атрибутика. Свастики, эмблемы 3-го рейха, нацистские наградные знаки. В записной книжке студента встречались немецкие имена - Ганс, Фридрих, Адольф, и даже прозвища - "Геббельс", "Геринг"...
Каталевский предположил, что к убийству могут иметь отношение националистически настроенные молодежные группировки или противостоящие им радикальные группы иного толка. И скорее всего это "фашики", как пренебрежительно называют в молодежной среде членов фашистских организаций. Жестокость, с которой убили Николая Никонова, тоже можно назвать фашистской. Эту версию приняли за основную рабочую и вся районная милиция была сориентирована на проверку и задержание так называемых "фашиков". К удивлению Каталевского, их оказалось не так мало. В первую очередь вызвали подростков, чьи телефоны обнаружились в записной книжке Никонова. Но эти "Геббельсы" и "Геринги" ничего существенного сообщить не смогли. Сотрудники угрозыска проверяли и других "фашиков", по пятнадцать-двадцать человек за день. Многие из задержанных носили свастику и бравировали приверженностью к нацизму, но по настоящему серьезных убеждений не имели и, как говорится, играли в фашистов по молодости и несознательности. Но попадались и вполне опасные типы, агрессивные "фюреры районного масштаба". При обысках в их квартирах находили наркотики и оружие - гранаты, мины, отреставрированные пистолеты и даже автоматы времен войны, множество патронов. Но никто из попавших в поле зрения милиции "фашиков" к убийству Никонова отношения не имел. Также оказались ни при чем и другие радикальные, противостоящие фашистам, группировки. Алексей Каталевский уже начал сомневаться в том, что ведет розыск в перспективном направлении. Ни среди рецидивистов-грабителей, ни среди националистов найти какой-либо след не удалось.
Безрезультатным оказался и поиск преступников по их "почерку" в других районах города и даже в регионах России. По поручению Каталевского его сотрудники перелопатили большой массив архивных материалов, но ничего перспективного обнаружить не удалось.
Убийства в районе случались чуть ли не каждый день и Каталевскому с его сотрудниками работы хватало. Но вот, выехав на место очередного тяжкого преступления на проспекте Ударников Каталевский вдруг узнал почерк неизвестных жестоких убийц! В прихожей своей квартиры родителями был обнаружен изуродованный труп музыканта военного оркестра Нахимовского училища флейтиста Ильи Ляшко. На теле - множественные побои, колото-резаные раны, на шее - удавка. Возле трупа музыканта валялась разбитая флейта. А рядом - металлическая дубинка, очень похожая на орудие убийства студента Николая Никонова. Ценные и даже самые обыкновенные вещи из квартиры пропали. Совершившие разбой с жадностью выгребали все, что попадалось под руку. Майор Каталевский также отметил фашистскую жестокость преступников. Разница с убийством Николая Никонова была лишь в том, что изувер напоследок воткнул нож не в правый, а в левый глаз трупа. Судмедэксперт пояснил, что и на этот раз многие ранения были нанесены уже после смерти молодого человека. Истязатели или глумились над трупом или слишком усердно перестраховывались. Осматривая квартиру, Алексей Каталевский сразу обратил внимание на фашистскую атрибутику. Ляшко, так же, как и погибший Никонов, имел какое-то отношение к "фашикам". Значит, горячо. Значит надо продолжать поиск преступников среди националистов или их противников. В конце концов подозреваемые проявятся. Каталевский установил тесный контакт с ФСБ. В группы фашистов были внедрены агенты, за лидерами установили наблюдение.
Среди прочих доказательств еще не вполне выясненной связи между двумя убийствами студента университета и курсанта военного училища Каталевский отметил немецкие имена в записных книжках. Ляшко, как и Никонов, называл своих знакомых Гансами, Фридрихами и Адольфами. Но проверка показала, что все они разные лица и между собой не знакомы.
Сопоставляя имена и фамилии в записных книжках убитых юношей, Каталевский обратил внимание на фамилию Дмитриев. Фамилия распространенная. Но в книжке Никонова и в книжке Ляшко напротив фамилии Дмитриев стоял один и тот же номер телефона! Убитые имели общего знакомого. Не здесь ли кроется отгадка?
