Мурзаев Эдуард Макарович - Годы исканий в Азии 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Уэбстер Джон

Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат.


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. автора, которого зовут Уэбстер Джон. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Уэбстер Джон - Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. = 69.01 KB

Уэбстер Джон - Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. => скачать бесплатно электронную книгу



lib.rus.ec
Уэбстер Джон
Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат
Достославнейшему и совершенному
во всех отношениях джентльмену,
сэру Томасу Финчу, баронету.
Сэр, пусть Вам не покажется странным, что я ищу Вашего покровительства. Все, на чем лежит печать нравственного, жаждет оказаться под сенью самой нравственности; не думайте, что этим я льщу Вам (лесть мне ненавистна), просто хочу отдать должное Вашим бесспорным добродетелям. Я уже имел честь показывать Вам некоторые мои сочинения, как-то: "Белый дьявол", "Герцогиня Мальфи", «Маска» и другие; смиренно вручаю сей труд, который, надеюсь, целуя Вам руки, заслужит Ваше благоволение. Не сомневаюсь, что заслужит, достаточно вспомнить величайшего из Цезарей, легкая рука которого благословляла и более скромные произведения, нежели это. Кроме того, считай я его недостойным, я бы не осмелился просить для него столь достойного покровительства. Зная, что Вы сама доброта, не только не сомневаюсь в счастливом исходе, но пребываю в совершенной уверенности, что выбор мой как нельзя более удачен. В ожидании любезности, которую Вы мне оказываете, остаюсь навечно
покорный слуга Вашей милости
Джон Уэбстер
Искушенному читателю.
Соглашаясь с Горацием, что Sapientia prima, stultitia caruisse, я нахожу, что в сочинениях подобного рода я свободен от пороков, проистекающих из невежества, и, надеюсь, это вполне подтвердит данная пьеса. Вот почему я адресую ее главным образом тебе, искушенный читатель, хотя Locus est, et pluribus umbris, так что все прочие, пускай незваные, — вольны занять соседние места и прочесть ее. Однако же последним, предложи им даже самую возвышенную музыку, она доставит им не больше наслаждения, чем auriculas citherae collecta sorde dolentes.
Я вовсе не жажду услышать похвалу в свой адрес, ибо я настолько далек от довольства собой, что не дал ходу многочисленным хвалебным стихам моих друзей, стихам, которые, явившись непрошенными, словно напрашивались оказать мне услугу, предварив собою это произведение.
Признаться, изящность сей пьесы во многом достигнута благодаря действию , и, однако, никакое действие не способно явить нам изящество, ежели благородство языка и изобретательное построение сцен не образуют с ним совершенной гармонии.
Когда я в этом не преуспел, ты, полюбивший другие мои сочинения, вправе взыскивать с меня, ознакомившись с настоящей пьесой, по всей строгости. Что до прочей публики, то Non ego ventosae plebis suffragia venor.
Действующие лица
Ромелио, купец.
Контарино, знатный синьор.
Эрколе, рыцарь Мальтийского ордена.
Криспиано, адвокат.
Джулио, сын Криспиано.
Просперо, купец, коллега Ромелио.
Ариосто, адвокат, потом судья.
Контилупо, адвокат, представляющий на суде Леонору.
Санитонелла, стряпчий, помогающий Контилупо.
Монах-капуцин.
Баптиста, купец.
Леонора, мать Ромелио и Иоленты.
Иолента, сестра Ромелио, чьей руки добиваются Контарино и Эрколе.
Уинфрид, служанка Иоленты.
Анджиолелла, монахиня.
Лекари, судебные приставы, звонари, секретарь суда, офицер королевской гвардии, герольд, слуги.
Место действия — Неаполь.
Действие I
Сцена 1
Входят Ромелио и Просперо.
Просперо
Как вы богаты! Не сыскать, пожалуй,
Во всей Италии купца, что мог бы
Сравниться с вами.
Ромелио
Каждый год платить
По десять тысяч золотых дукатов
Я королю испанскому могу.
Любая пошлина мне по карману.
Что мне голландцы! Да супруги всех
Моих агентов разодеты в бархат,
А стряпчие мои, разбогатев,
В дворцах живут, любуясь с галереи
Игрой фонтанов. На море ни разу
Я не терпел убытка. Уж поверьте,
В партнеры набиваются ко мне,
Да я разборчив, и в делах торговых
Я, как в беспроигрышной лотерее,
Играю, можете не сомневаться,
Наверняка.
Просперо
А что синьор Баптиста?
Вы с ним дела имели?
Ромелио
С этим нищим?!
Да там от силы тысяч пятьдесят.
Просперо
Немало.
Ромелио
Ну уж! С двадцати трех лет
Потеть не знамо как, чтоб в шестьдесят
С трудом полсотни тысяч накопить!
Просперо
Гроши, конечно, против тех богатств,
Что к вам текут рекой.
Ромелио
Да, весь мой дом
Захламлен был бы серебром, когда б я
В Ост-Индию его не отсылал:
Входит слуга.
Слуга
Лорд Контарино!
Просперо
Кажется, поклонник
Сестрицы вашей?
Ромелио
Да, мой друг, но я,
Скажу вам по секрету, планы их
Расстрою.
Просперо
Вас, должно быть, сбили с толку!
В Италии, клянусь вам, не сыскать
Синьора благородней и знатнее.
Ромелио
Далась вам эта знать, ей-богу! Рухлядь
На нашу шею, будь она неладна!
У этого синьора за душой
Лишь то, чем был он предками одарен
И что спустить он рад. К нам зачастил
Он неспроста: землею, вишь, торгует,
А сам бы рад отторговать сестру
И втрое взять.
Просперо
Да просто он влюблен.
И есть во что влюбиться!
Ромелио
Тут вы правы.
С таким приданым, будь ты хоть горбунья.
Тебе от благородных нет отбоя.
Смотри же, благородный дуралей,
Пока ты ловишь золотую рыбку,
Не заглоти крючок.
Входит Контарино.
Просперо
Я вас оставлю.
Просперо и слуга уходят.
Контарино
Я закладную вам послал на земли,
К продаже предназначенные.
Ромелио
Верно.
Контарино
Ее вы изучили?
Ромелио
Еще нет.
Вы часом в путешествие, милорд,
Не собираетесь?
Контарино
Да нет.
Ромелио
Напрасно.
Оно облагораживает.
Контарино
Разве?
Я слышал, стоит Альпы пересечь,
Как добродетелям конец.
Ромелио
Оставьте,
Нет выше радости для сильных духом,
Чем действовать. Коль в нас вложили душу,
Сложнейший этот механизм, где столько
Чудных и чудных ходит шестеренок,
То ей, душе, простаивать не след.
Всем добродетель свой надел дает:
Окоп — солдату, тихий кабинет
Ученому, а нам, купцам, все море;
Бери, возделывай, покуда честь
Не даст хороших всходов… так какой же
У вас там замечательный проект,
Что столько запросили вы?
Контарино
Ах, сэр,
Едва мне львиной доли этих денег
Достанет погасить мои долги.
Остаток же послужит мне залогом
Великих уз.
Ромелио
Не понял.
Контарино
Это к свадьбе
Подарок мой.
Ромелио
Вы женитесь, милорд?
Контарино
Да, сэр. Я перед вами виноват,
От вас сокрыв характер предприятья,
Имеющего к вам, сказать по правде,
Касательство прямое, пусть утайка
И не такое уж большое зло,
Как действия противно вашей воле.
К тому ж я обнародовать не смел,
Во избежанье кривотолков, суммы,
За каковой я в путь пустился, прежде
Решив войти в свои права.
Ромелио
Туманно.
Контарино
Рассею я туман. С сестрою вашей
Мы обручились. Дело, сэр, за малым:
Благословите вы и ваша мать
Сей брак — тогда, упрочив дружбу нашу,
Ее мы сможем завещать потомкам.
Скажите, как вы смотрите на это?
Ромелио
О сэр, как на колонны, без которых
Дом рухнет. Вы нам делаете честь,
А честь — залог богатства. Я польщен.
Ведь, породнившись с вами, вознесется
Племянник выше дяди, приближенье
Дочурки-крошки к материнской спальне
Отныне будет возвещать герольд!
Простите, что сдержать я не умею
Своих восторгов, бьющих через край:
Ведь этой чести мы, простые люди,
Так жаждем, особливо же когда
Нет ни гроша за ней, что, правда, редкость.
Вот мой ответ. Как видите, милорд,
Я искренно…
(В сторону.)
На ваше предложенье
Плевать хотел!
(Вслух.)
И мать, конечно, тоже.
Контарино
Счастлив слышать.
Ромелио уходит.
Ромелио, я вижу, человек
Весьма достойный, разве что заносчив
Чрезмерно. Так, ну что ж, теперь осталось
Согласьем Леоноры заручиться.
Простая горожанка по рожденью,
Ни в яствах, ни в нарядах, ни в речах
Не искушенная, она, однако,
Подчас вельможнее придворных дам.
Я как-то видел у нее алмаз
За этот камешек иным особам
Отдать не жалко все свои наряды
С собой впридачу.
Входит Леонора.
Вот она идет!
Какой-то мне прием сейчас окажут…
О дочери ее — пока ни слова.
Леонора
Добро пожаловать. Для вашей чести
В любое время дня и ночи двери
Распахнуты.
Контарино
В долгу я перед вами,
Вы так любезны.
Леонора
Ваше благородство
Известно всем.
Контарино
Легко ему вдвойне
Здесь воспарить от вашего дыханья.
Леонора
Вы редкий гость у нас. Не потому ли
Что мы за стол садимся слишком поздно:
Ведь мы живем по биржевым часам.
Аристократки не у нас ли взяли
Обычай долго нежиться в постели?
Контарино
Они живут по собственным часам.
Их будит колокольчик модных лавок,
Они встают затем, чтобы узнать,
Что нынче носят. У меня к вам просьба.
Леонора
Все что угодно. Можете считать,
Она уж выполнена.
Контарино
Вы так щедры.
Мне б вашу копию…
Леонора
Ах, что вы, сэр,
Ведь тень желанна только летом, я же
Вступаю в осень.
Контарино
Славная пора:
Сродни весне, но строже, благодатней,
Чем этот первоцвет, когда кукушка
Поет в лесу и молодой олень
Рогами обзаводится.
Леонора
Пожалуй.
Я в зеркало пока смотрюсь без страха,
А ведь оно не лжет. Портрет вам нужен?
Контарино
Я был бы вам признателен. Он станет
Моей реликвией.
Леонора
Меня подвергнуть
Хотите испытанию? У женщин
Меняется лицо, когда они
Позируют, Кто в жизни любит делать
Рот бантиком, кто губки поджимать,
Та расхихикается, эта щечки
Втянула, чтобы ямочки виднелись.
Но вот взялись позировать — и вмиг
Их не узнать. Еще бывает так:
И часу не прошло — а все лицо
Облезло.
Контарино
Это как же?
Леонора
В жаркий полдень,
Не ровен час, румяна вдруг растают,
И, значит, переписывать портрет
Придется горемыке. Если кто-то
Захочет, чтоб я вышла, как живая,
Он схватит образ как бы между прочим,
В тот миг, когда в молитве я склонюсь
И неземною красотой лицо
Вдруг высветлит душа.
Контарино
Великолепно!
Вы преподали красоте урок:
Как оберечь себя. Сужденья ваши
Так глубоки!
