Инститорис Генрих - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Келли Сахара

Мадам Шарли


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Мадам Шарли автора, которого зовут Келли Сахара. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Мадам Шарли в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Келли Сахара - Мадам Шарли без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мадам Шарли = 177.4 KB

Келли Сахара - Мадам Шарли => скачать бесплатно электронную книгу



OCR: Dinny; Spellсheck: Анн@
«Мадам Шарли»: Гелеос; Москва; 2009
ISBN 978-5-8189-1613-2
Аннотация
Молодая, изящная, хорошо образованная Шарли – хозяйка дорогого и чрезвычайно популярного лондонского борделя «Лунный дом». Однажды вечером она против собственных правил делает массаж обаятельному красавцу – полковнику в отставке Джордану Линдхерсту, седьмому графу Кальвертонскому. Непреодолимое влечение возникает между молодыми людьми буквально с первого взгляда. И с каждой встречей безудержная страсть разгорается все жарче. Граф не догадывается, сколь непредсказуемыми будут последствия того, что ему представлялось обычной интрижкой с недешевой кокоткой. На самом деле Шарли из «Лунного дома» и вдова шестого графа Кальвертонского леди Шарлотта – одно лицо. И эта тайна – отнюдь не единственный, не главный и, уж конечно, не самый ужасный секрет золотоволосой красавицы.
Сахара Келли
Мадам Шарли
Предупреждение
В этом романе содержатся сцены сексуального характера, он предназначен только для чтения взрослыми. Роман «Мадам Шарли» назвали эротическим и не предназначенным для чтения детьми младше 17 лет не менее трех независимых экспертов. Мы настоятельно рекомендуем хранить эту книгу в месте, недоступном для детей.
Пролог
«Ноттингемский вестник», Флит-стрит , Лондон, 1814
Правоохранительные органы доложили сегодня в Министерство внутренних дел, что пожар, в котором погиб Филипп, граф Кальвертонский, и его молодая жена, являлся не чем иным, как несчастным случаем. Долгий срок, разделяющий кончину его светлости и окончательное выяснение причин возгорания, объясняется сильнейшими разрушениями, имевшими место вследствие страшного пожара.
Лорд-наместник достопочтенный Мэтью Фортескью сообщил министру внутренних дел, что, по его мнению, граф и его жена потеряли сознание от вредоносных паров, когда полено выпало на коврик в кабинете его светлости. Возникшее пламя поглотило большую часть восточного крыла Кальвертон-Чейз, не оставив почти ничего, что могло бы помочь в расследовании этой трагедии.
Наследника поместья Кальвертон, бывшего полковника Джордана Линдхерста, а ныне седьмого графа Кальвертонского, вызвали с Континента, где он служил под командованием герцога Веллингтона и не раз отличался в боях. Мы приводим здесь его слова:
«Я поражен и опечален кончиной его светлости, И хотя я не знал о его женитьбе, мое сочувствие, разумеется, распространяется и на членов семьи его молодой жены. Хочу выразить глубокую признательность его королевскому высочеству за соболезнования».
Седьмой граф Кальвертонский должен вернуться на родину в следующем месяце, как раз к началу сезона. Этот отважный солдат – сын очень дальнего родственника рода Кальвертонов, и для него, без сомнения, подобное положение станет приятным поворотом на жизненном пути. Высшее общество с нетерпением будет ожидать его прибытия. Полковник Линдхерст холост и, по слухам, обладает приятной наружностью. Интересно, смогут ли сравниться военные стратегии, которые он разрабатывал для отважного и благородного герцога Веллингтона, со стратегиями пленения сердца графа, разработкой которых, без сомнения, займутся наши прекрасные дамы.
Изящные руки аккуратно свернули газету и положили ее обратно на стол. Шум и суета очередного лондонского дня продолжали беспрепятственно вливаться в комнату, но человек, сидящий в ней, даже не пошевелился.
В зеркале с резной рамой на противоположной стене отражался стройный молодой мужчина. Его одежда не являлась верхом элегантности. Потрепанная старая рубашка выбилась из-под поношенных бриджей, а темный сюртук небрежно висел на спинке ближайшего стула. Длинные золотистые волосы были забраны в пучок, а щеки молодого человека казались гладкими, без единого следа растительности.
Из-за стены раздался заливистый смех. Было еще рано, но здесь, в элегантных, наполненных эротизмом комнатах дома, расположенного по адресу Болио Кресент, 14, женщины уже просыпались. Скоро их потенциальные клиенты наводнят улицы Лондона, и на закате в особняке соберется множество искателей наслаждений.
Человек встал и подошел к окну со средником, чтобы бросить взгляд на оживленную улицу внизу. Время от времени по тротуару с грохотом проезжала карета да продавцы возвращались обратно, доставив свой нехитрый товар по назначению.
На какой-то миг все встало на свои места.
Человек у окна передернул плечами. Для парнишки по имени Шарли, который последние несколько лет тихо работал в «Лунном доме» – именно под таким названием особняк был известен в Лондоне, – это было самое обычное утро.
А у Шарлотты, графини Кальвертонской и вдовы шестого графа Кальвертонского, именно с этого дня, вполне возможно, и начнутся настоящие неприятности. Вряд ли полковник Джордан Линдхерст обрадуется, если узнает, что леди Шарлотта и Шарли из «Лунного дома» – это одно и то же лицо. И, уж конечно, еще меньше ему понравится то, что вчерашняя вдовствующая графиня теперь владеет домом с весьма сомнительной репутацией.
Но что по-настоящему его поразило бы, если бы, конечно, ему довелось узнать об этом, так это то, что эта самая вдовствующая графиня, скорее всего, убила шестого графа.
1
Лондон, 1815
– Не волнуйся, Сюзи. Мадам Шарли никому не позволит тебя обидеть.
Седьмой граф Кальвертонский Джордан Линдхерст поджал губы, когда до него донеслась эта фраза из-за дверей соседней комнаты. Очевидно, «Сюзи» была новичком в своем деле.
– Мы должны давать клиентам то, что они хотят. Но грубость здесь совершенно непозволительна. Это правило нашего заведения, и если ты крикнешь Антонио, он примчится в ту же секунду.
Голоса стихли, оставив Джордана в некотором недоумении. Это ведь бордель. Не больше и не меньше. Конечно, он маскировался под «дом приличных удовольствий», и здесь клиентам предлагали изысканные блюда, превосходные вина и несколько отличных, столов для карточной игры.
Но под внешним фасадом благопристойности и элегантности скрывались женщины, которые торговали своим телом. Они делали это за деньги. За банальную звонкую монету. Ну, может, не за одну только монету.
Джордан хмыкнул. Покуда стоит белый свет, всегда будут женщины, готовые продавать свое тело. Некоторых из них делать это вынуждали обстоятельства, другими двигала жадность. Он еще крепче сжал губы и откинулся на спинку удобного дивана, глядя на мерцающие огоньки пламени, расчерченные прутьями каминной решетки.
Он искренне надеялся, что Сюзи не придется звать Антонио, кем бы он ни был. Скорее всего, это тот громадный «швейцар», который изо всех сил попытался изобразить вежливый поклон, когда впускал Джордана в особняк. Его поклон больше всего напоминал движения кита, высоко подпрыгивающего над водой на океанских просторах. Это зрелище впечатляло, а вот вторая часть полета, когда кит направлялся вниз, к воде, выглядела весьма неуклюже.
Джордан чувствовал, что мог объективно оценивать это место, ведь он находился здесь не в качестве клиента. Ну, по крайней мере, не совсем. Его будут обслуживать сегодня вечером, но не в сексуальном плане.
Здесь он надеялся унять периодически возникающую боль в спине. На протяжении последних нескольких месяцев ему помогал в этом слуга-японец майора Райана Пендерли. Касуки проходил вверх-вниз по всей длине позвоночника Джордана. От этой процедуры кости громко трещали, а внутренности сплющивались в лепешку, но зато боль, не дававшая покоя спине Джордана с тех пор, как однажды в Бельгии его вышибли из седла, волшебным образом отступала.
Теперь Касуки направлялся на родину на борту пакетбота, а Джордан узнал, что здесь, в «Лунном доме», есть японская девушка, которая практикует тот же вид лечения.
Он чуть поерзал на диване, ощущая, как нарастает боль в позвоночнике. Черт. Он пришел сюда как раз вовремя.
Ну, и раз уж он пришел сюда, то мог и переспать с кем-нибудь по быстрому.
Последний раз он занимался сексом почти год назад, как ни удивительно.
Целый год прошел с тех пор, как он зарывался лицом меж округлых бедер Дейзи Ротингс, девушки, которая должна была стать его женой. Целый год с тех пор, как он попробовал на вкус ее сладостные соки и ощутил, как она кончила прямо ему в рот… и все только для того, чтобы сразу после этого заявить ему, что она выходит замуж за другого. За герцога. За человека, владеющего поместьем и богатого, словно Крез. Черт. Черт! На этом его отношения с женщинами прервались. К счастью для него, в то время ему пришлось работать так, как никогда прежде в жизни, и у него была возможность отвлечься.
Боль в позвоночнике плавно перетекла в мучительную по силе эрекцию. Может быть, ему убедить мисс Японские Ловкие Ножки заняться с ним оральным сексом, раз уж она все равно здесь сейчас появится. Облегчить разом все мучения, которым он был в данный момент подвержен.
Вероятнее всего, она не будет возражать, а он вполне мог позволить себе дополнительную плату. Теперь, когда Кальвертон-Чейз был почти восстановлен и начал приносить доход, самое время зажить новой жизнью. Жизнью, в которой не надо будет долгие часы торчать на полях с жителями деревни, целыми сутками просиживать над финансовыми документами с агентом и адвокатом, а ночи проводить в одиночестве, в компании с бренди и сильнейшим утомлением.
Да, возможно, быстрый секс – именно то, что ему сейчас нужно. С какой-нибудь молодой, гибкой женщиной, которая могла бы так обработать его член ртом, чтобы он наконец-то расслабился.
И хорошо бы, чтобы эта женщина была горячей, высокой, стройной, может, блондинкой…
Ну, в общем, такой, как она.
Джордан так углубился в свои мысли, что не заметил, как она вошла. Подобная невнимательность ужаснула его, ведь он был солдатом и умел держать себя в руках. Джордан нахмурился от недовольства самим собой.
– Добрый вечер, милорд.
Низкий приятный голос, стройное тело. И еще, это была женщина такой красоты, от которой дух захватывало. Джордан тут же почувствовал, как его охватило страстное желание обладать ей, и его плоть активно поддержала это стремление.
– Простите, что заставила вас ждать. Мне только что сказали, что вы спрашивали Кико-Сан.
