Стюарт Мэри - Это странное волшебство 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тут выложена бесплатная электронная книга Счастье моё автора, которого зовут Червинский Александр. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Счастье моё в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Червинский Александр - Счастье моё без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Счастье моё = 35.44 KB

Червинский Александр - Счастье моё => скачать бесплатно электронную книгу



«Сегодня на сцене »: Москва: Искусство; 1986
Аннотация
Одна из самых лучших пьес, позднего советского периода. История любви молодой учительницы и курсанта военного училища. Время действия – первые послевоенные годы. По пьесе поставлен в 1987 году телефильм «Виктория» (киновариант «Бумажный патефон» 1988 год)
Счастье мое…
Александр ЧЕРВИНСКИЙ
пьеса в двух актах
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.
ВИКТОРИЯ.
СЕМЕН.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА.
ОСКАР БОРИСОВИЧ.
МАЛЬЧИК.
АКТ ПЕРВЫЙ
Сцена первая
В сорок седьмом, послевоенном году, ночью, среди развалин русского городка Семен Чижов шагал рядом с малознакомой девушкой – Викторией. У Семена в то далекое время лицо было свежее, жадное, глупое от полноты сил. Плюс бескозырка и клеши. И он свою привлекательность не мог в себе не замечать. Виктория же была низкоросла и слаба. Но не той аристократической слабостью, что вызывает в мужчинах умиление, а так, словно от природы она была задумана вовсе другая, иного вида и размера, но обстоятельствами недавнего военного детства была искажена. «Шестимесячная» завивка, какая-то свалявшаяся, совсем её портила. Однако она не страдала от своей внешности. Подымая квадратные плечи и втискивая подбородок в низкий кошачий воротник, она была весела, напевала мелодию танго и крепко держала Семена под руку.
СЕМЕН. Я же купил бутылку «Абрау-Дюрсо», которое ваша подруга так любит! Куда мне его теперь девать? Не стану же я пить один!
ВИКТОРИЯ. Хотите, я спрячу вино у себя? А когда вы с Анечкой помиритесь, вы его выпьете в честь примирения!
СЕМЕН. Эта женщина больше для меня не существует.
ВИКТОРИЯ. Вы настоящий моряк. Я представляю, какие бури шумят у вас в душе, но вы все-таки меня провожаете.
СЕМЕН. Я вас провожаю, потому что мне некуда деваться.
ВИКТОРИЯ. Может быть, не только поэтому? Вам сейчас было бы грустно одному.
СЕМЕН. У меня же, подлость какая, увольнение зря пропадает!
ВИКТОРИЯ. Ну почему пропадает? Такая удивительная ночь!
СЕМЕН. Холод собачий.
ВИКТОРИЯ. Зато какие ясные звезды! И жить с каждым днем всё лучше и веселее. Второй год ведь нет войны! И раз мы победили фашистов, ни у кого на нас рука не подымется.
СЕМЕН. У них подымется. Газеты надо читать.
ВИКТОРИЯ. Я все газеты читаю. Атомные бомбы, как известно, предназначены для устрашения слабонервных. А у нас нервы крепкие-крепкие. Нас атомной бомбой не запугать. Мы всё равно победим. И жизнь всё равно прекрасна, да, Сенечка?
СЕМЕН. Это моя жизнь прекрасна?
ВИКТОРИЯ. Наша, Сенечка! И соответственно ваша.
СЕМЕН. Я же чуть на ней не женился.
ВИКТОРИЯ. Вы и женитесь. Помяните моё слово.
СЕМЕН. На этой?.. Я бы вам сказал, кто она есть, ваша Анюта!
ВИКТОРИЯ. И очень хорошо, что не говорите. Потому что если скажете, вам потом будет очень-очень стыдно.
СЕМЕН. Сука она, вот кто.
ВИКТОРИЯ. Ай-яй-яй, бедный Сенечка. Вы ругаетесь, потому что чувствуете свою вину, да?
СЕМЕН. Я-то в чем виноват?
ВИКТОРИЯ. Немножечко виноваты. Вы же сами пригласили этого боцмана, который увел Анечку у вас из-под носа!
СЕМЕН. Так я же боцмана для вас привел. По её же просьбе! Сука она, и больше никто. Плюс – где мне теперь ночевать?
ВИКТОРИЯ. Это не проблема. Переночуете у меня.
СЕМЕН. Я ей завтра морду набью. И ему. Хоть он мне и начальство.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, успокойтесь. Вы поймите: Анечка моя подруга. Оскорбляя её, вы обижаете и меня.
СЕМЕН. Никто вас не обижает. Это же не вы ушли с боцманом, а она.
ВИКТОРИЯ. Зато я с вами.
СЕМЕН. А что из этого?
ВИКТОРИЯ. Когда Анечка узнает, что вы меня провожали, она тоже будет ревновать.
СЕМЕН. Не смешите меня.
ВИКТОРИЯ. Это вы смешной, Сенечка. Вы хотите казаться хуже, грубее, чем вы есть.
СЕМЕН. Откуда вы знаете, какой я есть? Вы меня видите сегодня в первый раз в жизни. И, между прочим, в последний.
ВИКТОРИЯ. Тем не менее я вижу, что вы добрый и мягкий человечек. Вы влюблены по уши в Анечку, и вам даже нравится, что она такая кокетливая, что все мужчины ей вслед оборачиваются… Вы же знаете, она вам верна, не правда ли? Она сейчас с боцманом, а думает только о вас… Она такая хорошенькая…
СЕМЕН. Я её изуродую. Куда это мы пришли?
ВИКТОРИЯ. Ко мне.

Сцена вторая
Семен вслед за Викторией свернул в голый двор. Лампочка в решетчатом колпаке освещала бетонное крыльцо с колоннами и кирпичный фасад. За решетками окон первого этажа на стеклах были намалеваны зайцы в синих шароварах и слова «С Новым, 1947 годом!».
СЕМЕН (удивленно) . Это же школа! Чего здесь ночью делать?
ВИКТОРИЯ (отпирая ключом дверь) . Я здесь живу.
СЕМЕН. То есть, как?
ВИКТОРИЯ. А вот так. У меня не было жилплощади, и наша директор Лидия Ивановна добилась невозможного. Исполком мне выделил комнату прямо в здании школы. (Пятясь в тамбур.) Зайдете, Сенечка?
СЕМЕН. Спасибо. Уже поздно…
ВИКТОРИЯ. Тогда давайте прощаться… Выше нос! Завтра всё будет хорошо! Мне было очень приятно с вами познакомиться… У вас такой несчастный вид! Бедненький… (Погладила рукав его бушлата.)
СЕМЕН. Я же с ней почти год ходил. Невестой своей считал… Хотя и не говорил пока ей об этом… Плюс – ребята засмеют. Все же знают, у кого я в городе остаюсь. Завидовали. И вдруг я возвращаюсь. Представляете себе?
ВИКТОРИЯ. Даже не представляю.
СЕМЕН. А вы, значит, прямо в школе живете?
ВИКТОРИЯ. Живу, Сенечка, на глазах у, всего коллектива.
СЕМЕН. Педагог?
ВИКТОРИЯ. Освобожденная старшая, пионервожатая. Будь готов! Всегда готов!
СЕМЕН. Ясненько.
ВИКТОРИЯ. Но я учусь на заочном педагогическом и уже преподаю в пятых-шестых классах русский язык.
СЕМЕН. Это женская школа?
ВИКТОРИЯ. Мужская.
СЕМЕН. Ого! Доводят вас?
ВИКТОРИЯ (смеется) . Доводят!
СЕМЕН. Мы своих доводили! Иголки в стул втыкают?
ВИКТОРИЯ. Втыкают, Сенечка!
СЕМЕН. Патроны взрывают?
ВИКТОРИЯ. Ой взрывают!
СЕМЕН (медлит) . Ясненько. Как же вы тут одна ночуете?
ВИКТОРИЯ. Как принцесса в заколдованном замке. Представьте, я умею читать мысли.
СЕМЕН. О чем же я думаю?
ВИКТОРИЯ. Сначала вы подумали, что было бы неплохо, если бы я вас пригласила. Потому что вы замерзли как цуцик в своем бушлатишке. А потом вы забоялись! Забоялись!
СЕМЕН. Ничего я не забоялся.
ВИКТОРИЯ. Тогда я вас приглашаю на чашечку чайку.
СЕМЕН. В школу?
ВИКТОРИЯ. Посмотрите, как я живу.
СЕМЕН. Нет. Спасибо. Я пошел.
ВИКТОРИЯ. Что ж, прощайте?
СЕМЕН. Пока.
Дверь перед ним захлопнулась.
Семен вышел из-под крыльца. Над крыльцом были бетонные барельефы Пушкина, Толстого, Ломоносова и Тимирязева. У Толстого глаз был выбит осколком. Весь фасад был в таких щербинах. Окна во всех четырех этажах были черны. Ветер громыхал оторванным железом крыши.
Узкое окошко осветилось.

Сцена третья
Виктория включила свет у себя в подсобке ботанического кабинета. Каморка Виктории едва вмещала раскладушку и тумбочку, крашенную больничными белилами. На тумбочке стояла в крымской рамочке с ракушками фотография Лидии Ивановны – полное строгое лицо женщины в черном платье.
В этой сцене и в дальнейшем мы не видим саму Лидию Ивановну, но слышим её голос – задушевный, оптимистический, как голос диктора радио.
ВИКТОРИЯ (обращаясь к фотографии) . Не смотрите на меня так, Лидочка Ивановна. Он ушел.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Ай-яй-яй-яй! Если б я знала, что ты сумасшедшая, я бы тебя не взяла из Нижнеуральска.
ВИКТОРИЯ (смеется) . Все равно я сделаю так, как решила, голубчик мой! Вы должны за меня радоваться, а вы смотрите так, словно я вам соли на хвост насыпала!
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Девочка моя, ты так изменилась! Раньше ты не была груба! Ты сама не понимаешь, что творишь! Ты же готова была привести сюда матроса! А если увидят ученики? А учителя?!
ВИКТОРИЯ. А что прикажете делать? Наука же отрицает непорочное зачатие. Нужен хоть какой-то мужчина. А кого вы мне можете предложить, если кругом одни бабы?
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Вика! Пожалей меня!
ВИКТОРИЯ. Оскара Борисовича, что ли? Я его очень люблю. Вы замечаете, как я ему улыбаюсь? А как я с ним рядом сидела на новогоднем вечере?..
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Вика, девонька! Ему шестьдесят два года стукнуло!
ВИКТОРИЯ. Я и говорю – он чудесный. Но он уже не понимает, что от него требуется.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Вика, тебе необходимо обратиться к психиатру. Маленькая, хочешь, я пойду с тобой? Ты понимаешь, что ты больна?
ВИКТОРИЯ. А кому от этого плохо?
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Тебе!
ВИКТОРИЯ. Вы просто мне завидуете, Лидия Ивановна. В один прекрасный день вы скажете «ах!». Кроватку мы поставим здесь, а пелёночки будем сушить в ботаническом кабинете… Она вырастет, моя радость, и будет меня звать «мама»…
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Но раньше я тебя выгоню вон. Выгоню из комнаты, с работы и из института.
ВИКТОРИЯ (нацепила пальто на плечики и повесила на гвоздь; расшнуровала ботинки, сняла коричневое платье, перешитое из школьной формы) . Лидочка Ивановна, вы обиделись? Ну что мне сделать, чтобы вас развеселить?.. Придумала!
В трусах и в майке она отправилась в туалет. Набрала в ведро воды. Плюхнула в ведро тряпку. И только развезла воду по истерзанному паркету школьного коридора, как послышался робкий стук в дверь.

