Биссон Терри - Дорогое аббатство 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Тител Джули

Жена на время


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Жена на время автора, которого зовут Тител Джули. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Жена на время в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Тител Джули - Жена на время без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Жена на время = 203.77 KB

Тител Джули - Жена на время => скачать бесплатно электронную книгу



OCR & SpellCheck:
«Жена на время»: Радуга; Москва; 1997
Аннотация
По пути к месту новой работы в качестве гувернантки Хелен Денвилл поджидает необыкновенное приключение: она знакомится с мистером Дарси, который делает ей неожиданное предложение – выступить на время в роли его жены, чтобы поймать опасного преступника. Осознав, что она слишком увлеклась навязанной ей ролью, Хелен спасается бегством, не догадываясь о том, что их пути с мистером Дарси снова пересекутся.
Джули Тител
Жена на время
Глава первая
Серо-голубая почтовая карета внушительных размеров въехала во двор гостиницы “Бригстоун армз”, расположенной на окраине Трэпстона, и, покачнувшись, остановилась. Помощник кучера нараспев объявил название остановки, спрыгнул с козел и распахнул дверцы. Молодая женщина пробралась к выходу, слегка пошатнулась и, глубоко вздохнув, оперлась на поданную ей руку.
Спускаясь по ступенькам, мисс Хелен Денвилл снова глубоко вздохнула. Худшая часть долгого путешествия осталась позади, подумала она. Какое облегчение – ощутить под ногами твердую почву! Ей уже казалась бесконечной тряска по ухабистым дорогам в битком набитой карете, которая рано утром увезла ее из Лондона. Помощник кучера окликнул ее, попросив показать вещи. Измотанная утомительной поездкой, она рассеянно махнула рукой в сторону перевязанного веревками сундука и чемодана, видневшихся в куче багажа, громоздящегося на крыше кареты. Парень извлек указанные вещи и вернулся на свое место. Кучер взмахнул кнутом и натянул вожжи. Карета снова тронулась в путь.
Мисс Денвилл устало огляделась. Во дворе гостиницы кипела жизнь. Дела хозяев, по-видимому, шли хорошо, так как заведение было удачно расположено на пересечении дорог, ведущих в Бристоль и Вулверхэмптон, и не испытывало недостатка в постояльцах. Вся обслуга была настолько занята, что никто не подошел к одиноко стоящей девушке. Мисс Денвилл не страдала болезненной застенчивостью, а потому не смутилась ни отсутствием внимания к своей скромной особе, ни собственной неспособностью решительно заявить о себе. Прожив последние три года в относительной бедности, она прекрасно понимала, что поношенная шубка и потрепанный чемодан вряд ли привлекут внимание носильщика, рассчитывающего на щедрые чаевые.
Мисс Денвилл решила сама перетащить свои вещи в более спокойное место. Вон там, на углу здания гостиницы, построенного из дерева и кирпича, она никому не помешает и вдобавок погреется на солнышке, укрывшись от пронизывающего мартовского ветра. Зайти в гостиницу она не осмелилась, ибо не могла позволить себе раскошелиться на горячий чай, который ей наверняка предложат, если она вознамерится посидеть у камина, без сомнения пылающего в зале для постояльцев. Ее скромных сбережений хватит только на билет до Кэлверт-Грина. Перспектива постоять на ветру и обойтись без чая ее ничуть не пугала. Хелен уже давно поняла, что холод гораздо легче перенести, чем наглые взгляды и оскорбительные замечания случайных попутчиков. Она решила немного передохнуть, а потом приобрести билет на оставшийся отрезок пути.
Занятая перетаскиванием сундука и чемодана, мисс Денвилл не заметила, что карета, из которой она только что вышла, внезапно остановилась прямо за воротами гостиницы. Из нее выскочил мужчина с чемоданом в руках, после чего экипаж покатил дальше. Мужчина вбежал во двор, на мгновенье задержался и принялся внимательно разглядывать толпу, словно искал что-то или кого-то. Мисс Денвилл уже свернула за угол здания, иначе бы она непременно признала в мужчине одного из своих недавних попутчиков.
Это был блондин хрупкого телосложения с моложавым лицом, скрывавшим его истинный возраст. Неизвестно почему, но мисс Денвилл решила, что он иностранец. По всей вероятности, француз, заключила она, украдкой разглядывая его во время путешествия. К сожалению, ей не представилось возможности проверить свою догадку, так как оба всю дорогу молчали. Однако от ее внимания не укрылось, что “француз” был явно чем-то озабочен. Он то и дело выглядывал в окно, словно желая удостовериться, что за каретой никто не гонится. Живое воображение помогло мисс Денвилл скоротать утомительное путешествие: она развлекалась тем, что придумывала самые невероятные истории, героем которых был таинственный пассажир.
Хелен укрепилась бы в своих подозрениях, если бы видела, с какой растущей нервозностью он оглядывал двор гостиницы. Однако к тому времени, когда она уселась на свой сундук в защищенном от ветра уголке, заботы незнакомца перестали ее интересовать. Она всецело погрузилась в раздумья о собственном будущем, но эти мысли настолько ухудшили ее настроение, и без того испорченное долгой дорогой, что она решительно выбросила их из головы. До отправления кареты в Кэлверт-Грин оставался еще целый час, и Хелен приготовилась к длительному ожиданию. Однако не успела она притерпеться к холоду и скуке, как ее уединение было внезапно нарушено.
Сама не зная, каким образом, мисс Денвилл вдруг оказалась на ногах. Кто-то крепко держал ее за локоть. В полном изумлении она подняла глаза на неизвестного наглеца. Он был небольшого для мужчины роста, так что они стояли лицом к лицу, и настолько смуглый, что его черные брови казались сросшимися на переносице.
Мисс Денвилл не смутилась, но определенно удивилась. Напрашивалось только одно разумное объяснение.
– Полагаю, сэр, произошла какая-то ошибка, – любезно сказала она своим мелодичным голоском.
Черные брови слегка разошлись, отчего лицо незнакомца немного просветлело.
– Это точно, – хрипло буркнул он, впрочем, довольно добродушно. Тем не менее, ее локоть оставался в плену.
Удивление Хелен сменилось негодованием.
– Отпустите мою руку, – потребовала она, наградив коренастого брюнета холодной вежливой улыбкой.
– Не отпущу. Нам стоило таких трудов до вас добраться, – заявил тот.
Столь туманное объяснение, естественно, не удовлетворило Хелен. Ее вдруг пронзила тревожная догадка: может, она попала в руки помешанного, отличающегося вдобавок незаурядной силой, судя по размеру его ручищ и развороту плеч.
– Как я уже сказала, – продолжала она, не теряя самообладания, – видимо, произошло досадное недоразумение. Мне жаль ваших усилий, потраченных на поиски неизвестной мне женщины, которые к тому же окончились ничем. Могу себе представить ваше разочарование, но вынуждена повторить свою просьбу, сэр: отпустите мою руку!
К ее немалому удивлению, незнакомец немедленно подчинился.
– Придется отпустить вас ненадолго, – рассудительно сказал он. – Не можем же мы стоять тут целый день и препираться о том, что и так ясно как дважды два! В храбрости вам не откажешь, мисс, однако кое-кто ждет не дождется встречи с вами, так что нам лучше поторопиться!
Не успела мисс Денвилл опомниться и вникнуть в смысл его слов, как незнакомец взвалил на плечо ее сундук и, придерживая его одной рукой, другой подхватил чемодан и зашагал к черному ходу. Задержавшись у двери, он сделал ей знак следовать за ним.
Поскольку он забрал все ее пожитки, ей ничего не оставалось, как подчиниться. Вспыхнувшая было надежда, привлечь внимание какого-нибудь приличного человека и попросить помощи угасла, когда они вошли в узкий коридор с низким потолком. Проходя мимо двери пивного зала, она услышала взрывы мужского хохота и поняла: никого из тех, кто там находится, не тронут ее злоключения.
Немного погодя Хелен очутилась в просторной комнате с обшивкой из деревянных панелей и сводчатым потолком. При виде уютного огня в широком камине, сложенном из камня, она несколько приободрилась. Единственный обитатель комнаты стоял у камина, глядя на языки пламени. Завидев мисс Денвилл, он поднял глаза и смерил ее твердым, оценивающим взглядом.
Однако Хелен было не так-то легко смутить. Она устремила на него не менее твердый взгляд. Джентльмен был одет с элегантной простотой, граничащей с аскетизмом, но Хелен мгновенно поняла, что перед ней не обычный деревенский сквайр. Покрой и ткань синего камзола, идеально облегающего широкоплечую фигуру, говорили о том, что его шил не простой портной, ориентирующийся на заурядные вкусы и тощие кошельки. Это великолепное произведение портновского искусства придавало его обладателю вид иностранца, равно как и начищенные до блеска высокие сапоги. Судя по мелким морщинкам на ухоженном лице, юность незнакомца осталась позади. Пожалуй, ему уже за тридцать. Внимательно разглядывая мужчину, Хелен невольно восхитилась его выдержкой, однако холодный блеск серых глаз говорил о том, что он не испытывал того же чувства по отношению к гостье.
– Вот она, сэр, – пробурчал тот, кого Хелен окрестила своим похитителем. – Плевое дело оказалось, сэр! Застал барышню врасплох.
– Спасибо, Кейтли, – коротко отозвался хозяин, после чего тот поставил чемодан и сундук у порога и удалился, закрыв за собой дверь.
Несмотря на нелепость своего положения, мисс Денвилл ни на секунду не усомнилась, что перед ней порядочный человек. Кроме того, она была уверена, что ее похищение всего лишь досадное недоразумение. Поэтому она бесстрашно шагнула в комнату и непринужденно заговорила:
– Добрый день, сэр. Ваш слуга действительно застал меня врасплох. Это очень странно, и я думаю, что он меня с кем-то спутал. Уверена, что мы с вами быстро все выясним, и я смогу продолжить свой путь.
Хелен показалось, что в глазах хозяина мелькнуло удивление, но в его ответе оно не отразилось.
– Надеюсь, мы действительно сумеем во всем разобраться, как вы сказали, очень быстро, но должен напомнить, что ошибку совершили вы.
Мисс Денвилл слегка опешила. Видимо, он заметил ее реакцию, потому что добавил тем же холодным тоном:
– Садитесь, пожалуйста, я все объясню. Хелен опустилась на стул у непритязательного секретера, стоящего у двери.
– Я жду, сэр, – произнесла она, испытывая одновременно и гнев, и растущую тревогу.
– Кое-что мы должны выяснить в первую очередь, – ровным голосом начал он. – Вы не будете отрицать, что только что сошли с почтовой кареты, направлявшейся в Бристоль?
