Фирсов Владимир - Ангелы неба 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Грегори Кей

Мужчина напрокат


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Мужчина напрокат автора, которого зовут Грегори Кей. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Мужчина напрокат в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Грегори Кей - Мужчина напрокат без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мужчина напрокат = 86.18 KB

Грегори Кей - Мужчина напрокат => скачать бесплатно электронную книгу



OCR & SpellCheck: Larisa_F, Charli50
«Подарок к Рождеству. Три новых романа: специальный выпуск: Сборник»: Радуга; Москва; 1997
ISBN 5-05-004559-2
Аннотация
В сборник включено три новых любовных романа, объединенные рождественской тематикой. Сколько радости, тепла, неожиданностей несет с собою этот любимый всеми светлый праздник и сколько, наконец, романтических историй разыгрывается в рождественскую ночь!.. Подарите книгу своим близким, друзьям, любимым, и вместе с нею – надежду на лучшее!
Кей Грегори
Мужчина напрокат
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Найна ненавидела самолеты. Вот почему, когда пришла пора ежегодного паломничества в Чикаго, она забронировала купе в поезде.
А еще она терпеть не могла опаздывать. Поэтому, когда она села на серебристый, с отличительной красно-бело-голубой полоской «Эмпайр-Билдер» компании «Амтрак», у нее оставалось достаточно времени, чтобы подкрепиться тремя шоколадными батончиками с миндалем и изюмом, двумя шоколадными кексами и кульком сливочного шербета, врученными ей подругой, с которой они вместе снимали квартиру, на случай, если ей в дороге захочется заморить червячка.
Поднявшись по лесенке, она оглядела крошечное купе спального вагона и с удовлетворением вздохнула. Все как обычно: есть свой угол, в котором можно спокойно, без посторонних, готовиться перенести стрессы Рождества в лоне семейства Петрофф.
Быстрым, привычным движением она задвинула чемодан под одно из широких удобных кресел, расположенных друг против друга по обе стороны окна, потом повесила пальто в узкий шкафчик рядом с дверью и, почувствовав, что ее уже подташнивает, но решив, что поздно думать о том, что бывает, если объесться шоколадом, уселась и стала наблюдать за снующими по сиэтлской платформе в поисках свободных мест пассажирами.
Суета уже прекращалась, и начали оживать моторы локомотива. Вот-вот тронемся, подумала Найна, поправляя у себя за спиной подушку.
По окну пробежал солнечный зайчик, и Найна бросила возиться с подушкой, чтобы посмотреть, откуда он.
Опаздывавший пассажир в темно-сером, в тонкую полоску костюме шагал по платформе, как хозяин по своим владениям. В лучах зимнего солнца поблескивали его часы, пускавшие зайчиков. Он не спешил. Казалось, он не сомневается в том, что и люди, и машины – все остановится и будет его ждать.
Найна ощутила прилив раздражения. Если бы ее отец, Джозеф Петрофф Третий, снизошел до того, чтобы путешествовать на чем-то менее скоростном, чем реактивный самолет, он бы наверняка шествовал с точь-в-точь такой же самоуверенной миной. Найне ужасно не хотелось вспоминать о своем отце – все равно она скоро с ним увидится. А он и на этот раз приведет ей очередного кандидата в женихи, чтобы тот за ней поухаживал. Уже пять лет каждое Рождество он приводил кого-нибудь. Перед ее мысленным взором предстала целая вереница тщеславных подхалимов, считавших, что деньги Джозефа Петроффа потекут к ним ручьями, стоит только жениться на его единственной дочери, которую отец решил во что бы то ни стало пристроить, причем так, чтобы она поскорее обзавелась выводком резвых ребятишек.
Найна не собиралась «пристраиваться». А если бы она когда-нибудь и вышла замуж, в чем была совершенно не уверена, то супруга выбрала бы сама.
Забыв, что она находится у всех на виду, Найна сощурила глаза и показала язык воображаемому жениху. В то же мгновение мужчина, вызвавший в ней столь мрачные мысли, подошел к ее окну и остановился.
Задержав взгляд на ее искаженном гримасой лице, он слегка повел бровями и пошел дальше.
Найна пожала плечами. Если он решил, что она состроила рожу ему, тем лучше. Ее не интересовали мужчины, которые воображали, будто жизнь – это сплошной бизнес. Этот же мужчина по всем признакам был из преуспевающих дельцов.
