Фейхтвангер Лион - Мудрость чудака, или Смерть и преображение Жан-Жака Руссо 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Диксон Франклин У.

Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема автора, которого зовут Диксон Франклин У.. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Диксон Франклин У. - Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема = 140.73 KB

Диксон Франклин У. - Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема => скачать бесплатно электронную книгу



Братья Харди - 13

Библиотека NewChapter «Детский Детектив», OСR и вычитка Wsd
«Тайна расколотого шлема»: Коллекция "Совершенно секретно"; Москва; 1995
ISBN 5-85275-110-3
Аннотация
Главные герои книги - братья Харди - живут в американском городке Бейпорте. В свободное от школы время они помогают своему отцу раскрывать уголовные преступления, и часто бывает так, что они дают сто очков вперед мистеру Харди. В этот раз братья раскрывают похищение античного сокровища.
Франклин У Диксон
Братья Харди
Тайна расколотого шлема
СТРАННАЯ ВСТРЕЧА
— Ты сможешь узнать нашего грека по фотографии? — спросил Джо Харди.
— Перестань шутить и смотри внимательно, надо постараться не пропустить его в толпе,— ответил Фрэнк.
Ребята стояли в зале выдачи багажа аэропорта Бейпорт и внимательно разглядывали входящих пассажиров. Они встречали своего друга Евангелоса Пандрополоса, студента из Греции, который должен был учиться вместе с ними на режиссерских курсах в Хант-колледже.
— Вот он! — воскликнул наконец Джо.
В центре зала, у транспортера, на котором крутились чемоданы, появился молодой человек, которого они сразу узнали по фотографии. Он был невысокого роста, с черными вьющимися волосами, живыми карими глазами и приятным лицом. Вид у него был явно растерянный.
— Смотри, что-то случилось!—сказал Фрэнк.— Вон тот высокий блондин пытается взять его чемодан.
Ребята поспешили навстречу Евангелосу. Он вместе с высоким молодым человеком приятной наружности, с дорогой кинокамерой, висевшей у него на плече, вцепились в ручку чемодана и тянули ее каждый к себе.
— Евангелос, что случилось? — спросил Фрэнк. Повернувшись, грек радостно приветствовал их:
— Вы Харди? Тут какое-то недоразумение — этот человек требует мой чемодан.— Говорил он на прекрасном английском с легким приятным акцентом.
— Эй, дружище! Меня зовут Леон Саффел и это мой чемодан, оставьте его!
— Прошу прощенья, отпустите ручку, и я вам докажу, что это мой чемодан,— ответил Евангелос.
— Вы, иностранцы, все одинаковые,— отвечал его соперник,— всегда хотите что-то доказать.— И с этими словами он рванул на себя ручку чемодана, а Евангелос ее выпустил. Сделав непроизвольно шаг назад и споткнувшись о чужие вещи, Саффел упал на спину, судорожно двумя руками держась за свою кинокамеру. Мгновение он лежал, не шевелясь, а между тем вокруг уже собиралась толпа. Джо и Фрэнк схватили Саффела под руки и, пряча улыбку, помогли ему встать на ноги.
— Оставьте меня в покое! — кричал Саффел.— Если вы повредили камеру, я сделаю так, что вас арестуют! Я подам на вас в суд!
— Успокойтесь, это была ваша вина,— сказал грек.
— Вы же попросили его отпустить чемодан,— добавил Фрэнк.— Ну, а теперь давайте с этим покончим.
В этот момент к ним наконец подошел служащий аэропорта и спросил, не может ли он им помочь.
Открыв бумажник, Евангелос вытащил багажную квитанцию и протянул ему.
— Этот человек взял мой чемодан,— сказал он.
— Да, это ваш чемодан,— проверив номера, сказал служащий и, взяв его из рук Саффела, отдал его греку.
— Но того не может быть…— не веря своим глазам, закричал Саффел.
— Вот едет еще один такой же чемодан,— показав на движущийся транспортер, сказал служащий. Пройдя вперед, он снял его с ленты и попросил Саффела предъявить багажную квитанцию. Сверив номер, он отдал ему чемодан.
Саффел выглядел явно смущенным, когда трое ребят выходили из аэропорта к стоянке автомобилей, где братья Харди оставили свою машину.
— Ну, Евангелос, твое появление в Бейпорте уже наделало шума,— сказал Джо и засмеялся.
— Очень жаль, что так получилось. Надеюсь, что это не будет плохим предзнаменованием,— ответил грек и добавил: — Пожалуйста, зовите меня Эваном. Ну, а теперь объясните мне, кто из вас Джо, а кто Фрэнк? Что-то я запутался.
С этими словами он вытащил из кармана две фотографии. Ребята уже стояли около своей машины, и Эван несколько раз посмотрел на них и на фото, пока наконец не сказал:
— Значит, Фрэнк — старший брат, а Джо — на год младше.
— Да,— подтвердили оба брата.
— Ну, вот теперь я наконец с вами разобрался,— сказал Эван, и они пожали друг другу руки. Джо поставил чемодан в багажник, а сам забрался назад. Сев за руль, Фрэнк посадил Эвана рядом.
— По дороге домой мы устроим тебе небольшую экскурсию по Бейпорту; обычно туристы платят за это пятьдесят центов,— с этими словами он выехал со стоянки. Прекрасная автострада вела через поля и перелески к окрестностям города.
Замечательный город Бейпорт тянулся вдоль зализа Бармет — части Атлантического океана. Эван с восхищением разглядывал открывавшуюся перед ним панораму. Он улыбнулся, когда Фрэнк повел машину вдоль залива, где на рейде стояли два белых торговых судна, а у самого берега на якоре начались красавицы яхты.
— Ну, просто как у нас в Греции! Я так люблю море и яхты. Скорей бы начались наши занятия в колледже!
Эван узнал о занятиях в летнем лагере от Фрэнка и Джо, все трое давно стали друзьями по переписке и были членами международного кино-клуба.
— Наш друг, Чет Мортон, тоже вступил в него,— заметил Фрэнк.
— Уверен, мы получим большое удовольствие.
Наш лагерь находится в пятидесяти милях от Бейпорта,— сказал Джо.
— Какая у тебя камера?
— У меня новый выпуск «Циклопа». Она в чемодане,— ответил Эван.
— Прекрасно. А ведь у Саффела тоже неплохая камера. У нас с Джо хорошие камеры, но у него лучше.
Наконец они приехали к дому Харди на Элм-стрит, зеленую улицу, где в каждом доме жила одна семья. Братья вышли из машины, Джо взял чемодан, Фрэнк провел Эвана в дом. Родители и тетя Гертруда их уже ждали.
— Мы очень рады, что вы к нам приехали,— сказала миссис Харди, взяв руку Эвана,— пожалуйста, чувствуйте себя, как дома.
Улыбнувшись, Эван обменялся рукопожатием с мистером Харди и поклонился его сестре Гертруде, худой угловатой женщине, которая весьма критически относилась к детективным талантам своих племянников.
— Было очень любезно с вашей стороны пригласить меня в свой дом,— сказал Эван.— Думаю, что американцы очень гостеприимные люди, как и греки.
— Евангелос,— осветилось лицо тети Гертруды,— вы кажетесь очень милым молодым человеком. Вполне подходящая компания для мальчиков.
— Минуточку, тетушка,— шутливо обиделся Джо,— твои слова можно истолковать так, будто все наши друзья — просто банда хулиганов.
— Чем тебе не нравятся Чет, Бифф и остальные? Что в них плохого? — добавил Фрэнк.
— Я имела в виду не их, а тех ужасных преступников, которых вы вечно ищете.
— Фрэнк и Джо часто помогают мне при расследовании многих дел,— пояснил мистер Харди Эвану.
Эван Пандрополос знал о занятиях своих друзей из писем, но так как не был американцем, то не мог себе и представить, насколько знамениты братья. Их отец, Фентон Харди, раньше работал в полиции Нью-Йорка, теперь же основал собственное частное сыскное агентство. Сыновья росли, наблюдая его работу, и, став взрослыми, стали помогать ему. Начинали они с дела, которое потом назвали «Тайна ацтекских воинов», в нем Джо и Фрэнк доказали свои способности неплохих сыщиков. Последнее дело «Обезьяна в маске» позвало их в Бразилию, где они расследовали сложное и страшное дело об исчезновении молодого парня.
— У них всегда трудные дела, и я уже поверила в их талант,— сказала мама, Лаура Харди.— Пойдемте, ужин ждет вас. Фрэнк, Джо, проводите Эвана в его комнату.
Ребята поднялись на второй этаж и показали Эвану маленькую, но очень уютную комнату.
— Наша рядом, у нас общая ванная,— заметил Фрэнк.
Эван стал распаковывать чемодан, положил рубашки в ящик комода. Потом повернулся к братьям и сказал:
— Сегодня для меня счастливый день.
— Почему? — спросил Фрэнк.
— Я встретился с такой удивительной семьей, как ваша.
— Только не говори, что у тебя есть неразгаданная тайна,— засмеялся Джо, когда они сбегали вниз по лестнице.
— Да, есть, и почти неразрешимая. О ней я расскажу вам позже.
В воздухе аромат яблочного пирога тетушки смешивался с запахом жареного мяса. За столом разговор перескакивал с одной темы на другую: говорили о школе киномастерства в Ханте, кинокамерах и линзах к ним, о телевидении.
— Да, кстати, о телевидении. Отец сейчас работает над очень интересным делом,— сказал Джо.
— Да, это впервые такое,— объяснил мистер Харди.— Я являюсь консультантом документального фильма, в котором разоблачается преступный синдикат.
— Отец хорошо изучил, как работают преступники. В этом фильме он рассказывает о Твистере Герролде, «крестном отце», который руководил синдикатом через своих помощников.
— Его настоящее имя Филберт Франциско Герролд,— добавил Джо, кладя себе на тарелку еще один кусок мяса.
— Странное имя,— заметил Эван.
— Догадываюсь, что он считает его слишком длинным,— усмехнулся Джо.— Старик Филберт очень нервничает, поскольку для фильма отец раскопал много важной информации об этой банде.
— Ничего хорошего из этого не получится, — заметила тетушка Гертруда,— я все время повторяю это Фентону. Надо держаться подальше от этих страшных людей, пока со всеми нами ничего не случилось.
Помолчав, она спросила:
— Послушайте, что это за шум? На секунду за столом наступила тишина, но никто ничего не услышал.
— А я слышала,— настаивала тетушка.
— Ты стала очень пугливой. Хочешь, я включу внешнюю охранную систему, чтобы ты не волновалась? — спросил Фрэнк.
— Да, включи, пожалуйста. Фрэнк встал и включил электронную систему безопасности, которая охраняла дом Харди.
— Теперь можем спокойно доедать свой ужин,— вернувшись, сказал Фрэнк.— Кстати, Эван, о какой тайне ты упомянул?
— У вас тайны? — наклонившись к нему, спросил Фентон Харди.— Тогда вы обратились по адресу.
— Вы, видимо, знаете,— начал Эван,— что Николос Пандрополос, известный греческий пароходный магнат,— мой дядя.