Каталевский поручил срочно "пробить" адрес Дмитриева.
Владислав Витальевич Дмитриев, 1979 года рождения, был студентом Педагогического университета имени Герцена, учился на факультете технологии и предпринимательства. Получив эту информацию, Каталевский усомнился, что такой положительный молодой человек, будущий педагог, сможет сообщить что-нибудь важное по делам об убийствах.
Перед встречей с подозреваемым он обратился к матери Ляшко с вопросом: известен ли ей некий Владислав Дмитриев. Безутешная женщина сказала, что это хороший знакомый сына и проживает в соседнем доме. Он казался ей хитрым и жадным. В первые же дни знакомства с Дмитриевым из дома Ляшко пропал старинный пюпитр. В краже заподозрили нового приятеля, но доказательств его вины не нашли. Впредь Ляшко остерегались появления Дмитриева в их квартире.
Каталевский срочно направил оперативников в адрес проживания молодого человека. Дмитриев оказался дома. Когда опергруппа привезла студента в РУВД на Краснодонскую улицу, Каталевский встретил его как обычного посетителя. Ничего примечательного в парне не было. Но Дмитриев заметно нервничал. Глаза его бегали, он то и дело вздрагивал. Как потом выяснилось, в студенческой среде Дмитриев имел прозвище "крыса" из-за жадности и трусости.
При первых же вопросах об убийствах его знакомых Никонова и Ляшко задержанный, как говорят на жаргоне розыскников, "поплыл". Но Дмитриев стал яростно убеждать, что не участвовал в убийстве Никонова, а при убийстве Ляшко только стоял на стороже. Убивали другие. Каталевский настойчиво спрашивал - кто? И Дмитриев назвал фамилию Дюдькин.
Алексей Сергеевич Дюдькин,1978 года рождения, после школы закончил ПТУ и работал в цехе автоматики и экспериментальных работ крупного предприятия токарем 3 разряда.
Дмитриев сказал, что Дюдькина можно найти на рабочем месте на улице Пугачева, 5. Приехавшие за Дюдькиным оперативники обнаружили этого крепкого высокого молодого человека работавшим на токарном станке. Он вытачивал металлический стержень, очень похожий на заготовку для дубинки.
Доставленный в РУВД к Каталевскому, задержанный угрюмо молчал и отрицал какую-либо причастность к убийству Ляшко несмотря на показания Дмитриева. Ни жуткие фотографии с мест преступлений, ни оставленные там следы не поколебали его твердость. Тогда Каталевский показал Дюдькину изъятую на месте убийства Ляшко металлическую дубинку и сравнил ее с заготовкой, только что изъятой у Дюдькина. Каталевский утверждал, что отпечатки пальцев на них принадлежат задержанному токарю. На очной ставке с Дмитриевым, который подробно описал роль Дюдькина в убийстве, токарь был вынужден сознаться. Тогда Каталевский вдруг показал подозреваемому акт, из которого следовало, что показанная дубинка на самом деле была изъята с места убийства не Ляшко, а Никонова! Дальнейшее запирательство было бессмысленным и Дюдькин признался в двух убийствах.
Каталевский понял, что токарь Дюдькин, не проявлявший никаких особых талантов, зато имеющий недюжинную силу, мог служить машиной для убийства, которой кто-то руководил. Кто-то хитрый и умный. Два разбойных нападения были тщательно спланированы. Ведь в обоих случаях не было ни свидетелей, ни более менее четких следов.
Тогда Каталевский умышленно объявил Дюдькина организатором убийств Никонова и Ляшко и потребовал назвать сообщников. Токарь не желал для себя такой организаторской роли, что сулило ему значительно больший срок. Поняв, что ему не отвертеться, Дюдькин стал валить вину на другого. Организатором убийств он назвал своего друга детства Плотникова.
Алексей Витальевич Плотников, 1979 года рождения, учился в Педагогическом университете имени Герцена и характеризовался добросовестным и исполнительным студентом. Но в молодежной среде института его знали как человека с жестким, властным характером и побаивались.
