Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Недреманное око 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тут выложена бесплатная электронная книга Мозг автора, которого зовут Рид Роберт. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Мозг в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Рид Роберт - Мозг без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мозг = 52.42 KB

Рид Роберт - Мозг => скачать бесплатно электронную книгу




РОБЕРТ РИД
Мозг
Год миссии 0.00
Собравшихся здесь помощников Капитана было не сосчитать; изобразив свою самую ослепительную капитанскую улыбку, Уошен присоединилась к ним и принялась обмениваться обычными комплиментами, рассказывать коротенькие истории о своих путешествиях и с неподдельным
беспокойством расспрашивать, не знает ли кто-нибудь, зачем Капитану Корабля понадобилось созывать их здесь.
- Она проверяет нас, - осмелился предположить какой-то коллега с серыми глазами. - Она проверяет нашу покорность. А также нашу систему безопасности.
- Возможно, - признала Уошен.
Закодированные приказы дошли до Уошен по защищенным каналам. Без всяких объяснений Капитан приказывала ей оставить свой пост, избавиться от униформы и надеть не бросающуюся в глаза одежду. Последние семь дней она прилежно играла роль туристки, бродя по огромному кораблю, наслаждаясь его удивительными видами, а затем, трижды убедившись, что за ней не наблюдают, воспользовалась незарегистрированным туннельным электрокаром, который и привез ее в это странное место.
- Меня зовут Диу,- с широкой улыбкой представился ее собеседник, протягивая руку.
Она сжала протянутую ладонь двумя руками:
- Мы встречались на банкете для помощников Капитана. Неужели это было.двадцать лет назад?
- Двадцать пять. - Подобно всем помощникам, Диу был ростом выше обычного, лицо его покрывали морщины, и он обладал легкостью в общении и шармом, предназначенным для того, чтобы внушать доверие пассажирам-людям. - Как любезно с вашей стороны, что вы меня вспомнили. Спасибо.
- Я искренне рада. Глаза его сверкнули.
- Что вы думаете о вкусах Капитана? Разве это не необычное место для встречи?
- «Необычное», - повторила Уошен, - подходящее слово.
Когда-то здесь жили пиявки. Загадочный народ, аскетический по природе. Они построили себе дом в дальнем углу одного из гигантских изолированных корабельных топливных баков. Этот «дом», сплетенный из толстых полос пластика, свисал с потолка бака. Внутренняя часть его, в согласии с обычаями пиявок, представляла собой одно помещение. Оно было широким и длинным, но светящийся серый потолок нависал так низко, что до него можно было дотронуться рукой, и человеком здесь овладевал приступ клаустрофобии. Единственными предметами мебели служили жесткие серые подушки. В нагретом спертом воздухе висел запах старой пыли и стойкий аромат феромонов. На цвета существовал строгий запрет. В безжалостном свете даже кричащие тона нарядов туристов казались серыми.
- Я все удивляюсь, - начал Диу, - что могло случиться с пиявками?
- Не представляю, - призналась Уошен.
Она встречала этих существ, когда те поднимались на борт. Но это произошло более тысячи лет назад, и даже память помощника Капитана была несовершенна.
Пиявки могли просто достичь места назначения и сойти с корабля без происшествий. Или же они решили построить себе еще более уединенное жилище, если это вообще возможно. Кроме того, могла произойти какая-то катастрофа-и они погибли. Смерти на корабле случались чаще, чем позволяли себе признаться помощники. Некоторые из их пассажиров оказывались слишком хрупкими для длительного путешествия. Другие гибли во время массовых самоубийств и местных войн. И все же, как часто напоминала себе Уошен, на каждого погибшего приходились сотни здравствующих, которым удавалось по меньшей мере выдолбить себе уголок на этом великолепном корабле, где они могли устроить себе дом.
- Где бы ни находились сейчас пиявки, я уверена, что с ними все в порядке.
- Разумеется, в порядке, - ответил Диу: он знал, что вежливо, а что - нет. - Разумеется.
В случае отсутствия информации помощникам Капитана следовало делать позитивные предположения.
Уошен заметила, что Диу, даже стоя на месте, продолжал двигаться, его тело буквально вибрировало, словно вся жидкость внутри его была готова вскипеть.
- Итак, мадам… я умираю от желания узнать ваше мнение! Что за миссия нас ждет? Что это за важный вопрос, ради которого Капитан притащила нас сюда, в подземелье?
- Да,- послышался второй голос - Что тебе в первую очередь пришло в голову, дорогая?
К ним подошла Миоцен. Она была одним из немногих присутствующих здесь Старших Помощников Капитана.
Эта надменная женщина с узким лицом, по слухам любимица Капитана, была на голову выше остальных, одета в богатые одежды, ее пестрые волосы задевали потолок. И все же она стояла прямо, не желая склонять голову даже ради удобства.
- Я понимаю, что ты знаешь не больше любого из нас, - настаивала Старший Помощник Капитана. - Но как ты думаешь, что нужно Капитану?
В комнате, казалось, стало тише. Помощники задержали дыхание, втайне радуясь, что выбор Миоцен пал на Уошен.
- Ну что ж, - начала Уошен, - я могу назвать несколько сотен причин.
На лице Старшего Помощника появилась улыбка, острая как бритва.
- И это?
- Это мы.
Они стояли у одного из немногочисленных окон - широкой щели, закрытой толстым куском покоробленного пластика. Снаружи ничего не было - лишь тьма и пустота; океан жидкого водорода, необъятный, спокойный и ужасно холодный, простирался на пятьдесят километров под ними. В окне мелькали лишь их смутные отражения. Уошен рассмотрела все в одно мгновение. Она взирала на собственное лицо, красивое, нестареющее, черные волосы стянуты на затылке в скромный пучок, в них виднеется достаточно белых нитей, чтобы внушать уважение, широкие глаза шоколадного цвета выдают уверенность в себе и чувство заслуженного удовлетворения.
- Капитан выбрала нас, и мы - ключ к отгадке. Миоцен скользнула взглядом по своему отражению:
- И кто же мы такие?
- Элита, отобранная из элиты. - Уошен называла присутствующих, перечисляя их награды и карьерный рост за последние тысячелетия: - Манка недавно получил чин второго ранга. Ааслин отвечал за последнюю модернизацию двигателя, которая обошлась дешевле сметы и была закончена на пять месяцев раньше срока. Салуки и Уэст-фалл десять раз получали награды Капитана за отличную службу. - Она указала рукой в сторону стоящего рядом с ней помощника со словами: - И конечно же, здесь Диу.
У него уже одиннадцатый ранг, как это ни удивительно. Вы появились на борту корабля - поправьте меня, если я ошибусь, - в качестве простого пассажира. Энергичный человек подтвердил:
- Верно, мадам. Я благодарен вам за то? что вы помните меня.
Уошен усмехнулась и продолжала:
- И еще здесь вы, мадам Миоцен. Вы одна из трех Старших Помощников Капитана и имеете право сидеть с ней за одним столом.
Высокая женщина кивнула, наслаждаясь лестью:
- Но не забывай о себе, дорогая.
- Я никогда не забываю о себе, - парировала Уошен, на что все дружно рассмеялись. И так как помощнику Капитана менее всего пристала напускная скромность, она признала: - До меня дошли слухи: меня хотят сделать новым Старшим Помощником.
Миоцен улыбнулась, но никак не прокомментировала это известие.
Вместо этого она сделала глубокий вдох и громко спросила:
- Вы чувствуете, чем здесь пахнет? Чувствуете? Это запах амбиций. Это самый устойчивый запах и, на мой взгляд, самый приятный…
В названии не было нужды - все называли его просто «корабль». Это древнее и эффектное на вид сооружение ни с чем нельзя было спутать, и все находящиеся на борту, от Капитана Корабля до последнего безбилетника, по праву гордились своим великолепным домом.
Изначально корабль был миром класса «юпитер», но затем его захватила неизвестная раса. Воспользовавшись водородной атмосферой, новые хозяева разогнали его центральную часть до доли скорости света. Затем они построили туннели и перегородки, камеры, способные вместить небольшие миры. Первоклассное гиперволокно придало каркасу прочность и устойчивость. А потом, подобно пиявкам из пластикового гнезда, строители внезапно и загадочно покинули свое творение.
Миллионы и миллионы лет спустя корабль случайно обнаружили люди. Большая часть систем работала в тестовом режиме. Инженеры привели их в действие, отремонтировали все, что нужно. Затем люди наняли лучших помощников Капитана и пригласили на борт всевозможных пассажиров; первый полет корабля стал экскурсионной поездкой по Млечному Пути и должен был продолжаться полмиллиона лет.
Его неоспоримая глава прибыла несколько часов спустя.
Под звуки труб и пение ангельских голосов в помещение широкими шагами вошла Капитан. Все помощники Капитана были в гражданской одежде, но лидер их облачилась в мундир и блестящую фуражку, соответствующие ее званию. Тело, избранное ею, по многим причинам было широким и необычно толстым. В каком-то смысле оно подтверждало ее статус. Но большое тело требовалось Капитану также и потому, что ее огромный мозг нуждался в подходящем вместилище; женщина постоянно наблюдала за всеми системами корабля и корректировала их работу так же бессознательно, как двигалась и дышала.
На такой глубине гравитация была слабее, чем наверху. Скользя широкой ладонью по потолку, Капитан ловко прошла вперед, не задевая его головой. Дюжина помощников поприветствовала ее и предложила твердые подушки. Среди этих услужливых людей был и Диу, он стоял на коленях и продолжал улыбаться даже после того, как она прошла мимо него.
- Спасибо всем за то, что пришли, - произнес голос, который всегда заставал Уошен врасплох. Это был тихий, неторопливый голос, обладательница его словно постоянно забавлялась тем, что видели лучистые карие глаза.- Я знаю, что вы озадачены, - сказала она, - и надеюсь, что заинтересованы. Итак, позвольте мне начать с веских причин, побудивших меня затеять эту игру, и рассказать о том, чего я хочу от вас.
Неподалеку стояла группа телохранителей; прежде чем свет в комнате погас, Уошен разглядела их крошечные силуэты, затянутые в защитные костюмы.
- Корабль, пожалуйста.
Рядом с Капитаном расцвело изображение в реальном времени, передающееся по ее собственным внутренним системам. Серый сферический корпус выглядел скользким.
