Конрад Джозеф - Письма 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тут выложена бесплатная электронная книга Пчела Майя автора, которого зовут Пономаренко Николай. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Пчела Майя в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Пономаренко Николай - Пчела Майя без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пчела Майя = 25.63 KB

Пономаренко Николай - Пчела Майя => скачать бесплатно электронную книгу



Пономаренко Николай
Пчела Майя
Николай Пономаренко
Пчела Майя
В середине девяностых годов в Санкт-Петербурге пышным цветом расцвели так называемые "фирмы по предоставлению интимных услуг", а на языке оперативников петербургской милиции - проститутские конторы. Они назывались разными красивыми именами: "Соблазн", "Мир грез", "Изабель", "Светлана", "Пчела Майя"... Располагались они в специально снимаемых, самых обычных квартирах. В штате состояли несколько проституток, сутенер, диспетчер, водители и, разумеется, охрана. Торговля телом, как известно, само по себе криминальное занятие, но с ним связаны и более тяжкие преступления. От грабежей и вымогательств до убийств. Поэтому в структуре уголовного розыска было создано специальное подразделение, призванное бороться с преступностью в сфере нравственности. Это так называемая "полиция нравов". Первопроходцы этой новой для России милицейской профессии столкнулись с хорошо организованной системой, которую было трудно сломать и поставить в рамки закона. Справиться с этой гидрой было не по силам немногочисленному новому подразделению. Закрытие одних проститутских контор заканчивалось рождением других, порой, с теми же самыми названиями. Как ни лови, а какая-нибудь "Пчела Майя" вновь образовывала где-нибудь новый улей и собирала нектар в рублях и в валюте со сладострастных жителей и гостей Санкт-Петербурга.
Отдел уголовного розыска по исполнению законодательства в нравственной сфере был невелик по численности. Смешно сказать - всего семь человек на весь Санкт-Петербург! Казалось, его создали только ради исполнения требований МВД. Только чтобы отчитаться. Понятно, что поначалу оперативники отдела и его начальник, подвергались насмешкам, порой грубоватым, хотя и не оскорбительным. Дескать, отдел, охочий до клубнички.
Отдел возглавил Василий Григорьевич Широких, всю жизнь проработавший на различных должностях в угрозыске. Он и его подчиненные все начинали с нуля. От приобретения служебного помещения до выработки системы работы. Едва освоившись в двух комнатах на Полтавской улице, сотрудники отдела обдумали схему первоначальных действий. Организация операций была возложена на старшего оперуполномоченного Александра Шатилова. Шатилов не мудрствовал. Все лежало на поверхности. Открой любое рекламное издание, любую газету и наткнешься на объявление, призывающее отдохнуть в уютном местечке с соблазнительными девушками. И бульварные и вполне респектабельные издания публиковали такие объявления, лишь бы было оплачено. Шатилов понимал, что ничего не стоит вызвать в какой-нибудь адрес проституток, задержать их, а также охранников и водителя. Но им нечего предъявить. Значит, надо добывать доказательства, что сопровождающие проституток лица получают деньги за оказываемые девушками сексуальные услуги. Но и это еще не все. Требовалось задержать всю цепочку: от принимающего заказ до хозяина конторы. Здесь было много сложностей, и не все можно было предвидеть. Кто знает, как поведут себя сутенеры, что предпримет охрана. Не исключено, что в ней работают профессионалы. Но Шатилов решил - опыт придет во время действия. Две - три операции покажут, где возможны проколы.
Вскоре Шатилов впервые в своей жизни позвонил в проститутскую контору. Открыв наугад газету "Реклама-Шанс", он нашел первое попавшееся объявление. Фирма интимных услуг "Пчела Майя". Женский голос спросил куда перезвонить. Александр назвал номер своего телефона. Через пару минут раздался звонок. Другой голос деловито расспросил сколько нужно девушек и каких, сколько будет партнеров.
Диспетчер записала адрес и сказала, что в течение двух часов заказ будет выполнен. К сожалению, в начале работы отдела финансирование многих этапов операций "полиции нравов" не было предусмотрено. В частности аренда квартир для вызова ночных бабочек. Для первой операции Шатилов пожертвовал собственным домом. Благо, супруга с детьми уехала к родственникам.
В условленный час в квартиру Шатилова позвонили. Крепкий паренек ввел в прихожую двух девушек, вполне соответствующих заказу. Их встретили двое оперативников, которые играли парней, желающих оттянуться. Оперативники расплатились. Получивший помеченные деньги сутенер вышел на лестницу. На площадке возле окна дорогу ему заступили Шатилов и двое его сотрудников. Шатилов представился сотрудником отдела угрозыска. Неожиданно парень выхватил из кармана полученные в квартире деньги и... вышвырнул их открытую форточку! Сотрудники растерялись и, надев на сутенера наручники, бросились вниз собирать казенные деньги. Но внизу уже шла активная работа по сбору казначейских знаков. Стайка ребятишек ловила летящие бумажки. Под присмотром Шатилова дети осмотрели каждый сантиметр газона и собрали все деньги.
В это время другие сотрудники пытались задержать машину, на которой привезли проституток. Но водитель оказался проницательным человеком. Он каким-то образом распознал оперативников в приближающихся к машине мужчинах и резко тронул с места. Потом участники операции говорили, будто на заднем сиденье сидел человек в милицейской форме.
Несмотря на кажущийся успех, Шатилов понимал, что первый блин - комом. Привезенные в отдел, сутенер и две проститутки всячески отрицали вменяемые им действия. Сутенер по фамилии Фибровский и проститутки, назвавшиеся Леной и Дашей утверждали, что приехали к друзьям и перепутали адрес, никаких денег за оказание сексуальных услуг не получали. И никакие они не проститутки, а студентки. Можно проверить. Тогда Шатилов достал собранную мальчишками пачку денег, положил под специальный аппарат. К его удивлению, ожидаемая надпись "Сутенер" на верхней купюре не проступила! На второй купюре тоже. И ни на любой другой условной надписи не было! Пересчитав деньги, Шатилов был необычайно удивлен. Вместо врученных сутенеру восьмисот рублей, денег оказалось в два раза больше! Фибровского обыскали. Выяснилось, что в суматохе задерживаемый вышвырнул в форточку собственные карманные деньги! А помеченные восемьсот рублей так и оставались в кармане куртки сутенера. Это показала проверка этих денег под детектором. На купюрах ясно читалась надпись "сутенер".
Александр Шатилов побеседовал и с обеими дамами, задержанными в его собственной квартире. Одна из них, назвавшаяся Леной, отличалась особой колоритностью. Никакой испорченности в ее внешности Шатилов не заметил, наоборот, она источала добродетель. Елена держалась неприступно, всем своим видом показывая оскорбленное достоинство. Если бы Шатилов не сам вызывал к себе на дом проституток, то ни за что бы не поверил в порочность этого создания. Быстрая проверка показала, что обе девушки назвались липовыми именами и адреса прописки называют ложные. Шатилов пригрозил задержать их до установления личностей. Угроза провести в камере трое суток вмиг переменила поведение Елены. Она стал развязной, разбитной и назвалась Майей Беловой. Шатилов снова не поверил. Майя из агентства "Пчела Майя"? Это был перебор. Но на этот раз Белова не врала. Она, уроженка села Арзгир Ставропольского края, приехала по окончании школы в Санкт-Петербург, поступила в торговый техникум. На втором курсе вышла замуж, родила ребенка.