Вопрос прозвучал как обвинение, и гнев одержал верх. Хелен парировала с ледяной вежливостью:
– Вот уж не знала, что поездка в почтовой карете, направляющейся в Бристоль, является преступлением.
Джентльмен слегка улыбнулся.
– Вовсе нет, – согласился он, – но вы не отрицаете сей факт?
У Хелен возникло подозрение, что этот субъект такой же помешанный, как и его подручный. На пьяного вроде бы не похож… Она решила не раздражать его понапрасну.
– Разумеется, не отрицаю. Я сошла с бристольской кареты не более четверти часа назад.
Такой ответ, видимо, удовлетворил его.
– Это ваш багаж? – осведомился он, указывая на сундук и чемодан.
Хелен утвердительно кивнула, не потрудившись оглянуться.
– Отлично, – сказал он. – Теперь давайте перейдем прямо к делу. Вы отрицаете, что путешествуете со своим братом?
– Самым решительным образом! – воскликнула Хелен, все больше убеждаясь в том, что он не в своем уме. – У меня нет брата!
Его губы дрогнули в усмешке.
– Я так и думал, мэм, – последовал иронический ответ.
Хелен понадобилось несколько секунд, чтобы обрести дар речи.
– Ну и ну! – вот и все, что ей удалось выговорить. Да этот тип не просто не в себе, он сумасшедший! Пожалуй, он еще и опасен.
Теперь ясно, что от него надо как можно скорее избавиться. Прежде чем она успела разработать план побега, джентльмен светским тоном произнес:
– Я вас представлял совсем другой.
– Да что вы? – отозвалась Хелен. – Как вы, должно быть, разочарованы! Возможно, в следующий раз вам удастся найти женщину, более соответствующую вашим ожиданиям. – Она встала со стула. – Боюсь, мне пора. Не хотелось бы опоздать. – Не мешкая, Хелен сделала шаг к выходу. – Будьте любезны, позовите хозяина гостиницы, – продолжала она, стараясь говорить уверенным тоном, – не хочется утруждать вашего слугу и просить его отнести мои вещи во двор.
– Кейтли сторожит за дверью, – спокойно сообщил джентльмен, не делая ни малейшей попытки задержать ее.
Хелен пристально посмотрела на него.
– Возможно ли… Меня что, похитили? – спросила она недоверчиво.
– Ничего столь драматичного, мэм, – ответил он.
– Вы намереваетесь удерживать меня здесь против моей воли?
– Ни в коем случае, – отозвался он. – Вы должны всего лишь отдать мне кое-что, и можете быть свободны.
Содержавшийся в его словах намек лишил мисс Денвилл способности говорить. Она побледнела как полотно.
– Похоже, вы твердо решили превратить нашу встречу в мелодраму, моя дорогая. Умоляю, не думайте, что я покушаюсь на вашу честь, – равнодушно заявил странный джентльмен, отчего бледные щеки Хелен покрылись прелестным румянцем. – Полагаю, вам прекрасно известно, что именно мне нужно. Чтобы получить эту вещь, я должен обыскать ваш чемодан.
– Но это совершенно недопустимо, – с достоинством возразила она, с трудом сохраняя самообладание.
– Верно, – с легкостью согласился он, – но абсолютно необходимо.
– Чрезвычайно странная идея, сэр! Не могу себе представить ничего менее необходимого и решительно запрещаю вам рыться в моих личных вещах!
– Естественно, я отдаю себе отчет, что едва ли получу ваше позволение, – заметил он.
– Это уж слишком! – воскликнула Хелен, окончательно сбитая с толку необычной беседой. – Сначала вы… вы обвиняете меня в том, что я приехала почтовой каретой, отправляющейся в Бристоль, потом награждаете меня братом, в существовании которого, как выясняется, и сами сомневались, а теперь, выразив желание… обыскать мой чемодан, говорите как разумный человек и сообщаете, что в состоянии понять мой отказ!
Неожиданно для нее, незнакомец улыбнулся. Выражение его лица смягчилось, отчего он стал еще привлекательнее.
– Уверяю вас, я в своем уме.
– До сих пор у меня почти не было оснований в этом убедиться, – язвительно парировала Хелен.
– Мне нужно только взглянуть на содержимое вашего чемодана, после чего вы можете идти на все четыре стороны, – ответил он с непоколебимым спокойствием. – Отбросьте ваши страхи. Я человек не мстительный.
Смысл последней фразы ускользнул от нее. Хелен испытала минутное замешательство. Естественно, ей претила мысль, что незнакомый мужчина будет осматривать ее вещи. Скрывать ей нечего, но ее чрезвычайно смущало, что он станет разглядывать ее платья, не говоря уже о ночных рубашках и нижнем белье. Однако его невозмутимость и изысканные манеры свидетельствовали о том, что он не сумасшедший и не причинит ей зла. Кроме того, он вполне может обойтись без всякого разрешения, раз так упорствует. Хелен поспешно направилась к чемодану, опустилась на колени, расстегнула застежки и откинула крышку.
Зрелище, представшее перед нею, повергло ее в шок. Несколько минут назад она сомневалась в здравом рассудке своего собеседника, но теперь усомнилась в своем собственном.
– Произошла ужасная ошибка! – вскричала она. – Я никогда в жизни не видела эту одежду!
– Едва ли я мог ожидать от вас иной реакции, не так ли? – сухо заметил он. Ее очевидное волнение ничуть его не тронуло.
Не поднимаясь с колен, Хелен бросила на него сердитый взгляд и мгновенно парировала:
– А я едва ли могла ожидать чего-то другого от вас! – Она повернулась к чемодану, дрожащими руками потрогала то, что лежало сверху, не желая копаться в вещах незнакомой женщины и силясь понять, как такое могло случиться. Казалось просто немыслимым, что она так чудовищно ошиблась.
Тем не менее, факт оставался фактом. Произошло невероятное: в чемодане находилась чужая одежда.
– Просто не представляю, как это могло случиться, – пролепетала она, откидываясь назад и беспомощно складывая руки на коленях.
– Вы же сказали, что это ваш чемодан, – напомнил джентльмен без тени сочувствия.
– В Англии, наверно, сотни таких чемоданов! – воскликнула она. – А то и тысячи! Очевидно, я перепутала свой с чужим. Багаж был свален на крыше кареты в таком беспорядке, а я страшно устала… Но какой смысл оправдываться!
Она осмотрела чемодан снаружи и нашла ответ на загадку.
– Ну и ну, какая же я растяпа! Сама во всем виновата. На моем чемодане такой печати нет. Он, наверно, лежал этим боком вниз, когда я указала на него кучеру. Интересно… – Она пригляделась повнимательнее. – Похоже, тут изображен крест… и надпись какая-то непонятная. – Она подняла глаза. – Вы, вероятно, считаете меня полной идиоткой, но я только сейчас ее заметила.
Джентльмен хранил молчание, не сводя с нее изучающего взгляда.
– Сделанного не воротишь, – горестно вздохнула Хелен. – Почтовая карета с моим чемоданом мчится в Бристоль, а я сижу здесь с одеждой какой-то несчастной дамы. Ну и путаница!
Похоже, искренность ее причитаний, наконец, тронула незнакомца.
– Так вы говорите, что это не ваша одежда и не ваш чемодан?
– Я твержу об этом вот уже несколько минут! – разозлилась Хелен. – Между прочим, это нетрудно доказать. – Она вытащила красивое платье из бледно-голубого крепа с синей отделкой, выпрямилась и приложила его к своей фигуре. Хелен была выше среднего роста и слегка удивилась, обнаружив, что платье доходит ей до щиколоток. – Признаю, длина почти идеальная, но… – Она чуть замялась и, слегка покраснев, продолжала: – Думаю, вы сами видите, что оно сшито на женщину потоньше. И цвет не мой! Я никогда не любила пастельные тона, они меня бледнят, но вы вряд ли сочтете подобный аргумент веским.
– Вы правы, не сочту.
Хелен искоса взглянула на него, приподняв бровь, но спорить не стала. К счастью, ей тут же попалось на глаза более убедительное доказательство. Она наклонилась, вытянула из-под вороха платьев пеструю шаль из тонкой шерстяной ткани и накинула ее на плечи.
– Ну, как по-вашему, могла бы я купить такое? – торжествующе заявила она.
Розовая шаль с модным в этом сезоне рисунком поражала чрезмерной яркостью красок. Ядовито-розовый цвет пользовался в последнее время невероятной популярностью. Однако волосы у мисс Денвилл были темно-каштановые с рыжеватым отливом – слишком заметным, чтобы считаться красивым, частенько сокрушалась она. В сочетании с ее локонами, выбивавшимися из-под шляпки, розовый цвет смотрелся ужасно.
– Думаю, хозяйка этих вещей блондинка, – авторитетно заявила Хелен.
Уловив сомнение во взгляде собеседника, она торопливо развязала ленты простенькой круглой шляпки и сняла ее.
– Уверяю вас, это мой естественный цвет, я волосы не крашу.
Мисс Денвилл и не подозревала, что ее пышные кудри являлись предметом зависти многих ее приятельниц. Густые, теплого, насыщенного оттенка, они легко укладывались в любую прическу и в зависимости от освещения казались то темно-русыми, то золотисто-каштановыми, а порой приобретали ненавистный рыжий оттенок. Они прекрасно гармонировали с ее ясными светло-карими глазами и нежной белой кожей. Своеобразная внешность Хелен не вполне соответствовала принятым в то время канонам красоты, но одно было очевидно: ей совершенно незачем портить свое главное достоинство. Секрет цвета ее волос не отыщешь ни в одном флаконе.
– Вижу, – сказал джентльмен. – Вы меня убедили.
Хелен озабоченно нахмурилась.
– Но чей же это все-таки чемодан? – медленно произнесла она. – Вот что непонятно… Из Лондона, кроме меня, в карете ехала только одна дама, и я очень сомневаюсь, что эта одежда была бы ей к лицу, да и потом, она ей безнадежно мала! – Она задумчиво уставилась на содержимое чемодана, словно искала в нем ответ на свой вопрос. Не обнаружив ничего, что помогло бы ей найти разумное объяснение, Хелен озадаченно вздохнула: – Загадка какая-то…
– Полагаю, разрешимая, – сказал джентльмен. – Надеюсь, теперь вы позволите мне осмотреть чемодан?
Хелен махнула рукой, давая понять, что он волен делать с ним что угодно, и, подойдя к окну, выглянула во двор. Джентльмен тем временем водрузил чемодан на небольшой столик. Мисс Денвилл решила, что он не нашел того, что искал, ибо спустя несколько минут пробормотал себе под нос нечто весьма похожее на ругательство, произнесенное, к счастью, на иностранном языке.