Она провела пальцем вдоль трещины в стекле. Он все-таки хорош собой, хоть внешность у него и необычная. Она сразу обратила внимание на его губы. Необыкновенные губы: не широкие, но пухлые, манящие, удивительно чувственные для мужчины, который шагает по земле как хозяин. И волосы у него красивые – каштановые, блестящие и волнистые… так подходят к его карим глазам. А лицо у него волевое, с ямочкой на подбородке, придающей ему выражение непримиримости. В случае какой-нибудь драки хорошо бы, чтобы человек с таким лицом оказался на вашей стороне. Хотя странно… Найна нахмурила брови. Люди с такими лицами редко попадаются среди попутчиков на железной дороге: такие мужчины вечно спешат, как ее отец.
– Прошу предъявить билет. – Подтянутый и улыбающийся проводник отодвинул штору, висевшую в дверях, и Найна забыла о мужчине в темно-сером костюме. Она полезла в сумочку за билетом. Спустя несколько минут появился другой проводник – маленький, худенький, – чтобы познакомить ее с перечнем услуг компании «Амтрак». Но Найна сказала, что уже неоднократно ездила по этому маршруту, и проводник пошел к следующему купе.
Тут Найна поняла: она так углубилась в мысли, что не заметила, как поезд тронулся. Она прикрыла глаза, готовясь наслаждаться покоем до самого ужина.
Только до ужина ее покой и длился.
Когда она зашла в вагон-ресторан, метрдотель проводил ее к месту у окна. А напротив сидел тот самый мужчина в темно-сером в полоску костюме. Правда, он успел переодеться.
Теперь на нем был мягкий коричневый свитер поверх сливочного цвета шелковой рубашки. Даже в таком виде он показался Найне весьма элегантным для пассажира поезда. Наверное, все дело в плечах, решила она. С такими плечами невозможно выглядеть иначе как подтянутым. Сама она была одета в джинсы и свободную оранжевую блузу и рядом с ним чувствовала себя незначительной, невзрачной и несобранной. Да она никогда и не отличалась собранностью. Даже ростом не удалась. Уголки ее губ невольно поползли вверх.
– Вот так-то лучше, – сказал ее визави. – Улыбаться вам идет куда больше, чем гримасничать. – Он наградил ее недолгим оценивающим взглядом и остался доволен тем, что увидел.
Господи, вылитый Казанова! И этот бархатный голос с хрипотцой… Она мысленно охнула.
– Спасибо за комплимент, – произнесла она вслух. – Явно что-то новое в потоке избитых приемов. Меня, впрочем, на лесть не подцепить. К тому же мы оба знаем, что это неправда, верно?
На его лице появилось выражение досады, но он тут же спохватился и ответил со светской непринужденностью:
– Что – неправда?
– Что я красивая, – огрызнулась Найна, раздражаясь оттого, что он заставляет ее говорить это.
– Ну, не знаю. – Он склонил голову набок и остановил на ней дерзкий, оценивающий взгляд, под которым она почувствовала себя непервосортной телкой, выставленной на аукцион. – У вас недурные русые волосы. Мне нравится, как вы их уложили.
– Я их не укладывала, – перебила Найна. – Они сами так легли.
На его губах мелькнула улыбка и тут же погасла.
– Мм. Висят прямо до плеч, а кончики загнулись кверху. Все равно недурно. А еще у вас неплохая кожа – сочетается с вашим оранжевым балахоном.
Она так и знала, что он непременно отыграется за ее шпильку насчет избитых приемов. Она изобразила холодную улыбку.
– Еще раз спасибо. Мне приятно, что вам нравится. Это я о блузе.
– Блуза не так чтобы понравилась, а вот ваше лицо – пожалуй… такой милый овал, с заостренным пупырышком внизу. Ваше лицо напоминает свежий лимон. И еще у вас интересные глаза. Что-то не разберу, карие они или зеленые?
– Кошачьи, – процедила Найна сквозь зубы.
Его губы дрогнули.
– Вы говорите о себе как о какой-то серости. Но вы не серая, мисс… Есть у вас имя?
– У людей чаще всего бывает имя, – ответила Найна.