Джордан автоматически, не думая, поднялся. Чем бы она ни занималась, она все-таки была женщиной и заслуживала хотя бы минимальной вежливости.
– Ничего. Мне было вполне уютно, а персонал здесь очень внимательный к гостям. – Джордан небрежно махнул рукой в сторону почти опустошенного стакана бренди. – И, позволю себе заметить, бренди просто отличный.
Она коротко кивнула в знак благодарности:
– Весьма признательна. Мои служащие очень стараются.
– Ваши служащие?
– Именно так.
Серые глаза незнакомки были напрочь лишены всякого выражения, не позволяя собеседнику разглядеть ее чувства, ее характер, ее личностные качества. Это пробудило в нем извращенное желание сделать что-нибудь такое, чтобы в этих глазах появился блеск. Спровоцировать ее, добиться какой-нибудь реакции. Ему захотелось увидеть, какое на ее лице появится выражение, если он глубоко погрузится в ее лоно и надавит на ее клитор так, что она вознесется на самую высокую в своей жизни вершину и тут же низвергнется вниз.
– Тогда вы, должно быть…
– Мадам Шарли. Да. – За этими словами последовал еще один вежливый кивок.
– Вы хозяйка «Лунного дома»?
– Да.
– Вы кажетесь слишком молодой для столь ответственного занятия. Вы долго работали проституткой?
Он готов был поклясться, что в ее глазах вспыхнул огонек, выдававший крайнюю степень ярости. Но он потух так быстро, что Джордан не мог быть в этом полностью уверен.
Она отвернулась, притворившись, что следит за огнем в камине.
– К сожалению, милорд, Кико покинула наше заведение.
Правда? Или ложь, чтобы отделаться от него после непростительного оскорбления, которое он ей невольно нанес? Джордан не знал. Вот черт. А она хороша, невероятно хороша.
– Однако мы все прекрасно понимали, сколько пользы и удовольствия навыки Кико приносили ее клиентам. И она научила нас некоторым из своих приемов. Как вы смотрите на то, чтобы другой человек сделал вам массаж?
Джордан притворился, что обдумывает ее предложение, а сам в это время разглядывал каждую складочку ее одежды, которая так замечательно на ней сидела, каждую прядку ее волос, великолепную кожу, каждую впадинку и выемку на ее теле, которая была доступна его взгляду. Он оценил ее исчерпывающе, эффективно и быстро.
Некоторые из его солдатских навыков уже притупились, но остались такие, которые в определенных ситуациях оказывали ему неоценимую помощь. Несомненно, сейчас был именно тот случай.
– Ну, учитывая, что со спиной у меня будет становиться все хуже и хуже, если ничего не сделать, выбора у меня нет. И я доверюсь рукам другой массажистки, если вы заверите меня, что она настолько хороша в этом деле, чтобы как минимум не повредить мне.
– Могу вас в этом заверить.
– Так скажите же мне, мадам Шарли, кто эта женщина – знаток восточных методик лечения?
– Я…
Шарли понимала, что она окончательно и бесповоротно сошла с ума, причем это было совершенно необъяснимое помешательство. Однако на ее лице не отражалось ни тени внутреннего волнения. Она слишком хорошо научилась себя контролировать, чтобы такое допустить.
Но она только что согласилась оказать клиенту услугу, то есть сделала то, что поклялась не делать никогда. И все из-за его глаз.
Эти коричневые озера с золотыми искрами пронизывали ее насквозь и добирались глубоко, до таких мест, которые она давно уже считала мертвыми.
Он смотрел на нее так, словно хотел узнать, как она выглядит обнаженной, но в то же время ему нужно было знать, о чем она думает.
Именно этот невероятный, особенный взгляд пробил брешь в ее неприступности.
– Прошу вас раздеться, милорд. – Она махнула рукой в сторону расшитой ширмы, стоящей в углу большой комнаты. – А потом займите снова свое место. Я вернусь через минуту.
Она не дала ему времени ответить. Шарли в секунду выскользнула из комнаты и взлетела по короткой лестнице, ведущей в ее личные апартаменты.
К тому времени, как она добежала до двери, у нее дрожали руки. И когда Шарли, запыхавшись, влетела в комнату, она до полусмерти напугала сидящую там служанку.
– Боже мой, мисс Шарли! Что случилось?
– Мне нужно переодеться. Быстро. Мой шелковый халат и сорочку. Голубые.
– Мисс Шарли. Для чего это?
– Быстрее, Мэтти. Я сделаю клиенту лечебную, процедуру Кико.
– О, мисс. Нет. Вы же не собираетесь…
– Нет, Мэтти. Я просто пройду по его позвоночнику и сделаю легкий массаж спины. Так, как мне показывала Кико. И все, больше ничего.
Мэтти взглянула на свою хозяйку:
– Вы уверены? Вы так раскраснелись.
Шарли постаралась взять себя в руки и выровнять дыхание:
– Я знаю. Он застал меня врасплох. Это граф Кальвертонский.
Мэтти разинула рот от удивления и плюхнулась на кровать, нимало не заботясь о халате, который подмяла под свои пышные бедра.
– О-о! Да что вы!
– Да, Мэтти. Он здесь. – Шарли удалось справиться со шнуровкой, и ее платье оказалось на полу. – У него проблемы со спиной. И он искал Кико. Вот так. И, предваряя твой вопрос, он понятия не имеет, кто я такая.
– Ну вот и прекрасно, – ответила ей женщина тем легким, беспечным тоном, которым обычно разговаривают друг с другом старые друзья.
Шарли сбросила нижнее белье и позволила Мэтти надеть на себя шелковую сорочку. Шарли знала, что при такой процедуре ей понадобится удерживать равновесие. Кико много раз подчеркивала, как много в данном случае значит легкость. Легкость в уме, сердце и теле. Никакой тяжелой одежды, никаких напряженных мыслей, только сосредоточенность и осознанность действий.
Осознанность. Ну, с этим проблем точно не будет.
Она очень хорошо осознавала присутствие Джордана Линдхерста. Вот только не понимала почему. Его лицо, его выражение, его насупленные брови – все это моментально отпечаталось в ее мозгу, как только она вошла в комнату, и теперь этот образ никуда не желал уходить.
– Вы хотите взять с собой еще одну девушку? – Слова Мэтти выдернули Шарли из раздумий.
– Да нет, навряд ли. Но, на всякий случай, кто у нас свободен?
Мэтти на секунду перестала разглаживать шелковые складки на одежде Шарли и наморщила лоб:
– Дайте-ка подумать. Сюзи и Грейс сегодня вечером развлекают мистера Джонса.
– Я помню. Он действительно говорил, что придет сегодня за своим обычным развлечением. И я думаю, что для Сюзи начинать вместе с Грейс просто замечательно. Прекрасное посвящение.
– Почти у всех есть клиенты, которые либо уже здесь, либо скоро прибудут.
Шарли всегда поражала невероятная способность Мэтти ежевечерне руководить всем, что происходило в «Лунном доме». Казалось, она на каком-то инстинктивном уровне знала, кто кому больше подойдет. Это была лучшая работница Шарли за все время. И хозяйка готова была отдать все что угодно, нимало об этом не жалея, только бы Мэтти осталась с ней.
– Три новенькие девушки в бильярдной. Антонио приглядывает за ними. Там опять нет ни одного свободного места, и еще несколько человек ждут своей очереди, чтобы войти.
Новейшее изобретение Шарли, так называемая бильярдная представляла собой комнату, в которой был стол с зеленым сукном, несколько киев и три девушки-игрока, совершенно обнаженные.
Клиентам разрешалось сидеть вокруг стола, курить, пить и наслаждаться зрелищем. А вот дотрагиваться до девушек было запрещено.
Комната пользовалась оглушительным успехом. Вид трех голых прелестниц, играющих в бильярд, был весьма провокационен и завораживал зрителей. Мало кто из клиентов уходил из заведения сразу после окончания сеанса. Большинство из них спешили найти себе партнершу на всю оставшуюся ночь из числа девушек мисс Шарли. Это изобретение оказалось очень прибыльным, девушки радовались возможности отдохнуть от других, более атлетических занятий, и Шарли была крайне довольна результатами.
– А, знаете, кто сегодня не работает? Джейн. Она где-то здесь, но она не может сегодня вечером обслуживать клиентов. У нее месячные.
Шарли кивнула, прекрасно понимая, что то одна, то другая девушка вынуждена была пропустить несколько дней в месяц. Она всегда учитывала это в своих расчетах и просто поражалась, как девушки бывали ей за это благодарны.
– Кстати, опять приходил доктор Понсонби. – Губы Мэтти скривились. – Он пытался заставить Дору пойти с ним наверх. Так же, как в прошлый раз. Антонио его выпроводил, но, я думаю, он так просто не отстанет и еще доставит нам массу неприятностей.
Шарли кивнула:
– Да. Я думаю, с ним пора разобраться. – Она повернулась к двери. – Напомни мне в ближайшее время назначить встречу с Понсонби. Мы уладим этот вопрос раз и навсегда. Мне нужно идти. Граф ждет.
Мэтти покосилась на Шарли:
– Будь осторожна, дорогая. Джордан Линдхерст может быть очень опасен.
– Нет, Мэтти. – Та едва заметно улыбнулась. – Он считает меня обыкновенной сводницей. Низшей из низших. Он спросил меня, как долго я работала проституткой.
У Мэтти отвисла челюсть:
– Ах он грязный, мерзкий по…
– А что еще он должен был подумать? Я рада, что он пришел к такому выводу. И что он не лезет в наши дела. Он обратит на меня не больше внимания, чем на ту, за кого меня принимает.
– Будьте осторожны. Вы слышите меня? – Взгляд Мэтти выдавал ее беспокойство.
Шарли прошла по комнате и крепко ее обняла:
– Ты слишком обо всем волнуешься.
– Если я не буду этого делать, то кто же тогда, позвольте узнать?
Шарли немного отстранилась и посмотрела на женщину, которую любила больше всех на свете. Она подняла руку и мягко погладила сморщенную с одной стороны кожу ее шеи – необычный шрам поднимался за ухо и там заканчивался острым углом. На изуродованном участке кожи Мэтти не росли волосы.
– Мэтти, ты уже достаточно для меня сделала. Пожалуйста, позволь мне отныне заниматься планированием. Пожалуйста.
Глаза Мэтти наполнились слезами.
