Лесков Николай Семёнович - Бесстыдник 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Купцов Василий

Записки Виктора Толстых


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Записки Виктора Толстых автора, которого зовут Купцов Василий. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Записки Виктора Толстых в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Купцов Василий - Записки Виктора Толстых без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Записки Виктора Толстых = 83.39 KB

Купцов Василий - Записки Виктора Толстых => скачать бесплатно электронную книгу


ЗАПИСКИ ВИКТОРА ТОЛСТЫХ
(фантастическая повесть, составленная из отдельных рассказов)
Знакомьтесь, я - Виктор Толстых
Итак, рад познакомиться со своими читателями. Долго, весьма
долго я не решался сесть за эти записки. Сначала это было просто
нельзя - по соображениям секретности. И, вообще... Потом стало
всем все равно, можно было садиться и писать, но мне было не до
этого. Захотел попробовать себя в частном бизнесе. Попробовал...
Увы, теперь я на мели. Шерлок Холмс тоже вряд ли бы смог
работать в таких условиях... Теперь я получил в свое
распоряжение довольно много свободного времени. К тому же вышел
еще один срок - срок, который я обещал выдержать одному
человеку, прежде чем опубликовать его воспоминания. А потом у
меня все сложилось - мои записки, воспоминания Станислава
Григорьевича, да еще кое-что... Получилось немало. И еще одна
ценность для читателя - мои записки можно читать с любого места,
поскольку каждая глава представляет собой законченный рассказ.
* * *
Трудно сказать, как я попал на такую работу. Вероятно,
просто так сложилось. Были ли предпосылки? Да, вроде мы
проходили какие-то тесты, в том числе и беседы с некими людьми,
представлявшими особую ценность для государства. Теперь их
называют экстрасенсами, тогда такого понятия не существовало.
Все это изобрели потом...
Так вот. Первое, что у меня обнаружили - это весьма слабую
внушаемость. И полную негипнабельность. Впрочем, люди, не
поддающиеся гипнозу, встречаются гораздо чаще, чем обычно себе
представляют. И это обстоятельство ничего не значило, кроме
того, что я пригоден к работе в Органах вообще. А "экстрасенсы"
определили, что... Думаете, что у меня сильное поле? Или что я
сам - экстрасенс? Как бы не так! Все как раз наоборот. На меня
ничего не действовало - никакие биополя и так далее. А вот такие
способности - это как раз то, что и нужно оперативному
работнику, если он вдруг столкнется с чем-то, скажем так,
сверхъестественным...
Не буду рассказывать, как я дошел до того самого отдела.
Можно сказать, судьба подталкивала меня в эти дела мелкими
шажками. И я, в конце концов, дошажковался...
А потом было много всего - как интересного, так и не очень.
Например, летающие тарелки. Вернее, их свидетели. Ведь есть же
"Свидетели Иеговы". Вот и "Свидетели Летающих Тарелок" тоже
имеются, у них даже теперь свой рыцарский орден есть... Ладно,
пошутил! Короче, бессчетное количество раз я записывал рассказы
очевидцев, и все они были примерно одинаковы. Да чего повторять!
Об этом теперь пуды книжек написаны - и везде одно и тоже! Так
что никаких зеленых человечков в моих рассказах не будет. Просто
потому, что действительность куда невероятней и удивительней!
Некоторые рассказы можно отнести как бы к научной
фантастике, другие - к мистике. Иногда загадка разъяснялась и
вполне естественными причинами. Так что, начиная читать каждый
из этих рассказов, вы никогда не сможете предугадать, как все
закончится. Обойдется ли автор в каждом конкретном случае без
фантастики или нет...
Но надо все-таки дать как бы анонс. Так вот, сейчас у меня
под ногами вертится Мухтарша - большая, лохматая, отчаянно
беспородная псина, подарок Гана, моего хорошего знакомого.
Бессмертного, между прочим, за которым я когда-то вел наблюдение
- по своей работе в Органах. Он иногда заходит ко мне,
предпочитает светлые сорта пива... А еще я побывал однажды на
том свете, и даже знаю, как там работает канцелярия... И еще
как-то я испробовал Эликсира... А еще... Ладно, хватит! Пора
начинать рассказывать...
Нет, еще по структуре дальнейшего текста. Первая его часть
- это мои записки. Годы с шестидесятых по наше время. Вторая -
публикация записок Станислава Григорьевича, в какой-то мере,
моего предшественники. Годы тридцатые - сороковые. Подробнее о
записках Станислава Григорьевича - в одной из глав первой части.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Записки Виктора Толстых.
* * *
НЕМНОГО О ВКУСАХ ЛЮДОЕДОВ
Маленький, почти не фантастический детектив
Это дело было для меня первым в своем роде. Именно после
него мне стали подсовывать все те дела, от которых чувствовался
своеобразный "душок". Короче, чертовщину "в законе".
Известно, что дела об исчезновении людей занимают довольно
значительный процент в статистике, но крайне редко доходят до
суда. Люди либо находятся, что чаще всего, либо находят их плохо
сохранившиеся трупы, по которым-то и причину смерти определить
трудно, а не то что найти преступника, наконец, третий исход -
не находят ничего. Нет трупа, и судить некого и не за что. В
данном случае тела потерпевших, если можно это назвать телами,
были найдены, а причина, вызвавшая смерть, была более чем
очевидна. Были найдены разделанные и кулинарно обработанные
"туши" исчезнувших людей.
Дело было так. Некто, а точнее, подозреваемый, снимал дачу
возле реки Пахры. Снимал на протяжении нескольких лет, платил
хозяйке регулярно, жил неделями, уезжая по делам лишь на
несколько дней. Проводил там практически все лето.
Платил-то он регулярно, да время идет, жилье типа дачного
все дорожает, а хозяйке никак нельзя повысить плату -
договоренность была: не повышать. Короче, нашла хозяйка новых
кандидатов в дачники, воспользовалась тем, что жилец в отъезде
был, и привела их дачку смотреть. Как собиралась старого жильца
сгонять - теперь уже неважно, а важно то, что дачка жильцам
понравилась. А хозяйка еще похвастала, что при дачке подвал с
ледником имеется. Новые дачники сразу загорелись посмотреть.
Полезли в подвал, а там...
Разделанные части трупов людей, отрезанные конечности,
вываренные черепа - жуть, одним словом! Начались крики, чуть ли
не повыпрыгивали из подвала... И надо же такому случиться, что в
этот самый момент преступник как раз к себе на дачу возвращался.
Услышал, увидел, все просек и ходу! Разумеется, хозяйке и в
голову не пришло попытаться его догнать.
Вызвали, само собой, милицию. Как выяснилось, хозяйка
когда-то у него паспорт спрашивала, да было это в самый первый
год, как он у нее поселился. Разумеется, фамилию своего дачника
она давно забыла, прописку и не смотрела, зато запомнила, что он
холост и зовут его Владимиром.
Что имело следствие? Словесный портрет и отпечатки пальцев
на посуде. Таких отпечатков в картотеке найдено не было. Стало
быть, под следствием никогда не был. И отпечатки могли
пригодиться только после поимки преступника.
Вскрытия и анализы трупных останков показали, что жертв
было пятеро - мальчик, молодые мужчина и женщина, мужчина в
возрасте тридцати пяти - сорока пяти лет и женщина шестидесяти -
семидесяти лет. Сохранность останков была различной, это
указывало на то, что убийства совершались со значительными
промежутками времени между ними. Жертвой самого последнего из
преступлений был молодой человек восемнадцати - двадцати лет с
иссиня-черным цветом кожи и всеми признаками негроидной расы
(сохранились части черепа).
Обращала на себя внимание "кухня" преступника. Широкий
набор специй, только перца - пять сортов. Различные методы
кулинарной обработки мяса - засолка, горячее и холодное копчение
(была найдена коптильная), тушение и маринование. Была проведена
значительная работа по суммированию останков, которая привела к
выводу, что большая часть мышечной массы трупов находилась здесь
(в различных формах), и, следовательно (и очень важно!),
заготовлялась маньяком-людоедом не для продажи, а для
собственного "употребления". Хоть одно неплохо - если бы
обнаружился факт продажи человеческого мяса через торговую сеть,
разговоров было бы всей стране на несколько лет.
Почему дело было передано нам? Во-первых, экстраординарный
характер дела - людоедство это не что-нибудь, а если еще пойдут
слухи... Во-вторых - Москва, столица. И в-третьих, а вот как раз
третьей причины хватило бы за глаза - последней жертвой оказался
негр, и, хотя его личность пока не была установлена, была, как
вы сами понимаете, велика вероятность того, что он окажется
гражданином другой страны.
Итак, мы имеем словесный портрет преступника. А вот
фотографий - нет. Можно, конечно, попытаться организовать розыск
и по описанию внешности, если бы не одно "но". Рядом, менее чем
в часе пути на электричке, находилась Москва. Тогда, в начале
шестидесятых, там уже проживало несколько миллионов человек.
Ничего не стоит раствориться в этих миллионах, особенно когда
нет никаких особых примет. Просто обычный человек. Даже прописка
неизвестна: как дачник, он мог оказаться и москвичом, и жителем
ближайшего к даче города. И самое страшное состояло в том, что
это был маньяк, от которого можно было ожидать все новых
убийств. Каждую минуту. Ведь он сейчас лишился всех запасов
своего "любимого лакомства".
Честно говоря, я не был готов на тот момент к розыскной
работе. Мои занятия в специальном отделе носили скорее научный
характер. Если мы и вели наблюдения за некоторыми объектами, то
это было ближе к какому-то научному исследованию или к
документальному кино, чем к ловле преступников. Но был найден
крайний в этом деле. Им оказался я. Пришлось что-то придумывать.