В адрес проживания Плотникова была направлена оперативная группа. Дома никого не оказалось и за квартирой установили наблюдение. Но ни в этот день, ни на следующий Плотников домой не пришел. Родители ничего определенного об исчезновении сына не говорили. Каталевский понял, что Плотников узнал о задержании Дюдькина и Дмитриева и, как говорится, ударился в бега. На розыск подозреваемого были сориентированы все органы и подразделения городской милиции. Люди Каталевского усиленно работали с агентурой и периодически получали информацию о местонахождении Плотникова. Но тот неизменно уходил от задержания. Дважды по сообщениям, что Плотников вернулся домой, оперативники были вынуждены ломать железные двери его квартиры. Но впустую. Разыскиваемый успевал скрываться за несколько минут до появления милиции. Каталевский был удивлен таким звериным чутьем молодого человека и все больше убеждался, что именно Плотников мог быть вдохновителем жестоких преступлений. Этому нашлось и неожиданное подтверждение.
Во время посещений квартиры Плотникова оперативники в комнате молодого человека сняли со стакана отпечатки его пальцев. Проверив их по системе "Папилон" Каталевский узнал, что Плотников участвовал в нераскрытом разбойном нападении на магазин!
Из милицейской сводки об этом преступлении следовало, что в середине января трое неизвестных в масках ворвались в магазин-булочную "ХБ 386" на Кондратьевском проспекте, 56. Там находились две женщины - продавец Анисимова и директор Дударева. Угрожая пистолетом, они потребовали деньги и ключи от сейфа. Получив требуемые ключи, неизвестные заперли Анисимову и Дудареву в кладовой. Из сейфа было похищено свыше тысячи рублей и бутылка водки. На этом сейфе и были обнаружены отпечатки пальцев Плотникова.
Каталевский отметил, что один из нападавших, высокий молодой человек, жестоко избил продавца Анисимову, когда она, запертая в кладовой, стала кричать и звать на помощь.
Однако, новая информация не помогала в поимке неуловимого студента-рецидивиста - где он мог скрываться? В засады возле института, возле своей квартиры, а также квартир родственников и знакомых он не попадался. Поиски затягивались.
Тогда Каталевский придумал нестандартный план, как можно выманить на поверхность легшего на дно преступника. Он сориентировал всю агентуру на поставку Плотникову определенной информации. Среди студентов университета был пущен слух о том, что милиция разыскивает Плотникова, якобы, всего лишь как свидетеля в убийстве курсанта военного училища Ильи Ляшко. И ему нечего опасаться, он зря скрывается. Плотников должен был понять, что главным виновником считается задержанный Дюдькин, который, якобы, берет на себя всю ответственность и выгораживает Плотникова. Об участии Плотникова в убийстве Николая Никонова в милиции, вроде бы и не знали вовсе.
Каталевский предполагал насколько быстро работает студенческая "устная почта". Но результат превзошел ожидания. Всего два дня спустя после распространения слухов Каталевскому позвонили из районной прокуратуры. Следователь Валентин Анатольевич Рыбаков сообщил, что к нему явился с повинной некий Плотников, который утверждает, будто он был случайным свидетелем убийства Ляшко. Он жаловался, что милиция преследует его, устраивает на него засады, ломает двери в квартире и хочет обвинить в совершении убийства.
Оказалось, Плотников пришел в Прокуратуру Красногвардейского района с большой свитой. Его сопровождал опытнейший адвокат и родственники. Им казалось, что явка с повинной, усилия защитника, а то и деньги, избавят от сурового наказания. На это надеялся и сам Алексей Плотников. Он четко отвечал на вопросы следователя по факту убийства Ляшко, а когда прочитал протокол допроса, посчитал свои признания завершенными, подписался и собрался уходить. Но следователь вдруг достал еще пачку бланков и начал задавать вопросы об убийстве Никонова. Плотников, а тем более его адвокат, не ожидали этого. Под давлением признательных показаний Дмитриева и Дюдькина подозреваемому пришлось сознаться, что он был "свидетелем" и второго убийства. Плотников снова утверждал, что во всем виноват Дюдькин, совершивший убийство, а он только помогал выносить вещи из квартиры.