Сцена четвертая
Виктория замерла перед дверью, на всякий случай сжимая в руке свое единственное оружие – тряпку. Стук повторился.
ВИКТОРИЯ. Это вы?
СЕМЕН (за дверью) . Это я.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Не смей открывать!
ВИКТОРИЯ (открывая дверь) . Сенечка вернулся!
СЕМЕН (растерялся, увидев её босую, в черных, мужских трусах и белой майке) . Вы меня, конечно, извините.
ВИКТОРИЯ (без всякого смущения) . Это вы меня извините – я не одета. Считайте, что я в пионерской форме. Белый верх, темный низ. Только галстука не хватает, да?
СЕМЕН. Да, конечно. Я вас разбудил?
ВИКТОРИЯ. Нет, что вы, я полуночница! Заходите скорей! Все-таки решили выпить чаю?
СЕМЕН. Нет. Я вернулся спросить, нельзя ли мне у вас тут в школе переночевать?.. Вы, только чего не подумайте… И вообще, у меня в голове будильник. В пять утра встану и исчезну. И никто не. узнает, что я здесь был. Можно?
ВИКТОРИЯ. Нужно – значит, можно.
СЕМЕН. Вот спасибо! Одно дело, что у нас с Анной всё покончено, а другое дело – не хочу, чтоб ребята зря болтали. У нас очень строгая школа, и всякая болтовня может иметь свои далеко идущие последствия.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, не надо ничего объяснять. Я очень-очень рада, что вы вернулись.
СЕМЕН. Правда?
ВИКТОРИЯ. Честно. Когда вы отказались зайти ко мне, я даже заплакала от обиды. Почувствовала себя такой несчастной… Сижу реву, а тут вы и вернулись! Спасибо вам, хороший мой!
СЕМЕН. Не за что…
ВИКТОРИЯ. Ну идемте, идемте же! Вам надо скорее согреться! (Ушла в темноту коридора.)
Семен поспешил за ней.

Сцена пятая
Слева были черные окна, справа – белые замызганные двери классов.
ВИКТОРИЯ (открыла одну из дверей и позвала) . Заходите, Сенечка! Здесь вы можете переночевать. Это у нас физкультурная комната. Видите – турник. Осторожно, он сломан!.. Вот здесь, на физкультурных матрасиках, вы можете лечь. Я вам дам простынку и свое одеяло…
СЕМЕН. Ни в коем случае! Я лягу так.
ВИКТОРИЯ. Молчите! У меня в комнатке тепло-тепло. А здесь вы можете простудиться. Сеня, я хочу вам задать два вопроса. Обещайте мне, что ответите искренне.
СЕМЕН. Ну?
ВИКТОРИЯ. Мне идет пионерская форма?
СЕМЕН. Чего?..
ВИКТОРИЯ. Я вам нравлюсь в пионерской форме?
СЕМЕН (помедлив) . Она вам к лицу.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Паскудная девчонка.
ВИКТОРИЯ. А вообще, как вы ко мне относитесь?
СЕМЕН. Хорошо.
ВИКТОРИЯ. Почему?
СЕМЕН. Ну, я не знаю… Ну, вы почти со мной не знакомы, а сами мне помогаете.
ВИКТОРИЯ. Второй вопрос: вы романтик?
СЕМЕН. Нет.
ВИКТОРИЯ. Вы же моряк!
СЕМЕН. К морю я имею, конечно, отношение. Я прохожу специальную подготовку…
ВИКТОРИЯ. То-то я думаю, что вы делаете в этом сухопутном городе? Неужели вас готовят в разведчики?!
СЕМЕН. Отнюдь.
ВИКТОРИЯ. Только не выдавайте военную тайну!
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Этого еще не хватало.
СЕМЕН. Никакой тайны нет. (Улыбнулся) . Я не военный. У нас просто форма похожая – я учусь в школе представителей морского флота.
ВИКТОРИЯ. Какой молодец!
СЕМЕН. Потом придется работать в одном из наших представительств за рубежом.
ВИКТОРИЯ. Ду ю спик инглиш?
СЕМЕН. Ес ай ду. Э жё парль франсе осси. И не только это. Чему нас только не учат.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, как хорошо, что вы вернулись! Очень удачно получилось.
СЕМЕН. В каком смысле?
ВИКТОРИЯ. Вы так сразу не поймете.
СЕМЕН. А постепенно?
ВИКТОРИЯ. А постепенно – да.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Ты очень плохо сейчас выглядишь.
Но Семену Виктория уже не казалась некрасивой. Скорее, смешной. Семен чувствовал себя с Викторией легко. Он уже начал к ней привыкать.
ВИКТОРИЯ. Чаю?
СЕМЕН. Сенк ю вери мач. Мерси боку.
ВИКТОРИЯ. Тогда прошу ко мне.
Семен зашагал за Викторией по коридору. Справа – черные окна, слева – белые двери. Опять коридор: слева – черные окна, справа – белые двери.
А вот наш ботанический кабинет! Чувствуйте себя как дома.
СЕМЕН. А я чувствую.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Рано пташечка запела.

Сцена шестая
Вслед за Викторией Семен шагнул в зеленый сумрак ботанического кабинета.
ВИКТОРИЯ. Здесь, в подсобке, я и живу. Прямо здесь, в этом удивительнейшем тропическом лесу. Видите, как много здесь пальм. Они искусственные, конечно, обмотаны войлоком и ржавой проволочкой, но здесь всё так таинственно и красиво. Как в джунглях.
СЕМЕН. Похоже.
ВИКТОРИЯ. Будьте осторожны. Здесь полно зверей. Видите: львы, тигры, попуган, лемуры, теплолюбивые рыбы – как живые. Это всё нарисовал Оскар Борисович на окнах, и все стены он увешал бабочками и цветами в коробках под стеклом; правда, такое впечатление, что стен совсем нет, будто комната вовсе безграничная, да? Красиво, правда?
СЕМЕН. Оригинально. (Подымает с полу жестянку.) А кому молоко? У вас кошка? Или, может, змея?
ВИКТОРИЯ. У нас тут никого нет. Но молоко исчезает.
СЕМЕН. Не понял.
ВИКТОРИЯ. Каждый день я наливаю сюда молоко и кто-то выпивает. Понимаете, тут, среди этой дохлятины, кто-то водится. Может, домовой?
СЕМЕН (хмурится) . Мыши.
ВИКТОРИЯ. Стыдно бояться. Вы же мужчина… Эта комната называется ботанический кабинет, но у нас тут пособия и по анатомии и по зоологии. Все это создание рук нашего удивительного Оскара Борисовича. Он сам притащил сюда пальмы из разбомбленного вокзала. Перед войной они там украшали ресторан. Под ними танцевали, а теперь они пособия. Оскар Борисович тут преподавал, когда здесь еще была гимназия, и с тех доисторических времен сохранил кое-что – настоящий скелет и вот эту штучку. Ловите! (Неожиданно бросила Семену огромный стеклянный глаз.)
Семен едва успел его поймать.
Видите, это человеческий глаз. Все прожилочки видны. И хрусталик внутри так загадочно мерцает. Посмотрите!
Семен послушно смотрел.
А какие ужасные эти отростки жил!.. Представляете, какая громадная должна быть голова, к которой он прикреплялся, да? Кидайте его мне!
Семен кинул.
(Поймала, засмеялась.) Ловите! (Кинула глаз Семену.) Представляете, Оскар Борисович принес его на урок анатомии, а учащиеся глазок стащили и стали играть им в волейбол. Такое не снилось Шекспиру! Что он в эти минуты пережил, вы себе представляете? Он даже не пытался остановить кощунство, сидел неподвижно и только поглядывал на этот летающий глаз. Направо—налево, направо—налево. А глаз летает и на Оскара Борисовича поглядывает. Ужас! Ужас! Ужас! Учащиеся орут, глаз летает-поглядывает. Как вы думаете, что Оскар Борисович сделал на следующий урок?
СЕМЕН. Что он сделал?
ВИКТОРИЯ (торжественно) . Он опять принес им глаз! В жизни всегда есть место подвигу. Ловите! (Бросила Семену глаз.)
Семен поймал.
Кидайте!
СЕМЕН. Зачем?
ВИКТОРИЯ. Чтобы вы почувствовали интерес к жизни! А то вы, Сенечка, как замороженный.
СЕМЕН. А вы не обращайте на меня внимания. Я лягу, а в пять утра меня и след простыл. (Отдал ей глаз.)
ВИКТОРИЯ. Что значит «не обращайте внимания»? Вы у меня в гостях. Нет, простите! Я вас буду угощать и развлекать. Идемте, я должна вас познакомить с Лидией Ивановной!
СЕМЕН. Она что, здесь?
ВИКТОРИЯ. Конечно.