– Совершенно верно. Мое имя Фэнтон Хардвик, для друзей просто Фэн. – Он протянул через стол руку. Крепкая, широкая, эта рука, наверное, успела послужить ему не только на заседаниях членов правления. Что, если он всего лишь выдавал себя за дельца? Найна неохотно подала ему свою руку, а он схватил ее и пожал так, что до самого плеча ударило током. Найна ахнула и отдернула руку, будто обожглась. Ее смутило явственное ощущение ожога, и она подумала: испытывает ли и он то же самое? Но если и так, то он не подал виду.
Найна спрятала руку под стол, и тут подошел официант, ловко балансировавший в тряском поезде подносом с салатами.
Когда официант ушел, Фэнтон Хардвик спросил:
– Ну, так как же?
Найна вздрогнула.
– Мое имя Найна Петрофф. – Тут нечего было скрывать. Да и вряд ли он установит связь между ней и Джозефом. Она не любила, чтобы о ней думали как о его дочери: как только становилось известно, что она дочь Джозефа Петроффа Третьего, возглавлявшего промышленную империю, которая раскинула щупальца по всему миру, отношение к Найне нередко менялось. Хотя в данном случае это было бы кстати. Она была бы не против того, чтобы этот обольстительный воображала, мистер Хардвик, обращался с ней более почтительно.
Она проиграла обе ставки: он сразу понял, кто она, и не проявил ни малейшего почтения.
– А! – сказал он. – Теперь ясно.
– Что вам ясно? – спросила Найна. Она заметила, что ее голос звучит неприветливо, но это было не важно.
– Откуда у вас этот комплекс. Вы дочь своего отца. – Он отправил в рот полную вилку салата.
Найна с треском швырнула свою вилку на стол.
– У меня нет никакого комплекса. А если бы и был, неужели важно, чья я дочь?
– Это должно было бы быть не важно. Но я заметил, что люди, которые не зарабатывали того, что они имеют, реагируют как настоящие избалованные дети, когда кто-нибудь из простых смертных осмеливается гладить их против шерстки. Вы очень мило топорщитесь, мисс Петрофф.
Найна раскрыла было рот, чтобы сказать этому докучливому и неприятному человеку, что она думает о его превратном толковании ее характера, но не успела: метрдотель подсадил за их стол пару – мужчину и женщину, которые одарили их праздничными улыбками и погрузились в изучение меню. Найна прикусила губу и постаралась убедить себя в том, что для нее не важно, что ничтожество вроде Фэнтона Хардвика думает о Найне Петрофф. Пусть он держался не как ничтожество, но она отказывалась считать его достойным внимания человеком.
Она не желала прислушиваться к навязчивому внутреннему голосу, твердившему, что она спровоцировала Фэна на желчное замечание в свой адрес.
Впрочем, это не имело значения. Он, вероятно, сойдет на ближайшей станции.
Но он не собирался сходить.
Когда позже, уже вечером, Найна прошла в застекленный салон, служивший также кинозалом, с намерением посмотреть фильм, она заметила, что вездесущий мистер Хардвик опередил ее. Он не смотрел ни на один из небольших экранов, установленных в обоих концах вагона, а просто сидел в коричневом кожаном кресле, развалясь и положив ногу на узкий выступ, который тянулся под огромными, до самой крыши вагона окнами. Он казался совершенно поглощенным созерцанием темноты, окутавшей заснеженные горы.
У Найны скривилось лицо. У ближайшего экрана все места были заняты. А это означало, что ей придется пройти мимо этого субъекта, чтобы попасть в другой конец вагона. Она приостановилась, потом расправила плечи и шагнула вперед. Он не смотрел на нее. Но, что бы там ни случилось, она не станет робеть перед неотесанным и заносчивым псевдомагнатом, сравнившим ее лицо с лимоном и без всяких оснований назвавшим ее «избалованной».
Когда она оказалась у него за спиной, он не шелохнулся. Но стоило ей подумать, что она благополучно прошла мимо него, как он вдруг схватил ее за запястье.
– Не уходите, – сказал он. – Мне хочется с вами поговорить.
Найна вырвалась от него. Ее раздражало то, что его прикосновение заставило ее задрожать.
– Мне не о чем разговаривать с вами, – огрызнулась она и хотела шагнуть дальше по проходу.
Он похлопал рукой по соседнему свободному креслу:
– Садитесь.
– Я же сказала, мне не о чем разговаривать с вами.
– Я это слышал. Все равно я хочу, чтобы вы сели.
– Я пришла смотреть фильм.