Это была типичная история многих, попавших на панель. О своих дальнейших мытарствах уже ничего не скрывавшая Майя рассказала Александру Шатилову. С ее слов, муж оказался неудачливым коммерсантом, залезшим в большие долги. Продав все имущество, в том числе и квартиру, он сбежал неизвестно куда, бросив жену и ребенка. Майя осталась без жилья, без денег, с ребенком на руках. На родине оставалась престарелая мать. Вернувшись в обедневшее за последние годы село, Майя не смогла найти работу, чтобы прокормить себя, мать и дочь. Белова опять поехала в Петербург, восстановилась на учебу в техникуме. Но, оказавшись без всякой материальной поддержки, была вынуждена дать согласие на предложение очередного сутенера подрабатывать в агентстве по оказанию сексуальных услуг. Кормить приходилось не только себя, но и своих родных в далеком южном селе.
Рассказав Шатилову свою историю, Майя попросила ее отпустить. Назвать руководителя агентства и адрес отказалась. Так же поступили и другие задержанные работники "Пчелы Майи". Охранник Фибровский и проститутка Любовь Грязнова. Шатилов поручил узнать адрес агентства по номеру телефона, указанному в газете.
Ближе к ночи оперативники приехали в предполагаемый адрес фирмы. Это была обыкновенная квартира. Проживавшая там женщина пожаловалась, что кто-то дает ее номер телефона в газетных объявлениях и никакой "Пчелы Майи" она знать не знает. Сотрудники милиции констатировали, что это посреднический номер телефона. Звонят сюда, а затем эта женщина звонит в другой адрес.
Так начиналась работа петербургской полиции нравов. И никто тогда не мог предположить какой живучей окажется фирма "Пчела Майя" и какими трагическими будут судьбы ее "пчелок".
Сотрудники отдела Василия Широких работали с энтузиазмом. Постепенно приобретая все больший опыт, они научились предугадывать ходы противника, искали новые формы работы. Часто проводили операции с телеоператорами Пресс-службы ГУВД, не опасаясь того, что их методы работы станут известны паханам расплодившихся проститутских контор. Штатный юморист отдела повесил над столом Александра Шатилова объявление: "Мальчики по вызову. Тел. "02". Круглосуточно".
Нет, сотрудники полиции нравов не были ханжами. Наоборот, со временем поняв, что карательными методами торговлю телом не остановить, они стали публично высказывать мнение о легализации древнейшей профессии, за что получали нахлобучки от руководства Управления угрозыска. Не раз поднимался вопрос об отстранении Василия Широких от должности. Однако, генералы понимали, что следующий руководитель может придти к такому же мнению, какое исповедовал Широких.
Тем не менее, отдел нравов продолжал разгромы своднических контор. Оперативники вызванивали проституток, задерживали сутенеров, находили диспетчеров и нередко доходили до организаторов своднических контор. Шатилов тоже делал требуемую работу.
В какое-то время он и другие сотрудники отметили, что диспетчеры и охранники стали особенно настороженными к вызовам проституток. Ждать прибытия заказанных девушек приходилось значительно дольше. Диспетчеры неизменно отвечали, что их офис находится на противоположном краю города, что ехать далеко, просили подождать. Это означало, что сутенеры выигрывают время, чтобы проверить - не попадут ли проститутки в ловушку. Поначалу Шатилов относил это к запуганности сутенеров телевизионными показами о работе его отдела. Пресс-служба ГУВД исправно выдавала в эфир репортажи об удачных операциях полиции нравов. И пусть. Шатилов и добивался этого предупреждения. Пусть остерегаются.
Но неожиданно его предположения были опровергнуты.
В начале июня Шатилова пригласили в Региональное управление по борьбе с организованной преступностью. Он пришел с перебинтованной головой. Накануне Александр был травмирован во время задержания преступников.
Начальник отдела РУОП, прежде, чем начать разговор, поставил в видеомагнитофон кассету и Шатилов с удивлением увидел, что его последняя операция снималась технической службой РУОП для отдела по контролю за работой милиции. Шатилов возмутился. Его в чем-то подозревали. Наверняка в коррупции. Но он был уверен в своих коллегах, как в себе самом. И тогда начальник отдела РУОП раскрыл карты.
В РУОП обратился некий Павел Душин. Он сообщил, что "полиция нравов" занимается откровенным вымогательством и рекетом. Он, Павел Душин, знаком с несколькими проститутками, которые рассказали ему, что попав в засады полиции нравов, они были вынуждены платить отступные ради того, чтобы об их занятии не сообщалось родственникам, а один знакомый сутенер рассказал о том, что отмазка от полиции нравов стоит определенную сумму денег. И что самое главное, деньги вымогает майор Александр Шатилов.
Оперативники РУОП отреагировали должным образом. За отделом Василия Широких установили наблюдение. Дальнейшее можно проследить по оперативным съемкам технического отдела РУОП.
В тот день Шатилов взял в разработку очередную контору под названием "Северная красавица". Надо сказать, что к этому времени оперативники в качестве "наживки" стали приглашать общественников. Сотрудники отдела устали исполнять роль приманки и каждый вечер наблюдать раздевающихся девиц. В конце концов у оперативников были жены, дети, им претило наблюдать одну и ту же картину, когда продажные женщины обнажаются. К тому же, затем следовало задерживать их.
Во время операции по разгрому фирмы "Северная красавица" все поначалу было как обычно. Был звонок диспетчеру, долгое ожидание, пока охранники проверят адрес, потом приезд "красавиц". Видеосъемка РУОП зафиксировала этот приезд. К дому подъехали две автомашины. В одной находились проститутки и их сутенер, а в другой приехали... сотрудники милиции в форменной одежде! Женщины вышли из машины и в сопровождении охранника направились в подъезд. Когда они скрылись в парадной, к водителю их машины подошел оперативник Виктор Тульнов. Сам Шатилов подошел ко второй машине, в которой находились сотрудники милиции. Неожиданно эта машина рванула с места. Надо было задерживать во что бы то ни стало. И Шатилов прыгнул на капот жигулей, заслоняя водителю обзор. Он проехал так метров пятьдесят, потом не удержался и упал на землю. Слава Богу, остался жив. Получил травму головы и руки, долго ходил в бинтах. Его самоотверженный поступок все-таки сыграл роль в задержании эскорта проституток. Не имея обзора, водитель не успел развить большую скорость. Это дало возможность другим оперативникам сориентироваться, сесть в машину и пуститься в погоню. Им помогли и наблюдатели из РУОП. Совместные усилиями те, кто хотел раздавить Шатилова, были захвачены. Они оказались действующими сотрудниками милиции.
Так Шатилов узнал, что некая группировка работает под видом его отдела. Она занимается сводничеством, а параллельно шерстит другие проститутские фирмы, бросая черную тень на его подразделение. В РУОПе извинились за подозрение, обещали помочь в выявлении "двойника". Возможно, задержанные той ночью сотрудники милиции тоже принадлежат теневой полиции нравов. Против них возбудили уголовное дело, все трое попали в следственный изолятор. Через неделю выяснилось, что не они работали под полицию нравов, ибо налеты на проститутские конторы продолжались.
15-го июня четверо неизвестных в масках ворвались в офис агентства по предоставлению интимных услуг "Даная". Они избили охранника, обыскали женщин, отняли драгоценности, затем под угрозой пистолета приказали раздеться догола, предполагая, что они могут скрыть ценные вещи в интимных частях тела. Преступники забрали все, что понравилось и скрылись, пригрозив убийством за заявление в милицию. При этом сказали, что они сами из полиции нравов, поэтому быстро узнают о заявителях.
Шатилов и его сотрудники стали интенсивно опрашивать своих бывших "клиенток". Требовалась любая информация об их столкновениях с полицией нравов. Девицы не откровенничали. Зато в РУОП все чаще сыпались жалобы.
Вслед за грабежом в "Данае" нападению подверглось агентство под названием "Джой". Налетчики действовали по той же схеме. Охранники были избиты, проститутки обысканы и ограблены. Двух женщин преступники увезли с собой в какую-то квартиру и заставили вступить в половую связь с каждым из них. И снова эти четверо представлялись сотрудниками отдела по борьбе с преступлениями в сфере нравственности.