Сцена седьмая
Виктория открыла дверь в свою каморку.
ВИКТОРИЯ. Лидочка Ивановна, смотрите, кто к нам пришел!
Семен заглянул в каморку, убедился, что никого нет, и успокоился.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Какая у него самодовольная, простите, рожа!
ВИКТОРИЯ. Это моя самая-самая любимая женщина – Лидия Ивановна, директор нашей школы. (Показала Семену фотографию.) Она мне во всем помогает. И материально, и учит. Она вообще обожает делать людям добро. В этом она просто беспощадна. Сенечка, отвернитесь, я переоденусь…
Семен отвернулся.
(Надела платье.) Мне колоссально повезло, что я её встретила в Нижнеуральске. Я там жила у двоюродной тетушки, которая приютила меня после детдома… тоже, кстати, повезло. Мне, Сенечка, вообще везет, тьфу-тьфу… Лидия Ивановна решила, что я у тети нечто вроде бесплатной прислуги, и увезла с собой сюда, когда вернулась из эвакуации. Она определила мне место в жизни. Теперь я навек привязана к школе, как мел, черная доска, коридор или, скажем, лестница… Сеня, вы можете смотреть.
Семен послушно повернулся к ней. Она сидела на раскладушке и доставала из тумбочки граненые стаканы. Электрический чайник был уже включен.
Как вам моё платье, только честно?
СЕМЕН. Разве вы не в нем сегодня были?
ВИКТОРИЯ. Мне показалось, что оно вам нравится. Я его нарочно опять надела.
СЕМЕН. Ясненько…
ВИКТОРИЯ. Если оно вам наскучило, я надену другое.
СЕМЕН. Не надо. Это симпатичное.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, не стесняйтесь! Снимите бушлат и садитесь.
СЕМЕН. Куда?
Стульев не было.
ВИКТОРИЯ. Сюда. Здесь вам будет удобно. (Похлопала рукой по раскладушке рядом с собой.)
Семен сел. Раскладушка под ним растянулась до полу.
Сеня, чтоб не забыть, где ваше «Абрау-Дюрсо»?
СЕМЕН. Вот… (Поднял брючину и извлек бутылку.)
ВИКТОРИЯ. Давайте-ка спрячем его, как договорились.
СЕМЕН. Зачем его прятать?
ВИКТОРИЯ. До встречи с Анютой. До лучших времен.
СЕМЕН. Этого не будет.
ВИКТОРИЯ (хлопая в ладоши) . Вы философ! Настоящий философ, Сенечка! Я говорю: «До лучших времен», а вы говорите: «Этого не будет»! Так считали многие великие умы. И я так считаю: лучшее время – это то, в которое мы живем. Что же вы сделаете с бутылкой?
СЕМЕН. Мы её сейчас выпьем.
ВИКТОРИЯ. Неужели вы хотите меня угостить этим чудным вином?
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Виктория, не смей!
ВИКТОРИЯ. Спасибо, Сенечка! Это моё любимое вино.
СЕМЕН. И ваше тоже?
ВИКТОРИЯ. Конечно. Мы с Анечкой его пили на прощальном вечере, когда покидали детдом. Это первое вино, которое мы пили в своей жизни с Анечкой…
Семен ударом кулака выбил из бутылки пробку.
Как ловко вы её.
СЕМЕН (разливая вино в стаканы) . Если бы инструктор видел, как я это сделал, меня бы на трое суток нарядили гальюны драить.
ВИКТОРИЯ. Конечно, вам же запрещено пить…
СЕМЕН. Отнюдь. Пить мы обязаны. Мы каждый день пьем на занятиях. Я же вам говорил, где я учусь. Нас тренируют пить.
ВИКТОРИЯ. Да что вы!
СЕМЕН. Но не просто, а по всем правилам буржуазного хорошего тона. И вы не представляете себе, насколько мне все эти цирлих-манирлих глубоко отвратительны! Виктория, я подымаю этот бокал за нашу встречу.
ВИКТОРИЯ. Спасибо, Сенечка.
Они выпили.
СЕМЕН. Еще двое суток гальюны драить.
ВИКТОРИЯ. А теперь за что?
СЕМЕН. Капиталисты не пьют вино залпом. Вика, они вообще всё делают не как люди. Не люди они и есть. Там едят суп, страшно сказать, из мяса черепахи… И нас учат им подражать. А ведь мы простые парни. Рабочая косточка и сельская молодежь. Нашли на нашу голову в Воркуте француза – между прочим, бывший повар какого-то графа. Какие продукты ни требует – ему любые везут. Ну, он, контра, душу и отводит. Восемь перемен в обед. И мы сидим все и рубаем по этикету: три раза в день у нас занятия – дипломатический обед.
ВИКТОРИЯ. Какие занятия?
СЕМЕН. Нам же придется бывать на приемах. Сперва, с голодухи-то, мы счастливы были, а потом… Что там говорить. Давай дернем по второй?
ВИКТОРИЯ. Давай. Дернем.
Выпили по второй.
СЕМЕН. Представляете, мы по очереди изображаем дам. Сидим по распорядку: «кавалер» – «дама», «кавалер» – «дама», а инструктор, тоже из бывших, сволочь, ходит за спиной и смотрит, как «кавалеры» ухаживают за «дамами». А у каждого прибора одних ножей и вилок по шесть штук…
ВИКТОРИЯ. Как же вы это выдерживаете?
СЕМЕН. Многие не выдерживают. И тогда их комиссуют в простую мореходку. Между прочим, все им завидуют, Вика. У нас был один парень из Смоленщины, здоровый как бык, а как начались все эти анчоусы, омары, бифштекс а-ля татар, соус пикан, а потом как поперли ананасы с шампанским, как ахнули бляманже – он и не выдержал, его прямо за столом вывернуло. На нервной почве. Теперь он служит на море Лаптевых и шлет нам счастливые письма. Чуть не из той рюмки глотнешь, не за ту вилку схватишься, не той «даме» салат накладёшь – наряд вне очереди! Нам этот стол снится по ночам. Мы его называем «минное поле»… Поэтому то, что я сейчас с вами здесь сижу. Вика, для меня настоящий праздник…
ВИКТОРИЯ. Спасибо, милый Сенечка!
СЕМЕН. А вы смеетесь.
ВИКТОРИЯ (ласково) . Разве я смеюсь?
СЕМЕН. У вас всегда улыбка такая, как на полотне Леонардо да Винчи «Мона Лиза Джоконда». Не поймешь, то ли вам действительно со мной хорошо, как вы всё время утверждаете, то ли всё наоборот. Мне непонятно, когда вы всерьез говорите, когда шутите…
ВИКТОРИЯ. Сенечка, вам это всё показалось! Я к вам очень-очень хорошо отношусь!
СЕМЕН. А мне кажется, что вы меня всё время дразните. Все время ждете от меня какой-нибудь глупости, что ли? За дурака меня принимаете?
ВИКТОРИЯ. Да что вы, Сенечка!
СЕМЕН. Что вы про меня знаете? Ходил с Анютой, теперь вроде кинулся на вас – вот все, что вы знаете. А у меня шестеро братьев и сестер. Живут они очень средне. Вся надежда на меня. А тут мне представился случай блестящей карьеры. Я и стараюсь ради них. Торговому представителю за рубежом рекомендуется иметь жену… Иначе не положено. Я видел в Анюте идеальный вариант. А сегодня всё рухнуло. Скажу вам честно, Вика: когда я к вам сейчас вернулся, я думал – завью горе веревочкой. Передохну. Буду как все. Но теперь, Вика, я вижу, что так не могу. Я не понимаю, как это у ребят получается с первой встречной… Вы – первая встречная, но вы мне глубоко интересны, и я чувствую к вам человеческую близость… Вы меня понимаете?
ВИКТОРИЯ. Спасибо, Сенечка.
СЕМЕН. Опять вы так улыбаетесь…
ВИКТОРИЯ. Я не так улыбаюсь!
СЕМЕН. Ладно, улыбайтесь как хотите. У вас патефон есть?
ВИКТОРИЯ. Нет.
СЕМЕН. Жалко. Потанцевали бы.
ВИКТОРИЯ. В ботаническом кабинете?
СЕМЕН. Хотя бы.
ВИКТОРИЯ. Погодите! Вот что у меня есть… (Нагнулась, улегшись щекой на колени Семена, и достала из своей тумбочки патефонную пластинку, карандаш и бумажный фунтик с иголкой, привязанной ниткой к острию.) Это я отняла у учащихся на уроке. (Уперла карандаш с надетой на него пластинкой в тумбочку и приложила к пластинке иголку.) Видите, если крутить…
И Семен услышал тихую музыку. Это было танго, то самое, которое она напевала, когда они шли к школе: «Счастье мое, ты всегда и повсюду со мной…»
Представляете, Сенечка: дети крутят пластинку на уроке, я слышу, ищу, а музыка уплывает, уплывает от меня – я уже решила, что спятила, а это они под партами её друг другу передавали. Один крутит, другой иголку держит. А я с ума схожу.
СЕМЕН. Издеваются, черти!
ВИКТОРИЯ. Ну что вы! Это они шутят! Они же меня за свою держат. Я детдомовская. Я их понимаю. Не до них было – война. Вот они и ругаются как извозчики, всё ломают, пачкают… Что они делают в туалетах – страшно себе представить…
СЕМЕН. Потолок гадят?
ВИКТОРИЯ. Гадят, Сенечка. Но для меня это только хорошо. Мне и тут повезло. Я с комендантом договорилась убирать в школе – для дополнительного заработка…
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Но я об этом не знаю.
ВИКТОРИЯ. Для меня чем больше работы – тем интереснее материально. И я обожаю наводить чистоту.
СЕМЕН (вспомнил вдруг с мальчишеским удовольствием) . Я училке раз в сумку марганцовку с глицерином подложил. Чуть на фиг не сжег…
ВИКТОРИЯ. А у нас на прошлой неделе бросили в пролет лестницы пожарный шланг. А внизу случайно оказалась англичанка. Теперь она в больнице. Никто не виноват, все так устали, озлоблены… Но подумайте, Сенечка, ведь пройдет немного лет, из этих противных мальчишек вырастут хорошие-хорошие наши люди.
СЕМЕН. Опять шутите?
ВИКТОРИЯ. Нет, Сеня, на этот раз очень-очень серьезно. Школа – это моё призвание. Я эту школу преображу. Вы увидите, какая она будет!
СЕМЕН. Она никогда другой не будет.
ВИКТОРИЯ. Будет, потому что это моя мечта. А мне всегда везет. И главное, раз мы победили фашистов, мы теперь будем побеждать всегда-всегда…
СЕМЕН. Вот это вы отлично сказали.
ВИКТОРИЯ. Сеня, давайте выпьем с вами на «ты»?
СЕМЕН. С удовольствием. (Наполнил стаканы вином.)
Они выпили на брудершафт, как положено, продев руку через руку крендельком. И поцеловались.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Проститутка.

Сцена восьмая
А потом они танцевали в темном ботаническом кабинете между пальмами. Виктория крутила пластинку на весу, упершись карандашом в «Родную речь», а другой рукой вел Викторию. Музыка была неровная: то скорее, то медленнее крутилась на карандаше пластинка, и голос тенора то густел до баса, то пищал.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, знаешь, о чем я сейчас подумала? Представляешь, пройдет немного лет, и на каком-нибудь дипломатическом балу в Лондоне ты будешь танцевать с английской королевой…
СЕМЕН. Чтоб она провалилась.
ВИКТОРИЯ. Но ведь так может случиться?
СЕМЕН. Это мой гражданский долг, чтоб так было.
ВИКТОРИЯ. Я и говорю. Когда ты будешь с ней танцевать, ты обязательно вспомнишь, как мы с тобой танцевали в ботаническом кабинете!
СЕМЕН. Знаешь, Вика, я примерно об этом сейчас тоже подумал!
ВИКТОРИЯ. Ты будешь танцевать с королевой и вспоминать обо мне. А с английским королем будет танцевать твоя жена Анечка и вспоминать боцмана…
СЕМЕН (бросил на пол фунтик с иголкой) . Ну ты и змея! У меня сейчас был такой момент! А ты всё испортила!..
ВИКТОРИЯ (хватает его под руку) . Сеня, извини меня! Я сама не знаю, как это из меня выскочило! Я не хочу быть похожа на Мону Лизу Джоконду. Ну глянь на меня, Сенечка, разве я сейчас на нее похожа? У меня тоже был момент!..
СЕМЕН. Опять ты, опять. Пошло-поехало! Остановиться не можешь…
ВИКТОРИЯ. Я больше не буду!
СЕМЕН. Из всего делаешь комедию. Всю свою жизнь превратила в развлечение. Все для тебя трын-трава. Другая бы меня ни за что не пустила, а ты и рада…
Тут Виктория ударила его кулаком в живот. Семен сел на пол, покачиваясь из стороны в сторону.
ВИКТОРИЯ (присела рядом) . Очень-очень больно?
СЕМЕН. Молодец. Я не успел сгруппироваться.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, извини меня. У меня детдомовская реакция… Я тебя сейчас чаем напою… Полегчает!.. (Убегает.)
СЕМЕН. Вика, может быть, я тебя обидел? Но я всегда открыто говорю все, что думаю…
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Положим, не все. И не всегда…
Виктория возвратилась со стаканом и присела рядом.
ВИКТОРИЯ. Я тебя буду поить с ложечки. Это помогает при шоке.
СЕМЕН. У меня всё прошло.
ВИКТОРИЯ. Пей, говорят тебе! Открой ротик.
Семен послушно открыл рот. Виктория сунула ему в рот ложку.
СЕМЕН (выплюнул чай и вскрикнул) . Это же кипяток! (Высунул обожженный язык.)
ВИКТОРИЯ. Ничего страшного. Сенечка, милый, чтобы боль ушла, вспомни что-нибудь очень-очень приятное. У тебя было много женщин?
СЕМЕН. Мало…
ВИКТОРИЯ. Но ты же такой красивый!
СЕМЕН. Только Анюта.
ВИКТОРИЯ. Я таких красивых, как ты, Сенечка, вообще никогда не видела. И рост… И уши… И глаза… Я, когда тебя с Анькой увидела, в первый же момент подумала: господи, насколько он лучше этого боцмана!.. То есть, боцман ни при чем, прости, Сенечка. Просто ты мне с первого взгляда очень-очень понравился. Но я не думала даже, что ты очутишься здесь со мной. Я даже не предполагала. А ты здесь, потому что мне всегда везет.
СЕМЕН. Язык болит.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Мужчины отвратительны. Выгони его.
ВИКТОРИЯ. Бедненький, несчастненький мой… Я же всё понимаю. Семья на тебе, учиться тяжело, личная жизнь не складывается… А ты потерпи, потерпи, всё образуется! У тебя будет всё просто замечательно. Очень-очень замечательно. А пока потерпи… (Гладит его тихонько по голове.)
СЕМЕН. Ты еще не всё знаешь. У меня в жизни есть трагедия. И я даже никому не могу сказать…
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Как они все одинаковы! Сначала жалуются, потом храпят, потом исчезают.
СЕМЕН. Я никому об этом не говорю, а тебе скажу. У меня отец – баптист.
ВИКТОРИЯ. Какой ужас!
СЕМЕН. Он замечательный слесарь. Можно сказать, золотые руки. Самый что ни на есть рабочий класс. Так на тебе – баптист! И от этого я чувствую себя не таким, как все. Когда меня принимали в комсомол, мне казалось, что все смотрят на меня и думают: «Сын баптиста». Понимаешь теперь, каково мне?
Виктория опять гладит его по голове.
Где он этого бога видел? Ну, допустим, не видел, просто верит. Тогда я так ставлю вопрос: надо верить в добро, а что он имел от бога, кроме неприятностей? И самое интересное – думаешь, он верит на сто процентов? Нет. Он сомневается! Иногда он процентов на восемьдесят сомневается, но молиться всё равно ходит. Смешно?
ВИКТОРИЯ. Не смешно.
СЕМЕН. И все знают, что он ходит. А зачем всем знать, если он сам же сомневается? Одни неприятности. Плюс – неприятности для детей. Ведь он учил и нас молиться. У меня до сих пор в голове сидит «Отче наш», этот бессмысленный набор слов. И с подобной анкетой меня взяли в эту школу. Я за такое доверие, Вика, готов отдать жизнь, но одновременно я люблю отца. Разве это не кошмар?..
Виктория отходит к окну и поворачивается к Семену спиной.
В сорок втором я убежал на фронт, чтобы кровью смыть это пятно. Меня поймали, вернули и выдрали. (Замечает, что плечи Виктории вздрагивают, проводит ладонью по её щеке.) Ты плачешь? Из-за меня?.. (Попытался повернуть Викторию к себе лицом.)
ВИКТОРИЯ (вывернулась) . Пожалуйста, иди спать! (Кинулась в свою каморку, выдернула из тумбочки сложенную простыню, сорвала с раскладушки одеяло и сунула Семену.) На!
СЕМЕН (прижимая простыню к груди) . Спасибо. Но одеяла я не возьму.
ВИКТОРИЯ. Сеня, я очень прошу тебя!
СЕМЕН. Это исключено.
ВИКТОРИЯ. Сеня, ты же видишь, как у меня тепло!
СЕМЕН (взял её за руку) . Вика, почему ты заплакала?
ВИКТОРИЯ. Не трогай меня!
СЕМЕН. Ну почему?
ВИКТОРИЯ. Не приставай ко мне!
СЕМЕН. Вика…
Виктория опять стукнула его кулаком в живот.
Теперь я сгруппировался.
ВИКТОРИЯ. Уходи!
СЕМЕН. Выпьем на посошок, и я уйду.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Теперь он уже не уйдет.
СЕМЕН (в сильном волнении) . Должен тебе признаться, я ни с кем не был так откровенен, как с тобой. При том, что я о тебе ничего не знаю. Вика, если б это не был первый день нашего знакомства, я бы тебя поцеловал. Но если ты не хочешь, я, конечно, себе этого не позволю…
Виктория ударила его по щеке.