Окончательно Плотников потерял самообладание, когда его стали спрашивать об обстоятельствах убийства еще одного студента!
Буквально за день до явки Плотникова в прокуратуру сотрудникам Каталевского удалось узнать об этом преступлении. Они снова перепроверили материалы по убийствам, совершенным с начала года. Более других Каталевского заинтересовало преступление, случившееся в феврале в Красносельском районе. В сводке о преступлениях и происшествиях от 4 февраля сообщалось, что в своей квартире на улице Маршала Захарова был обнаружен изуродованный труп студента Санкт-Петербургского Еврейского университета Дениса Деркача. Он лежал на кухне с многочисленными следами побоев, с порезанным и исколотым лицом и затянутым на шее шнуром от электрочайника. Из квартиры исчезли деньги и ценные вещи. Орудие преступления было брошено здесь же - металлическая дубинка! Произошло это между убийствами Никонова и Ляшко.
Каталевский срочно отправился к своим коллегам в Красносельское РУВД и познакомился с розыскным делом. Ему сразу стало понятно, что со студентом расправились те же изверги, что совершили убийства в Красногвардейском районе. Достаточно было взглянуть на изображение металлической дубинки, найденной в квартире Дениса Деркача.
Раскрытие этого убийства было "головной болью" красносельцев. Преступники по горячим следам не были найдены и оперативники отрабатывали версию убийства по наводке. Денис Деркач приценивался к автомашинам и давал объявления о том, что купит недорогие "жигули". А это означало, что у него есть деньги, из-за которых преступники могли пойти на разбой. Каталевский поделился своими соображениями с коллегами из Красносельского РУВД и взял несколько фотографий с места происшествия.
Эти фотографии и предъявил Рыбаков ошарашенному Плотникову. Он все еще пытался юлить, прикидываться жертвой неблагоприятных обстоятельств, но представиться случайным свидетелем трех зверских убийств было бы глупо. По совету адвоката он написал явки с повинной по всем эпизодам своей преступной деятельности.
Но к его удивлению на этом допрос не закончился. Следователь Рыбаков задал Плотникову вопрос о разбойном нападении на хлебный магазин. Понимая, что этот факт уже мало что изменит в его дальнейшей судьбе, утративший волю студент подтвердил свое участие и в этом нападении.
По окончании допроса опытный адвокат отказался защищать Плотникова в дальнейшем. Слишком проигрышными были его позиции перед обвинением.
Между тем из показаний Плотникова стали известны остальные участники преступлений. В тот же день оперативники Каталевского задержали еще троих причастных к убийствам своих сверстников. Все они тоже оказались студентами гуманитарных вузов.
Двое из них, Роман Александрович Петров и Сергей Николаевич Неправда учились в Педагогическом университете имени Герцена, причем на факультете безопасности жизнедеятельности.
Третьей была единственная в компании девушка - Ксения Викторовна Мартынова, студентка Петербургского Еврейского Университета.
Предположить, что будущие учителя являются непосредственными участниками жестоких преступлений могли только видавшие виды оперативники. И все-таки это было именно так. Студенты педагогического вуза убивали одного за другим своих бывших друзей и знакомых. Едва становилось известно, что кто-то из приятелей подкопил денег - они шли на разбой.
В ходе обысков, допросов и очных ставок были установлены все детали жестоких преступлений, совершенных бандой студентов против своих же сверстников.
С виду это была обычная студенческая компания. Молодые люди посещали занятия, встречались в кафе, проводили вечеринки. Сразу скажем, что по материальной обеспеченности они были что называется выше среднего. Карманных денег по российским понятиям, им хватало. Ежедневные траты обеспеченных отроков превышали среднемесячную заработную плату. Но компания вела и вторую жизнь.
Проверяя связи молодых людей, Каталевский отметил странные совпадения: Алексей Плотников был... одноклассником убитого Николая Никонова! Близким знакомым Ксении Мартыновой оказался... убитый Денис Деркач! Третий убитый, Ляшко, был давним знакомым Дмитриева.