Шатилов был вне себя. Но следующее сообщение просто шокировало. В РУОП пришли две девушки из агентства "Эскорт" и рассказали о страшной ночи проведенной в какой-то бане. Они не могли назвать адрес, куда их привезли четверо мужчин, как они представились, из полиции нравов. Эти мужчины в масках ворвались в офис "Эскорта" захватили кассу, отняли у девушек украшения, забрали деньги у охранника. Затем под угрозой пистолета вывезли двух девушек в злосчастную баню. Там находилось более десятка мужчин, в основном, кавказцы, которые их всю ночь насиловали и заставляли показывать стриптиз.
Кто так нагло подставлял питерскую полицию нравов? Шатилов понимал, что проститутские конторы ни за что не будут откровенничать с ним. Он был для них "замазанным". Он, ничем не запятнавший себя офицер. Шатилов писал рапорты начальнику УУР и начальнику ГУВД с просьбами оказать содействие в розыске неизвестных налетчиков на своднические конторы, действующие под именем отдела нравов. Ему обещали помочь, но без энтузиазма. Рекомендовали успокоиться и не принимать подозрения близко к сердцу. Проститутки - что возьмешь?
Но Шатилов переживал. Проституцией занимались не только девушки с определенным складом характера, но и вынужденные зарабатывать себе на жизнь. Себе или родственникам, чтобы прокормить родных и детей. Почему-то Шатилову запомнился рассказ Майи Беловой, которую жизнь заставила превратиться в шлюху.
Обнаглевшие преступники, громящие проститутские конторы, были вроде бы союзниками. Они жестоко наказывали сутенеров и охранников, держали их в страхе. Но при этом они были грабителями и разбойниками. Удобный бизнес. Ведь многие проститутки не заявляли о том, что их обобрали, избили, изнасиловали.
Василий Широких приостановил борьбу с проститутскими конторами. Надо было разобраться с "конкурентами". Никто, кроме него не стал бы этого делать. Нет заявления - нет и дела. Но Широких переориентировал своих оперативников на розыск "теневой полиции нравов". Его сотрудники за несколько месяцев работы успели завести свою агентуру среди проституток. Теперь они поставили задачу: надо выявить все конторы, в которой подрабатывают люди, носящие милицейскую форму. К горькому сожалению Шатилова, такой информации в ответ поступило немало. Молодые милиционеры, не удовлетворенные низкой зарплатой на службе, шли в услужение теневому бизнесу. Были и ветераны, загнанные в угол нуждой и необходимостью содержать семью. Шатилов не оправдывал их, называл такими же проститутками, как и падших женщин. И не щадил, если кто-либо попадался.
Так, к нему обратились две путаны, попросили защиты от сутенеров. Девушки подыскали себе женихов и хотели уйти с панели. Но сутенеры запросили по двести долларов с каждой - тогда отпустят. Шатилов согласился помочь. Передачу денег назначили в одном из скверов. Группа задержания и видеооператор укрылись в подъезде дома. Девушки сели в условленном месте на скамейку. Под одеждой у них были спрятаны радиомикрофоны. Вскоре появилась группа мужчин. Двое сутенеров, опасаясь, что проститутки наймут защиту, привели с собой охранников. Это не смутило оперативников Шатилова. Как только девушки вручили сутенерам откупные 400 долларов, из засады выбежали сотрудники милиции и после короткой схватки задержали вымогателей. При обыске у одного из сутенеров нашли удостоверение сотрудника подразделения вневедомственной охраны. Вторым сутенером оказался сотрудник сторожевой службы. Удостоверения оказались подлинными.
Задержанных доставили в отдел нравов. Шатилов приказал найти всех, пострадавших от ложной полиции нравов и провести опознание. Одна за другой проститутки входили в комнату, где находились подозреваемые. К большому неудовольствию Шатилова путаны отрицали, что это именно те, кто совершал налеты на их своднические конторы, кто грабил и издевался над ними. Боятся? Скрывают? Но ведь хоть одна должна же сказать правду? Нет, опознание прошло безуспешно.
Шатилов нервничал. Надо продолжать поиск. На следующий день Александра и вовсе вывели из равновесия. Товарищ из службы собственной безопасности ГУВД приватно сообщил, что в записной книжке задержанной проститутки нашли запись: "Саша. Мент". И - домашний телефон Шатилова! Коллега предупредил, что кто-то пытается компрометировать майора. И это уже не первый случай. Кто-то намеренно вписывает в книжки проституток телефон Шатилова. Александр волновался: слухи могли дойти до его жены, возможен скандал. Может быть, преступники этого и добиваются. Выбитый из колеи мент не так страшен. Но этот день принес не только очередные неприятности.
Под вечер раздался телефонный звонок. Александва Шатилова спрашивал женский голос, показавшийся ему знакомым. Девушка сказала, что они как-то встречались при не совсем приятных обстоятельствах, но она доверяет ему. И хочет помочь. И назвалась: Майя Белова. Шатилов тут же вспомнил эту женщину. Ее задерживали на первой операции отдела.
При встрече Майя вдруг сообщила, что знает тех, кто подставляет отдел Шатилова и что готова помочь в задержании их с поличным. Майя сказала, что хочет отомстить за многих своих подруг, над которыми надругались эти нелюди. Сказала, что трутней надо наказать. Ничуть не смущаясь, пошутила, что была "маткой" в улье "Пчела Майя" и должна защитить других пчелок. Они условились, что Майя позвонит, когда ей станет известно о планах ограбления очередной проститутской конторы. Майя не оставила своих координат.
Через день она позвонила Шатилову. Александр и Майя встретились возле Смольнинского собора. Белова рассказала, что отошла от прежних занятий и собирается замуж. Осталось только поквитаться с бандой, которая искалечила ее подругу, Любовь Грязнову. Ту самую девушку, с которой Шатилов задержал Майю в день первой операции полиции нравов. Негодяи сдали девушку на ночь большой группе пьяных мужчин. Ее насиловали до утра, затем вывезли на какую-то улицу и бросили в бессознательном состоянии. Люба выжила чудом.
Майя Белова сказала, что под полицию нравов работает группа некого Фибровского. Прекратив заниматься сводничеством, он занялся грабежом проституток. Этой ночью, сообщила Майя, преступники нападут на офис своднического агентства "Красавица Востока". Эта контора принадлежала некому Зурабу. Майя сказала, что хозяин предупрежден и готов к сотрудничеству с настоящей полицией нравов.
Попрощавшись с Майей, Шатилов приступил к подготовке к операции по задержанию порядком надоевшей группировки. В офисе "Красавицы Востока" установили камеру наблюдения, оборудовали место для засады, разработали план задержания. К вечеру сотрудники Шатилова заняли исходные позиции и стали ждать. Это была необычная ситуация. Контора Зураба продолжала работать как ни в чем ни бывало - преступники не должны были что-нибудь заподозрить. Сотрудники полиции нравов получили уникальную возможность наблюдать изнутри за работой своднической конторы. Часов с девяти участились вызовы проституток. Требуемые женщины в сопровождении охранников покидали офис и через пару часов обычно возвращались, чтобы вскоре снова уехать к клиентам.
Обычно нападения на интимные заведения происходили в два-три часа ночи. Преступники оказались пунктуальными. В начале третьего наблюдение заметило четверых мужчин, вошедший в подъезд дома, где располагалась "Красавица Востока". Сотрудники милиции предположили, что они позвонят в дверь офиса. Но мужчины никак себя не проявляли. Значит, будут входить на плечах, решил Шатилов. Такой случай тоже был предусмотрен. Шатилов с двумя сотрудницами милиции, одетыми под проституток, вошли в подъезд дома. Вдруг их окружили четверо в масках и скомандовали: "Молчать! Вперед!". Шатилов беспрекословно выполнил приказание. Он открыл замок двери офиса, впустил преступников. Те разбежались по комнатам квартиры, приказывая девицам Зураба лечь на пол. Затем приступили к грабежу. Но, едва они набили карманы, как из коридора вбежали сотрудники СОБРа. Все четверо в считанные секунды были закованы в наручники.