— Вообще-то нам приходило в голову, что вы с ним в родстве,— сказал Джо.— Ну и как, приятно быть племянником миллионера?
— Это не мои деньги,— усмехнулся Эван.— Дядюшка тоже не сразу стал богатым. В молодости он был очень беден. В пятнадцать лет поступил юнгой на корабль. А в это время в моем родном городе, расположенном недалеко от исторических Микен, мальчишки нашли старинный шлем, который, вероятно, принадлежал греческому воину. Куратор американского института истории, который в эти дни путешествовал по Греции, увидел этот шлем. Сзади на шлеме была трещина, будто от удара мечом. Впереди, над пластинкой, защищающей нос, было несколько букв, которые не могли расшифровать. Их скопировали, но шлем не сфотографировали. Так как шлемом заинтересовался исторический музей Лос-Анджелеса, а корабль, на котором служил мой дядюшка, отправлялся в Калифорнию, то его попросили взять шлем с собой.
— Только не говорите, что он его потерял,— воскликнула тетушка Гертруда.
— Потерял его кто-то другой. Когда дядюшка Ник приехал в Калифорнию, он познакомился с оператором, снимавшим в это время фильм «Слава Персии». Им как раз был нужен для съемок греческий шлем, и дядя одолжил его, за что получил небольшую роль в этом фильме. Однако ассистенты режиссера шлем потеряли.
— Какой позор! — вскричала Лаура Харди.
— Конечно, это был сильный удар для дядюшки Ника, он вернулся в Грецию очень расстроенным, горожане простили его, но сам он не мог успокоиться и решил во что бы то ни стало найти этот шлем.
— Это все равно, что искать иголку в стоге сена,— заметил Фрэнк.
— А что, слишком сложное для вас задание? — поддразнил их мистер Харди.
— Ничего, мы попробуем.
— Вы мне поможете? — Эван не мог поверить, что ему так повезло.
Проглотив последний кусок яблочного пирога и поблагодарив хозяев, он извинился.
— Я иду наверх и немедленно напишу дяде Нику,— сказал он.
— Иди к нам в комнату. Бумага в левом ящике стола.
Однако через несколько секунд, после того как он поднялся на второй этаж, раздался его крик. Перескакивая через три ступеньки, Джо и Фрэнк бросились наверх.
— Что такое? — закричал Фрэнк, вбегая в комнату.
Эван показал пальцем на кровать Джо: на покрывале сидел большой мохнатый тарантул. И в этот момент раздалась громкая сирена наружной системы безопасности!
НАЧИНАЙ ВОЛНОВАТЬСЯ!
Схватив пустую корзину для мусора, Фрэнк перевернул ее вверх дном и поставил на паука. Затем все трое побежали во двор, где мистер Харди с фонарем в руках искал следы на земле.
— Нашел что-нибудь, папа? — спросил его Джо.
— Нет. Незваный гость сбежал. Фрэнк рассказал ему о тарантуле на кровати Джо.
— Видимо, тот, кто положил его, попал в дом до того, как была включена сигнализация, а когда он убегал, она сработала.
Тетушка Гертруда и миссис Харди, находившиеся в этот момент в глубине участка, услышали разговор о пауке.
— Боже мой, тарантул в доме,— закричала тетушка.— О, Лаура, я знаю, как быстро они размножаются, скоро везде будут спрятаны паучьи яйца.
— Не волнуйтесь, тетушка! Мы его уничтожим прежде, чем он успеет сделать это.
— Давайте лучше посмотрим, как этот неизвестный попал на первый этаж,— сказал Фрэнк.
— Думаю, что он прошел по водосточной трубе,— предположил Джо, показывая на металлическую трубу, конец которой был прямо за рододендроном, росшим в стороне от дома. Она проходила рядом с окном спальни братьев и шла к канаве у края крыши.
Раздвинув кусты, Фрэнк фонарем осветил землю и сразу увидел следы. К его удивлению, они были такие маленькие, что напоминали следы ребенка.
В этот момент в доме раздался взрыв, и из окна второго этажа вылетели стекла. Фрэнк успел отпрыгнуть в сторону, и осколки не попали в него.
— Что случилось? — закричал Джо.
— Что-то взорвалось в нашей комнате!
Мгновение Эван стоял с разинутым от удивления ртом, потом побежал вслед за остальными наверх.
Кровать Джо была разворочена, посередине зияла большая, с опаленными краями дыра. Щепки от оконной рамы попали в зеркало и разбили его. Корзину для мусора, которой прикрыли тарантула, с такой силой подбросило к потолку, что на нем остался след.
— Паук! — закричал Эван.— Что случилось с тарантулом?
— Это была бомба,— серьезно сказал Фрэнк,— очень похожая на паука, чтобы ее сразу захотелось выбросить.
— Но зачем?
— Наверное, это было предупреждение нам,— сказал мистер Харди.— Наверное, я слишком много рассказал о Твистере Герролде. Один из излюбленных им способов мщения — это угрозы членам семьи его врагов.
— Так что, Эван, добро пожаловать! — сказал Джо.
— Должен сказать, с первого момента, как я прибыл в Бейпорт, моя жизнь стала удивительно интересной,— улыбнулся грек.
Внимательно осмотрев комнату, Фрэнк увидел, что оконная решетка сломана.
— Кто бы это мог быть? — размышлял он.
— Думаю, что это Коль по кличке «Котенок»,— ответил мистер Харди.
— Кто?
— Котенок,— повторил детектив. И рассказал сыновьям, что Коль известен в преступном мире, как опытный взломщик и специалист по секретным замкам. Он много лет состоит в банде Герролда, и именно у него очень маленький размер обуви.
— Вы хотите сказать, что Герролд поручил ему в качестве предупреждения оставить у вас на кровати тарантула? Хотел заставить вас прекратить расследование? — спросил Эван.
— Возможно. Пойдемте, я покажу вам, как выглядит Коль.
В своем кабинете мистер Харди открыл свою картотеку, вытащил папку и вынул из нее снимки Коля, сделанные скрытой камерой. Это был немолодой человек с маленьким узким лицом, вздернутым носом, скошенным подбородком, невысокий, футов пяти ростом и не больше девяноста фунтов весом.
По документам, Коль отбыл в тюрьме несколько сроков, но последние три года оставался на свободе.
— Думаю, нам лучше позвонить в полицию,— сказал мистер Харди и набрал номер шефа полиции Коллига, близкого друга семьи. Коллиг немедленно послал своих людей к дому Харди и обещал начать поиски Коля.
Тетушка Гертруда, молчавшая все это время, внезапно пришла в себя.
— Я же говорила вам, что слышу шум, но вы никто не поверили мне! — закричала она.
— Вы правы,— сказал мистер Харди,— нам следовало прислушаться к вашим словам. Похоже, вы лучший детектив в нашей семье!
— Господи, потребуется не меньше недели, чтобы привести все в порядок!— в отчаянии воскликнула миссис Харди.
— Не волнуйся, мамочка, мы поможем тебе, после того как полицейские все здесь осмотрят,— сказал Фрэнк.
Вскоре приехали два молодых полицейских, которые сняли отпечатки пальцев, следов под рододендроном и собрали мельчайшие детали взрывного устройства. Они опросили всех членов семьи и уехали.
После этого под руководством тетушки Гертруды все стали наводить порядок в доме, и работа закончилась раньше, чем можно было ожидать.
Эван сел наконец писать письмо. Он только что кончил и спустился вниз, когда перед домом раздался громкий звук автомобильного сигнала, на террасе зазвучали тяжелые шаги и в комнату вошел Чет Мортон, громко объявив о своем прибытии. Чет был высокий, как братья, широкоплечий, но талия у него была далека от идеальной, поскольку все в Бейпорте знали о его чудовищном аппетите.
— Привет, Чет, заходи. Сейчас мы познакомим тебя с нашим гостем,— сказал Джо.
— Как там дела в Греции? — спросил Чет, пожимая руку Эвану.
— Довольно спокойно по сравнению с Америкой,— с улыбкой ответил Эван.
— Если вам хотелось приключений, то вы, безусловно, прибыли в нужное место.
— Да, я уже понял это.
— Правда, без шуток? Что же произошло?
Фрэнк и Джо рассказали о том, как к ним в дом попал незваный гость и о бомбе в виде тарантула.
— Похоже, что у вас становится опасно, но пироги тетушки Гертруды все искупают. Как там насчет яблочного пирога, тетушка? Вы мне оставили кусочек?
— Сейчас получишь,— ответила миссис Харди.
— Ты же знаешь, она всегда тебе что-нибудь оставляет, ты на тетушку имеешь особое влияние!
Пока Чет ел пирог, Джо рассказал Эвану о его способностях в области кино и о том, что тот вместе с ними едет в Хант-колледж.
— Здесь очень многие интересуются этим делом,— ответил Чет.
— Сейчас это популярно во всем мире,— заметил Эван.— У нас в Греции молодежь тоже очень интересуется этой профессией.
— Жить в лагере большое удовольствие, вот только хотелось бы знать, кто будет поваром? — сказал Чет.
— Ну, ты опять за свое. Всегда думаешь только о еде,— засмеялся Фрэнк.
— Армия не воюет на пустой желудок,— торжественно ответил Чет.— Люди кино тоже имеют право думать о еде.
— А какого рода фильмы ты делаешь? Надо бы посмотреть их как-нибудь,— сказал Эван.
— Ты говоришь опасные вещи,— засмеялся Фрэнк.
— Вы действительно хотите посмотреть мои работы? — спросил Чет.— У меня с собой две катушки,— и с этими словами он понесся к машине и вернулся с фильмом. Джо стал устанавливать экран, пока Фрэнк приготовил проектор.
— Предупреждаю тебя, Эван,— сказал Джо,— что Чет ни о чем больше не сможет говорить, только о своем фильме.
— Прекрати, в моей стране не так уж много народу занимается съемкой фильмов. Не хочу вас разочаровывать, но этот фильм об Иоле,— сказал Чет, когда начал стрекотать проектор.
Из воды вышла милая девушка в купальнике, потянулась, отбросила назад свои длинные темные мокрые волосы и медленно двинулась навстречу камере.
Эван просто онемел.
— Кто эта красавица? — спросил он.
— Моя сестра,— с гордостью ответил Чет.
— В самом деле?
— В это действительно трудно поверить,— заметил Фрэнк.
— Хватит, ребята. Я никогда не познакомлю ее с перспективным соперником,— сказал Джо.
— Она что, твоя девушка?
— Мы с ней встречаемся.
— Да, видно, мне ничего тут не светит,— сказал Эван.— Но, Чет, должен признать, что ты прекрасно снимаешь.
— Всегда использую естественный свет,— сказал Чет и стал объяснять детали по ходу фильма, который продолжался еще минут десять.
— Ну теперь, когда вы видели лучший фильм Отто Преминджра,— пошутил Фрэнк,— нам пора собрать вещи, так, чтобы выехать завтра с утра пораньше.