– Кто еще ехал с вами в карете? – спросил он.
Хелен отвернулась от окна и подняла на него глаза. Ей не составило труда припомнить своих шестерых попутчиков. Фермер, священник, начала она перечислять, мужчина в очках, который, по мнению мисс Денвилл, мог быть только бухгалтером, древний старик, мирно дремавший всю дорогу, иностранец и пожилая дама с сыном.
– Больше никого? Вы уверены?
– После восьмичасового заточения нос к носу едва ли возможно кого-то забыть! Я даже могу рассказать, что каждый из них съел за обедом. – Она передернула плечами. – Фермер уплел огромный кусок колбасы, священник…
– Достаточно, – прервал он поток ее воспоминаний и попросил еще раз описать внешность пассажиров. После того как она выполнила эту просьбу, он задумчиво прищурился. – Интересно… – обронил он и, помолчав, добавил: – Очень умно!
Мисс Денвилл не осмелилась потребовать объяснений, но через минуту не выдержала:
– Не сочтите меня дурно воспитанной, сэр, но я крайне заинтригована. Думаю, вы ищете какую-то даму?
– Можно и так сказать, – отозвался он с загадочной улыбкой.
– И намерены продолжать поиски?
– Безусловно.
– Вам так важно ее найти?
– Да, – ответил он. – Настолько важно, что я следовал за вашей каретой до тех пор, пока один из пассажиров не вышел.
Хелен закусила губу.
– Не уверена, что поняла. У вас есть определенный план?
– Есть. Чрезвычайно простой, в сущности, – сказал он. – У этой… э-э… дамы имеется нечто очень мне нужное. Кажется, я уже говорил вам. Я думал – и до сих пор думаю, – что интересующая меня вещь спрятана в этом самом чемодане. Я намеревался разыскать эту даму, как вам известно, и… э-э… отобрать у нее эту вещь.
– Она принадлежит вам?
– В том-то и загвоздка. Дама, очевидно, считает ее своей, я же придерживаюсь иного мнения.
– Эта… вещь ценная?
– Она не имеет цены, – спокойно ответил он.
Некоторое время мисс Денвилл обдумывала полученную информацию.
– Вы случайно не грабитель? Джентльмен имел все основания обидеться.
– Мадам, – ледяным тоном произнес он, – со всей определенностью заявляю, что я не грабитель. – Мисс Денвилл хотела было извиниться, но он еще не закончил: – Полагаю, меня можно назвать игроком.
– Как же я не догадалась! – вырвалось у Хелен.
– Теперь вы меня заинтриговали, – заметил он. – Что во мне такого, что могло бы подсказать вам подобную мысль?
– Ничего, – честно призналась Хелен. – С виду вы настоящий джентльмен, но и джентльмены могут быть игроками, как, например, прославленный мистер Дарси. Конечно, я его никогда не видела, ибо он уже давно живет на континенте, но достаточно много о нем слышала.
Ее собеседник с достоинством поклонился.
– К вашим услугам, мэм.
– Вы и есть мистер Дарси?! Он снова поклонился.
– Или я сошла с ума, – пролепетала Хелен, изо всех сил пытаясь сохранить спокойствие, – или мне снится сон. В любом случае хотела бы я знать, что со мной происходит!
Глава вторая
– Дорогая мадам, – любезно произнес мистер Дарси с лукавым блеском в глазах, – вынужден сообщить вам, что вы впутались в авантюру!
– В таком случае я должна поскорее из нее выпутаться, сэр, поскольку хочу успеть на четырехчасовой рейс, – улыбнулась Хелен. – Опаздывать нельзя никак, сегодня это последний рейс в Кэлверт-Грин. Как вы понимаете, мне ужасно досадно, что приходится прерывать столь интригующее приключение, – учитывая мою склонность к мелодраме, которую вы сами подметили!
– Я вас понимаю, – с самым серьезным видом сказал он, но в глазах его мелькнули веселые искорки.
Хелен подхватила свою шляпку и направилась к двери.
– От души желаю вам найти то, что вы ищете, хотя и не уверена, что поступаю правильно! Оставляю чемодан вам. Он принес мне одни несчастья. Ума не приложу, как теперь разыскать свой собственный! Но путаница произошла из-за меня, и винить мне, кроме себя, некого. Будьте любезны, распорядитесь, чтобы мой сундук отнесли вниз.
Мистер Дарси глянул на часы.
– Сейчас без двадцати пяти четыре, – сказал он, убирая часы в жилетный карман, – так что вам незачем торопиться. Когда придет время, Кейтли вам поможет. На улице ветрено; думаю, вам лучше посидеть здесь, у камина.
Хелен заколебалась.
– Самое меньшее, что я могу вам предложить, – это воспользоваться моей комнатой, – вкрадчиво продолжал он, – после тех испытаний, которым я вас подверг.
– Да уж, наше знакомство состоялось при весьма необычных обстоятельствах, – согласилась она.
– Вероятно, я показался вам немного странным.
– Не буду отрицать. Но, едва увидев вас, я решила, что вы человек разумный, и, хотя вы и дали мне повод сомневаться в этом, мое первое впечатление подтвердилось. Вернее, почти подтвердилось. В уме вам не откажешь, – дразнящим тоном произнесла Хелен.
Он улыбнулся.
– Тогда позвольте заверить вас, что я к тому же и галантный кавалер. Предлагаю вам легкую закуску.
Предложение было благосклонно принято. Пока он, подойдя к двери, отдавал распоряжения Кейтли, Хелен сняла вытертые лайковые перчатки и положила их рядом со шляпкой на стол. Потом опустилась в старое, но очень удобное кресло у камина.
Вернувшись, мистер Дарси помог ей снять шубку и аккуратно повесил ее на спинку кресла. У него были безупречные манеры, свидетельствующие о благородном происхождении и хорошем воспитании. Мисс Денвилл не стала пользоваться моментом и задавать вопросы личного характера, хотя ее живой ум уже строил самые разнообразные предположения.
Мистер Дарси придвинул стул к камину с противоположной стороны, но не сел, а поставил на сиденье ногу и, облокотившись на колено, подпер подбородок ладонью, на мгновенье застыв в такой позе.
– Хочу вам кое-что предложить, – наконец сказал он, поворачиваясь к девушке.
Та бросила на него подозрительный взгляд.
– А если я откажусь, вы мне напомните, что Кейтли сторожит за дверью?
– Разумеется, нет, – твердо заявил он, что ее немного приободрило. – Полагаю, вы можете быть мне полезны.
– Каким образом? – насторожилась она.
– Пока не знаю, – признался он, – но кое-какие идеи на ваш счет у меня имеются.
– Не уверена, что захочу быть полезной кому бы то ни было, – надменно заявила Хелен.
Его брови удивленно приподнялись.
– Вот как? – спросил он с явным недоверием. – Ради Бога, извините за откровенность, мэм. Я понимаю, что вы рождены не для того, чтобы стать служанкой. Сразу видно, что вы благородного происхождения.
Хелен подняла на него чистые глаза.
– Это верно.
– Просто в данный момент вы, как говорится, оказались в затруднительном положении.
Справедливость его слов не нуждалась в подтверждении. Ему было известно, что она путешествует обыкновенной почтовой каретой, да и одежда ее особой элегантностью не отличается. Человек с таким чувством моды не мог не отметить непритязательный покрой ее платья.
– Из чего я заключаю, что вы состоите на службе, – невозмутимо продолжал он с такой учтивостью, что она не могла обидеться. – Или, что еще более вероятно, едете в Кэлверт-Грин к месту службы.
Натянутая улыбка выдала ее.
– Вы попали в точку, мистер Дарси, – признала она, не потрудившись уточнить, что в Кэлверт-Грине живет ее бывшая гувернантка, которую она собиралась навестить – хотела сделать пожилой даме приятный сюрприз, – а уж потом отправиться в дом будущей хозяйки. – Обладая такой проницательностью, вы наверняка сумеете определить и то, чем я собираюсь заняться.
– Я буду очень удивлен, – ответил он, – если окажется, что вы выбрали не профессию гувернантки, а что-то иное.
– Нетрудно было догадаться, – усмехнулась Хелен.
– Я умею вести игру.
– Не сомневаюсь, что у вас большой опыт, – съязвила она.
– Поправьте меня, если я ошибаюсь, – продолжал мистер Дарси, пропустив дерзкий намек мимо ушей. – Но разве гувернантка не является полезной своему хозяину, причем в разных аспектах? Я всегда полагал, что гувернантка должна с утра до вечера заботиться о непоседливом ребенке – обычно не единственном! Если же ей везет с воспитанниками и у нее остается немного свободного времени, хозяин находит, чем ее занять, предлагая выполнять поручения, обычно входящие в обязанности горничной. Из соображений экономии, естественно!
Похоже, он прекрасно осведомлен, как обстоит дело, подумала Хелен.
– К сожалению, вы совершенно правы, – грустно подтвердила она. – Но, по крайней мере, за свою “полезность” я буду получать жалованье.
– Вы умеете отстаивать свои интересы, мэм, – одобрил он. – Разумеется, я намереваюсь оплатить ваши услуги. – Заметив, что она напряглась, он добавил: – Надо ли повторять, что у меня и в мыслях нет покушаться на вашу добродетель?
В разнообразных, подчас искаженных слухах о многочисленных подвигах мистера Дарси частенько упоминались женщины, о которых порядочным девушкам из общества знать не полагалось. Излишне говорить, что кое-какие из этих сплетен все же достигали ушей непорочной мисс Денвилл. Познакомившись с ним, она готова была поверить в них, хотя бы частично. Поверила она и в то, что он не собирается ее соблазнять.
– Н-не надо, – выдавила она из себя.
– В таком случае прошу обдумать мое предложение.
– Но я пока не знаю, в чем оно заключается, – возразила она.
– Всего лишь в том, чтобы вы сопровождали меня в моих путешествиях – объяснил он. – Кейтли поедет с нами, так что приличия будут соблюдены, если вас это беспокоит. Интуиция подсказывает мне, что чемодан должен быть при вас. Я пока не желаю с ним расставаться.
Хелен растерянно заморгала.
– Довольно туманно…
Стук в дверь возвестил о приходе служанки. Она принесла поднос, на котором стоял горячий чайник, две чашки, деревенский хлеб, нарезанное холодное мясо и горшочек свежего масла. Мисс Денвилл приняла чашку чая из рук мистера Дарси и не стала отказываться, когда он предложил ей отведать мяса и хлеба.
– Не могу раскрыть все карты, но постараюсь найти убедительные аргументы, – продолжал он, когда горничная ушла. – Вы только начинаете работать в качестве гувернантки? Да, думаю, только начинаете. Какое годовое жалованье вам предложили?