Всю ночь до утра Шатилов разбирался с задержанными. Уходя с работы, вымотанный и уставший, он по привычке просмотрел сводку о преступлениях и происшествиях, совершенных за сутки. Его ждала шокирующая информация: в одной из квартир на улице Зеленина найден труп гражданки Беловой Майи без видимых причин смерти. Шатилов не поехал домой отсыпаться. Он бросился узнать, что произошло там, на улице Зеленина. Почему скончалась Майя, тот человек, который помог в задержании преступной группы?! Вместе с участковым он вошел в коммунальную квартиру. У одной двери дежурил милиционер. В маленькой комнатке, которую соседи метко называли пеналом, на кровати лежала Майя. Казалось, что она спит. Никаких следов борьбы. Почему она умерла? Шатилов терялся в догадках. Смерть молодой девушки должна быть связанной с сегодняшним задержанием преступников - в этом Шатилов не сомневался. Осведомительницу убили. Как и кто? Ни капли крови, ни следов борьбы...
Налетчиками, задержанными Шатиловым, занялись сотрудники 4 отдела угрозыска, специалисты по раскрытию грабежей и разбоев. Но для них это было чем-то новым. До этих пор не приходилось заниматься с авторами преступлений, совершенных исключительно в отношении проститутских контор. Но сотрудники из этого отдела знали свое дело. Через несколько дней руководству ГУВД была представлена справка о деятельности преступной группы, совершившей более двадцати нападений. Конечно же, их было больше, но каждое доказательство добывалось с большим трудом. Путаны неохотно откровенничали с розыскниками и не рвались в свидетели.
Кем же были эти налетчики? Двое из негодяев оказались сотрудниками милиции, а точнее, настоящими "оборотнями". Старший сержант милиции Николай Банза был милиционером-бойцом ОМОНа, а младший сержант милиции Валерий Авдеев служил в роте охраны и сопровождения так называемого 5-го Управления. Третьим был профессиональный охранник Виталий Фибровский. Последним в группировке был водитель Вячеслав Гришечкин.
Все они вели себя дерзко. Следствию стоило большого труда доказать несколько эпизодов преступной деятельности этой четверки сутенеров. Свидетели, а это в большинстве своем были запуганные, замордованные женщины легкого поведения, старались не связываться с милицией. Оставшиеся на свободе "коллеги" Фибровского угрозами заставляли свидетелей отказаться от уже данных показаний. Но тем не менее, доказательств вины группировки хватило для направления дела в суд.
Одним из главных свидетелей был тот самый Павел Душин, который написал в РУОП заявление о бесчинствах и поборах, якобы, Полиции нравов. Это он был создателем и руководителем фирмы "Пчела Майя", пока ее не отобрали у него Фибровский со товарищи. Это он в 1995 году пригласил на работу в свое сводническое агентство своих будущих обидчиков Фибровского, Банзу, Авдеева и Гришечкина.
В обязанности Банзы и Авдеева входило сопровождение девушек на заказы. Перед выездами они проверяли данные клиентов через справочную базу ГУВД, проникая в нее при помощи специальных паролей. За использование в преступных целях прав, предоставленных законом сотрудникам органов внутренних дел, они получали в агентстве более высокую зарплату, нежели охранники, нанятые из гражданских лиц. Вторым условием для получения повышенной зарплаты, являлось сопровождение проституток на заказ в служебной форме сотрудников милиции. Отдельно оплачивались другие действия в интересах агентства, когда требовалось использование авторитета и прав представителей власти. Обо всем этом мстительный Душин поведал следствию. Он не мог простить, что его кинули бывшие подчиненные, отобрав у него фирму "Пчела Майя".
Душин предоставил доказательства, что подследственные длительное время активно занимались сводничеством. Он назвал квартиры, снимавшиеся Фибровским под офисы, назвал девушек, состоявших в штате агентства. Допросы этих девушек подтвердили информацию Душина, добавили следствию несколько преступных эпизодов.
Сотрудницы "Пчелы" показали, что Фибровский, Базна и Авдеев активно собирали информацию о других своднических агентствах. Особенно их интересовали те, что не имели прикрытия со стороны бандитских группировок или таких же, как они, продажных милиционеров. Еще их интересовали такие фирмы, где выручка от заказов в течение всей "рабочей" смены находится у девушек или их охранников. Допрошенные "пчелки" утверждали, что не раз слышали хвастливые рассказы Фибровского и других сутенеров, как они вызывали проституток в различные адреса, отбирали у них деньги и насиловали. А Светлана Костикова стала свидетельницей подобного случая. Фибровский, Банза и Авдеев вызвали девушек прямо в свой офис на Парашютной улице, где находилась и Костикова в ожидании очередного заказа. Когда вызванных проституток привезли, эти трутни из "Пчелы Майи" заставили девушек раздеться, снять с себя драгоценности и вытряхнули из сумочек всю ночную выручку проституток. Одна из девушек стала сопротивляться, но ее избили и изнасиловали, не стесняясь присутствия Костиковой. Подобные сцены наблюдали Татьяна Фатова, Оксана Данилина, Вера Морозкина и другие "пчелки".
Та же Светлана Костикова показала, что во время работы в агентстве Фибровского стала свидетельницей разбойного нападения. Однажды, одетые в милицейскую форму Банза и Авдеев по заказу привезли ее в какую-то квартиру. Там находился подвыпивший мужчина, который не стал давать деньги вперед. Он довольно грубо предложил расплатиться, если Костикова ему понравится. В ответ Банза и Авдеев выхватили дубинки и отделали привередливого клиента до полусмерти. Затем забрали у него деньги, кольцо с руки, цепочку и различные носильные вещи.
В сентябре 1995 года в связи с активизацией работы полиции нравов, а также обогатившись информацией о работе аналогичных агентств, ознакомившись с психологией проституток, группа вдруг прекратила свою сводническую деятельность. Штат проституток был распущен, а Фибровский и компания занялись еще более прибыльным делом - разбойными нападениями на агентства по оказанию интимных услуг. Это дело было вполне безопасным, если учесть малый процент вероятности обращений потерпевших в органы милиции.
Этому тоже нашлись доказательства. Две девушки, Лина Меркулова и Людмила Ковалева опознали в членах группировки своих обидчиков. Это они ворвались в офис агентства "Эскорт", захватили кассу, отобрали ценности у находившихся там десяти девушек. Затем они выбрали Лину и Людмилу и увезли с собой. Девушек привезли в баню, где пьянствовало много мужчин. С их слов, это были милиционеры вперемежку с бандитами. Все они, человек пятнадцать, насиловали девушек до самого утра, сопровождая акты оскорблениями и побоями. Лину и Людмилу налетчики представили как подарок ко дню рождения одному из насильников.
Потерпевшая Гуськова опознала в членах группировки налетчиков на агентство "Джой". Во время налета они были в масках, но сняли их, когда с добычей возвращались к себе на Парашютную улицу. Кроме денег и ценностей, они прихватили из разграбленного "Джоя" двух девушек: Гуськову и девушку по имени Наташа. Следствию так и не удалось установить ее данные. В квартире на Парашютной Гуськова была вынуждена вступить в половую связь с тремя из налетчиков. Трое же насиловали и Наташу. Гуськова хорошо их запомнила и уверенно показала на Фибровского, Банзу и Авдеева. Опознал их и охранник агентства "Джой" Николай Павликов, которого при нападении жестоко избили. Он сообщил что дважды становился жертвой этих налетчиков. Когда агентство переехало в другой адрес, его постигла та же напасть. Снова четверо в масках напали на офис, избили охранника Павликова, изнасиловали оказавшую сопротивление проститутку Пузыреву, офис разграбили.