Следующий день был теплым и солнечным. Парни собрали свои чемоданы и камеры, мистер и миссис Харди пожелали им удачи в учебе, хотя тетушка Гертруда, как всегда, высказала свое, отличное от других мнение об их поездке.
— Прошу вас, будьте осторожны и остерегайтесь преступников. Этот вчерашний, который влез к нам по трубе, может последовать за вами. Закрывайте окна и двери в вашей комнате на защелку.
— Но, тетушка, сейчас лето. Мы просто задохнемся в своей комнате.
— Это все же лучше, чем быть убитым во сне!
— Хорошо, мы постараемся быть очень осторожными,— пообещал ей Фрэнк.
Трио в самом лучшем настроении забралось в машину, но все-таки Фрэнк время от времени посматривал в зеркало заднего вида, не едет ли кто-нибудь за ними. В какой-то момент их обогнала красная машина, но потом свернула на боковую дорогу.
В полдень они остановились у придорожного кафе и заказали бутерброды. Выходя, Фрэнк закрыл на ключ все двери, однако, когда они вернулись в машину, он увидел на переднем сиденье семена какого-то неизвестного растения.
— Эй, что это у меня на сиденье? — воскликнул он.
— Это «комбололи»,— ответил Эван.
— Что это такое?
— Семена тревоги.
И Эван объяснил, что у них в Греции многие мужчины все время перебирают нанизанные на нитку зерна этого растения, нечто вроде четок.
— При этом у них заняты руки, и они успокаиваются, отвлекаясь от неприятных мыслей. Я лично этим не пользуюсь.
— Но как они оказались в нашей машине? Разве мы ее не заперли, Фрэнк?
— Конечно, запер.
— Значит, опять Котенок, специалист по замкам и взломам, следует за нами, — сделал вывод Джо.
— Наверное, он хочет, чтобы мы начали нервничать.
— Разве недостаточно взрыва тарантула в нашей комнате? — заметил Джо.
— Да, теперь нам действительно надо быть внимательными ко всему. Ладно, поехали.
Миновав небольшой городишко Хант, они выехали к удивительно красивому водопаду, который низвергался с высокого, покрытого лесом холма. На стоящем рядом щите была сделана надпись: «Государственный парк Серебряных водопадов».
Вскоре они были у цели своего путешествия, Хант-колледжа. Это была современная школа, размещавшаяся в нескольких коттеджах, разбежавшихся по склонам холмов. Внизу в поросших высокой травой берегах протекала спокойная река.
Ребята зашли в офис, зарегистрировались и направились в свою спальню под номером А-14. Это была большая, но уютная и светлая комната с двухэтажными кроватями. Из окон была видна зеленая лужайка и открывался приятный вид на обсаженную деревьями дорожку, ведущую к другим зданиям.
Все время после полудня они потратили на знакомство с лагерем. В одном месте река расширялась, и в этом заливчике плавал утиный выводок.
Уже под вечер ребята пришли обедать в кафетерий, они уселись за большой стол вместе с другими парнями и девушками. После еды вокруг пианино собралась большая группа ребят, где молодой мужчина, лет тридцати, улыбаясь, исполнял самые популярные мелодии.
Пока Чет доедал десерт, Фрэнк, Джо и Эван присоединились к ним. В это время в комнату вошел высокий блондин в клетчатом зелено-желтом пиджаке с красным шарфом на шее.
— Ну и ну, посмотрите, кто пришел,— воскликнул Джо.— Это же Леон Саффел!
— Он что, инструктор? — вытаращил глаза Эван.
— Если так, то нам придется несладко,— заметил Фрэнк.
ФЕЙЕРВЕРК
Леон Саффел оглядел комнату и, сделав вид, что не узнает ребят, подошел к пианино. Расправив плечи, расстегнув пиджак, он поправил на шее шарф.
— О, потрясающе мил,— сказал Джо.
— Не надо завидовать,— ответил Фрэнк.
В это время Чет присоединился к компании и с удивлением увидел, как Саффел уселся рядом с пианистом и широко улыбался всем стоявшим вокруг.
— Да, может, он здешний преподаватель,— сказал Чет.— Ребята, если он начнет приставать, то вам, я думаю, надо будет получить обратно деньги и убираться отсюда.
— А ты? — спросил Джо.
Чет долго разглядывал свои руки, потом ответил:
— Я, конечно, останусь. Старик Чет умеет обращаться с такими хорьками.
— Ну, тогда это твой человек,— сказал Фрэнк.
Купив четыре бутылки коки в стоявшем рядом автомате, он роздал их ребятам. Попивая воду, ребята подошли к стоящей у пианино группе. Пианист, пробежав пальцами по клавишам, начал знакомую всем походную песню, все подхватили мотив, и смущение первых минут встречи незнакомых до тех пор людей растаяло в беззаботном настроении собравшихся.
Тоненькая девушка с длинными черными волосами придвинулась ближе, уселась к пианино и запела знакомую всем песню. Студенты ей аплодировали, а Леон Саффел, откашлявшись, сказал:
— Моя дорогая, вы хорошо пели, но у вас слабы ноты верхнего регистра. Вам следует взять несколько уроков вокала!
— По-моему, она очень хорошо пела!
Все посмотрели на говорившего. На вид ему было лет двадцать. Высокий, с рыжеватыми волосами и большой бородой, он был одет в зеленый свитер.
— Спасибо! — девушка послала ему воздушный поцелуй, потом сердито посмотрела на Леона:— К вашему сведению, я учусь пению.
В комнате раздался смущенный смех Леона.
— Может быть, вы дадите мне несколько указании? Полагаю, вы у нас преподаватель? — пристально глядя на Леона, сказала девушка.
— О нет, я не преподаватель. Здесь я только студент.
При этих словах Чет, который в этот момент пил коку, подавился, вода вырвалась у него изо рта,как из пульверизаторами забрызгала шею Леона, воротник и его шелковый шарф.
Девушки фыркнули, закрыв лицо руками, парни громко засмеялись. Саффел повернулся к Чету и, вытирая воду вытащенным из бокового кармана платком, сердито посмотрел на него.
— Простите, Леон, это произошло случайно. У меня иногда начинается икота,— извинился Чет.
— Пусть она начинается в других местах! — взорвался Саффел и тут же спросил: — Откуда ты знаешь мое имя?
— Ну… как вам сказать… я что-то слышал о вас,— протянул Чет.
— Что такое?
— Кто-то из моих друзей видел, как вы упали на пол в аэропорту Бейпорта.
Саффел обвел глазами присутствующих:
— А, так вы тоже здесь! — сказал он, увидев Фрэнка и Джо.
— Послушай, Саффел,— шагнул вперед Фрэнк,— почему бы нам не забыть прошлые обиды? Мы все здесь для того, чтобы научиться чему-то новому в съемках кино. Будем друзьями,— и он протянул руку Леону.
Но тот вскинул голову:
— Нет, я сам выбираю себе друзей.
— Ребята, лучше вам поцеловаться и помириться, потому что, может быть, потом придется вместе работать,— сказал рыжебородый.
— И кто это говорит?
— Джефф Рикер, один из ваших инструкторов,— и, подмигнув пианисту, он вышел.
— Поверьте ему,— сказал пианист и начал наигрывать еще одну известную мелодию. Напряжение сразу исчезло. Через полчаса он встал и подошел к братьям и их друзьям:
— Я Джонни Алмквист,— сказал он, протягивая руку.— Преподаю в Ханте английский, приезжаю сюда ненадолго во время этих курсов по киноделу.— Он продолжал, понизив голос: — Не придирайтесь к Саффелу. По-моему, он богатый парень, немного избалован деньгами. Сегодня он ужинал в городе, потому что ему не понравилась морковь в нашем меню.
— Просто недотрога,— сказал Фрэнк.— В любом случае спасибо. Мы будем с ним помягче.
— Пока осмотритесь. Не забудьте, собираемся завтра утром, в девять.
Прежде чем лечь спать, ребята рассказали Чету об их новом деле: поисках старинного шлема.
— Вы, конечно, меня извините, ребята,— сказал Чет,— но я думаю, что это дело вам раскрыть не удастся.— Но, увидев разочарование Эвана, он добавил: — У вас же абсолютно никаких улик.
— Если бы нам удалось разыскать копию старого фильма «Слава Персии», то мы узнали бы, как выглядел шлем, и Хант был бы тем городом, откуда начались бы поиски. Некоторые персонажи этого фильма могли бы кое-что подсказать, чтобы сделать первый шаг.
На следующее утро первым читал лекцию Джефф Рикер.
Маленький зал был переполнен.
— До сих пор считалось, что кино должно просто развлекать людей, но теперь мы стали постепенно понимать, что это вид искусства,— сказал Рикер.— Когда мы начнем с вами изучать технику съемки, то посмотрим несколько старых фильмов.
В зале погас свет, и им показали две ленты старой классической комедии, после чего все стали обсуждать особенности игры актеров того времени, работу операторов и осветителей.
— С появлением звукового кино,— продолжал Джефф,— стали забывать старые, немые ленты. Одни потеряны, другие сгорели, так как их снимали на горючую ленту, третьи были просто украдены. Но время от времени их обнаруживали у кого-то в сейфе, в пыльном шкафу или в руках частного коллекционера.
— Надо спросить Джеффа Рикера о «Славе Персии»,— шепнул Фрэнк Джо.
После окончания лекции Джеффу задавали множество вопросов, и братьям пришлось ждать до обеда, чтобы поговорить с ним. Они разыскали его за дальним столом в углу кафетерия.
— Привет, ребята! Чем могу быть вам полезен? — спросил он, когда они подошли к столику.
— Мы ищем один старый фильм,— сказал Фрэнк.
И ребята рассказали о пропавшем шлеме, поиски которого были бы облегчены, если бы посмотреть фильм, во время съемок которого он был потерян.
— У вас есть фотографии этого шлема?
— Ни одной.
— А как назывался фильм?
— «Слава Персии». Рикер присвистнул:
— Это один из тех фильмов, которые бесследно исчезли. Многие годы коллекционеры пытаются разыскать его копию.
— Как же не везет! — вздохнул Фрэнк.— Пожалуйста, никому не говорите об этом. Чем меньше людей будут знать о наших поисках, тем лучше.
Рикер с ним согласился.
После ленча была еще одна лекция. Женщина-инструктор рассказала о том, как надо снимать «настроение» в фильмах.
— Я хочу, чтобы сегодня после полудня каждый из вас снял небольшой кусок, в котором будет отображено определенное настроение,— сказала она.
Сразу же с вопросами поднялось несколько рук: как создать настроение? Как оно должно проявиться: в мастерстве актеров или в состоянии окружающей обстановки?
— Все это зависит от вас. Снимайте так, как сочтете лучшим: выражение спокойствия, возбуждения, что хотите.
Выйдя из класса, они отправились за своими кинокамерами.
— Я буду изображать радость, восхищение,— сказал Джо.
— Восхищение чем? Что ты собираешься снимать? — спросил Фрэнк.
— Например, водопады. Помнишь Серебряные водопады, которые мы проезжали на пути сюда?
— Неплохая идея,— согласился Фрэнк.