Сцена девятая
На рассвете Семен и Виктория лежали на полу, как рамой окруженные остовом провалившейся раскладушки.
Розовое лицо Семена во сне было строго. Он храпел. Виктория не спала. Стараясь не шевельнуться, она рассматривала Семена.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Ну, что я говорила? Храпит.
Виктория улыбнулась.
За стеной нарастал шум: топот сотен ног, как рокот морского прибоя, голоса детей, словно крики чаек.
ВИКТОРИЯ (пощекотала Семену нос) . Сенечка!
СЕМЕН. Все. Я погиб.
ВИКТОРИЯ. Твой внутренний будильник не сработал.
Семен вскочил на ноги и молниеносно стал одеваться. Рев школьного утра надвинулся. Остекленные, закрашенные белой масляной краской двери ботанического кабинета дребезжали от топота толпы.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Во-первых, ты на ней женишься. Во-вторых, тебя исключат из школы.
СЕМЕН. Мы сломали кровать. Сейчас сюда войдут, да?
ВИКТОРИЯ. Да. (Вытянула из-под постели совершенно измятое платье.)
СЕМЕН. Тут двери запираются?
ВИКТОРИЯ. Нет.
СЕМЕН. Где мой бушлат?
ВИКТОРИЯ. Вот он. (Вытянула из-под постели бушлат.)
СЕМЕН. Причешись хотя бы…
ВИКТОРИЯ. Не волнуйся за меня. Беги, миленький, беги!
СЕМЕН. Куда?!
ВИКТОРИЯ. В окно.
СЕМЕН. Это какой этаж?
ВИКТОРИЯ. Второй. Но под окном крыша сарая.
СЕМЕН (сел на подоконник и перекинул ногу на улицу) . Вика, мне было с тобой очень хорошо. Я должен тебе признаться, с Анютой у меня этого самого не было. Она в этом смысле железный человек. Получается, что ты у меня – первая женщина.
ВИКТОРИЯ. И ты у меня первый, Сенечка.
СЕМЕН (в ужасе) . Что ты сказала?!
В дверь ботанического кабинета постучали.
ВИКТОРИЯ. То, что слышишь… Прыгай!.. Оскарчик Борисович, иду-иду-у! (Толкнула Семена.)
Семен исчез за окном.
Загремело железо крыши.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Машину торгового атташе к подъезду!

Сцена десятая
Пока Виктория торопливо пыталась замаскировать одеялом сломанную раскладушку, в ботаническом кабинете появился Оскар Борисович – крохотный, как колибри, старичок в специальных очках, выдававших сильнейшую близорукость. В нем птичья привычка часто оглядываться в ожидании опасности сочеталась с изяществом движений. Костюм его был черный, незаметный, в руке – пузатый древний портфель. Убедившись, что Виктории в кабинете нет, он моментально схватил жестянку с молоком, выплеснул молоко в кадку с пальмой и поставил жестянку на место.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Старый маразматик. Что за игры в его возрасте? А эта дура во всё верит.
ВИКТОРИЯ (вышла из каморки в ботанический кабинет) . Оскарчик Борисович! Доброе утро, дорогой мой!
Оскар Борисович с неожиданной ловкостью прыгнул к ней и церемонно поцеловал Виктории руку.
Как вы себя чувствуете? Как спали? (Не дожидаясь ответа.) И я прекрасно. Очень-очень выспалась. Погода мерзкая. У вас ножки сегодня не болят?.. Ай!!! Смотрите! (Толкнула Оскара Борисовича к жестянке.)
Оскар Борисович изобразил удивление.
Оно опять съело молоко! Я же вам говорила – здесь кто-то живет! Как вы думаете, кто это может быть? У меня дома была кошка… Но мне всё равно, кто это. Хоть мышь, хоть птеродактиль! Если я буду ставить молоко постоянно, оно сможет ко мне привыкнуть и когда-нибудь можно будет его погладить! Потому что по ночам здесь бывает довольно тоскливенько, особенно зимой, как сейчас, когда ветер гремит железом по крыше. Но скоро-скоро одиночество кончится… Миленький Оскарчик Борисович, я вам больше ни слова не скажу. Лучше вы мне ответьте на два вопроса. Во-первых, что вы думаете о баптистах? Они плохие или хорошие?
Оскар Борисович оглянулся по-птичьи.
Ясненько. Второй вопрос. Как вы думаете, война скоро будет?
Оскар Борисович пожал плечами.
Один мой знакомый человек считает, что война, наверное, опять будет. Но я в это не верю! Если они хоть краем уха слыхали, что у нас тут творилось, они же никогда на нас не полезут, да? Не полезут?
Оскар Борисович покачал головой.
В ботанический кабинет тем временем робко проник остриженный «под ноль» мальчик, одетый в лыжные мохнатые штаны и материнскую кофту. Оскар Борисович достал из-за шкафа и бережно вручил мальчику скелет. Мальчик немедленно сунул скелету палец в рот.
Что ты с черепом играешь, дрянь такая?! Ты что, не знаешь, как Оскар Борисович относится к своему скелету? Вынь руку из зубов, я тебе говорю или нет?.. Оскарчик Борисович, родненький, они вам совсем на голову сели!
В окне каморки появился Семен. Он беззвучно влез через окно в комнату; прижавшись, спиной к стене, приблизился к двери в ботанический кабинет. Виктория стояла совсем близко. Она обирала с мятого платья приставшие к нему перья.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Прелюбодей. Она была невинна. Ты её обольстил.
ВИКТОРИЯ (мальчику) . Ну что ты смотришь, как пыльным мешком из-за угла прибитый?
Мальчик заржал.
Неси!
Мальчик поволок скелет.
(Вслед ему.) Не стучи костями! Оскарчик Борисович, вы после урока ко мне заглянете? Я вас чайком попою!
Виктория говорила с ним громко. Очевидно, Оскар Борисович был глух. Оскар Борисович расшаркался и покинул кабинет.

Сцена одиннадцатая
Виктория, не зная, что за ней наблюдают, принялась с деловитым видом выгибаться, поворачиваться и скашивать глаза, подпирая бровь пальцем. Семен понял, что она рассматривает свое отражение в стеклянной дверце шкафа.
ВИКТОРИЯ (очевидно, осталась довольна увиденным, потому что закружилась на месте и запела) . «Счастье мое, ты всегда и повсюду со мной…»
СЕМЕН. Вика!
ВИКТОРИЯ. Сенечка? Что случилось? Почему ты вернулся?
СЕМЕН. Как же мне не вернуться после того, что ты мне сообщила.
ВИКТОРИЯ. А ты к дипломатическому обеду опоздаешь.
СЕМЕН. У меня увольнительная до вечера.
ВИКТОРИЯ. Вот оно что: тебе просто некуда деваться, бедненький мой.
СЕМЕН. Вика, не надо так! Мы же люди! Надо же по-человечески разговаривать!
ВИКТОРИЯ. Ну разговаривай.
СЕМЕН. Мы должны определить наши отношения.
ВИКТОРИЯ (смеется) . Зачем? Никто не знает, что ты здесь был. Ты свободен как птица. Лети!
СЕМЕН. Куда я теперь полечу? Когда я знаю, что мы наделали?!
ВИКТОРИЯ. Но ты же ни в чем не виноват!
СЕМЕН. Я виноват, один я. Потому что я плохо про тебя подумал. Вика. И за это я наказан. И готов отвечать. Короче говоря, если надо, я готов жениться.
ВИКТОРИЯ. Спасибо, миленький, но я не собираюсь выходить за тебя замуж.
СЕМЕН. Тогда зачем ты это сделала?!
ВИКТОРИЯ. А ты не понял? Чтобы родить ребеночка. Боже мой! Забыла про раскладушку… (Метнулась в каморку, присела перед раскладушкой и принялась торопливо выдергивать гвоздики из холста, сорванного с каркаса.)
СЕМЕН. Я надеюсь, ты, как всегда, шутишь?
ВИКТОРИЯ. Нет, теперь я не шучу. Ты мне не мешай. Мне надо скоренько привести всё в порядок. Сегодня же сбор дружины. Надо еще платье погладить. Вдруг Лидия Ивановна зайдет? Нельзя, чтоб она видела эту подлую раскладушку! Она такая наблюдательная… Смешно, я всё вычислила, а попадусь на ерунде…
СЕМЕН. Что ты вычислила?
ВИКТОРИЯ. Все-все. Как Раскольников, перед тем как убить старушку. Только у меня наоборот. Ты читал «Преступление и наказание»?
СЕМЕН. Кончай дурака валять! Что ты задумала?
ВИКТОРИЯ. Я же тебе сказала: у меня план. Я Анюту нашла – раз, она меня сводила на танцы – два, познакомились – три, потом… четыре.
СЕМЕН (ужаснулся) . Тоже по плану?
ВИКТОРИЯ. Конечно. Поэтому ты можешь совершенно не волноваться. Теперь пять – буду шить приданое. Но нельзя, чтобы Лидия Ивановна что-нибудь сейчас заметила. Она сразу начнет искать виновника. А разве ты в чем виноват? Когда они увидят через несколько месяцев – тебя уже ищи-свищи…
СЕМЕН. Что увидят?
ВИКТОРИЯ. Животик.
СЕМЕН. Ты это всерьез?!
ВИКТОРИЯ. Честное пионерское!
СЕМЕН. И я тебе только для этого нужен был?
ВИКТОРИЯ (трудясь над раскладушкой) . Ну, я же тебя тогда не знала…
СЕМЕН (в ужасе) . Значит, на моем месте мог быть другой? Ну конечно… Ведь я привел для тебя боцмана!
ВИКТОРИЯ. Дался тебе этот боцман. Сенечка, у меня полчаса на то, чтобы замести следы. Раз ты всё равно здесь, почини раскладушку. Это в твоих интересах. Ну что ты стоишь? Скорей!
СЕМЕН. Молоток дай.
ВИКТОРИЯ. Есть молоток!.. (Сбегала в ботанический кабинет и вернулась с уже знакомым глазом.) . Держи!
СЕМЕН (отшатнулся) . Убери его.
ВИКТОРИЯ. Почему? Я им уже табуретку чинила. Видишь – ни царапинки. Он как железный. Другого нет.
СЕМЕН. Этого нельзя делать.
ВИКТОРИЯ. Почему?
СЕМЕН. Потому что это часть человека! А человек – это!..
ВИКТОРИЯ. Человек очень прочная вещь, Сенечка. Гляди!.. (Вбила глазом гвоздь.) На.
СЕМЕН. Не буду!
ВИКТОРИЯ. Тогда ты платье погладишь, а я сама починю. За мной!