Обвинительное заключение по делу Фибровского и других включило в себя много доказанных преступных эпизодов. За исключением одного - причастности к смерти Майи Беловой.
Смерть Майи не шла из головы Шатилова. Экспертиза показала, что женщина умерла от инъекции неизвестного препарата. На обеих руках обнаружились четыре следа от уколов. Передозировка наркотиков или преднамеренное убийство?
Раскрытие убийства было не в компетенции отдела Шатилова. Для этого есть специальный, "убойный" отдел, в котором работают профессионалы своего дела. И, уж конечно, они должны проверить все версии. Шатилов был уверен, что Майю "закололи". Преступники могли каким-то образом узнать, что именно она навела Шатилова на поимку банды. Кто-то, еще не задержанный, расправился с предательницей. Это не давало покоя. Кто он?
Шатилов считал своим долгом помочь раскрытию убийства Майи Беловой. При каждом удобном моменте он старался узнать что-нибудь новое из ее биографии. Во время задержаний он мимоходом спрашивал проституток, сутенеров, водителей: знали ли они эту женщину? Некоторые вспоминали , что сталкивались с Майей, но она была и открытой натурой и скрытной одновременно. Где жила, откуда родом - не рассказывала. Зато у нее был дар узнавать про жизнь других. Люди делились с ней самым сокровенным. Казалось, эта женщина в разговорах забывала о самой себе, проникаясь тревогами и бедами других. Ничего значащего для раскрытия преступления узнать пока не удавалось.
Шатилов периодически звонил или заходил во второй отдел к своим приятелям, спрашивал не узнали ли они что-нибудь. Замороченные своей работой сотрудники, порой, недружелюбно спрашивали, почему его так волнует смерть какой-то проститутки. Шатилов объяснял, что она была его осведомителем, что помогла раскрыть банду, компрометировавшую его отдел. Тщетно. Смерть Майи оставалась загадкой...
Прошло несколько лет. Шатилов перешел на работу в специальную службу милиции, участвовал в боевых действиях в Чечне и понемногу стал забывать историю про "Пчелу Майю", когда вдруг получил письмо из зоны. Бывший боец ОМОНа, а затем охранник и содержатель своднической фирмы, Банза написал, что Майя Белова, "Пчела Майя" сожительствовала с неким Иваном Скороспеловым, врачом-гинекологом, обслуживавшим проститутскую контору. Банза предполагал, что этот врач и мог заколоть Майю. Шатилов пробил адрес Скороспелова. Он проживал... на улице Зеленина! В той самой квартире, где скончалась Майя. В комнате, соседней с тем самым пеналом, где нашли ее тело!
Шатилов под видом родственника Майи Беловой пришел в квартиру. Иван Скороспелов был дома. Они долго молча смотрели друг на друга. Шатилов никак не мог припомнить где он видел этого человека. А Скороспелов сразу вспомнил бывшего сотрудника полиции нравов. Он догадался почему пришел Шатилов, но виду не показал. Скороспелов по просьбе "родственника" открыл комнату-пенал и ушел к себе. Когда же Шатилов постучал в дверь комнаты Скороспелова, ему не открыли. Полный недобрых предчувствий, Шатилов стал стучать громче, а потом выбил дверь. Скороспелов лежал на полу. В его руке был зажат шприц. Он покончил с собой. Смерть наступила мгновенно.
После Шатилову стало известно о трагической любви Майи Беловой и Ивана Скороспелова. Оперативники нашли его дневник, многое объяснявший. Шатилов некоторое время спустя смог сложить причудливую мозаику этой истории из любви настоящей и любви продажной.
Иван Скороспелов, талантливый врач-гинеколог, ради заработка подрядился работать в своднической конторе "Пчела Майя". Он следил за состоянием здоровья проституток. В дни своего дежурства в офисе агентства он познакомился с Майей Беловой. У них возникли взаимные чувства. Иван, как казалось ему, смог вырвать возлюбленную из грязного мира. Он взял Майю к себе. Но Майя, как та пчела, героиня известного мультфильма, была полна состраданием к попавшим в беду. Она постоянно вспоминала своих заблудших подруг, часто уходила из дома, чтобы часами просиживать в какой-нибудь квартире, битком набитой проститутками. Чтобы отомстить за подруг, над которыми надругались неизвестные бандиты, она вновь вернулась в проституцию, навела милицию на их след. Но когда она вернулась домой, Иван Скороспелов в порыве ревности и гнева сделал уснувшей Майе Беловой четыре смертельных инъекции. Затем сделал столько же уколов себе. Но сам он выкарабкался, провалявшись на полу почти двое суток. Когда он смог встать, труп возлюбленной уже увезли. Остальные дни и месяцы Скороспелов влачил существование, едва заботясь о себе.
Неожиданный приход Шатилова остро напомнил ему о Майе. Войдя к себе в комнату, он достал шприц и ампулу и покончил с собой.
Контору "Пчела Майя" организовал Павел Душин, бывший профсоюзный руководящий работник. В пору демократических преобразований и дикой приватизации в Петербурге было полно нуждающихся, растерянных людей, ищущих себе применения в новых экономических отношениях. Росло число безработных, готовых на любые авантюры ради заработка. Душин без особого труда нашел нескольких интересных девушек прямо на улицах и возле вокзалов. Большой удачей считал встречу с Майей Беловой. Поразительной красоты девушка, с виду неприступная и гордая, оказалась вольной и развеселой девицей. Душин был искренне удивлен, когда на предложение заняться проституцией Майя согласилась не задумываясь, поставив только одно условие: ее должны были охранять и защищать от клиентов-подонков, которые наверняка встретятся. Так совпало, что встреча с Майей Беловой произошла во время выхода на экраны американского мультипликационного сериала "Пчела Майя" о трудолюбивой обаятельной пчелке, помогающей всем, кто попадал в затруднительное положение. Душин был избавлен от придумывания названия своего своднического агентства. Фирму он назвал "Пчела Майя" в честь мультяшной пчелки и самой видной работницы агентства - Майи Беловой.
Первоначально агентство базировалось прямо в квартире Душина и Павел сам выполнял диспетчерские функции - принимал заказы, посылал девиц на их исполнение. Он же производил и оплату труда. Это происходило в 8 утра. Для получения зарплаты отработавшая смена прибывала в "диспетчерскую" и Душин с каждым сотрудником лично производил расчет. Он аккуратно вел журнал регистрации заказов, вводил и регулировал тарифы на услуги. Благодаря широкой рекламе в прессе и трудолюбию "пчелок" агентства, клиентура конторы быстро росла. Как и ожидал Душин, главная "пчела", по имени Майя, стала самой вызываемой и самой доходоприносящей проституткой агентства. Душин выполнил ее условие: Майю Белову охраняли пуще глаза самые крепкие охранники, нанятые руководителем агентства. Душин дальновидно пригласил работать Николая Банзу и Валерия Авдеева не столько потому, что они были крепки и тренированны. Главным их достоинством была принадлежность к правоохранительным органам. Старший сержант милиции Банза был милиционером-бойцом ОМОНа, а младший сержант милиции Авдеев служил в роте охраны и сопровождения так называемого 5-го Управления. Кроме них в агентстве работал охранником Виталий Фибровский, а также водители Дмитрий Инин и Вячеслав Гришечкин. Со временем Душин нашел и толкового диспетчера Тамару Сгурскую.
Набирая штат, Душин не подозревал какую гремучую смесь он готовил. Подбор людей оказался роковым не только для агентства "Пчела Майя", но и для многих других проститутских контор.