– Шарли, ты мне как родная дочь, даже еще дороже. Я не могу не переживать, ведь такая жизнь совсем не для тебя. Ты должна жить в прекрасном доме с замечательным мужем, и у тебя должно быть несколько замечательных…
Шарли приложила палец к губам Мэтти, прервав ее полную чувства речь:
– Детей. Да, я знаю. Ты мне говорила. Но этого не будет. Теперь мы здесь, мы по-новому строим свою жизнь и, надеюсь, заодно делаем лучше жизнь нескольких несчастных девушек. Давай смотреть на все это именно с такой точки зрения. Хорошо, Мэтти?
– Да, давай. Иди. Ходи по спине этому мужчине. Играй с огнем, но потом не обвиняй меня, если опалишь ступни.
Шарли усмехнулась в ответ на слова Мэтти и выбежала из комнаты, босоногая красавица в развевающемся голубом шелке.
Но когда она оказалась перед закрытой дверью, за которой лежал обнаженный Джордан Линдхерст, ее улыбка погасла. Шарли завела руку за спину и через тонкий шелк халата нащупала свои собственные шрамы. Эта семья ее уже однажды обожгла.
И она не допустит, чтобы все повторилось снова.
2
От ее легкого стука в дверь желание болью отозвалось у Джордана внизу живота, и он прорычал, чтобы она вошла. Он в точности исполнил ее инструкции.
Абсолютно голый, он растянулся на кушетке, которую подвинул поближе к камину.
Он повернул голову и поудобнее устроился на подушке, пока она тихо прикрывала за собой дверь. Его глаза блестели, когда он наблюдал за ее приближением из-под полуопущенных век.
– Знаете, я ведь не просил вас со мной спать.
– Я и не собираюсь этого делать.
– Тогда к чему это переодевание?
Шарли на несколько секунд исчезла из поля его зрения, потом снова появилась, одетая лишь в свою простую голубую сорочку. Она не сознавала, что, стоя между ним и камином, попала в такое освещение, которое делало сорочку практически прозрачной.
Джордан почувствовал, как напряглась его плоть, и заерзал на подушках.
– Насколько я понимаю, милорд, вы уже прибегали к подобного рода лечению. Позвольте спросить вас, что в этот момент было надето на человеке, который вам его делал?
– Ну, голубой шелк считался неподобающей для садовника одеждой.
Она проигнорировала его попытку пошутить, занявшись маленькими баночками, которые нагрела над пламенем свечи.
Он пожал плечами:
– Насколько я помню, обычно это была хлопковая рубашка.
– Понятно. Эта техника требует концентрации, сосредоточенности и способности чувствовать то, что называют «ки», то есть сущность пациента. Дополнительные слои одежды мешают стать с пациентом одним целым, почувствовать, какие части тела его особенно беспокоят.
– Я могу точно сказать вам, где я ощущаю самое сильное беспокойство. Вот здесь. – Его мышцы напряглись, когда он поднял руку и указал на свою поясницу. Он следил за ее глазами. Она рассмотрела место травмы, а потом скользнула взглядом чуть ниже и задержалась подольше на его ягодицах.
– Ну как? Видите что-нибудь заслуживающее вашего внимания?
Она холодно посмотрела на него, а потом протянула руку и взяла первую баночку с массажным маслом.
– Что это?
– Это? Ароматическое масло, которое я использую, чтобы привести тело и разум в расслабленное состояние. Снятие напряжения с мышц, расположенных вокруг места травмы, – один из первых шагов на пути к выздоровлению.
Рука Джордана взметнулась в воздух и перехватила ее запястье, прежде чем она успела вылить масло на его тело. Он приподнялся на локте и подтащил Шарли поближе к себе.
– Простите, это всего лишь природная осторожность. – Джордан поближе подтянул ее руку и понюхал баночку. Аромат был легкий, успокаивающий, в нем чувствовалось что-то восточное. Он наморщил нос, пытаясь определить, что это.
– Это смесь масел сандалового дерева и лотоса, милорд. Она вам не повредит.
Джордан отпустил ее запястье, понимая, что, скорее всего, сжимал его слишком крепко, но сдержаться он не мог. По какой-то непонятной причине в присутствии этой женщины его нервы были напряжены больше обычного.
– Очень хорошо. – Он лег лицом вниз, и стал ждать. Он ощутил первые капли масла, упавшие ему на спину также легко, как капли летнего теплого дождя. Шарли начала мягко водить руками по его коже, совершая круговые движения, не касаясь его ягодиц, но ее руки прошлись по всему его позвоночнику сверху вниз. Ощущение было невероятно эротичным, но в то же время Джордан чувствовал, что все его тело расслабляется под ее прикосновениями.
Через несколько минут Шарли добавила еще масла, потом принесла влажное полотенце, лежавшее возле камина.
– Ай! Горячо.
– Так и должно быть. Это усилит действие масла, а также поможет более эффективно расслабить напряженные мышцы.
Джордан с трудом преодолел искушение попросить немного и для своего члена, раз уж она заговорила о частях тела, которые были особенно напряжены.
Она отошла от него и начала разминаться.
Джордан заворожено следил за тем, как она совершала телодвижения, напоминающие какую-то странную серию кошачьих потягиваний. Она растягивала мышцы, потом сжимала их, а потом расслабляла, сгибаясь, замирая и поднимаясь в какой-то необыкновенной последовательности жестов, поз и движений.
Он почти видел, как растет ее концентрация. Сосредоточенность отражалась в ее взгляде, когда она снова подошла к нему и сняла полотенце.
Джордан так сильно ее хотел, что запросто мог бы сбить ее с ног, разорвать ее сорочку от ворота до подола и одним движением войти в нее в эту самую секунду. Его крайне удивило, что он этого не сделал. Ведь она была шлюхой, хозяйкой борделя. Она должна быть приучена к подобного рода обращению. Тогда что же его удерживало?
Почему он в это самое мгновение не двигался глубоко внутри нее, каждый раз входя до упора, не посасывал нежные наконечники ее грудей? Почему они хором не кричали, сотрясаемые сильнейшим оргазмом?
Почему?
Ну, наверное, все дело в том, что она совершенно не реагировала на него как на мужчину. И одно только это сильно его раззадоривало, но в то же время останавливало. Ему пока еще не удалось выжать из нее ни капли сексуального желания или возбуждения. Она была словно деревянная, абсолютно бесчувственная – бесстрастность, доведенная до абсурда.
Когда руки Шарли начали надавливать на его больной позвоночник, Джордан дал себе клятву.
Он будет обладать этой женщиной. Он сделает так, чтобы в этих глазах вспыхнуло вожделение, жажда оргазма, который он подарит ей только после того, как она выкрикнет его имя и будет умолять об освобождении.
Он заставит ее кончить так, как она никогда еще не кончала.
И, скорее всего, он и сам последует ее примеру – безусловно, только ради того, чтобы составить ей компанию.
Шарли пришлось напрячь все силы, чтобы не растерять концентрацию, когда она ощутила его гладкую кожу под своими ладонями. Он бы, наверное, сильно удивился, если бы узнал о том, какой трепет ее охватил. Она вся ослабела от ощущения его тела, которое было так близко от нее. Пока она делала свои упражнения на растяжку, стены комнаты словно сдвинулись, а жар в камине и в ее теле разгорелся до небывалой силы.
Какая-то глубоко запрятанная, первобытная часть ее женской натуры пульсировала и билась от желания единения, от стремления слиться с этим превосходным мужчиной, который начал постанывать под ее руками.
Шарли еще сильнее стала надавливать на его спину, разминая мышцы по обеим сторонам позвоночника, глубоко зарываясь пальцами в крепкое сильное тело. Тонкий слой скользкого масла позволял Шарли гладить и мять его плоть, не нанося вреда.
Его тело было совершенным. Кроме пары маленьких шрамов и гораздо более заметной впадины в Основании позвоночника, с которой, наверное, и начались его проблемы со спиной, никаких изъянов в распростертом под ее руками мужчине Шарли найти не могла.
– Могу я спросить, откуда у вас этот шрам?
– Саламанка.
– Огнестрельное ранение?
– Меня выбросила из седла лошадь. Возле нас разорвался снаряд. Он сшиб ее с ног, и она упала прямо на меня. Умерла на месте, бедное животное.
– И вместе с ней, наверняка, множество других солдат, – тихо откликнулась Шарли.
Джордан пожал плечами, явно не испытывая особого желания заново переживать битвы, в которых ему довелось участвовать, особенно ту, которая, как прекрасно было известно Шарли, переросла в кровавую резню, унесшую жизни множества людей.
– И с тех пор у вас и появились боли?
– Примерно с того момента. Но они усилились с тех пор, как я вернулся домой и начал работать в Кальвертон-Чейз.
Шарли ни единым жестом, ни даже взглядом не выдала, насколько хорошо ей было знакомо это название.
– Работать? Вы хотите сказать, заниматься делами поместья?
– Нет, я хочу сказать работать. – Он чуть поерзал, когда его мышцы начали расслабляться под неослабевающим давлением пальцев Шарли. – Это чертово место сгорело почти дотла, пока я был в отъезде. Когда я его унаследовал, от поместья почти ничего не осталось, кроме центрального здания и конюшен.
Шарли удалось сдержать реакцию. Она помнила страшный пожар, помнила, как обрушилось восточное крыло, но до сих пор не представляла себе всего масштаба разрушений.
Она должна остановить его. Ей совсем не хотелось предаваться воспоминаниям, особенно когда перед ней лежал обнаженный Джордан Линдхерст.
– Простите за прямоту, милорд. Мне нужно на некоторое время сесть на ваши бедра.
– Прошу вас, – пробормотал он, устраиваясь поудобнее. Его голос звучал расслабленно, дыхание было ровным. Ее уроки с Кико не прошли даром.
Конечно, Кико никогда не рассказывала Шарли, какие ощущения возникнут у нее, когда она раздвинет бедра и оседлает обнаженного мужчину.
Кико никогда не говорила ей, каким горячим будет его тело и какое восхитительное чувство возникнет у нее от прикосновения его твердой кожи к ее собственной, мягкой и нежной, прикрытой слоем шелка. Шарли аккуратно расправила свою сорочку так, чтобы их тела не соприкасались друг с другом. Она боялась, что, если она ощутит его кожу своей, она просто взорвется мириадами искр на этом самом месте.
Джордан, заметив ее неловкость; усмехнулся. А потом Шарли почувствовала, как он весь затрясся от смеха.
– Вы уверены, что не хотите переспать со мной после того, как мы закончим с этим? Во мне совершенно точно зреет такое желание. Не иначе как из-за аромата той штуки.
На секунду сознание Шарли словно застыло, в ее мыслях вихрем пронеслась череда видений: Потные сплетенные тела, сцепленные в объятиях руки и ноги, горячее дыхание, обжигающее губы и сладостное чувство проникновения.