Сцена двенадцатая
Виктория побежала в ботанический кабинет. Семен поплелся за ней.
ВИКТОРИЯ (включила утюг, разделась перед носом у Семена с физкультурной простотой и вручила ему платье) . Ну, скоренько-скоренько!
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Полундра! Спасайся кто может!
СЕМЕН. А если у тебя ничего не получилось с одного раза?
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Не надейся. Получилось.
ВИКТОРИЯ. Сеня, ты меня не знаешь! (Убежала в свою каморку и застучала глазом по раскладушке.) Ты не представляешь, какая я везучая. У меня всё получается. Единственно, что не получается, – никак не могу в школе навести порядок. Все, что я ночью отмываю, за день приходит в плачевное состояние. Но за летние каникулы я её преображу. Моя доченька будет жить во дворце. Я сама сделаю ремонт.
СЕМЕН. Во всей школе?
ВИКТОРИЯ. Конечно. Ты гладишь?
СЕМЕН. Глажу. (Нетвердой рукой повел утюг по ткани.)
ВИКТОРИЯ. Паркет будет блестеть как зеркало.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Она некрасивая и нескромная. А Анюта симпатичная и невинная. И ты ей изменил, подлец.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, ты не представляешь себе, на что способна женщина, когда у нее есть идея. Я не помню свою мамочку, но папа рассказывал, что у нее была идея чистоты. Я вся в нее. Она каждый день натирала полы, а комнат у нас было три.
СЕМЕН. Сколько?
ВИКТОРИЯ. Три, Сенечка. Мы жили в Москве, в отдельной квартире. Столовая была величиной с ботанический кабинет.
СЕМЕН. Так не бывает.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Бывает.
ВИКТОРИЯ. Мама каждый день натирала полы и мыла кухню. А зимой ездила бороться с грязью на дачу, даже когда мы там не жили! У меня, как у мамы, обостренное чувство дома.
СЕМЕН. У вас и дача была?
ВИКТОРИЯ. Ага. В Кратове, под Москвой, деревянная, вся резная. А ты не веришь, что я везучая. У меня было золотое детство! Когда мне было десять лет, папа разрешил мне самой рулить. Я сидела у него на коленях и крутила баранку…
СЕМЕН. И машина была?
ВИКТОРИЯ. Служебная. Папа был знаменитый командир… Поэтому у меня и имя такое: Виктория – Победа. Мы катались на поляне у пруда. Представляешь, высокие-высокие сосны, в траве шишки… И девочка за рулем. Ножки толстые! Небо темно-синее, облака белые, как пена, когда папа брился. И дачники загорают у пруда на голубом песочке.
СЕМЕН. На желтом?
ВИКТОРИЯ. На голубом. Я, маленькая, говорила «голубой песочек», так у нас с папой и осталось. И моя доченька будет говорить «голубой песочек».
СЕМЕН. Как же ты оказалась в детском доме?
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Ответь. Ответь ему.
ВИКТОРИЯ. Мама умерла, когда мне было два года, а папа погиб на войне.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Врет. По некоторым причинам отец её до войны не дожил. А ты слюни распустил!
ВИКТОРИЯ. Папа говорил: «Когда самое плохое позади, остается только хорошее». Поэтому мне теперь всегда везет. Когда наш детдом эвакуировали в Нижнеуральск, поезд попал под бомбежку. Соседний вагон сгорел, а я только месяц в лазарете провела – и как огурчик! Потом ужасно голодали, а я выжила. И наконец, месяц назад главный сюрприз! Рассказать?
СЕМЕН. Расскажи… (Сунул палец в дырку на локотке её платья.)
ВИКТОРИЯ. У меня нет фотографии папы и мамы. Но у меня прекрасная зрительная память. Мама на фотографии была поразительная красавица: брюнетка с белой-белой кожей и светлые глаза. А я, дура, сравнивала себя с мамой и всегда считала себя несчастной уродкой, гадким утенком. И вдруг месяц назад я поняла, что выросла и стала очень похожа на маму, просто повторение мамы! Знаешь, как я это поняла?
СЕМЕН. Как?
ВИКТОРИЯ. Представь себе, на торжественной линейке!..
Семен в канцелярских мелочах на столе обнаружил иголку с ниткой и стал зашивать дырку.
Я же на сборах стою у всех на виду. Мне сдают рапорт. И мне всегда было так стыдно, а тут Лидия Ивановна сказала удивительно душевную речь, и все так закричали «ура», что чуть потолок не упал, а потом забил барабан, затрубил горн и мои пионеры замаршировали – все в ногу, и я подумала: такая у нас жутковатенькая школа, но вот же чудо – все думают одинаково: и учителя и ученики, все знают, что в жизни самое главное. И улыбнулась. И почувствовала, что у меня какая-то особенная улыбка. Я просто сверкнула. Я в это мгновение стала как мама, раз в сто лет красавица. Звезда. Не веришь? Ты можешь сегодня же в этом убедиться. У нас же сегодня торжественная линейка. Мы готовимся к Дню Красной Армии. (Достала из тумбочки и надела черную юбку и белую кофту. Повязала пионерский галстук.) Линейка будет в коридоре. Ты отсюда через щель в двери меня увидишь. У меня теперь это на каждой линейке повторяется. Ты увидишь и поймешь, почему я должна родить ребенка! Мне же надо это, что у меня внутри, кому-то передать. Моя девочка будет, как я, как папа, как мама. Несмотря ни на что, мы будем на свете!
Послышался треск, барабана, пастушеский крик горна и мягкий ход множества валенок по паркету.


Акт второй
Сцена первая
Трещал барабан. Пел горн.
Из своего убежища в ботаническом кабинете Семен не видел марширующих пионеров, но зато отлично видел Викторию и учителей с торжественными, просветленными лицами, жавшихся к стене за спиной Виктории.
К Виктории, печатая шаг, приблизился мальчик, тот самый, что приходил за скелетом, но теперь лицо его, в зеленке и царапинах, светилось умилением.
МАЛЬЧИК. Товарищ старший пионервожатый! Рапортует председатель совета отряда шестого класса «В». В классе по списку сорок пять человек. На сборе присутствуют сорок два. Трое отсутствуют по уважительной причине. Рапорт сдан!
ВИКТОРИЯ. Рапорт принят! Вольно!
Голос её теперь был особенный, пионерский, с цыганским эдаким переливом. Мальчик повернулся и исчез. И опять затрубил горн и забил барабан. Виктория лихо встряхнула своей прической.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Прямо как у вас в школе было, да, Сенечка? Сердце щемит?
СЕМЕН. Точно. И учителя как будто наши.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Узнаешь, Сенечка? Это же вылитая ваша Крыса, по русскому языку… Ух была вредная!
СЕМЕН. Она в бомбежку погибла.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Сам видишь – жива. А это Ангина, по математике. А это Медуза. И вовсе не умерла она с голоду – вот она! А вот Бронислава Антоновна, которая вела с первого по четвертый. Узнаешь?
СЕМЕН. Она.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. А вот и ваша Баба Яга, по пению… Кобыла – по истории… Мальвина – англичанка, видишь, рука в гипсе – это на нее пожарный шланг кинули. Только сегодня из больницы – и уже на посту. Как на войне! Ты думал, не увидишь их больше, раз школу кончил? Думал, с глаз долой – из сердца вон? А они вечные, Сенечка… Думал, что забыл? Не забудешь!.. За какими бы океанами ты ни скрылся, с какими бы королевами ни танцевал, ты не забудешь эти лица, этот школьный коридор. Это твое детство, твоя судьба, это ты сам… А теперь, ребята, крикнем же в честь нашей славной Красной Армии дружное, единодушное, громкое-громкое… очень громкое… самое громкое… ура!!!
Голос Лидии Ивановны, мягкий и сильный, звучал всё выше, выше – прямо песня, так складно, а в конце, в пике, неизбежно и уже совсем высоко. Тут и был всеми с нетерпением ожидаемый взрыв. Мальчики и учителя так оглушительно и радостно закричали «ура», что чуть потолок не упал на головы, чуть стены не растрескались.
Виктория улыбалась и глядела на дверь ботанического кабинета в надежде, что Семен смотрит на нее. Но Семен ничего не видел. Он кричал «ура» вместе со всеми. Глаза его стали мокры от волнения, он тер их кулаками и проглядел момент. Линейка кончилась. Все забегали, ряды смешались, Семен поспешно ретировался в каморку – и вовремя.