Леонора
Милорд, ведь, я вдова,
Примите во внимание мой опыт:
Перенимая у мужчин его,
Мы зорче видим. Сэр, скажите мне,
Вы сыну моему продать хотите
Свои владенья?
Контарино
Да.
Леонора
Зачем дворянам
От родовых имений отрекаться
И ездить в город по таким делам?
Нельзя, милорд, господские дома
И, главное, господские угодья
Так разбазаривать; уже и церковь
Теряет замки к радости мирян,
Спят сорок тысяч крон в моей шкатулке,
Скажите, слово — и они проснутся,
Вы к ужину останетесь у нас?
Контарино
Прошу простить покорно — не могу.
Леонора
Не продавайте дом, придайте лучше
Ему блестящий вид. Надеюсь, сэр,
Вы поняли мои слова. Прощайте.
Леонора уходит.
Контарино
Напал на золотую жилу! "Сэр,
Вы поняли мои слова", «надеюсь».
Умна-то как! Смекнула, что жениться
Хочу на дочке, стоило портрет
Ее самой мне попросить, в виду
Имея Иоленту. Вот письмо,
В котором та мне пишет, чтобы я
К полуночи явился.
(Читает.)
_Поговорить нам надо о делах,
Касающихся нас обоих.
Мне неспокойно. Ваша Иолента_.
Я что-то не пойму: каких делах?
Не передумала бы. Поспешу.
Все женщины, увы, непостоянны,
Как пчелы над цветочною поляной…
Уходит.
Сцена 2
Входят Эрколе, Ромелио и Иолента.
Ромелио
Поторопись, сестра, пора портнихе
Шить свадебный наряд.
Иолента
Для гроба мерку
Пора снимать.
Ромелио
Для гроба? Что за вздор!
Тебе тут пишет сам король испанский.
(Протягивает ей бумагу.)
Иолента
Ты что, к суду меня привлек?
Ромелио
К суду?
Да ты шутница.
Иолента
Что это тогда?
Ромелио
Его Величества благоволенье:
Он этого достойного синьора
Тебе в мужья дает.
Иолента
Какая честь!
Хотя мой долг — ему повиноваться,
Но, верю, он мне зла не причинит.
Ромелио
О чем ты? Он его здесь называет…
Иолента
Что? Соблазнителем?
Ромелио
Да ты рехнулась!
Синьором благородным.
Иолента
Королям
Видна лишь внешность. А скажи, письмо
Он сам доставил?
Ромелио
Что все это значит?
Иолента
А то, что мог он выклянчить его
У короля, и в общем то напрасно:
Достойному синьору взять бы надо
Достойнее жену. А эти письма…
Я слышала, их в университет
Шлют сотни, для детей ища протекций.
Письмо рекомендательное я
Хочу вернуть. С таким письмом наш рыцарь
Вдову подцепит, ту, что спит и видит
Себя придворной дамой.
Эрколе
Поверьте, несравненная, письмо
От короля испанского не только
Мне по заслугам воздает, о чем
Судите сами, но вверяет также
До тридцати галер мне. Все богатство
Я был бы счастлив с вами разделить.
Ваш брат все подтвердит вам.
Ромелио
Посуди,
Какая здесь корысть мне?
Иолента
Ты мой брат.
Ромелио
А коли так, изволь к моим советам
Прислушаться. В таких делах, как брак,
Где надо взвесить все до мелочей,
Нельзя без руководства. А милорд…
Иолента
Так мало я принадлежу себе,
Что не могу принадлежать другому.
Ромелио
Ну хватит, не упрямься! Мишурой
Ослеплена ты. Дался этот титул!
Не хочешь ли геральдикой заняться?
Достанем знатока. Иль антикварий
Милее сердцу твоему?
Эрколе
Довольно! Вы мне, сударь, нанесли
Такое оскорбление, какого
Не видел свет.
Ромелио
Но, сэр…
Эрколе
О нашем браке
Мне говоря как о решенном деле,
О нем вы растрезвонили повсюду,
Вы даже наняли законоведов,
Чтоб всем, чем я богат, жена владела.
Вы сделали посмешищем меня
В глазах как недругов, так и друзей!
Я ухожу, но мы еще сочтемся
За эту низость.
Ромелио
Ах, милорд, постойте!
(В сторону.)
Не ровен час, мне глотку перережет.
Повремени чуть-чуть, и ты увидишь,
Как я рассею эти бредни, этот
Туман высокородства, чтобы явь
Вконец ее сразила.
(Иоленте.)
Выходи
За лорда Контарино.
Входит Леонора.
Леонора
Контарино?
Да он пять тысяч сряду проиграл
Намедни в кости, а затем, в ответ
На ставку в тридцать тысяч, он поставил
Свое именье.
Ромелио
И его спустил.
Леонора
Затем отвез, чин чином, в экипаже
Счастливчика к нотариусу, где
Все и оформили. Хорош, не правда ль?
Ромелио
Ну да, они в кредит играть привыкли,
А как продуются, как их за глотку
Возьмут, — тут уж плати. Подумать только,
Мечтает о каком-то жалком лорде,
Когда пред нею доблестный Эрколе!
Леонора
Неблагодарная! Я столько лет
Вам, детям, отдавала всю себя
И ради вас, ты слышишь, ради вас
Не вышла замуж снова. Ты вглядись-ка:
Богат, и знатен, и хорош собой,
А главное, как любит! Между прочим,
Ему идти на турок, так что нам
Контракт бы надо заключить немедля.
Иолента
Контракт? А я о нем и знать не знала!
Вы б дали зелья мне… Сойдя с ума,
Скорей бы я в бреду дала согласье
На все.
Ромелио
Да ты и так сошла с ума.
И разум твой, клянусь, не просветлеет,
Пока не назовешь его супругом.
Эрколе
Сударыня, я вас хочу оставить
Наедине с душою вашей, пусть
Она свой выбор сделает.
Иолента
Слова
Достойные.
Ромелио
Милорд, не торопитесь.
Леонора (становится на колени.)
О, если предпочтешь ты Контарино,
Пускай вся тяжесть моего проклятья
Обрушится на голову твою!
Эрколе
Ну что вы, встаньте, небеса едва ли
Суровость вашу смогут разделить.
Иолента
Отныне, как клеймо, на мне проклятье!
Эрколе
Не бойтесь. Руку вашу…
Иолента
Нет.
Ромелио
А ну-ка.
(Берет ее за руку.)
Какое полотно рукою этой
Соткать ты можешь! А какие звуки
Ты извлекаешь из виолы!.. Нынче
Освой искусство новое.
Иолента
О дьявол!
Не сердцем, так рукою заставляешь
Скрепить союз?
Ромелио
Целуйте же ее,
А слезы? Если верить им, невинность
Заплесневеет. Слезы, что роса
Апрельским утром.
Леонора
Ну, смелей, синьор!
Ромелио
Ну! Куклы ждут — подергайте за нитку.
Толкните-ка ослицу.
Леонора
Стало модным
Пред свадьбой плакать.
Ромелио
Может, впрямь она
Так безутешна?
Леонора
Показная скромность!
Ромелио
Ах, матушка! В делах и посерьезней
Такие церемонии не редкость:
Вон, прежде чем епархию принять,
Отказываться дважды надо.
Иолента
Боже!
(Пытается вырваться, но Ромелио соединяет
ее руку с рукой Эрколе.)
Ромелио
Все! Ключ от этой двери вам вручен,
Как исстари вручался феодалам.
Пусть поцелуй осушит слез поток,
Должна быть сладкой роза и росных каплях.
Иолента
Горька, как желчь!
Ромелио
Уж эти мне девицы!
Сама — фитюлька, желчи в ней — фонтан.
У вас, у женщин, унции на две
Печенка больше мозга. Между прочим,
Вы замечали, сколько тратим сил
Мы на взаимовыгодные сделки?
Казалось бы, выигрывают все,
Ан нет!
Леонора
Легко ль сойтись двум гордецам?
Ромелио
…Изобразив притом восторг на лицах.
От них, положим, этого не ждут.
Кто над толпой вознесся, тот причуду
Себе позволить может, — пусть толпа
Расходится, трезвонит — ведь на свадьбе
Немотствует язык колоколов!
Леонора
Один с причудой… Ну а если оба?
Тут кровь кипит!
Ромелио
Да-да! Не поспевают
Детей рожать. От многих докторов
Я это слышал. Сэр, все это шутки.
Вы скоро их оцените, надеюсь.
Эрколе
Я вас оставлю, госпожа моя,
И вместе с вами оставляю сердце,
Как мне ни жаль расстаться с ним, но если
Вы позовете, — пусть придется ждать,
Как ждет школяр, пока получит степень,
За сердцем я вернусь. Скажу, прощаясь,
Что я охотнее простился б с жизнью,
Доказывая преданность свою.
Иолента
Благодарю. Я помолюсь за вас.
Эрколе уходит.
Ромелио
Молись, молись, на то он и супруг твой,
Чтоб за него молиться.
Иолента
Что? Супруг?!
Леонора
Я дождалась счастливейшего часа.
Уходит.
Ромелио
Супруг, супруг! Хотя б улыбкой, плакса,
Меня за все труды ты одарила.
Иолента
Насилие, конечно, тяжкий труд…
Я тоже хороша — как воск, размякла!
Но ты не думай, что твоя взяла.
Входит Уинфрид, служанка.
Ромелио
А ну-ка, прачка, подойди.
Уинфрид
Синьор?
Ромелио
Коль жизнью ты и местом дорожишь,
Глаз не своди с хозяйки. Чтобы мышь к ней
Не проскочила! Знаю этих сводней,
Понавезут из-за границы тканей
Да побрякушек — и сейчас же к даме,
А в рукаве записочка. Другие
Гадать возьмутся или мозоль отпарить,
Гони их в шею, так же как торговок
Заморскими заедками, и плутов
С их дынями и мускусным орехом,
Шотландцев с их волынками, танцоров,
Гораздых только пыль пускать в глаза,
И кучеров, особенно французов.
Уинфрид
А что случилось?
Ромелио
Не пускать и все!
Чтоб пудинг из мозгов ни у кого
Не покупала: в них порой с начинкой
Такое сунут… Труд тебе по силам?
Уинфрид
Чего я только не переносила.
Ромелио
Скорей — кого, когда была брюхата.
А может быть, оно как раз и лучше:
Недаром, говорят, всего ревнивей
От вора и охотников до дичи
Оберегает заповедник тот,
Кто смолоду в разбойниках ходил,
А там, глядишь, перебесился.
Уинфрид
Мною
Вы смело можете располагать.
Ромелио
Избави бог! Не то опять тебе
Ходить, бедняжка, с брюхом. Я шучу,
Уинфрид, ну а шутка, что девица:
Все подмывает перейти границы.
Уходит.
Уинфрид
Ох, госпожа, как жаль мне вас, хоть плачь,
Ну да слезами горю не поможешь.
Удумали, гляди-ка, выдавать
Насильно замуж, супротив природы
И нашей прародительницы Евы!
Да это ж перед господом кощунство,
Почище огораживаний…
Иолента
Хватит!
Твоя, Уинфрид, песня так стара,
Что никакими новыми словами
Ее не подновить.
Уинфрид
К вам гость, он вам
И пособит.
Входит Контарино.
Контарино
Моя любовь в слезах?
Когда вы плачете, сама печаль,
Дурнушка, расцветает на глазах.