Хелен назвала сумму. Он ее удвоил.
– Вы шутите, мистер Дарси! – воскликнула она, ставя чашку на блюдце, но, убедившись, что он говорит серьезно, добавила: – Это очень большие деньги за удовольствие находиться в моем обществе.
– Чувствую, что оно того стоит, – отозвался он. – У меня, правда, нет гарантий, что ваше присутствие поможет мне достичь своей цели. В конце концов, это просто игра, и весьма рискованная.
Хелен бросила на него быстрый взгляд.
– Боюсь, я по натуре не склонна к азартным играм.
– Что ж, самое время начать, – усмехнулся мистер Дарси и изложил свои условия. – Вероятно, вам придется провести со мной – и с чемоданом! – несколько дней. Не могу сказать точно, но полагаю, вы будете мне нужны в течение двух недель. Я оплачу все дорожные расходы, и, будьте уверены, вы получите вознаграждение независимо от того, добьюсь я успеха или нет. Вы ничего не теряете, кроме своего места гувернантки. Я покривил бы душой, если бы начал убеждать вас, что хозяева станут дожидаться вас более одного-двух дней. Но поскольку я предлагаю вам двухгодичное жалованье за двухнедельную помощь, потеря места не должна вас сильно огорчить. Вам обеспечивается полная безопасность и достаточно времени, чтобы решить, что делать дальше. Вы даже могли бы выгодно вложить деньги, которые получите от меня, и обеспечить себе постоянный доход.
Перспектива разделить с прославленным мистером Дарси его приключения и заодно приобрести материальную независимость показалась Хелен весьма соблазнительной. Тем более что он говорил так просто и по-деловому, что ей пришлось напомнить себе: его предложение все-таки не совсем обычное. Она понимала, оно выходит за общепринятые рамки и таит в себе подводные камни, о которых она не знает. И то, что она не знает, какие именно, еще не означает, что их нет. Короче говоря, риск был слишком велик.
– Звучит заманчиво, мистер Дарси, – сказала она, качая головой, – но я вынуждена отклонить ваше великодушное предложение.
– Как вам будет угодно, – моментально отозвался он и заговорил о погоде.
Такой ход возымел именно тот эффект, на который, без сомнения, и был рассчитан. Мисс Денвилл не могла устоять перед искушением вернуться к волнующей теме.
– Наше знакомство столь необычно, – задумчиво проговорила она, – что я надеюсь, вы не сочтете слишком странным, если я буду с вами откровенна.
– Разумеется, нет, – последовал ответ.
– Что ж… – начала она, собираясь с мыслями. – Судя по вашей внешности и учитывая то, что вы предложили мне целое состояние, финансовых затруднений вы не испытываете. Я также полагаю, что азартные игры являются единственным источником ваших доходов. Напрашивается вывод: должно быть, вы исключительно удачливы.
– Да, я частенько выигрываю, – подтвердил он спокойно.
Это признание почему-то удивило Хелен.
– Интересно, что вы не стыдитесь в этом признаться!
– А почему я должен стыдиться? В выигрыше нет ничего позорного. Такова цель всякой игры, не правда ли?
– Но выигрывать постоянно!..
– Вы намекаете, что я мошенничаю? – спросил он.
Хелен заметно покраснела.
– Уверяю вас, будь у меня репутация шулера, я не был бы и вполовину так удачлив.
– Я не то имела в виду, – с трудом выговорила она. – Просто… по вашим словам, вы догадались о том, что я благородного происхождения, и… вы не можете отказать мне в праве подумать о вас то же самое… или заставьте меня поверить, что это не так.
– Да, я происхожу из достаточно знатной семьи.
– Тогда странно, что вы стали профессиональным игроком, ведь представители определенного класса не считают достойным джентльмена выигрывать гораздо больше, чем проигрываешь, – если вы понимаете, о чем я… О Господи! Я совсем запуталась!
Знаменитый игрок устремил на нее непроницаемый взгляд, благодаря которому не один туго набитый кошелек перешел в его собственность за карточным столом.
– Напротив, вы выразили свою мысль очень точно, – произнес он. – Может быть, вы согласитесь разделить со мной мои приключения, если я скажу, что являюсь аристократом, которого обманным путем лишили прав, принадлежащих ему по рождению. Я решил, что настало время действовать без ложной скромности. Кроме того, я всегда хотел иметь титул. Какой именно? Дайте подумать… Пожалуй, герцогский. Да, я должен быть герцогом.
– А вы, в самом деле, герцог? – Хелен растерянно заморгала. – Несмотря на свою склонность к драматическим преувеличениям, я все же не такая наивная дурочка, чтобы поверить, что вы действительно герцог. О нет! Даже не маркиз, и скажи мне кто-нибудь, что вы граф, я бы отнеслась к этому весьма скептически. Теперь, когда я вижу вас и имею возможность говорить с вами, я чувствую, что вам не хватает чего-то такого, что трудно определить словами и что делает человека ну хотя бы бароном, – сказала она, лукаво глядя на него, – и, хотя все рассказы о таинственном мистере Дарси содержат намеки на его высокое положение, должна признаться, что, познакомившись с вами, не могу поставить вас по рангу выше… сквайра!
Мистер Дарси добродушно рассмеялся.
– Удивлен, что моя скромная персона вызывает такой интерес.
– Несколько лет ваше имя было у всех на устах, – сообщила Хелен, – еще года три назад. С тех пор я перестала бывать в свете и не в курсе последних новостей, поэтому не могу сказать, продолжают ли о вас говорить.
– От души надеюсь, что нет, – заявил он с видимым отвращением.
– Я знаю, каково это – быть предметом обсуждения, – посочувствовала она, – не очень-то приятно, когда о тебе болтают Бог весть что. Но долго ли длится интерес общества к чему бы то ни было? Дайте подумать… Когда я впервые услышала о вас? Не могу припомнить, говорили ли о вас в тот год, когда я впервые появилась в свете, – пробормотала она, напрягая память, и искоса взглянула на него. – В моей жизни был сезон, знаете ли.
– Я так и думал.
– Даже два! – уточнила она, движимая природной честностью.
– А потом для вас настали тяжелые времена.
– Именно так! Но, как я уже сказала, в свете я появилась шесть лет назад, поэтому меня нельзя винить в том, что я забыла, упоминалось ли в обществе ваше имя. Попытаюсь сообразить, когда же все-таки…
– У меня такое впечатление, что вы слишком молоды для того, чтобы быть профессиональной гувернанткой, – перебил мистер Дарси, не давая ей возможности точно определить начало его карьеры игрока.
– Мой первый сезон состоялся шесть лет назад, – подчеркнула Хелен, решив, что он ее не так понял. – А значит, мне двадцать четыре года, сэр!
– Я и говорю, вы слишком молоды, чтобы быть гувернанткой.
– Ничего подобного! А какое занятие вы бы мне предложили? – возмутилась она. – Нет, не отвечайте, я сама догадаюсь! Вы бы заставили меня странствовать по городам и весям, пообещав неправдоподобно высокое жалованье.
Мистер Дарси вежливо склонил голову.
– Бывает судьба и похуже, – заметил он. – Но у вас передо мной явное преимущество. Можно узнать ваше имя?
– Денвилл, – ответила она. – Хелен Денвилл. Моего отца звали сэр Гэрет Денвилл.
С минуту он молча смотрел на нее, словно пытался определить, встречались ли они прежде.
Стремясь помочь ему, Хелен с вызовом выпалила:
– Я тогда была потолще!
Мистер Дарси ничем не показал, что встречал ее прежде или слышал о разорении семьи Денвилл. Вполне возможно, подумала Хелен, что шесть лет назад он еще жил в Лондоне, но едва ли вспомнит толстушку дебютантку, если та и попадалась ему на глаза. Более того, не похоже, чтобы он посещал те салоны, в которых бывала она. Хелен даже не была уверена, что он вращался в высшем обществе, хоть и чувствовала интуитивно, что это так. Его сдержанность мешала ей спросить, знал ли он ее или ее семью, а сам он ничего не сказал, кроме:
– Детская упитанность? Бич всех дебютанток!
– О да! – подхватила она, обрадованная его готовностью понять ее проблемы. – Это было ужасно! Все на тебя смотрят, самые модные платья не можешь носить из-за размера! Конечно, с тех пор я сильно похудела. В конечном счете, вынужденная диета – единственное преимущество бедности, которое я пока обнаружила! Давненько я не баловала себя желе и взбитыми сливками!
Мистер Дарси благоразумно оставил при себе свое мнение относительно ее постройневшей фигуры.
– А что послужило причиной разорения вашей семьи? – поинтересовался он.
– Неразумное вложение капитала и ухудшение здоровья моего отца. – Хелен сделала неопределенный жест. – Так что в свете я больше не появлялась. Видите ли, – объяснила она, – к концу моего второго сезона поползли слухи, что Денвиллы на грани разорения. Правда, мы обанкротились только год спустя и почувствовали нечто похожее на облегчение, когда наступил конец! Но о замужестве нечего было и мечтать, как обычно и бывает, когда девушка не может похвастаться красотой или не имеет других достоинств.
– Или состояния, – добавил он.
– Именно об этом я и говорю, – кивнула она.
– Понятно, – невозмутимо сказал он. – Значит, никаких предложений руки и сердца бедняжке мисс Денвилл?
– Не очень-то приятно оказаться всеми забытой, мистер Дарси! – воскликнула она, обиженная его бестактностью.
– Прошу прощенья. Я не знал, что вы нуждаетесь в жалости.
– В вашей жалости – нет, сэр! – парировала она. – Однако немного сочувствия не помешало бы.
– Сочувствую вам всей душой. Но разве вы не получили сочувствия от своих родственников?
Хелен потупилась.
– От родственников я получила столько лицемерной жалости и… снисходительного презрения, что в конце концов начала их избегать. Все что угодно казалось лучше, чем роль бедной родственницы!
– Даже профессия гувернантки?
– Нет другого приличного занятия, которое может найти женщина моего сословия, – сказала Хелен.
– Почему же? На континенте всегда требуются женщины, умеющие играть в кости и бильярд, – подсказал он.
– Я сказала “приличного”, – обиделась Хелен.
– Не сомневаюсь, что ваше происхождение придало бы особый шик любой профессии.
– Нет уж, благодарю покорно! – рассмеялась Хелен, забыв об обиде. – Не говорите глупостей. Не люблю полагаться на волю случая; я уже говорила, что не склонна к азартным играм. Профессия гувернантки представляется мне более надежной.
– Несомненно, – согласился он. – Скажите, вы знакомы с будущей хозяйкой?
Хелен ответила отрицательно. Ей нашли место через агентство.
– Пусть так, но разве тот, кто нанимает служащего, не встречается с ним лично для предварительной беседы?