Я анализировал задачу и так, и этак. И нигде никаких мыслей.
Где может сейчас проживать маньяк? Где будет искать новые жертвы?
Где "готовить"? На все эти вопросы был один ответ: да где угодно,
по всей столице!
Если проанализировать данные по жертвам, то опять никаких
закономерностей: трое мужчин, две женщины, далее - ребенок, двое
молодых людей, один сорокалетний и один пенсионер, упитанность
жертв - в широких пределах колебаний, далее - цвет волос и глаз,
здесь тоже никаких пристрастий. Даже один чернокожий. Итак,
преступнику практически все равно, кого убивать и поедать. Или
он ищет. Тогда следующей жертвой окажется некто, совершенно не
похожий по своим данным на предыдущие жертвы.
Я чувствовал, что информации все-таки достаточно, чтобы
предугадать следующий ход преступника. Но что-то неуловимо
ускользало от моего сознания. Зато интуиция начала постукивать,
так, вроде бы, неназойливо, произнося лишь одно имя - "Ган".
Обратиться за помощью к Гану? Это нарушение всех возможных
инструкций. Почти должностное преступление. Хотя что значат эти
инструкции? Написанные почти сорок лет назад собственноручно
рукой Большого Хозяина правила поведения агентов ОГПУ в
отношении объекта "Ган"? Но ведь был же ХХ съезд партии, все
старое велено зачеркнуть и забыть. Новое время. Почему бы и мне
не поступить в духе новых веяний? Тем более, что Ган проявляет
ко мне едва ли не дружеские чувства. Конечно, поддерживать
приятельские отношения с курируемым объектом для офицера нашей
конторы уже несколько ненормально, но, в целом, допустимо в
интересах дела. Но вот вводить его в курс дела при расследовании
преступлений? Рискованно? А что, собственно, будет? И кто
узнает... К тому же известно, что если Ган даст слово, например,
что все останется между нами, то он свое слово сдержит, еще не
было случая...
Кстати, что это такое - "Ган"? Читатель, конечно, еще с ним
не знаком. Придется объяснить. Бывают разные там чудеса.
Инопланетяне в летающих тарелках, которых кто-то там видел,
Тунгусский метеорит, который где-то там упал и прочее. То ли
дело Ган. Сейчас он живет в районе Арбата. Внешне - подросток
лет пятнадцати. Таковым пребывает со времени начала наблюдения
за ним. А начинали еще в царское время. Возможно, он вообще
бессмертен, либо смерть его, как у Кощея в сказке, где-то в
далеком краю на высоком дубу... Да и еще разные такие необычные
способности. Например, видит насквозь все, мне как-то
демонстрировал - взял да прочитал серийный номер на пистолете,
что у меня в кобуре. И жутко много знает. Живет такой парень...
К счастью, нигде свои возможности не использует, даже не
показывает. Одна из моих забот, как куратора по его делу,
состоит в том, чтобы предупреждать людей, случайно оказавшихся
свидетелями чего-то необычного, связанного с Ганом, о соблюдении
тайны. Подписки о неразглашении, беседы и так далее...
Как сейчас помню первую встречу с ним. Мне только что папки
торжественно передали, на меня горестно взглянули и вздохнули.
Теперь, мол, твоя очередь мучиться! А я тогда еще молодой,
простой такой был. Дай, думаю, загляну к нему домой.
Познакомлюсь...
Итак, вот он, дом моего подопечного. И хозяина дома нет.
Прекрасно, можно осмотреть - как живет, чем живет...
Бессмертный! Что-то верится с трудом. На фотографии - мальчишка.
И даже без рогов...
А вот и сарай. Если где-то и есть нечто необычное, то оно
должно быть в сарае. Ведь хозяин - мальчишка, стало быть, и все
самое интересное мальчишки прячут в сараях...
Так. Мотоцикл "Урал". Одиночка. И откуда он его достал?
Ведь одиночки разрешено иметь только милиции! Украл и
перекрасил? Ну и полубог! Маленький воришка, а не бессмертный,
вот кто он! Или просто обманщик. Хотя вряд ли...
А это что за бутылочка? Посмотрим. Открываем - запах
приятный, что-то знакомое... Ба! Так это же опиум. Да, здесь
явно содержатся наркотики! Кстати, надо на вкус попробовать...
Приятная жидкость!
- Ну и как?
Хозяин подкрался незаметно. Как-то неудобно, ведь мы даже
не знакомы, а я уже тут, в сарае, и даже какое-то наркотическое
зелье пробую!
- Вообще-то я это в бензин добавляю, - говорит мальчишка, -
думаю, километров тридцать этак прибавляет на полном газу...
- А это... не ядовито? - кажется, мне мало глупого положения,
в котором меня застали. Еще и глупый вопрос.
- Нет, говорят, что не ядовито, - подергивает плечами Ган,
- это Эликсир Вечной Молодости, он жизнь продлевает...
- И что, правда, действует?
- Да, помогает, - кивает с важным видом паренек, - вот Ежов
тоже, перед самым расстрелом испил... То-то Иосиф Виссарионович
на него так обиделся!
Я ничего об этой истории не слышал. Ожидаю продолжения, но,
увы, мысли моего собеседника скачут в неопределенной
последовательности.
- Так ты теперь вместо того, в очках, - то ли спрашивает,
то ли утверждает Ган, - он так настырно за мной следил! Можно
подумать, что он - ревнивый, а я с его женой гуляю! А ты
молодой... Как звать-то?
- Я, между прочим, офицер...
- И что же делает Его Благородие в моем сарае? По долгу
службы?
- Да!
- Тогда Вам надлежит представиться!
- Толстых. Виктор Викторович...
- А я - Ган! Ты меня не бойся, я - хороший...
- А я и не боюсь... - усмехнулся я. - Ведь нигде в твоем
досье не отмечалось, чтобы ты когда-нибудь кусался!
- Вот и чудненько. Когда надо за мной следить, не
стесняйся, заходи в гости, следи сколько хочешь. Я больше
"Жигулевское" люблю, а ты?
- А мне на службе нельзя!
- Так пиво, оно не спиртное...
И я выслушал пространную лекцию о содержании спирта в пиве,
затем - в сравнении с кефиром, затем паренек перешел на чешские
обычаи... Беседа продолжалась мирно, перетекала с темы на тему,
мы незаметно перешли на кухню и поили чаю с пирогами. Кажется, я
понравился своему подшефному. Впрочем, он мне - тоже...
В дальнейшем я еще не раз сиживал за чаем с этим пареньком.
Ган оказался неплохим рассказчиком, но вот беда - он взял с меня
слово не пересказывать его рассказов. Нет, тут дело вовсе не в
секретах каких... Просто этот бессмертный возмечтал сам стать
писателем и даже показывал мне свои литературные опыты. Конечно,
с литературной точки зрения его писанина хромает, зато - сюжеты!
Да, такого я до этого не читал и не слышал...
Вот, скажем, повесть о человеке, у которого была высокая
регенеративная способность. Нет, голову он себе новую отрастить
не мог, но по мелочи... Короче, дело происходило в средние века
в странах мусульманских. Мужичок ездил из города в город, и в
каждом - торжественно принимал веру. То есть - терпел небольшую
операцию по обрезанию крайней плоти. А по тогдашним законам,
тот, кто добровольно принимает ислам, должен быть одарен разными
там подарками, землями, женами и прочим. Ну, не так роскошно, но
на жизнь ему хватало. Тем более, что когда денежки кончались,
наш герой ехал в другой город. По дороге у него снова все
отрастало и можно было вновь вступать в мусульмане... Кончилась
эта история, однако ж, плачевно. Мужичок добрался до стран
турецких, а турки оказались не столь простодушны, как арабы.
Выследили и выловили. А потом - исследовали... Вы можете себе
представить, какие именно исследования могли проходить в
средневековой Турции. Даже сам султан снизошел - поработать
ножичком! Эта часть рассказа не очень веселая, пожалуй, здесь и
закончим...
Самое сложное в общении с Ганом - это то, что он любит
приврать. Так что здесь особо тяжелый случай. Вспомним записки
барона Мюнхгаузена. Ведь он на самом деле побывал на службе в
России, где никто из его тогдашних читателей не бывал. И
неизвестно еще, как эти рассказы воспринимались - может, и в
самом деле, в далекой России снег заметает деревни по
колокольню, а потом - за ночь все стаивает... Вот так и с Ганом.
Начнет рассказывать, что было, скажем, десять тысяч лет назад. И
не проверишь - правду говорит, али брешет...
Раньше я почти все его рассказы воспринимал, как фантазии.
Ну ладно еще с чудовищами. Но когда он рассказывал, как сливал
воду в бачке туалета в каком-то древнем царстве, я начинал уже
возмущаться совершенно открыто. А мой собеседник только смеялся
и уверял, что так оно и было! А недавно случайно прочел про
свежие раскопки в Микенах. И... про сливные устройства в
тогдашних отхожих местах. И это - не менее шести тысяч лет
назад! Может, этот удивительный мальчик вообще ничего не
придумывал?
Зато розыгрыши! Тут он был мастак... Когда рассказывал о
некоторых своих проделках, можно животик было надорвать. Но
когда он устроил многомесячный розыгрыш в самом центре Москвы, в
серьезных научных кругах... Ладно бы еще, когда ходил
придуряться к экстрасенсам, это - ерунда. Но так дурачить
почтенных профессоров, что дело кончилось археологической
экспедицией и несколькими диссертациями... Самое же обидное для
меня в той истории состояло в том, что Ган заявился в столицу
втихую, просто прикатил на мотоцикле, а проверять документы у
мальчишки - да кому это нужно! Да и какие могли быть документы -
выглядел-то он несовершеннолетним... Да и времена были другие...