Но поначалу все шло как нельзя лучше. Сотрудники с рвением зарабатывали деньги, в агентстве царило взаимопонимание и энтузиазм. "Пчелки" приносили все больший доход. Душин арендовал просторную квартиру, обустроил ее и женщины стали работать не только на выездах, но и принимать клиентов в новом офисе. Трудно назвать все факторы, повлиявшие на раскол в фирме. Здесь и обида за недостаточно высокие заработки, и зависть к раскрутившемуся Душину, и личностные особенности двух продажных сотрудников милиции.
Работая на Душина, милиционеры Банза и Авдеев накопили большой практический опыт в сводническом деле. Именно они выезжали в адреса, проверяли клиентов, брали деньги, которые затем передавали Душину. Они исправно оберегали проституток от извращенцев, групповых изнасилований и от побоев.
Однажды Банза и Авдеев привезли Майю Белову в квартиру подвыпившего мужчины. Он показался им раздражительным и агрессивным. На всякий случай охранники остались возле двери квартиры клиента. Через несколько минут они услышали возню и сдавленный крик Майи. Банза позвонил в дверь. Им не открыли, крики продолжались. Тогда милиционеры выбили дверь и ворвались в квартиру. Они увидели, что извращенец грубо опутывает веревками полуобнаженную Майю. Банза и Авдеев обрушили на мужчину удары резиновых дубинок. Они колотили его до тех пор, пока он не потерял сознание. Уходя, охранники прихватили кожаную куртку, ремень, обручальное кольцо, деньги и радиоприемник.
Ежедневно общаясь с проститутками, оба милиционера прекрасно изучили их психологию, логику поведения. Один вывод, который сделали Банза и Авдеев в дальнейшем повлиял на принятие опасного решения. Почти все проститутки старались скрыть от родных и близких свой род занятий. При угрозе возможной огласки они были готовы платить "откупные". В том числе и сотрудникам милиции. Неожиданно таким же наблюдением поделился с ними и охранник Фибровский. Этот человек имел авантюрный склад характера, был жестким и решительным. Он был недоволен деньгами, которые платил ему Душин, считал, что это капли от огромных бочек меда, собираемых "пчелками" агентства. Он уже придумал, как можно обогатиться быстро и относительно безопасно. Ему нужны были партнеры. В удобный момент он обратился к сотрудникам милиции. Предложение Фибровского нашло у Банзы и Авдеева живейший отклик и понимание. Заговорщики задумали открыть собственную сводническую фирму, переманить лучших девушек, нанять новеньких и составить Душину конкуренцию.
Узким местом в плане Фибровского было одно: для раскручивания новой фирмы требовались немалые деньги. Все понимали, что надо снимать квартиры, делать рекламные объявления и производить прочие расходы. Фибровского это не смущало, он говорил, что деньги можно добыть, делая элементарные, так называемые "разводки". То есть, он предлагал совершать мошенничества в отношении будущих конкурентов, таких же проститутских фирм. Заговорщики подробнейшим образом обсудили схему этих "разводок".
Разводка по Фибровскому была такой. На специально снятую для мошенничества квартиру заказываются проститутки из любого агентства, чьи объявления публиковались в "Рекламе-Шанс"и других газетах. По прибытию в адрес женщин захватывали Банза, Авдеев и Фибровский, экипированные в форму сотрудников милиции. Представляясь Полицией нравов, троица искусственно создавала ситуацию, при которой проститутки были вынуждены предлагать деньги, так называемые "откупные". Часть денег делилась бы поровну, а другая часть шла бы в "общак" на укрепление будущей фирмы.
Сотрудники милиции Банза и Авдеев прекрасно понимали, что вступают в преступную группу, которая создается для отъема денег. Сознавал это и Фибровский. Только слишком уж лакомым казался им пирог. Проститутских контор насчитывалась не одна сотня. При грамотном построении криминального бизнеса это был настоящий Клондайк. Преступная группа готовилась серьезно. Роли были распределены с учетом темперамента, склада характера и других личностных качеств каждого. Это было необходимо для успешного проведения мошенничества по определенному сценарию. Авдеев и Фибровский в гражданской одежде должны были играть роли оперативников - проводить допросы, устанавливать личности задержанных, оказывать на них психологическое давление, вплоть до шантажа. Главным козырем против проституток служила угроза широкого разглашения их рода занятий. Для этого группировка под видом оперативных съемок намеревалась снимать на видеокамеру всех девиц, по возможности, в откровенных позах. Банза и привлеченный в группу водитель Гришечкин, одетые в милицейскую форму, должны были создавать у потерпевших впечатление о том, что операция проводится сотрудниками МВД.
Вскоре была осуществлена первая постановка по задуманному сценарию. Фибровский снял на один день квартиру в районе метро "Пионерская". Вечером все четверо собрались в большой комнате и Фибровский позвонил по телефону агентства "Светлана". Веселым голосом он изложил диспетчеру свои пожелания. Якобы он с другом хочет отдохнуть в компании двух блондинок. Заказ был принят.
Когда раздался звонок в дверь, "милиционеры" Банза и Гришечкин заперлись в маленькой комнате, а Фибровский и Авдеев пошли встречать блондинок. Расплатившись с сутенером, они провели девушек в большую комнату, угостили вином и предложили раздеться. Как только девушки остались без одежды, Фибровский достал видеокамеру и включил на запись. Авдеев тут же пресек протест проституток, показав удостоверение сотрудника милиции и представившись: "Полиция нравов". Из соседней комнаты появились "милиционеры" Банза и Гришечкин. Они стали в дверях, изображая "приданные оперативникам силы". Девушкам разрешили одеться и усадили за стол. Авдеев достал бланки протоколов опроса. Задавая вопросы, он получил нужные сведения о задержанных, а затем со знанием дела через Центральное адресное бюро ГУВД проверил эту информацию. Он заранее узнал в дежурной части ОМОНа так называемую "дорожку", то есть пароль, дающий доступ к оперативной базе данных. Несколько минут спустя он имел полную и настоящую информацию о двух путанах, а также их семьях. Девушки были уличены во лжи. После этого у них не оставалось сомнений в том, что они попали в руки милиции. Авдеев назвал настоящие имена родителей одной девушки. Вторая оказалась замужней дамой. Авдеев назвал имя и отчество мужа, рассказал другие подробности. Фибровский сказал, что родственникам необходимо сообщить о задержании. Девушки испугались. Ни родители одной, ни муж другой не знали об их занятии проституцией. Тогда Авдеев сообщил задержанным, что готов пойти им навстречу, не привлекать к ответственности и не сообщать родным и близким. Фибровский же пообещал никому не передавать компрометирующую видеозапись. Но только в случае оплаты этой несомненно дорогой услуги. Хотя мошенники назвали чрезмерно большую сумму "отступных", проститутки согласились расплатиться. Кроме того Авдеев пообещал больше не тревожить агентство "Светлана". Но опять же это стоило денег. Руководитель агентства тоже должен был передать мошенникам немалую сумму.
На следующий день расчеты со "Светланой" были произведены. Мошенники получили крупную сумму "отступных". С этого дня и глава агентства "Светлана" и персонал считали, что находятся под крышей "Полиции нравов".
Удачная "премьера" окрылила. Все актеры немедленно приступили к повторному спектаклю. Фибровский арендовал новую сцену - квартиру неподалеку от метро "Чернышевская". Приехавшие туда две проститутки из фирмы "Соблазн" были раздеты, сняты на видеопленку, на них были собраны установочные данные. Авдеев и Фибровский довели девиц до состояния, когда они сами предложили деньги в обмен за молчание. "Соблазну" было предложено откупиться от "Полиции нравов".