– Моя будущая хозяйка не выезжает из дома. Она инвалид, – ответила Хелен после секундного колебания.
– А-а, вон оно как!
Дальнейшие комментарии не требовались. Ужас ситуации был вполне очевиден. Мисс Денвилл придется выполнять обязанности не только гувернантки, но и сиделки.
– Вероятно, в доме не меньше семи детей? – продолжал он.
– Нет, только один.
– Это в самом деле большая удача. Можно ли надеяться, что ваша подопечная – милая, послушная девочка, с которой вы непременно подружитесь?
– Нет, это десятилетний мальчик.
– В таком случае вы продержитесь там года четыре, в лучшем случае пять.
Мисс Денвилл опустила глаза. Намек был понятен. Подросток скоро превратится в юношу, а мисс Денвилл слишком молода и привлекательна, чтобы не стать для него источником искушения, особенно если учесть, что они будут находиться в постоянном тесном контакте. Она бы предпочла работать в доме, где есть девочки, а значит, иметь некоторую гарантию безопасности, но выбора у нее не было. Перспективе стать никому не нужной приживалкой у богатых родственников она предпочла положение гувернантки в поместье леди Хэппендейл.
– Вы меня удивляете, мисс Денвилл, – заметил мистер Дарси. – Глупой вы не кажетесь и, тем не менее, упорно стремитесь занять положение, недостатки которого очевидны, отвергая гораздо более выгодное предложение с моей стороны.
– Мое решение неизменно, – улыбнулась Хелен и начала натягивать перчатки. Похоже, мистер Дарси обладал досадной особенностью всегда оказываться правым, но она не могла позволить себе поддаться искушению. Если она сейчас же не уйдет, ее решимость ослабеет и к тому же она опоздает на свой рейс. – У меня много причин, по которым я не могу согласиться помогать вам.
– Не сомневаюсь, но не буду заставлять вас перечислять их.
– Очень уж все необычно!
– Если необычность моего предложения является достаточным основанием для отказа, – вежливо поклонился он, – мне остается лишь принять его.
Хелен рассмеялась и поднялась на ноги.
– Вы упорный человек, мистер Дарси. Однако уже почти четыре часа, мне пора уходить. Благодарю вас за чай и великодушное предложение. Искренне надеюсь, что вы найдете то, что ищете.
Она протянула руку. Мистер Дарси пожал ее, всем своим видом показывая, что смирился с поражением.
– Я прикажу Кейтли помочь вам.
Однако это не понадобилось. Сей достойный джентльмен без церемоний ворвался в комнату.
– По-моему, я его видел, сэр! – возбужденно затараторил он. – Прямо глазам своим не поверил, но это определенно был он. Завернул за угол гостиницы. Точно соответствует описанию того, кого мы ищем. Я просто должен был прийти и доложить вам. Одно ваше слово – и я вышибу из него дух!
Слова Кейтли, задиристая поза и воинственный блеск в глазах свидетельствовали о его готовности немедленно завязать драку. К удивлению мисс Денвилл, хозяин остался равнодушным к боевым намерениям своего слуги.
– Ты хочешь сказать, что видел Винченцо? – уточнил он.
– Ну да! Провалиться мне на этом месте! – вскричал Кейтли, ничуть не обескураженный холодным приемом. – Сам удивляюсь, сэр. Ладно, барышню поймали, но чтобы обоих – такой удачи я не ожидал.
– А я нисколько не удивлен, – ответил мистер Дарси.
При этих словах Кейтли, который с каждой секундой воодушевлялся все больше, оторопел. У него чуть челюсть не отвисла.
– Не удивлены, сэр? Вы же не могли знать, что они путешествуют вместе. Помнится, вы даже выражали уверенность, что они каждый сам по себе.
– Так оно и есть.
Кейтли на секунду растерялся, но потом его лицо прояснилось.
– Барышня проговорилась, да? – понимающе сказал он, кивнув в сторону мисс Денвилл.
– Нет, – ответил мистер Дарси, с трудом удерживаясь от улыбки, – но благодаря ей я понял, что Винченцо обвел нас вокруг пальца.
– Надул нас, сэр? – изумился Кейтли.
– Да, пока. Но думаю, отныне мы поменяемся ролями. Само Провидение послало нам мисс Денвилл. Теперь он от нас не уйдет!
– Вот сейчас вы дело говорите, – отозвался чрезвычайно довольный Кейтли, потрясая пудовыми кулаками.
– Не будь таким кровожадным, прошу тебя, Кейтли, – урезонил его мистер Дарси. – Помни, Винченцо гораздо слабее тебя.
Кейтли чертыхнулся себе под нос, выражая тем самым горячее желание переломать кости злосчастному Винченцо.
– Тебе не хватает утонченности, Кейтли, – упрекнул его мистер Дарси.
– Истинная правда, сэр, – охотно согласился тот, восприняв замечание как комплимент. – Вот я и говорю, давайте отловим его и разберемся с ним по-мужски.
– Не так-то это просто.
– Не сомневайтесь во мне, сэр!
– Ну что ты, – успокоил его мистер Дарси. – Видишь ли, я чувствую, что должен сообщить тебе нечто очень важное: Винченцо – женщина.
Изумление, отразившееся на лице слуги, показалось мисс Денвилл вполне оправданным: она была потрясена не меньше Кейтли.
– Временами, – уточнил мистер Дарси. – Теперь я абсолютно уверен, что команды “брат-сестра” не существует, потому что…
– Да вы так никогда и не думали, сэр!
– Потому, – невозмутимо продолжал тот, – что Винченцо и его “сестра” – одно и то же лицо. Этот чемодан определенно принадлежал кому-то из пассажиров почтовой кареты, но не мисс Денвилл. Мне пришло в голову, что находящаяся в нем одежда может подойти по размеру мужчине такого телосложения, как Винченцо, а парик он прячет где-то еще. Если моя догадка верна и Винченцо иногда переодевается в женское платье, становится понятно, почему нам было так чертовски трудно гоняться за этой “парочкой” по всей Европе. Странно, почему я не подумал об этом раньше? Мы же знали, что они никогда не появляются вместе, и всегда получалось так: упустив одного из них, мы тут же нападали на след другого.
– Все это чрезвычайно интересно, – вставила мисс Денвилл. – Видимо, вы приняли меня за женщину, которая на самом деле мужчина, который иногда переодевается в женское платье, но мне действительно пора уходить.
– Минутку, мисс Денвилл. – Мистер Дарси придержал ее за локоть. – Прежде чем вы нас покинете, я должен удостовериться, что этот мужчина – тот, кого мы ищем, и разработать наилучший план действий до того, как он нас увидит.
Кейтли еще не вполне оправился от шока, вызванного неожиданным открытием хозяина, поэтому последнему пришлось повторить свой вопрос.
– Как он выглядел, сэр? – словно эхо отозвался слуга, продолжая пребывать в состоянии остолбенения. – Да он это, будьте спокойны! Невысокий, гибкий как женщина, белобрысый и дерганый как черт… прошу прощенья, мэм!
Пораженная внезапной догадкой, мисс Денвилл воскликнула:
– Неужели?.. Да, вы наверняка говорите о французе-беглеце!
Глава третья
Мистер Дарси взглянул на Хелен.
– Что вы сказали?
– Француз-беглец! – повторила она. – Один из моих попутчиков.
– Похоже, мы говорим о двух разных людях. Винченцо – итальянец.
– Но вы сказали, что он блондин хрупкого сложения.
– Верно.
– Тогда он не может быть итальянцем.
– Мисс Денвилл, – с похвальным терпением произнес мистер Дарси. – Вы были в Италии?
– Нет, но…
– В таком случае вам, по-видимому, неизвестно, что не все итальянцы брюнеты. Уверяю вас, среди них довольно часто попадаются и блондины, особенно на севере страны. Винченцо родом из Падуи.
– Вот как? – Хелен на секунду смутилась, но тут же вновь бросилась в атаку. – Все равно я утверждаю, что он не похож на итальянца!
– Согласен, под стереотип он не подходит, – с задумчивым видом подтвердил мистер Дарси. – Мисс Денвилл, – вкрадчиво продолжал он, – вы говорите по-французски или по-итальянски?
Вопрос удивил ее, но, будучи искренней по натуре, она честно призналась, что по-французски еще кое-как объясняется, а итальянского не знает совсем.
– И вы собираетесь стать гувернанткой? – поддразнил он.
– Зато мои акварели очень хвалят! – с гордостью заявила она.
– Ваши художественные таланты, несомненно, очень пригодятся десятилетнему мальчику, – подхватил мистер Дарси. – Впрочем, к делу это не относится. Поскольку вы не знаете итальянского, мне придется пересмотреть свой замечательный план.
– Ни один из ваших планов мне не подойдет, – сообщила Хелен.
– Попытаюсь придумать нечто такое, что пришлось бы вам по вкусу.
– Мне действительно пора, – забеспокоилась она, пропустив его обещание мимо ушей. – Кейтли, будьте любезны, помогите мне, пожалуйста.
– Ах, как я неловок, мисс Денвилл, – спохватился мистер Дарси. – Позвольте представить вам моего слугу. Кейтли, ты уже имел удовольствие пообщаться с мисс Денвилл, а теперь знаешь, как ее зовут.
– Рад с вами познакомиться, мэм! Хелен не поддалась на уловку мистера Дарси, имеющую целью задержать ее.
– Я бы выразила сходные чувства, но очень спешу, – ответила она. – Прошу вас, мистер Дарси! Я не могу более задерживаться!
Кейтли немного смутился.
– Уже уходите, мэм? Вы помогли нам понять, кто такой Винченцо, да так ловко, что я решил: теперь вы с нами заодно.
– Так оно и есть, но мисс Денвилл пока об этом не знает, – подтвердил мистер Дарси.
– Ничего подобного! – возмутилась Хелен.
Кейтли почесал в затылке.
– Не пойму я, мэм. Стоило мне вас увидеть, я сразу смекнул, что вы барышня порядочная. Ну, думаю, не похоже, чтобы она была “сестрой” этого прохвоста Винченцо. Рад, что вы ни при чем! Выходит, у него вообще нет ни сестры, ни подружки. Но хозяин всегда знает, что делает, и если он считает, что вам лучше остаться с нами, значит, так тому и быть.
– Видите, мисс Денвилл? Вот вам самое авторитетное мнение, – заявил мистер Дарси.
Хелен чуть не задохнулась от возмущения.
– С какой стати я должна прислушиваться к мнению Кейтли?
– Потому что мы знакомы много лет, мэм! Я знал хозяина, когда он еще бегал в коротких штанишках! – вмешался слуга, довольный таким простым объяснением.
Хелен не сразу нашлась что ответить.