Тысячи лазерных лучей исходили с носа, они целились в кометы и прочие препятствия. Гигантские двигатели, нахо-дящиеся в кормовой части, выплевывали облака плазмы, постепенно выравнивая курс корабля и увеличивая его скорость. А крошечная светящаяся точка на экваторе означала, что прибывает другой звездолет, очевидно, с новыми пассажирами.
- А сейчас, - произнес насмешливый голос, - начинайте чистить луковицу. Пожалуйста.
В мгновение ока корпус из гиперволокна исчез. Уошен внезапно увидела самые просторные помещения верхней палубы; она знала название и предназначение каждого из них, также ей были знакомы другие важные помещения, слишком маленькие, чтобы их разглядеть. Затем испарилось еще несколько сотен километров камня и воды, воздуха и гиперволокна, открыв новые объекты.
- Его архитектура совершенна. - Капитан подошла ближе к сжимающемуся изображению, и свет, исходящий от него, падал на широкое волевое лицо, излучающее уверенность, - лицо, словно созданное для того, чтобы вдохновлять тысячи помощников и экипаж численностью в десятки миллионов человек. - На моей памяти это самое масштабное предприятие в истории. Я не говорю о самом путешествии. Я имею в виду потрясающую задачу исследования нашего древнего корабля. Представьте, какая честь: быть первым живым существом, которое ступит в один из этих отсеков. Впервые за многие миллионы лет разумные создания оценили их беспредельное пространство, разгадали их загадки. Это было замечательное время. И я говорю это, исходя из собственного опыта, ведь я была одним из руководителей первой разведывательной команды.»
Хвалиться собственными успехами давно считалось почетной привилегией Капитана.
- Мы провели превосходную работу, - заверила Капитан. - Я не приемлю иного определения. Несмотря на технические проблемы и огромный объем работ, мы составили карты девяноста девяти процентов внутренней части корабля. По сути, я первой пробралась сквозь систему труб, находящуюся над нами, и первой увидела величественную красоту водородного моря наверху…
Уошен спрятала улыбку, подумав: «Топливный бак - это только топливный бак».
- Итак, цель перед нами, - объявила Капитан.
Корабль уменьшился втрое. Резервуар для топлива оказался больше всех пещер; обиталище пиявок было слишком маленьким, а потому незаметным. В следующую секунду был удален еще один слой - неторопливо, бесшумно. Жидкий водород сменился черноватым твердым веществом, а еще глубже - прозрачным металлом.
- Дальше этих морей мы никогда не забирались,- прокомментировала Капитан. - Под ними нет ничего, кроме железа и каши из других металлов, сжатой под чудовищным давлением.
Корабль превратился в совершенный гладкий черный шар - необходимый предмет для множества популярных игр.
- До настоящего времени мы ничего не знали о ядре.- На мгновение Капитан смолкла, позволив себе едва заметно улыбнуться. - Данные указывают на следующее: когда корабль был построен, из ядра его удалили радионуклиды, возможно, для того, чтобы дать металлам остыть и немного затвердеть. Мы не знаем, как это удалось строителям. Когда-то там существовали узкие туннели, ведущие вниз, укрепленные при помощи гиперволокна и энергетических полей, но в конце концов они обрушились от старости и недостатка технического обслуживания. - После очередной паузы она продолжила: - Там не могла пройти даже микромашина. По крайней мере мы так всегда считали.
Уошен заметила, что дышит чаще, наслаждаясь происходящим.
- Мы не обнаружили ни единого признака существования скрытых камер, - объявила Капитан. - Я не принимаю критику по этому поводу. Мы провели всевозможные тесты: сейсмические, нейтринные изображения, даже примитивные расчеты массы и объема. Пятьдесят лет назад мы еще не имели причин бояться, что наши карты неполны.
В помещении воцарилась тишина. Тихо, невозмутимо Капитан произнесла:
- Весь корабль, пожалуйста.
Железный шар снова оделся в камень и гиперволокно.
- А теперь удар. Пожалуйста.
Уошен сделала шаг вперед, угадав, что они сейчас увидят. Пятьдесят три года назад они пролетали через плотное скопление комет. Помощники Капитана швыряли в самые большие препятствия глыбы антивещества. Лазеры палили без перерыва, испаряя триллионы тонн льда. Но корпус был усеян обломками, на его серебристо-сером изображении плясали тысячи сверкающих булавочных уколов, а затем капитаны увидели огненную белую вспышку, по сравнению с которой остальные взрывы показались крошечными, и заморгали, смущенные, вспоминая этот момент.
Железоникелевая глыба пробила их заграждения. От удара корабль содрогнулся, и еще долгое время нервные пассажиры не могли говорить ни о чем другом. Даже после того, как помощники показали им все схемы и расчеты, доказывающие, что корабль мог бы выдержать и более мощное столкновение, не подвергая пассажиров реальной опасности… даже после этого находились люди и инопланетяне, которые продолжали бояться.
С видимым удовольствием Капитан произнесла:
- А теперь поперечное сечение, пожалуйста.
Половина корабля испарилась. Ударные волны распространялись от места столкновения вниз и в стороны, затем сходились в кормовой части, причиняя все больше разрушений, катились обратно и снова к корме; приглушенные вибрации можно было уловить даже сейчас - они прокатывались по кораблю и по костям помощников Капитана.
- Анализ, полученный с помощью искусственного интеллекта, пожалуйста.
Поверх поперечного сечения возникла карта, знакомая до мельчайших подробностей. Кроме одной.
- Мадам, - произнес сильный голос. Голос Миоцен. - Предположим, что это аномалия. Но не кажется ли вам, что это нехарактерно для…
- Вот почему я решила, что это ничего не значит. И искусственный интеллект, которому я доверяю, - часть моей собственной нервной системы - согласился со мной. Состав вещества в этой части корабля изменился. И больше ничего. - Она сделала длинную паузу, наблюдая за своими помощниками. Затем с широчайшей любезной улыбкой признала: - Предположение о существовании полого ядра казалось смехотворным.
Помощники Капитана закивали устало, но с надеждой.
Зная, что их созвали сюда не из-за аномалии, Уошен подошла поближе. Насколько она велика? Расчеты были несложными, но простые вычисления давали ошеломляющие цифры.
- Смехотворным, - повторила Капитан. - Но затем я вернулась к тем временам, когда мы были детьми, - каких-то несколько тысяч лет назад. Кто мог предположить, что мир класса «юпитер» может превратиться в корабль, подобный нашему?
«Да, все как обычно, - подумала Уошен, - некоторые предположения всегда будут казаться безумными».
- Но, мадам, - возразила Миоцен, - камера подобного размера сделала бы корабль менее массивным. Разумеется, если предположить, что мы знаем плотность слоев железа…
- И вы предполагаете, разумеется, что ядро является полым. - Капитан улыбнулась своему любимому офицеру, затем всем остальным.
На несколько минут на лице ее застыло безмятежное выражение - она получала удовольствие от их смущения и чувства собственного превосходства.
Затем она напомнила присутствующим:
- Давным-давно это был чей-то корабль. Мы не должны забывать: до сих пор не ясно, зачем был построен наш дом. Насколько нам известно, это был грузовой корабль. Грузовой корабль, и это его трюм.
Помощники содрогнулись при мысли об этом.
- Представьте себе, что в этой камере что-то есть. Подобно любому грузу, он должен быть укреплен. Система мощных поддерживающих полей может смягчать вибрацию каждый раз, когда мы меняем курс. И само собой, если эти поля достаточно жесткие, они замаскируют то, что находится там внизу…
- Мадам! - выкрикнул кто-то. - Прошу вас, скажите, что там находится? - Это кричал Диу.
- Сферический объект. Размером с Марс, но значительно более плотный. - По губам Капитана скользнула усмешка, затем она приказала изображению: - Пожалуйста, покажите им, что я обнаружила.
Изображение снова изменилось. Внутри огромного корабля был скрыт мир, черный, как железо, размером слегка меньше камеры, в которой он находился. Простая мысль о возможности такого невероятного, неожиданного открытия не поразила Уошен сразу - она дошла до нее постепенно, словно волнами, заставив ее задохнуться и покачать головой, глядя на коллег, которых она едва видела.
- В этом мире есть атмосфера, - произнес насмешливый голос, - в ней достаточно кислорода для дыхания, достаточно воды для существования рек и озер - обычные признаки, указывающие на процветающую биосферу…
- Откуда нам знать это? - вырвалось у Уошен. Затем она добавила с легкой паникой: - Я не хотела проявить неуважение, мадам.
- Сама я не была там, если вы это хотели спросить. - Капитан захихикала, как ребенок, и продолжила: - Но после пятидесяти лет тайной работы, с использованием самовосстанавливающихся беспилотников, мы отремонтировали один из старых туннелей… и после всего этого я могу заверить вас, что этот мир не просто существует - каждый из вас скоро сам увидит его…
Уошен взглянула на Диу, удивляясь: неужели и ее лицо растянулось в такой же широкой улыбке?
- Кстати, я дала этому миру имя. Мы будем звать его Костный Мозг. - Капитан подмигнула и произнесла: - Разумеется, потому, что именно костный мозг обеспечивает нас кровью. И он предназначен вам… моим самым талантливым, достойным доверия друзьям!
За несколько десятилетий они достигли удивительных результатов. Беспилотные аппараты, похожие на кротов, прогрызли туннели в толще никеля и железа, восстановив один из древних путей; армии электрокаров ворвались через туннель в загадочную полость, собрали огромный склад продовольствия прямо над Мозгом. Затем бригада аппаратов-конструкторов возвела базовый лагерь для помощников капитана - маленький стерильный город из спален, машиностроительных мастерских и первоклассных лабораторий, расположившихся внутри прозрачного герметичного пузыря.
Уошен прибыла одной из последних. По настоянию Капитана она руководила командой по уборке, которая осталась, чтобы устранить все следы пребывания помощников в жилище пиявок. Эта мера предосторожности требовала напряженного труда. А некоторые из ее людей восприняли задание как оскорбление. «Мы не уборщики», - ворчали они. На что Уошен отвечала: «Верно. Профессионалы закончили бы все неделю назад».