Взяв свои камеры, ребята вставили в них катушки с 16-миллиметровой пленкой, сели в машину и направились в сторону водопадов. Внезапно Чет закричал:
— Джо, остановись на секунду!
Тот встал на обочине. Чет выскочил из машины и побежал к боковой дороге, у которой стоял киоск с надписью, сделанной крупными буквами: «Фейерверк». Он был украшен голубыми, красными и белыми флажками.
— Чет, давай обратно, у нас нет времени,— кричал Фрэнк, но Чет уже сделал покупку, сунул пакет в карман и вернулся к машине.
— Что ты там купил? — поинтересовался Эван.
— Я купил «Фейерверк»,— широкая улыбка расцвела на веснушчатом лице Чета,— петарды.
— Нет, ты, наверно, шутишь! Мы приехали сюда для серьезных дел, а ты собираешься носиться вокруг и поджигать петарды! — Джо покачал головой.
— Не собираюсь я их поджигать сейчас, они у меня для особых целей.
— Каких же, например?
— Я подожгу их сегодня ночью, чтобы испугать нашего дорогого друга, Леона Саффела.
— Ну нет, ты этого не сделаешь! — перебил Фрэнк.— Ты добьешься того, что нас выкинут из Ханта прежде, чем мы начнем заниматься.
— Верно,— согласился Джо.— Давай их сюда.
— Но я…
— Давай! — настаивал Джо.— Именно сейчас ты можешь взорвать все наши планы, и мы из-за очередной глупости не найдем фильма «Слава Персии».
— Ладно,— согласился Чет и протянул пакетик Джо, который сунул его в карман своей куртки. Они поехали дальше и вскоре повернули к стоянке автомашин, недалеко от водопадов.
Взяв свои кинокамеры и треноги, ребята пошли по узкой тропинке, которая вела к подножью водопадов. Вода падала с высокой горы тремя пенными каскадами и разбивалась внизу, образуя водоворот. Быстрый поток нес воду дальше под мост и наконец к реке, которая текла мимо Хант-колледжа.
— Вот это настроение,— сказал Джо, установил свой аппарат на треноге и начал снимать.
— Мне кажется, будет лучше, если сделать снимки с верхней точки,— сказал Эван.— Смотрите, туда ведет тропинка, прямо к вершине.
Чет уже взбирался по тропинке, за ним шли остальные. Крутая и каменистая дорожка шла параллельно потоку воды, которая вымыла глубокое ложе в покрытом лесом холме.
У подножия каскада образовалась усыпанная большими валунами отмель, имевшая уклон назад. Эван перепрыгивал с камня на камень, пока не достиг противоположного берега, где он стал устанавливать свою камеру. Чет залез на большой валун, который лежал среди ревущей воды. Сидя на нем, он любовался великолепным зрелищем падающей в долину воды.
Между тем Фрэнк и Джо отважились забраться еще выше по тропинке; с этой точки Фрэнк мог видеть перед собой расстилающуюся у подножья долину и водопады. Внезапно, когда он уже начал крутить ручку камеры, раздался крик Джо:
— Осторожно, Фрэнк!
Откуда-то сверху, в нескольких дюймах от головы Фрэнка, пролетел обломок скалы. Он катился вниз и с силой ударил камеру Чета!
ПРЕСЛЕДУЕМЫЕ АМАЗОНКОЙ
От удара кинокамера вылетела из рук Чета и упала в воду. Он прыгнул за ней, попытался поймать, но пальцы хватали только мокрые скользкие камни. Внезапно нога его соскочила с одного из валунов, Чет упал и его потащило к водовороту, несмотря на судорожные усилия уцепиться за выступ скалы. В футе от основания он внезапно скрылся под водой, потом вынырнул между двух валунов.
В то же мгновение Эван, спустившись со склона, протянул ему руку, а подбежавшие Фрэнк и Джо помогли вытащить его на берег.
— Да, камень летел подозрительно близко,— мрачно заметил Фрэнк.
Чет наконец перевел дыхание и заговорил:
— Кто же мог сбросить этот камень? Вы видели, как он летел?
— Нет, он пронесся над нашими головами, наверно, его столкнул кто-то, кто стоял выше нас на тропинке.
— Думаешь, это сделал Саффел? — спросил Чет, снимая и выкручивая рубашку.
— Вполне возможно. Проверим, когда вернемся,— сказал Фрэнк.
— Нет, я думаю, что это был кто-то из банды Твистера Герролда,— возразил Джо.
Они вернулись в колледж, где уже собрались студенты, успевшие снять свои первые фильмы.
— Давайте ваши катушки,— сказал Джефф,— отправим их на проявку.
— Мы ничего не сняли,— и Чет рассказал Рикеру о том, что с ними произошло.
— Да, неприятно. В городе есть магазин кино и фототоваров. Вероятно, вы сможете взять там камеру напрокат.
Во время обеда в этот вечер ребята постарались узнать, где был и чем занимался в этот день Саффел. Одна из студенток рассказала, что он снимал уток у реки, но она была не уверена, был ли он там до полудня. Другие тоже не видели его во время работы.
На следующее утро Джефф Рикер продолжил свою лекцию об истории создания первых немых фильмов.
— В те времена съемка фильмов была делом непростым,— рассказывал он.— Дело в том, что их снимали на капризной нитратной пленке, которая легко воспламенялась. Однажды на кинофабрике в Аргентине при хранении фильм загорелся и взорвался сейф, в котором он лежал. Даже простое передвижение коробки, в которую клали катушку с отснятой нитратной пленкой, было уже опасно, так как она могла взорваться без видимых причин.
Но теперь фильмы снимаются на тройной ацетатной пленке, которая, по словам ее изготовителей, вполне безопасна и может сохраняться до 400 лет.
Далее Рикер объяснил, что снятые на нитратной пленке фильмы можно скопировать на ацетатную, хотя это дорого и занимает много времени. Первые фильмы Чарли Чаплина были пересняты таким способом и поэтому сохранены для человечества, ведь они до сих пор пользуются большим успехом.
После лекции ребята вернулись в свою комнату. Джо открыл дверь своим ключом, и все остолбенели: в ней царил ужасающий беспорядок. Все было буквально перевернуто вверх дном. Столы и стулья повалены, вещи выброшены из шкафов и ящиков и разбросаны по полу. Лампы разбиты.
Ребята не могли поверить своим глазам.
— Посмотрите, как к нам залезли,— указал Фрэнк на открытое окно.
— Наши кинокамеры! Что с ними? — закричал в ужасе Эван. Но все оборудование лежало там, где его и оставили,— в стенном шкафу.
— Если он залез к нам, чтобы чем-то поживиться, то почему же не взял самое дорогое? — рассуждали ребята.
Братья обшарили комнату в поисках следов грабителя, но ничего не нашли, после чего Джо вылез из окна на идущий под ним карниз и спрыгнул на землю. Здесь он сразу обнаружил следы.
Почти все были незаметными, несколько отпечатков от носков ботинок говорило о том, что грабителю пришлось подпрыгнуть, чтобы ухватиться за карниз и попасть в комнату.
Джо осмотрел всю землю справа и слева от окна; внезапно глаза его заметили что-то, лежащее под низким кустом. Он вытащил белую рабочую перчатку. На ней было большое темное пятно — следы черной краски. Когда он тем же путем залез в комнату, то показал ее всем.
— Может быть, перчатка и понадобилась, чтобы не оставлять отпечатков пальцев,— предположил Чет.
— Но почему же на ней черное пятно? — спросил Эван.
— Может быть, он в них что-то красил? — предположил Фрэнк.
Еще раз проверив все вещи, ребята определили, что ничего не пропало.
— Может, он вовсе и не вор? — предположил Джо.— И все это только злая шутка?
Харди рассказали о случившемся директору школы, и тот известил лагерную полицию. Ребята убрали все вещи, привели комнату в порядок, а после ленча отправились в город, чтобы найти фотомагазин. Фрэнк поставил машину, и они пошли вдоль бесчисленных лавочек, поглядывая на витрины. Неожиданно Чет посмотрел через плечо и прошептал:
— Фрэнк, мне кажется, кто-то выслеживает нас.
Все четверо замедлили шаги перед спортивным магазином и, обернувшись назад, увидели девушку в джинсовой рубашке, джинсах и кроссовках. Она была высокого роста, широкобедрая, с приятным лицом, короткими рыжими волосами. В правой руке она несла пакет с ручками.
Девушка остановилась и посмотрела в противоположную сторону, пока ребята не двинулись дальше, после чего она опять пошла за ними.
— Джо, я думаю, она идет за тобой,— пошутил Чет.— Может быть, она слишком застенчива, чтобы заговорить первой!
— Ну, есть только один путь это узнать,— сказал Джо, повернулся и направился к девушке: — Мы чем-нибудь можем вам помочь? — спросил он.
Она кивнула, опустив от смущения глаза:
— Простите, я немного нервничаю. Я обычно не разговариваю с незнакомцами.
— Можете не волноваться, мы совершенно безобидны,— ответил Джо.— Я Джо Харди, пойдемте, я вас познакомлю с остальными.
Джо пошел впереди нее и сказал:
— Ребята, познакомьтесь — это…
— Тельма Сенгер,— сказала она.— Я здесь живу. У моего отца недалеко от города есть ферма.
— У нас тоже есть ферма,— просиял Чет.— А что вы там выращиваете?
— Кукурузу, картофель, помидоры и немного табака.
— Тельма, а мы студенты, учимся киноделу в колледже.
— Я знаю. Именно об этом я и хотела с вами поговорить.
Джо заметил парк на другой стороне улицы и предложил всем пойти туда и посидеть на траве. Когда они уселись в тени раскидистого дуба, Фрэнк начал:
— Ну, а теперь, Тельма, как это ты узнала, чем мы тут занимаемся?
— Я наблюдала за вами у водопадов.
— Правда?
— Да. Я следила за вами, чтобы узнать, чем же вы будете заниматься.
— А мы тебя не видели,— сказал Эван.
— Ну, я пряталась,— продолжала она нерешительно и посмотрела на Чета.— Я видела, что с вами потом случилось.
— Ты говоришь о моей камере?
— Да. Мне кажется, я видела человека, который убежал и спрятался в лесу, но я могу и ошибиться, может, это был олень.
— Хорошо, что ты нам сейчас рассказала. Почему же ты сразу этого не сделала?
— Не знаю, не хватило смелости. Она снова посмотрела на Чета:
— Я с детства знаю все об этих водопадах,— и с этими словами она вынула из пакета камеру Чета, который был совершенно ошарашен.
— Глядите, это же моя камера! Где ты ее взяла?
— Когда вы ушли, я спустилась и вытащила ее в том месте, где вы ее уронили. Я нашла ее в воде между скалами.
— Спасибо! Это здорово! Наверно, пленка испорчена, но так внешне она выглядит нормально.
— Пошли в фотомагазин, проверим ее там,— предложил Фрэнк.
Они пересекли улицу и вошли в магазин. Хозяин внимательно осмотрел камеру и нашел, что она не пострадала, если не считать небольшой вмятины сбоку, а так линзы, мотор и шторки на объективе были в полном порядке.