Уинфрид
Ну да, как же! Уж который день у нас расцветает! Когда бы вы, сударь, слышали, как я за дверью, сколько она слез пролила, вы бы решили, что забил новый источник.
Контарино
Могу ли я узнать у вас причину
Такой печали?
Иолента
Подайте мне шкатулку. Я хочу
Все перебрать, что дорого мне было.
Контарино
Но для чего?
Иолента
Чтоб сделать вам подарок.
Контарино
Вы — мой подарок.
Уинфрид
Так-то оно так,
Но стань меж вами дьявол, вам придется
Делиться с ним.
Иолента
О, дьявольские козни!
Контарино
Да вы о чем?
Иолента
Меня неволят выйти
За нелюбимого. Судите сами,
Не дьявол ли вершит моей судьбой?
Одно мне остается утешенье:
С постылой жизнью счеты поскорей
Свести достойно.
Контарино
Но кто, скажите; кто все так подстроил,
Чтоб у меня похитить вас?
Иолента
Синьор Эрколе, мать моя и брат.
Контарино
Эрколе? Свадебный его наряд
Для похорон… сойдет.
Иолента
Его казня,
Уврачевать свою вы рану тщитесь,
Но будет только хуже. Полюбите
Ради меня достойного Эрколе,
Который так сочувствовал мне в горе.
Когда б вы только видели, как он
Со мной держался!
Уинфрид (в сторону)
Ах ты, вертихвостка!
Уже забыла, как ты на коленках
Сидела, как он баловал тебя.
А я-то, дура, любовалась ими,
Разиня рот. Мартышка, право слово:
Ластилась к этому, теперь — к другому.
Попробуй кто им ласки запретить,
Они б того сожрали с потрохами.
Контарино
Ну что ж, коль вел себя он так достойно,
Обиды на него я не держу.
Он жалок — замахнуться на такое
Богатство! Знаю, ваша добродетель
Зло матери искупит. Что до брата,
То лучше уж подделывать бумаги,
Чем в дружбе клясться, а потом предать,
Я только ради вас его прощаю:
Да вы дрожите! Полноте, не надо,
Он больше докучать не станет вам.
Иолента
О, сэр, я как в горячке, и, хотя
Уже мне легче, страх берет при мысли,
Что завтра приступ повторится снова.
Контарино
Но он уплыл!
Иолента
Не ровен час, вернется.
Контарино
Ну, так поженимся без лишних слов!
Уинфрид
В постель бы вам без лишних слов забраться,
И все дела. Любой законник скажет
Вам то же самое.
Иолента
Ну что ты мелешь!
Ступай-ка с богом.
Уинфрид уходит.
Контарино
Сядьте, наконец.
Иолента
Сначала поклянитесь, что вы зла
Не держите.
Контарино
Клянусь вам.
Иолента
Слово чести?
Контарино
Могу ли зло держать я на Эрколе?
Он благородно вел себя. На брата?
Одной вы крови. На плутовку мать?
Я женщинам не мщу. Мы завтра с вами
Поженимся, и, как бы нам сейчас
Ни досаждали, ни плели интриги,
Заветная возвышенная цель
Уже близка, и надо верить нам:
Как вспыхивает золото на черном,
Воспрянем мы, пройдя по тропам торным.
Уходят.

Действие II
Сцена 1
Входят Криспиано и Санитонелла.
Санитонелла
Вас не узнать. Любой примет вас за купца. Мне только непонятно, синьор, какая причина побудила вас, одного из самых блистательных адвокатов в Испании, человека светского, только что приехавшего из Ост-Индии, нарядиться вдруг купцом?
Криспиано
Сюда, в Неаполь, страх меня привел
За сына — он живет здесь не по средствам.
Санитонелла
Вот оно в чем дело. Стало быть, в этом одеянии вы рассчитываете выследить его?
Криспиано
Отчасти так, но есть еще резон,
И поважнее этого.
Санитонелла
Ну и пусть себе транжирит! Разве от этого обеднеет дон Криспиано, прославленный коррехидор Севильи, которому юридическая практика все десять лет со времени последнего юбилея приносит по тридцать тысяч дукатов в год?
Криспиано
Урезать содержание ему
Я и не думал.
Санитонелла
Вы серьезно?
Криспиано
Да.
Я не могу и мысли допустить,
Чтоб сын мой, как бы он ни развлекался,
Такое же изведал наслажденье,
Как я, приумножая капитал.
А коли так, пусть этот расточитель
До нитки спустит все, чем я владею,
Пускай он пустит по миру меня,
Я глазом не моргну.
Санитонелла
Что-то я вас не пойму. Если он сорит деньгами направо и налево, разве это доставляет ему меньше наслаждения, чем вам, тому, кто добывает их своим горбом? Да в тысячу раз больше, смею вас уверить, и любой из этих молодцов скажет вам то же самое.
Уже забыли вы, какого пота
Успех вам стоил? Как учили право,
Просиживая сутки напролет
За Совесть, не за звонкую монету;
И как потом с рассвета дотемна
Докучливых клиентов вразумляли;
И бредили средь бела дня, молитвы
Ко сну приберегая? Может, голос
Вы не срывали, громко оглашая
Дни заседаний или приговоры?
Забыли видно, как я вас волок
Среди других собратьев очумелый,
Когда вы, ваша честь, лишались чувств
От слишком пылкой речи иль от мысли,
Что ляпнули не то… Щучу, шучу.
Криспиано
Валяй.
Санитонелла
Да вы и есть не ели толком,
Глотали, как удав, чтобы потом
Часами переваривать.
Криспиано
Да, да!
Ах, добрый друг, какое было время!
Санитонелла
Договорились!
Криспиано
Сын меня поймет,
Когда освоит право…
Санитонелла
Право щупать.
Игра, знакомая всем адвокатам,
Как, скажем, карты.
Криспиано
Щупать, говоришь?
А если это кончится болезнью?
Нет, разве лен наощупь иль тафта,
Холеный пальчик или грудь… приятней,
Чем гонорар, который на столе
Расставлен аккуратными столбцами?
Спросить не спросишь, только глаз скосишь:
Мол, что за столбики? не маловаты?
И шапочку снимаешь (знак клиенту,
Что дело сделано).
Санитонелла
Ну, а забава
Со сворой гончих? Ведь господский нюх
Развиться может только на охоте.
Криспиано
Держать собак? В моей приемной, сударь,
Весь день толкутся люди. Этот шум
Милее мне, чем лай всех гончих мира.
Санитонелла
А вздумай сын ваш строить дом себе?
Криспиано
Недвижимость? Ну что же, это дело.
Пусть строит, я и слова не скажу.
Да только все там будет с гулькин нос:
В Испании и Франции сейчас
За моду взяли украшать фасады,
В самом же доме повернуться негде.
Санитонелла
Сквалыги!
Криспиано
Труб на крыше два десятка,
А дымоходов и пяти не будет.
Санитонелла
У этих выжиг все не по-людски.
Такие шельмы, чтоб им пусто было!
Криспиано
И не берись перечислять соблазны.
Ни женщины, ни яства, ни вино,
Ни тряпки иль иные наслажденья
Приманки дьявола, чтоб нас сравнять,
Ему с собой, — не могут дать мне счастья
Сродни тому, что дал я сам себе.
Коль сын удачливей — иди все прахом!
А вот и он. Скажи, что с ним за люди?
Входят Ромелио, Джулио, Ариосто и Баптиста.
Санитонелла
Вон тот, что с ним беседует, купец
Ромелио.
Криспиано
Ромелио? Занятно.
Глядит орлом и весел… Я знавал
Отца его и у него жил в доме,
Сыночка еще не было на свете.
Понес убытки он сейчас на море,
Да, видно, не слыхал о том.
Санитонелла (показывает на Ариосто)
А этот,
В чулках, такой подвижный… уж не он ли
Сегодня утром был у вас?
Криспиано
Он самый.
Хотя, конечно, неказист он с виду,
Но адвокат!.. Такой на мировую
Пойти заставит двух врагов заклятых
И кончит свару до начала тяжбы.
Санитонелла
Он адвокат?
Криспиано
О да, причем дает
Советы даром — платы ни за что
Не примет и о нем легенды ходят.
Законы знает вдоль и поперек.
Мечтает быть судьей!
Санитонелла
Да, странное желание у человека его профессии. Он мог бы чудеса творить, будучи адвокатом.
Ромелио
Вот человек, который принес известие о смерти вашего отца в Ост-Индии.
Джулио
Рассудок, я надеюсь, перед смертью
Ему не отказал, и я — наследник?
Криспиано
Да, синьор.
Джулио
В таком случае рассудок ему действительно не отказал. Друг мой, в час скорби не рекомендуется предпринимать иных действий кроме тех, что могут поднять нам настроение. Вот почему я не стану вознаграждать тебя за добрые вести.
Криспиано
Синьор, я на это и не рассчитывал.
Джулио
Честный человек! Дай твою руку. Не иначе как ты носил судейским рождественские подарки и привык делать это за спасибо.
Ромелио (показывая на Ариосто)
Сей почтенный синьор утверждает, что он жил с вашим отцом под одной крышей, когда оба они изучали право в Барселоне.
Джулио
Вы его знаете?
Ромелио
Да как вам сказать… Он недавно в Неаполе.
Джулио
Что привело его сюда?
Ромелио
Говорит, что хочет дать вам полезный совет.
Криспиано (на ухо Ариосто)
Ну-ка всыпьте ему по первое число.
Джулио
Совет? Какой же?
Ариосто
Оставить блуд, пока еще не поздно.
Джулио
Эк с места да в карьер! Оставить блуд?
Ариосто
Вы невоздержанны! Господь за это
Жестоко покарает вас.
Джулио
Да ну?
Впервые слышу, чтоб срамной болезнью
Болели боевые петухи.
Ариосто
Впервые вижу, чтобы человек не знал, какими доходягами становятся петухи, дорвавшиеся до курятника. Спросите у тех, кто вам поставляет шпанскую мушку, и они вам скажут: сэр, вы скоро не узнаете себя.
Джулио
Да вы прекрасно разбираетесь в природе некоторых явлений. Не иначе как вы лекарь, судя по этим мешковатым штанам. Между прочим, своей формой они мне напоминают чехол для урыльника. Все ясно, вы — лекарь.
Ариосто снимает шляпу.
Что вы делаете, сэр? Вы простудитесь!
Ариосто
Все ясно, у вас в голове гуляет ветер… и здорово загулял. А сами вы похожи на сахарную головку, сквозь которую можно смотреть на свет.
Джулио
Ах, как вы играете словами. (Снимает, в свою очередь, шляпу.)
Ариосто
Еще я играю в шахматы. И с пешками привык не церемониться.
Джулио
Поберегите шляпу, милорд. Как бы она не запылилась.
Ариосто
Вашу шляпу, сэр, я посоветовал бы вам надеть на болванку. Тогда она дольше сохранит свою изящную форму.
Джулио
Впервые в жизни меня так оскорбляют, и это при том, что я как джентльмен держу шляпу в руке!
Ариосто
Есть смысл ее надеть. Учтите, сударь,
Земля клиента часто к адвокату
Его отходит, а поместный дом
От дворянина может перейти
К его портному.
Джулио
То есть как — к портному?
Ариосто
А очень просто. Во Франции, например, портные, разбогатев, становятся состоятельными чиновниками. Как вы думаете, господа, сколько дукатов пускает на ветер за год этот синьор сверх того, что посылает ему отец?