Диу входил в ее отряд, и в отличие от некоторых новичок работал изо всех сил, чтобы заслужить доверие. Вероятно, он думал, что после выполнения этой миссии Уошен сделают Старшим Помощником и она будет покровительствовать ему. И Уошен не видела в этих расчетах ничего невозможного - пока работа выполнялась и успехи следовали за успехами, каждый имел право рассчитывать на награду.
Только два небольших пассажирских электрокара могли преодолеть длинный путь к базовому лагерю. Уошен решила, что Диу составит ей подходящую компанию. Он вознаградил ее за это историей своей жизни, включая и то, как он попал в ряды помощников капитана.
- После нескольких тысяч лет, проведенных в качестве богатого пассажира, я осознал, что мне скучно. - Он произнес это, словно слова исповеди, но весело. - Но вы, помощники, никогда не выглядели скучающими. Недовольными - да. И обычно встревоженными. Но именно это и привлекало меня в вас. Люди ожидают этого, и помощники капитана не могут выглядеть иначе - они постоянно заняты важными делами.
Уошен вынуждена была признать, что это был необычный путь в элиту корабля.
В конце туннеля их транспорт остановился у первого пустого причала. Последний километр Диу и Уошен прошли пешком и внезапно оказались на обзорной платформе. Стараясь держаться вместе, они заглянули через край.
Слегка окрашенный герметичный пузырь отделял их от нескольких сотен километров безвоздушного, но живого пространства. В этом вакууме бурлили силовые поля, создавая заграждение из прочных, устойчивых опор. Опоры эти выглядели как сверкающий бело-голубой свет, который лился отовсюду, заполняя камеру. Казалось, свет ни на секунду не ослабевает. Даже защитный пузырь не спасал от ослепительного сияния. Оно было безжалостным. Глазам пришлось адаптироваться к нему - этот физиологический процесс занял несколько корабельных дней, - и даже после этого никто так и не привык к бесконечному дню.
Даже в своих спальнях, закрыв окна и спрятав голову под колпаком, помощники Капитана ощущали это сияние, которое проникало в их плоть и, казалось, щекотало их кости.
Стены камеры были укутаны толстым слоем серовато-белого гиперволокна, и одна из стен стала их потолком, она окружала их со всех сторон и исчезала под Мозгом.
- Мозг, - прошептала зачарованная Уошен.
На небольшом клочке мира, видном внизу, помощник различила дюжину действующих вулканов и широкое пузырящееся озеро расплавленного железа. Более холодные потоки кипящей воды текли в многоцветные, усеянные минералами озера. Над ними водяные тучи собирались в могучие грозовые фронты. Там, где земля не взрывалась непрерывно, тянулись зазубренные черные горы, лишенные тени, и черным цветом планета была обязана не только почве, состоящей из железа. Буйная растительность цвета сажи грелась в свете бесконечного дня. И с растительностью им повезло. Насколько могли судить помощники Капитана, леса действовали как мощные фильтры, очищавшие атмосферу. В таком кондиционированном воздухе люди могли дышать, возможно даже без неприятных последствий.
- Я хочу спуститься туда, - призналась Уошен.
- Это займет некоторое время, - предупредил ее Диу, указывая куда-то за ее плечо.
Наверху, над ними, спальни и мастерские свисали с потолка из гиперволокна, крыши их служили основаниями для других построек. Чуть дальше, у края пузыря, помощники собирали серебристо-белый цилиндр. В законченном виде он должен был служить мостом, ведущим на Мозг. Другого пути вниз не существовало. Стабилизирующие поля уничтожали транспортные средства, и по многим причинам их незащищенные электронные «мозги» мгновенно подвергались коррозии и погибали. Чтобы справиться с этой задачей, их лучший инженер, Ааслин, сконструировал шахту, защищенную слоями гиперволокна, внутренняя часть ее была покрыта керамическим материалом и сверхтекучей жидкостью. Теоретически в атмосфере Мозга опасности не существовало, но на всякий случай были заготовлены несколько сотен бессмертных свиней и бабуинов в клетках; они ожидали того момента, когда предположения можно будет проверить.
Уошен размышляла о бабуинах и о сроках.
Знакомый голос прервал ее раздумья:
- Каковы ваши впечатления, дорогие мои?
Позади них стояла Миоцен. В форме она выглядела еще более внушительной, еще более холодной. Но Уошен заставила себя изобразить самую приветливую улыбку, поприветствовала руководителя миссии, затем добавила:
- Я удивлена. Я не ожидала, что здесь так красиво.
- Правда? - На остром, как лезвие ножа, лице появилась усмешка. - Здесь на самом деле красиво, Диу?
- Это какая-то спартанская красота, - ответил Диу.
- Ничего не могу сказать. Я лишена эстетического чувства. - Старший Помощник Капитана улыбнулась, глядя вдаль. - Скажите мне вот что. Если этот мир окажется безопасным и прекрасным, как вы думаете, сколько заплатят наши пассажиры за право посетить его?
- Если здесь будет немного опасно, - осмелилась предположить Уошен, - они заплатят больше.
Улыбка Миоцен застыла, стала жесткой.
- А если нас ждет там смерть, то нам, возможно, придется снова разрушить туннель. Разумеется, предварительно мы благополучно выберемся наверх.
- Разумеется, - эхом отозвались помощники Капитана. Диу улыбался всем лицом и, если бы это было возможно, улыбался бы всем телом.
К слою гиперволокна лепились зеркала и антенны, глядевшие на Мозг. Диу указал на них:
- Вы не заметили признаков существования разумной жизни, мадам? Или каких-нибудь вещей, созданных разумными существами?
- Нет, - ответила Миоцен, - и еще раз нет.
«Странное это было бы место для возникновения разума, - подумала Уошен. - А если строители и оставили после себя какие-то руины, они давно исчезли бы». Возраст коры под ними насчитывал не более тысячи лет. Мозг был гигантской кузницей, он постоянно изменял свои лицо и остов, скрывающийся внизу.
- Ничего не могу с собой поделать, - признался Диу.- Я продолжаю представлять себе, что строители там, внизу, и ждут нас.
- Горячечный бред, - предупредила его Миоцен.
Но Уошен чувствовала то же самое. Она почти видела, как строители покрывают камеру гиперволокном, затем сооружают Мозг. Это был огромный мир, а со своей крошечной обзорной площадки они могли видеть лишь небольшой его фрагмент. Кто знает, что они обнаружат со временем?
Диу не мог остановиться.
- Это фантастично! - говорил он. - И это честь для меня. Я так польщен, что Капитан включила меня в состав команды.
Старший Помощник Капитана молча кивнула.
- А теперь, оказавшись здесь, - захлебывался от восторга Диу, - я почти что понимаю, зачем было создано это место.
Уошен попыталась взглядом заставить его замолчать. Но Миоцен уже склонила голову, разглядывая своего коллегу одиннадцатого класса:
- Очень хотелось бы услышать твою теорию, дорогой мой.
Диу поднял брови.
И спустя мгновение с унылой улыбкой заметил:
- Думаю, не стоит. - Затем он посмотрел на свои руки и продолжил: - Высказанная мысль, мадам, всегда подразумевает по крайней мере еще одну.
Год миссии 1.03
Спуск на планету проходил точь-в-точь так, как запланировали помощники Капитана, - это был обычный день, завершилось строительство последних пяти километров моста, и Миоцен сделала первые шаги по поверхности. Успех отметили аплодисментами и пением, затем последовал обильный поздний ужин с бесчисленными бокалами хорошо охлажденного шампанского и поздравления от далекого Капитана.
Только Уошен день этот принес небольшое разочарование.
Наблюдая из базового лагеря, изучая собранные данные и изображения, получаемые в реальном времени, она видела именно то, что ожидала увидеть. Помощники были администраторами, а не исследователями: все значительные с точки зрения истории события были тщательно зафиксированы. Местность наносили на карту, пока каждый кустик и жучок не получил имя. Даже небольшие сюрпризы не могли застигнуть врасплох первый отряд. Все шло строго по плану и было скучным, но Уошен, естественно, ни словом не обмолвилась о своем разочаровании, даже для себя не пытаясь определить свои эмоции. Порядок есть порядок, а она была образцовым помощником на протяжении тысяч лет. А кроме того, как можно расстраиваться из-за того, что нет ни ранений, ни ошибок, никаких неприятностей?
И все же…
Спустя два корабельных дня, когда ее команда из шести человек была готова к погрузке, Уошен пришлось держать речь в качестве руководителя. С искусственным воодушевлением она обратилась к остальным:
- Мы прогуляемся по железной планете и выполним все наши задачи. В срок, если не раньше.
Это было быстрое, странное путешествие на Мозг.
Диу попросился ехать вместе с Уошен, точно так же как попросился в ее команду. Их электрокар, покрытый защитным слоем, отъехал вверх по туннелю, затем устремился на Мозг, проносясь сквозь энергетические поля, чтобы уменьшить опасность, и триллионы электрических пальцев касались их мозга, угрожая безумием.
Затем транспортное средство достигло верхних слоев атмосферы и затормозило, страшные перегрузки мяли плоть, крошили мелкие кости.
Искусственные гены начали плести белковые аналоги, заживляя раны.
Основание моста упиралось в склон холодного железного холма, поросшего черными джунглями. За первым электрокаром последовали остальные машины с членами отряда и транспорт с продовольствием. Несмотря на то что небо затянули облака, воздух был прозрачным и горячим, словно в печи, в нем чувствовался привкус железа и пота. Уошен, как начальница, раздавала приказы, которые все знали наизусть. Машины были укреплены, затем перестроены. Новое транспортное средство прошло полевые испытания, а помощники Капитана протестировали себя с помощью своих медицинских систем; новые гены помогали их телам адаптироваться к жаре и окружающей среде, богатой железом. После этого Миоцен, находившаяся в лагере неподалеку, связалась с ними и дала свое благословение, и Уошен поднялась в воздух, направляясь на условный северо-северо-запад.
Местность внизу была искореженной, повсюду виднелись разломы, недавно образовавшиеся горы и кратеры вулканов. Вулканы молчали сто лет, десять лет, а в некоторых случаях - несколько дней. И все же эта земля была живой, ее украшали джунгли, псевдодеревья, напоминавшие грибы невероятных размеров, притиснутые друг к другу, и их лакированные черные шляпки питались ослепительным бело-голубым светом.
Мозг казался таким же бессмертным, как помощники, пролетавшие над ним.