И вот, прожил в результате без контроля со стороны Органов -
целое лето. Сколько же мне потом пришлось ходить, беседовать со
свидетелями, брать разного рода подписки о неразглашении... А
ему-то что! Все как с гуся вода, только смеется!
* * *
Итак, я отправился к Гану в гости. На мое счастье, он
оказался дома. Сидел, читал книгу - какую-то фантастику на
английском. Знает чуть ли не все языки, читает даже на
китайском! Меня встретил почти радостно. Усадил за стол, чай,
выпечка. Сам и печет. Если отвлечься от всего, что я знаю об
этом подростке, то сидеть с ним даже приятно. Кстати, забыл
сказать, что бессмертный паренек жутко красив и привлекателен. В
любовных делах ему отказов не бывает...
- Знаешь, - начал я наконец, - я решился, наконец,
просить тебя об одной услуге.
- Переспать со мной? - засмеялся наглый подросток, - тогда
я чур наверху, ведь в тебе килограмм полтораста!
- Нет, я хочу большего, - парировал я. После обычной для
Гана шутки я как-то расслабился, - хочу попросить помощи в своей
работе. В раскрытии одного преступления.
- Но у меня нет большой лупы, - продолжал шутить Ган, - у
всех Шерлоков Холмсов таковая имеется, сам в кино видывал, а вот
у меня такой нет. Ладно, - он продолжал улыбаться, но уже
по-другому, как-то обаятельно, - выкладывай!
Я рассказал ему все, что знал. Рассказ занял часа полтора.
Показал фотографии мест преступления, жертв, "кухни" маньяка.
Ган слушал очень внимательно, практически не задавал вопросов, а
фотографии вообще изучал по десятку минут каждую. Наконец я
закончил.
- Но у вас же есть его подробное описание, - сказал,
наконец, Ган, - разве трудно его найти? Скажем, в месте его
очередной охоты расставить агентов...
- Легко сказать, - я даже удивился такой наивности, -
Москва-то велика, где будет следующее убийство...
- Следующей жертвой будет молодой негр, - сразу сказал Ган,
- а где у нас, в столице мира, негры водятся? Хороший выбор
имеется, кажись, в Университете Дружбы народов. Вот тебе, мой
упитанный друг, и наводка. Понаблюдайте там...
Я принял совет к сведению. В конце концов, других разумных
вариантов не было. Милиция, конечно, делала по всей столице свое
дело, но все их задержанные практически сразу отпускались.
Помните песенку: "Крокодил не ловится..."? А за дело отвечал я.
Поэтому я и принял сразу же решение. Послушаться совета Гана.
Самое удивительное состояло в том, что уже на второй день
наблюдения был задержан человек, прекрасно подходивший под
словесный портрет предполагаемого преступника. Он пробовал
познакомиться с молодым негром. Как выяснилось позднее,
приглашал домой, обещал что-то интимное...
В его паспорте значилась Подольская прописка. Дальше -
просто. Отпечатки пальцев. Анализы. В том числе содержимого
желудка. И дело было закончено. Для меня, конечно: ведь
преступник был пойман, далее - дело следствия.
И вот я снова в гостях у объекта "Ган". Попал к обеду.
Теперь поедаю порцию чего-то невероятно вкусного, невесть из
чего приготовленного. Ган назвал это "фантазией в китайском
стиле". Может, лучше и не знать компонентов, а то и в правду
окажется какое-нибудь ласточкино гнездо...
Надо задать один единственный вопрос. В конце концов, это
дело принципа. Осталась лишь одна загадка. И надо поставить все
точки над i.
- Но я никак не могу уловить принципа, - спросил, наконец,
я, - по которому ты предположил, что следующей жертвой должен
стать молодой негр. Конечно, сначала маньяк убивал только белых,
потом убил негра. Но признак цвета кожи, по-моему, ничем не
более важен, чем, скажем, пол или возраст. Почему, собственно,
опять негр?
- Ты упустил одно важное обстоятельство, - ответил Ган, -
тщательность, с которой преступник приготовлял мясо своих жертв,
наличие специй, масла, лука, чеснока - все это говорит за то,
что преступник - гурман.
- Я это прекрасно знаю, но почему же снова негр?
- Чего же тут непонятного? - удивился Ган. - Ведь мясо
негров значительно нежнее и вкуснее...

А ТЕПЕРЬ НЕМНОГО О ВАМПИРАХ
Грустный фантастический мини-детектив
Так получилось, что два этих, внешне совершенно непохожих
дела, были переданы в одни руки. Мои, естественно. Что
объединяло эти дела? Один очень странный признак - своеобразное
отношение к крови. Если можно так выразиться, болезненное к ней
пристрастие.
Дело номер один. Совершенно идиотское ограбление пункта
переливания крови. Грабитель, одетый в шубу, меховую шапку, с
обмотанным вокруг лица шарфом, был вооружен обрезом из
охотничьей двустволки (двенадцатый калибр - определил сторож).
Вооруженное ограбление. Но интересовали преступника только банки
со свежей кровью. Можно было бы строить различные гипотезы
относительно дальнейших намерений грабителя, если бы не одно
"но". Собрав банки с кровью в свою сумку, он схватил еще одну,
явно не вмещавшуюся в баул, вскрыл и выпил. Сторожу аж плохо
стало, вероятно, был обморок. А может, и не было, но по крайней
мере, старик утверждает, что потерял сознание, а когда
опомнился, грабителя уже и след простыл. Впрочем, это и не имеет
особого значения, главное - появился новый маньяк, чей пунктик -
кровь.
Второе дело. Состоит из двух, объединенных в одно. Два
нападения на молодых женщин, нападений, схожих как две капли
воды. Зимняя ночь, пустынная аллея. Молодая женщина возвращается
с работы в полночный час. Полная тишина. Вдруг она чувствует,
как ее хватают сзади сильные руки, она еще не успевает
закричать, как в шею ей впиваются зубы. Обморок. Когда приходит
в себя, рядом - никого. Естественно - бегом до дома. В обоих
случаях обращение в милицию только на следующий день. Обе
потерпевшие даже не смогли точно указать место происшествия. Не
говоря уже о том, что по аллеям прошло за это время множество
народу. Нападения случились в разных районах Москвы. С
промежутком в четыре дня. Единственное, что конкретно имело
следствие, это заключения медицинской экспертизы. Да что там
говорить, просто померили линейкой расстояния между ранами, оно
и оказалось одинаковым у обеих потерпевших. И еще - пониженный
гемоглобин в анализах. Не исключалась кровопотеря, вернее
сказать, ее вероятность была очень высока. Что при отсутствии
следов массивного кровоизлияния на одежде и на снегу, могло
означать лишь одно - определенное количество крови было
намеренно извлечено из их организма. Да что там крутить вокруг
да около - кровь была высосана!
Между ограблением пункта переливания крови и нападениями в
аллеях была неделя. Причем сначала было ограбление, а уже потом
- нападения на женщин. Проще было бы наоборот - сначала
попробовал понемногу крови, прямо из жертв, а потом - решил
запастись. А так получается - сначала запасся кровью, а затем
начал нападать... Что-то не ладилось. Но что преступник был один
и тот же, у меня сомнений не возникало - ведь ранее ничего
подобного не наблюдалось уже много лет. Конечно, случаи
вампиризма случаются регулярно, но они, обычно, носят достаточно
откровенный характер - грубо и без каких-либо загадок. Здесь же,
я был уверен, приехал в столицу некто, скажем прямо, вампир, и
добывает себе кровь разными способами. При этом он отнюдь не
слабоумный, и это не белая горячка, когда человек не помнит, что
творит. Преступления вполне сознательны, сделано все, чтобы не
оставить следов. Не совсем - в пункте переливания у преступника
явно был срыв, он оставил свою визитную карточку - отпечаток
пальца на стеклянной банке. Итак, к нам в столицу приехал
вампир. Или - вариант - ранее имел доступ к крови, например
работал в таком же пункте переливания, а теперь - уволен или
что-то в этом роде. Можно сделать соответствующий запрос. На
уволенных из пунктов переливания крови.
А в общем, я хорошо понимал, что вероятность поимки
преступника ничтожна. В активе только отпечаток большого пальца
правой руки на банке из-под крови. Увы, нигде по картотеке ранее
не проходивший. Вот когда он проявит себя снова, тогда...
Поймаем его или нет, неизвестно, а вот разговоры пойдут - это уж
точно. Что я могу сделать сейчас? Могу прочесть всю доступную
литературу по вампирам, просмотреть дела. И я начал со старых
дел. Полез в картотеку.
Среди прочих, я натолкнулся на упоминание о деле,
датируемом 37 годом . О нем лишь упоминалось, как о рекордном в
своем роде. Я прекрасно знал, что за дела были в эти годы. Но
вот номер этого дела почему-то показался мне знакомым.
Вернувшись к себе в кабинет, я начал переворачивать все свои
собственные архивы, потом дело дошло до особо секретных папок. И
вот, в одной из папок без номера с литерой "Г", я нашел
упоминание о деле с этим номером. Что-то слишком запутанно -
вампиры, дело от года великой чистки и... Ган. Он-то как сюда
попал? Я решил, что должен знать все - в конце концов, ведь
именно я сейчас курирую Гана.
Что произошло дальше? Крайне странная история. Самого дела
в архиве не оказалось. Нет его и все тут! И нигде никаких
отметок - об изъятии, или передаче, скажем. Так я ничего и не
узнал. Но пришла одна мысль - если тогда Ган каким-то образом
оказался задействован в деле о вампирах, почему бы не привлечь
его сейчас? Я однажды уже использовал его помощь, и довольно
успешно - может, рискнуть еще раз?..