Джулио
"Сверх того, что посылает ему отец!" Милорд, уж не собираетесь ли вы произвести ревизию моим финансам? Прикажете составить баланс к концу года?
Ромелио
Сотня дукатов в месяц уходит не одно веницейское стекло, которое он разбивает вдребезги.
Ариосто
Чему он научился у некоего английского рыцаря, который, насколько я понимаю, не дурак выпить. А гардероб один чего стоит!
Ромелио
И разные кружавчики, по фунту за складочку…
Ариосто
А эти ажурные чулки и огромные розетки на туфлях, прикрывающие подагрические лодыжки!
Ромелио
И подвязки, на которые идет больше материи, чем на оснастку фрегата…
Ариосто
Непременная верховая езда в кругу сиятельных вельмож!
Ромелио
Ставки на петушиных боях…
Ариосто
Проигрыши в триктрак…
Ромелио
…Визиты к девкам в одолженном бархатном камзоле с золотыми галунами на заду…
Ариосто
А окажись вы в Падуе, и на ужин вам бы подавали телячьи ножки и ростбифы…
Джулио
Совсем затравили!
Ариосто (в сторону)
Хватит, пожалуй. Не стоит перегибать палку, а то еще подумает, что меня подослали устроить ему разнос.
Джулио (тихо)
И откуда его нечистая принесла?
Ромелио
Вы это обо мне?
Ариосто
В вашем городе хватает прощелыг. У кого своей земли нет — те какого-нибудь ротозея обработают, глядишь, у них уже чуть не райские кущи взошли: забором огородились, а внутри вишни поспевают, а там, смотришь, абрикосы понесли своим дружкам из судейских. А какой-нибудь аптекарь приладится сбывать франтоватым юнцам выгодный товар; зачерпнет пять-шесть фертов разом в свое сито да так потрясет его над прилавком, что просеет всю их наличность, как кайенский перец. Не приведи господь нарваться на таких в секунду разорвут, как собачья свора.
Ромелио
Бывают, наверно, и такие.
Ариосто
О, это страшные вымогатели, существа о шести руках и трех головах.
Джулио
Вы правы, чудища аидовы!
Ариосто
Остерегайтесь их, они распялят вас, как сукно на крючьях. Вы человек неглупый, так что прислушайтесь к доброму совету. Это ж до чего дошло: говорят, уже провозят по морю золото, приспособив для этого дела якоря! Прощайте, мы еще свидимся. Как знать, не придет ли час, когда вы будете меня благодарить.
Уходит.
Джулио
Он сумасшедший,
Санитонелла
Он мог бы стать отличным брадобреем: так язык навострил, что отбреет любого.
Уходит.
Криспиано
Я прибыл, сэр, по делу к вам.
Ромелио
Откуда,
Скажите?
Криспиано
Из Ост-Индии.
Ромелио
С приездом.
Криспиано
Давайте отойдем в сторонку,
Я должен нечто важное сказать
По поводу ост-индских ваших дел,
Ромелио
К услугам вашим, сударь.
Криспиано и Ромелио уходят. Появляется Эрколе.
Эрколе
Заждались
Меня, наверно? Выпьем на прощанье,
Друзья мои! Мне на галерах быть
Давно пора.
Входит Контарино.
Контарино
Синьор Эрколе, ветер
Мне был союзником, мешая вам
Отплыть.
Эрколе
Я, сударь, вас не понимаю.
Контарино
Любовь, милорд… она всему виной.
Я должен был застать вас до отплытья,
Чтоб с вами передать письмо на Мальту,
Но так как написать я не успел,
То мысль направлю прямо в ваше сердце.
Эрколе
Друзья, оставьте нас.
Джулио и Баптиста уходят.
Давайте сядем.
Эрколе и Контарино садятся.
Контарино
Моя приязнь к вам, сэр, мне говорила,
Что вашим словом движет благородство,
Оно же вам диктует и поступки.
Я не хотел бы обмануться в вас.
Мы вместе в Падуе учились, всем
Пример являя дружбы бескорыстной.
Скажите, вы тогда не притворялись?
Эрколе
Ничуть.
Контарино
Увы, я вижу, как я в вас
Обманывался. Что ж, пусть худший грех
На свете, ваша злоба, сей же час
Во лжи изобличит вас; в вашем сердце
Нет ничего святого. Не жестоко ль
Двух любящих насильно разлучить?
Да, сэр, насильно! Как могли вы, зная,
Что я имею виды и давно
На несравненнейшую Иоленту,
В нее влюбиться сами?!
Эрколе
Я молод, а она красива… вот вам
И вся разгадка. Вспыхнула любовь
Сама собой.
Контарино
Судьба, сказать хотите?
Ну что ж, тогда вам не судьба отплыть.
Эрколе
Кто властью вас облек такою?
Контарино
Небо!
Вам не похитить то, чем я владею
По праву. Жаль, конечно, видит бог,
Что молодость свою загубит кто-то,
Но я клянусь невинностью самой,
Не измышлял я погубить вас, словно
Какой-нибудь злодей, что своему
Сопернику перерезает глотку,
И глазом не моргнув.
Эрколе
Вы благородны.
Контарино
Рассейте, сэр, одно мое сомненье.
Эрколе
С готовностью.
Контарино
Речь вот о чем. Скажите,
Не брат ли Иоленты был зачинщик
В истории с женитьбой вашей?
Эрколе
Правде
Вы не поверите.
Контарино
А все ж?
Эрколе
Извольте,
Хотя мне вас не переубедить.
Скажи я вам, что брат здесь ни при чем,
Вы станете меня подозревать,
Мол, в эту распрю втягивать его
Я не хочу, предпочитая лучше
Скрыть истину. Ну, коли непременно
Вам надо шпагу с кем-нибудь скрестить,
Ваш враг — мать Иоленты.
Контарино
Это ложь!
Первейший враг мой — вы, и драться должно
Мне с вами!
Эрколе
Как угодно!
Контарино
Сей же час.
Эрколе
Пусть так, готов я следовать за вами.
Контарино
Ответ достойный. Если бы алмаз,
Что нам обоим дорог, камнем был,
Который можно разделить, — поверьте,
Я б отдал вам немедля половину.
Но нам друзьями быть не суждено,
Один из нас умрет, чтоб дать другому
Дорогу.
Эрколе
Вам не кажется, что наша
Беседа стала мирной?
Контарино
Мирной?
Эрколе
Да.
Ну где ваш гнев? О нем вы, как ученый,
Так трезво говорите.
Контарино
За словами
Таится буря. Доблесть спит в ножнах,
Но, извлеченная, разит смертельно.
К чему пощечины иль хитроумность,
Которые лишь портят поединок,
Как примесь портит вина; если можно
Вложить всю ярость в острие клинка!
У вас не хватит крови, чтоб во мне
Такую ярость утолить.
Эрколе
Посмотрим.
Кто секунданты?
Контарино
Да без них спокойней.
Эрколе
Длина оружья?
Контарино
По пути обсудим.
Смерть суждена иль жизнь нам, но держаться
Достойно будем, как и подобает
Сынам Италии.
Эрколе
Я обниму вас!
Контарино
Вы слишком близко подошли ко мне!
От итальянца можно ждать всего.
Вы, обнимая, верно, проверяли,
Не защищен ли я?
Эрколе
Милорд, я знаю,
Что ваша честь вас защищает лучше
Любой брони, и, смею вас заверить,
Одет я так же: вся моя защита
Простой камзол.
Контарино
Ну что ж, я верю, сударь.
Эрколе и Контарино уходят. Появляются Джулио и слуга.
Джулио
А где синьоры, знатный Контарино
И доблестный Эрколе?
Слуга
Только что
Ушли, велев сказать вам, что вернутся
Чрез полчаса.
Входит Ромелио.
Джулио
Вы встретили Эрколе?
Ромелио
Лишь дьявола с ужасными вестями!
Джулио
Но что стряслось?
Ромелио
Я высыхаю, словно
Речное русло… я пропал, как щепка
В водовороте… Да, теперь все прахом!
А что Эрколе?
Джулио
Только вы ушли,
Явился Контарино.
Ромелио
Контарино?
Джулио
Он самый, и они уединились,
Нас попросив оставить их вдвоем.
Ромелио
Час от часу не легче! Это пахнет
Дуэлью.
Джулио
Что? Дуэлью?!
Ромелио
Я прошу вас,
Поменьше слов, скорей найти их надо.
Джулио
Тогда поищем в разных направленьях.
Боюсь, как бы они не повредили
Свои клинки во время поединка.
О господи, что с женщинами будет!
Сцена 2
Входят Эрколе и Контарино.
Контарино
Так вы мне не уступите Иоленту?
Эрколе
Отвечу шпагой. Вы, милорд, готовы?
Контарино
Пока мы не сошлись, я вам припомню
Всю недостойность ваших действий. Жаль,
Что вы последние четыре дня
Не провели в молитве покаянной.
Упорствуя во зле, свои грехи
Умножите вы.
Эрколе
В проповедях ваших
Нуждаюсь я сейчас примерно так же,
Как в ваших указаниях бесценных
По поводу того, как шпагу мне
Держать. Учту я ваши пожеланья.
Так вы готовы?
Контарино
Помните о той,
Чья красота свела нас в поединке.
Эрколе
Я не забыл.
Начинают драться. Эрколе получает ранение.
Контарино
Вы ранены, я вижу.
Эрколе
Вы здесь зачем? Чтоб ставить мне диагноз
Иль драться до конца? Держитесь, сэр!
Контарино
Ваш выпад… так… еще раз… Перед смертью
Вы б совесть облегчили, сняв с себя
Вину раскаяньем чистосердечным.
Эрколе
Смерть ее снимет с одного из нас.
Продолжают дуэль.
Контарино
Хороший выпад…
(Ранит Эрколе.)
И ответ не хуже!
Эрколе
Болтать не надо, сударь, вы не в зале.
Контарино
Так молод, а уже отжил свой век!
Эрколе
Не рано ль хоронить? Я, может быть,
Слаб для утех, но только не для боя.
Падая, ранит Контарино. Тот валится сверху.
Контарино
Я чересчур открылся… Вашу шпагу!..
Эрколе
Ее отдам я смерти, а не вам.
Контарино
Я вам дарую жизнь, коль вы меня
Попросите.
Эрколе
Не столь я глуп, чтоб вас
Просить о том, что дать вы мне не в силах.
Входят Ромелио, Просперо, Баптиста, Ариосто и Джулио.
Просперо
Чуть опоздали мы, они мертвы.
Ромелио
К монастырю святого Себастьяна
Снесем тела.
Контарино
Я шпаги… не отдам… его… его…
Джулио
Он жив еще! Так… взяли… Осторожней,
Чтоб кровь не била из открытой раны.
Вот это, брат, влюбленные!
Просперо
О чем вы?
Джулио
Держусь того я мнения, любезный,
Что только тот, кто по уши влюблен,
Готов повеситься иль утопиться.
А эти ради пассии своей
Взялись друг другу глотки перерезать.
Орлы ребята, ничего не скажешь.
Просперо
Как вам не совестно: равнять отвагу
С насилием и глупым безрассудством!
Пусть помнит каждый, кто вам вторить рад:
Уходит мстительность корнями в ад.
Уходят.
Сцена 3
Входят Ромелио и Ариосто.
Ариосто
Потери ваши, спору нет, огромны.