Растения росли с феноменальной скоростью, и не только благодаря фотосинтезу. Уже первые данные показывали, что лес питался с помощью корней, их острия, похожие на резцы, проникали вглубь, туда, где жили бактерии-термофилы, и тепло Мозга обеспечивало их калориями.
Может быть, эта система более продуктивна, чем экосистемы, основанные на воде?
Этот вопрос задала себе Уошен, и для исследований она выбрала небольшое, стиснутое среди металлических берегов озеро. Они прибыли по графику и, облетев озеро дважды согласно предписанию, приземлились на глыбе чистого железа. Остаток дня ушел на разбивку лагеря, устройство лаборатории и установку ловушек для местных животных. В качестве меры предосторожности устроили защитное ограждение - три параноидальных искусственных интеллекта были заняты лишь тем, что подозревали самое худшее в каждом жучке и каждой споре, пролетавшей мимо.
Ночь была обязательной. Миоцен настаивала, чтобы все помощники спали по меньшей мере четыре часа, а еще час посвящали еде и уходу за собой.
Подчиненные Уошен отправились на отдых вовремя и лежали без сна до подъема.
За завтраком они сели в кружок, пристально вглядываясь в небо. Стенка камеры была гладкой, без всяких признаков старения и производила бесконечно успокаивающее действие. Базовый лагерь представлял собой темное пятно, видимое лишь потому, что воздух был удивительно прозрачен. Мост исчезал вдали. Сделав некоторое усилие, Уошен могла бы вообразить, что они единственные люди на всем корабле. В лучшем случае она могла бы забыть на пару минут о телескопах, наблюдавших за тем, как она сидит в своем кресле из аэрогеля и поглощает положенное количество пищи.
Диу расположился неподалеку и, когда она обернулась к нему, задумчиво улыбнулся, словно прочитав ее мысли.
- Я знаю, что нам нужно, - заявила Уошен.
- И что же это такое? - поинтересовался Диу.
- Церемония. Некий ритуал, прежде чем мы начнем.
Она поднялась, подошла к ловушке и вернулась с одним из первых пойманных экземпляров. На Мозге почти каждая экологическая ниша была заполнена псевдонасекомыми. Шестикрылые стрекозы, длиной больше локтя, были голубыми, словно драгоценные камни. На глазах у остальных помощников Уошен оторвала у стрекозы крылья и хвост, а остальное засунула в автокухню. Насекомое поджарилось за несколько секунд. С глухим стуком лопнул панцирь. Уошен взяла кусок черноватого мяса и, скорчив гримасу, заставила себя откусить немного и прожевать.
- Нам не обязательно это делать, - предупредил ее Диу, негромко смеясь.
Уошен, сделав над собой усилие, проглотила мясо, затем сообщила остальным:
- И больше от вас этого не потребуется. Поверьте мне.
Здесь не было никаких специфических вирусов, не было и токсинов, с которыми не могли бы справиться их модифицированные организмы. Миоцен просто в качестве заботливой матери предупредила их: «Кроме экстренных случаев, ешьте только привезенные с собой припасы».
Уошен передала дальше церемониальную пищу.
Последним был Диу, и сначала он откусил совсем крошечный кусочек. Но он не поморщился и со странным, коротким смешком сказал Уоррен:
- Неплохо. Я чуть не получил удовольствие, жаль, что мой язык горит огнем.
Год миссии 1.22
После нескольких недель напряженной работы некоторые предположения начали походить на факты.
Мозг был вырезан прямо из сердцевины корабля. В этом помощников Капитана убеждали здравый смысл и состав маленькой планеты. Сначала строители извлекли уран и торий из верхних слоев железа и поместили их глубже в ядро. Затем с помощью стабилизирующих полей сфера из расплавленного металла была сжата и открывшиеся стенки камеры были покрыты гиперволокном. И теперь, спустя многие миллионы лет, без помощи исчезнувших строителей это устройство продолжало свое движение как ни в чем не бывало.
Но зачем было трудиться, создавая подобное чудо?
Мозг мог служить в качестве места захоронения радионуклидов. Некоторые помощники предполагали, что это огромный ядерный реактор. Другие указывали, что существуют более простые способы добывать энергию, и им не так просто было возразить.
А что, если этот мир предназначался для того, чтобы сберегать энергию?
Это была гипотеза Ааслина. С помощью силовых полей строители могли заставить Мозг вращаться. При некотором терпении - а это качество наверняка было присуще им в исключительной степени - они могли придать ему чудовищную скорость. Вращаясь в вакууме, защищенный силовыми полями железный шар должен был накопить феноменальное количество энергии, достаточное для того, чтобы обеспечивать работу бортовых систем в течение миллиарда лет.
Уошен впервые услышала «гипотезу о маховике» на еженедельном совещании.
Командиры отряда сидели за воображаемым круглым столом, в креслах из аэрогеля, обливаясь потом из-за невыносимой жары. Стены комнаты, окружавшие их, были словно изваяны из света, а во главе стола виднелось изображение Капитана. Она выглядела настороженной, но сохраняла несвойственное ей молчание. Капитан ожидала четких сообщений и оптимистичного настроя. Великие теории явились неожиданностью. Наконец после многозначительной паузы она с улыбкой обратилась к помощнику:
- Это интригующее предположение. Благодарю, Ааслин. - И затем к остальным: - Есть еще какие-нибудь соображения?
Ее улыбка вызвала приветственный шум.
Уошен сомневалась, что они находятся внутри чьей-то отработанной батареи. Но сейчас было невежливо подвергать критике теорию «маховика». А кроме того, следующими на очереди были команды биологов, и она хотела сравнить их доклады.
Внезапно помощников одного за другим охватила дрожь, волнами накатывающаяся из отдаленного эпицентра. Даже для Мозга это был мощный толчок.
Комплименты стихли, повисла тревожная тишина.
Затем Капитан, подняв широкую ладонь, неожиданно объявила:
- Нам нужно обсудить ваше расписание. А как же биологи?
- Боюсь, что ваше отсутствие уже заметили. Наша легенда оказалась недостаточно правдоподобной, и экипаж что-то подозревает. - Капитан опустила руку и добавила: - Я хочу, чтобы вы вернулись домой, прежде чем люди по-настоящему забеспокоятся.
На лицах появились улыбки.
Кое-кто устал от Мозга; кому-то уже не давали покоя перспективы наград и продвижения по службе.
- Все мы, мадам? - набралась храбрости Уошен.
- По крайней мере на время.
По официальной версии, отсутствующие помощники Капитана отправились в ближайшую Солнечную систему в качестве туристических агентов, к несметному количеству потенциальных пассажиров. И, по правде говоря, иногда Уошен становилось так скучно, что она хотела, чтобы выдумка оказалась правдой. Но не сегодня. Не сейчас, когда начиналось что-то увлекательное!
Настала очередь Миоцен задать вопрос в качестве руководителя миссии:
- Вы хотите, чтобы мы свернули работы, мадам?
Капитан, прищурившись, посмотрела в ближайшее окно, где виднелось одно из портовых сооружений корабля. Для нее комната была настоящей, а помощники - изображениями.
- Мы должны пересмотреть планы миссии, - сказала она. - Я хочу, чтобы вы закончили исследование дальнего полушария и завершили основные работы. Десяти корабельных дней будет достаточно. Затем возвращайтесь домой, и мы не торопясь обсудим наши дальнейшие действия.
Улыбки стали менее радостными, но не исчезли.
- Десять дней, - прошептала Миоцен неуверенно, но осторожно.
- Есть проблема?
- Мадам, - начала Старший Помощник Капитана, - я чувствовала бы себя гораздо спокойнее, если бы была уверена, что Мозг не представляет угрозы.
Последовала пауза, но не потому, что Капитан находилась в тысячах километров от них. Это была долгая, напряженная тишина. Затем Капитан отвела взгляд и спросила:
- Есть какие-нибудь соображения?
Это очень опасно. Остальные Старшие Помощники соглашались с Миоцен. Чтобы наверняка закончить работу за десять дней, потребуется участие всех помощников, включая тех, кто входил в команды поддержки. Им придется временно покинуть базовый лагерь. Возможно, это допустимый риск. Но осторожные слова мало значили - за них говорили сжатые кулаки и встревоженные взгляды, устремленные в никуда.
Недовольная Капитан обернулась к своему будущему Старшему Помощнику:
- У вас есть что добавить?
Уошен помедлила столько, сколько осмеливалась.
- Возможно, Мозг действительно был маховиком, мадам, - наконец вымолвила она.
Карие глаза закрылись, затем снова открылись.
- Мне жаль, - ответила Капитан, и в тоне ее не чувствовалось насмешки. - Ведь мы обсуждали ваше расписание?
- Но если силовые поля когда-нибудь ослабнут, - продолжала Уошен, - хотя бы на мгновение, планета тут же взорвется. Это будет катастрофа. Окружающее ее гиперволокно испарится, и взрывная волна за несколько секунд пройдет через весь корабль. - Она привела простые расчеты, затем добавила: - Возможно, это был хитроумный двигатель. Но это мог также быть эффективный механизм самоуничтожения. Мы не знаем этого, мадам. Мы не знаем, были ли у строителей враги, реальные или воображаемые. Но если мы хотим найти ответ, искать его лучше всего именно здесь.
Лицо Капитана хранило непонятное, непроницаемое выражение.
Наконец она покачала головой, вымученно улыбаясь:
- С первых минут, проведенных на борту этого прекрасного корабля, мною руководил главный принцип: строители, кто бы они ни были, никогда бы не подвергли опасности это чудесное творение.
Уошен хотела бы чувствовать подобную уверенность. Затем светлый говорящий призрак наклонился вперед и произнес:
- Вы нуждаетесь в перемене деятельности, Уошен. Я хочу, чтобы вы и ваша команда отправились вперед. Помогите нам исследовать дальнее полушарие. А когда осмотр будет завершен, все возвратятся домой. Согласны?
- Как вам будет угодно, мадам, - ответила Уошен. То же самое ответили все остальные.
Уошен перехватила брошенный украдкой взгляд Миоцен, казалось говорящий: «Неплохая попытка, дорогая». И в этом взгляде мелькнуло что-то похожее на уважение.