Все решилось само собой. Я отправился вечером на
тренировку. В те времена я регулярно играл в "железные игры " и
даже имел первый разряд по тяжелой атлетике. И столкнулся у
входа в спорткомплекс с Ганом. Он, оказывается, занимается в
секции самбо. И надо же! Мы договорились встретиться после
тренировок.
Я пришел чуть раньше времени. Понаблюдал за концом
тренировки юных самбистов. Забавно было видеть среди них моего
подопечного. И еще я заметил, как смотрел на него тренер.
- Твой тренер к тебе явно не равнодушен, - сказал я Гану,
когда тот подсел ко мне после душа. Полотенец он явно не
признавал, сел совершенно мокрый и за минуту высох.
- Да, он спит и видит, как сделает из меня чемпиона, -
сказал Ган вполне серьезно, - бедняга! Ты его пока не огорчай на
мой счет, я сам как-нибудь аккуратно...
- Странно тебя наблюдать, особенно в спарринге, - сказал я,
- ведь тебе ничего не стоит любого здесь...
- Не, я все по-честному! - даже обиделся подросток, - силы,
большей, чем у других, не показываю, скорость и реакция - тоже в
пределах возможностей человека.
- Но тогда бы тренер не смотрел на тебя так...
- Ну, во-первых, я красивый, - усмехнулся Ган, - а главное
то, что я стараюсь, занимаюсь, оттачиваю технику. Или ты
считаешь, что без своих сверхчеловеческих возможностей я полный
нуль? Вот выполню по-честному мастерскую норму, тогда будешь
знать!
Опять слишком прямодушно. Два раза употребил оборот
"по-честному", как будто я не верю. Прямо ребенок какой-то!
- А у меня опять появилась идея насчет тебя, - сказал я,
отбросив сомнения прочь, - может, еще разок поиграем в Шерлоков
Холмсов?
- Это тебе подкинули дело с вампирчиками?
- А ты откуда знаешь?
- Так вся Москва только и говорит...
- Тогда давай по-серьезному. Я тебе расскажу все, что знаю.
Фотографии у меня при себе, - и я рассказал все в подробностях.
- У меня родилось забавное подозрение, - сказал Ган, едва я
закончил, - но я тебе сейчас ничего не скажу. А ты вновь допроси
потерпевших, я имею в виду покусанных девушек, пусть припомнят,
не почувствовали ли они в момент нападения какого-нибудь запаха,
и если да, то пускай его тщательно опишут. И когда смывали кровь
с ран - не было ли еще чего-нибудь возле ранок на шее? Ведь на
экспертизу они отправились, уже хорошо помыв шеи, не так ли? А
завтра вечером жду!
- Кстати, чуть не забыл: что это такое таинственное было в
37 году? Там и ты упоминаешься, и вампиризм...
- А дела нет? - усмехнулся Ган, - оно и неудивительно...
- Может поделишься воспоминаниями?
- Не, я слово дал - полста лет молчать. Так что в одна
тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году я тебе все и расскажу,
если не забудешь, конечно, спросить...*
<* Сейчас, когда пишутся эти строки, уже девяностые годы. Уже
можно спрашивать. Но еще не спросил...>
Я не поленился, съездил сам к потерпевшим. Поговорил без
протокола, обе женщины чувствовали себя уже спокойнее и делились
воспоминаниями почти охотно. Что-то в них изменилось. Лишь потом
я понял, что женщина, ставшая знаменитой жертвой - это уже почти
как киноактриса. Да, вот если жертва - мужчина, это почти
постыдно, зато если женщина - это ой-ой-ой! Настоящая
знаменитость...
Итак, пункт первый - запах. Обе женщины в конце концов
припомнили, что ощутили слабый запах духов. Не мужского
одеколона, а именно - духов. А вот второй пункт: первая из
потерпевших не заметила ничего, зато вторая припомнила, что
смывала с шеи что-то, похожее на губную помаду. Почему не
сказала на следствии? Так вопросы задавали конкретные, а про
мытье шеи и не вспоминали.
Итак, кровь у девушек высасывало существо несомненно
женской породы. А грабил склад мужчина. Я усомнился и поехал к
старику-сторожу. У того не было и сомнений относительно пола
грабителя. Какие там духи! Грубый мужской голос. Кусок небритой
щеки под шарфом.
Итак, дела все-таки разные. Их связывает друг с другом
только время. Но я, кажется, обещался в гости к Гану. Посмотрим,
что он скажет. Ведь он буквально носом ткнул меня сейчас...
- Итак, мы имеем дело с двумя преступниками, - закончил я
свой рассказ, - и два отдельных дела. И как ты догадался?
- Твои выводы и правильны, и неправильны одновременно, -
засмеялся Ган, - хочешь анекдот на эту тему? Поставили как-то
одного мужика судьей в городе, к нему приходят двое сутяг, один
жалуется на другого. Новенький судья его выслушал, говорит - ты
прав, конечно. Тогда второй начал оправдываться. Судья и его
выслушал и тоже вполне согласился с его доводами - мол, и ты
прав... Тогда судью-то и спрашивают, кто же тогда не прав в этом
деле? А наш-то и отвечает - не прав тот, кто меня сюда судьей
назначил...
- Ваши намеки мне оскорбительны, - развеселился я, - и я
вызываю вас на дуэль.
- Тогда выбор оружия за мной. Предлагаю пироги - кто больше
съест! Правила: обжираться до смерти одного из дуэлянтов. А
чтобы продлить мучения, сейчас будет чай.
- И все-таки я жду хоть каких-то объяснений, - сказал я уже
за чаем.
- Еще в спортзале я почти уверился, - начал Ган, - что мы
имеем дело с двумя совершенно разными существами - больным
человеком и нежитью, объединенными, однако, в этакий, так
сказать, коллектив. А что может объединить столь разных существ?
Ответ стар, как мир. Они должны быть разных полов. И если
нападавший на пункт переливания крови был мужчина, то логично
было бы предположить, что существо, нападавшее ночью на улицах,
окажется женского пола.
- Ты хочешь сказать, что у них любовь? - я был потрясен.
- Да, все это уже не раз бывало. Мужчина страдает тяжелой
формой нарушения обмена веществ, особенно пагубно при этом
действуют прямые солнечные лучи. Зато кровь приносит облегчение.
Собственно, достаточно и бычьей крови. Дать ему работу на
скотобойне - и никаких преступлений не было бы. А вот женщина -
настоящий вампир, нежить. С набором сверхчеловеческих
возможностей. Может быть, уже не одну сотню лет живет. У таких
частенько теплые чувства возникают к похожим на себя. Кстати,
вам ее будет трудненько взять. Передвигается быстро, как молния,
живуча до невероятного, разве что серебряный меч или кинжал...
- Ну хорошо, - прервал его я, - а как сейчас быть?
- Все предельно просто, - сказал Ган, - есть отпечаток
пальца, преступник только приехал в Москву, а при его совершенно
специфическом внешнем виде, прямо скажем, устрашающем облике, он
должен был запомниться всем, кто его видел...
- А какой он, собственно, должен иметь облик?
- Да это в любом учебнике можно найти, - пожал плечами Ган,
- насколько я помню, поражение слизистых оболочек таково, что с
одной стороны из-под изуродованных губ выглядывают зубы, с
другой стороны - атрофия десен, поэтому зубы выглядят как бы
большими, далее - поражения кожи, особенно лица и рук, выглядят,
как будто кожа слезает, что в сочетании с бледностью кожи
создает вид, так сказать, ожившего мертвеца. Вот для вашей
агентуры и работа - выявить всех новеньких такого страшненького
вида, да и поснимать у всех отпечатки. И трех дней не пройдет,
как он будет у вас в руках.
Я долго не думал. Дал соответствующую ориентировку. И всего
через двое суток подозреваемый был задержан. Отпечатки совпали.
Он и не отпирался, сразу признался в ограблении. Очная ставка со
стариком-сторожем ничего нового не прибавила. А вот о наличии
сообщницы он молчал. Ни в какую!
Но я уже как-то начал доверять Гану в его заключениях. Если
он говорит, что была сообщница, стало быть, так оно и есть. К
тому же плохое физическое состояние пойманного преступника не
позволяло предполагать его виновность в нападениях на женщин. Он
вообще не очень-то быстро двигался. Что же до его зубов, то они
шатались. Прикус их, как я и ожидал, не соответствовал ранам на
шеях женщин.
И вот я вновь в гостях у Гана. Только уже дома. Ужинаем.
Нас трое. Третий - тренер Гана по самбо, Антон. Да, в последнее
время я совсем перестал следить за связями Гана, вот он друга
себе завел, а я и не знал. Что же, тогда на пяток минут
отвлечемся от вампиров и сделаем одно дело. Пользуюсь тем, что
Ган на кухне. Показываю Антону удостоверение. Потом говорю, что
должен провести с ним беседу по линии своего учреждения. Парень,
разумеется, удивлен. Чтобы не разводить антимоний, вынимаю
готовый бланк. Подписка о неразглашении. Заполняю его шапку
данными Антона, предлагаю ознакомиться и подписать.
- Объект "Г" - это наш общий приятель, известный тебе как
Гена, - подвожу, наконец, черту, - а подписать все равно
придется. В интересах государственной безопасности. Все это
серьезно.
- Подписывай, Антош, - говорит Ган, возвратившись с кухни, -
он этими подписками уже всех замучил, работа у него такая...
- Но что за чушь, почему мои разговоры с тобой составляют
государственную тайну? - недоумевает тренер, обращаясь к Гану.
- Могут составлять, - поправляю я, - мальчик слишком много
знает...
И Антон подписывает необходимые бумаги. Он, разумеется,
рано или поздно узнает всю правду, вернее какую-то ее часть, но
на сегодня достаточно. Потом прошу Антона дать нам пяток минут
поговорить наедине.