– Я не могу больше терять ни минуты! – в отчаянии воскликнула она.
– Вы правы, – согласился мистер Дарси. – Кейтли, распорядись, чтобы подали мою карету.
Тот немедленно пошел выполнять указание. Когда дверь за ним закрылась, мистер Дарси повернулся к Хелен и любезно произнес:
– Думаю, вы предпочтете почтовой карете мой экипаж. У него отличные рессоры.
– Только если выяснится, что вы направляетесь в Кэлверт-Грин, – ответила она.
Он покачал головой.
– Не хочу повторять свою просьбу, – сказал он, вынимая часы. – А у вас мало времени. Сейчас без одной минуты четыре.
– Кучеры пунктуальностью не отличаются, – парировала она.
– Пять минут погоды не сделают. Чувствую, что вы решили оставить чемодан у себя.
– Вы все решили за меня.
– Потому что вижу: вы не знаете, как поступить.
– Знаю! Тут что-то не так! Уверена, что не так, но не могу сказать, что именно. И вообще это чистое безумие!
– Я отдаю себе отчет в том, что мое предложение никак не вписывается в понятия о жизни молодой женщины.
– И тем не менее говорите так, словно это обычное дело!
– Если хотите, готов признать, что это самое дерзкое предложение, какое только можно вообразить, – непринужденно сказал мистер Дарси. – Однако в нем нет ничего предосудительного, и, пожалуйста, не делайте из мухи слона. Я ценю тонкость ваших чувств, но в данный момент меня заботит другое. Уверен, вы в состоянии мне помочь. На карту поставлено слишком многое, чтобы я мог позволить вам сбежать и стать гувернанткой. Я бы чувствовал себя иначе, если бы подсовывал вам фальшивую монету. Но это не так. Вы ничего не теряете и ничем не рискуете.
– Но я просто не могу позволить себе поддаться искушению… поступиться моими принципами. Они не позволят мне…
– … взять деньги, выигранные за карточным столом? – закончил за нее мистер Дарси таким тоном, словно сознавался в смертном грехе.
Испугавшись, что допустила бестактность, Хелен попыталась возразить, но через секунду поняла, что он ее разыграл.
– Ах вы, бессовестный человек! – возмутилась она.
– Согласен. Уверен, у меня имеются недостатки и похуже. У вас будет время перечислить их, пока мы будем ехать в моей карете.
– Я не поеду, – заявила Хелен, решив прибегнуть к женской хитрости, – пока вы не скажете, зачем мне нужно говорить по-французски и по-итальянски.
– Если скажу, – ответил он, устремив на нее пристальный взгляд, – вы наверняка откажетесь со мной ехать.
Хелен рассмеялась и возразила:
– Откуда мне знать, что у вас больше прав на этот чемодан, чем у Винченцо?
– Ниоткуда, – ответил мистер Дарси. – Вы можете лишь рискнуть и поверить, что правда на моей стороне.
– То есть, как бы поставить фишки на красное или черное – вы или Винченцо – и запустить колесо?
– Именно так, – подтвердил он. Хелен взвесила все, что знала о мистере Дарси – то есть немногим больше, чем о Винченцо. Ничто не свидетельствовало в его пользу, кроме утонченных манер и элегантной одежды. Она подозревала, что предстоящее путешествие не столь обычно, как он хочет его представить, но интуитивно чувствовала, что мистер Дарси ее не обманывает. Кроме того, в ее возрасте и положении можно не думать о своей репутации. Каковы бы ни были намерения мистера Дарси по отношению к ней, соблазнять ее он точно не собирается.
Пожав плечами, Хелен отбросила сомнения, решила рискнуть и поставить на мистера Дарси. Некоторым оправданием послужило то обстоятельство, что в поместье Хэппендейл ее ждут только через две недели, а бывшая гувернантка не предупреждена о ее приезде, поскольку Хелен хотела сделать ей сюрприз.
– Что я должна предпринять? – наконец спросила она.
– Вот теперь вы говорите как разумная женщина, коей, без сомнения, и являетесь, – обрадовался мистер Дарси. – Ваша роль очень проста. Я хочу, чтобы Винченцо вас увидел.
– Действительно просто, – удивилась Хелен, рассмеявшись. – А я-то думала, у вас со мной связаны какие-то грандиозные планы! Уверена, мне ничего не стоит попасться на глаза Винченцо.
– Я знал, что могу на вас положиться. – Он шутливо поклонился. – Между прочим, вы убеждены, что чемодан лежал на крыше кареты таким образом, что печать не была видна, когда вы выходили? По вашим словам, вы заметили ее только здесь, в моей комнате.
Хелен подумала и ответила утвердительно.
– Я так и знал, – кивнул он. – Теперь понятно, почему Винченцо крутится вокруг гостиницы. Должно быть, он случайно видел чемодан, когда вы стояли с ним во дворе. Вероятно, карета уже отъезжала, когда он понял, что произошла путаница. Представляю, в какую он впал ярость!
– А что означает эта печать? – поинтересовалась Хелен.
– Это эмблема венецианского тайного общества, – кратко ответил мистер Дарси, не вдаваясь в подробности. – Оно невелико, но очень своеобразно. Его ни с чем не спутаешь.
– Но теперь, когда чемодан у вас и вы знаете, что Винченцо здесь, разве нельзя просто поймать его и потребовать то, что вам нужно?
– Не путайте меня с Кейтли.
– Но к чему такая таинственность? Она представляется мне совершенно излишней.
– Возможно, – согласился он, – но сам Винченцо меня мало интересует. Мне нужен другой человек, к которому он направляется. Я хочу заставить его привести меня к тому, другому. Грубая тактика может его спугнуть. Поэтому игра в кошки-мышки должна продолжаться.
– Вы знаете, к кому едет Винченцо?
– Догадываюсь.
Довольные нотки в его тоне не ускользнули от внимания Хелен.
– По-моему, вам все это нравится.
– Верно. Похоже на азартную игру.
– Чем же? Разве можно сравнивать преследование Винченцо с азартной игрой?
Мистер Дарси пустился в объяснения.
– Возьмем, к примеру, ваше неожиданное появление: чистая случайность, и, думаю, весьма удачная для меня. Однако я никогда не полагаюсь только на удачу. Мне доставляет удовольствие помериться силами с Винченцо… и с человеком, к которому он меня приведет. Это как в азартных играх: умение важнее удачи, только соотношение разное в зависимости от вида игры. Они мне почти все нравятся, но в последнее время я предпочитаю “хэзард” (Вид старинной игры в кости (англ.) – Здесь и далее примечания переводчика), хоть и считаю название неудачным.
– О, значит, вы игрок по призванию? Казалось, он впервые задумался над этим вопросом.
– Да, пожалуй.
– И вам никогда не надоедает? – спросила Хелен и в свою очередь погрузилась в размышления, наморщив лоб. – Будь я азартной по натуре, я, вероятно, поняла бы наслаждение противопоставить Судьбе собственное умение и удачу. Но я бы также подумала, что наслаждение со временем проходит, как и все остальное. Как вы считаете, вы когда-нибудь бросите это занятие?
– Когда-нибудь – да. Но не раньше, чем закончу игру с Винченцо.
– И поэтому он должен меня увидеть?
– Именно так! Он пока не знает, но у меня только что появился козырь.
Хелен хватило ума сообразить, что эта ценная карта – она сама.
– Почему в своих планах, – заметила она, – вы отводите мне роль не то наживки, на которую надеетесь поймать крупную рыбу, не то козырной карты, словно у меня нет ни индивидуальности, ни характера? Это так, к слову, не думайте, что я обижаюсь.
В глазах мистера Дарси мелькнули веселые огоньки.
– Прошу прощенья, мисс Денвилл, – серьезно сказал он. – Вот что значит находиться в обществе заядлого игрока. Я приложу все силы, чтобы оградить вас от прочих неудобств, которыми может сопровождаться наше путешествие, но заверяю, Винченцо не представляет для вас никакой опасности.
– Естественно, раз он всего лишь меня увидит…
– Надеюсь, это только начало. Моя цель – подцепить его на крючок, извините за сравнение. Видите ли, чтобы заставить его преследовать нас – а именно этого я и добиваюсь, – я хочу, чтобы он увидел вас с чемоданом, а поскольку он не знает меня в лицо…
– Он вас никогда не видел! – воскликнула Хелен.
– Я не настолько неосторожен.
– Странно! Вы тоже никогда не видели Винченцо? Откуда вы знаете, за кем гонитесь?
– Я видел его только издалека, в отличие от Кейтли. Мы следуем за ним из Венеции – именно там мне сообщили интересные сведения – и лишь два дня назад догнали его в Англии. Интуиция подсказала мне, что он направится сюда.
– Всего два дня назад? – удивилась Хелен.
Мистер Дарси кивнул.
– И вы уже успели купить карету?
– Я ее выиграл, – безразличным тоном ответил он.
Хелен чуть не поперхнулась.
– В честной игре, мэм! У одного пэра. Тупица, каких мало, он вполне заслужил свой проигрыш.
– Значит, – сказала Хелен, сердито сверкнув глазами, – нам предстоит разъезжать по стране в карете, украшенной фамильными гербами?
– О нет, – заверил он, – я приказал их убрать.
Грудь Хелен вздымалась от гнева. – Вы…
– … бессовестный человек? – закончил он. – Называйте меня как хотите, мисс Денвилл, и, поскольку память у меня в порядке, вам незачем постоянно напоминать, какого вы обо мне мнения. А если вы будете меня все время перебивать, мы никуда не уедем. Хелен пристыжено замолчала.
– Итак, мэм, мы с Винченцо поменяемся ролями. Моя погоня за ним окончилась, теперь он, возможно, начнет преследовать меня, пока я не добьюсь от него чего хочу. Думаю, у Винченцо было достаточно времени, чтобы хорошенько вас разглядеть, пока вы вместе ехали в почтовой карете, и он должен узнать вас без особого труда. Он станет гадать, уж не сообщники ли мы – может, это я отправил вас тем рейсом, – отчего самоуверенности у него поубавится.
Сейчас я разыщу Кейтли и велю ему отнести ваши вещи в карету. Чуть позже вы спуститесь вниз и сядете со мной в экипаж, демонстрируя при этом прекрасное настроение. Ваша задача – убедиться, что Винченцо вас заметил.
– Понятно, – отозвалась Хелен, когда мистер Дарси умолк. – Потом он, вероятно, последует за нами?
– Вне всякого сомнения. Далеко мы не поедем – до первой приличной гостиницы, – ибо у Винченцо нет своего экипажа. Как он туда доберется – дело его изобретательности. Но у нас с вами есть еще одна проблема.
Хелен вопросительно приподняла брови.