– Вам неудобно, милорд? – поинтересовалась Шарли, снова начиная ритмично разминать его тело, продвигаясь вверх и вниз по спине, на этот раз пуская в ход весь-вес своего тела. Она готова была сделать что угодно, чтобы отвлечься от своих возмутительных фантазий.
– Дорогая, у меня тут есть очень твердый член, который жаждет познакомиться с вами поближе. Я говорил себе, что этот визит преследует исключительно медицинские цели, но ваш чудесный дом и ваша красота напомнили мне, что я мужчина с нормальными мужскими потребностями. Может быть, после окончания лечения вы могли бы… – Он неопределенно помахал рукой в воздухе.
Шарли в молчании продолжала трудиться над ним, обдумывая варианты. Она закусила губу и слегка пожевала ее, зная, что ее самому сокровенному желанию не суждено исполниться. Об этом не может быть и речи. Нельзя поддаваться стремительно растущей потребности содрать с себя шелковую сорочку и потереться до боли набухшими грудями о его скользкую от масла спину. Потребности, которая нашептывала ей, что его плоть наверняка еще более шелковистая на ощупь, чем его спина, и что ей доставит огромное удовольствие потереться об нее своим горячим лоном или взять ее в рот.
Быть может, пройдут все мучения, если Джордан Линдхерст заполнит ее тесную пещерку своим членом и будет производить сильные проникающие движения, глубокие, мощные, такие, чтобы дух захватывало.
Боже, да она уже вся мокрая. Так дело не пойдет. Шарли приняла решение.
– Хорошо, милорд. Я полагаю, вы готовы к лечению позвоночника. А потом я позабочусь о том, чтобы ваши желания были удовлетворены.
Седьмой граф Кальвертонский изо всех сил постарался удержаться на месте и не подпрыгнуть, когда услышал эти ее слова. Джордан с трудом поверил своим ушам. Как и его плоть, которая при этих словах мучительно дернулась, еще больше затвердела и вытянулась так, что чуть не проткнула лежащую у него под животом подушку.
Шарли соскользнула с его бедер, которым тут же стало холодно без ее мягкого тела. Джордан внимательно прислушивался к каждому ее движению. Шарли тихонько позвонила в колокольчик и подошла к двери в ответ на стук, который раздался почти сразу же после ее звонка.
Дальше последовала тихая беседа, и, как Джордан ни напрягался, он не смог расслышать ни слова.
– Милорд, сейчас я встану вам на спину.
– Сомневаюсь, что в моем нынешнем положении это у вас получится, дорогая. – Никакой реакции на горький юмор Джордана не последовало.
Мадам Шарли осторожно поднялась на кушетку и твердо поставила одну маленькую ступню в самом низу его спины: Она поймала равновесие и задержала дыхание.
Вторая ступня последовала вслед за первой, и Джордан ощутил весь ее вес. Его мышцы были мягкими и эластичными благодаря массажу, и он почти физически ощутил, как позвонки встали на место, когда она осторожно прошла вверх по его позвоночнику до точки где-то чуть пониже плеч, а потом повернулась и проделала тот же путь в обратном направлении.
Она хранила полное молчание, двигаясь так бесшумно, что он слышал шелест ее шелковой сорочки, сопровождавший ее движения.
Джордан подумал, что она, наверное, сосредоточилась на ходьбе по его позвоночнику. И он должен был признать, что она прекрасно удерживала равновесие и все ее движения были безупречны.
Через несколько секунд все было кончено, и она осторожно спустилась с его спины и снова оказалась на полу.
– Как вы себя чувствуете, милорд?
Джордан попробовал пошевелиться.
– Хорошо. Очень хорошо. Боль почти утихла. Сказать по правде, лечение принесло мне больше облегчения, чем обычно. Это просто потрясающе, мадам Шарли.
Он попытался перекатиться на бок, но она остановила его, упершись рукой ему в плечо.
– Не так быстро, милорд. Ваши мышцы сейчас очень мягкие и расслабленные. Им нужно дать проснуться прежде, чем подвергать их испытанию.
– Ну и как же мы это сделаем? – Он недовольно поджал губы, хотя этого все равно не было видно из-за подушки.
– Вот так.
Легчайшее прикосновение к его позвоночнику сказало ему о том, что она снова начала его массировать. Но на этот раз она не надавливала на спину руками, а использовала что-то очень мягкое, похожее на кусок меха.
Шарли медленно проводила чем-то по его спине вверх, вниз, а потом опять вверх. Джордану очень хотелось замурлыкать.
– Почему вы держите бордель? – Вопрос вырвался у него прежде, чем он успел его обдумать.
На секунду воцарилось молчание, а потом она продолжила плавные массирующие движения, сохраняя полное спокойствие. Он вообще начал сомневаться, что она ответит.
– Это такая же работа, как любая другая.
– Судя по вашей речи, вы хорошо образованны. Вы красивы, умны и способны управлять этим заведением так, чтобы оно приносило неплохую прибыль, как я успел заметить. У вас есть что предложить мужу, разве не так?
В первый раз с того момента, как он ее увидел, Джордан почувствовал, что его слова пробудили в ней некую реакцию. Ее руки чуть-чуть сбились с ритма мерных поглаживаний.
– Вы полагаете, что брак предпочтительнее этого?
Джордан фыркнул:
– Предпочтительнее работы проститутки, пусть и высокооплачиваемой, у которой есть свой публичный дом? Конечно.
– Вы сильно ошибаетесь в своем предположении, милорд.
– Что вы хотите этим сказать?
Молчание, которое последовало за вопросом Джордана, прервал тихий стук в дверь.
Мадам Шарли убрала мех с его кожи и, похлопав Джордана по спине, пошла к двери. Он вздохнул.
«Ну наконец-то, – подумал он. – Наконец-то мы покончили с массажем, растираниями и лечебными процедурами. Теперь я могу ответить ей любезностью на любезность и помассировать ее, растереть ее и побаловать ее лоно щедрой порцией Джордана Линдхерста».
У него дух захватило и слюнки потекли, когда он представил ее под собой, обнаженную и скользкую. Джордан задался вопросом, а понравится ли ей прикосновение этой меховой штуки. Может, пощекотать ей соски сразу после того, как он легонько сожмет их зубами? Или, может, он мягко проведет мехом по ее клитору, чтобы разогреть ее для своего горячего языка? Ну и, конечно же, он тоже не прочь побаловаться с маслом. Например, можно вылить его ей на живот и растереть концом своей напряженной твердой плоти.
Или, еще лучше, втереть масло ей в спину, как делала это она. Но, безусловно, он будет посмелее и позаботится о том, чтобы ее бедра были мягкими и блестящими после того, как он закончит.
Может быть, он даже нальет чуть-чуть масла ей между ягодицами. Посмотрит, насколько туг ее бутончик, спрятанный там. Он никогда не брал женщину таким образом, но часто слышал, как мужчины обсуждали подобный секс у костра в, походах. И большинство из них клялись, что это самое лучшее, что может быть в постели.
В первый раз за свою жизнь Джордан задумался о том, что они, возможно, правы.
– Милорд? – Ее холодный, спокойный голос проник сквозь завесу похоти, накрывшую его мозг.
– Это Джейн. Она позаботится о других ваших нуждах сегодня вечером.
– Что?!
3
Шарли сама не знала, как ей удалось не расхохотаться в голос. Выражение лица Джордана Линдхерста, когда тот вскочил на ноги, было идеальной иллюстрацией к словосочетанию «крайнее изумление».
– Но я думал…
– О, сэр, я очень хороша. Поверьте, вы не будете разочарованы. – Джейн скользнула горящим взглядом по лицу Джордана, а потом опустила глаза вниз, на его член, стоящий по-военному прямо.
Джордан сел обратно на диван.
Джейн прошла по комнате и грациозно опустилась перед ним на колени, потом протянула руку и мягко обхватила его плоть:
– О-о, какая красота, сэр. Вы не возражаете, если я его поцелую?
Граф, казалось, был настолько поражен, что даже не успел ничего возразить. Шарли заметила, как он едва заметно вздрогнул, когда Джейн наклонила голову и прижалась губами к его эрекции.
Шарли повернулась, собираясь уйти и оставить их наедине.
– Мадам Шарли.
Услышав его голос, она остановилась, обернулась и приподняла бровь, отметив, что Джейн и не думала прерываться. Напротив, она теперь удобно устроилась между раздвинутыми бедрами Джордана.
Шарли отказывалась признаться себе, что эта картина – темноволосая голова Джейн, совершающая медленные и сладострастные движения над членом Джордана, – выглядела очень возбуждающе. Однако лоно Шарли судорожно сжалось, а бедра стали влажными от ее собственных соков, ясно демонстрируя, что она лгала самой себе.
– Милорд? – Ее голос ничего не выражал.
– Я заплачу вдвое больше, если вы останетесь.
Услышав эту фразу, Джейн подняла голову и бросила короткий взгляд на хозяйку. Шарли с быстротой молнии приняла решение и кивнула Джейн, чтобы та продолжала.
– Очень хорошо, милорд. Если вы так хотите. Но вы, конечно же, понимаете, что участвовать в происходящем я не буду.
– Конечно. – В его карих глазах блеснул отсвет пламени. – Но вы будете смотреть.
Шарли прошлась по комнате и села на стул с прямой спинкой, аккуратно расправив сорочку.
– Вы ни на секунду не оторвете от нас взгляда. Это понятно?
Шарли холодно посмотрела на него:
– Конечно, милорд. Мы всегда уважаем желания наших клиентов.
– Не всегда. – Приглушенный ответ Джордана последовал как раз в тот момент, когда Джейн принялась с большим энтузиазмом сосать его член, то забирая его в рот целиком, так что ее губы обхватывали солидное основание, то поднимаясь к головке, чтобы нежно обласкать ее языком.
Шарли смотрела, как ей было сказано.
Ее руки были так сильно сжаты в кулаки, что она знала, от ногтей на ладонях останутся маленькие следы. Но она не шевельнет ни одним мускулом, ничем не покажет этому мужчине, как он на нее действует.
Ни единым жестом она не выдаст, как возбуждает ее вид его блестящего от пота тела. Она не позволит ему узнать, что и у нее самой по спине катится капелька пота, по спине, которую она так прямо держит, сидя на стуле.
Его соски напряглись, превратившись в две коричневые шишечки, когда Джейн присовокупила к ласкам его плоти нежное поглаживание яичек.
Грудь Джордана была так же хорошо сложена, как и его остальное тело: мощная, мускулистая, чуть коричневатая, как будто он и вправду работал на свежем воздухе, не потрудившись надеть рубашку. Шарли вдруг вспомнила ощущение его кожи под своими пальцами, ее сердце забилось быстрее, а в теле зародилась смутная жажда.