- Итак, один за решеткой. Что дальше? - заканчиваю краткое
сообщение о поимке преступника.
- Ничего не говорит о сообщнице, - размышляет Ган вслух, -
наверное, все-таки любовь. Кстати, куда его поместили? Этому
человеку необходимо соответствующее медицинское обслуживание.
- Пока подозреваемый жалоб на здоровье не предъявлял, -
сказал я жестко, - так что пусть посидит в камере. Мы его в
одиночную поместили, дабы больших скандалов не было. Кто же
захочет сидеть в одной камере с вампиром... И будет прав в своих
жалобах!
- Если он в камере, - говорит мой собеседник, - то жить ему
не больше месяца. Ему нужна кровь. Вот устроили бы его работать
на мясокомбинат...
- Не о том разговор, - поправляю я Гана, - ты мне лучше
скажи, как вампирицу словить!
- Разговор как раз о том, - гнет свое Ган, - надо ведь
проявить хоть чуток гуманизма...
- Гуманизм в отношении вампиров, - усмехаюсь я, - это
нонсенс.
- Да хоть драконов, - настаивает подросток, - они же не
виноваты, что такими родились.
- Я не пойму, ты что, не хочешь мне больше помогать? - вот
уж не ожидал, что задам такой вопрос.
- Знаешь, - говорит Ган как-то задумчиво, - есть старое
правило: нельзя становиться на пути между любящими существами.
Даже... Вернее - особенно таким, как я. Ни к чему хорошему это
не приведет. Что здесь настоящее чувство - у меня и сомнений
нет. Согласись, для развлечений вампирша могла найти кого-нибудь
и посимпатичнее, да и поздоровее. Раз возится с таким - одна
нога в могиле - стало быть, любит. Он ее, видно, тоже. А поймать
ее сейчас можно, только играя на ее чувствах. Мне этого делать
нельзя. Я умываю руки...
- Ты что, серьезно? - не понимаю его сразу я. - Это ведь
вампир, чудовище, нападающее по ночам на людей, сосущее их
кровь...
- Вот сами и разбирайтесь, - стоит на своем Ган, - а мне
промеж влюбленных становиться никак нельзя! Скажи спасибо, что я
им помогать не начинаю...
- Да ты что! - чуть ли не кричу я. В комнату, услышав крик,
заходит Антон. Он все-таки друг этого бессмертного придурка.
- Что случилось? - спрашивает тренер со вполне определенной
интонацией. Еще один придурок, он ведь готов броситься защищать
того, кто менее всех нуждается в защите.
- Ты, кажется, хотел знать, почему с тебя взяли подписку, -
меня понесло: как говорится, с кем поведешься, от того и
наберешься, - так вот, этот мальчик и не человек вообще, и лет
ему больше, чем нам всем, вместе взятым. Ты дружишь с
чудовищем...
И я покинул помещение. А вслед услышал ехидное:
- Нервные какие-то кагебешники пошли...
Больше никогда в жизни я не позволял себе срываться.
Особенно в общении с Ганом. Еще спускаясь по лестнице, я взял
себя в руки.
"Что ж, если вы, товарищ Ган, умываете руки, управимся и
сами", - решил я. И никаких скотобоен. Преступник должен сидеть
за решеткой. А мы пока приготовимся к встрече с настоящей
вампиршей. Вы, товарищ Ган, заметили как-то, что ее будет трудно
убить. Серебряный меч - слишком архаично. Другое дело -
серебряные пули.
И я отправил совершенно идиотский запрос. И получил
совершенно неожиданный ответ - есть такие пули, да еще и в
немалом количестве. Кто, когда и для чего заказывал -
совсекретно. А пули можно получить вполне официальным путем. На
складе лежат. Кажется, вы говорили, что злая вампириха так
быстро передвигается, что и взглядом не уследить. Ничего, на
этот случай получаем автоматы. Мало? Еще и ручной пулемет! И
готовим ко всему этому серебро. Да здравствует унификация
патрона!
Мужчина-кровосос, между тем, был переведен в больничный
изолятор, где и скончался на третий день пребывания на
больничной койке. А всего на двадцатый день после поимки. Что ж,
вот и мышеловка готова - укладываем тело на видном месте в морге
Института Судебной Медицины. И распускаем слухи - будет мол,
публичное вскрытие псевдо-вампира!
Возле тела устанавливаем бесконтактный датчик, реагирующий
на любое приблизившееся тело. И ночное дежурство в отдаленной
комнате. Втроем: я и двое оперативников, с автоматами и
пулеметом. Не могу отказать себе в удовольствии. А поспать можно
и днем, все равно визит будет, когда все спят. Все-таки вампир -
они, как говорят, боятся солнечного света.
Уже на вторую ночь вспыхивает красная лампочка. Мы бежим в
морг. На ногах - бахилы, чтобы наши шаги она, наш враг, услышала
бы как можно позднее. Предусмотрительно мы закрыли все двери в
прозекторский зал, кроме одной. Через нее и вбегаем.
Женщина - высокая, худая, красивая. Рыдает на груди у
покойника. Увидев нас, отпрыгнула в сторону. Действительно, как
метеор. Мечется по залу. Но наши пальцы делают свое дело - жмут
на курки. И руки поворачиваются автоматически в нужную сторону.
Наконец, она замерла, получив, вероятно, порцию пуль. А мы
продолжаем поливать ее... чуть не сказал - свинцом, нет -
серебром!
Неожиданно вампирша вспыхивает. Настоящий, яркий огонь. Мы
прекращаем стрельбу. Женщина молчит, на лице - страдание. Из
пулевых ран - снопы искр. Потом она загорается вся. Через пару
минут перед нами нечто, отдаленно напоминающее человеческое
тело, зато гораздо больше - огромный кусок кокса. Что ж, дело
закончено. А с телом пусть разбираются ученые.
Вот после этого дела я и стал, конечно, совершенно
незаслуженно, признанным специалистом в области преступлений со
сверхъестественным душком. Ко мне начали обращаться за
консультациями, а я любил при этом давать заключения типа:
"данных за наличие преступления по моему профилю нет!"
Что же касается Гана... Я специально зашел в секцию самбо.
Понаблюдал за тренировкой. Как я понял, дружеские отношения
между моим подопечным и тренером, несмотря ни на что,
сохранились. Конечно, дружба есть дружба, и если неожиданно
оказывается, что твой друг не человек, что ж, ничего страшного.
Ведь законам дружбы-то он не изменял. И, вообще, о таком друге
можно только мечтать - вроде умный, много знает, но при этом
прямой и простодушный, слову не изменит, всегда на выручку
придет...
А вот со мной Ган даже и не поздоровался. Попытался пройти
мимо, когда я встал на его пути. Но я поймал его за локоть.
- Конечно, вампир должен был быть убит, - сказал он
равнодушно, глядя мимо меня, и добавил столь же бесцветным
тоном: - но не во время прощания с телом любимого человека...

АБАДОН
История, которую я собираюсь рассказать, выглядит на первый
взгляд совершенно дичайшей. Смерти, смерти, и еще раз смерти. И
лишь в самом конце кто-то понял, что или, вернее, кто связывал
между собой все эти смертные случаи. Я опущу все подробности,
которыми сопровождалось расследование этой истории. Попробую
написать нечто вроде документального рассказа.
Около года назад милиция задержала в метро ребенка -
мальчика лет одиннадцати. Он пытался заночевать в метро. Для тех
(брежневских) времен это был случай небывалый.
Мальчик не смог назвать ни имен своих родителей, ни место
своего жительства. Его проверили по картотеке - в розыске
пропавших детей не числится. Обследование у детского психиатра
не дало оснований для отнесения ребенка в разряд слабоумных. Он
хорошо ориентировался, знал свое имя - Алеша, знал, что
находится в Москве, что забрали его в метро. Называл текущую
дату и год. Читал и писал, правда, не ахти как, но и не хуже
большинства своих сверстников. То есть был вполне нормально
развитым. Только не хотел назвать своих родителей. Или не мог их
назвать.
Я сопоставил время нахождения мальчика в спецприемнике и
журнал происшествий. И обнаружил первую в данном повествовании
смерть. Умер от сердечного приступа сотрудник охраны
спецприемника. В журнале было отмечено, что охранник находился в
этот момент наедине с одним из мальчиков, содержавшихся в этом
учреждении.
Далее был детский дом. Первая смерть произошла уже на
первый день жизни в нем Алеши. Умер, опять-таки от сердечного
приступа, один из воспитателей детского дома. Понятно, что эта
смерть тоже прошла как бы мимо внимания.
Следующей была молодая сотрудница, учительница русского
языка и литературы. Она выбросилась из окна четвертого этажа.
Диагноз - смерть от повреждений головного мозга, несовместимыми
с жизнью. Рассказывали, что перед самой трагедией в другой
комнате слышали громкий смех. "Сошла с ума" - вот было негласное
заключение сотрудников. У погибшей были нелады в семье, кажется,
какая-то история с изменой мужа. Мальчик Алеша в этой истории,
казалось, не был задействован вовсе. Но я обратил внимание на
смех. Этот смех отмечался и позднее. И как раз в связи с
мальчиком Алешей.
Зато следующий случай был весьма громким. Утром не
проснулись пятеро детей, жившие в одной комнате с Алешей.
Разумеется, было расследование. Патологоанатомы были в
замешательстве. В конце концов удалось придраться к супу из
консервов. Ботулизм? Даже я, проходивший медицину в университете
в весьма урезанном виде, знаю, что смерть от ботулизма наступает
через несколько дней после отравления, ей предшествуют
выраженные симптомы поражения центральной нервной системы.