— Еще раз спасибо, Тельма,— повторил Чет.— Могу я тебя как-то отблагодарить? Например, купить шоколадную содовую?
— Да, можешь, я люблю ее.
Когда они вышли на улицу, Фрэнк сказал:
— Чет, ты иди с Тельмой, увидимся в школе.
— Ладно.
Весело помахав, Чет и Тельма вошли в магазин, где продавали содовую воду, а Фрэнк, Джо и Эван сели в машину и, объехав памятник в центре города, направились через мост в сторону Хант-колледжа. У самого входа они встретились с Рикером, выезжавшим из лагеря. Рикер тут же нажал на тормоза и подал машину задним ходом.
— Привет, ребята, я вас искал,—сказал им Рикер.
— В чем дело?
— У меня возникла одна идейка, которая может вам помочь. Потом расскажу. Что, если сегодня вечером после обеда я загляну к вам?
— Прекрасно,— ответил Фрэнк и поехал дальше.
Чет явился перед самым обедом. Джо и Фрэнк как раз шли по территории лагеря, Эван остался в комнате и читал. Чет улыбался во весь рот, поглаживая себя по животу с видом явного удовольствия.
— Ну что, насладился содовой? — поинтересовался Фрэнк.
— А то, выпил целых три с шоколадом и хочу вам доложить, Тельма от меня не отставала!
— Да, должен сказать, она довольно упитанная девушка,— заметил Джо.— Интересно, наверное, она защитник в какой-нибудь школьной команде?
— Заткнись,— сказал Чет.— Может быть, она и крупная, но, безусловно, она личность. Кроме того, я ей понравился.
Шуточки по поводу новой девушки Чета продолжались и за обедом. Когда они наконец закончили и вышли из кафетерия, к ним присоединился Джефф Рикер. Они все прошли в свою спальню и закрыли дверь на ключ. Рикер сел верхом на стул, остальные разлеглись на двух низких койках.
— Похоже, я могу помочь вам отыскать «Славу Персии»,— начал он.
— Каким образом? — спросил Джо.
— В Нью-Йорке живет старая актриса, Бетти Лав. Она собирает плакаты, посвященные кино старых времен. Если у нее есть афиша к «Славе Персии», вполне возможно, что там напечатаны фамилии участвовавших в фильме актеров, режиссера, продюсера, сценариста. Если кто-нибудь из этих старых уже людей жив, они вполне могут дать вам ключ к разгадке.
— Потрясающе! — вскричал Фрэнк.— Может быть, нам даже удастся узнать, у кого сохранилась копия фильма.
— Верно.
— Вам известен адрес Бетти Лав? Джефф кивнул:
— Когда мы встретились с вами на дороге, я как раз ехал в контору телефонной компании, где и нашел ее имя и адрес в манхэттенском справочнике.
— Может быть, завтра и навестим ее! — с энтузиазмом воскликнул Эван.— Завтра воскресенье и мы не пропустим лекции.
— Почему бы и нет? Чем раньше, тем лучше,— согласился с ним Фрэнк.
Где-то в коридоре раздались шаги и сразу затихли, когда мальчики начали обсуждать свой план. Эван приложил палец к губам:
— Тише!
Все услышали шуршание за дверью. Фрэнк встал, бесшумно повернул ручку, стремительно распахнул дверь, и в комнату свалился Леон Саффел.
ХИТРЫЙ ЛЕОН
Саффел упал, потом вскочил на ноги, покраснев, как помидор.
— Добро пожаловать в нашу комнату,— сказал Джо.— Что же вы не постучали?
— А я вот знаю,— сказал Чет,— почему он приложил ухо к нашей замочной скважине.
— Это неправда,— запротестовал Саффел,— я как раз собирался постучать, когда дверь открылась.
— Ладно, хватит болтать. Что тебе нужно? — сказал Фрэнк.
— Я бы хотел поговорить с Джеффом.
Тем самым Саффел признал, что он видел, как братья и инструктор вместе выходили из кафетерия.
Казалось, Рикер был скорее удивлен, чем раздражен, и поэтому спросил Леона, чего он от него хочет.
— Вы же знаете, что у меня есть связи,— отвечал Леон,— и я знаю, где мы сможем очень недорого проявить пленки отснятых нами фильмов.
— У меня уже есть хорошая лаборатория по проявке,— ответил Рикер.— Я не сменю ее, даже если мне предложат более низкие цены.
— Ваше дело, я просто хотел помочь,— пожал плечами Саффел.
— В любом случае спасибо,— ответил Джефф, когда Саффел ушел.
— Вы хоть представляете себе, почему он за вами следит? — спросил Джефф у братьев.
Эван рассказал ему о неприятной сцене в аэропорту:
— Я не думаю, что за это он полюбил нас.
— Это никак не может объяснить его постоянное подслушивание ваших разговоров,— сказал Рикер, нахмурившись.
— По непонятным причинам он не дает нам покоя,— и Джо рассказал о том, как обыскали их комнату.
— Мне не нравится, что подобные вещи происходят у нас в Ханте. Если опять будут какие-нибудь неприятности, то дайте мне знать,— уходя, сказал Рикер.
— Роджер, спасибо за сведения о Бетти Лав, мы обязательно полетим в Нью-Йорк и поговорим с ней,— сказал Фрэнк.
— Еду с вами,— откликнулся Эван.
— Я тоже,— встрепенулся Чет,— хотя, может быть, будет лучше, если я останусь и сниму фильм, но мне не хочется сидеть здесь одному.
— Но с тобой ведь будет Тельма,— кольнул его Джо.
— Хорошо, Чет, мы останемся вдвоем.— Эван потирал подбородок.— Но, Фрэнк, чем-то мы сможем помочь вам?
— Конечно, смотрите, чем тут будет заниматься Саффел, и помните, что, уходя из комнаты, надо закрывать окна и запирать дверь на ключ.
— Ну ты говоришь просто как тетушка Гертруда,— усмехнулся Джо.
На следующее утро братья встали пораньше, и Фрэнк предложил Джо одеться поприличнее, так как они отправляются в Нью-Йорк к леди Лав. Чет проснулся, протер глаза и, приподнявшись в кровати на локте, сказал:
— Прошу вас больше не отпускать шуточек о моей леди.
Братья рассмеялись, и Фрэнк запустил в Чета подушкой:
— Все, ребятки, мы и не думали говорить о Тельме.
Эван тоже проснулся и пожелал братьям счастливого пути.
Попрощавшись, ребята поехали в аэропорт, поставили на стоянку свою машину. Их самолет отправлялся через полчаса и возвращался обратно в нью-йоркский аэропорт Ла Гардиа после полудня. Они взяли у стойки свои билеты, позавтракали в кафетерии и поднялись на борт самолета, который вскоре уже летел над зелеными полями.
Пилот направил самолет вдоль реки, которая как серебряная лента блестела внизу под крылом. Ближе к Нью-Йорку погода стала портиться, небо заволокло облаками. Когда показались небоскребы Манхэттена, Фрэнк проверил еще раз данный Джеффом адрес.
— Давай из аэропорта возьмем такси,— предложил Фрэнк.
Им попался разговорчивый водитель:
— Дом, куда вы едете, в хорошем районе. Кроме старых домов из темного кирпича, там много приятных старых леди. Большинство из них имеет собак, так как им надо быть осторожными, вокруг полно грабителей. Вы собираетесь навестить свою бабушку?
— Как вы догадались? — спросил Джо.
Такси остановилось перед необычным строением. Заплатив шоферу, ребята поднялись по ступеням, и Фрэнк нажал кнопку под фамилией Лав. Вскоре дверь открылась, и они вошли. Раздался громкий лай собаки, и тонкий, дребезжащий голос спросил:
— Кто там?
Фрэнк сказал, кто они такие и что хотели бы поговорить о старых киноафишах. Собака залаяла снова, но ей приказали замолчать.
— Вы из Хант-колледжа? — спросила мисс Лав.
— Да,— удивленно ответил Джо.— А как вы узнали?
— Заходите,— перебила его хозяйка.— Грета, перестань!
Дверь открылась пошире, на пороге стояла худенькая женщина со следами былой красоты на лице. Она была невысокого роста, с прямой спиной, седыми волосами и маленьким прямым носом. Грета оказалась крошечной собачкой. Обнюхав ноги братьев, она отошла и вспрыгнула на бархатную подушку, откуда с подозрением стала наблюдать за происходящим.
— Садитесь,— сказала любезно мисс Лав.— Очень странное совпадение, но всего час назад я продала несколько плакатов очень любезному молодому человеку, который тоже был из Хант-колледжа. Что вас так напугало?
Фрэнк постарался взять себя в руки:
— Мы ищем афишу картины «Слава Персии» Вы ее…
— Да, она была среди проданных мной. Вы что, друзья того молодого человека?
— Такой высокий, слегка полноватый блондин?
— Да, и у него очень приятные манеры. Ему так понравилась Грета, он даже догадался, что собачку назвали в честь Греты Гарбо,— хозяйка погладила песика.— Имя молодого человека Сегал… О нет, Саффайр…
— Вы хотите сказать, Саффел? Леон Саффел?
— Да, правильно. Он уже режиссер и собирается создать нечто необыкновенное.
— Да, это похоже на него,— проворчал Фрэнк.— Видите ли, мы ищем подлинный греческий шлем, который использовали на съемках этого старого фильма. Мы не знаем, как он выглядел, и вот теперь…
— «Слава Персии» был одним из лучших фильмов,— сказала Бетти Лав,— честно говоря, он нравился мне больше остальных. Я играла в нем принцессу.
— Тогда вы помните имя режиссера?
— Конечно,— ответила актриса,— не только его имя, но имена всех исполнителей и тех, кто делал фильм.
Фрэнк записывал ее слова, мисс Лав называла одно имя за другим, потом глубоко вздохнула и опустила руки на колени.
— Я боюсь, что это было слишком давно. Из них еще жив только один человек.
— Кто же? — спросил Джо с любопытством.
— Бастер Баклс.
— О, мы о нем слышали,— сказал Джо.— Его фильмы сейчас восстанавливают. Вы можете дать нам его адрес? Может быть, у него сохранилась копия этого фильма?
— Нет, это невозможно,— Бетти Лав рассмеялась и замахала руками.— Больше копий «Славы Персии» не существует. Что же касается Бастера. то вы можете узнать кое-что о нем из справочника Актерского общества, хотя он и на пенсии. У них есть сведения обо всех актерах, кто уже давно не снимается.— И с этими словами она записала имя, адрес и номер телефона.
— Спасибо, мисс Лав, вы очень нам помогли,— сказал Фрэнк на прощание.
— До свидания, Грета,— сказал Джо и получил в ответ рычание.
— Леон Саффел просто преследует нас,— выходя на улицу, заметил Фрэнк.
— Потому-то он и был так мил с Гретой, но все-таки мы узнали то, что хотели!
— Великий режиссер, видимо, слышал вчера вечером о наших планах через замочную скважину,— усмехнулся Фрэнк.