Джордан опустил руку и откинул волосы Джейн набок:
– Джейн.
Она остановилась и посмотрела на него поверх его блестящей и влажной возбужденной плоти:
– Сэр!
– Джейн, опусти платье. Я хочу видеть твои груди.
– Хорошо, сэр.
Но когда Джейн спустила платье с плеч, Джордан смотрел на Шарли. Он смотрел на грудь Шарли, обхватывая пальцами мягкие округлости Джейн. Подмигнув Шарли, он притянул Джейн к себе, взял в рот ее сосок и начал посасывать его, заставив девушку застонать.
Шарли не могла сдержать реакцию своего тела. Она чуть заметно шевельнулась, надеясь скрыть тот факт, что ее собственные груди горели огнем под взглядом Джордана.
Она мысленно взмолилась о том, чтобы ее быстро затвердевшие соски не выдали ее состояния. Она вся была горячей, влажной и жаждала проникновения, но будь она проклята, если он об этом догадается.
Джейн терлась грудью о волосатые бедра Джордана, обхватив его член губами и вернувшись к своему прежнему занятию. Он мягко провел рукой по голове Джейн, не сводя глаз с золотистых локонов Шарли.
Шарли сдержалась и не стала поднимать руку к волосам, чтобы проверить, в порядке ли ее прическа. Его взгляд снова скользнул на ее груди, обдавая их жаром страсти, которую Шарли видела в его глазах.
Он хотел ее, это было очевидно. Но почему она в ответ желала его, этого Шарли никак понять не могла.
Джейн, очевидно, сама получала огромное наслаждение от происходящего. Вместо того чтобы закончить все за пять минут, которые она обычно посвящала подобным занятиям, она намеренно растягивала удовольствие, подводя его к краю, потом затихая и давая им обоим возможность отдышаться.
– Я бы хотела помочь вам скорее получить освобождение, сэр, – наконец выдохнула она и потерлась соском о его тугие напряженные шарики, жаждущие этого самого освобождения.
– Мне бы тоже этого хотелось, Джейн. Но если ты не возражаешь, сделай это не ртом, а рукой. Так мы сможем притвориться, что мадам Шарли тоже участвует в нашем развлечении. Что скажешь?
– О, сэр, – хихикнула Джейн, раскрасневшись от возбуждения. – Мадам Шарли никогда не развлекается с клиентами сэр.
Джордан сверкнул глазами на Шарли.
– Джейн, я думаю, ты можешь заканчивать с графом. – Строгий голос Шарли напомнил Джейн о ее обязанностях.
– Да, мадам Шарли. С удовольствием.
– Джейн? Попробуй нажать на ту точку, помнишь, которую мы обсуждали на вчерашней встрече. – Шарли сказала это таким же ровным тоном, как если бы заказывала вино к ужину.
– О-о. Хорошо, мадам. – Джейн опять хихикнула и рьяно взялась обрабатывать член Джордана.
На этот раз ей потребовалось всего несколько секунд, чтобы подвести его к кульминации, и Шарли заметила, как быстро вздымается и опускается его грудь. Его глаза были, почти полностью закрыты, но она не обманывалась насчет того, что его внимание рассеялось или ослабло. Этот мужчина опасен, как ее предупреждала Мэтти, и Шарли будет настороже.
Джейн в последний раз нежно провела языком по его плоти и отстранилась, заменив язык рукой. Другую руку она осторожно просунула под его яичками к крепко сжатым мускулам отверстия, спрятанного между ягодицами. Глаза Джордана широко раскрылись.
Ни один мускул на лице Шарли не дрогнул, хотя она прекрасно знала, что сейчас Джейн осторожно вводит палец в это самое потаенное отверстие его тела и нащупывает определенную точку. Она могла точно сказать, когда Джейн ее нашла.
Джордан зарычал, его ягодицы приподнялись, оторвавшись от дивана.
Джейн держалась за его пульсирующую плоть, отказываясь нарушить ритм своего поглаживания. Он резко откинул голову назад, жилы на его шее вздулись:
– Да, сейчас. Сейчас, Шарли!
Все мысли Шарли на секунду застыли, когда она услышала, как он выкрикнул ее имя. Не имя Джейн, женщины, которая доставляла ему огромное наслаждение. А ее имя. Шарли. Она вдруг поняла, что он фантазировал о ней.
Затаив дыхание, она следила за тем, как сосуды на его члене яростно запульсировали. Он снова зарычал, и струя семени высоко взлетела в воздух, вырываясь из кончика его члена, наверное, выплескиваясь в такт его сердцебиению. Шарли жутко захотелось проверить это смелое предположение.
Ей захотелось положить руку ему на грудь и почувствовать биение его сердца под своей ладонью. Положить голову на это место и слушать, как его сердечный ритм успокаивается.
Шарли подумала, а что, интересно, чувствует Джейн. Что это за ощущение – держать мужчину вот так, когда он кричит от удовольствия?
Впервые в жизни Шарли захотелось это узнать.
И интерес этот в ней пробудил самый опасный из всех возможных претендентов. Это был как раз тот случай, когда за любопытство можно было поплатиться не только носом.
– Спасибо, Джейн. Это был потрясающий опыт.
Джейн, которая в это время уже поправляла свое платье и завязывала ленточки, широко улыбнулась Джордану:
– Спасибо вам, сэр. Помогать человеку так хорошо сложенному, как вы, истинное удовольствие, сэр. – Она аккуратно вытерла его соки влажным куском мягкой материи. По-видимому, той самой, что Шарли клала ему на спину. – Надеюсь, вы еще нас посетите, сэр. Я буду рада позаботиться обо всех ваших нуждах и удовлетворить вас не только ртом. – Джейн бесстыдно ухмыльнулась, глядя на Джордана, и уважительно кивнула Шарли, а потом быстро выскользнула из комнаты.
Шарли поднялась на деревянных ногах, снова надев на себя спасительную маску холодного достоинства. Эта маска была ей привычна – отличная защита, – и ей удалось встретить взгляд Джордана, ничем не выдав своего состояния. Она очень собой гордилась, ведь это представление далось ей нелегко, учитывая то, что вся внутренняя поверхность ее бедер была влажной от возбуждения.
Джордан поднялся с дивана. Она и забыла, какой он высокий.
Он спокойно направился к ней, обнаженный и блестящий от пота, его обмякший член примостился у него между ног.
Он улыбнулся, поймав ее взгляд:
– Он будет более чем готов для тебя, Шарли, если ты пожелаешь. Только скажи.
Шарли устроила целое представление, опустив глаза и снова взглянув на его мужское достоинство. Да уж, он точно снова возвращался к жизни.
– Нет, спасибо, лорд Кальвертон. Однако если вы пожелаете снова прибегнуть к дополнительным услугам, я могу позвать еще одну из наших девушек.
Джордан вздохнул и подошел к ней еще ближе.
Шарли упрямо не двигалась с места. Что-то подсказывало ей, что отступить перед этим мужчиной значило проявить слабость. Никогда не показывать свою слабость. Этот урок дался ей нелегко. И получила она его от другого Кальвертона.
Джордан с ухмылкой прошел мимо нее за ширму и взял свою одежду. А потом, нисколько не стесняясь, медленно оделся прямо у нее на глазах.
– Примите мое восхищение, мадам Шарли.
– Спина вас больше не беспокоит?
– О нет. Спина, а также живот, член и яйца. – Джордан расплылся в улыбке. Если он надеялся шокировать ее грубыми выражениями, то ему это не удалось. – Всем частям моего тела стало лучше. Всем, кроме одной.
Шарли чуть наклонила голову и вопросительно приподняла бровь.
– Мой разум, Шарли. Мой разум не удовлетворен.
Шарли судорожно моргнула, когда он снова к ней приблизился. В обнаженном виде Джордан воплощал собой мечту любой женщины. В одетом виде он был невероятно красив, и вид его будоражил чувства Шарли.
– Мой разум полон тобой, – продолжал он. – Ты загадка. Тайна. А я очень люблю разгадывать тайны. Люблю докапываться до самой сути, до самых темных секретов, а потом выводить их на поверхность. Мне нравятся разного рода головоломки, Шарли.
Он стоял близко, слишком близко для того, чтобы Шарли могла сохранять внутреннее спокойствие. Его глаза блестели, когда он встретился с ее холодным взглядом. Она готова была поклясться, что, дразня ее этими двусмысленными фразами, Джордан получал больше удовольствия, чем когда Джейн баловала его оральными ласками.
– Мне нравится заглядывать внутрь сложных механизмов, выяснять, как они устроены, к чему особенно чувствительны. Где-то им требуется смазка, где-то достаточно одного прикосновения, и ритм их работы ускоряется. Как твое сердцебиение, например… – Он протянул к ней руку и кончиком указательного пальца дотронулся до шей там, где ее пульс бился, как у скаковой лошади на финишной прямой.
– Ты знала, что мужчина очень многое может сказать о женщине, просто наблюдая за этой маленькой жилкой вот тут? – Его палец невесомо заскользил по ее коже. Для Шарли это было равносильно выжиганию клейма. Она из последних сил боролась со своими инстинктами, чтобы не вздрогнуть от его прикосновения.
– Она бьется, как сердце пойманной птички. Боже мой, а эта метафора весьма поэтична. Обычно я не несу такие глупости. Наверное, это твое влияние, Шарли.
Его палец двигался по ее коже вперед и назад, чуть поглаживая.
– Я хотел бы трахать тебя, пока ты не забудешь, как тебя зовут.
У Шарли перехватило дыхание, но она продолжала смотреть ему в глаза. Она знала, что краснеет от его прикосновения и его слов, но упорно отказывалась поддаваться его соблазнительной манере обращения. Этот человек вполне мог оказаться ее заклятым врагом. Ей нужно вспомнить об этом, пока она окончательно не растаяла от желания и не рала поверженная к его ногам.
– Я хочу, чтобы ты кричала подо мной, Шарли. Интересно, а ты когда-нибудь кричала? Когда-нибудь отчаянно желала, чтобы мужчина одним ударом вошел в тебя, чтобы от одного движения его члена внутри тебя ты шагнула в другой, новый мир ощущений? В мир света и тьмы, дня и ночи, в мир, где не существует ничего, кроме удовольствия и боли разрядки, кульминации, освобождения души?
Его губы еще больше приблизились, но Шарли до сих пор не шевельнула ни единым мускулом. Мысленно она задавалась вопросом, а сможет ли она вообще теперь когда-нибудь пошевелиться. Ее тело было вовлечено в яростную схватку, в борьбу с самим собой. И она была уверена, что закончится все это для нее настоящим крахом.