Беспилотники уже составили три карты этой местности. И все же, пролетая над ней, Уошен поняла, что даже самая последняя карта, полученная восемь дней назад, уже устарела и никуда не годится.
Местность, искореженная подземными толчками, поднялась, затем образовался разлом. Расплавленное железо хлынуло в озеро-старицу, вода и грязь вскипели, в воздух поднялись столбы серого пара, затем устремились на восток. В качестве эксперимента Уошен влетела в облако пара, забрав образцы через фильтры, сенсоры и простые фо-кусировочные камеры. Пар нес с собой споры и яйца, заключенные в жесткую биокерамическую оболочку и устойчивые к перегреву. На конце колбы-шприца, не видном невооруженным глазом, умещалось достаточно озерных водорослей и водяных жуков, чтобы заполнить десять новых озер.
Движущей силой жизни на Мозге служили катастрофы.
Эта идея все отчетливее вырисовывалась в сознании Уошен. Каждый день, каждый час приносил подтверждение этого, и всегда за тем следовало более широкое обобщение: в том или ином смысле катастрофы управляют всеми мирами.
Но Мозг был самым ярким примером. И словно для того, чтобы подтвердить это еще раз, облака пара внезапно рассеялись и в дыру хлынул свет с неба, показался потолок камеры, а далеко внизу, насколько могла видеть Уошен, тянулись обугленные скелеты джунглей.
Пары и огонь испепелили все деревья, всех жуков.
Должно быть, здесь произошла чудовищная катастрофа. И все же два дня назад жар спал, и из-под искореженных древесных стволов, из свежих трещин уже пробивалась новая растительность и тысячи лаковых листьев, похожих на зонтики, блестели в перегретом воздухе.
Уошен решила стереть бесполезные карты и лететь наугад.
- Через двадцать минут мы удалимся от моста на максимальное расстояние, - сообщил Диу, широко, заразительно улыбаясь.
Ни один отряд еще не забирался так далеко.
Уошен повернулась было, намереваясь заказать по этому случаю холодное шампанское, открыла рот, но в этот миг ее перебил неузнаваемый, едва слышный голос:
- Доложите… все отряды!..
Это был голос Миоцен; напрягаясь изо всех сил, она пыталась пробиться через пронзительный свист приемника.
- Что… вы видите? - спрашивала Старший Помощник Капитана. - Отряды… сообщите!..
Уошен попыталась установить связь по видео, но потерпела неудачу.
Дюжина других помощников говорила одновременно, перебивая друг друга. Зейл сообщил:
- Мы идем по графику. Кизки заметил:
- Есть кое-какие помехи в связи… а в остальном системы работают как обычно.
Затем Ааслин спросил, скорее с любопытством, чем с тревогой:
- В чем дело, мадам? Что-нибудь не так? Раздался продолжительный нестройный шум.
Диу, склонившийся над дисплеями сенсоров, произнес негромким напряженным голосом:
- Дерьмо.
- Что?.. - выкрикнула Уошен.
А затем пронзительный вопль заглушил все голоса, все мысли. Дневной свет становился все ярче и ярче, мощные молнии исполосовали небосклон, затем развернулись, двигаясь целенаправленно, устремляясь прямо к ним.
С дальнего конца планеты донесся искаженный голос:
- Мост… где он… вы видите его… где?..
Электрокар отшатнулся назад, словно в приступе паники, теряя скорость и высоту, затем отключились устройства искусственного интеллекта. Уошен перешла на ручное управление, и века тренировки помогли ей сконцентрироваться; не существовало ничего, кроме их болтающейся в воздухе машины, ее замедленных рефлексов и полосы сгоревшего леса.
Следующий огневой вал был пурпурного и белого цветов, он был еще ярче, не было видно ничего, кроме его испепеляющего сияния.
Уошен ослепла, но продолжала лететь по памяти.
Их транспорт был сконструирован так, чтобы выдерживать жесткие условия, подобно его пассажирам. Но он был мертв, поврежденный корпус при ударе о железную землю разлетелся на кусочки. Защитные поля подхватили тела, затем выпустили их. Лишь механические пояса и газовые баллоны удерживали помощников капитана на сиденьях. Плоть рвало и выкручивало, кромсало в клочья. Кости трещали, вылетали из суставов. Затем сиденья оторвало от пола, и, словно никчемный мусор, они разлетелись на площади в несколько гектаров, среди железных обломков и обгорелых пней.
Уошен никогда не теряла сознания.
Оцепенев, она с любопытством смотрела, как ломаются ее ноги и руки и тысячи синяков образуют сплошной пурпурный ковер, как превращаются в пыль ребра и раскалывается модифицированный позвоночник, и вот она уже не чувствовала боли, не могла пошевелиться. Уошен не могла повернуть голову, рот был набит обломками зубов и запекшейся кровью, поэтому слова выходили медленными и неразборчивыми.
- Покинуть, - пробормотала она. Затем: - Корабль. - И слабо засмеялась. Это был смех отчаяния.
Ее тело испытало какое-то ощущение.
Вспомогательные гены уже активировались, с трудом находя свои места. Прежде всего они занялись защитой мозга, наполняя его кислородом и противовоспалительными препаратами, окутывая одеялом успокаивающих наркотиков. Затем они начали восстанавливать жизненно важные органы и позвоночник, поглощая плоть, получая из нее сырье и энергию; тело помощника капитана корчилось от лихорадки, исторгая соленую воду и кровь, и через некоторое время оно стало заметно меньше.
Через час после катастрофы Уошен ощутила мучительную боль. Это был добрый знак. Она, корчась и воя, слабыми руками высвободилась из разломанного кресла. Затем помощник капитана заставила себя встать на ноги - водянистые, восстановленные из обрывков.
Уошен стала ниже на двадцать сантиметров, худее, чем прежде. Но она смогла прохромать к телу Диу и нашла его также съежившимся, в агонии, но не сдавшимся. Диу хищно усмехнулся и подмигнул ей.
- Потрясающе выглядите, мадам! Как всегда, - произнес он.
Остальные тоже были живы. Но ни один механизм не функционировал, даже не мог сообщить: «Я сломан».
Шестеро помощников пришли в себя за сутки и продолжали ждать на месте катастрофы, поглощая пищу, чтобы накопить энергию и восстановить прежние размеры. Но спасательная команда не появлялась. Что бы ни искалечило их электрокар, оно, должно быть, изуродовало также и все остальные, решили они. Миоцен была беспомощна, как и они. И это оставляло им лишь одну возможность: если Уошен и ее подчиненные хотят получить помощь, им придется обойти половину планеты, чтобы найти ее.
Год миссии 4.43
Мост напоминал жесткую нить, серебристую и полупрозрачную. Конец ее исчезал в верхних слоях стратосферы, но она была слишком коротка, чтобы служить выходом. Все же мост представлял собой полезную веху. Отряд Уошен двигался в направлении моста в течение последних нескольких дней, пробираясь через острые, словно лезвия, хребты и узкие долины. Размышляя о том, что они найдут там, во время отдыха - они отдыхали лишь время от времени, совсем недолго - помощники Капитана говорили тоном, полным надежды, представляя себе удивление других помощников, когда шестеро спасенных внезапно появятся из джунглей.
Но когда они добрались до моста, заставать врасплох оказалось некого. Базовый лагерь был покинут. Вершина холма, в которую упирался мост, раскололась после землетрясения, и все сооружение опасно накренилось на восток. Главные двери были подперты простым железным столбом, в шахту вела самодельная лестница, но, судя по ржавчине, этой лестницей не пользовались уже много месяцев. А возможно, много лет.
Едва различимая тропа вела на запад. Они пошли по ней и через некоторое время оказались в русле реки, покрытом плодородной почвой, где наткнулись на несколько более широких троп. Они бежали трусцой по одной из троп следом за Уошен, когда внезапно навстречу им выступила Миоцен.
Старший Помощник Капитана не изменилась. В своей форме она выглядела царственной и неприступной.
- Вы не слишком торопились, - с невозмутимым видом произнесла она. Затем с улыбкой добавила: - Рада вас видеть. Откровенно говоря, мы почти оставили всякую надежду.
Уошен подавила гнев.
Остальные забросали Миоцен вопросами. Кто еще выжил? Как они справились с происшедшим? Работают ли какие-нибудь механизмы? Связалась ли с ними Капитан?
- Велика ли спасательная экспедиция? - спросил Диу.
- Это скрытная спасательная экспедиция, - ответила Миоцен. - Такая скрытная, что она кажется почти несуществующей.
Ее помощники практически из ничего построили телескопы, и по крайней мере один человек постоянно наблюдал за базовым лагерем наверху. Прозрачный пузырь был нетронут. Все здания остались целы. Но беспилотники и маяки были мертвы, а это означало, что реактор теперь работает автономно. Трехкилометровый обрубок моста послужил бы прекрасным фундаментом для нового сооружения. Но ничто не указывало на то, что помощники Капитана или кто-либо еще пытается построить новый мост и спасти их.
- Капитан думает, что мы погибли, - предположил Диу, стараясь быть снисходительным.
- Но мы не погибли, - возразила Миоцен. - И даже если бы это произошло, ей следовало бы немного больше интересоваться нашими останками и причинами катастрофы.
Уошен молчала. После этих трех лет торопливой ходьбы, питания отбросами и усилий сохранить надежду она внезапно почувствовала себя больной и страшно усталой.
Старший Помощник Капитана провела их по широкой тропе, одновременно отвечая на вопросы:
- Во время Происшествия, так мы называем то, что случилось, были разрушены все машины. После Происшествия наши кары, беспилотники и сенсоры превратились в замысловатый металлолом, и мы не можем починить их. И не можем понять, в чем дело. - Она рассеянно улыбнулась. - Но мы продолжаем жить. Строим деревянные дома с крышами. Делаем железные орудия. Часы с маятником. Когда нужно, пользуемся паровыми машинами, и у нас имеется достаточно самодельного оборудования, например телескопов, чтобы заниматься простыми, очень простыми наблюдениями.
Подлесок был вырублен, джунгли отступили, и новый лагерь растянулся во всех направлениях. Как и все сооружения, построенные волевыми помощниками капитана, поселок был аккуратным, возможно даже, слишком аккуратным. Чистенькие дома находились в хорошем состоянии. Тропинки были выложены бревнами, и кто-то дал каждой дорожке название. Все носили форму, и все улыбались, пытаясь скрыть усталость, которую выдавали глаза и голос.