Смириться надо.
Ромелио
Про мои потери
Я знаю, а вот вас не знаю я.
Ариосто
Мы незнакомы, верно, но я послан
К вам теми, кто желает вам добра,
Призвать, на опыт свой сославшись, вас
К смиренью.
Ромелио
Род занятий ваших, сударь?
Ариосто
Я адвокат.
Ромелио
Так вам сам бог велел
Учить, чтоб мы смиренно запасались
Терпением: весь христианский мир,
Когда б не ваше крючкотворство, мог бы
Черт знает до чего дойти. Я помню,
Вы Джулио учили жить. Смиреньем
Вы лечите?
Ариосто
Я им и сам спасаюсь.
Ромелио
А вы женаты?
Ариосто
Угадали, сэр.
Ромелио
Учил вас кто терпимости?
Ариосто
Конечно.
Ромелио
А вам жена рога не наставляла?
Ариосто
Рога?
Ромелио
Ну да. Без них терпимость ваша
Едва б достигла степени такой,
Что красной мантии достойна… Нет,
Вы бакалавр, но уж никак не доктор.
Ариосто
Да вы смеетесь!
Ромелио
Потерпите малость,
Мне впору плакать.
Ариосто
Нет, как смели вы
Свой дерзкий мне вопрос задать, ни разу
Моей жены не видя?
Ромелио
Он был задам
Затем, чтоб испытать терпимость вашу.
И вот вы сердитесь. Ваш гнев смешон.
Аж вздыбилась бородка! Вы ее
Не одолжили часом у кого-то?
Ариосто
Как это остроумно, но, увы,
Не в шутках ваше кроется спасенье.
Я здесь, чтоб вас на добрый путь наставить.
Ромелио
Слыхали мы такие наставленья!
Они уже вот здесь у нас! Учить
Горазды вы, а сами как живете?
До праведности ль вам, когда вы желчью
Насквозь пропитаны? Вас только тронь!
А если кто обскачет вас, живьем
Зажарите. Но, возвращаясь к делу,
Я трех галер не досчитался.
Ариосто
Знаю.
Ромелио
У наших берегов они разбейся
Так пряности, что забивали трюмы,
Залив бы в сыворотку превратили…
Ариосто
Все хворые бы лошади тогда
Заржали, радуясь потере вашей.
Ромелио
Вы тоже, сэр, шутник.
Ариосто
Зачем галеры
Назвали вы так странно, так нелепо,
Так дерзко? Вот, накликали беду.
Ромелио
Есть имена, сулящие несчастья?
Ариосто
Одна галера, кажется, была
"Гроза морей", другая — "Смерть штормам".
А третья как — «Левиафан»?
Ромелио
Как будто.
Ариосто
Все от лукавого! Печать проклятья
На них лежала с самого начала:
И на воду еще их не спустивши,
На гибель обрекли.
Ромелио
Вы суеверны.
Но дело обстоит куда серьезней:
Боюсь, из-за того, что в день отплытья
Пришло на пристань мало рогоносцев,
Галеры толком не благословили,
И те пошли ко дну от огорченья.
Так вы уж впредь скликайте всех…
Ариосто
Довольно!
Я к вам пришел затем, чтоб вас призвать
Смирить свою гордыню. Коль судьба
Еще сведет нас, я заставлю вас
От ярости зубами скрежетать!
Да-да, я слов на ветер не бросаю
Ариосто уходит. Входит Леонора.
Ромелио
Постойте, сэр! Куда же вы, ей-богу?
Откаркала ворона и — лететь?
Леонора
Да что же это! Вон, как раззвонились!
Знать, умер кто-то из вельмож.
Ромелио
Да нет,
То горожан на рыночную площадь
Звонарь сзывает.
Леонора
Что ж он так трезвонит
Под окнами? От этих страшных звуков
Все в голове смешалось у меня.
Входят два звонаря и капуцин.
Капуцин
О плачьте, плачьте… Горькое событье!
Вздохните и украдкой помяните
Тех, кто от церкви будет отлучен,
Синьоров знатных, чей предсмертный стон,
Увы, не облегчили ни молитвы,
Ни отпущение грехов. Их битвы
Не сможет им закон простить вовек:
Как сам себя ты губишь, человек!
Леонора
Что за синьоры?
Капуцин
Доблестный Эрколе
И знатный Контарино. Оба пали
В смертельном поединке.
Леонора
Горе, горе!
Ромелио
Не похоронят их по-христиански,
Ну так и что же? Шествие за гробом,
И плач, и лицемерность эпитафий,
Что гаже во сто крат, чем паутина,
Которая покроет их, — ужели
Все это облегчит посмертный путь?
Капуцин
Нисколько.
Ромелио
То-то же. А посему
Хочу я, сударь, поделиться с вами
Своими мыслями, покуда там,
В сторонке, моя мать печально четки
Перебирает.
Хранитель склепов и гробов,
Что лечат лучше докторов!
Клочка земли, как вам известно,
Довольно тем, кто пожил честно,
Но их тщеславье превзойдет
Размерами весь ваш приход.
Для нас — конец земной юдоли,
А драпировщикам раздолье
И тем, кто только гроб везет!
Так повелось — в почете тот,
Кто церкви больше всех оставил,
Хотя бы он всю жизнь лукавил
И от него единый след,
Как в темноте гнилушки свет.
Последний акт хорош развязкой…
Смерть уж близка, и ты с опаской
Глядишь на будущий приют:
Ну как останки разгребут
И выбросят, забыв о чести,
Чтоб в аккурат на прежнем месте
Сарай построить или склад;
Все — и могилы — осквернят!
Как пишешь, не кривя душой, Ты:
Мол, "Здесь покоится такой-то…"?
А здесь давно уж не такой
Смешали годы прах людской!
Где б я ни отдал богу душу,
В открытом море ли, на суше,
Но склепный смрад терпеть невмочь
И треск лампады день и ночь.
Где б ни засыпали землицей,
Мне в судный день, видать, не скрыться…
Идите с миром.
Капуцин
Вы, слыхать, в убытке?
Ромелио
Охотиться за крупной дичью можно
Лишь в диких и нехоженых лесах.
Презренная Фортуна торжествует,
Но худшее, я знаю, позади.
Капуцин
Сэр, жить, без страха значит без надежды.
Гордыня — это грех. Спаси вас, боже.
Капуцин и звонари уходят.
Ромелио
Бедняжка Иолента, вот так свадьба!
Что ей сказать? Зачахнет, как цветок,
Лежащий на могиле.
Входит Просперо.
Что, Просперо?
Просперо
Своей последней волей Контарино
Все завещал невесте, Иоленте.
Ромелио
Несчастный мертв?
Просперо
Да нет, пока живой.
Ромелио
Живой! Вот уж некстати…
Леонора
Некстати? Лучше вести быть не может,
Хотя она и прервала молитву.
Ромелио
Ты рада?
Леонора
Жить он должен, чтоб предстать
Перед судом как мерзостный убийца
Эрколе
Поспеши к нему на помощь.
Я снадобье чудесное пошлю
От обмороков и земли щепотку
Из мест святых: она поможет кровь
Остановить. Кто пользует больного?
Просперо
Светила наши.
Ромелио
Часты ль перевязки?
Просперо
Одна была.
Леонора
Я в этом знаю толк.
Вторая или третья нам покажут,
Есть ли надежда. Как бы я хотела
Быть с ним сейчас! Хотя бы кто сказал,
Мол, есть надежда.
Ромелио
Что тебе за дело?
Леонора
Я ж говорю, он должен пред судом
Предстать: закон нарушил он.
Ромелио
И только?
Леонора
И буду я счастливейшей из женщин.
Леонора и Просперо уходят.
Ромелио
Под маской доброты такая злобность!
О, сколько дум, одна другой страшнее!
Увидеть Контарино… чем не способ
Вернуть все то, что отдал преисподней
Я так нелепо… Только взвесь получше,
Чтобы твоих убытков чаша вновь
Не опустилась: зло судьба карает
Тех, кто на повышение играет.
Так ветер мачту главную крушит,
Так рушатся верхушки пирамид.
Уходит.
Сцена 4
Входит капуцин, ведя под руки Эрколе.
Капуцин
Сэр, ваше воскресение из мертвых,
Оно не без участья высших сил.
Уже вас бальзамировать хотели.
Эрколе
Мне стыдно вспомнить о моем поступке:
Быть злым и так упорствовать во зле!
Капуцин
Устами вашими вещает небо.
Эрколе
На то, за что я дрался, так же мало
Я прав имею, как душеприказчик
На деньги сироты. Но я решил:
Уж лучше вечной жизни я лишусь,
Зато мой нрав горячий все увидят!
Так объявите о моей кончине;
Поскольку здесь предать меня земле
Не допустила б церковь, вы скажите,
Что прах мой на галере отвезут
В Сицилию или на Мальту.
Капуцин
Полно,
Зачем вам нужен этот слух?
Эрколе
Как будто
Жив Контарино; пусть же он владеет
Тем, что ему принадлежит по праву,
Прекрасной Иолентой. Если вдруг
Узнают, что я выжил, может кто-то
Их брак расстроить.
Капуцин
Да, но ваша смерть
Грозит ему судом, где он предстанет
Как ваш убийца.
Эрколе
У него есть козырь.
Его отец когда-то испросил
У императора для всей семьи
Большую привилегию: кого бы
Любой из них в открытом поединке
Ни уложил на месте, все ж он будет
Помилован; Карл Пятый даровал
Ту милость августейшим повеленьем
В тот день, когда родитель Контарино
Был послан им снести ответ на вызов,
Что бросил сгоряча король французский,
Назначивший дуэль в нейтральных водах,
На плоскодонке… Верю, суд признает,
Что Контарино дрался благородно.
Ваш локоть… мне идти невмоготу.
Капуцин
Держитесь, сэр.
Эрколе
Во всем здесь виноват
Ромелио. Я слышал, у монашки
Ребенок от него.
Капуцин
В злодействах этих
Когда он не раскается, вовеки
Гореть ему в аду.
Эрколе
Мне жаль его.
Грех и раскаянье связала в узел
Прочнейшая из всех на свете нить.
Я должен этот узел разрубить!
Уходят.

Действие III
Сцена 1
Входят Ариосто и Криспиано.
Ариосто
Сдержите, сударь, ваше обещанье
И объясните, почему вы здесь
Инкогнито.
Криспиано
Меня король испанский
Послал разведать, где сбывает ваш
Купец Ромелио свои богатства,
Которые текут к нему рекой
Из копей золотых в Вест-Индии.
Король обеспокоен также тем,
Что женщины большую власть забрали.
Ариосто
О наших бедах, вижу, он наслышан.
Мужей супруги взяли в оборот:
Рассказывают, в Нидерландах жены
Расчеты в доме взяли на себя
И задурили головы мужьям
Так, что иной, трудясь над завещаньем,
Не ведает, кого как осчастливит,
Поскольку сам не знает, чем богат;
А нашим дамам волю дай — они ж
На важных птиц охотятся ночами,
Ища для фаворитов синекуры,
Подсиживают, злобствуют, хитрят,
До вице-короля свои интриги
Уже простерли; если так пойдет,
Они проникнут, и довольно скоро,
В военный наш совет.
Криспиано
Хоть я зарекся
Участвовать когда-нибудь в кортесах,
Пожалуй, вновь я место там займу,
Чтоб только обуздать бесстыдниц этих.