Сцена вторая
Это единственная сцена, в которой мы видим Лидию Ивановну. В ботанический кабинет вошел Оскар Борисович, резво поднял с полу жестянку с молоком и выплеснул в кадку. Но тут вошла Лидия Ивановна и увидела, что он делает.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Боже мой, как я от всех вас устала. Во что вы превратили ботанический кабинет? От кого вы тут хотите спрятаться?
Прячась за пальмами, Оскар Борисович метнулся к каморке. Опередив его появление, Семен молниеносно определил единственное место в каморке, куда можно было спрятаться: змеей вполз под раскладушку и потянул к полу край простыни.
Я отношусь к вам с уважением, как к человеку девятнадцатого века, но моё терпение не бесконечно.
Оскар Борисович взялся за сердце и сел на раскладушку.
Вам кажется, что вы человек неприметный. А вы меня очень интересуете. И я хотела бы знать о вас еще больше. О вашей жизни, о вашем методе… Как вам удается завоевать внимание учеников? Они у нас трудные, а вы как преподаватель мягкий, чересчур даже интеллигентный…
Оскар Борисович страшно смутился и сгорбился.
Чем же вы их завлекли?
Оскар Борисович заерзал на спине Семена.
У каждого свои педагогические тайны, но, мне кажется, вы чрезмерно увлекаетесь наглядными пособиями. Мы должны нацелить учащихся вглубь, в суть вещей, а не играть с ними в игрушки.
Оскар Борисович поиграл ртом и промолчал.
Я убеждена: пусть успеваемость будет хуже, отметки ничего не значат, давайте научим их не зубрить, а видеть главное, пусть взгляд их будет направлен вглубь. Ведь мы трудимся в мужской школе… (Она говорила, поверяя ему свои заветные думы.) Вся мудрость идеи раздельного обучения в том, что ничто поверхностное, второстепенное не отвлекает наших мальчиков от главного. Мужская школа – это очень чистая идея… Поэтому мы не смиримся, если что-то помешает нам жить так, как мы хотим…
Морщины на лбу Оскара Борисовича собрались в горькие складки.
Наверное, я кажусь вам неделикатной. Но я устала и огорчена… Мне, простите, не до ваших чувств. Да, вы угадали. Мне сообщили в отделе кадров, что вы женились!
Оскар Борисович испуганно закивал.
А вы думали, что это останется тайной? Смешно. И дико. Как же можно такое событие скрыть от коллектива? Вы нам всем не чужой. Сколько лет вы проработали в этом здании?..
Оскар Борисович беззвучно пошевелил губами.
Тридцать пять! Юбилейная дата. Это очень благородно, что хоть в отдел кадров вы сообщили об изменении ваших анкетных данных. Впрочем, я уверена, что вы вообще благородный человек и ни в чем не виноваты.
Оскар Борисович с жалкой улыбкой развел руками.
Но судьба вашей жены, как вы понимаете, мне не безразлична! Ей восемнадцать лет, а вам за шестьдесят! Я обязана выяснить обстоятельства, которые привели к этому чудовищному браку… У нее будет ребенок?
Оскар Борисович затрясся и стал тереть ладонью сердце.
Можете не отвечать! (Голос Лидии Ивановны был уже лишен напускного спокойствия.) Она беременна, иначе зачем?.. Оскар Борисович, вы же честный человек, так будьте честны до конца! Но подумайте сами: Вике две недели назад исполнилось восемнадцать лет, и вы сразу зарегистрировались. Очевидно, это случилось до её совершеннолетия… Как же вы прикажете к вам после этого относиться?..
Оскар Борисович улыбнулся.
Как к развратнику? Так ведь я убеждена, что у вас с ней ничего не было… Я понимаю, как всё случилось. Она вам призналась, что какой-то мерзавец сделал ей ребенка, пугнула, что покончит с собой, и вы из соображений ложной гуманности предложили ей руку и сердце, чтобы покрыть чужой грех… Почему она вам всё рассказала, а не мне?! Скажите мне, кто он?
Оскар Борисович расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
Благородство не в том, чтобы скрыть, а в том, чтобы найти в себе силы рассказать. Что вы так дышите? Вам плохо?
Оскар Борисович продолжал растерянно улыбаться.
Только давайте спокойно! В вашем возрасте такие волнения безнаказанно не проходят… У вас была тут где-то валерьянка…
Оскар Борисович махнул рукой.
Вы теперь молодой муж. Вы должны беречь здоровье. Прилягте… Вам надо отдохнуть. Это же постель вашей жены… Кстати, где вы собираетесь жить? Сейчас вы прописаны в одной комнате с вашей сестрой, её замужней дочерью и внуком. Сколько у вас там метров?.. Двадцать три. Довольно большой метраж. Но все-таки уже пять человек прописано. А у Виктории имеется своя площадь. Значит, вы переедете сюда и будете вместе с ней жить в школе? Неужели у вас духу хватит?
Оскар Борисович задвигал всеми морщинами зараз.
(Плачущим голосом.) Ах, вы об этом и не подумали! Вы же святой. Все хорошие, одна я злая. А вы поставьте себя на моё место. Вы не успеете оглянуться, как раздуют ваше персональное дело. Вику я спасу. Как уже раз спасала. И, между прочим, доверила ей пионерию. Поэтому мне придется всё свалить на вас, старый вы идеалист! Я же обязана буду как-то реагировать! Вы хотите, чтобы ваша педагогическая деятельность закончилась так бесславно? Подумайте! Ведь если мы найдем мерзавца, мы как-нибудь вас вытащим! Ну, кто это?! Она же мне ничего не скажет!..
Оскар Борисович, вытянул губы клювиком, и развел руками в полнейшей растерянности.
Ну хорошо, хорошо, идите домой, утро вечера мудренее… У меня никаких сил нет. Идите же!
Оскар Борисович выскочил из каморки, схватил портфель и убежал из ботанического кабинета.

Сцена третья
Простучали знакомые шаги, Виктория вошла в ботанический кабинет, а оттуда в каморку.
ВИКТОРИЯ. Лидочка Ивановна! Как хорошо, что вы ко мне заглянули. Сейчас я вас буду поить вкусненьким-вкусненьким чайком!..
ЛИДИЯ ИВАНОВНА (тихо) . Спасибо, я очень утомлена и должна идти. Я добыла тебе сливочного масла. Тебе это полезно. (И удалилась. Громыхнула дверью.)
ВИКТОРИЯ. Сенечка, ты где?
СЕМЕН. Я здесь. (Выполз на волю.)
ВИКТОРИЯ. Бедненький, тебя чуть не изловили?.. Ну скажи, ты меня на линейке видел?
СЕМЕН. Видел. Вика, я тебя люблю.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, погоди, ты скажи мне честно-честно! Я это придумала или ты заметил?
СЕМЕН. Заметил. Вика, я тебя полюбил с первого взгляда. Еще на танцах… (Хотел обнять Викторию, но она отскочила, как кошка.)
ВИКТОРИЯ. Что ты заметил? Скажи подробно!
СЕМЕН. То, что ты говорила. Ты была очень красивая…
ВИКТОРИЯ. Просто красивая?
СЕМЕН. Очень-очень. (Опять хотел обнять её, и опять она ускользнула.) Самая красивая в СССР!..
ВИКТОРИЯ. Ты не представляешь, как важно для меня, что это именно ты заметил! Ты же всегда режешь правду в глаза!
СЕМЕН. Да. Я заметил.
ВИКТОРИЯ. Ну-ну? Подробно!
СЕМЕН. Ты как будто сверкнула.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Врет.
СЕМЕН. Да не вру я, честное слово, видел. (Он уже сам верил, что видел.)
ВИКТОРИЯ. Удивительная история! Понимаешь, Сенечка, когда это случилось в первый раз, я решила, что сошла с ума. Жутко испугалась. И на следующем сборе всё ждала, повторится такой момент или нет…
СЕМЕН. Ты не сумасшедшая.
ВИКТОРИЯ. И повторилось. Я после этого всю ночь не спала, потому что поняла, что я не такая, как все… Я особенная. Я такая одна… Ты понимаешь?
СЕМЕН. Ты моя Виктория. (Наконец изловчился и обнял её.) Ты моя победа…
ВИКТОРИЯ (отпихиваясь) . Но при этом я прекрасно знаю, что объективно я уродина!
СЕМЕН. Нет!
ВИКТОРИЯ. Да ты слушай! Слушай! Конечно, уродина, я, значит, все-таки сошла с ума. И мне страшно интересно, что я теперь сумасшедшая, не такая, как все. Интересно, правда? Кому плохо, если я сумасшедшая? Никому.
Семен поцеловал её.
Да погоди же! Слушай! На третий раз я специально вымыла пол – мне нравится, как пахнет мокрым деревом, – и опять жду. «Ура!» – и опять повторилось. Наутро проснулась – голова трещит, как после «Абрау-Дюрсо», и с тех пор уже не проходит. Понимаешь, мой психоз в том, что я испытываю к себе огромную нежность. Я очень внимательно слежу за собой, чтобы как-нибудь не выдать своего сумасшествия: походкой или выражением лица. Потому что раньше я была уверена, что Лидия Ивановна видит меня насквозь.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Глупышка моя. Вика, солнышко…
ВИКТОРИЯ. Но она ничего не замечает! После торжественной линейки она мне делает вот так… (показала, как Лидия Ивановна величественно подымает и опускает веки) и плывет дальше. Она мне казалась такой мудрой и несокрушимой, а теперь я знаю, что она ничем не отличается от обыкновенных людей и даже несчастнее многих и очень одинока. Ведь она старая дева. Наверное, она решила меня любить вместо дочери, но у нее никогда духу не хватит сказать мне.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Не надо ему рассказывать.
ВИКТОРИЯ. И я её совершенно перестала бояться. С тех пор как я стала сумасшедшая, у меня развились удивительные способности. Я теперь очень хорошо разбираюсь в людях, потому что они про меня ничего не знают, а я про них знаю всё – злые они или добрые… В общем, Сенечка, никто ничего не заметил, а это чувство у меня внутри не проходит, а только усиливается, и уже обидно, что никто не замечает, какая я…
СЕМЕН. Я же заметил.
ВИКТОРИЯ. Погоди!.. Я тебе просто объясню, почему я должна родить ребеночка.
СЕМЕН. Не надо объяснять! Ты правильно решила! Знаешь, о чем я сейчас думаю?..
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. О том, как отсюда унести ноги.
СЕМЕН. Через сорок минут у меня кончается увольнение. Но в субботу я опять приду к тебе…
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Все врет.
ВИКТОРИЯ. Это тебе кажется сейчас. Мы больше не увидимся никогда.
СЕМЕН. Нет, я приду. А ты за это время реши… Вика, я тебя прошу быть моей женой!
ВИКТОРИЯ. Спасибо, Сенечка! Все! Беги! (Освободилась от его объятий и открыла окно.)
СЕМЕН. Вика, ты, кажется, не поняла, что я сказал?
ВИКТОРИЯ. Поняла. Это невозможно.
СЕМЕН. Если я тебя не уговорю, уговорит Лидия Ивановна. Я к ней обращусь! И мы поженимся.
ВИКТОРИЯ. Глупенький! Это вряд ли поможет твоей блестящей карьере. Боюсь, что в Лондоне тебе тогда не жить.
СЕМЕН. Значит, будем жить на Тихом океане. Или на Ледовитом. Главное – служить Родине. И чтоб ты была рядом.
ВИКТОРИЯ. Спасибо, миленький, но я твоей жертвы не могу принять.
СЕМЕН. А ты подумай о дочке!
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. А может быть, родится сын?
ВИКТОРИЯ. Я уже подумала, миленький. Прочерка в метрике у нее не будет. Я это предусмотрела. Я заранее вышла замуж. За Оскара Борисовича.
СЕМЕН. Это ничего! Ты с ним разведешься! Я понимаю, у тебя всё по плану, но зачем уж так было торопиться?..
ВИКТОРИЯ. Миленький, я просто не могла поступить иначе. Мне одна врач сказала, что у меня после войны очень-очень нехорошее малокровие и что если я хочу иметь детей, то лучше это сделать пораньше, потому что, если я сейчас родить не успею, детей у меня может вообще не быть. Мне некогда было ждать прекрасного принца, пришлось торопиться. А Оскара Борисовича я ни в чем не обманула. Он сам мне сделал предложение, когда я ему рассказала про план. Он святой, необыкновенный человек, он всё выдержит. И не такое мы выдерживали, да, Сенечка?.. Опять у тебя несчастное лицо, просто сердце разрывается! Сенечка, ну почему ты так трагически воспринимаешь действительность? Все складывается так хорошо! У тебя будет потрясающе интересная и увлекательная жизнь. Ты увидишь весь мир…
СЕМЕН. Ты опять иронизируешь?
ВИКТОРИЯ. Нет-нет, я серьезно! Ты слепой, Сенечка. (Засмеялась.) Ты вглядись: весь мир твой! Веселей, миленький! Твой корабль уже отплывает в неведомые страны…
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Но тебя он не возьмет с собой.
СЕМЕН. Тридцать минут осталось, я еле добегу. Я тебя люблю, Виктория. Я в субботу приду, да?
ВИКТОРИЯ. Нет!
СЕМЕН. Я всё равно приду. (Вылез из окна на крышу и на краю крыши обернулся махнуть Виктории рукой.)
Виктория увидела, как он, посылая воздушный поцелуй, поскользнулся и полетел с крыши спиной вниз. Послышался сильный звук удара и короткий вскрик.
ВИКТОРИЯ (высунулась в окно) . Сеня, что с тобой?!
ГОЛОС СЕМЕНА. Упал. С ногой что-то случилось. Наверное, растяжение.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Нет, не растяжение.