— Нет никаких сомнений,— ответил Джо.— Нам еще рано на самолет. Почему бы нам не погулять по Тайм-сквер?
Ребята прошли через этот оживленный перекресток, спустились к реке, чтобы посмотреть на корабли, съели по горячей сосиске с тушеной капустой, потом взяли такси и поехали в аэропорт. Вскоре они уже сидели в самолете.
Когда братья Харди вернулись в Хант-колледж, то первое, что они увидели, была группа молодежи, собравшаяся вокруг старых плакатов, разложенных на траве Саффелом.
— Ну, что я вам говорил? — заметил Джо.— Он уже злорадствует.
Когда они подошли ближе, Леон быстро перевернул один из плакатов так, чтобы ребята не могли рассмотреть его, и саркастически взглянул на братьев.
— Говорят, вы были в большом городе,— сказал он.— Это мой участок, и разной деревенщине нечего там делать.
Поскольку ответа не было, он продолжал:
— Слышал, вам нравится посещать старушек. Бетти Лав передала вам мой привет?
— Да. Кстати, какой же необыкновенный фильм вы сейчас создаете? — уколол его Джо.
Теперь промолчал Саффел. Братья спокойно обошли разложенные плакаты, и Джо заметил:
— Ты знаешь, Фрэнк, я вижу эти плакаты насквозь, и там лежит один о картине «Слава Персии».
— Да,— ответил Фрэнк,— я тоже его вижу. Зрители заинтересовались, а Фрэнк продолжал:
— Там написано имя его режиссера Барта Лэнда и продюсеров Содерберга и Листера.
— И не забудь действующих актеров,— сказал Джо и начал быстро перечислять имена.
Студенты засмеялись, и Фрэнк похлопал брата по плечу:
— Ну, Джо, ты просто ясновидящий.
— Послушай, Леон, по-моему, ты не хотел показывать этот плакат братьям,— сказала одна из девушек,— но, похоже, они все о нем знают!
Собрав свои плакаты, Саффел ушел с самым мрачным видом.
— Пожалуй, мы сравняли счет,— сказал Джо.
— Правильно! — засмеялся Фрэнк.— А теперь пошли искать Чета и Эвана.
В комнате их не оказалось, братьям пришлось обедать без них, и только когда уже стемнело, в комнате появился сияющий Чет.
— Можешь ничего не рассказывать, и так ясно, что у тебя было свидание с Тельмой.
— Она прекрасная девушка,— бросаясь на свою кровать и тяжело вздыхая, провозгласил Чет.
— Хорошо, мы тебе верим. Она просто замечательная. Но где Эван?
— Ни в Бейпорте, нигде нет такой девушки. Знаете, она побеждала меня в соревнованиях по индейской борьбе три раза из пяти. Вот это ручка!
— Уверен, что она одной рукой может приподнять тебя над землей, но все же послушай, где Эван? — повторил Фрэнк.
— Какие у нее бицепсы! Она будет прекрасным работником на ферме,— продолжал Чет, колотя кулаками подушку.
Схватив Чета за ноги и стащив на пол, Джо наконец привлек его внимание.
— Что такое? — возмутился Чет.
— Ты нас не слушаешь! Может быть, хоть на минуту вернешься к реальности? — сказал Фрэнк.
— Ну вот, слушаю,— Чет наконец оторвался от своих мыслей.
— Так ты видел Эвана? Чет вскочил на ноги:
— Господи, действительно я не видел его во второй половине дня! Может, с ним что случилось?
УЛИКА
— Не паникуй, я не думаю, что с ним что-нибудь случилось,— сказал Джо.
Фрэнк был настроен гораздо серьезнее:
— Притом что люди из банды Герролда следят за нами, я не был бы столь уверенным.
Чет рассказал, что они с Эваном целый день снимали вместе, потом он пошел на свидание, а Эван отправился в город.
— Один?
— Да.
— Будем его искать. Чет, останешься здесь, на случай, если он вернется,— сказал Джо.
Братья вышли из комнаты, а Чет занялся чтением учебника по производству фильмов.
Братья еще не успели дойти до стоянки машин, когда услышали, как кто-то свистнул в темноте. Человек, шедший навстречу, был в прекрасном настроении.
— Это Эван,— воскликнул Джо, бросаясь ему навстречу.
— Мы беспокоились за тебя, — закричал Фрэнк.— Где же ты был?
— Я встретил знакомых греков,— он держал в руках белый пакет.
— Что это? — спросил Джо.
— Это пахлава, греческое лакомство, необыкновенно вкусное. Но есть ее надо вилкой, такая она липкая.
— Так кого же из греков ты встретил? — спросил Джо, когда они возвращались в свою комнату. И Эван рассказал, что долго ходил по городу и проголодался.
— Я разыскал греческий ресторан,— объяснил он,— где сегодня готовили долму — это виноградные листья, в которые завернуто мясо с рисом.
— Звучит привлекательно,— сказал Джо.
— Да, так и есть. Имя хозяина Джордж Колоурис, у него сын и жена, и все они очень приветливые люди; они из Спарты, это на полуострове Пелопоннес, около моего родного города.
Чет вздохнул с облегчением, когда все трое вошли в комнату.
— Извини, что заставил тебя волноваться, Чет,— сказал Эван.— А вот от этого ты почувствуешь себя лучше,— и он угостил Чета и братьев сладкой липкой пахлавой.
— Хм! — сказал Чет, пробуя пирог с орехами и медом.— Она такая же сладкая, как…
— Тельма! — вставил Джо.
— Откуда ты знаешь? — Чет поднял брови.
— Просто догадался.
На следующее утро, когда ребята еще завтракали, в кафетерий вошел посыльный и позвал Эвана.
— Я здесь,— сказал Эван, вставая.
— Вам телеграмма.
Прочитав, он смял ее в кулаке и прошептал ребятам:
— Пошли к нам в комнату, это очень важно! И секретно!
Фрэнк подумал, что это имеет отношение к их делу, и его предчувствие оправдалось. За закрытыми дверями их комнаты Эван прочел им телеграмму от дядюшки Ника.
Судовладелец сообщил, что известный греческий ученый расшифровал загадочную надпись, скопированную со шлема. Из нее стало ясно, что шлем мог принадлежать царю Агамемнону.
— Агамемнон! Это же великий государь! — воскликнул Фрэнк.
— И это означает, что шлем имеет большую ценность,— добавил Джо.
— Он бесценен,— сказал Эван и напомнил Ребятам, что греческий царь Агамемнон десять лет воевал с Троей, а вскоре после возвращения в свой дворец был убит.
— Может быть, он был в этом шлеме в день убийства,— предположил Чет.
— Есть несколько противоречивых версий, касающихся его смерти,— сказал Эван,— и исходя из того, что нам известно, вполне возможно, что Чет прав. В любом случае дядюшка Ник получил этот шлем и хотел передать его греческому правительству; любой другой человек продал бы его и получил целое состояние!
Фрэнку и Джо не терпелось прямо сейчас же двинуться на поиски шлема, однако было еще рано звонить в Актерское общество в Нью-Йорке и они отправились на утреннюю лекцию.
Тема этой лекции касалась освещения при съемке цветных фильмов. Инструктор, мужчина средних лет, связанный со студией в Нью-Йорке, объяснял, что освещение — процесс весьма непростой.
— Когда свет полностью заливает сцену, мы получаем картинку, напоминающую почтовую открытку: изображение лишено какой-либо выразительности. Викторианская эра в съемках фильмов закончилась, и теперь не менее важным считается передача драматизма.
Ребята записывали лекцию.
— Обычное дневное освещение,— говорил инструктор,— дает голубоватый оттенок. Тогда как свет, отражающийся от поверхности земли, слегка окрашивает все в коричневый цвет. Подобным образом свет, отраженный от листьев деревьев и любой растительности, имеет зеленоватый оттенок.
Когда начали задавать вопросы инструктору, Эван заметил, что, по его мнению, в некоторых фильмах цвет воспроизводится неточно.
— Да, верно,— согласился инструктор.— Единственно, что должно быть точно воспроизведено, — это цвет известных предметов, например, американского флага или цвет человеческого тела.
Он добавил, что особенно тщательно надо защищать некоторые предметы и поверхность кожи актеров от нежелательных цветных бликов.
— Ну, а теперь,— сказал инструктор,— вам дается задание: вы должны снять несколько сцен в цвете. В три часа мы соберемся вместе, чтобы просмотреть то, что было отснято в субботу.
После лекции ребята позвонили в Нью-Йорк в Актерское общество, но линия была занята.
— Будем звонить позже,— сказал Фрэнк,— а пока пойдем поедим.
Во время ленча решили снимать Чета для цветных сцен. Толстяк согласился, сыграв несколько комических этюдов, над которыми все дружно смеялись. Потом он ушел, чтобы снять кое-что самому.
Когда ребята выполнили свое дневное задание, они еще раз позвонили в Нью-Йорк, но опять неудачно. Времени больше не оставалось, и они поспешили в зал на просмотр.
На этот раз его вел Джефф.
— А сейчас мы посмотрим, какой вклад в искусство сделали вы в качестве кинодеятелей,— сказал он.
Результаты труда оказались короткими и забавными. Кое-кто показал играющих детей, Саффел хорошо снял плавающих уток, и его заслуженно похвалил Рикер. Съемки братьев признали интересными, особенно удачна была работа Джо. Он прошел камерой вдоль края леса, прежде чем остановился у самого водопада.
— Подождите минутку,— неожиданно попросил Фрэнк.— Вы можете еще раз показать предыдущую сцену, Джефф?
— Конечно. Тебя что-то в ней заинтересовало?
— Мне кажется, я заметил лицо среди деревьев.
Киномеханик снова прокрутил ту же сцену, но более медленно.
— Вот там, смотрите,— закричал Фрэнк.— Задержите этот кадр.
Хотя изображение было не очень ясным, все увидели лицо мужчины, выглядывающего из-за деревьев. У него были густые черные усы, а на голове фуражка, похожая на шоферскую.
— Хорошо,— сказал Фрэнк,— продолжайте.
После просмотра ребята горячо стали обсуждать открытие Фрэнка, и Эван сделал предположение, что это мог быть грек.
— Почему ты так думаешь? — удивился Фрэнк.
— Черты его лица очень типичные, и такие фуражки носят греческие моряки.
— Ты думаешь, это он свалил на нас кусок скалы? — спросил Чет.
— Нет, этого он не мог сделать,— заметил Джо.— Он находился ниже нас и по другую сторону водопада, а камень пролетел над нашими головами. Но он мог видеть, кто это сделал,— продолжал Джо.— Думаю, нам нужно туда вернуться и осмотреть все вокруг. Может, мы найдем улики.
Ребята сложили в шкаф свои камеры и поспешили к машине. Вскоре они уже были у подножия, водопада и стали взбираться к тому месту, где прятался таинственный человек.
Уставля глаза в землю, они исходили площадку вдоль и поперек. Трава была в нескольких местах помята, несколько сломанных веточек — и все.
Внезапно Чет присвистнул:
— Эй, что это? — Он наклонился и подобрал маленькую голубую бусинку, лежавшую на зеленом листке.