Второй показ спектакля прошел так же вдохновенно, как и первый. Представления продолжались. После десятка разводок среди проституток распространился слух о продажности питерской полиции нравов. Агентства стали значительно осторожнее относиться к заказам, опасаясь попасть в лапы шантажистов и вымогателей в милицейской форме. Разводить стало труднее. Но группировка к концу июня 1995 года уже сколотила достаточный капитал, чтобы открыть собственное сводническое агентство. Фибровский с согласия остальных "акционеров" провел необходимые организационные мероприятия. Он арендовал под офисы две квартиры на Парашютной улице и улице Авиаконструкторов, созвонился и встретился с проститутками, попавшимися на крючок во время "разводок", провел агитационные беседы с "пчелками" Душина. Женский персонал был подобран первоклассный. Фибровскому отказала только одна путана - Майя Белова.
К тому времени у Майи стала налаживаться личная жизнь. В ней появился мужчина, любящий и даже боготворящий. Причем, человек, прекрасно знающий, что Майя - путана. Этим человеком был Иван Скороспелов, врач-гинеколог. Душин нанял его для регулярных осмотров женщин. В агентстве не должно быть проблем, связанных с венерическими заболеваниями. Майя почувствовала в Иване родственную душу. В перерывах между выездами к клиентам она в офисе "Пчелы" подолгу говорила с ним на разные темы и скоро поняла, что врач от нее без ума. У нее не было столь сильного ответного чувства, но ей льстило такое отношение мужчины. Однажды Скороспелов пригласил ее к себе домой. Он жил в коммунальной квартире, где у него было две комнаты. Покой и уют заворожили Майю. Это не комната в общежитии, где все выглядит казенно, где в любой момент ее могли оскорбить. Майя Белова осталась у Ивана Скороспелова на день, затем на неделю, а потом Иван предложил ей пожить во второй, свободной комнате. Майя с радостью согласилась и перевезла к туда свои вещи. После этого Скороспелов предложил ей оформить отношения, но Майя ответила неожиданным отказом. Она считала, что это только разрушит их счастье. Она боялась обязанностей по отношению к кому-либо. Став женой, она утратила бы свободу, а через какое-то время могла бы услышать упреки мужа по поводу ее прежней жизни. Нет, этого она не хотела. Однако, она устроила в агентстве небольшую пирушку в знак прощания с вольной жизнью. Душин с большим сожалением отпустил дорогую путану. Тем более Майя не пожелала идти в новое агентство, организуемое Фибровским и компанией.
Сутенер Фибровский был злопамятным человеком. Отказ Майи воспринял как оскорбление. Тем более, что он замыслил коварный план. Дело в том, что в рекламировании своего агентства Фибровский столкнулся с неожиданным препятствием - названием фирмы. Он с компаньонами пару дней придумывал всякие соблазнительные словосочетания, но все это или не нравилось или фирмы с такими именами уже существовали. Наконец, Фибровский понял в чем дело. Ему хотелось руководить фирмой с уже раскрученным названием. Более всего ему нравился брэнд "Пчела Майя"! Фирма имела высокую репутацию. Душин набрал команду девушек выше среднего уровня, требовал от них броского внешнего вида, следил за их здоровьем. Два раза в неделю в фирму приходил врач-гинеколог Иван Михайлович Скороспелов и осматривал девиц. Душин даже организовал ликбез для малоопытных. Женщины были обязаны просмотреть возможно большее количество порнографических фильмов. Одним словом, "Пчела Майя" заслуживала того, чтобы ее отобрали у Душина.
Нет ничего проще! Сотрудники милиции Банза и Авдеев приехали на Полтавскую улицу в полицию нравов. Их принял Александр Шатилов. Аферисты, глядя чистыми и праведными глазами, рассказали, что имеют сведения о своднической деятельности Павла Душина и желают помочь в задержании организатора проститутской конторы под названием "Пчела Майя". Шатилов тут же вспомнил, что эта фирма была объектом самой первой операции полиции нравов. Этот первый блин вышел комом. Никто из организаторов не был задержан. Охранника Фибровского и двух девиц, Майю Белову и Любовь Грязнову тогда пришлось отпустить. Теперь с помощью Банзы и Авдеева можно взять реванш. Александр поблагодарил посетителей за оперативную информацию.
Разгром "Пчелы Майи" был произведен классически. По заказу Шатилова в конспиративную квартиру были вызваны две "пчелки". Их и охранника Бызыкина задержали. В восемь утра оперативники приехали на улицу Восстания в офис "Пчелы". Банза и Авдеев уверяли, что в это время хозяин конторы Душин производит денежные расчеты с работниками. Так и оказалось. Душина застали сидящим за столом и выдающим зарплату проституткам. В руки оперативников попала касса своднического агентства вместе со всеми деловыми документами. Против Душина возбудили уголовное дело, его препроводили в изолятор.
Во время всей операции в агентстве отсутствовали трое: Фибровский, Банза и Авдеев. Они под благовидными предлогами не работали в эту ночь.
Итак, "Пчела Майя" прекратила свое существование. На целые сутки. Через сутки агентство "воскресло" и, как ни в чем ни бывало, продолжило предлагать интимные услуги. Правда, сменился номер телефона диспетчера, да главный офис был перенесен на Парашютную улицу. Фибровский, Банза и Авдеев объявили проституткам, что теперь они являются руководителями агентства. В штате остались все девушки, кроме Майи Беловой. Она вдруг объявила, что уходит с панели. Доктор Скороспелов почему-то тоже отказался подрабатывать осмотрами проституток.
Фибровский поручил Банзе проверить в чем дело. Выяснив адрес Скороспелова, Банза через участкового инспектора узнал о проживающих в квартире на улице Зеленина. Выяснилось, что с некоторых пор в комнате, соседствующей с комнатой Скороспелова, поселилась Майя Белова. "Любовь", заключил Банза. Но он ничего не сказал Фибровскому. Банза знал, что этот жестокий человек будет стремиться любыми путями вернуть Майю в криминальный бизнес.
Новые владельцы старой своднической конторы знали, что рано или поздно местная милиция узнает о ее появлении на Парашютной улице. Рой проституток обязательно будет замечен. Поэтому они решили опередить события, и как говорится, "прописаться" на данной территории. Через участкового Банза узнал о дне рождения одного из начальников среднего звена. На торжество, проводимое в местном пункте ДНД, он привез водку и еду, а также двух девушек. И объявил все это подарком. "Подарок" отрабатывал свои обязанности до утра. Девушки покидали пункт ДНД избитыми и заплаканными. Позже, на суде, они скажут, что там были менты вперемежку с бандитами.
Так "Пчела" закрепилась на территории. Девушки агентства исправно стали свозить в этот улей ночную добычу. Фибровский, принявший на себя функции Душина, производил дележку и расчеты. Банза и Авдеев прикрывали контору, охраняли девиц, разбирались с конкурентами.
Воскресшая под новым руководством "Пчела Майя" просуществовала еще полтора месяца. В сентябре 1995 года Фибровский понял, что заниматься сводничеством стало опасно. Да и не так выгодно, как промышлять "разводками". Новое милицейское подразделение, "Полиция нравов", действовало все активнее. Со слов Банзы и Авдеева он знал об укреплении позиций отдела Широких в Управлении угрозыска, о ликвидации нескольких своднических контор.
На сходке группировки так и порешили: работу по сводничеству прекратить, переориентироваться на нападения на агентства по оказанию интимных услуг. Зная их работу изнутри, преступники могли безнаказанно громить офисы "Изабелей" и "Лотосов". Вряд ли большой процент потерпевших обратится в милицию.
15 сентября Фибровский, Авдеев, Банза и Гришечкин совершили первое разбойное нападение . Это был офис агентства "Изабель" расположенный в доме 105 по улице Римского-Корсакова.