Сотня помощников выкрикнула:
- Привет! Добро пожаловать!
Уошен пристально оглядела лица, сосчитала их и наконец заставила себя спросить:
- Кого здесь не хватает? Миоцен перечислила дюжину имен.
Одиннадцать из них были друзьями или знакомыми Уошен. Последним Миоцен назвала Хазза - Старшего Помощника Капитана и своего друга с начала путешествия.
- Два месяца назад, - рассказала она, - он обследовал одну долину поблизости. Внезапно в земле открылась трещина, и он оказался среди потока расплавленного железа.- Она с непонятным выражением лица смотрела куда-то вдаль. - Хазз находился на маленьком островке, который продолжалЧшавиться. Мы пытались построить мост, пытались направить поток в другую сторону. Мы перепробовали все, что только возможно.
Уошен не сводила взгляда с узкого лица, смотрела в эти пустые глаза и вдруг поняла, что Миоцен и погибший человек были не просто друзьями.
- Островок все уменьшался, - говорила Старший Помощник медленно, без всякого выражения. - Остался крохотный кусочек. Ботинки Хазза растворились, его ноги кипели, плоть его загорелась. Но он продолжал стоять. Он терпел это. Он вытерпел это, даже смог повернуться и сделать шаг нам навстречу на горящих ногах, а потом упал лицом вниз и тогда все-таки умер.
Уошен ошиблась. Это была другая Миоцен.
- У меня осталась только одна цель, - призналась Старший Помощник Капитана. - Я хочу найти способ вернуться обратно, к Капитану, и спросить, зачем она послала нас сюда. Чтобы исследовать это место? Или это был наилучший, самый страшный способ избавиться от нас?
Год миссии 6.55
Железная кора покрывалась складками и рвалась под натиском землетрясений, основание моста шаталось, он кренился набок с громким скрипом, а затем рухнул, и обломки его разлетелись в радиусе пятидесяти километров среди недавно образовавшихся гор.
Падение его было неизбежно, но никто не видел его. Гейзеры раскаленного добела металла уже уничтожили лагерь, заставив всех бежать с самыми необходимыми орудиями и минимумом провизии. У них были обожжены легкие, рты и веки покрылись пузырями. Но в конце концов помощники капитана, спотыкаясь, добрались до какой-то безопасной долины и рухнули на землю, задыхаясь и проклиная все. А затем, словно для того, чтобы утешить их, деревья стали ронять крошечные надувные шарики, сделанные из золота, и прохладный тенистый лес наполнился блеском драгоценного металла и сухим звоном ударявшихся друг о друга шаров.
Диу предложил название: «доброе» дерево.
Миоцен приказала своим помощникам приступить к планировке новых улиц и домов, несколько «добрых» деревьев уже было свалено, когда земля разъяренно заревела и в ней опять открылась трещина.
Усталые помощники Капитана снова обратились в бегство, и когда они наконец нашли место для лагеря, то построили прочные, но простые жилища, которые могли быть воссозданы заново в любом месте за один корабельный день.
Ими овладело стремление к кочевой жизни. Когда они не были заняты заготовкой припасов для следующей миграции, они мастерили более легкие орудия, а когда и это было сделано, изучали свой мир, пытаясь понять его изменчивое настроение.
Уошен собрала команду из двадцати наблюдательных помощников.
- Ключ к землетрясениям - цикл воспроизводства, - сообщила она.
Сидя в зале собраний, разглядывая железный стол, она поделилась своей гипотезой о том, что «добрые» деревья выбрасывают свои золотые шары только тогда, когда кора становится нестабильной.
- Если мы увидим подобное зрелище, - предупредила она, - нам крышка. У нас есть день, или даже меньше, чтобы выбраться отсюда.
Собрания персонала были организованы по подобию совещаний у Капитана, за исключением того, что они происходили не по графику и председательствовала на них Миоцен. Несмотря на ее наилучшие намерения, помощники Капитана создавали неформальную, даже веселую атмосферу, зачастую резкую, из-за отсутствия лести.
- Как поживают наши «добрые» деревья? - спросил Ааслин.
- Они как будто собрались жить вечно, - ответила Уошен. - Они счастливы, находятся в начале жизненного цикла, насколько нам известно.
В тот день Миоцен была какой-то отстраненной. Прищурившись в пространство, она повторила:
- Циклы.
Все повернули к ней свои тяжелые кресла и замерли в ожидании.
- Спасибо, Уошен.- Старший Помощник Капитана поднялась и оглядела каждого из них, затем признала: - Возможно, говорить об этом преждевременно. Я могу ошибаться по многим причинам. Но мне кажется, я сумела обнаружить еще один цикл… и это неожиданно, по крайней мере для меня…
Издалека донеслось жужжание какого-то насекомого, затем наступила тишина.
- Вулканическая активность усиливается. Думаю, это очевидно. - Высокая женщина быстро кивнула, затем спросила: - Но почему? Я предполагаю, что силовые поля, удерживающие Мозг, начинают ослабевать. Ненамного. Разумеется, мы не можем замерить непосредственно эти изменения. Но если подобное действительно произошло, то металлы у нас под ногами начинают расширяться, и именно поэтому, в соответствии с моими тщательными расчетами, наш дом увеличивается в размерах.
Первой реакцией Уошен было рассмеяться - это же шутка.
- Он увеличился на несколько километров, - сообщила Миоцен, глядя в окаменевшие лица. - Я собрала несколько доказательств. Свет, излучаемый полями, потерял яркость на два или три процента. Горизонт отдалился. И как мне кажется, больше всего впечатляет следующий факт: я произвела съемку и рассчитала расстояние до нашего базового лагеря, и он определенно ближе, чем был в прошлом году.
Уошен готова была привести дюжину объяснений, но затем поняла, что Миоцен они тоже приходили в голову, а потому промолчала.
- Если Мозг не издевается над нами, - сказала Старший Помощник Капитана, - и если поля не вернутся в прежнее состояние, то ясно, куда мы движемся…
У Уошен вырвалось:
- Сколько это займет времени, мадам?
- Расчеты не слишком обнадеживают, - ответила Миоцен. Но она рассмеялась негромко, горько. - Если процесс пойдет с такой же скоростью, мы приблизимся к трехкилометровому обломку моста примерно через пять тысяч лет…
Год миссии 88.55
Детям пора было спать.
Уошен пришла проверить, как они. Но отчего-то остановилась, не дойдя до детской, и стала подслушивать, сама не зная, почему так важно оставаться незамеченной.
Старший мальчик рассказывал сказку.
- Мы называем их Строителями, - говорил он, - потому что они создали корабль.
- Корабль, - в один голос прошептали остальные дети.
- Корабль слишком велик, его невозможно измерить, и он прекрасен. Но когда он был только что построен, некому было разделить его со Строителями, некому было рассказать им, что он прекрасен. Вот почему они воззвали к тьме, приглашая остальных прийти и заполнить его пустоту.
Уошен прислонилась к хрупкому тенистому дереву, ожидая продолжения.
- Кто пришел из тьмы? - спросил мальчик.
- Враги, - немедленно ответили юные голоса.
- Был ли кто-нибудь еще?
- Никого.
- Потому что Вселенная была еще молода, - объяснил мальчик. - Существовали только Строители и Враги.
- Враги, - с чувством повторила какая-то девочка.
- Это был жестокий, эгоистичный народ, - продолжал мальчик, - но они всегда улыбались и говорили красивые слова.
- Им нужен был корабль, - подсказали остальные.
- И они украли его. В одну ужасную ночь, когда Строители спали, Враги напали на них, убили большинство в собственных постелях.
Все дети прошептали:
- Убили.
Уошен подкралась ближе к двери детской. Мальчик сидел на кровати, на лицо его падал единственный лучик света, которому удалось просочиться сквозь потолок. Его звали Тилл. В какой-то момент он стал очень похож на мать, затем слегка повернул голову и перестал быть похожим на кого бы то ни было.
- Куда спаслись выжившие? - спросил он.
- На Мозг.
- А оказавшись здесь, что они сделали?
- Они очистили корабль.
- Они очистили корабль, - с ударением повторил он.- Они вымели из его туннелей и комнат всю эту нечисть. У Строителей не было выбора.
Последовала долгая, глубокомысленная пауза.
- Что случилось с последними из Строителей? - спросил он.
- Они оказались в ловушке, - подхватили дети.- И один за другим вымерли.
- Что умерло?
- Их плоть.
- Но что осталось?
- Дух.
- То, что бесплотно, не может умереть, - произнес юный пророк.
Уошен ждала, сама не зная, когда же она в последний раз переводила дыхание.
Затем Тилл шепотом спросил:
- Где живут их души?
Дети с явным восторгом отвечали:
- Они живут в нас!
- Теперь мы - Строители, - заверил их голос. - После долгого одинокого ожидания мы наконец возродились!..
Год миссии 88.90
Жизнь на Мозге стала отчасти комфортабельной и почти предсказуемой. Неожиданные извержения редко заставали помощников Капитана врасплох - они научились находить места, где кора оставалась стабильной в течение нескольких лет. После подобных успехов неизбежно должны были появиться дети; Миоцен решила, что каждой женщине следует родить по крайней мере одного ребенка. И, как и везде, дети заняли важное место в жизни взрослых: это были новые лица, заботы о малышах поглощали все мысли, они развлекали помощников и, больше чем кто-либо мог предположить, ставили под сомнение их авторитет. Но Миоцен всегда в первую очередь требовались усердные сотрудники. Тилл и его товарищи были рождены, чтобы в один прекрасный день после соответствующей подготовки помочь своим родителям покинуть Мозг.
Помощники надеялись при содействии детей восстановить мост. Проблема состояла в том, чтобы найти материалы, да и Мозг был против этого. Но Уошен смотрела на веши оптимистически. За последние восемьдесят лет она пережила различные состояния духа, и оптимизм, несомненно, был самым приятным.
И она старалась ко всему относиться позитивно: какие-то серьезные, объективные причины мешали остальным спасти их. Капитан никому не могла доверять так, как доверяла своим любимым помощникам, - возможно. Или она думала сейчас о благополучии корабля, наблюдая за Мозгом издалека. Или, вероятнее всего, туннель, ведущий к кораблю, полностью разрушился во время Происшествия, и, чтобы откопать их, потребуется тяжелая, длительная работа.