Ребята внимательно осмотрели ее.
— Я знаю, что это,— закричал Эван,— это бусинка из четок «Семена тревоги». Я же вам говорил, что этот человек может быть греком!
— Хотелось бы мне знать, где его искать! — сказал Джо.
— Пожалуй, я скажу, где мы его найдем,— засмеялся Чет,— в греческом ресторане!
— Подожди-ка, Чет, может, ты и прав. Пошли к мистеру Колоурису!— сказал Фрэнк.
Они отправились в город, поставили машину у ресторана и вошли внутрь, чтобы расспросить хозяина. Это был невысокий мужчина с приятным лицом и темными вьющимися волосами. После того как Эван их познакомил, он предложил попробовать только что приготовленную долму.
— В другой раз,— сказал Эван.— Нам надо найти человека, который приходил сюда обедать.
Фрэнк описал незнакомца, упомянув фуражку греческого фасона.
Подумав, мистер Колоурис широко улыбнулся:
— Да, помню, он был здесь несколько дней тому назад, во время ленча!
ТАИНСТВЕННЫЙ КРАСНЫЙ АВТОМОБИЛЬ
Так как догадка Чета оказалась правильной, он просто сиял от гордости, когда Фрэнк спросил хозяина ресторана, был ли этот человек греком.
— Да,— улыбаясь, сказал мистер Колоурис,— у него были в руках четки. Нитка, на которой были нанизаны бусины, лопнула, и он старался ее связать, пока остывал его суп. А кроме того, я видел греческий паспорт, торчавший из кармана его рубашки.
Эван полез в карман и вытащил свой голубой паспорт.
— Такой, как этот? — спросил он.
— Да, точно такой же!
— Мистер Колоурис, вы можете что-нибудь еще нам о нем рассказать?
Полная жена хозяина, которая прислушивалась к их разговору, вспомнила, что видела его машину. Она была маленькая, иностранная, красного цвета, с белой полоской.
— Может это помочь вам?
— Да, конечно,— сказал Эван с волнением,— эф ар исто.
— Паракало.
— О чем вы говорите? — спросил Чет.
— Да ни о чем,— засмеялся Эван.— Мы просто сказали «спасибо» и «пожалуйста». Похоже, что вам, ребятки, надо было бы поучить греческий.
Они спросили хозяйку, не запомнила ли она номера машины.
— К сожалению, нет.
Когда ребята направились к выходу, Чет шепотом спросил Звана, как сказать «спасибо».
— Эфаристо, это звучит, как Ф. Харри Стоу.
— Думаю, у меня получится,— объявил Чет, у дверей повернулся и, весело помахав хозяевам, произнес:
— Харри Ф. Стоу!
Колоурис посмотрел с удивлением, братья засмеялись, а Чет понял свою ошибку.
— Ф. Харри Стоу,— поправился он.
— Паракало,— улыбнулся мистер Колоурис.— Вы сможете хорошо говорить по-гречески.
Ребята поехали в сторону лагеря, и вот тут-то Фрэнк напомнил всем, как в день их приезда мимо них пронеслась небольшая красная машина.
— Уверен, что это именно та, за рулем которой сидел тот самый грек.
— Думаешь, это он рассыпал бусинки от четок на переднем сиденье нашей машины? — спросил Чет.
— Думаю, да, но с ним наверняка был еще Киттен Коль, потому что никто не смог бы открыть замок.
— Да, опасная парочка, надо быть осторожными,— сказал Джо.
На следующий день Фрэнк из телефонной будки попытался опять дозвониться в Актерское общество, на этот раз ему повезло. Как выяснилось, Бастер Баклс жил в окрестностях Лос-Анджелеса и номер его телефона был 748-2948. В одну минуту он открыл дверь кабины и быстро перебежал в другую. Теперь Фрэнк позвонил в Калифорнию, пользуясь номером кредитной карточки своей семьи. На другом конце автоответчик объявил, что номер телефона Баклса временно отключен.
— Черт возьми,— буркнул Фрэнк, выходя из будки, и рассказал ребятам о результатах своего звонка.
— Ты не думаешь, что старик мог умереть? — спросил Джо.
— Нет, не думаю, тогда мне об этом сообщили бы в Актерском обществе.
— Знаю, что надо делать,— воскликнул Джо.— Давайте обратимся к Рене Бартлетт.
— Ты имеешь в виду голливудскую фельетонистку? — спросил Чет.
— Конечно, она знает все об актерах.
— Стоит попробовать,— согласился Фрэнк и опять вошел в телефонную будку. Прошло много времени, прежде чем ему удалось соединиться с ее офисом в Голливуде и поговорить с ее секретаршей. Она была приветлива, но попросила его изложить свою просьбу письменно, так как мисс Бартлетт очень занята.
— Но у нас очень срочное дело! — просил Фрэнк и рассказал о своих звонках в Актерское общество и о том, что у Баклса отключен телефон.
— Хорошо,— наконец согласилась секретарша,— подождите, я посмотрю, чем могу помочь вам.
Через несколько секунд в трубке раздался голос:
— Рена Бартлетт у телефона.
Фрэнк представился фельетонистке и рассказал ей о своих проблемах, об утерянной копии «Славы Персии» и о поисках похищенного шлема.
— Интересная история,— сказала Бартлетт,— все это я могу использовать в своем телевизионном шоу.
— Но, мисс Бартлетт,— говорил Фрэнк,— это секретное дело. Мы держим наши поиски в тайне, мы совсем не хотим, чтобы о шлеме узнали во всем мире!
На другом конце наступила тишина, потом Рена Бартлетт сказала:
— Тогда вы должны обещать, что о результатах я узнаю первой!
— Ну конечно, если мы его найдем, то вы получите исключительно интересный материал.
— Договорились! Теперь что касается Бастера Баклса: он путешествует вместе со своей собакой где-то на юго-западе. Последнее известие о нем я получила из Санта-Фе, штат Нью-Мексико, он был в горах Сангре де Кристо. Насколько я знаю, он все еще там. Хотела бы я видеть его вместе с его собакой в своей передаче. И вас тоже. Да, повторите еще раз ваше имя?
— Фрэнк Харди, но прошу вас, никаких упоминаний, пока мы не завершим наше расследование.
— Не волнуйтесь. Можете на меня положиться.
Поблагодарив ее, Фрэнк повесил трубку. Когда остальные услышали пересказ разговора, то Джо обрадованно предложил слетать в Нью-Мексико.
— А как же наши занятия? — спросил Чет.
— Посмотрим, может быть, удастся договориться,— сказал Фрэнк,— а сейчас пошли на лекцию, она начинается через пять минут.
Они направились в зал, где Джефф показывал эпизоды, отснятые ребятами в цвете. Было ясно, что даже после нескольких лекций студенты стали работать значительно лучше. Фильм, снятый Эваном, приводили в пример, всех веселили шутки Чета… После того как были показаны работы остальных студентов, Джефф объявил об окончании занятий.
— А наши с Фрэнком работы? — спросил Джо.
— На пленке ничего нет.
— Что?
— Извините, но пленка чиста.
Хохот и насмешки встретили это сообщение, особенно громко радовались друзья Саффела. Фрэнк и Джо были совершенно ошеломлены. Если бы это произошло с одним из них, это можно было бы как-то объяснить, но у обоих сразу?
— Может, пленка была с дефектом? — предположил Фрэнк, когда они торопливо вернулись в свою комнату.
— Но ведь я пользовался точно такой же,— сказал Чет.
Ребята бросились к стенному шкафу, в котором они оставили камеры, открыли их и стали рассматривать механизм.
— Посмотрите, похоже, что кто-то забрызгал краской линзы ваших камер. Они абсолютно слепые! — закричал Эван.
— Все, камеры полностью испорчены! — возмущался Фрэнк.— И я клянусь, что это сделал Саффел! В то время, как он обшаривал нашу комнату!
— А как моя камера и Чета? — спросил Эван.— Их он тоже испортил?
— Совсем не обязательно. Он не переваривает только меня и Джо,— ответил Фрэнк.— Пошли, найдем его!
Однако Саффела в комнате не было, один из его соседей Рон Кеннели сказал, что он уехал на своей машине всего несколько минут назад.
— Куда он поехал? — спросил Джо.
Рон откинулся на своем кресле и засмеялся:
— А почему это тебя интересует, ведь вы с Леоном не такие уж близкие друзья?
— Правильно, и если это такой уж большой секрет, Рон, можешь нам не говорить. Мы просто хотели ему кое-что передать.
— Ну хорошо, в этом случае я вам скажу: он что-то говорил о водопадах.
— Спасибо,—сказал Фрэнк и повернулся, чтобы уйти, но Рон спросил, что же они хотели передать Леону.
— Хорошенько дать ему в нос! — сказал Джо.
Ребята поторопились к машине, и Джо погнал ее по дороге к Серебряным водопадам. Он затормозил у водопадов и медленно въехал на стоянку.
— Вот его машина,— закричал Эван.
Она стояла в дальнем углу площадки, рядом с красной иностранной машиной с белой полосой. На переднем сиденье были двое. Как только Джо подъехал поближе, из машины выскочил один из них. Это был Леон Саффел! Красная машина рванула с места, оставляя за собой клубы пыли, так что разглядеть ее номер так и не удалось! Леон побежал к своей машине, но Харди и ребята преградили ему дорогу.
— Не спеши, Леон,— сказал Фрэнк.
— Что вам надо? — со злостью и страхом спросил Леон.
— Зачем ты испортил линзы наших камер?
— Я не понимаю, о чем вы говорите.
— Ты залез к нам в комнату и замазал краской линзы наших камер! — настаивал Фрэнк, но Леон также горячо продолжал это отрицать.
— Ты залез в комнату через окно, мы нашли под ним след от твоих ботинок.
— Расскажите об этом полицейским, которые охраняют лагерь,— улыбнулся Леон.
— Мы уже это сделали, вот только не сказали им об отпечатках пальцев на камерах.
— Вы не могли их там обнаружить!
— Потому что ты надел перчатки?
Саффел не ответил, он проскользнул на переднее сиденье своей машины и пытался вставить ключ зажигания. Между тем Чет заглянул на заднее сиденье и удивленно присвистнул:
— Эй, погляди-ка, Фрэнк!— он показал белую перчатку и банку с баллоном-распылителем краски. Саффел повернулся, схватил распылитель и выскочил из машины. Он побежал через площадку, Джо рванулся за ним. Внезапно Леон остановился и, подняв баллон, направил струю черной краски прямо в лицо Джо.
МОНСТРЫ НА МОТОЦИКЛАХ
Распылитель зашипел, но Джо успел отвернуться, и краска потекла по затылку.
Саффел сделал шаг вперед, стараясь попасть в лицо Джо, но Фрэнк успел крикнуть, и Джо нанес удар Леону. С воплем он выронил банку с краской. И тут Джо опять развернулся и дал ему звонкую пощечину. Леон отступил от неожиданности, и с него сразу слетел весь бойцовский пыл. Фрэнк и Чет успели подбежать поближе и вместе с Эван он окружили ошеломленного противника. Джо вытирал носовым платком черную краску со своих светлых волос.