Например, косоглазие и потеря речи - сразу у целой группы детей
- такое не пропустишь! А наш мальчик, якобы, не ел супа... Все
было явно натянуто, диагноз представлял собой отписку. Тем
более, что консервы были импортными, из Венгрии. Так и свалить
на кого-то вину значительно проще. Об этом случае даже писала
какая-то газета.
Все это имело неожиданные последствия. "Несчастный
ребенок", "чудом" оставшийся в живых, был усыновлен парой
бездетных супругов, потрясенных трагедией, происшедшей в детском
доме.
Здесь сначала, первый месяц, было все спокойно. Потом
смерть дворника рано утром, вроде бы совершенно не связанная с
насилием. Но одна бабка видела, что перед смертью к дворнику
подходил новый мальчик. Потом с крыши упало двое мальчишек.
Третьим, опять-таки, был на крыше Алеша, но он-то не упал.
Следующий случай - в заехавшем во двор грузовике неожиданно умер
водитель. Прямо за рулем. А грузовик продолжал двигаться и
наехал на скамейку, на которой сидели сплетницы-старушки. Но
целых две старушки, сидевшие у другого подъезда, запомнили, что
перед происшествием этот новый мальчик смотрел на грузовик.
Очень внимательно смотрел.
Потрясенные случившимся, а также припомнив смерти до этого,
обе боевые старушки пошли к участковому милиционеру. Он их
внимательно выслушал, но, естественно, никак на "старушечий
бред" не среагировал. А старушки пошли прямиком к новым
родителям Алеши. Неизвестно, что там был за разговор, только
прямо после него туда вызвали милицию. Вызвали соседи, после
того, как услышали странный шум в соседней квартире. Решили
позвонить, им не открыли, а шум продолжался, потом были даже
крики. Ни один из супругов ранее в пьянстве замечен не был. И
соседи решили на всякий случай вызвать милиционера.
Так как дверь не открывали, пришлось ее взломать. В
квартире было найдено четыре трупа - супруги и двое старушек.
Мебель была вся перевернута. А под кроватью прятался Алеша.
Старшина задумался. Приехала скорая, потом забрали трупы.
Мальчик на вопросы не отвечал. Казалось бы, история могла вновь
покатиться по накатанным путям - мальчика опять отправили бы в
детский дом, а смерти объяснили бы как-нибудь или просто замяли.
Но не тут-то было.
Первым, кто осмелился заговорить вслух о связи мальчика
Алеши и всех этих смертей, был участковый старшина Демидов. Да,
пожилой, умудренный опытом человек - и вдруг прислушался к
бабьим разговорам. Думал, думал, и решил позвонить куда надо. То
есть к нам. Все-таки человек старой закалки. Его, естественно,
всерьез особо не восприняли, но сигнал был зарегистрирован. И,
естественно, попал ко мне на проверку - я ведь стал "спецом"
после дела о вампирах. Естественно, я не принял все это всерьез,
но дело есть дело, я поговорил с Демидовым. Потом начал
просматривать документы. Молодец старшина, докопался до смертей
в детском доме сам. Может, кто и подсказал, но это не имеет
значения. Передо мною выстроилась прямо-таки вереница смертей. Я
съездил в детский дом сам. То, что мне удалось там выяснить,
изложено выше.
Но я все-таки продолжал в глубине души не верить. Все
говорило за то, что именно с мальчиком Алешей связаны вереницы
смертей. Но может, это все - совпадения? Или он не нарочно? Я
слыхал о ведьмах, проклятия которых приводили к смерти.
Например, тот случай с известной актрисой, которую совсем
закритиковали на собрании, довели до слез. Она и прокляла их
всех. В результате - автоавария, все мертвы. Но это действие
проклятия, в которое я верить, как материалист, не должен. Но,
предположим, верю. А вот с мальчиком совсем не то. Никого он не
проклинал. Просто люди, соприкасающиеся с ним, частенько
умирают. Может, в нем есть что-то такое, что непроизвольно
вызывает смерть у других. Нечто вроде ангела-хранителя, но очень
злого. Так сказать, дьявола-хранителя. Чушь! Ни в одной сказке
или мифе ничего подобного я не читал.
Участковый привел меня в комнату, где находился Алеша. Он
пока один в этой большой квартире. Но скоро его вновь отправят в
детский дом. Если сейчас мне не удастся чего-нибудь выяснить.
Старшина оставил нас одних.
Я представился мальчику. Сказал, что следователь и
расследую смерть его приемных родителей и соседских детей. И что
мне надо задать ему несколько вопросов. Мальчик держался
спокойно, только кивнул в ответ. Мы начали разговор. Из него
выходило, что он ничего не видел, не слышал и вообще не
представляет, отчего они все умерли.
- А как насчет тех детей, с которыми ты спал в детском
доме? Что там было? Ведь это ты что-то там устроил! А как насчет
преподавательницы, выпавшей из окна? Она-то чем тебе не угодила?
Двойку поставила?
- Я ничего не знаю, поверьте мне! - попытка заплакать.
Неудачная.
- И охранник, и воспитатель... А приемные родители? Они ведь
к тебе всем сердцем! Тоже ничего не видел? Тоже не причем?
- Ну ладно! Посмотрим, как ты будешь орать, умирая...
До меня не сразу дошел смысл его слов. Я взглянул на него,
еще не понимая, какая угроза нависла над моею жизнью. А мальчик
смотрел мне прямо в глаза...
Вместо глаз у него были две дыры. Дыры, которые вели,
казалось, в бесконечную пропасть. Я почувствовал, что все мои
силы уходят туда, в эту пропасть, уходит все. Страшная боль во
всем теле и какая-то другая, внутренняя боль. Боль в моей душе.
А страшный мальчик захохотал, было видно, что он получает сейчас
запредельное удовольствие. А потом что-то как бы оборвалось
внутри. Казалось, я сорвался с какой-то неведомой цепи. И увидел
себя сверху. Лежащим на полу. А надо мной наклонялся мальчик.
Теперь я видел совершенно ясно, что он совершенно черный внутри.
Дальнейшие ощущения незабываемы. Легкость, чувство полета.
Потом я пролетал через какую-то трубу, слышал нечто вроде свиста
в ушах. Сколько времени продолжался полет? Может быть,
мгновение, а может, и бесконечно долго. Время, казалось,
потеряло свой смысл...
* * *
Это было помещение или не помещение? Стен не было, но было
ощущение ограниченности пространства. И рядом были другие, такие
же, как я. Очень ясно я ощущал их присутствие.
Было темно, но, одновременно, все было залито светом. Свет
исходил от какого-то существа, находившегося на возвышении слева
от меня. "Божество" - мелькнуло у меня в голове. "Судья" -
подумал я чуть позже, услышав, как светящееся божество задает
вопросы другим представившимся. Поминутно чувствовалось, что
божество в хорошем настроении. Шутки! И надо же! Такое создается
впечатление, что ничего особенного не произошло... Подумаешь -
умер. С кем не бывает. И вообще, все хорошо, прекрасная
маркиза...
Наконец, дошла очередь и до меня. Я только успел назвать
себя, как обычное течение этого малого и совсем не страшного
суда прервалось. Вмешался еще один голос.
- Опять этот Абадон! - сказал новый голос. Кому он
принадлежал? Я так и не узнал. Может, какой-нибудь секретарь.
- Что, и этот человек попал сюда из-за него? - это был
голос судьи.
- Да, уже целая толпа. Ломается естественное течение истории.
Все неправильно. Этот Виктор Толстых должен был еще долго жить.
- Тогда надо что-то предпринять, - сказал голос судьи, -
может, выслать оперативную группу?
- Она уже готовится...
- Сколько же времени она готовится? Месяц?
- Я не в курсе.
- Так можно ждать до бесконечности, а за это время этот
артефакт завалит нас ненормально поступающими душами. Ты бы сам
занялся лучше, чем ждать оперативников.
- Да я там уже сотню лет не бывал! Знаю только из
документов что да как, а в натуре наверняка такого напортачу,
что потом еще и за мной придется все убирать и концы прятать.
- Извините, - вмешался я: на меня вдруг снизошло
вдохновение, - но если все так сложно для вас, может, проще мне
заняться этим Абадоном? Я же все-таки специалист, да к тому же и
местный!
- Тебя уже провели как умершего, - сказал судья.
- Тем лучше, - парировал я, - стало быть, я уже не смогу
еще раз умереть от взгляда этого, как вы говорите, артефакта.
- В этом что-то есть, - сказал другой голос, - но как это
оформить? Как командировку? Но он не в штате!
- Давай так, - сказал судья, - даем ему отсрочку на сутки,
оставляя его юридически за нами.
- Тогда еще проще, - сказал другой голос, - дадим ему
временное, на сутки, бессмертие...
- Белиберда какая-то, - голос судьи звучал недовольно, -
бессмертие на сутки. Нонсенс. Хотя, в принципе, возможно. Я уже
встречал что-то подобное. Кому-то давали. Правда, давно. Но,
главное, есть прецедент.
- Вы сами-то, Виктор, согласны? Вам дают возможность пожить
в этой личности еще сутки. И только для того, чтобы поймать
Абадона. Подумайте, всего сутки...
- Я согласен, - сразу ответил я, - тем более, что я привык
доводить любое дело до конца!
- Тогда отправляйся обратно сейчас же! А ты, дорогуша, -
обратился он уже не ко мне, - изволь-ка хотя бы для этого
оторвать свою задницу от кресла. Покажи дорогу. Да, и еще оформи
потом все!
* * *
Я открыл глаза. Как светло! Я находился в той же комнате.
Мальчика не было. Шум в соседней комнате. Быстро туда. А вот и
мальчик - тот, который артефакт. Стоит возле зеркала и что-то
такое проделывает руками. Услышал, как видно, что я вошел,
обернулся. Посмотрел на меня.