Членов группировки не смущало близкое знакомство с жертвами. Наоборот, они расправлялись только с теми, кто в какой-то мере им доверял.
Летом у Плотникова и Дюдькина, только что закончивших школу, было много свободного времени. Дальнейшая судьба Алексея Плотникова была предрешена еще весной, когда его родители определили сына в педагогический ВУЗ и даже заплатили вперед за год обучения. Алексею наука давалась легко. Прекрасная память сохраняла информацию, поступавшую из лекций или учебников.
Александр Дюдькин подал документы в профтехучилище. Он звезд с неба не хватал, а доходы родителей не позволяли обеспечивать платное обучение сына в ВУЗе.
Сдача вступительных экзаменов для обоих приятелей, долго сидевших в школе за одной партой, была формальностью. Плотникова в институте ждали, а Дюдькина в ПТУ из-за низкого конкурса приняли бы и с двойками. Свободное время Плотников и Дюдькин проводили в дискотеках, на пляже, в кафе и кинотеатрах. Однажды они встретили в Макдональдсе на Сенной площади свою сверстницу, учившуюся с ними школе в параллельном классе. Ее звали Ксения Мартынова. Это была довольно эксцентричная девушка, часто меняющая увлечения. То она декларировала приверженность к "попсе", то вдруг появлялась в школе в реперском наряде, а то вдруг вовсе переключалась на классику. Одно время занималась в клубе кунфу "Триада", а через время она уже вынимала из своего ранца специальные журналы и другие издания по бодибилдингу. В школе считали, что Ксения может себе позволить все. В немалой степени потому, что ее папа был какой-то крупной шишкой в бизнесе. То ли водочным, то ли бензиновым королем. Ксения не испытывала стеснений в деньгах. Внешне она была привлекательной, но не претендовала на карьеру модели.
Молодые люди неторопливо ели и трепались о текущих заботах, связанных с новой жизнью вне школы. Ксения сказала, что сперва подала документы на поступление в театральный, но ее папа заставил переменить решение и настоял на обучении в институте, выпускающем финансистов. Плотников посочувствовал. Но Ксения в ответ подковырнула, что его будущая профессия учителя тоже не лучше. Она обрекала на полунищескую унизительную жизнь. На Дюдькина Ксения вовсе перестала обращать внимание. Будущий токарь ее не интересовал.
Из окна кафе была видна площадь, уставленная палатками и ларьками, среди которых сновали оживленные потоки покупателей. Неожиданно разговор будущих студентов переключился на обсуждение этой бессмысленной толпы людей, с утра до вечера занятых только мыслями как дороже продать и дешевле купить. Все эти дядьки и тетки с их отпрысками были примитивными, неинтересными существами. У них не могли родиться мысли высокого полета, мысли о своем предназначении на Земле. Это те же животные, только умеющие говорить и считать. Главная их забота - заработать денег, чтобы много и сытно поесть. Дальше их мыслям наступает предел. И они, эти людишки, действительно зарабатывают. В этом месте особенно горячо заговорил Дюдькин. Он считал несправедливым то, что всякие ларечники ворочают деньгами в то время, как ему, Александру Дюдькину, крепкому и сильному парню, нечем платить за обучение. А он мог бы продолжить образование и стать кем-то больше, чем простой токарь. Особенно его возмущали всякие разные "нацмены", оккупировавшие рынки и другие торговые площади. Эти "хачики" чувствовали себя в Петербурге слишком вольготно, вели себя демонстративно вызывающе и это глубоко задевало Дюдькина. Почему чурки свободно делают свой черный бизнес, а он, коренной петербуржец, ничего с этого не имеет?! Плотников заявил, что давно пора действовать, что в городе найдется достаточно парней и девушек, которые могут построить новый порядок, установить новый культ, культ суперменов. Ксения Мартынова с интересом слушала рассуждения приятелей. Как раз в этот день она отшила очередного претендента на ее сердце и состояние, некого Романа Петрова, и образовавшийся вакуум должен был кто-то заполнить. Жесткий и рассудительный Плотников был к тому же достаточно привлекательным. И Дюдькин после его запальчивой речи показался Мирошкиной не пустым местом. В нем чувствовалась внутренняя сила. Оба парня были высокими, крепкими и могли бы служить девушке неплохим эскортом.