Ариосто
Не долго ж пустовать ему, надеюсь.
Уходят.
Сцена 2
Входит Ромелио в иудейском облачении.
Ромелио
Хорош я в этом одеянье! Право,
Чем не еврей мальтийский? Хоть сейчас
Перехитрю я собственную тень,
Сменю в минуту столько же обличий,
Как тот кристалл, в котором сто оттенков,
Плющом обвившись, удушу врага,
Проникну ртутью в кровь, по волоску
Повыдергаю бороду, а другу
Дам яду, от которого он будет
Лет девять угасать почти без боли,
Чтоб смерть его естественной сочли.
Подделать деньги, даму совратить,
Открыть ворота туркам иль поджечь
Весь христианский флот я нынче мог бы.
Я словно царедворца съел живьем,
Чья хитрость в кровь мою навек всосалась.
Но хватит разглагольствовать; смотри,
Вот этот дом, а жертва там, внутри.
Входят лекари.
Первый лекарь
Вы ищете кого-то, сударь?
Ромелио
Я слышал, вам поручено леченье
Синьора Контарино.
Второй лекарь
Правда ваша.
И делали мы все, что в наших силах,
Но он уж не жилец.
Ромелио
Неужто помер?
Первый лекарь
Хватил удар. Да что там говорить,
Затронуты все жизненные центры:
И вот, гнойник. Бессильны промыванья.
Ну а вскрывать нарыв… он слишком слаб,
Да сердце и не выдержит такого!
Ромелио
Что с завещаньем?
Первый лекарь
Он его составил.
Ромелио
В чью пользу? Иоленты?
Второй лекарь
Да.
Ромелио
А был
Здесь брат ее, Ромелио, чтоб вам
Своей рукою щедрой за труды
Воздать сполна?
Первый лекарь
Не приходил покуда.
Ромелио
Друзья мои, я не могу смотреть:
Вы бессеребренники, право слово!
Я подскажу, как надо поступить,
Чтоб часть того, что завещал милорд,
К вам перешла.
Второй лекарь
Но как? Ведь все в руках
Ромелио, а он прижимист, сударь.
Ромелио
Послушайте меня. Я тоже врач.
Второй лекарь
Врач, говорите? А откуда сами?
Ромелио
Из Рима.
Первый лекарь
Вот как? Практика большая?
Ромелио
Двадцатерых залечивал я насмерть
За месяц, по утрам лишь принимая.
Но шутки в сторону, теперь о деле.
Ближайший родич Контарино в Риме,
Прямой его наследник, поручил мне
Больного осмотреть и сделать все,
Что можно, для несчастного страдальца,
Как и для вас, его врачей.
Лекари (хором)
Для нас??
Ромелио
Могу больных я с помощью экстракта,
Пусть дара речи лишены, пускай
Зрачки недвижны, пульс молчит, — вернуть
На время к жизни, дав способность мыслить
И даже говорить. Все это с ним
Мы и проделаем, не сомневайтесь.
Он снова продиктует завещанье,
Но в пользу родича, и вот тогда-то
Я выдам десять тысяч вам дукатов,
После чего из-под больного мы
Подушку вынем, и душа его
Безгрешная пусть отлетит спокойно.
Первый-лекарь
И мы тогда получим… десять тысяч?
Ромелио
Клянусь талмудом!
Второй лекарь
Что же, по рукам.
Вот пациент. Распоряжайтесь, сударь.
Он, отдергивает занавес, за которым виден Контарино в постели.
Ромелио
Похвально, сэр, вы честные врачи
И свято чтите клятву Гиппократа.
Хотел бы с глазу на глаз я…
Первый лекарь
Извольте.
Ромелио
И дверь плотней закройте.
Второй лекарь
Воля ваша.
(Первому.)
Не нравится мне что-то иудей.
Первый лекарь (второму)
И мне, признаться, тоже. Хитрый, шельма.
Задумал же такое; полутруп
Расшевелить, чтоб вытянуть бумагу…
Тут что-то да не так. Подсмотрим в щелку.
Лекари уходят.
Ромелио
Ну, вот и славно. Эти простаки
Задаром отдали мне то, на что я
Не пожалел бы средств. Смотри-ка, дышит.
Дыши, дыши… А я тебе сейчас
Припомню смерть Эсколе и попутно
Свой план осуществлю, чего б мне это
Не стоило. С какой, скажите, стати
Он будет жить и мять сестру в постели
Мне назло? Он ведь может завещанье
Менять то так, то эдак… Врешь, не сможешь!
Не допущу! Сверкни же, мой стилет,
Мой грозный друг, способный притаиться
У женщин в волосах, среди булавок,
Острей, чем бритва, тоньше, чем игла.
Такими на Бермудах испокон
Свиней валили с одного удара,
Срази ж, металл презренный, человека,
Войди и выйди, метки не оставив!
Великий Цезарь выжил после ран
От пик, и дротиков, и от мечей,
И топора, и камня из пращи,
Но роковой удар сапожным шилом
Вмиг из него, как воздух из мехов,
Через отверстие с ушко иголки
Всю душу выпустил… Уйми ты дрожь:
Собаке смерть собачья! Отчего же,
Произнеся суровый приговор,
Ты медлишь? Иль себя уверить хочешь,
Что в жизни б на такое не решился,
Когда бы не нужда… Вздор, он сказал бы
Тебе спасибо только: ты спасаешь
Его от эшафота и одним
Ударом исцелишь его. Вот так!
(Закалывает Контарино.)
Теперь бежать.
Входят лекари.
Первый лекарь
Куда ты, иудей?
Ты весь взопрел, не утолишь ли жажду
Расплавленным свинцом?
Ромелио
Постойте, я ведь
Христианин.
Второй лекарь
Уж лучше будь евреем.
Избави бог, чтобы подобный грех
Взял на душу христианин.
Ромелио
Я друг ваш,
Смотрите, я Ромелио.
Первый лекарь
Ромелио!
Да, друг, ты нам и вправду удружил.
Ромелио
Я так оделся, чтобы…
Второй лекарь
Легче было
Кинжал припрятать?
Ромелио
Этот человек
Мой враг, он должен, должен был погибнуть!
Первый лекарь
Погибнуть? Да ведь он и двух часов бы
Не протянул…
Ролмелио
И умер неотмщенным?
Вот золото. Едва ль какой богач
Молчание своей жены сварливой
За столько покупал, как я сейчас.
Вот вам дукаты за сохранность тайны.
Второй лекарь
Сэр, если хорошенько поразмыслить,
В убийстве вас не обвинит никто.
С таким же я успехом мог ирландцу,
Пускавшему в пучине пузыри,
Влить виски в глотку. Разве это грех?
Ромелио
Так будете молчать вы?
Первый лекарь
Как могила.
Ромелио
Тогда скорее золото иссякнет
В Вест-Индии, но не у вас.
Второй лекарь
Звучит,
Как золотой ручей.
Ромелио (в сторону)
Чтоб так попасться!
Теперь два эти нищих, как вампиры,
Сосать меня начнут.
Уходит.
Первый лекарь
Вот так удача!
Считай, что все его богатства наши.
Второй лекарь
Решено, лечу теперь по большим праздникам, все равно ж кататься буду как сыр в масле. Пусть выдает мне раз в неделю вексель на две сотни дукатов. Заартачится — пускай пеняет на себя.
Первый лекарь
Боюсь, а ну как изведет нас ядом?
Второй лекарь
Так не садись за стол, пока не вложишь
Себе за щеку кость единорога.
Контарино
О!
Первый лекарь
Застонал.
Второй лекарь
Скрипит еще телега?
Первый лекарь
Вот это да-а-а… иди-ка полюбуйся:
Он точно в рану лезвие вонзил,
Тем самым сняв закупорку сосудов.
А гной-то, гной-то… так, гляди, и хлещет!
Вот так история.
Второй лекарь
Смотри, он дышит
Уже ровнее.
Первый лекарь
Знать, была на это
Господня воля: чтобы душегуб
Пришел казнить — да взял и воскресил!
Второй лекарь
Подобное уже не раз случалось:
Кого-то Тауэр спас от подагры.
А мы спасем вот этого, тогда
Сосать мы примемся обеих маток.
Первый лекарь
Держать язык нам надо за зубами,
Пусть знать не знает ни о чем, и нас
Вознаградит сполна за исцеленье.
Ну, а теперь за дело поскорей:
Промой-ка рану и щипцы нагрей.
Уходят.
Сцена 3
Стол с двумя восковыми свечами, череп, молитвенник.
Иолента молится, Ромелио сидит рядом.
Ромелио
Довольно убиваться. Посмотри,
Бледна, как смерть; еще решат, что раньше
Ты красилась. И впрямь, как будто носишь
Посмертную ты маску Контарино.
Иолента
О, умереть так рано!
Ромелио
Что блажишь?
Не век же мучиться! Тем хуже пьеса,
Чем дольше ждешь развязки.
Иолента
К злым деяньям
Не прибавляй хулу. Он при дворе
Блистал, как редкий камень.
Ромелио
Не сердись.
Не спорю, при дворе хороший камень
Отполируют: двор что зеркало
Смотри и охорашивайся. Но
Когда бы внешний блеск спасал и душу,
В раю б жил Люцифер. Его гордыня…
Иолента в гневе встает и порывается уйти.
Постой, куда ты?
А ну-ка сядь и хорошенько слушай,
Тут план задумал я, — всем планам план;
Коль выгорит, из смерти двух синьоров
Мы сможем возродиться, словно феникс
Из пепла…
Иолента
На могиле ничего
Не выстроишь: гнилое основанье.
Ромелио
Да помолчи ты, выслушай сначала.
Тут, видишь, нужен обходной маневр,
Который очень часто в наши дни
Успех приносит. Вот какое дело:
Все земли Контарино отошли
К тебе; когда б под сердцем ты носила
Ребеночка Эрколе, мы б и эти
Прибрали земли быстренько к рукам.
Иолента
Какой ребенок? Ты с ума сошел!
Я — девственница, а милорд — покойник.
Ромелио
В делах не смыслишь, а туда же, в крик.
Я так устрою, что в подлунном мире
Не хватит адвокатов расхлебать
Всю эту кашу. В ордене Сент-Клер
Монашка есть — розанчик да и только.
Уже постригшись, поняла бабенка:
Ошиблась домом, — и, конечно, в слезы;
Тут я и появись на радость ей.
Ну, словом, зачастил я в монастырь,
И вот под монастырь подвел монашку:
Оставил с животом.
Иолента
Придется, значит,
За дело повивальной бабке браться?
Ромелио
Я рад, сестра, что ты повеселела.
Так, значит, мы объявим, что прошло
С тех пор, как понесла ты от Эрколе,
Два месяца. Чтоб избежать злословья,
Оформим предварительный контракт
(Он брачное свидетельство заменит),
Мол, вы с ним — тайно — мужем н женой
Давно уж стали. За вознаграждение
Мне стряпчий задним бы числом составил
Бумагу эту…
Иолента
То есть твой ублюдок
Потом моим ребенком станет?
Ромелио
Верно.
Когда ж моя монашка разродится,
Ори, как будто ты рожаешь.
Иолента
Ловко,
Да только, не смогу я.
Ромелио
Почему?
Иолента
Чем делать вид, как будто я рожаю,
Не лучше ль вправду мне родить: ведь я…
Беременна.
Ромелио
Да что ты? От кого?