- Ты еще бегаешь? Живучий попался! Ну, сейчас я тебя
успокою, - говорил он мне, жутко улыбаясь. Странно, подумал я,
ведь это речь взрослого человека.
- Два раза одного и того же человека убить нельзя, - сказал
я, - и пора тебе угомониться!
Он не сразу понял в чем дело, попытался вновь убить меня
своим взглядом. И дал, таким образом, мне время. Я подпрыгнул и
схватил его за руку. Тут-то он все и понял. Далее последовало
то, что вызывает у меня стыд до сих пор. Самый обычный
самбистский перехват кисти с его стороны. Я просто не ожидал
этого от мальчика. Перехватив мою руку выше по предплечью, он
резко нажал другой возле сустава. Я выпустил его и чуть не сел
на пол. Тут же вскочил, но было поздно, Абадон вырвался. Я
попытался вновь поймать его, но он теперь ловко ускользал от
меня. Потом мальчишка схватил стул и начал отбиваться им. Я
вырвал стул из его рук. И вновь потерял на этом время. Абадон
бросился к зеркалу и... нырнул в него.
Я тоже бросился к зеркалу. Потрогал его рукой. Обнаружил
только, что это самое обычное зеркало, стекло, да и только! Как
быть? Ведь должен быть простой выход. И тут я вспомнил, что моя
старенькая прабабушка рассказывала мне в детстве, как самый
обычный человек может обнаружить даже весьма замысловатые
магические штучки.
- Если тебе отвели глаза... Или спрятано что-то
заколдованное, так, чтобы простой человек не увидел. Тогда делай
так. Смотри мимо, почти в другую сторону. Потом немного
прищурься - так, чтобы стало немного темнее. Продолжай смотреть
мимо, и, не поворачивая глаз, попробуй уловить то, что удается
поймать сбоку. Главное, не поворачивай туда глаз, а то спугнешь!
Так я и поступил. Посмотрел мимо зеркала, куда-то на стену.
Прищурился. И обнаружил на стекле этого зеркала нечто вроде
трещины. Что-то непонятное такое, как будто бы расхождение
поверхности в этом самом месте. В конце концов я ведь на целые
сутки сверхчеловек! И я сунул в эту "трещину" руку. Рука прошла
куда-то вовнутрь. Я сунул другую руку, схватил за края
подавшегося пространства и раздвинул руки. Появилась дыра. Я
хотел сразу туда запрыгнуть, потом подумал - а как потом
обратно, если дыра закроется?.. На полу лежала швабра. Я
подкинул ее ногой, поймал локтем и подбородком. И сунул ее в
дыру, потом развернул. И швабра уперлась в края развернувшегося
передо мною входа куда-то. Вот так, теперь, на всякий случай,
будет выход. А сам я полез в дыру. Мир, который предстал передо
мной, был самый обыкновенный. Просто я находился в каком-то
длинном туннеле, слабо освещенным редко расположенными
светильниками. Исследовать было некогда, я бросился вперед.
Пробежав до поворота, я обнаружил раздвоение. Лабиринт? Похоже.
А мне надо не только не заблудиться, но еще и поймать
преступника. Никаких там нитей или горсти крупы у меня, понятно,
с собой не было. Но я знал один способ выхода из любого
лабиринта. Надо просто весь его обойти. А чтобы ни разу не
повториться, надо просто как бы держаться одной рукой за стену,
скажем, правой рукой. Прикиньте сами, и вы поймете. И если
маленькое чудовище где-то там спряталось, я неизбежно на него
наткнусь.
И я побежал вперед, выбрав правый туннель. Еще развилка,
еще... Я бежал минут десять. А если этот тоннель
многокилометровый? Все равно своего добьюсь. Эх, собаку бы
сейчас! Не пришлось бы блуждать. И инфракрасного зрения у меня,
как у некоторых, тоже нет. Остаются только ноги. Быстрее!
Абадон выскочил мне навстречу сам. В руках у него был
невесть откуда взявшийся топор. Я почти увернулся, но лезвие
все-таки зацепило меня по руке. До кости. Страшно больно.
Но вот новое чудо. Рана почти мгновенно закрылась. Сама.
Стало быть, действительно, выдали мне там бессмертие. Жаль, что
только на сутки, а то каким бы суперменом я стал! Гроза
преступников...
Топор отброшен в сторону. Я наваливаюсь на маленькое
чудовище. Абадон пытается провести болевые приемы. Я терплю,
делаю свое дело. И вот, наконец, я сижу на нем, завернув ему
руки за спину. Наручников у меня, понятное дело, нет. Да и
стыдно признаться, я ими и пользоваться-то не умею. Да и не
помогли бы, небось. Удивительно вообще, что я его скрутил.
Ну, а теперь что? Что делать? Этим вопросом задавались
многие великие умы - Чернышевский, Ленин и... Виктор Толстых. Но
сегодня день вдохновения. Я поднимаю свой взгляд вверх и просто
громко говорю:
- Эй вы там, кто меня сюда отрядил! Дело сделано, забирайте
свой артефакт!
- Он такой же наш, как и твой, - услышал я прямо перед
собой. Но там никого не было, - подержи еще немного, сейчас мы
его упакуем. Доставай мешок, да не этой стороной, да, вот так! -
последние слова были обращены явно не ко мне. С минуту ничего не
происходило, потом одна нога Абадона как бы начала исчезать. Он
яростно забил другой ногой.
- Ишь как сучит ножкой-то! Попридержи, я сейчас и вторую
ножку туда суну! Вот, так-то лучше.
Исчезла и вторая нога, потом, рывком, от глаз скрыли и
всего Абадона. Исчезли также и кисти моих рук. Я почувствовал,
что в районе предплечий у меня стягивается нечто вроде большого
кисета.
- Убирай руки, можешь больше не держать!
Я выдернул руки.
- Что теперь?
- Мы позаботимся об артефакте сами, ты свое дело сделал.
Выход сам найдешь?
- Найду, - ответил я.
Легкое дуновение ветерка. Я почувствовал, что остался один.
Что ж, поворот на сто восемьдесят градусов, левая рука к стене и
вперед. Через несколько минут я увидел впереди знакомую швабру.
Она торчала прямо в воздухе. Я разбежался и прыгнул прямо, по
направлению к ней. Звон разбитого стекла, нормальный дневной
свет, старшина Демидов. Я вырубился.
* * *
Участковый рассказывал после, что, привлеченный шумом в
одной из комнат, вбежал туда. Но никого в той комнате не
обнаружил. Зато был потрясен невероятным зрелищем - поперек
большого напольного зеркала, прямо внутри стекла, торчала
наперекосяк грязная швабра. При этом в зеркале образовалось
нечто вроде дыры, которая ничего не отражала. И еще, в этой дыре
можно было даже что-то разглядеть. Так старшина и простоял,
открыв рот, какое-то время. А потом случилось и вовсе
невероятное.
Прямо из зеркала, разбив его при этом, вывалился сотрудник
комитета товарищ Толстых. Весь оборванный, в порезах, но вполне
живой. Правда, практически сразу же потерявший сознание.
* * *
Опомнился я уже в больнице. Собственно, никаких особых
повреждений у меня и не обнаружили. Но это я узнал потом. В тот
же момент, как я пришел в себя, меня интересовали только время и
дата. Вы понимаете, конечно, меня. Ведь мне дали сутки. Но,
кажется, опять произошла какая-то накладка. Забыли? А может, и
специально так сделали. Короче, сутки-то уже истекли, а я все
оставался живым. И жив по сей день. Правда, раны на глазах уже
не затягиваются.
Вот только неясно насчет бессмертия. Как - оставили мне его
или нет? Проверить можно только одним способом. Но я не буду!

ВРЕМЯ ДИЛЕТАНТОВ
Довольно тошнотворная история
И вот мне подкинули еще одно странное дело. Начало этому
делу дали жалобы из трех мест сразу. Очень странные жалобы на
одну и ту же женщину.
1. Родители только что умершего мужа этой женщины, Котова
Сергея Ильича. Обвинение в том, что она отравила своего мужа.
Основание - занятие колдовством, изготовление магических
снадобий, которыми, по мнению подавших жалобу, и был погублен их
сын.
2. Родственники Ильюшина В. Т., бывшего мужа гражданки
Котовой, умершего три года назад. Они подозревали, что Котова
сгубила своего первого мужа с помощью магии, но пожаловаться
решили, когда умер ее следующий муж, причем причина смерти была
такой же - инсульт, что для двух молодых еще мужчин было
совершенно необычно. К письму явно приложил руку какой-то врач.
И еще, была ссылка, что еще двое мужчин, состоявших в любовной
связи с Котовой В. П., умерли от такой же причины, причем один
из них сначала еще и ослеп на один глаз, что приписали мести
Котовой за однократную измену ее любовника.
3. Две пожилые женщины, пенсионерки, обвинили свою соседку,
гражданку Котову В. П. в том, что она ведьма, что погубила уйму
людей и совратила множество парней, что продает снадобья,
наводит порчу и так далее, и тому подобное. От этого письма
можно было бы отмахнуться, если бы в нем не приводились пять
конкретно умерших людей, общавшихся с Котовой. Их всех, по
словам старух, хватила кондрашка, посланная злой колдуньей.
Если предположить, что за этими жалобами есть что-то
реальное, то сразу встает вопрос - почему все это поступило мне?
Есть же у нас специальные научно-технические отделы, отделы,
занимающиеся медико-биологическими проблемами и т.д. Я решил
узнать. И узнал. После поступления этих жалоб кто-то сразу
решил, что тут дело нечисто, и проблема отнюдь не в Варваре
Петровне. И этот кто-то отправил соответствующие запросы -
попросту говоря, не замешан ли в это дело наш родной
краснознаменный пентагон, или не гадит ли тут известная
лаборатория из нашей конторы. И отовсюду пришли отрицательные
ответы. Никаких секретных экспериментов. Тогда дело и кинули на
помойку, то есть передали мне.