– Мы тоже это сделаем, Шарли. Ты и я. Мы с тобой будем заниматься сексом. И случится это очень скоро. Иногда я просто чувствую такие вещи. И тогда я буду смотреть тебе в глаза, пока буду сосать твои соски. И я буду смотреть тебе в глаза, пока буду доводить тебя до оргазма, лаская языком твое сладкое лоно. Я буду смотреть тебе в глаза, когда буду глубоко входить своим членом в твое влажное податливое тело. И твои глаза скажут мне то, что я хочу знать, Шарли. Твои глаза скажут мне, как сильно ты хочешь меня. Они выдадут твои секреты, Шарли. Все твои секреты. Я знаю. Можешь мне поверить.
Он чуть отстранился, словно ожидая реакции.
Но она не дала ему такого повода для радости.
– До свидания, моя милая. – Он губами провел по бьющейся жилке у нее на шее. – А пока просто мечтай обо мне. Могу тебя заверить, я обязательно буду о тебе думать. – Он положил палец, которым дотрагивался до ее шеи, в рот и пососал его, все это время не спуская с нее глаз. Потом медленно вынул палец изо рта, вытянув губы. – Скоро, Шарли. Скоро.
Он пошел к двери, на ходу натягивая сюртук, потом улыбнулся ей и вышел.
Она целую минуту простояла не шевелясь, а потом упала на стул и уронила голову на резную спинку.
Шарли подняла дрожащую руку и приложила ее к лицу.
К ее огромному удивлению, по ее щекам струились слезы, падая на голубую шелковую сорочку.
Джордан понятия не имел, донесут ли его ноги до первого этажа «Лунного дома». Он был слаб, как котенок, и совсем не от умелых действий Джейн.
Он ощущал слабость из-за разрядки, которую получил, потому что она на него смотрела. Он думал, что хорошо разбирается в тонкостях секса. Черт возьми, да ведь он же был солдатом. Он видел все с этим связанное, всем этим занимался. Ну или почти всем.
Но эта ночь была самым эротичным опытом, который у него когда-либо был. И получил он его не благодаря губам женщины, или ее лону, или даже прикосновению. А просто благодаря ее глазам.
Потому что на какое-то мгновение эти серые глаза зажглись. Он ощутил их жар чуть ли не через всю комнату.
Тогда что же он почувствует, если они будут гореть под ним?
Его плоть опять ожила, напомнив ему, что подобные мысли лучше оставить для менее публичного места.
Он прошелся по залам, попробовал несколько превосходных сортов бренди и поболтал со своими знакомыми. Причем он твердил себе, что делает это вовсе не для того, чтобы дождаться появления хозяйки заведения.
Он прекрасно знал, что лжет себе.
– Джордан? Это ты?
Мягкий мелодичный голос пробился через шум всеобщей беседы, когда Джордан вышел в фойе.
– Боже мой! Да, это я. А что, черт возьми, ты здесь делаешь, дорогая?
Если бы он только мог это сделать, Джордан Линдхерст в ту же секунду повернулся бы и пустился наутек. К сожалению, в данном случае стратегическое отступление не рассматривалось даже как вариант.
– Элизабет. Вот это сюрприз. – Джордан молча наблюдал, как леди Элизабет Уэнтворт грациозно проплыла через толпу к лестнице.
Красивая, немного скандальная и любимая высшим обществом Элизабет никогда не скрывала своего интереса к Джордану. Однако он был не единственным, к кому она благоволила. И Джордан от всей души надеялся, что в ее списке были претенденты, котировавшиеся выше него самого.
Джордан обычно не прочь был поболтать с Элизабет и чувствовал, что, возможно, за всем ее притворством и работой на публику скрывается яркая индивидуальность, но он не был уверен, что сегодня готов играть в ее игры. У него и так настроение ни к черту.
Он видел, как ее черные волосы и голубые глаза приковывали внимание мужчин, мимо которых она проходила. Элизабет была очень милой. Джордан никак не мог понять, почему при виде нее у него не учащался пульс.
Ее платье представляло собой опасное воплощение минимализма. Декольте было таким глубоким, что, казалось, стоит только ей задержать дыхание, и оно соскользнет, полностью обнажив грудь.
– Если бы я знала, что ты приедешь, Джордан, я бы умоляла тебя взять меня с собой. – Элизабет надула губки и мягко просунула руку ему под локоть.
– Но я совсем не ожидал увидеть тебя в таком месте, Элизабет, – сказал Джордан с легкой укоряющей ноткой в голосе.
– Да что ты, дорогой. Сейчас все ездят в «Лунный дом». Ну, наверное, не совсем все. Но уж точно многие. Здесь прекрасно сервируют столы и игровая комната достойна всяческих похвал. К тому же я попросила Тони привезти меня сюда, потому что мама сейчас в раздумьях, стоит ли ей спасать этих «несчастных созданий», и я решила взглянуть на все это, пока она еще не увлеклась слишком сильно. – Элизабет понизила голос и оглянулась по сторонам. Джордан последовал ее примеру.
Он тщетно искал взглядом хоть одно «несчастное создание», но так и не нашел.
– Ну, ты же знаешь маму, – продолжала Элизабет, не отпуская Джордана от себя.
Мамой была леди Аманда Уэнтворт, которую какой-то остряк прозвал «Армадой» Уэнтворт, сравнив ее приближение с приближением испанской армады. Дюжина галеонов, несущихся на тебя на всех парусах.
Леди Уэнтворт любила заниматься спасением «несчастных созданий» – именно так называли в лондонском обществе падших женщин. Принимая во внимание тот факт, что ее муж принял самое что ни на есть активное участие в падении многих «несчастных созданий», Джордан полагал, что она поступала правильно. В этом была определенная симметрия, леди Уэнтворт с мужем хорошо дополняли друг друга.
Вдруг за спиной у Джордана началось какое-то шевеление.
Мадам Шарли спускалась по лестнице.
– Спорим, она одна из тех «несчастных», – прощебетала Элизабет.
Джордан смотрел, как Шарли, одетая теперь в изысканное серое платье, украшенное жемчугом, переходила от одного гостя к другому.
– Я очень сомневаюсь, что она бедна, Элизабет. А что касается того, несчастна ли она, так ты только взгляни на нее, – Джордан глаз не мог оторвать от Шарли, которая грациозно кивала и улыбалась друзьям и протягивала руку новым знакомым. – Это мадам Шарли. Сегодня ты у нее в гостях. – Джордан почувствовал, как напряглась его плоть от одного только упоминания ее имени.
– Ах, так это она.
Что-то в тоне Элизабет привлекло внимание Джордана, и он заставил себя оторвать взгляд от высокой женщины в сером.
– Ты с ней знакома?
– Конечно. Ну, то есть я не знакома с ней лично, но… А где ты был все это время, Джордан? О, я забыла… – Ее тихий смех прозвенел в освещенном свечами помещении. – Ты же был в деревне. Работал. – Она хотела уже театрально вздрогнуть, изображая весь ужас этого занятия, но потом сдержалась.
– Привет, приятель. Что, захотелось потрахаться вволю?.. Ой, прости, Элизабет, я тебя не заметил. – Рядом с Джорданом появилась огромная тень, которая, рассеявшись, превратилась в сэра Энтони Дугласа.
В обычных обстоятельствах мужчины обменялись бы любезностями, похлопали друг друга по спине, высказали свое мнение по поводу женщин, доступных для их удовольствия, и пошли каждый своей дорогой.
Но сегодня Джордан Линдхерст заскрежетал зубами и пожалел, что у него нет с собой меча, при помощи которого он мог бы избавиться от сэра Энтони Дугласа. Элизабет уже готова была раскрыть все секреты Шарли… и тут вмешался этот болван. Ни раньше, ни позже.
– Тони, я хотела попросить Джордана отвезти меня домой. Ты не против? – Она одарила Энтони сверкающей улыбкой. У Джордана душа ушла в пятки, скатилась прямо в его до блеска начищенные башмаки.
– Конечно нет, Элизабет, Это прекрасная идея. А я пойду сыграю партию на бильярде. – Энтони толкнул Джордана локтем в бок, чуть не сбив его при этом с ног. – Ну, ты же понимаешь, о чем я, старина.
«Когда тебе подмигивает, а потом толкает локтем в бок человек ростом под два метра и весом около ста двадцати килограммов с огненно-рыжими волосами, ощущение получается очень свежим, – подумал Джордан. – Примерно как если бы в тебя врезался слон».
Элизабет хихикнула:
– Ах ты бесстыдник, Тони. Ну ладно, иди. – Тони помахал им и исчез за расположенной поблизости дверью. – Какой он смешной. Думает, что я не знаю.
– Не знаешь чего? – не понял Джордан.
– Про бильярдную комнату.
Джордан замотал головой, совершенно не понимая, что она имеет в виду.
Элизабет воззрилась на него в изумлении:
– Ты что, и правда ничего не знаешь?
– Не знаю чего? – повторил Джордан, изо всех сил стиснув зубы.
Элизабет еще теснее прижалась к нему, приподнялась на цыпочки и прошептала в самое ухо:
– Бильярдная комната – это та комната, где «несчастные создания» играют в бильярд. – Она сделала паузу, чтобы добиться драматического эффекта.
Джордан все ей испортил:
– Ну и что? – спросил он. Элизабет вздохнула:
– Они делают это без одежды. – Как раз когда она прошептала эти слова на ухо Джордану, взгляд Шарли скользнул по его лицу и замер.
Джордан застыл. В его сознании мгновенно вспыхнула картинка: обнаженная Шарли, ее золотистые волосы рассыпались по зеленому сукну бильярдного стола, а он вонзается в нее сзади. Джордан судорожно втянул воздух в легкие.
– Да. Разве это не ужасно? Именно поэтому мама задумалась, не начать ли ей помогать этим «несчастным созданиям».
– Элизабет, попроси принести твое пальто. Я пойду крикну карету и буду ждать тебя на улице. – Джордану вдруг жутко захотелось убраться из этого места. Воздух был настолько спертым, что он не мог вздохнуть. И ему нужно было отправиться туда, где он сможет спокойно подумать о Шарли, не наблюдая, при этом, как она смеется и беседует с другими мужчинами, да еще и улыбается им.
Джордан направился к двери, где его уже ждал Антонио, внушительных габаритов швейцар.
– Вот ваш счет за этот вечер, милорд. Желаете расплатиться сейчас или нам послать завтра счет с посыльным вашему поверенному? – спросил он, передав Джордану небольшой свернутый кусок бумаги.
– Я позабочусь об этом сейчас. – Джордан вынул из кармана несколько монет и, не моргнув глазом, отсчитал пятьдесят гиней. – Ваша хозяйка дорого берет за свои услуги. Это довольно приличная сумма для платы за массаж.