Наводку на агентство сделал Гришечкин. Раньше он работал там водителем, пока его не переманил к себе Павел Душин. В три часа ночи четверо мужчин, двое из которых были в форме, затаились под лестницей в парадной, где располагалось агентство. Они ждали возвращения проституток с работы. Через пол часа в парадную вошли две девицы характерной внешности и коротко стриженый парень. На втором этаже они позвонили в дверь. Им открыли. И в эту минуту послышался топот: четверо мужчин в масках втолкнули в квартиру сутенера с проститутками. Двое набросились на парня, избивая дубинками, двое других осмотрели остальные помещения, высматривая охранников. Но больше мужчин в квартире не было. Налетчики привязали сутенера к батарее и, не торопясь, приступили к изъятию ценностей. Проститутки были поражены откровенным цинизмом неизвестных. Сначала их бесцеремонно обыскали, сняли драгоценности. Затем налетчики угрожая пистолетом, приказали всем раздеться. Они посчитали, что девушки спрятали что-нибудь ценное в одежде или в интимных частях тела. Последовал унизительный второй обыск, уже обнаженных девиц. Дальше прозвучали требования выдать кассу агентства. Иначе, заберут одежду. Поиздевавшись, налетчики ушли, унося с собой все понравившиеся вещи. Прихватили даже телефонный аппарат и куртку сутенера.
Следующее агентство, подвергшееся нападению, называлось "Джой" и находилось на проспекте Маклина в доме 17. Преступники действовали по той же схеме, но гораздо циничнее. Почувствовав безнаказанность, они стали бесчинствовать, не считаясь ни с какими нормами. В два часа ночи, ворвавшись в "Джой", Фибровский, Авдеев, Банза и Гришечкин избили до бесчувствия охранника Низюка, раздели девушек, отобрали все ценности, деловито сложили в сумки понравившиеся вещи. Затем они выбрали двух самых смазливых девушек Олю Пузырькову и Наташу Мамонтову и увезли с собой. Девушек доставили в офис на Парашютную и потребовали ублажать всех четверых. Опасаясь насилия и побоев путаны были вынуждены выполнить все требования налетчиков. В квартире бандиты были без масок и девушки прекрасно запомнили их лица. Утром Наташу и Олю отпустили, пригрозив, что убьют, если те заявят в милицию. При этом один из бандитов точно назвал адреса проживания девушек и составы семей, чем очень напугал потерпевших. Девушки были вынуждены молчать.
Разбойные нападения на офисы и отдельных проституток все учащались, становились все более циничными и жестокими. Неизвестно сколько бы продолжались эти бесчинства, если бы не вмешательство Майи Беловой.
Однажды, придя из больницы, Иван Скороспелов рассказал Майе о вновь поступившей пациентке. Ее привезли утром едва живой и поместили в реанимацию. Туда вызвали его, гинеколога. У женщины были множественные разрывы половых органов. Ее кто-то грубо насиловал и избивал. Скороспелов узнал ее. Ему приходилось осматривать эту женщину в период, когда подхалтуривал в "Пчеле Майе". Это была Любовь Грязнова. Майю словно током прожгло. Ее подруга из-за каких-то подонков находилась при смерти. Она-то знала, что проституция - профессия рискованная. Никогда не знаешь кто будет пользоваться твоим телом - галантный мужчина или зверь, приятная компания или толпа грубых и пьяных мужланов. Но в последнее время она все чаще слышала о начавшемся беспределе в мире предоставления интимных услуг. Кто-то регулярно нападал на офисы, избивал женщин, отнимал ценности, насиловал. Вызываемых в квартиры проституток просто грабили, а попользовавшись, просто прогоняли.
На следующий день Майя с помощью Ивана смогла проникнуть в реанимационную и посмотреть на подругу. На ней не было живого места. С большим трудом избитая прошептала: "Это Фибровский".
Майя Белова, "пчела Майя", в природе которой было заложено помогать всем нуждающимся, близко к сердцу принимать чужое горе, решила действовать. Надо было остановить грабителей и насильников.
Иван Скороспелов глубоко пожалел, что рассказал Майе о происшествии с Грязновой. Его женщина, которая, как он думал, уже забыла о своих прежних занятиях, вдруг стала пропадать по ночам. Скороспелов ревновал и сердился, ругал женщину, но она, как одержимая, снова бросилась в старый омут. Вскоре Майя совсем исчезла. По старым связям Скороспелов узнал, что она числится в сводническом агентстве "Красавица Востока", которое держит некий Зураб.
Иван Михайлович отыскал Майю. Она просила простить ее, говорила, что может быть еще вернется. Скороспелов был вне себя, но ничего не мог поделать. Майя просила оставить ее на время. Ему показалось, что женщина не в своем рассудке. Было обидно, что он, вполне достойный мужчина, отвергнут ради грязного занятия - продажи собственного тела. Он готов был убить ее. ее поступку не было прощения. Скороспелов ушел.
Нет, Майя Белова была в своем уме. И действовала расчетливо. Она знала, что рано или поздно Фибровский, Базна и Авдеев выйдут на нее. Она отказалась работать в их фирме, а вот в "Красавице Востока" - пожалуйста. Ее, элитную проститутку, обязательно решат наказать.
Ждать пришлось недолго. Однажды ночью, выехав по вызову очередного клиента, она столкнулась с ними. Приехав в адрес, машина остановилась. Ее, водителя и охранника буквально вырвали из салона четверо мужчин и быстро препроводили в находящееся рядом здание школы. Школьный сторож был запуган и безучастно сидел в углу. При свете Фибровский узнал Майю. Он медленно снял с нее украшения. В это время трое других избивали дубинками водителя и охранника. Они требовали назвать адрес их агентства, рассказать сколько там "телок" и сколько примерно денег в кассе. И тогда Майя по старой дружбе предложила Фибровскому сотрудничество. Она пообещала сообщить, когда удобнее всего взять "Красавицу Востока". Фибровский дал Майе номер своего пейджера. Они договорились об условном сообщении.
На следующий день Майя позвонила Александру Шатилову. Во время личной встречи Майя рассказала о трагедии ее подруги Любы Грязновой, о других пострадавших от тех, кто называет себя полицией нравов. С телефона Шатилова было послано сообщение на пейджер Фибровского. Всего четыре цифры: 1509. Это означало, что в ночь на 15 сентября - наиболее удобное время налета на "Красавицу Востока".
Операцию по захвату бандитов Шатилов провел блестяще. Фибровский, Банза, Авдеев и Гришечкин были задержаны с поличным.
В эту ночь Майя Белова вернулась в коммунальную квартиру, где они со Скороспеловым снимали по комнате. Ивана не было дома. Майя легла на кровать и уснула. Проснуться ей было не суждено. Вернувшийся домой Скороспелов сначала сделал укол, сразу парализовавший женщину. Затем вогнал ей в вену еще три объема шприца. То же самое он проделал с собой, но выжил.
Более "удачно" он покончит с собой пять лет спустя, когда Шатилову станет известна тайна смерти Майи Беловой.
Суд над подпольной полицией нравов, суд над бандой, совершавшей разбойные нападения, состоялся два года спустя после задержания. Фибровский, Банза, Авдеев и Гришечкин получили длительные сроки лишения свободы.
Во время суда Александр Шатилов служил в составе оперативно-следственной бригады на территории Чечни. Проезжая по Ставрополью, он почему-то вспоминал, что где-то здесь родилась девочка Майя, которой было суждено погибнуть странной смертью в далекой северной столице. И что где-то здесь, наверняка в нищете, подрастает ее дочь.


Пономаренко Николай - Пчела Майя => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Пчела Майя автора Пономаренко Николай дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Пчела Майя своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Пономаренко Николай - Пчела Майя.
Ключевые слова страницы: Пчела Майя; Пономаренко Николай, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Додкин При Деле