Итак, что мы имеем? Имеем в наличии:
1. Один труп и
1А. - заключения о смерти и протоколы вскрытия еще троих.
2. Саму Котову Варвару Петровну.
3. Показания гражданки Котовой.
4. В качестве вещественных доказательств - целый колдовской
арсенал.
5. Книги по магии, найденные у Котовой, и ее собственные записи.
Вот так и пройдемся по пунктам.
1. Котов Сергей Ильич, 45 лет. Смерть наступила в
результате кровоизлияния в головной мозг. Признаков, что
кровоизлияние произошло после нанесения каких-либо повреждений
черепа, нет. Анализы на стандартные яды дали отрицательный
результат.
1А. Согласно заключениям (архивные данные) смерти граждан
Ильюшина В. Т., 38 лет, Сафонова К. Ю., 44 лет, Федоскина К. П.,
35 лет и Кудрявцевой И. М., 28 лет, наступили в результате
острого нарушения мозгового кровообращения (в случае Ильюшина В.
Т. и Федоскина К. П. прямо указано - кровоизлияние в головной
мозг). Эксгумации трупов для уточнения диагноза и взятия
анализов невозможны - все тела покойных кремированы.
Какой вывод можно сделать по данным пунктам? Все смерти
вроде бы вполне естественные, явно ненасильственного характера.
Настораживает молодой возраст всех умерших. И одинаковая
причина. В этом явно что-то есть.
2. Котова Варвара Петровна, 37 лет. Худая, нервная женщина.
Черноглазая, светловолосая, достаточно привлекательная для своих
лет, можно даже сказать - красивая. В прошлом к суду не
привлекалась.
В результате первых же бесед с Котовой у следователя
зародилось подозрение, что она больна психически. Подозрения не
были отвергнуты вызванным психиатром. Сейчас находится в
соответствующем медицинском лечебно-диагностическом учреждении.
3. Из показаний гражданки Котовой следует, что она в
течении последних двух лет активно занималась деяниями, в старое
время именовавшимися как магия и колдовство. Цели, которые
ставила Котова перед собой, занимаясь этими странными вещами,
были примитивно просты - во всех случаях с мужчинами она
старалась их привадить к себе. Двоих своих мужей и одного,
планировавшегося в мужья. По словам Котовой, она их всех безумно
любила. Всем им давался, без их ведома, изготовленный гражданкой
Котовой "любовный эликсир". Что же касается покойной Кудрявцевой
И. М., то она была подругой Котовой и упросила ее в свое время
изготовить эликсир для того, чтобы приняв его, стать неотразимой
для мужчин. Никаких враждебных намерений у гражданки Котовой по
отношению ко всем погибшим не было. Все это Котова рассказывала
совершенно добровольно, в деталях никогда не путалась, искренне
верила сама себе. Как мы уже отмечали, была обследована
психиатрами и для уточнения диагноза была направлена в Институт
Судебной Психиатрии.
4. Те предметы, или вещественные доказательства (если
будет, все-таки, определено наличие состава преступления),
которые были найдены у гражданки Котовой дома, можно условно
разделить на три группы : 1 - предметы типа колдовской утвари и
талисманы, 2 - снадобья и сырье для их изготовления, 3 - книги,
записи, рисунки.
Итак, утварь. Горшки, ступка с пестиком (это только в
сказках на них ведьмы летают - в такой, что была найдена у
Котовой, могла бы летать разве что Дюймовочка), треножник,
специальный нож. Со всей посуды были взяты пробы для анализа в
лаборатории.
Талисманы. Всего двенадцать штук. Имеются описания. Следов
крови или использования для приготовления принимаемых внутрь
средств не найдено. Эта группа предметов для следствия интереса
не представляла.
Колдовские снадобья. Находились в закрытых баночках с
крышечками. Снабжены надписями, по большей части непонятными.
Тут же стояла куча баночек с ингридиентами. А также отдельные
пакетики с высушенными травами и частями тел различных животных,
преимущественно рептилий (шкурки змей, их же ядовитые зубы,
лягушачьи лапки, хвостики), было кое-что и от птицы (какого
цвета был петух, сердце которого хранилось в засушенном виде,
осталось неизвестным) и, разумеется, не обошлось без без
кошачьей (черной) лапки. Все баночки и скляночки были отправлены
в криминалистическую лабораторию (то-то было там радости...), а
по наличию кошачьей лапки дело тянуло в лучшем случае только на
статью об издевательствах над животными. По которой еще никого
не посадили.
По заключению лаборатории, результаты химических анализов
не выявили в доставленных образцах и пробах сильно ядовитых
реагентов (солей тяжелых металлов, мышьяка, известных
алкалоидов). Дело не казалось простым в этой части, так как
надежда на "мышьячок" не оправдалась.
5. Книги, записки, рисунки. Книг было всего пять. Две
дореволюционные, три - копии, отпечатаны на машинке. Ни одна из
книг в списках комитета как антисоветская не проходила. В
принципе, три из них можно было запросто взять в Ленинке (по
простому запросу). Книги были посвящены черной, белой и любовной
магии, одна из них являлась справочником по магическим
снадобьям.
Записи и рисунки были сделаны рукой самой Котовой. Это были
преимущественно выписки из книг. Рецепты, почти как у хорошей
хозяйки - возьми два стакана муки, три желтка и полстакана
сахара... И следователь, и я, и еще несколько заинтересовавшихся
лиц долго все это листали и просматривали, но ничего,
представляющего интерес для следствия, не нашли.
* * *
В этот момент вновь стало известно местонахождение Гана. На
моей памяти это уже чуть ли не в десятый раз, когда мой
подконтрольный Ган то исчезает невесть куда, то вновь появляется
где-нибудь в столице или в Подмосковье. Ленинград он, почему-то,
всегда игнорировал. А так как лето в том году стояло на редкость
знойное, я не был удивлен, когда узнал, что мой подшефный
поселился на даче около Пироговского водохранилища. По долгу
службы мне было необходимо посетить его, дабы удостовериться,
что это самое чудовище действительно вновь находится в сфере
нашего наблюдения. И еще была мысль поговорить с ним об этой
самой "ведьме".
Поехал я к нему днем. Разумеется, на даче никого не было.
Еще бы, в тени - тридцать. Машину я запер вместе со снятой с
себя одеждой, а сам, в предусмотрительно захваченных плавках,
отправился обследовать пляжи. Всегда бы такая служба была!
Гана я нашел уже на ближайшем большом пляже. Он играл в
пляжный волейбол, то есть стоял вместе со всеми желающими в
большом круге. Туда встал и я. Ган имел довольную физиономию и
был весь в песке, поскольку считал своим долгом, отбив мяч в
прыжке, непременно плюхнуться прямо в песок. Увидев меня, он
даже обрадовался и первый же мяч, доставшейся ему, послал мне,
да еще с такой силой, что чуть не сбил меня с ног. Потом мы
купались и беседовали.
- Я тут месяца два назад старого дружка встретил, -
рассказал мне он, - вот нагулялись! Столько девочек поимели - не
сосчитать. А у меня еще и денег немного было, так мы такие рейды
по ресторанам устраивали...
- Друг-то твой хоть человек?
- Да, вроде бы, - задумался Ган, - правда, ему должно быть
уже... - он что-то считал, двигая пальцами, - хрен его знает
сколько тысяч лет от роду.
- Тогда это должна наверняка быть выдающаяся личность? -
решил осторожно выяснить я важный для своей работы вопрос.
- Да, разумеется, он ведь колдун, да еще и боец. Как колдун
он на этой земле, я имею в виду Русь, наверное, самый-самый!
Только ты не надейся, что я тебе какие наводки по нему дам. Это
не мое дело, а твое, всяких там старых колдунов контролировать.
Я понял, что больше ничего так, в лоб, не добьюсь. Ничего,
попробую разговорить по-другому. Где-нибудь мой бессмертный
подросток да проболтается.
- Значит, колдун? - переспросил я, - ну и как, наколдовал
он чего интересного?
- Как это колдовать? С какой стати? Просто так!? Да и
вообще, он этим не занимается. Вот ты, Толстый, самбист. Часто
ли прохожим руки-ноги ломаешь?
- Я тебя понял, - кивнул я, - умеет, но не делает, так?
- Именно. Зато по бабам еще как все делает. Женщины на него
так бросаются, как будто бы они кошки, а он валерьянкой намазан!
От него действительно запах такой, своеобразный, крепкий,
горьковатый. По-моему, полынь входит и еще что-то подобное.
Совсем не такой, как от меня, например. От меня молоком пахнет и
цветами, в целом запах сладкий, а вот женщины, они частенько
горькое и соленое предпочитают. Хотя и от сладкого не
отказываются. То есть от меня. Хотя я тебе, кажись, проболтался.
Теперь моего рыжего дружка твой комитет быстренько по запаху
отыщет. Достаточно просто всех обнюхать. А потом следственный
эксперимент надо будет поставить - кто без отдыха десяток баб по
очереди поимеет, тот им и будет!
- Тогда спасибо за информацию, - только и оставалось
ответить мне, - я этого колдуна теперь непременно отыщу!
- Пошли ко мне на дачу.

Купцов Василий - Записки Виктора Толстых => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Записки Виктора Толстых автора Купцов Василий дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Записки Виктора Толстых своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Купцов Василий - Записки Виктора Толстых.
Ключевые слова страницы: Записки Виктора Толстых; Купцов Василий, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Кто-то другой