– О нет, милорд, вы ошибаетесь. Это плата за услуги Джейн, и ее удвоили по вашей просьбе. Мадам Шарли не берет денег за медицинские процедуры, которые она делает исключительно по доброте сердца.
Антонио посмотрел на Джордана так, словно тот был низшей формой жизни на земле.
И вдруг Джордан ощутил себя таковой. Но ведь, в конце концов, он уходил из публичного дома, и как бы красиво его ни маскировали под элегантный салон, суть от этого не менялась. Откуда ему было знать, что владелица этого заведения рассматривала свои сеансы массажа как безвозмездные медицинские процедуры?
Внутренний голос тут же посоветовал ему прислушиваться к тем сигналам, которые его сердце посылает в мозг. Джордан проигнорировал внутренний голос.
– Я готова, дорогой. Мы идем? – Элизабет подлетела к Джордану, схватила его за руку и вывела из дома номер 14 по Болио Кресент.
4
– Расскажи мне о мадам Шарли.
Элизабет внимательно посмотрела на сидящего напротив нее в карете Джордана, когда тот выпалил свой приказ, даже не потрудившись подождать, пока она расправит платье. Карета тронулась и покатилась по мостовой. Элизабет прищурилась и взглянула на неотрывно наблюдавшего за ней мужчину.
– Что ты хочешь узнать?
– Элизабет. Не будь такой занудой.
– Я заключу с тобой сделку. Я расскажу тебе то, что мне известно, если ты будешь дотрагиваться до меня в это время.
– Что?! – Джордан, наверное, меньше удивился бы, если бы у кареты вдруг выросли крылья и она поднялась бы в небо над Лондоном.
– Прикоснись ко мне, Джордан. Я всю ночь смотрела, как люди терлись друг о друга, ласкали друг друга, целовались. Это сводит меня с ума.
– Ты не понимаешь, что говоришь, – резко ответил Джордан. – И если ты думаешь, что заставишь меня на себе жениться, скомпрометировав подобным поведением, то позволь заметить, ты очень сильно ошибаешься.
Элизабет вздохнула:
– Черт бы тебя побрал, Джордан Линдхерст. Дело совсем не в тебе. Впрочем, я в этом, похоже, никого не смогу убедить. Я не хочу за тебя замуж. Ты слышишь меня?
Она вся подалась вперед и с силой ткнула ему в грудь указательным пальцем.
– Я тебя слышу. Ты не одинока в своем нежелании. Его разделяет половина Лондона, а также большая часть Чизвика и добрые две трети шхун на Темзе.
Она проигнорировала его сарказм:
– У меня есть определенные потребности, Джордан. У женщин есть свои потребности. И я устала удовлетворять их самостоятельно. Я хочу знать, что могу заставить мужской член зашевелиться не хуже этой мадам Шарли.
– О чем ты, черт возьми, говоришь? И следи за своей речью. – Джордан с трудом смог выдавить из себя эти слова. Элизабет Уэнтворт, несравненная королева лондонского высшего света, употребляла такие слова и выражения, которые он никогда не ожидал услышать из ее утонченных уст.
– Я видела, как ты на нее смотрел, Джордан. Она спустилась по лестнице, и твои бриджи чуть не треснули, А теперь смотри-ка… – Она наклонилась еще ближе и дернула за свое платье спереди.
Ее груди вывалились из смелого декольте, и Джордан, изумленно наблюдавший за ее действиями в полумраке кареты, вынужден был признать, что они были прекрасным образчиком женских прелестей.
– Видишь?
– Э-э… Да. Очень хорошо вижу. А теперь спрячь их.
Элизабет наклонилась еще ближе к Джордану, так, что он почувствовал ее легкий аромат.
– Нет, Джордан. Вот о чем я говорю. – Она положила ладонь ему на бриджи, чувствуя под рукой бугорок, который появился примерно в то же время, когда ее груди освободились от декольте.
– Это все очень мило. Но смотри-ка. Если я сейчас скажу тебе, что мадам Шарли наверняка любит, когда ее груди берут в рот и сосут.
Под рукой Элизабет член Джордана резко подпрыгнул, и он проклял свое тело за то, что оно так его выдавало.
Элизабет усмехнулась:
– Дорогой, мне нет до этого никакого дела. Если ты хочешь трахнуть проститутку, то на здоровье, никаких проблем. Речь сейчас не об эмоциях, не о любви, не о браке и не о том, чтобы жить счастливо и умереть в один день. Я просто хочу узнать побольше об удовольствии. Хочу, чтобы до меня дотронулись с теплотой и нежностью. Я взрослая женщина, Джордан. Сегодня вечером я видела секс везде вокруг себя. И я тоже хочу получить свою порцию. От человека, которому доверяю. Пожалуйста, не заставляй меня искать кого-то еще.
Она взяла его руку и притянула ее к своей мягкой груди, потом потерла ею свой сосок и вздохнула от удовольствия:
– Ну пожалуйста!
Джордан и сам был на взводе, поэтому не смог выйти победителем из яростной борьбы с самим собой. Все его мысли были полны сероглазой красавицей, его плоть все больше затвердевала, да еще в придачу привлекательная женщина просила его прикоснуться к ее телу.
Черт, он всего лишь мужчина.
– Происходящее не выйдет за пределы этой кареты, Элизабет. Я ясно выражаюсь?
– Конечно, Джордан. Я ведь не хочу, чтобы все узнали, что мне приходится молить о сексе. – Ее полный иронии тон не остался незамеченным для Джордана.
– Я не собираюсь заниматься с тобой сексом, Элизабет. Я доставлю тебе удовольствие, и все.
– Это все, что мне нужно, дорогой. – Она скользнула на сиденье рядом с ним и прижалась к нему грудью. – Я даже позволю тебе притвориться, что я – это она.
Джордан нахмурился:
– Я всегда уделяю внимание своим партнершам, Элизабет. Я не играю в такие игры.
Элизабет хихикнула:
– Прекрасно. Но ты ведь не можешь запретить мне рассказывать тебе то, что я о ней знаю. Ну же, Джордан. Давай. Дотронься до меня; Я не стеклянная и не рассыплюсь от этого на части.
Джордан вздохнул. Иногда дружба предъявляет к человеку очень высокие требования. Он нагнулся, приблизив голову к груди Элизабет. Ее груди были тугими и полными, и она вздрогнула, когда он мягко поцеловал, нежную окружность, обхватил губами сосок и потянул за него.
– О да. Как приятно. Еще, пожалуйста. Джордан сделал то, что она просила.
– Итак. – Он подул на ее соски, влажные после прикосновения его горячего рта. Элизабет задрожала. – Ты собиралась рассказать мне о ней.
Элизабет выгнула спину, подставляя свою грудь его ищущим губам.
– Да. Она довольно молода. Ей года двадцать два, не больше. Так, по крайней мере, мне говорили. О боже, да… еще, да… вот здесь…
Губы и язык Джордана были заняты ее сосками: он покусывал, посасывал и лизал… Когда он обвил руками талию Элизабет и притянул ее к себе на колени, то почувствовал, как она вся обмякла и расслабилась под его ласками. Одной рукой он нащупал завязки у нее на спине и ослабил их. Элизабет облегченно вздохнула, когда он опустил лиф ее платья. Она была очень красивой женщиной.
Джордан почувствовал, что эта дружеская услуга уже не кажется ему неприятной.
– Она владеет «Лунным домом» чуть меньше года. Некоторые говорят, что он перешел к ней по наследству, другие – что она выкупила его, проработав там всю жизнь. А еще ходит слух, что ей подарил его один мужчина, который хотел купить ее таким образом.
Зубы Джордана непроизвольно сжались вокруг ее соска, Элизабет взвизгнула.
– Прости. Продолжай.
– Хорошо, если только ты продолжишь.
Джордан, который был прекрасным солдатом, четко последовал полученному приказу. Он просунул одну руку под шелк ее платья и медленно заскользил ей вверх по бедру Элизабет, дразня и гладя нежную кожу, которая скрывалась за аккуратными подвязками.
– Она… она… О, дорогой, это та-а-ак приятно. – Элизабет вся изогнулась, когда Джордан мягко обхватил ладонью средоточие ее желания.
Он чувствовал ее влагу под своей рукой, а его пальцы начали поглаживать ее мягкие складки, узнавая, что ей нравится, а что нет, и распределяя влагу по ее горящей желанием сокровенной пещерке.
– Продолжай, – попросил он и надавил на ее чувствительный бугорок, заставив Элизабет стонать от наслаждения.
– Она… о-о… говорят, что она все еще девственница. А другие говорят, что у нее были сотни мужчин. Ее девочки стоят очень дорого, это точно… – Элизабет вздохнула, когда Джордан проник пальцем в ее лоно.
– О, как хорошо. М-м. Да… Ты знал, что Пинки Ватерстон заплатил двести гиней за ночь с одной из них? – Она открыла глаза и посмотрела на Джордана. – Двести гиней. Ты можешь себе представить?
Почувствовав, что она отвлекается, Джордан ввел в нее еще один палец, напомнив о том, где она находится и чем сейчас занимается.
У Элизабет перехватило дыхание. Она один раз судорожно сглотнула перед тем, как продолжить:
– Она хорошо заботится о своих девушках. Никому не позволено причинять им вред. В ее заведении существуют очень строгие правила. О Боже… О, Джордан… – Ее голос перешел в шепот, когда пальцы Джордана проникли еще глубже.
Ноги Элизабет раскрылись пошире, а пальцы Джордана в это время искусно ласкали ее набухший, ноющий от наслаждения бугорок.
– Не надо больше ничего говорить, Элизабет. Не сейчас…
Чувство вины заставило Джордана ласкать Элизабет руками со всем опытом и умением, которыми он обладал. Негоже фантазировать об одной женщине, когда другая полуобнаженная красавица лежит у тебя на коленях.
Злясь на самого себя, Джордан яростно сосал ее грудь, тесно прижимая девушку к себе, к своему рту, а его рука теперь уверенно скользила по ее влажному лону. Он глубоко погрузил в нее два средних пальца, а большим прижимал ее набухший клитор. Потом он осторожно сжал зубами ее сосок, ритмично двигая пальцами внутри нее.
Элизабет вся извивалась под Джорданом, вжимаясь в его руку и его рот. Она застонала, когда он нащупал место, от прикосновения к которому напряглись все ее мышцы. Он почувствовал, как напряжение растет и как судорожно она втягивает ртом воздух.
Джордан усилил свои сводящие с ума ласки.
Элизабет сжала зубы, ее ноги вытянулись, из горла вырвался, звук, напоминающий рыдание.