Сцена четвертая

Сонным, теплейшим августовским днем Семен появился в переулке школы и чуть не проскочил мимо, да и немудрено: он не был здесь более полугода. К тому же город к концу лета почистился и похорошел до неузнаваемости, утонув в чрезмерной даже зелени тополей и акаций, причем развалины если и выглядывали кое-где, то не были так ужасны» как зимой; наоборот, что-то в них утвердилось родное, привычное, словно бы они были здесь всегда. Наконец Семен сообразил, что кумачовое полотнище с надписью «Городской пионерлагерь № 167» обозначает школу, и вошел во двор.
Двор тоже изменился. Висела волейбольная сетка. У раненого Толстого появился новый бетонный глаз – светлее остального лица и глядевший прямо с профиля, отчего Толстой стал похож на камбалу. В открытом окне первого этажа виден был Оскар Борисович. В старорежимной художественной блузе, с палитрой на пальце, он рисовал на оконных стеклах птиц. Уже была готова надпись «1 сентября».
Птичья голова его повернулась, но Семен прислонился к стене, и Оскар Борисович его не увидел. В школе был ремонт и уже кончился. Пол был покрыт месивом, старой штукатурки и рваных обоев. Коренастая баба, одетая в мужскую ковбойку и сатиновые штаны, сгребала в конце коридора мусор в кучу.
Семен заглянул в ботанический кабинет. Дверь каморки была открыта. На раскладушке лежали клубки шерсти и начатое вязанье. Подоконник был уставлен бутылями с клубникой и смородиной. Ни здесь, ни в зеленом полумраке ботанического кабинета Виктории не было.
Семен взял в руки фотографию Лидии Ивановны. Угол рамки был обвязан черной лентой.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Здравствуй. Пришел полюбоваться. Полюбуйся, погляди, что ты тут у нас наделал.
ВИКТОРИЯ. Сенечка! Ты все-таки пришел!
Семен увидел, что баба-штукатурщица торопится к нему, нелепо размахивая руками, и узнал в ней Викторию. Живот был очень заметен.
(Бросилась ему на шею.) Сенечка, родненький мой, как здорово, что ты пришел! Я же верила, что ты придешь, умом понимала, что не придешь, но верила! И ты пришел!
СЕМЕН. Я только недавно смог ходить без костылей. И первый раз в увольнении. И сразу к тебе, чтоб решить, как мы дальше жить будем. Но почему ты сама ни разу ко мне не пришла? Притащила в больницу, как санитарка раненого с поля боя, – и исчезла.
ВИКТОРИЯ. Но я же позвонила Анечке и сказала, где ты. И я все-все про тебя знаю от Анечки. (Плачет.) Пришел все-таки! Бедненький ты мой! Ну что ж тебе всё время приходится из-за меня страдать?! Несчастненький, любименький ты мой, я ж тебя всего известкой вымазала.
СЕМЕН. Сейчас-то дело идет на поправку. А ведь чуть калекой не остался. У меня был сложный перелом стопы. Три раза неправильно срасталась, и ломали заново. И после травмы меня в увольнение, конечно, не отпускали. Поэтому я пришел только сегодня. Между прочим, в субботу. Как обещал!
ВИКТОРИЯ. Это очень-очень хорошо, что ты пришел!
Она сильно изменилась, но улыбка её стала еще прелестней.
СЕМЕН. А тебе, видно, плевать было, как я там.
ВИКТОРИЯ. Ну что ты, миленький, я теперь тебя никогда не смогу забыть.
СЕМЕН. Значит, нарочно не приходила?
ВИКТОРИЯ. Нарочно, миленький.
СЕМЕН. Проверяла свои чувства?
ВИКТОРИЯ. Твои, Сенечка.
СЕМЕН. Ну, у тебя железная воля. Полгода проверяла?
ВИКТОРИЯ. Семь месяцев и двенадцать дней.
СЕМЕН. Проверка – это тоже по плану?
Виктория засмеялась.
Ну и как? Проверила?
ВИКТОРИЯ. Проверила! (Прижалась к нему.)
СЕМЕН. Я вижу: у тебя всё по плану. И ремонт – всё как задумала.
ВИКТОРИЯ. Поцелуй меня, миленький.
СЕМЕН (поцеловал её) . Давно ремонт начала?
ВИКТОРИЯ. Как раз когда Лидия Ивановна умерла. Прямо на следующий день после похорон.
СЕМЕН. В июне, значит.
ВИКТОРИЯ. Третьего июля.
СЕМЕН. И всё своими руками?
ВИКТОРИЯ. Нет, конечно. Тут работала бригада из ремстройтреста. Но они больше пачкают, чем делают, а убрать за собой – ни в жизнь. Главное, теперь они ушли, а пол не привели в порядок. Слушай, у тебя увольнение до каких?
СЕМЕН. До завтра.
ВИКТОРИЯ. Раз ты всё равно пришел, может, поможешь? Оскар Борисович старенький, остальные все на каникулах, и так получилось, что я одна.
СЕМЕН. А тебе разве можно этим заниматься?
ВИКТОРИЯ. Мне это очень-очень полезно. И главное, приятно. Я же здесь живу. А теперь еще и ты рядом. Ничего со мной не случится.
СЕМЕН. Смотри, что принес. (Вытащил из кармана и развернул плоский пакетик.)
ВИКТОРИЯ. Что это?
СЕМЕН. Цикля. Инструмент для ремонта паркета. Чтоб он блестел как зеркало.
ВИКТОРИЯ. Какой ты молодец! Запомнил!
СЕМЕН. А ты меня ни разу не навестила.
ВИКТОРИЯ. Сенечка, ну подумай, получилось бы, что я навязываюсь. Зато Анечка каждый день тебя навещала. Я и подумала, что у тебя с ней всё очень-очень хорошо… Вот рабочая одежда наших маляров. Ты можешь переодеться.
СЕМЕН. То, что она ко мне ходила, ровным счетом ничего не значит. Но я отдаю должное её упорству.
ВИКТОРИЯ. У нас в, детском доме все такие. Сенечка, чтоб не забыть: ты никому не рассказывал, что у нас с тобой было в ту ночь?
Семен ворошил груду спецодежды.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Рассказывал. Он же всегда говорит правду.
ВИКТОРИЯ. Вот эти брючки, миленький, тебе будут как раз. Ну, переодевайся, скоренько…
СЕМЕН (начал переодеваться) . Я вижу, у Ани руки всё время в какой-то краске. Я ей говорю: ты б хоть руки вымыла, в больницу все-таки ходишь. Она хихикает. Оказывается, краска несмываемая. Потом боцман мне рассказал, что она брала в дом работу по окраске тканей через трафарет, чтобы покупать мне фрукты.
ВИКТОРИЯ. Боцман рассказывал? Значит, он с ней с тех пор встречается?
СЕМЕН. Конечно, встречается. И с ней и со мной. Мы дружим втроем. Я всю палату кормил яблоками, но она, Вика, этим не добилась ничего. Я сказал ей, что буду с тобой.
ВИКТОРИЯ. Главное, что ты уже здоровенький, Сенечка. Ты сначала мусор отгреби от ботанического кабинета. Здесь у нас будет образцово-показательный паркет… Я хочу, чтоб Оскар Борисович просто ахнул.
СЕМЕН (принялся за работу) . А Лидия Ивановна когда заболела?
ВИКТОРИЯ. Через месяц после того, как ты здесь был. Она, бедненькая, из любви ко мне так хотела найти виновника! Но я тебя не выдала. А потом случилась эта беда. На меня пришла в гороно анонимка, что я из школы устроила дом свиданий. И, между прочим, было точно указано число, когда ты здесь ночевал. К счастью, имени твоего не было. Ума не приложу, кто мог написать. Тебя же никто тогда не видел, и я никогда никому о тебе не говорила. После собрания Лидочка Ивановна вошла ко мне в ботанический кабинет и у нее сделался приступ. И инсульт… Ты, знаешь, Сенечка, боли она совершенно не чувствовала. Она просто не могла говорить. Только чуточку-чуточку шевелила губами. Кроме меня, никто не мог её понять.
СЕМЕН. Сволочи. Кто же это написал?
Семен нагрузил носилки мусором, и, они с Викторией понесли их к открытому окну, чтобы, выбросить мусор на задний двор.
ВИКТОРИЯ. Фактически она умерла из-за этой анонимки.
СЕМЕН. У нее было больное сердце?
ВИКТОРИЯ. Если б не анонимка, она могла бы жить еще долго-долго. А исполком решение нашего собрания не утвердил, потому что беременного человека на улицу не выгоняют. И к Оскару Борисовичу меня прописать не могли. Там в комнате уже пять человек – две семьи. И я осталась здесь.
СЕМЕН. Жалко Лидию Ивановну.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Жалко, что мы с тобой не встретились.
Большой кусок пола у ботанического кабинета был уже очищен от мусора. Виктория смочила паркет водой. Семен, стоя на коленях, начал работать циклей.
СЕМЕН. А как пацаны реагируют? Представляю, что ты вынесла…
ВИКТОРИЯ. Они такие смешные. Сперва, когда они увидели, что со мной происходит, они стали подбрасывать мне на стол всякую аптечную дрянь. Это естественно, они же растут без девочек, и эта запретная тема их возбуждает. А потом они привыкли и даже стали помогать мне – тетради носили. А в последний учебный день притащили мне кучу цветов. Как раз с детьми все очень-очень хорошо. Оказалось – ничего страшного, хожу с животиком, а школа не рухнула. И ты пришел! Сенечка, страшно подумать, но это даже больше, чем по плану!
СЕМЕН. Смотри, какой тут, оказывается, паркет.
Очищенный квадрат пола обнаружил затейливый узор – образец забытого паркетного искусства.
ВИКТОРИЯ. Как в музее. Сенечка, какой же ты талантливый!
СЕМЕН. Здесь ты будешь стоять. И сверкать.
ВИКТОРИЯ. Папа правильно говорил. Когда самое плохое позади, остается одно хорошее. Только Лидия Ивановна умерла. Но у нее было очень плохое здоровье, да? Зато Оскар Борисович теперь директор нашей школы!
СЕМЕН. Да что ты?!
ВИКТОРИЯ. Временно исполняющий обязанности. Но это, конечно, временно и случайно. Потому что он вдруг получил медаль.
СЕМЕН. Какую медаль?
ВИКТОРИЯ. Оказалось, что во время войны он возглавлял добровольную дружину ПВО. Он со старшими школьниками дежурил на крыше во время бомбежки. Несколько раз на школу падали зажигалки, и, если бы не Оскар Борисович, она бы сгорела. Так что теперь все они притихли.
СЕМЕН. И слава богу!
ВИКТОРИЯ. Ты уверовал в бога, Сенечка?
СЕМЕН (работая циклей) . Нет. Но за время болезни я очень изменился. Фактически я теперь другой человек. Благодаря встрече с тобой, Вика.
ВИКТОРИЯ. Ты стал еще красивее!
СЕМЕН. Я изменился внутри. Ты тогда сказала, что я слепой, а передо мной весь мир. И я об этом задумался. Понимаешь, я ж никогда в жизни не болел, а тут вдруг оказался прикован к кровати. У меня в больнице было столько времени читать и думать, сколько не было никогда в жизни. И я, можно сказать, использовал свое заключение в больнице, как граф Монте-Кристо свою тюрьму в замке Иф. Подобно графу, овладел знаниями. Я сдал выпускные экзамены на круглые пятерки и кончил школу с отличием…
ВИКТОРИЯ. Ура! Поздравляю тебя, Сенечка! Я очень-очень рада!
СЕМЕН. Полгода Анюта каждый день носила мне книги из библиотеки. Ну что тебе сказать, Виктория… великих русских писателей я проглотил практически всех плюс Достоевского. Я одолел Диккенса и Теодора Драйзера в подлиннике, то есть на языке. Я прочитал процентов восемьдесят «Человеческой комедии» Бальзака. И так же, как граф Монте-Кристо, я вышел на волю с сокровищем…
ВИКТОРИЯ. С Анютой?..