– Я имею в виду характер наших взаимоотношений, мы же будем путешествовать вместе.
– Ну… – задумчиво протянула она, – мы могли бы выдавать себя за брата и сестру.
– Внешне мы совсем не похожи, – возразил он и сухо добавил: – Кроме того, к подобному средству обычно прибегают влюбленные парочки.
Хелен неохотно признала его правоту.
– А что вы предлагаете, сэр?
– Если вы не против, думаю, нам лучше притвориться мужем и женой.
Легкий румянец окрасил щеки Хелен. Конечно, это единственное разумное решение проблемы. Она закусила губу.
– Винченцо не поверит, – пробормотала она.
– Меня его мнение не интересует. Достаточно того, что таким образом я сумею оградить вас от неприятных предположений со стороны обслуги и владельцев гостиниц, где мы будет останавливаться.
– Думаю, вы правы, мистер Дарси, – после небольшой паузы согласилась она.
– В таком случае я разрешаю вам называть меня по имени – Ричард.
– Меня зовут Хелен.
– Вы не станете возражать, если я буду называть вас Нелл?
– Замечательная идея! Меня с детства так не называли!
– Подобное обращение придаст нашим отношениям необходимый оттенок интимности.
– Мы будем пользоваться этими именами только на людях, так, мистер Дарси? – задала Хелен логичный вопрос.
– Разумеется, мисс Денвилл, – любезно ответил тот. – Полагаю, у Кейтли и форейтора было достаточно времени, чтобы приготовить карету. Извините, я вас оставлю на минутку – пойду проверю.
– Форейтор?
– Так полагается. Но не тревожьтесь, я приказал ему поменять ливрею. Подождите здесь!
С этими словами он вышел из комнаты, не дав Хелен возможности ответить.
Все прошло точно по плану мистера Дарси. Немного погодя он вернулся в сопровождении Кейтли, который легко подхватил вещи Хелен и понес их вниз. Мистер Дарси попросил Хелен побыть в его апартаментах еще минут пять и только потом спускаться. Хелен выждала некоторое время, после чего сошла вниз, демонстративно прогулялась по гостинице, чтобы ее все видели, и вышла во двор. Она не сомневалась, что человек, которого она сначала окрестила французом-беглецом, а теперь называла Винченцо, обратил на нее внимание и последовал за ней, но старалась не подавать виду, что заметила его.
Если Хелен рассчитывала заслужить похвалу мистера Дарси за безупречно выполненное задание, то ее ожидало разочарование. Он задержался лишь для того, чтобы перекинуться парой слов с Кейтли, исполнявшим теперь роль кучера, и занял место рядом с Хелен на удобном мягком сиденье. Дверцы кареты захлопнулись, форейтор прыгнул в седло, и экипаж двинулся вперед.
Мистер Дарси укутал колени Хелен теплым пушистым пледом, сказав при этом:
– Главное – не оборачивайтесь, чтобы посмотреть, наблюдает ли за нами Винченцо.
– О нет, – ответила она, – это ни к чему, я уверена, что поймала его в свои сети. Рассмотреть выражение его лица мне не удалось, но думаю, он был сильно взволнован.
– Еще бы!
Поскольку мистер Дарси не стал распространяться на эту тему, Хелен спросила:
– Куда мы едем?
– Я навел справки относительно постоялых дворов в округе, и здешний хозяин высказал мнение, что гостиница “Джордж” придется мне по вкусу. Она находится с противоположной стороны Трэпстона по пути в Квинз-Порсли. Думаю, нам незачем забираться в Мэкклсфилд, это слишком далеко.
– Вы родом из этих мест? – поинтересовалась она, удивленная его знанием окрестностей.
Мистер Дарси отвернулся и посмотрел в окно.
– Я бывал здесь когда-то, – последовал краткий ответ.
– У нас есть какой-нибудь план, сэр? – спросила Хелен, не желая совать нос в его частную жизнь.
Мистер Дарси взглянул на нее и с улыбкой покачал головой.
– Вообще-то нет, ибо по-итальянски вы не говорите. Нам придется импровизировать в зависимости от обстоятельств. Посмотрим, какие действия предпримет Винченцо и в каком обличье предстанет перед нами. Как бы то ни было, в одном я уверен: он последует за вами и, поскольку ему неизвестно, участвуете ли вы в заговоре, у нас имеется преимущество.
Хелен кивнула и плотнее закутала ноги пледом. Солнце медленно клонилось к закату, ветер усилился. Она радовалась удобной карете и теплу, идущему от толстого коврика из овчины на полу, который отлично защищал от холода. С удовольствием ощущая под ногами густой мех, она откинулась на спинку сиденья и вдохнула аромат дорогой кожи – несравненно более приятный, чем запах чеснока. Богатство, несомненно, имеет свои положительные стороны, думала Хелен, не склонная к морализаторству на тему о тщете стяжания земных сокровищ. Воображение у нее разыгралось: она представила себе, что едет на бал-маскарад, как в ту пору, когда была пухленькой дебютанткой, и погрузилась в восхитительные мечты.
Несколько минут прошло в приятном молчании, которое Хелен нарушила первой, сказав без тени смущения:
– Знаете, я подумала о своей одежде. Для женщины, исполняющей роль вашей жены, она не годится. Моя шубка изрядно поношена, а на шляпке даже пера нет. Разве это не покажется странным?
Мистер Дарси с улыбкой повернулся к ней.
– Из вас еще может получиться отличный игрок, мисс Денвилл. Наш главный девиз – “Стиль – это все”. Если вы сами не будете стесняться своей одежды, уверяю вас, никто не обратит на нее никакого внимания.
Хелен приняла к сведению сию мудрую сентенцию и снова унеслась в мир грез. Поездка в гостиницу “Джордж” длилась сравнительно недолго и прошла без приключений. Вскоре экипаж заметно снизил скорость. Выглянув в окно, Хелен увидела в небе всполохи вечерней зари. Под колесами захрустел гравий – карета подкатила к парадному входу, остановилась, и Кейтли спрыгнул на землю.
Мистер Дарси подал Хелен руку и помог ей спуститься по откидным ступенькам кареты. Гостиница оказалась рангом повыше, чем прежняя. Она располагалась в конце широкой деревенской улицы, слева и справа от нее высились раскидистые дубы, еще не покрывшиеся зеленой листвой. По фасаду здания из красного кирпича живописно вились ветви розового кустарника. Можно себе представить, как красиво здесь весной и летом, подумалось Хелен. А зимой наверняка тепло и уютно.
Во двор выбежал молодой человек в кожаной куртке – помочь вновь прибывшим с багажом. Мистер Дарси подал Хелен руку.
– Мы давно женаты? – спросила она, опираясь на его руку.
Он вопросительно взглянул на нее.
– Мы давно женаты, сэр? – повторила Хелен.
– А-а! – Его лицо прояснилось. Он на секунду задумался. – Скажем, месяцев шесть, дорогая.
Хелен согласно кивнула. В самый раз: не только что от алтаря и почтенной супружеской парой не назовешь. Она искоса глянула на него и слегка прижалась к нему, чуть-чуть, как и полагается любящей молодой жене после шести месяцев брака, и так, рука об руку, они ступили на каменное крыльцо.
На пороге их приветствовал хозяин гостиницы, мистер Коугс – плотный коренастый мужчина с румяным добродушным лицом. Он довольно нелепо смотрелся на фоне изящной мебели в гостиной с пышными кружевными занавесками на окнах. Обрадованный приездом столь важных гостей, путешествующих в собственной карете, мистер Коутс оказал им самый радушный прием. Узнав, что они собираются задержаться на неопределенно долгое время – уж во всяком случае, не на одну ночь! – мистер Коутс горячо заверил их, что мистер Дарси и его очаровательная супруга будут окружены самым изысканным комфортом.
Без ложной скромности хозяин поведал о своих великолепных запасах еды и вин и о том, что его жена, занимающаяся кухней, способна удовлетворить самые прихотливые вкусы. Мистер Дарси наверняка по достоинству оценит конюшню. И конечно, нечего и говорить, супругам нужны отдельные покои. Подойдут ли мистеру Дарси апартаменты на втором этаже? Они только что заново отделаны, состоят из гостиной и двух спален, и трубы там чистые: камины в “Джордже” совсем не дымят. Окна, что немаловажно, выходят во внутренний двор, так что поутру мистера Дарси и его женушку не побеспокоит уличный шум.
Мисс Денвилл приятно удивило поведение мистера Дарси. Он держался с мистером Коутсом без тени высокомерия, но в то же время ни на секунду не давал забыть, что тот имеет дело с джентльменом из высшего общества. Чрезвычайно деликатно он дал понять, что им потребуется некоторое время, чтобы удалиться в отведенные им покои и отдохнуть перед обедом, и намекнул, что они ревностно оберегают свою личную жизнь от посторонних глаз.
Мистер Коутс верно истолковал суть красноречивых высказываний мистера Дарси.
– Подать обед не раньше половины седьмого? – спросил он.
На том и порешили, после чего у двери на противоположной стороне обшитого деревянными панелями холла появилась полная женщина в опрятном чепце, завязанном лентами под пухлым подбородком, и с выбивающимися из-под чепца завитками седых волос.
– Мэри, иди сюда, – позвал ее хозяин. – Мистер Дарси, позвольте представить вам мою жену!
Глава четвертая
Миссис Коутс присела и радушно приветствовала мистера и миссис Дарси.
Миловидная добродушная женщина оказалась не менее общительной, чем ее муж. С первого взгляда она прониклась искренней симпатией к молодым супругам. Сложив руки на объемистом животе и болтая без умолку, она повела их наверх по узкой лестнице. Хелен с гордостью показали ее спальню, чрезвычайно уютную комнату, обставленную обитой вощеным ситцем мебелью. Широкая кровать с четырьмя столбиками по углам, сатиновым покрывалом и подушками так и манила к себе, обещая восхитительную мягкость. Молоденькая горничная быстро и ловко развела в камине огонь и, когда дрова начали весело потрескивать, удалилась. Как раз в эту минуту принесли сундук и чемодан Хелен и поставили их на низенький складной столик.
Едва лишь дверь за миссис Коутс закрылась, Хелен сняла шубку, накинула ее на спинку стула, а шляпку и перчатки положила на комод рядом с оставленным хозяйкой подсвечником.
На протяжении последней поездки Хелен ощущала усиливающийся голод: она не успела отдать должное закуске, предложенной мистером Дарси. Какая досада, что он пожелал перенести обед на более позднее время! Однако, случайно увидев свое отражение в зеркале над письменным столом, она обрадовалась, что имеет возможность привести себя в порядок.