Ее лоно сжалось вокруг его руки так сильно, что Джордан был уверен: теперь его пальцы несколько недель будут в синяках.
Элизабет сотрясал оргазм, она вся дрожала и изгибалась, не в силах сдержать реакцию своего тела на наслаждение.
Джордан мягко погладил ее, покрыл нежными поцелуями груди, пока ее еще сотрясали слабые, но не менее сладкие судороги. Он мягко извлек влажную от ее соков руку из тесного лона.
– О, Джордан, – выдохнула она. – Спасибо.
Джордан вдруг почувствовал себя полным дерьмом:
– Элизабет, я…
Она подняла руку и приложила палец к его губам:
– Ты сделал так, как я просила, Джордан. И за это я тебе благодарна. Ты сегодня сделал мне огромный подарок. Ты подарил мне наслаждение. Ты освободил мое тело от напряжения, которое я постоянно испытывала в последнее время, и ты дал мне то, что я смогу использовать как основу. То, за что я смогу держаться, когда останусь наедине с собой, и что я смогу вспомнить, если однажды мне захочется приятных воспоминаний. – Она лукаво улыбнулась. – И еще ты дал мне понять, что Райан Пендерли никудышный любовник.
– Что?!
Элизабет поправила платье и повернулась спиной к Джордану. Он был так поражен, что, не говоря ни слова, механически принялся зашнуровывать ее корсет.
– Райан Пендерли. Да. Тихий, помешанный на пейзажах майор в отставке Райан Пендерли. Знаешь, наверное, я выйду за него замуж. Но мне придется немного научить его тому, что происходит между мужчиной и женщиной. Именно поэтому мне нужно было что-то, с чем я могла бы сравнивать. Ты понимаешь?
Джордан вдруг понял, что все еще сидит с открытым ртом, и поспешно исправил это упущение.
– Значит, все это… то, что мы только что… ты и я, это все было для того…
– Для того чтобы узнать, хорош Райан или нет. Да. Ведь нельзя понять этого, если тебе не с чем сравнивать, правда?
Джордан почувствовал, что его губы растянулись в усмешке.
– Элизабет, ты совершенно невероятная женщина.
Элизабет усмехнулась ему в ответ:
– Да, я знаю. И еще я знаю, что мне действительно нравится Райан Пендерли. Он милый. Ты, конечно, тоже милый. Ты гораздо лучше умеешь доставлять женщине удовольствие, Джордан, и ты подарил моему телу такие прекрасные прикосновения. Но, и, пожалуйста, не обижайся, что я это говорю, ты не затронул мое сердце.
– Я не обижаюсь. – Джордан нахмурился. – По-моему, нет. – Он встряхнул головой. – Вообще-то я теперь совсем не знаю, что мне думать. За этот вечер произошло столько всего странного и непонятного.
– Бедняжка. Сначала воспылал желанием к хозяйке борделя. А на обратном пути тебя стали откровенно домогаться. Нелегкая выдалась ночка, да?
Джордан улыбнулся, потому что все это она произнесла голосом, напрочь лишенным всякого сочувствия.
– Да. Ну ладно. Можешь от души надо мной посмеяться. Ты получила то, что хотела. А вот что на данный момент есть у меня?
– Это хороший вопрос, Джордан. Что у тебя? Интерес к неподходящей женщине? Разбитое сердце? Ущемленное самолюбие? Сильнейшая похоть? Что такого есть в этой мадам Шарли, что так сильно тебя завело?
Джордан посмотрел в окно на темные улицы Лондона, когда карета покатилась медленнее.
– Не знаю, Элизабет. Это правда. Я просто не знаю.
В шумных комнатах дома номер 14 по Болио Кресент у мадам Шарли не было времени на то, чтобы разобраться в своих чувствах.
Люди требовали внимания, а ее занятие требовало от нее отвечать любезно, остроумно, улыбаться и сохранять чуть отстраненный вид, который, как Шарли было прекрасно известно, придавал ей некую изюминку, вызывал интерес к ее персоне.
Настроение высшего общества все время менялось. Сегодня они возводили человека на трон, а завтра, нимало не задумываясь, рубили ему голову. Пока что мадам Шарли очень везло, она привлекала к своему «Лунному дому» правильных людей и создавала обстановку, в которой сексуальные желания соседствовали с жадным любопытством до любовных утех.
Посетители могли одним глазком взглянуть на запретные плоды и тайные удовольствия, не компрометируя себя и свое общественное положение. Шарли очень нравилось, что в последнее время к ней отваживались приходить женщины и что их смелость не имела негативных последствий.
Одна из таких женщин и занимала мысли Шарли, пока она выполняла свои обычные обязанности. Привлекательная темноволосая красавица, которая схватила Джордана Линдхерста за локоть и так и не отпустила.
Видит Бог, Шарли вообще не следовало думать о Джордане Линдхерсте, не говоря уже о том, кем была эта женщина и какие отношения ее связывали с Джорданом. Но каким-то невероятным образом этот человек проник в самую ее сущность, и у нее ныли от желания те потаенные уголки тела, которые, как она полагала, никогда уже не среагируют ни на одного мужчину.
Шарли достигла того отрезка своего обычного маршрута, где шумные залы сменялись тихими коридорами. Она часто останавливалась здесь и заглядывала в специально предназначенные для этого, но скрытые от постороннего глаза смотровые отверстия, через которые видны были расположенные за ними комнаты. Шарли твердо придерживалась мнения, что, если девушка оказывала клиентам сексуальные услуги, это не означало автоматически, что с ней можно плохо обращаться. Человек, желающий сделать женщине больно, мог смело отправляться в другое место. Дом номер 14 на Болио Кресент был домом удовольствий, и Шарли решительно отстаивала позицию, что таковым он должен являться для всех. Не только для клиентов.
Салли Троттер честно отрабатывала свои деньги. У Салли, симпатичной жизнерадостной девушки, было несколько постоянных клиентов, двое из которых проводили с ней сегодняшний вечер. Братья Томпсон-Файф растянулись на огромной кровати, они смеялись, сплетясь с Салли в тесных объятиях. Эта комната, как и несколько других, предназначалась для клиентов, которые любили наслаждаться с несколькими партнерами сразу, и сегодня она принадлежала Салли, Неду и Томми. На глазах у Шарли Нед Томпсон-Файф до упора вошел в лоно Салли. От этого толчка Салли еще глубже взяла в рот член его брата Томми, которым была занята в данный момент.
Томми явно был признателен за такое движение, и Салли медленно выпустила его плоть изо рта, тесно сжимая ее на пути к головке, а потом снова глубоко впустила его в себя так, что ее губы сомкнулись у самого основания. Все это время она, не переставая, двигала бедрами, доводя до неистовства бедного Неда, который уже готов был пролиться.
Шарли закрыла глазок как раз в тот момент, когда раздался его крик, возвещающий о желанном финале.
В других комнатах происходило примерно то же самое: самые разные мужчины занимались сексом с самыми разными женщинами самыми разными способами. По большей части клиенты были благородного происхождения. Девушки Шарли не считались запредельно дорогими, но точно не предназначались для тех, кто придерживался принципов экономии.
Шарли с трудом сдержала усмешку, взглянув на одного из клиентов, известного врача и политика, которого Белла щекотала огромным пером. Очевидно, только Белла могла надавливать на перо с нужной силой, одновременно, производя талантливые манипуляции руками, чтобы обеспечить клиенту эрекцию и приносящую удовлетворение развязку. Этот клиент недавно увеличил количество посещений до трех раз в неделю.
Шарли подошла к последней двери в коридоре и тихо заглянула внутрь. Здесь сегодня состоялся «дебют» ее новой девушки Сюзи под умелым руководством Грейси, одной из самых опытных работниц «Лунного дома».
Их клиентом был Невилл Джонс, успешный инвестор и очень тихий, спокойный человек. Мистер Джонс не был красавцем, и основным его аргументом в общении с женщинами являлось богатство. Однако Шарли находила его очень приятным и внимательным, а его самооценка была на удивление адекватной.
– Я люблю женщин, мадам Шарли, – сказал он ей при первом знакомстве, которое состоялось несколько месяцев назад. – Но моя внешность не особо их привлекает. К сожалению, мои деньги преуспевают в этом вопросе гораздо больше. – Он печально поморщился. – Я не хочу, чтобы меня соблазняли в погоне за моим состоянием. Если я захочу купить женщину, то это будет честная сделка, условия которой будут известны всем заинтересованным сторонам. А, насколько я понимаю, ваши девушки чистые, старательные, и с ними приятно проводить время.
Шарли чуть наклонила голову, зная, что все сказанное им – правда. Она очень гордилась репутацией, которую заслужили ее девушки.
– Поэтому Я хотел бы попросить, чтобы со мной бывали две женщины одновременно. Это то, что мне всегда хотелось попробовать, но что я вряд ли смог бы получить без профессиональной помощи. – Его лицо осветила очаровательная улыбка, в уголках глаз собрались морщинки. И Шарли вдруг с удивлением обнаружила, что улыбается ему в ответ.
Так мистер Джонс стал их постоянным клиентом. Он приходил минимум раз в неделю и брал с собой наверх двух девушек на всю ночь. Это было дорогое удовольствие, но все имеющие к этому отношение находили такое положение вещей вполне удовлетворительным.
И судя по тому, что увидела Шарли, заглянув в глазок, у мистера Джонса опять выдалась очень приятная ночь.
Свернувшись клубочком на смятых простынях на большой кровати, юная Сюзи мирно спала. Вид у нее был довольный, и дышала она спокойно и ровно.
А вот Невилл Джонс и Грейси еще не закончили.
Невилл сидел у подножия кровати на мягком одеяле и держал Грейси на коленях.
Шарли подумала, что, хотя мистер Джонс уже был немолод, его тело было упругим и приятным взгляду. По крайней мере, та его часть, которую она могла разглядеть.
Что-то заставило Шарли задержаться у глазка. Обычно она просто проверяла, чтобы с девушками все было в порядке, и заканчивала свой обход. Но сегодня вечером что-то изменилось. Ее потребности были другими. Она по-новому ощущала свое тело.
Поэтому сегодня она стала наблюдать за Грейси, когда та откинулась, позволяя Невиллу Джонсу ее услаждать.
Шарли заметила, что член мистера Джонса был глубоко погружен в тесный вход, скрытый между ягодицами Грейси. Одно только это заставило Шарли в изумлении замереть.

Келли Сахара - Мадам Шарли => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Мадам Шарли автора Келли Сахара дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Мадам Шарли своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Келли Сахара - Мадам Шарли.
Ключевые слова страницы: Мадам Шарли; Келли Сахара, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Ненахов Юрий