Иолента
От Контарино. Погоди, не хмурься:
Мы предварительный контракт составим,
А я найду священника… имей он
Хоть три прихода, лишь бы подтвердил,
Что поженил нас.
Ромелио
Вот так удружила!
Скажи, что твой ребенок от Эрколе!
Иолента
Какая жалость — плод твоих усилий
Землей не разживется.
Ромелио
Грех монашки
Покрыть мне надо… так… А что, занятно!..
Допустим, та родит быстрее этой,
Тогда мы скроем первого ребенка,
Пока сестра не разрешится. Что ж,
Неплохо, а? Ты разрешишься двойней!
Иолента
Ты, кажется, про сходство позабыл:
Ведь близнецы должны быть как две капли.
Нам все едино, лишь бы наш ублюдок
Владел землей… О горький жребий мой,
Мое девичество сковал ты зимней стужей,
Теперь же, после стольких унижений,
Ты вознамерился меня ославить.
Ромелио
Да ты ж сама ославила себя!
Иолента
О нет, ведь я лгала, надеясь втайне
На чудо, сударь.
Ромелио
Что еще за чудо?
Иолента
Твою любовь и страх за честь мою.
Узнав, что я грешна, ведь ты бы должен
Вонзить кинжал мне в сердце. Но, увы,
Мне суждена иная смерть: терзаться
И угасать как свечка.
Ромелио (в сторону)
Нет, шалишь…
Сам дьявол мне подсказывает выход:
Пусть это все чудовищная ложь,
Но грех ей не воспользоваться.
(Вслух.)
Слушай,
Я поделюсь с тобой ужасной мыслью,
Я содрогаюсь, думая об этом,
Сама природа мне велит молчать,
Покуда наша мать жива.
Иолента
О чем ты?
Я не пойму куда ты клонишь?
Ромелио
Вспомни,
Как наша мать встречала Контарино,
Как таяла. А что на ваш союз
Обрушилась — она глаза хотела
Всем отвести, в душе не сомневаясь,
Что вступите вы очень скоро в брак.
Мать влюблена в милорда, и они
Задумали, что, на тебе женившись
И ставши жить втроем под этой крышей,
Он сможет — дыбом волосы встают!
Иметь — какой же дьявольский расчет!
Свободный доступ в спальню к ней.
Иолента
Да-да,
Когда он ранен был, она, я помню,
У всех с утра до вечера справлялась,
Не лучше ли ему.
Ромелио
Подумать только,
Реликвию, нательный крест с камнями,
Который стоит тыщи крон, дарить
Тому, кто унесет его в могилу.
Иолента
Постой, но если так любил он мать,
Зачем меня наследницей он сделал?
Ромелио
Он был твоим законным женихом,
К тому ж он сделал это до дуэли.
Иолента
Что до дуэли? Как-то все нескладно;
Влюбился в мать — зачем же за меня
Он дрался на смерть…
Ромелио
Это дело чести.
У них, аристократов, с этим строго.
Эрколе был соперник, уступить
Не мог ему ни йоты Контарино.
Я, как и ты, всех тонкостей не знаю,
Но ясно: он спасал дуэлью имя.
Иолента
Как ты-то раскопал всю эту грязь?
Ромелио
Сказал мне лекарь, сам же он подслушал,
Что тот шепнул духовнику за час
До смерти.
Иолента
Я бы вздернула мерзавца
За разглашена исповеди, Боже,
Какой удар! Ужель все это правда?
Ромелио
Нет, это ложь, и, кстати, при дворе
Ей обучают. Ну, подумать только!
Дочь выдать, чтоб ее супругом всласть
Натешиться! А может, этот хлыщ
К тебе под юбку метил, а к мамаше
В шкатулку е. драгоценностями? Малый,
Видать, не промах был. Но полно, полно…
Оставим дьяволу всю эту мерзость!
Не рвать же нам на части нашу мать.
Иолента
О боже, я и верю и не верю,
Я, кажется, умру от этой пытки,
Все естество мое кричит, как будто
Сгораю я на медленном огне,
О, если правы чудаки, что нам
Твердят о жизни на луне, пусть небо
Зверей, замысливших прелюбодейство,
Туда забросит. Будь он трижды проклят!
Отныне память честного Эрколе
Я буду чтить.
Ромелио
А если б Контарино
Остался жить?
Иолента
Клянусь любой святыней,
Останься жив он, никакой закон,
Зовущий нас хранить друг другу верность,
Его не навязал бы мне. Раз мир
Со мной так лжив, и я с ним лжива буду.
Возьму я твоего ребенка.
Ромелио
Правда?
Иолента
Пусть жажду мести утолит обман.
Ромелио
Вот-вот. И ты злорадно улыбнешься
При мысли, что присвоит титул лорда
И земли заодно тот, у кого
На все на это прав ничуть не больше,
Чем у скопца турецкого паши.
Иолента
Теперь, я думаю, мое дыханье
Зловонным станет.
Ромелио
Отчего?
Иолента
Ну как же,
Ведь ты меня в зловонное болото
Затягиваешь.
Ромелио
Полно тебе, полно.
К чему казниться так?
Иолента
Врать и краснеть…
Да что я в самом деле, — всем вокруг
Оно не в тягость, ну а я чем лучше?
Как утка, переваливаться стану,
На дурноту ссылаться и чуть что
Хлоп в обморок.
Ромелио
Овсянку ешь и фрукты
Зеленые, для бледности.
Иолента
Пусть завтрак
В постель несут.
Ромелио
А выходя к столу,
Наращивай живот, бери подушки
Побольше…
Иолента
И еще одна идея:
Слыхала я, беременные часто
Мужей бьют чем ни попадя; так, может,
И мне бы для порядка не мешало
Портного, скажем, бить по голове?
А после бы его вознаградили.
Ромелио
Найдем такого: вяленой трески
Сговорчивее будет.
Иолента
Боже правый,
Ломаю здесь комедию в надежде
Стать на ноги! Увы, напрасный труд:
Когда толкает страсть к подобным шуткам,
Уймемся мы, лишь тронувшись рассудком.
Уходит.
Ромелио
Еще вчера ничто бы не смогло
Ее настроить против Контарино.
О ревность, ревность! ты из робкой лани
Способна сделать фурию в момент,
А сколько раз ты начинала тяжбу
И дьявола в союзники брала!
Ну что ж, теперь подкармливай исправно
Бесенка, что рассорит дочь и мать,
Води их за нос. Разыгравши фарс
О родах Иоленты, я внушу ей
В монахини постричься, Дав обет
Безбрачия, тогда ее именье
Отдали б под мою опеку… Кстати,
В Вест-Индию отправить лекаришек;
Небось, тропическая лихорадка,
А то и сифилис вмиг отобьют
У них охоту языком чесать.
Входит Леонора.
Плохая весть… Представь… моя сестра
Беременна.
Леонора
Готова я к тому,
Что надвигаются одни несчастья:
Ведь беды, как монахи-францисканцы,
Поодиночке не заходят в дом.
Что Контарино? Лучше ли ему?
Ты ведь сейчас оттуда.
Ромелио
Как легко
Твою печаль сменило любопытство.
Так вот, в отсутствие его врачей
По доброте душевной оказал я.
Страдальцу помощь, чтоб не ждать, пока
Врачи окажут: я убил его.
Леонора
На двадцать лет состарил ты меня.
Ромелио
Как так?
Леонора
Удар предательский нанес ты
Не только Контарино, но и мне.
Ромелио
Ну-ну. Сейчас я скорбь твою развею.
Ты испугалась, думая, что он
Отец ребенка нашей Иоленты,
Но та мне поклялась, что обрюхатил
Ее Эрколе. Ну, хитра сестрица:
Как замуж выходить, так ни в какую,
А как в постель, без уговоров — шмыг.
Голубка не уступит голубку,
Не пофорсив сперва.
Леонора
Мне что-то дурно…
Ромелио
Всегда ты так, расстроишься, и сразу
Тебе не по себе.
Леонора (в сторону)
Да, не по мне,
Что сын мой выродок.
Ромелио
Проведай дочку.
Сегодня у меня хлопот по горло.
Леонора
Ты разве не оплачешь смерть милорда?
Ромелио
А как же, он нам столько завещал.
Уходит.
Леонора
Смотри, ты у меня еще поплачешь!
О, я сойду с ума: самой послать
Того, кто мог бы жизнь его спасти
И погубил ее! Ужель он мертв?
Чума и та соперничать не в силах
С моим желаньем, ибо страсть меня
Чумною сделала. Конец, конец!
Уже не воскресить того, чьей жизнью
Давно жила я больше, чем своей.
Перемудрила… сразу бы открыться!
В истории примеров сколько хочешь
Того, как дамы в возрасте влюблялись
В юнцов и на себе женили их.
От этих мыслей можно обезуметь!
Как любим мы последнего ребенка,
Так на предмет последней нашей страсти
Мы смотрим и не можем наглядеться:
Он и желанен нам, и всем хорош…
Последний урожай, последний всплеск
Реки перед зимой. О нас, о вдовах,
Недаром говорят, что нам дороже
Не то шитье, которым все пленялись,
А то, последнее, что ждет на пяльцах.
Всего лишить меня… и кто? мой сын!
Ну, берегись. Грудь правую, которой
Кормила, отсеку, как амазонка,
Чтоб застрелить тебя верней. Скорей
Я дам волчонку, что отстал в ночи
От стаи, эту грудь, чем своему
Зверенышу. А? Что вы говорите?
Нет, померещилось… Иль злой мой гений
Меня зовет… Колокола звонят?
Мелькает все перед глазами… Сгиньте!
Дай, старость, желчи мне, как тем, кто счастье
Утратил безвозвратно… Дай мне власть
Превыше той, что сатана имеет…
Дай мне возненавидеть все, что юно…
Дай силы не робеть пред злом любым,
Каким бы мерзким ни было обличье…
Дай смерть мне, как той царственной особе,
Что отказалась от еды и сна,
Терзаясь, что казнен отважный граф,
Который мог бы жить на радость ей,
Когда б посредница не сплоховала…
Дай мне укрыться так, чтоб обо мне
Никто не вспомнил…
Леонора падает. Входят капуцин и Эрколе.
Капуцин
Сэр, я подготовлю
Ее как исповедник. Обождите
Немного.
Эрколе отступает в нишу.
Мир вам, госпожа.
Леонора
Кто здесь?
Капуцин
Удобно вам, надеюсь, в этой позе,
Располагающей к раздумьям: ложем
Земля вам служит, вечной темой — небо.
Леонора
Молюсь я об убитом друге.
Капуцин
Вот как?
А я пришел сказать вам, что убитый
Дыханье вновь обрел.
Леонора
Отец, о ком вы?
Капуцин
О том, кого вы пестовать хотели,
Как собственных детей.
Леонора
Видать, господь
Меня услышал.
Капуцин
Был он бездыханный,
Но где уже бессильно врачеванье,
Возможно чудо.
Леонора
Да продлится век ваш,
Святой отец, и да услышит паства
Ваш зов, вознаграждая за труды!
А сын-то мне сказал, что довершил
Он тяжкий грех Эрколе, прямо в сердце
Больного поразив.
Эрколе (в сторону)
Она решила,
Что выжил Контарино. То, что я
Сейчас услышал, может мне помочь.
Леонора
Но где же он, мой несравненный, где?..
Эрколе (выходя)
Он перед вами.
Леонора
Вы? О, все погибло!