Поспешно вытащив шпильки из растрепавшейся прически, она отыскала гребень и щетку – слава Богу, что положила их в сундук, а не в чемодан! Однако остальное содержимое сундука повергло ее в уныние. Она сложила сюда книги, коробочки с разными мелочами, а платья на каждый день остались в пропавшем чемодане. Правда, среди них не было наряда, подходящего для обеда с таким элегантным джентльменом, как мистер Дарси, но тем не менее она бы с радостью сняла то платье, в котором целый день ехала, и надела что-нибудь другое. Несмотря на уверенность, что в чемодане Винченцо не найдется ничего подходящего ей по размеру и фасону, она все-таки открыла его – так, на всякий случай.
Ярко-розовая шаль была отвергнута сразу: она не подходила не только к волосам Хелен, но и к ее дорожному платью из желтого батиста. Ужасное сочетание цветов! Однако среди вещей Винченцо нашлось кое-что, чем можно было украсить ее скромный наряд, – зеленая шаль из домотканого сукна с прелестной золотистой каймой. Она оживит ее простенькое платье, если, конечно, снять полосатый жилет. Кроме шали, ей попалась на глаза небольшая шкатулка для драгоценностей, в которой она обнаружила симпатичную брошь филигранной работы.
Перебирая кольца и булавки, Хелен гадала, уж не здесь ли спрятано то, что ищет мистер Дарси. Пожалуй, нет: в шкатулке лишь дешевые безделушки, за исключением перстня с топазом. Прежде чем закрыть крышку, Хелен надела перстень на безымянный палец. Руки у Винченцо крупнее, чем у нее, поэтому пришлось несколько раз обмотать кольцо ниткой, чтобы оно не соскальзывало с пальца. Хелен повернула его камнем вниз в надежде, что оно будет похоже на обручальное.
До ее слуха доносился приглушенный шум шагов мистера Дарси – еле слышный, поскольку их спальни разделяла гостиная. Вряд ли он станет искать ее перед обедом, решила Хелен и без колебаний сняла платье. Потом бросилась на мягкую кровать и вскоре задремала.
Перед ее затуманенным взором проплывали причудливые яркие картинки: ей снились игорные дома Венеции, тайные общества, мужчины, переодетые женщинами. Потом она вдруг оказалась в почтовой карете, катившей по ухабистым дорогам. На одном из ухабов карету так тряхнуло, что Хелен проснулась и села в постели. Горящие в канделябре свечи стали намного короче – значит, пора одеваться к обеду.
Надев платье, она примерила шаль, прикалывала брошь то так, то эдак, пока не удовлетворилась достигнутым эффектом. Потом занялась волосами. Несколько взмахов щеткой, шпильки тут и там – и модная прическа готова. В последний раз Хелен окинула себя критическим взглядом в зеркале, задула свечи и спустилась вниз в поисках мистера Дарси.
Он ожидал ее в холле, коротая время за чтением местной газеты. Рядом на столике стояла кружка пива. Завидев Хелен, мистер Дарси тут же сложил газету и встал. С облегчением она отметила, что он проявил тактичность и не стал переодеваться к обеду, лишь повязал другой галстук.
– Какая прелестная шаль, да и брошь тоже! Ваши? – Мистер Дарси скользнул по ней быстрым взглядом и улыбнулся.
Опасаясь чужих ушей, Хелен одними губами ответила “нет”, оперлась на предложенную ей руку, и они направились в обеденный зал, расположенный в глубине дома.
Миссис Коутс поставила на столы восковые свечи в кованых подсвечниках и так начистила серебряные ножи и вилки, что они блестели в золотистом сиянии. Один из столиков был накрыт на две персоны: хрустальные графины с лучшими сортами вин, сверкающие приборы, свежевыстиранная белоснежная скатерть и такие же салфетки. Хелен приятно удивило то, что мистер Дарси тоже проявил о ней заботу: заблаговременно побывал на кухне, обсудил меню с миссис Коутс и сделал заказ.
Вскоре появилась служанка с подносом. Обед состоял из двух блюд: ростбифа с зеленым луком и деревенскими овощами и палтуса с мелко нарезанными грибами в соусе аи beurre noir (На пережаренном масле (франц.).
Завязалась оживленная беседа. Настроение у Хелен поднялось. Она весело сообщила своему приятному спутнику, что твердо намерена наслаждаться вновь обретенной роскошью и страшно расстроится, если завтра их приключения закончатся. Однако упоминание о цели их предприятия навело ее на интересную мысль. Она отложила вилку.
– Знаете, – серьезно сказала она, подняв глаза на мистера Дарси, – я уверена, что мать Винченцо – не итальянка. Теперь я, конечно, понимаю, что он не француз, как мне показалось вначале, но он и не чистокровный итальянец.
– Боюсь, нам никогда не разрешить загадку светлых волос Винченцо, – вздохнул мистер Дарси.
– Думаю, он их унаследовал от родственников по материнской линии, – с авторитетным видом заявила Хелен. – Я ведь видела его довольно близко. Его мать никак не может быть итальянкой.
– Мы никогда об этом не узнаем.
– Может, и нет, но я готова биться об заклад, что она немка, – заметила Хелен.
– А я бы и фартинга не поставил на подобную вероятность, – возразил мистер Дарси.
– Хотите пари? – с лукавым видом предложила она. – Ставлю десять фунтов, что мать Винченцо – не итальянка.
– Принимается, – тут же согласился мистер Дарси. – Самое беспроигрышное пари за всю мою жизнь, поскольку мы вряд ли узнаем, какой она национальности. – Он улыбнулся и наполнил бокал Хелен золотистым кларетом.
– С первого взгляда я поняла, что он не англичанин, – продолжала она, отпив немного вина, – возможно, из-за его волос. Такой белокурый оттенок, как у него, бывает только у немцев. И еще из-за бледности, которая у него вовсе не оттого, что он жил за границей. Вот вы, к примеру, провели много лет в Европе, а на иностранца совсем не похожи, если не считать покроя одежды.
– Это потому, что я им не являюсь, – последовал ответ.
– Знаю, – кивнула она, накладывая себе печеных яблок. – Хотя мне кажется, что Дарси – имя вымышленное.
Мистер Дарси умел скрывать свои мысли. Выражение его лица ничуть не изменилось. Он не торопясь, отпил из бокала и любезно произнес:
– Интересное предположение!
– О, допытываться я не стану, мистер-Ричард! Какое это имеет значение? – великодушно заявила она. – Но поскольку у меня все-таки не птичьи мозги и вообще Бог умом не обидел, мне приходило в голову, что такой известный за границей человек, как вы, явно не из провинции, не мог бы столь долго оставаться для всех загадкой, если бы сохранил свое настоящее имя.
– Не вижу причин, по которым мне понадобилось бы поменять имя, – ровным голосом сказал он, – и, кроме того, я никогда не претендовал на таинственность.
– Думаю, именно это и делает вас столь загадочным, – заметила Хелен. – Не для меня, конечно, я вас уже немного знаю, а для других – тех, кто только слышал о вас, но не встречался с вами во время ваших странствий. Вам не доводилось видеть за границей соотечественников?
– Крайне редко. Я не посещал игорные дома, которые привлекают англичан. – В ответ на ее торжествующий взгляд он продолжал: – Игра там скучная, и англичанин без хорошего знания языка рискует остаться без гроша, если у него достанет глупости просидеть за карточным столом всю ночь. К утру с него снимут последнюю рубашку.
– В этом я ничего не смыслю, – отозвалась она. – Меня только удивляет, как вы не боитесь нарваться на кого-нибудь из бывших знакомых.
– Мне в любом случае нечего бояться, но вероятность встретить знакомого в деревушке, находящейся между Трэпстоном и Квинз-Порсли, ничтожно мала.
– Но вы же встретили меня.
– А разве мы были знакомы прежде? Прошу прощенья, но я вас не припоминаю.
– Ваша правда, но ведь могли бы быть знакомы! Просто наши пути не пересеклись, когда я бывала в лондонском свете.
Мистер Дарси не утратил своей обычной невозмутимости.
– Очень неплохое вино! – ровным голосом заметил он.
Хелен покачала головой.
– Вы меня не убедите, – продолжала она упорствовать, – что с вами все обстоит так просто.
– Я должен чувствовать себя польщенным?
– Извините. – Хелен натянуто улыбнулась. – Я обещала не задавать лишних вопросов. Лучше окажите мне честь: поведайте о тех местах, где вы бывали. Обожаю рассказы о путешествиях!
– Вас интересуют мои заграничные поездки? По-моему, нет ничего скучнее, чем выслушивать бесконечные истории какого-нибудь восторженного туриста о Путешествии Всей Его Жизни!
– Истинная правда! Но вы-то не были туристом. Естественно, я не собираюсь расспрашивать вас о музеях, которые вы посетили…
– Не припоминаю, чтобы я зашел хотя бы в один музей, – подтвердил он.
– Ни в один? – изумилась Хелен. – Ну, это странно, даже для вас, сэр! Если бы я пробыла в Италии столько же времени, сколько вы, я бы непременно провела несколько недель во Флоренции…
– Я жил во Флоренции несколько лет, – заметил он.
– … в музеях, где выставлена живопись и скульптура, – продолжала она, словно не слыша его. – Собственными глазами увидеть великие творения Микеланджело, Рафаэля, Донателло, Боттичелли!
– Я выиграл в карты кое-какие картины и скульптуры, когда жил там, – с безразличным видом обронил мистер Дарси.
– Вы неисправимы! – Хелен весело расхохоталась. – У вас только одно на уме – азартные игры! Больше вы ни о чем не думаете?
– Почему же? Но вам должно быть известно, что Медичи очень любили карты. Семейная черта, знаете ли, – заявил он таким тоном, словно надеялся обрадовать ее этим историческим фактом.
– Видимо, даже великие покровители искусств не лишены недостатков.
– Скажите спасибо, что их художественное чутье значительно превышало их удачливость за карточным столом.
Хелен с неодобрением покосилась на него, но в ее тоне невольно прозвучала зависть.
– Как все это, должно быть, увлекательно!
Мистер Дарси оказался предупредительным кавалером, для которого желание дамы – закон, и без дальнейших просьб пустился в описание городов, где ему довелось побывать, подчеркивая при этом разнообразие ландшафта. Он говорил о скалистых горах в окрестностях Бергамо, подножия которых покрыты виноградниками, о заброшенных романтических виллах, затерянных среди холмов Тосканы, об уютных домиках с красными черепичными крышами, разбросанных среди бескрайних зеленых полей, о великолепии флорентийского мраморного собора и Баптистерия.

Тител Джули - Жена на время => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Жена на время автора Тител Джули дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Жена на время своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Тител Джули - Жена на время.
Ключевые слова страницы: Жена на время; Тител Джули, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Мир реки 4. Темный Замысел