— Богатая идея! — чертыхнулся Джо.— Ты, Саффел, просто сумасшедший! Как ты мог такое сделать! Если бы краска попала мне в глаза, я бы ослеп!
— Вы, ребята, просто не понимаете шуток,— все еще дрожащим от волнения голосом сказал Леон.
— Дурацкие у тебя шутки,— Фрэнк подобрал с земли баллон с краской и внимательно рассмотрел его.
— Вот этой краской ты и измазал наши кинокамеры,— сказал он.
— Ничего я не знаю ни о каких камерах!
— Хватит валять дурака,— с этими словами Чет протянул ему белую перчатку.
— Вторую, точно такую же, мы нашли у себя под окном. Как ты сможешь отрицать эту улику?
Скривив рот, Саффел смотрел то на одного, то на другого. Наконец он тряхнул головой:
— Хорошо, я это сделал! Что же, теперь вы меня изобьете?
— Никто не собирается тебя бить. Мы вообще предпочитаем не драться, но ты нас вынуждаешь.
— Почему ты это сделал?— потребовал Джо.
— Мне надо было отомстить вам.
— Давай с этим кончать. Это уже становится смешным.
— Учти, тебе придется платить за испорченные камеры,— сказал Чет.
— Хорошо, заплачу.
И тут Джо задал вопрос, рассчитывая застать Леона врасплох:
— Ты знаешь Твистера Герролда?
— Кого? — Никаких эмоций на лице Леона.
— Забудь его.
— Можно мне уйти?
— Пока нет. Кто был этот тип в красной машине? — спросил Фрэнк.
— Не знаю.
— Но ты же разговаривал с ним?
— Да, но я не спрашивал его имени. Это был грек,— прибавил Леон и рассказал, что этот человек подошел к нему на территории лагеря и предложил встретиться в каком-нибудь спокойном местечке.— Мы сели в машину за минуту до вашего приезда,— сказал Леон.
— И что же он хотел от тебя?
— Предложил мне одно дельце.
— Какое же? — спросил Эван.
— Он как раз собирался мне об этом рассказать, когда вы нас прервали,— пожал плечами Леон.
— Советую тебе избегать неприятностей,— сказал Фрэнк.
— Хорошо. А теперь отпустите меня,— и с этими словами он вскочил в машину и тут же рванул с места.
Ребята стали обсуждать случившееся. Было непонятно, почему незнакомец вообще обратился именно к Леону? Какую работу хотел дать ему? Имело ли это отношение к братьям?
— Я совершенно уверен, что имело,— заметил Фрэнк.
Вскоре ребята были уже в лагере и отправились на ленч, потом они пошли в свою комнату, закрыли на ключ дверь и стали обдумывать свои дальнейшие действия. Фрэнк и Джо считали, что в данный момент необходимо встретиться с Бастером Баклсом и узнать о копии «Славы Персии».
— Конечно, нам надо бы закончить слушание лекций,— сказал Фрэнк,— но у нас есть важная работа, и, мне кажется, больше откладывать ее нельзя.
— Согласен,—сказал Джо.— У меня какое-то странное чувство по поводу этого дела. Не нравится мне этот человек из красной машины. Ничего хорошего от него не жди.
— Если это Леон бросил камнем в камеру Чета и мужчина в красной машине видел это, то он, естественно, решил, что Леон имеет что-то против нас. Поэтому он позже встретился с нашим недругом и предложил ему работу,— предположил Фрэнк. Все молча закивали, согласные с его доводами.
Но что это за работа, которую должен был выполнить Саффел?
— Если вы двое собираетесь отвалить, то что останется делать мне и Эвану?— спросил Чет.
— Оставаться здесь и продолжать наше дело,— сказал Фрэнк.
— Нет, мне это не подходит. Помните, что это я вовлек вас в эту историю и хочу помочь вам ее разрешить,— заключил Эван.
— Я тоже хочу ехать с вами,— сказал Чет.— Мы всегда сможем записаться на новый курс в другое время.
— Не знаю, не знаю,— заколебался Фрэнк,— по мне лучше, если бы ты, Чет, остался здесь.
— Почему же?
— Кто-то же должен наблюдать за Саффелом и красной машиной. Они ведь что-то замышляют.
— Кроме того, здесь остается Тельма,— мягко напомнил Эван.
— Ну, конечно,— поддакнул Джо,— ты просто разобьешь ее сердце, если внезапно исчезнешь. Чет сразу заулыбался:
— Наверное, вы правы, ребята, я остаюсь.
— Хорошо,— сказал Фрэнк.— Тогда ты отнесешь наши камеры в ремонт и постараешься, чтобы их исправили. Мы же как можно быстрее отправимся в путь.
После этого Фрэнк и Джо поспешили предупредить Джеффа Рикера о своих изменившихся планах.
— Очень жаль, что вы не сможете закончить курс, но я понимаю, что вы озабочены решением этой задачи. Надеюсь, в недалеком будущем вам удастся прослушать весь курс.
— Я тоже надеюсь,— сказал Фрэнк.— Нам очень понравились занятия.
Поскольку ребята собирались купить спальные мешки и рюкзаки в Нью-Мексико, они взяли с собой минимум вещей, а остальное отправили посылкой домой. Затем они позвонили старшему Харди, который должен был заказать им билеты на самолет и отправить деньги в Санта-Фе.
На следующее утро в одиннадцать часов братья и Эван уже садились в самолет, летевший до Чикаго, а там им предстояло пересесть на другой рейс до Санта-Фе. Эван занял место у окна и совершенно очарованный не отрывал взгляда от расстилавшегося под крылом ландшафта: огромные озера и зеленые леса перемежались с городами — большими и маленькими.
— Даже не мог себе представить, что в Соединенных Штатах так много невозделанных земель,— сказал он.
— Считай, что ты еще ничего не видел. Подожди, пока мы не будем на западном побережье.
До Санта-Фе они летели уже на очень большой высоте, и только когда пошли на посадку, Эван смог рассмотреть расстилавшийся пейзаж.
Покрытые густыми лесами горы Сангре де Кристо уступили место волнообразным холмам, тут и там покрытым высоким кустарником и зарослями можжевельника.
Эван сказал, что пустынные, засушливые земли напоминали ему холмы вокруг Афин.
Приземлившись в Санта-Фе, путешественники отметились у стойки пассажирской службы, где им сообщили, что для них уже пришли деньги. На такси они поехали в отель «Фонда», где взяли номер, потом отправились в редакцию газеты «Нью-Мексикан», самую большую газету города.
Фрэнк обратился к главному редактору газеты, Феликсу Монтойе, и спросил, знает ли он, где, в каких горах находится сейчас Бастер Баклс.
— Ну, это удивительный человек,— сказал Монтойа,— в последний раз я слышал, что он разбил лагерь в Чимайо.— С этими словами Монтойа подошел к висевшей на стене карте и показал на небольшое испанское поселение к северу от города, где ткали необыкновенные ковры.
Поблагодарив редактора за полученную информацию, ребята покинули его кабинет.
Затем они отправились в магазин спортивных товаров, где купили рюкзаки и спальные мешки. Дальнейший их путь лежал в агентство по аренде мотоциклов. В одном из предыдущих дел, которое они назвали «Опасность на пути вампира», им уже приходилось ездить на скоростных мотоциклах, поэтому они ясно представляли себе, что им требуется, и сразу выбрали три мощных «Хонды». Эван сказал, что этот тип мотоциклов хорошо известен в Греции. Они подписали договор на аренду и соответствующую страховку, покрывающую расходы в случае аварии.
Вечером они отправились побродить по центральной площади, на которой было множество индейцев пуэбло. Мужчины были в джинсах и ковбойских шляпах, женщины в широких юбках и ярких цветных шалях. Эван удивился, услышав на улицах так много испанской речи.
На следующее утро, привязав свои рюкзаки к задним сиденьям мотоциклов, они отправились в дорогу.
Эван не мог скрыть своей радости. Новая страна, чистый холодный воздух, обещание необыкновенного приключения — все это заставляло его трепетать от возбуждения.
Неровная дорога, петлявшая между серовато-коричневых холмов, наконец сделала поворот на Чимайо. Вскоре они подъехали к небольшому поселку, состоявшему из немногочисленных хижин из необожженного кирпича и нескольких лавочек.
Оставив свои мотоциклы у магазинчика, над которым была вывеска «Индейские ковры и одеяла», они вошли внутрь и спросили у хозяина, не видел ли он здесь Бастера Баклса. Не знает ли он, где разбил свой лагерь этот старый актер?
Хозяин с обветренным дружелюбным лицом ответил, что Баклс стоял лагерем недалеко от городка, но два дня назад он ушел в неизвестном ему направлении.
— И вы не знаете, куда он отправился? — спросил Фрэнк.
— В направлении Таоса,— махнул рукой хозяин.— Я слышал, что Бастер собирался побыть там неделю-другую.
— Итак, мы почти нашли его,— сказал Джо, когда они вышли из магазина и перекусили бутербродами. Затем они снова сели на свои мотоциклы и направились в сторону основной автострады.
— Эй, посмотрите, кто едет! — закричал вдруг Фрэнк.
Из-за поворота, где-то на полпути к холмам появилось семь мотоциклистов. Братья и Эван свернули на правую сторону дороги, оставив пришельцам середину, так, чтобы они могли проехать ровным строем. Но те двинулись толпой, полностью заблокировав дорогу. На их куртках было написано «Монстры».
Они остановились, пришлось остановиться и ребятам. Их лидер снял защитные очки, и они увидели его бандитскую физиономию и косые глаза. На шлеме было имя «Джок». Он встал на мотоцикле и спросил:
— Эй, парни, куда едете?
— В Таос,— ответил Фрэнк. Парень повернулся к своим товарищам и рассмеялся:
— Они думают, что едут в Таос!
— Что вы имеете в виду? Почему бы вам не подвинуться и не дать нам проехать!
— Каждый, кто ездит на мотоцикле, должен быть готов к тому, что его вызовут на соревнования,— с ухмылкой заявил Джок.
— Какие же, например?
— Ну, хотя бы гонка по холмам?
— Мы здесь не для того, чтобы карабкаться по холмам на мотоциклах.
— Так говоришь ты? А я утверждаю, что ты готов вступить в соревнование.
Все трое переглянулись. Монстры откровенно издевались над ними.
— Хорошо,— согласился Фрэнк.— Мы примем участие в гонке вверх по холмам, но потом продолжим наш путь.
Джок приказал своим парням развернуть мотоциклы. Они проехали по дороге еще сотню метров, потом повернули и поехали по тропинке, которая вела к вершине холма из лавового потока. Черная поверхность холма была покрыта валунами и вся исчерчена следами шин, из чего братья сделали вывод, что это было любимое место тренировок этой компании.

Диксон Франклин У. - Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема автора Диксон Франклин У. дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Диксон Франклин У. - Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема.
Ключевые слова страницы: Братья Харди - 13. Тайна расколотого шлема; Диксон Франклин У., скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Бегство к звездам