С Сенной площади трое молодых людей пошли каналу Грибоедова. Мартынова заметила, что они находятся в местах, где когда-то гулял создатель "Бесов" и "Преступления и наказания". Может быть здесь у Достоевского родилась идея романа о бедном студенте разночинце, который был вынужден закладывать вещи, чтобы поесть. И которого глубоко возмущали живущие вокруг никчемные людишки, имеющие материальные блага. Было бы справедливо, если бы деньги доживающей век старухи-процентщицы достались ему, студенту Родиону Раскольникову. И Родион решился на убийство. Он зарубил топором и старуху и ее родственницу, молодую девушку. Мартынова заметила, что Раскольников все-таки не дорос до того, чтобы стать супер мужчиной. Он признался следователю в содеянном. Надо было молчать или отпираться всеми силами и средствами. Плотников добавил, что Раскольников и вовсе мог не попасться, если бы не всякие гуманные мысли в его голове. Дюдькин сказал, что на месте Раскольникова он бы запутал следователя. К примеру, зарубил бы еще кого-нибудь, предварительно обеспечив себе железное алиби. Мартынова посмеялась, что не так-то просто убить человека. На что двое парней туманно ответили, что она их плохо знает. Гуляющие как раз прошли мимо базы петербургского ОМОНа и остановились возле дома, где застрелили депутата, члена Государственной думы Галину Старовойтову. Они вошли в парадную, где жила жертва наемных убийц, поднялись на второй этаж, рассуждая как все здесь происходило, откуда стреляли киллеры и как уходили после акции. Это были мужчина и женщина. Плотников спросил, смогла бы Мартынова выстрелить в человека. Ксения твердо ответила, что смогла бы. Однако, никогда не стала бы умерщвлять Личность с большой буквы. Но если это будет обыкновенный человек, недостойный жить возвышенно, то выстрелила бы без сомнений и после не испытала бы угрызений совести.
Мартынова, Плотников и Дюдькин долго еще гуляли, рассуждая о Достоевском и Ницше, о фашизме и сталинизме, о способности убить человека, что возбуждало всю троицу. Прощаясь, они обменялись номерами телефонов и с этого дня стали встречаться чуть ли не каждый день. Плотников и Дюдькин нашли в Мирошкиной единомышленницу, да к тому же и денежную. Надо сказать, им нравилось, что на них обращали внимание. С независимым видом они входили в престижные клубы, старясь вести себя как хозяева жизни. Но и Плотников и Дюдькин сознавали, что это далеко не так, и что Мартынова тоже чувствует это. Попытки доказать свою крутизну в мелких стычках со сверстниками Ксению не впечатляли. Она убеждала своих кавалеров, что кроме силы нужно возвыситься до способности судить других. Судить самостоятельно и приговаривать к смерти. Эта тема глубоко трогала всех троих и при встречах поднималась всякий раз.
К этому времени у Плотникова возникли проблемы с денежным долгом. Его школьный товарищ Николай Никонов требовал 200 долларов в качестве компенсации за нанесенные Плотником побои. Алексей не хотел отдавать эти деньги бывшему товарищу. И тогда у него с Дюдькиным созрел план как избавиться от проблемы, а при этом испытать себя и обогатиться за счет грабежа.
Утром Алексей Плотников позвонил студенту Института экономики и финансов Николаю Никонову и сказал, что хочет зайти и вернуть долг. Через полчаса раздался звонок в дверь. На пороге стоял Плотников, а с ним какой-то незнакомый Никонову молодой человек. Это был Дюдькин. Под курткой Плотников прятал выточенную Дюдькиным металлическую дубинку. Ничего плохого не ожидавший от давнего приятеля Николай пригласил обоих гостей в комнату. Улучив момент, когда хозяин отвернулся, Плотников выхватил из-под куртки тяжелый металлический прут и с силой ударил Никонова по голове. Тот упал, и тогда Плотников принялся избивать его прутом, нанося беспорядочные удары по голове и телу. От полученных черепно-мозговых травм несчастный юноша скончался на месте. Однако напарник Плотникова, Дюдькин, решив, что Никонов всего лишь потерял сознание, пошел на кухню и вернулся с ножом, который вонзил в глаз уже мертвому студенту. Затем "для верности" затянул на шее жертвы шнур от электроприбора. Но и этого убийцам показалось мало - вытащив из клубка шерсти вязальную спицу, они воткнули ее в ухо жертвы. Затем преступники принялись методично обыскивать квартиру в поисках денег и ценностей. "Улов" оказался богатым - убийцы вынесли из квартиры денег и вещей на сумму 63 тысячи 200 рублей.