Другие помощники Капитана были оптимистичны в разговорах с посторонними, но дома, в постели с возлюбленными, они предавались мрачным размышлениям.
- А что, если Капитан списала нас со счета? - спросил Диу, затем нарисовал еще худшую картину: - А может быть, с ней что-то случилось? Это была секретная миссия. Если она внезапно умерла и если никому даже не известно, что мы здесь…
- И ты веришь в это? - спросила Уошен. Диу пожал плечами.
- Существует и другая возможность, - сказала она, продолжая игру. - А вдруг все на корабле, кроме нас, погибли?
Диу ничего не ответил.
- Команда бросила корабль, - напомнила ему Уошен. - Никто не знает, что произошло с его хозяевами или с теми, кто пользовался им после них.
- О чем ты говоришь? - Диу сел и спустил ноги с кровати. - Ты хочешь сказать, что экипаж и пассажиры… что все они убиты…
- Может быть, корабль избавляется от своих обитателей через каждые сто тысяч лет.
- А как же случилось, что мы остались в живых? - едва заметно улыбнулся он.
- Катаклизмы не затрагивают жизнь на Мозге, - возразила она. - Иначе здесь было бы только голое железо, и больше ничего.
Диу закрыл лицо одной рукой.
- Это не я придумала, - призналась она, положив руку на его вспотевшую спину.
Их новорожденный сын, Локе, спал в колыбели рядом с кроватью, в счастливом неведении относительно предмета их мрачного разговора. Через три года он перейдет жить в детскую. «Вместе с Тиллом», - подумала Уошен. Она подслушала историю о Строителях и Врагах несколько месяцев назад, но никому не рассказала об этом. Даже Диу.
- Ты когда-нибудь слушал, о чем говорят дети? Обернувшись, он спросил ее:
- А в чем дело?
Она в нескольких словах объяснила.
Полоса света упала на его щеку и серый глаз.
- Ты же знаешь Тилла, - возразил Диу. - Ты знаешь, каким странным он иногда бывает.
- Вот потому я и молчала об этом.
- Ты слышала, чтобы он еще раз рассказывал эту историю?
- Нет, - созналась она.
Ее возлюбленный кивнул, глядя на колыбель, на Локе.
- У детей воображение работает очень сильно, - предупредил он ее. - Никогда не знаешь, что они думают о том или ином предмете.
Больше он ничего не сказал.
Уошен вспомнила о своем единственном ребенке - давным-давно у нее был приемный малыш, он лишь внешне напоминал человека - и с горькой улыбкой ответила:
- Но поэтому так занятно иметь детей… по крайней мере я так слышала…
Год миссии 89.09
Мальчик шел один, он пересек общественную площадь, глядя на свои босые ноги, шаркающие по застывшему железу.
- Здравствуй, Тилл.
Остановившись, он медленно поднял взгляд на помощника капитана, на лице появилась заученная улыбка.
- Здравствуйте, мадам Уошен. Надеюсь, у вас все хорошо.
Под сияющим голубым небом он выглядел как вежливый, безупречно обыкновенный мальчик. Худощавое лицо сочеталось с коренастым телом, и, подобно большинству; детей, он носил так мало одежды, как только позволяли взрослые. Никто не знал, кто является его отцом. Миоцен никогда не говорила об этом. Она хотела быть его единст венной родительницей, готовить его к тому, чтобы однаж ды он стал рядом с ней. И каждый раз, когда Уошен смог рела на Тилла, она ощущала какую-то смутную обиду, хотя это было нелепое чувство и по отношению к десятилетнему ребенку просто смешное.
Улыбнувшись, в свою очередь, Уошен сказала:
- Я хочу тебе кое в чем признаться. Недавно я подслу шала твой разговор с другими детьми. Вы рассказывали друг другу историю.
Широкие карие глаза только моргнули.
- Это была интересная история, - признала Уошен Тилл выглядел как любой десятилетний мальчик, кото
рый не знает, как избавиться от надоедливого взрослого.
Устало вздохнув, он переступил с одной загорелой ноги на другую. Затем снова вздохнул, являя собой воплощение скуки.
- Как ты придумал эту историю? - спросила она. Пожатие плеч:
- Не знаю.
- Мы говорим о корабле. Возможно, слишком много. - Объяснение казалось разумным и практичным. Единственное, чего она боялась, - показаться снисходительной. Все любят строить предположения. О прошлом корабля, о его создателях и об остальном. Это усложняет вещи. Поскольку мы собираемся восстановить наш мост с вашей помощью… это действительно сделает тебя в некотором роде Строителем…
Тилл снова пожал плечами, глядя мимо нее.
На противоположной стороне площади, у дверей мастерской, несколько помощников заводили недавно построенную турбину - примитивное чудо, сооруженное по памяти методом проб и ошибок. Самогон в сочетании с кислородом порождал восхитительный рев. Если двигатель заработает, то сможет выполнять любую задачу, по крайней мере сегодня. Но он был грязным и шумным, и звук его почти заглушил голос мальчика.
- Я не строю предположения, - негромко произнес он.
- Прости, я не расслышала.
- Я не могу так сказать, что я придумываю все. Уошен не могла не улыбнуться, спросив:
- Разве не так?
- Нет. - Тилл покачал головой, затем снова взглянул на свои ноги. - Мадам Уошен, - сказал он терпеливым детским голосом, - нельзя выдумать то, что произошло на самом деле.
Год миссии 114.41
Локе ждал в тени - взрослый мужчина с виноватым выражением на мальчишеском лице и расширенными, беспокойными глазами человека, ожидающего неприятностей со всех сторон.
Первыми его словами были:
- Мне не следует этого делать.
Но спустя мгновение, отвечая на предполагаемый вопрос, он сказал:
- Я знаю, мать. Я обещал. Уошен не издала ни звука. Предложение все отменить исходило от Диу.
- Если из-за нас у тебя будут неприятности… может быть, нам стоит вернуться домой…
- Может быть, и стоит, - согласился сын.
Затем он развернулся и пошел прочь, не приглашая их следовать за собой, зная, что они не смогут противиться искушению.
Уошен поспешила вперед, слыша, что Диу идет за ней по пятам.
Молодые джунгли зонтичных деревьев и лямбда-кустов исчезали среди зазубренных железных холмов. Черные столбы и арки образовывали запутанный, выводящий из терпения лабиринт. Каждый шаг давался с трудом. Острые как бритва края царапали незащищенную плоть. Бездонные пропасти угрожали поглотить неловких путников. И организм Уошен привык в этот час спать, вот почему она не сразу заметила старую рощу. Внезапно они увидели Локе - он стоял на покрытом ржавчиной краю обрыва, ожидая родителей, глядя вниз, на узкую долину, поросшую черными как ночь «добрыми» деревьями.
Это был счастливый уголок. Когда недра земли разверзлись со всех сторон, этот участок коры угодил в трещину. Джунгли обгорели, но не погибли. Этому лесу могло быть сто лет, а могло и больше. Он казался мудрым и вечным, и возможно, поэтому дети выбрали именно это место.
Дети. Уошен знала, что детского в них мало, но, несмотря на это знание, она не могла думать о них по-другому.
- Тише, - прошептал Локе, не оглядываясь, - пожалуйста.
Среди живых теней воздух был немного прохладнее, чувствовалась неприятная сырость. Земля была скрыта под мягким, влажным одеялом гниющих листьев. Мимо прошелестела гигантская бабочка нимфалида, направляясь по каким-то своим делам, и Уошен смотрела, как она исчезла во мраке, затем снова появилась, крошечная на таком большом расстоянии, голубоватое крыло сверкнуло в лучах прорвавшегося с неба света.
Локе резко повернул, не говоря ни слова.
Он приложил палец к губам. Но Уошен заметила выражение его лица, на нем читались такая сильная боль и тревога, что ей захотелось прикоснуться к нему и успокоить.
Тайну из него вытянул Диу.
Дети встречались в джунглях, и встречались уже более двадцати лет. Через неодинаковые интервалы Тилл призывал их в некое уединенное место, и именно Тилл нес ответственность за все, что было сказано и сделано.
- Что было сказано? - спросила тогда Уошен. - И что вы там делаете?
Но Локе отказался объяснять, покачав головой и ответив, что тем самым он нарушит давно данное обещание.
- Тогда зачем ты рассказал нам? - настаивала Уошен.
- Потому что… - ответил ее сын, - потому что вы имеете право слушать, что он говорит. Так что вы сможете сами решить.
Уошен отошла в тень, глядя на самое большое «доброе» дерево, которое она когда-либо видела. Годы убили его, оно сгнило и рухнуло на землю, и в лесном шатре образовалась прореха. Выросшие дети и их маленькие братья и сестры собрались на этом светлом островке, стоя парами или группками, тихо переговариваясь между собой. Тилл расхаживал взад и вперед по широкому древесному стволу. Он выглядел совсем взрослым, нестареющим и решительно ничем не выделялся среди остальных. Он был в обычной набедренной повязке и легких сапогах, на невзрачном лице застыло выражение робости и застенчивости, и при виде его у Уошен, как ни странно, мелькнула надежда.
Может быть, встречи Тилла - просто старая игра, которая переросла в традицию. Может быть.
Не произнеся ни слова, не оглянувшись, Локе вышел на поляну и присоединился к старшим детям, стоящим впереди.
Его родители, выполняя свое обещание, опустились на колени в джунглях.
На поляне показались еще несколько детей. Затем, повинуясь какому-то невидимому сигналу, собравшиеся затихли.
Тилл тихо спросил:
- Чего мы хотим?
- Того, что является лучшим для корабля, - ответили дети. - Всегда.
- Как долго это - «всегда»?
- Дольше, чем мы можем себе представить.
- И как далеко это - «всегда»?
- Оно простирается до бесконечности.
- Но мы живем…
- Лишь мгновение! - вскричали они. - А может быть, и меньше!
Слова не имели смысла, и от них мороз продирал по коже. Они должны были казаться Уошен глупыми, но не казались; это была молитва, она приобретала силу и материальность, когда ее произносили в один голос, с выработанной годами уверенностью.
- Того, что является лучшим для корабля, - повторил Тилл.
Но он не просто повторял - он задавал вопрос. На его простоватом лице читалось любопытство, неподдельная жажда чего-то.