СЕМЕН. Перестань. Сокровище – это моё новое отношение к моей профессии. Ты же знаешь – ведь я терпел нашу школу как свой гражданский и семейный долг, который я должен выполнить, не испытывая никакой радости. Но уединение, размышления и книги изменили меня. Когда я проработал «Историю дипломатии» в двух томах и множество мемуаров наших и их…
ВИКТОРИЯ. В подлиннике, то есть на языке?
СЕМЕН. Сан дут.
ВИКТОРИЯ. Чего?
СЕМЕН (натирая мастикой отциклеванную часть пола) . Без сомнения. Когда я сравнивал мир прошлого с сегодняшним, у меня явился, Вика, новый, грандиозный взгляд на вещи. Тебе интересно?
ВИКТОРИЯ. Сан дут.
СЕМЕН. Я пришел к выводу, что мы в настоящий момент живем в совершенно поразительное и уникальное время. История прошлого – это история войн. И сегодняшняя американская атомная дипломатия с её шантажом и угрозами не представляет собой ничего нового. За исключением того, что она приводит мир к грани катастрофы. Так вот, мне кажется, что в сегодняшнее трудное время именно нашей стране предстоит открыть новую эру международных отношений на нашей планете. До сих пор была дипломатия войны. Мы предлагаем дипломатию мира. Не оружием, не атомной бомбой, а экономическими, культурными, взаимовыгодными связями мы добьемся вечного мира на земле. Я пришел к выводу, что практически сейчас мир и будущее народов в наших руках.
ВИКТОРИЯ. То есть, весь мир в твоих руках, Сенечка?
СЕМЕН. Да, Вика. Получается почти что так. Я понял, что я себе не принадлежу. И если раньше я с ужасом ждал встречи с чужой страной, то теперь я жду этого с нетерпением. Теперь я знаю, что мне делать. Ты понимаешь, я полюбил свое дело, я даже полюбил ненавистный мне раньше этикет…
ВИКТОРИЯ. Даже суп из мяса черепахи?
СЕМЕН. Да! Ты будешь смеяться – да!
ВИКТОРИЯ. И когда же туда уедешь, Сенечка?
СЕМЕН. Завтра я еду в Москву на оформление и прямо оттуда – на год практиковаться в наше морское представительство.
ВИКТОРИЯ. В Лондон?
СЕМЕН. Самое удивительное – да! Ты тогда угадала, теперь я верю, что твое сумасшествие, которое не сумасшествие, развило у тебя способность угадывать.
ВИКТОРИЯ. А как же я?
СЕМЕН. Пока я еду один. Но через год я вернусь, и тогда, Вика, с тобой мы всё решим. Учти, я помню каждое слово, которое говорил тебе полгода назад…
ВИКТОРИЯ. И я помню, Сенечка. И я была уверена, что Анюта будет танцевать с английским королем.
СЕМЕН. Нет, Вика, с королем придется танцевать тебе. Ну что ты всё про Анюту вспоминаешь? Забудь про нее! И вообще, за что мы с тобой на нее напали? Она-то ни в чем не виновата. Между прочим, это я ей изменил, а у нее с боцманом ничего не было. Я ей изменил, она мне это сразу простила…
ВИКТОРИЯ (испуганно) . Простила? А откуда она узнала, что у нас с тобой было? Ты ей все-таки рассказал? Ты ей все-таки рассказал про ту нашу ночь?
СЕМЕН. Я понимаю, Вика, на что ты намекаешь.
ВИКТОРИЯ. Я не намекаю, Сенечка. Теперь я знаю. И ты знаешь. Это она написала.
СЕМЕН. Я ей рассказал правду. Для того чтобы она знала, насколько у нас с тобой всё серьезно. И сказал, что собираюсь на тебе жениться. И, зная всё это, она меня не бросила в беде. За это время я узнал её достаточно близко и уверяю тебя, Вика: на подлость она не способна.
ВИКТОРИЯ. Это она написала. И ты это знаешь!
СЕМЕН. Ерунда! Да ты пойми: если не она, как бы у меня хватило сил перенести три операции? Она вела себя просто самоотверженно. Перезнакомилась со всеми врачами, с моими преподавателями. Смешно, она за компанию со мной стала учить английский. Мы с тобой должны быть очень даже благодарны… Уверяю тебя, она на такое не способна. Я ни за что не поверю, что Анька…
ВИКТОРИЯ. Что Анька убила человека. И не верь, миленький…
СЕМЕН. Если б я даже поверил в эту чушь, ты подумай логически, чего она надеялась этим добиться? Зачем ей было писать?!
ВИКТОРИЯ. А ты можешь понять, зачем их вообще пишут?
СЕМЕН (твердо) . Я не верю, что это она.
ВИКТОРИЯ. И никогда-никогда не верь! Конечно, не верь, миленький! Иначе как тебе с ней жить?.. Ведь ты собираешься с ней жить, а не со мной.
СЕМЕН (смеется) . Кто тебе сказал, что я собираюсь с ней жить? Сама обвиняешь, сама судишь, сама приводишь приговор в исполнение. Да не живу я с ней!
ВИКТОРИЯ. До сих пор? Бедный Сенечка!
СЕМЕН. Ты пойми. Не могу я её обижать, когда я сам перед ней виноват. Нужно, чтобы время прошло. А там, через год, видно будет… Ты сама лучше меня знаешь, что будет через год. Ведь у тебя же план!
ВИКТОРИЯ. Миленький, ты только не чувствуй себя виноватым передо мной. Мне тебя так жалко! Миленький, ты же всю жизнь будешь чувствовать себя перед всеми виноватым и сам не поймешь почему. Но зато когда ты, уже старенький, придешь сюда через много-много лет, когда тебя сами ноги сюда принесут и ты подымишься на второй этаж, чтобы взглянуть на меня, чтобы вспомнить, как это было…
СЕМЕН. Я приду гораздо раньше. Ты прекрасно знаешь, я к тебе вернусь через год!
ВИКТОРИЯ. …через много-много лет. Когда ты будешь дедушкой своих внуков и весь мир будет у тебя в руках, ты сюда приедешь, и тебе вдруг станет хорошо-хорошо! Ты увидишь меня, умную и толстую, – директоршу этой школы. Я буду говорить речь. А твоя доченька в красном галстуке будет стоять на этом удивительном паркете и принимать рапорты… И сверкать… И ты поймешь, что все-таки был у тебя в жизни момент!.. «Счастье мое, ты всегда и повсюду со мной…». (Запела и, желая показать, как её дочка будет лихо принимать рапорты, повернулась на сверкающем квадрате паркета и вдруг мягко опустилась на пол.)
По-настоящему она упала или нарочно – Семен не мог понять. Он подошел к ней, чтобы помочь ей встать.
(Весело.) Сначала ты упал, теперь я.
СЕМЕН. Ты это кончай, ты это брось. Ты дошутишься когда-нибудь.
ВИКТОРИЯ. Я опять похожа на Мону Лизу Джоконду? Миленький, только не пугайся, пожалуйста. Ты очень-очень хороший человек, и ты ни в чем не виноват. И если ты не понимаешь, шучу я или всерьез, это потому, что я тебя люблю, Сенечка. Когда я с тобой, у меня обостряется актерский талант. Обещай мне, что не будешь бояться…
СЕМЕН. Ты о чем?
ВИКТОРИЯ. Ну обещай!
СЕМЕН. Ну обещаю.
ВИКТОРИЯ. Ты совсем-совсем не будешь волноваться?
СЕМЕН. Ну совсем-совсем…
ВИКТОРИЯ. Тогда пойди тихонечко в ботанический кабинет к телефону и вызови «скорую помощь».
СЕМЕН. Тебе плохо? Тебе правда плохо, или ты опять шутишь?
ВИКТОРИЯ. Мне очень-очень хорошо. Понимаешь, миленький, мне всегда везет. Мне в консультации сказали, что вполне может быть, что она родится раньше времени. Другие рождаются целых девять месяцев, соскучишься ждать. А она может родиться скоро-скоро… Но ты не волнуйся, ты же мне обещал! Она будет здоровенькая и красивая девочка… И очень-очень похожа на тебя… Ну иди же к телефону, Сенечка!
СЕМЕН. Я твой юмор никогда не научусь понимать. Я же действительно позвоню! Я в этих делах ничего не понимаю! У тебя что, болит что-нибудь, ну скажи по-человечески!!!
ВИКТОРИЯ. Знаешь, миленький, в родильных домах женщины часто говорят между собой, какие мужчины гады и негодяи. А ты, наоборот, мне сейчас так нравишься! Ты у меня самый красивый, самый умный, самый-самый честный и добрый… Ну позвони, пожалуйста, не бойся.
СЕМЕН (чуть не плача) . Да что же происходит, скажи мне толком?
ВИКТОРИЯ. Все хорошо, Сенечка, я её сейчас рожу.
Семен кинулся в ботанический кабинет, дрожащим пальцем набрал номер и ждал, глядя на Викторию в чистом квадрате пола посреди коридора, заваленного мусором. Она помахала ему рукой.
СЕМЕН. «Скорая помощь»?.. Запишите адрес. Улица Фабричная, дом семь… Роды преждевременные… Муж? Нет, я не муж. Мужа нет… Виктория… Фамилии я не знаю… Восемнадцать лет… Какой месяц? Месяц восьмой. Ждем… (Положил трубку и вернулся к Виктории.)
ВИКТОРИЯ. Сенечка, побудь со мной, пока они едут. Поразвлекай меня…
СЕМЕН. Как? Чего мне делать?
ВИКТОРИЯ. Расскажи мне что-нибудь. И не бойся. Ой, у тебя ручки дрожат!..
СЕМЕН. Я тебе расскажу, как у нас с тобой всё будет через несколько лет. Ты со мной будешь жить в Лондоне. И будешь ты эдакая гранд-дама… С твоей улыбкой Моны Лизы это у тебя получится великолепно… От природы все данные у тебя есть, но, конечно, ты научишься вести себя в соответствии с этикетом…
ВИКТОРИЯ. Знаешь же, что не научусь, миленький.
СЕМЕН. Молчи. Представь себе. У нас с тобой прием. Мы с тобой стоим на верхней площадке мраморной лестницы, а снизу парами поднимаются к нам капиталисты. Все во фраках, в орденах, в лентах, с супругами под ручку. А наверху ты стоишь…
ВИКТОРИЯ. В пионерской форме.. Белый верх, темный низ.
СЕМЕН. Перестань, ты слушай.. Ты наверху стоишь и улыбаешься и каждому-каждому говоришь несколько приятных слов. И каждое из этих чучел целует тебе ручку, и ты терпишь, потому что плечом к плечу со мной ты находишься, можно сказать, на передовом рубеже истории…
ВИКТОРИЯ. А она где стоит?
СЕМЕН. Кто?
ВИКТОРИЯ. Моя доченька? Ты про нее забыл, миленький… Потому что на верхней площадке этой мраморной лестницы ты видишь не меня. Там, миленький, рядом с тобой стоит Анюта… Любимый мой, если бы ты знал, как мне тебя жалко…
СЕМЕН (кричит) . Нет никакой Анюты! Только ты! Ты! А теперь, я прошу тебя, не разговаривай, тебе же вредно разговаривать… Слышишь, «скорая», кажется, приехала!..
ВИКТОРИЯ. Там, на верхней площадке, стоит Анюта.
СЕМЕН. Только ты. Я же никого никогда в жизни не смогу полюбить так, как тебя. И ты это прекрасно знаешь! И нарочно всё это говоришь, потому что знаешь, да?!
ВИКТОРИЯ. Беги! Прощай, миленький.
СЕМЕН (вскочил на ноги) . До свиданья. Вика… Я их встречу – и пойду… Я буду стоять у больницы. Если тебе станет лучше, ты махни мне в окошко, ладно? А через год я вернусь к тебе. Ты же знаешь – раз я сказал…
ВИКТОРИЯ. Беги, миленький. У тебя осталась в этом городе одна ночь… Мы же с тобой знаем – за одну ночь можно успеть горы свернуть… Беги!
И Семен побежал.
ЛИДИЯ ИВАНОВНА. Беги, Сенечка. Не волнуйся. Все будет хорошо. Родится девочка, и хоть семимесячная, но она будет жить!

Червинский Александр - Счастье моё => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Счастье моё автора Червинский Александр дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Счастье моё своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Червинский Александр - Счастье моё.
Ключевые слова страницы: Счастье моё; Червинский Александр, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Сатанинский смех