Второй раз будущие педагоги вышли "на промысел" спустя два месяца. На этот раз недостойным жить был избран студент Санкт-Петербургского Еврейского университета Денис Деркач. "Наводку" на него дала сокурсница Дениса Ксения Мартынова. Ранее она была в близких отношениях с Петровым, но потом познакомилась с Деркачем. И узнала, что он ездит в Израиль на заработки и может иметь крупную сумму денег. Алчность заставила ее вернуться к Петрову и навести на мысль об ограблении зажиточного студента. Вместе с Петровым желание участвовать в разбое выразил еще один их приятель по фамилии Неправда, тоже будущий учитель, студент Герценовского педагогического университета. Мартынова прекрасно знала расположение квартиры Деркача, распорядок дня его самого и родителей, а также посулила "навар" не менее пяти тысяч долларов. Компания несколько раз встречалась в кафе и обсуждала детали нападения на квартиру Деркача. Со стороны эти посиделки нисколько не походили на бандитский сходняк и только из разговора можно было понять, что эти люди ничем не отличаются от закоренелых преступников. Нападение они наметили на 2 февраля 1998 года. Дюдькин на токарном станке выточил вторую дубинку.
Плотников, Дюдькин, Петров и Неправда решили ждать выхода Деркача из квартиры и заняли позицию на лестничной площадке. В десять утра он отправлялся на занятия. Но сведения о распорядке дня студента, сообщенные Мартыновой, на этот раз не подтвердились. По неизвестным причинам Денис из дома не вышел. Обозленные неудачей, убийцы решили действовать иначе. Третьего февраля Денису Деркачу позвонила Ксения и высказала невинную просьбу - одолжить проездной билет. Денис не возражал.
На следующий день Мартынова приехала не одна. Ее сопровождал высокий крепкий парень. Это был Плотников. Радушный хозяин впустил парочку в дом и предложил им кофе. В тот момент, когда Денис, стоя у плиты, разливал по чашечкам дымящийся напиток, Плотников сильно ударил его по голове кулаком. От неожиданности Деркач пошатнулся и упал на пол. Тогда Алексей принялся беспорядочно лупить его руками и ногами до тех пор, пока Денис не потерял сознание. Мартынова тем временем прошла в коридор и открыла дверь остальным сообщникам - Дюдькину и Неправде. Дюдькин несколько раз ударил Деркача ножом в лицо и грудь, а затем отрезал шнур от электрочайника и затянул на шее Дениса. После этого преступники ринулись обыскивать квартиру. Вопреки посулам Мартыновой, добыча оказалась весьма скудной. Из ценных вещей в квартире преступники обнаружили лишь радиотелефон, кожаную куртку, перчатки да тридцать долларов. Вечером того же дня компания собралась в кафе "Макдоналдс" на Сенной площади, чтобы отпраздновать удачное "дело", а заодно разработать алиби для дамы - Ксении Мартыновой. Как истинные джентльмены, мужчины попытались прежде всего обезопасить женщину...
Третье убийство преступники совершили 16 мая того же года. На сей раз их выбор пал на музыканта военного оркестра Нахимовского училища флейтиста Илью Ляшко. На него убийц вывел некий Дмитриев, приятель Ляшко. Он сообщил, что Илья копит деньги на машину и в квартире у него припрятано не менее тысячи долларов. Приятели возжаждали заполучить эти деньги. План был тщательно продуман: Плотников и Дмитриев, сочинив какой-нибудь предлог, проникают в квартиру Ляшко, Дюдькин поджидает их на лестничной площадке. Задачей Плотникова было оглушить Ляшко, а затем впустить в квартиру Дюдькина, который должен был убить флейтиста. За свою "работу" Плотников рассчитывал получить двести долларов, остальной "навар" собирались поделить между собой Дюдькин и Дмитриев.