Он негромко спросил собравшихся:
- Вы знаете ответ?
Дети нестройным хором произнесли:
- Нет.
- Я тоже не знаю, - признался их лидер. - Но когда я бодрствую, я ищу его. А когда сплю, то ищу его во сне.
Последовала короткая пауза, затем резкий голос выкрикнул:
- У нас новички!
- Приведите их сюда.
Это были близнецы лет семи, брат и сестра, и они с испуганным видом вскарабкались на бревно. Но Тилл протянул им руки, твердым, уверенным голосом велел каждому сделать глубокий вдох, затем спросил их:
- Что вы знаете о корабле? Девочка взглянула на небо и ответила:
- Мы пришли оттуда.
Среди детей послышался смех, затем затих. Брат поправил ее:
- Оттуда пришли помощники Капитана. Не мы. - И добавил: - Но мы поможем им вернуться туда. Скоро.
Наступила долгая, холодная тишина.
Тилл позволил себе терпеливо улыбнуться, похлопал обоих по макушкам. Затем он взглянул на своих последователей и спросил:
- Он прав?
- Нет! - проревели они.
Близнецы вздрогнули и попытались сбежать. Тилл опустился на колени между ними и произнес твердым голосом:
- Помощники - это только помощники. Но вы, и я, и все мы… мы - Строители.
Уошен не слышала этой чепухи уже четверть века, и, услышав сейчас, она не могла решить - то ли ей рассмеяться, то ли поддаться приступу гнева.
- Мы - возродившиеся Строители, - повторил Тилл. И он заронил в их души семена мятежа, добавив: - И какова бы ни была наша цель, она состоит не в том, чтобы сотрудничать с этими глупыми помощниками.
Миоцен не поверила ни единому слову.
- Во-первых, - сказала она, обращаясь к Уошен и к самой себе, - я знаю своего собственного ребенка. То, что вы говорите, нелепо. Во-вторых, на этом их слете могла собраться едва половина наших детей…
- Большинство из них - взрослые, у них свои дома, мадам, - прервал ее Диу.
- Я проверяла, - объяснила Уошен. - Несколько десятков младших детей действительно сбежали из детских…
- Я не говорю, что они никуда не ходили. Затем Миоцен высокомерно спросила:
- Вы двое выслушаете меня? Хотя бы одну минуту?
- Продолжайте, мадам, - сказал Диу.
- Я знаю, что разумно, а что - нет. Я знаю, как был воспитан мой сын, я знаю его характер, и если вы не предложите мне какой-то мотив для этого… этого дерьма… тогда я думаю, нам лучше сделать вид, что ничего не произошло…
- Мотив, - повторила Уошен. - Скажите мне, какой у меня может быть мотив?
- Жадность, - с холодным восторгом ответила Миоцен.
- Что это значит?
- Поверь мне, я все понимаю. - Темные глаза сузились, в уголках сверкнули серебряные щелки. - Если мой сын лишился рассудка, на его место становится ваш. Сначала статус. Затем, в конце концов, власть.
Уошен бросила взгляд на Диу.
Они не упоминали о том, что осведомителем был Локе, и хотели сохранить это в секрете как можно дольше - по многим причинам, большинство из которых было эгоистическими.
- Спросите у Тилла о Строителях, - настаивала она.
- Я не стану этого делать.
- Почему?
Женщина помолчала минуту, тщетно пытаясь счистить коробочки спор со своей новой домотканой формы. Затем она ответила с ядовитой логикой:
- Если это ложь, он скажет, что это ложь. Если это правда и он солжет, тогда его ложь будет звучать как правда.
- А если он признается во всем…
- Тогда это будет означать, что Тилл хочет, чтобы я знала. А вы просто посредники. - Она понимающе взглянула на них, затем отвела взгляд. - Это не те сведения, что я оставила бы без внимания.
Спустя три корабельных дня, когда селение спало, гигантская ладонь приподняла их мир на несколько метров, затем ей это наскучило, и она снова швырнула его вниз.
Помощники Капитана и их дети, спотыкаясь, выбрались на открытое место. Небо уже скрылось за тучей золотых шариков и миллионами летающих насекомых. Через двенадцать часов, а возможно и раньше, всей этой местности предстояло покрыться пузырями, взорваться и исчезнуть. Словно пьяная, Уошен бежала по трясущейся земле и, добравшись до чистенького дома, кричала: «Локе» в его пустых комнатах. Где ее сын? Она обежала всю площадь, но все дома детей были пусты. Из небольшого дома Тилла выступила фигура и спросила:
- Ты не видела моего?
Уошен покачала головой и в свою очередь поинтересовалась:
- А вы не видели моего?
- Нет, - сказала Миоцен и вздохнула. Потом, обогнав Уошен, крикнула: - Ты не знаешь, где я могу найти его?!
Посредине площади стоял Диу. Он ждал.
- Если вы поможете мне, - убеждала их Старший Помощник Капитана, - вы поможете собственному сыну.
Коротким кивком Диу выразил свое согласие.
Миоцен и дюжина других помощников бросились в джунгли. Уошен осталась в деревне и, собравшись с духом, принялась упаковывать самые необходимые вещи и помогать другим встревоженным родителям. Пока они закончили, прошло несколько часов. Толчки сотрясали землю у них под ногами, золотые шарики исчезли, вместо них в воздухе висели железная пыль и вонь горящих джунглей! Помощники и дети стояли на главной площади, готовые к бегству. Но оставшийся Старший Помощник Капитана медлил отдавать приказ.
- Еще минуту, - повторял он, обращаясь ко всем, в том числе и к себе, и осторожно спрятал часы в карман униформы, подавляя желание следить за движением их стрелок.
Когда на площади, ухмыляясь, внезапно появился Тилл, Уошен ощутила головокружительное, беспричинное облегчение.
Облегчение сменилось шоком, затем ужасом.
Грудная клетка молодого человека была вспорота ножом. Первая рана частично зарубцевалась в отличие от второй, нанесенной перпендикулярно первой и более глубокой. Разорванная, истекающая кровью плоть отчаянно пыталась снова сомкнуться. Тиллу не угрожала смертельная опасность, но он живописно изображал агонию. С притворным стоном он споткнулся, затем на мгновение выпрямился. И повалился на бок, ударившись о голое железо, в тот са; мый момент, когда Миоцен медленно, очень медленно выступила из леса.
Она была невредима, но что-то ужасно, безнадежно подкосило ее.
Словно зачарованная, Уошен наблюдала, как Старший Помощник Капитана опустилась на колени рядом с сыном, схватила его за прямые каштановые волосы и взглянула ему прямо в глаза.
Что сказал ей Тилл там, в джунглях? Как он довел свою мать до этой убийственной ярости? Именно это он, без сомнения, и сделал. Пока разыгрывались события, Уошен поняла, что все было организовано, являлось частью тщательно разработанного плана. Вот почему Локе взял их на встречу, вот почему он чувствовал себя виноватым. Когда он сказал: «Я знаю. Я обещал», он имел в виду обещание, данное Тиллу.
Миоцен не сводила взгляда с сыновьего лица.
Возможно, она хотела найти в себе силы простить его или, что еще лучше, усомниться. А возможно, она просто давала ему время взглянуть в ее собственные глаза, безжалостные и холодные. Затем она подняла двумя руками большую глыбу железоникелевого сплава - после землетрясения все вокруг было усеяно такими глыбами, - с холодной яростью перекатила Тилла на живот, раздробила ему шейные позвонки и продолжала бить. Во все стороны летели обрывки плоти и брызги крови, пока голова его не отделилась от парализованного тела.
Уошен с пятью помощниками оттащили Миоцен от ее сына.
- Пустите меня! - потребовала она. Затем отбросила свое оружие и, подняв руки, крикнула всем, кто находился в пределах слышимости: - Если вы хотите ему помочь, помогайте. Но, сделав это, вы исключите себя из нашего сообщества. Таково мое решение. Мне дают на это право мое положение, обязанности и мое горе!
Из джунглей вышел Локе. Он первым подошел к Тиллу, но лишь ненамного опередил остальных. Более двух третей детей собралось вокруг неподвижного тела. Откуда-то взялись носилки, и лидера устроили на них со всеми возможными удобствами. Затем, с немногими пожитками и, очевидно, совсем без еды, непокорные дети начали уходить, направляясь на север, в то время как помощники Капитана планировали идти на юг.
Диу стоял рядом с Уошен. Как долго - она не знала.
- Мы не можем просто так дать им уйти, - прошептал он. - Кто-то должен остаться, чтобы говорить с ними, помогать им…
Она быстро взглянула на своего возлюбленного и открыла рот. «Я пойду», - хотела сказать она. Но Диу перебил ее:
- Тебе не следует этого делать. Ты поможешь им больше, оставаясь поблизости от Миоцен. - Он уже явно все продумал и приводил аргументы: - У тебя есть положение. У тебя здесь есть авторитет. А кроме того, Миоцен прислушивается к тебе.
«Да, когда ей это удобно».
- Я буду поддерживать контакт, - пообещал Диу. - Как-нибудь.
Уошен кивнула, думая, что через несколько лет все это кончится. Самое большее - через несколько десятилетий.
Диу поцеловал ее, и они обнялись, она обнаружила, что смотрит через его плечо. В джунглях виднелся знакомый силуэт - это был Локе. С такого расстояния, из-за теней, она не могла понять, смотрит ли сын на нее или стоит к ней спиной. Но на всякий случай она улыбнулась и одними губами произнесла:
- Береги себя. - Затем глубоко вдохнула и сказала Диу: - Будь осторожен. - И отвернулась, не желая смотреть, как ее мужчины исчезают среди деревьев и густеющего дыма.
Миоцен, стоявшая в отдалении от всех, заговорила тонким, сухим, но полным слез голосом, подняв руки над головой:
- Мы приближаемся. « Приближаемся?»
Затем она приподнялась на цыпочках, став еще выше, и с низким, болезненным смешком добавила:
- Но мы еще недостаточно близко. Пока.
Годы миссии 511.01-1603.

Рид Роберт - Мозг => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Мозг автора Рид Роберт дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Мозг своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Рид Роберт - Мозг.
Ключевые слова страницы: Мозг; Рид Роберт, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Итальянский флот во Второй Мировой войне