Я ожидала увидать героя,
А вижу смерть, укравшую его.
Эрколе
Не убивайтесь так. Ну да, вы ждали,
Что выйдет к вам отважный Контарино.
Поверьте, как никто другой, я знаю
Про все его заслуги. Если вы
Оплакивать сейчас его начнете,
Я рядом стану.
Леонора
Искупите жизнью
Другой свой грех, чтоб злые языки
Дочь не ославили. Она ведь носит
Теперь под сердцем вашего ребенка.
Эрколе (в сторону)
Вот случай состраданье проявить!
Она ребенка ждет, отец же мертв.
Кто оградит бедняжку, как не я,
Ее любивший больше всех на свете,
От светского злословья? Дело чести
И совести моей — усыновить
Ее дитя, став мужем и отцом.
Ее супруг — покойный Контарино,
Хоть церковь и не обвенчала их.
Ну а теперь я за нее в ответе!
(Леоноре.)
Синьора, я прошу вас передать ей,
Что ни один отец рожденью сына
Не радовался так, как я сейчас.
Я, разумеется, повременю с визитом,
Чтоб вы ее успели подготовить:
Когда я вас в смятение привел,
То при моем внезапном появленье
Она — с испугу ль, от конфуза — может
Лишиться драгоценного плода.
Скажите дочери, что предан ей
Эрколе. Мой поступок, видит бог,
Зачтется мне, ведь он совсем не плох.
Капуцин (Эрколе)
Однако будьте же благоразумны,
И месть Ромелио, месть, о которой
Мать проболталась, — в памяти держите.
Эрколе и капуцин уходят.
Леонора
Какое благородство. Есть в нем что-то
От рыцарской манеры Контарино,
О, как смириться с мыслью, что он мертв!
Эй, где ты там?
Входит Уинфрид.
А ну-ка принеси
Картину мне из спальни.
Уинфрид уходит.
Я, похоже,
Сболтнула про недавний подвиг сына.
Ну ничего, оплошность я исправлю,
Ему я уготовлю худший жребий
Мучительную медленную смерть.
Входит Уинфрид с картиной.
Нашла? Повесь-ка там. Один знакомый,
Даря ее… тому уже лет сорок…
Сказал, чтоб я смотрела на нее
В печальные минуты. Посмеялась
Тогда я, а сейчас, сдается мне,
Нашла я в ней ответ, как злее жалить.
Благая мысль! Настал черед войти
В игру и мне. Недавний шторм на море
Сыночка разорил; отцовы земли
Вот все его богатство. Что ж, закон
И их лишит его… Поди-ка ближе,
Уинфрид, что-то важное скажу,
Но только прежде, чем тебе откроюсь,
Клянись молчать до гробовой доски.
Уинфрид
Ах, госпожа, вы только прикажите,
Чтоб я сейчас припомнила свой грех,
В каком самой себе признаться страшно,
Тогда друг дружке мы заклеим рот.
Леонора
Пожалуй что, придумано неплохо.
Твоя, Уинфрид, правда: наши планы,
Тем более когда они… с подвохом,
Осуществить нам легче с тем, чье рыльце
В пушку. Сообщникам, идя на дело,
Знать не мешает о грешках друг друга;
Сближает это больше, чем идея
И даже вера.
Уинфрид
Бог не даст соврать.
Кому-кому, а вам-то уж худого
Я не чинила. Хороши б вы были,
Когда б ехидну выбрали себе
В советчицы.
Леонора
Со мною прожила
Ты сорок лет, состарились мы вместе,
Как старятся служанка с госпожой,
Без лишних слов, а часто и без дел:
Одна забота — что надеть — из спячки
Нас выводила. Для тебя была я
Хозяйкою… не хуже знатной дамы:
Платила щедро добрыми словами.
Пора воздать сполна. Мой сын владеет
Шестью именьями.
Уинфрид
Ну да.
Леонора
Осталось
Дня три ему владеть.
Уинфрид
Он что, отравлен?
Леонора
Пока что нет, но яд уже готов.
Уинфрид
Ну коли так, дадим ему тихонько.
Леонора
Тихонько? Я ему в суде, при всех,
Дам яду, и проглотит он его
Перед судьей. Коль будет через сутки
Хотя бы крохотный надел иметь он,
Пусть в благородстве уличат меня!
Уинфрид
Что ж, поживем — увидим.
Леонора
План узнав мой,
Ты ахнешь. Но сначала мы пойдем
К отцу святому, чтоб дала ты клятву
Не выдавать меня, а уж тогда
Я посвящу тебя в такую хитрость,
Что вылезти не смогут из сетей
Пять адвокатов и пятьсот чертей.
Уходят.

Действие IV
Сцена 1
Через одну дверь входят Леонора, Санитонелла, Уинфрид и секретарь суда,
через другую — Ариосто.
Санитонелла (показывает секретарю на Уинфрид)
Поторопитесь, сэр, записать ее предварительные показания. А то она так горячится, что у вас высохнут чернила.
Уинфрид и секретарь суда уходят.
(Леоноре, показывая на Ариосто.)
Вам лучше адвоката не найти,
Язык подвешен у него прекрасно:
А почему? — да порошки глотает,
Чтобы дышалось легче, и кайенский
Ест перец, чтобы рот не закрывался.
(Ариосто.)
Сэр, не возьмете ли вы дело этой
Невинно пострадавшей? Подготовил
Я резюме.
(Подает Ариосто бумаги.)
Ариосто
И это резюме?
Да здесь, поди, листов полсотни будет.
Еще б вы сыру завернули в них
Или инжир!
(Начинает читать.)
Санитонелла
Вы, сэр, шутник, я вижу.
У нас доклад зовется резюме,
А тезисы мы на поля выносим.
Ариосто
Сдается мне, вы слишком многословны.
История невинно пострадавшей
Не требует пролога.
Леонора
Он не в духе.
Ариосто (читая)
Что-что? Вот это да! Подобной грязи
Я в практике своей еще не видел…
А сами кто вы, плут ее наемный?
Санитонелла
Ну что вы, сударь, я обычный клерк.
Ариосто
Мерзавец и сутяга, вот вы кто!
Вам мало, шлюх, позорящих приходы,
Опекунов, творящих произвол,
Дельцов, что водят за нос бедных вдов,
Разводов липовых и мерзких исков
По plus quam satis (все интриги женщин)
Нет, вы свою соткать хотите сеть?!
Не зря твердит народная молва,
Что нету женской подлости предела.
Санитонелла
Ваш гонорар…
Ариосто
Пусть черт его возьмет,
В таких делах он дока. Вы, я вижу,
В латыни не сильны. Небось, дружище,
Вы университетов не кончали?
Санитонелла
Нет, сэр, но я прошел весь курс наук,
Просиживая за своей конторкой.
Ариосто
Весь курс наук? Да что вы говорите?!
Санитонелла
Четыре года, сэр, не отлучался
Я с кафедры, внимая просьбам паствы.
Ариосто
Ах, с кафедры! Внимая просьбам паствы!
Да за одно такое богохульство
Я пасквиль разорву.
(Рвет бумаги.)
Санитонелла
Сэр, я писал
Четыре ночи!
Ариосто
Лучше бы вы пили!
Без вас в суде дела быстрей бы шли.
Леонора
Вы превышаете свои права!
Ариосто
Ах, вот как? Превышаю я права?
А вы не принижаете значенье
Высоких слов — таких, как Христианство
И Женственность? Якшаться с этим гнусом
И кляузником, с этим остолопом,
Способным расплодить лишь тараканов
Да залу выстудить, с лентяем этим,
Который в перерывах меж судами
Ножом, каким очинивают перья,
Привык срезать мозоли, а экзему
Вот этими чернилами выводит!
Леонора
Вы, сударь, забываетесь! Полегче!
Ариосто
Синьора, да вы тронулись рассудком,
Не адвокат, а эскулап вам нужен:
Не скрыть меланхолическую бледность
Румянами. Вчинить подобный иск!
Ведь это вызов судьям, а защитник,
Прося за вас, замкнет в смятенье слух;
Из-за таких, как вы, судебный пристав
Натягивает на уши парик!
Молись, безумная, и бес, которым
Ты одержима, тотчас выйдет вон
Иль небеса твой смертный час ускорят!
Не судьи, а истцы наш суд позорят.
Уходит.
Леонора
Ну и старик! Какой-то бесноватый!
Санитонелла
Чтоб ревматизм его совсем скрутил!
Когда б, как он, бралась мы защищать
Порядочных, какой бы адвокат
Разбогател? Да, впрочем, вот синьор…
Входит Контилупо, щеголеватый адвокат.
Достойный Контилупо. Этот малый
Иной закваски. Черновой набросок
Я дам ему.
Контилупо
У вас ко мне есть дело?
Санитонелла
У этой дамы.
Контилупо
Я к услугам вашим.
Санитонелла протягивает ему черновик искового заявления.
Санитонелла
С трудом вы разбираете мои
Каракули. Так вот вам горсть дукатов.
Теперь полегче?
Контилупо
Несравнимо легче.
Санитонелла (в сторону)
Прочел, касатик? Повезло, считай.
Все — денежки! Что ни состряпай — мигом
Съедят, спасибо скажут.
Контилупо
Вот что значит
Vivere honeste!
Санитонелла
Окститесь, сэр.
Коль встретите вы здесь хоть слово правды,
Вычеркивайте тут же.
Контилупо
Вот как? Ладно.
Где каллиграфии вы обучались?
У вас чудесный почерк, буква к букве.
Санитоиелла.
Благодарю вас, сударь. Мне случалось
Бывать во Франции, так там я видел
Такую вязь!
Контилупо
Вы, право, молодец!
Санитонелла (в сторону)
Попался б ты мне сразу, разлюбезный,
Так нет, связался с чертовым хрычом!
Клиентов поставляешь им, но что-то
Навару никакого.
(Вслух.)
Как вам дело?
Контилупо
Нет слов. Чтоб выдумать такое, надо
Иметь… святое сердце.
Леонора
Сколько горя
Изведало оно!
Контилупо
О, этот казус,
Беспрецедентный в судопроизводстве,
Войдет в анналы. Нам бы выйти с ним
На сцену, при битком набитом зале,
А не келейно чтобы ваш пример
Всех женщин научил, как отстоять
Им правоту свою.
Санитонелла
Так вы беретесь?
Контилупо
Синьора может жить себе спокойно,
Забыв о том, что мозг ее сверлило,
Что и в могиле спать ей не давало б
До страшного, суда.
Санитонелла (в сторону)
Вот это да!
Чтобы судейский вдруг заговорил
Про страшный суд!
Леонора
Весь гнев, всю желчь должны вы
Обрушить на него.
Контилупо
Не беспокойтесь.
Он вызван?
Санитонелла
Да. И времени в обрез.
Процесс начнется через полчаса.
Вы речь свою продумали?
Контилупо
Не бойтесь.
Сюда, синьора. Можете считать,
Что дело выиграно.
Уходят.
Сценa 2
Судебные приставы готовят кресла для судей; с ними Эрколе, в маске.
Первый пристав
Вы сядете отдельно, сударь?

Уэбстер Джон - Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. автора Уэбстер Джон дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат. своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Уэбстер Джон - Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат..
Ключевые слова страницы: Всем тяжбам тяжба, или когда судится женщина, сам черт ей не брат.; Уэбстер Джон, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Флорида - 5. Любовь в огне