В назначенный день и час Плотников и Дмитриев направились в квартиру Ляшко. Компания относилась к предстоящему нечеловеческому преступлению как к обыденному делу, без всякого внутреннего трепета и переживаний. К примеру, не дойдя до парадной будущей жертвы, Дмитриев вдруг вспомнил, что ему нужно купить батон. Он зашел в соседнюю булочную, сделал покупки и пошел убивать. Плотников и Дмитриев позвонили в квартиру и попросили разрешения воспользоваться телефоном. Ничего не подозревающий Ляшко впустил их и показал где находится телефон. Дальше все произошло по плану. Плотников тяжелой металлической дубинкой ударил Ляшко по голове, однако удар пришелся вскользь. Поняв, что незваные гости собираются его убить, Илья рванулся в прихожую, надеясь убежать и спастись. Алексей бросился за ним, сбил с ног и начал яростно избивать юношу дубинкой, пока тот не потерял сознание. Тогда, перешагнув через бесчувственное тело, Плотников открыл дверь и впустил в квартиру Дюдькина. Тот действовал по уже отработанной схеме: сначала несколько ударов ножом, потом - "на всякий случай" - удавка вокруг шеи. Затем преступники провели тщательную ревизию квартиры. На сей раз они не выискивали ценности, а сгребали все, что попадалось под руку: среди их добычи оказались ножницы, будильник, кухонные ножи, из ценных вещей - видеомагнитофон, импортный фотоаппарат, старинная икона. Общая сумма похищенного составила 21 тысячу рублей. Убийцы, видимо, рассчитывали на большее, так как, покидая квартиру Ляшко, в ярости разбили флейту музыканта и расколотили настольные часы. Награбленные вещи троица доставила в квартиру Дюдькина. Плотников получил обещанные 200 долларов, а его подельники занялись реализацией похищенных вещей.
Первое слушание "дела студентов" состоялось 25 марта. На нем присутствовал почти весь цвет педагогики Санкт-Петербурга. В зале сидели также родители погибших юношей. Так уж случилось, что во всех этих семьях было по одному единственному ребенку. По словам Каталевского и Рыбакова безутешное горе было способно помрачить разум отцов и матерей. Общественные обвинители в один голос заявляли, что не видят в этом деле никаких смягчающих обстоятельств, и требовали для всех подсудимых самого строгого наказания. Прокурор отметил, что больше всего его поразили хладнокровие и цинизм юных участников банды. Во всех трех случаях способ убийства был практически одинаковым - создавалось впечатление, что дело поставлено "на конвейер". Трудно представить, сколько приятелей и знакомых могли бы еще стать жертвами этих людей. Трудно также представить этих "отморозков" в роли учителей.
Плотников, казалось, ни в чем не раскаивался. По словам следователя Рыбакова больше всего он сожалел о том, что не смог найти деньги, спрятанные в квартире Ляшко.
Суд приговорил 19-летнего Плотникова и 20-летнего Дюдькина к пожизненному заключению. Кроме того, с них будет взыскано 200 тысяч рублей в пользу родственников погибших.
Студент факультета безопасности жизнедеятельности Педагогического университета имени Герцена Неправда приговорен к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Студент этого же факультета Петров получил 8 лет. Студент факультета технологии и предпринимательства Герценовского университета Дмитриев приговорен к 13 годам, а студентка Еврейского университета Ксения Мартынова - к 10 годам, 6 месяцам лишения свободы.


Пономаренко Николай - Новые Раскольниковы => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Новые Раскольниковы автора Пономаренко Николай дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Новые Раскольниковы своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Пономаренко Николай - Новые Раскольниковы.
Ключевые слова страницы: Новые Раскольниковы; Пономаренко Николай, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Рассказы