– Не сомневаюсь. Но если не поленитесь оглянуться вокруг, то заметите, что все хорошие места уже заняты. А вот это свободно. – Он снова похлопал по свободному креслу.
– Отсюда мне будет не видно.
– Знаю. – Он улыбнулся, медленно растягивая и изгибая губы. От этой улыбки у нее в животе что-то перевернулось. – Поэтому вам придется удовлетвориться мной. – Найна напряглась, а он как ни в чем не бывало продолжал: – И не смотрите так, будто я вам сделал грубое предложение. Я не имею привычки заниматься сексом на людях, сидя в казенных креслах.
У Найны отвисла челюсть. Ее так ошарашило его бесстыдство, что, когда поезд неожиданно тряхнуло, она потеряла равновесие и неловко повалилась ему на колени.
Фэнтон холодно, многозначительно усмехнулся, и тут Найна заметила, что у него передний зуб выступает, как будто его выбили из ряда во время какой-нибудь драки. Ему это придавало устрашающий вид и делало его еще более привлекательным.
– Умница, – сказал он, теперь вместо кресла похлопав по ее бедру. – Хотя и не нужно было так усердствовать, чтобы доставить мне удовольствие.
– Ах! – Найна попыталась встать на ноги, но Фэнтон сжал ладонями ее талию и пересадил девушку на свободное место рядом с собой. Найна ощущала сквозь джинсы гладкую поверхность кресла. Совсем не то, что его плотные, мускулистые ляжки. Она сглотнула, сетуя, что у нее не хватает силы воли, чтобы встать и сейчас же вернуться к себе в спальню. Как ни странно, Найна этого не сделала. Фэнтон Хардвик обладал неким даром убеждения.
Она отодвинулась как можно дальше от него, прижала локти к бокам, сложила ладони на коленях и, поджав губы, уставилась в темноту за окном.
– Я должен извиниться перед вами. – Низкий голос Фэнтона вклинился в ее мысли, заставив ее подскочить и повернуться к нему.
– Что? – спросила Найна. Она знала, что такие, как он, не имеют привычки извиняться.
– Я говорю, что должен извиниться перед вами. За то, что назвал вас избалованным богатеньким ребенком.
– И еще лимоном, – вырвалось у Найны.
Он тихо рассмеялся.
– Нет, за это я извиняться не стану. Это вам подходит. Кроме того, я люблю лимоны: нахожу, что их кислинка добавляет смаку многим лакомым кусочкам. – Выражение его глаз не позволяло сомневаться в том, что за лакомые кусочки он имел в виду.
Что ж, если он из мужчин, для которых все удовольствие в том, чтобы крушить препятствия, легче всего от него избавиться, не воздвигая этих препятствий.
– Наверное, вы были правы, – сказала она отсутствующим голосом.
– Прав?
– Наверное, я в самом деле избалованный богатенький ребенок.
– Наверное? Вы что, не уверены?
Ей не давали покоя его брови. Густые, намного темнее волос, они постоянно вызывающе приподнимались дугой.
– Пожалуй, это не совсем так, – ответила Найна, из последних сил стараясь не дать ему заметить, как она раздражена. – Конечно, это правда, что мой отец богат и я росла, имея все, что можно получить за деньги: самую шикарную одежду, обучение в лучших школах, тщательно отобранных для меня друзей. Понимаете, у моих родителей, кроме меня, детей не было. – Она улыбнулась, надеясь перевести это в шутку. – И папе больше не о ком было заботиться.
– Гмм. А вашей маме? – Казалось, что Фэнтона перестал слушаться голос.
– Моя мама, – ответила Найна, поглаживая край своей блузы, – очень красива. Папа боготворит ее. А она всегда делает вид, будто его слушается.
– Вот как. А вы – нет? – Этот вопрос как будто занимал его.
– Не всегда. Он хотел послать меня в Европу, в какой-то институт для девиц из приличного общества. Я отказалась. Уперлась и настояла на том, чтобы поступить в колледж.
– Отлично. А папочка, как и подобает, оплатил вашу учебу?
Найну уязвила издевательская нотка в его голосе.
– Готов был оплатить. Я ему не позволила, – холодно объявила она.
Он опять пошевелил бровями.
– Неужели? А чем вы зарабатывали на жизнь? Составляли букетики в свободное от учебы время? Или, может быть, предпочитали уроки танцев?
– Четыре раза в неделю по вечерам я работала оператором подъемника на складе строительных материалов. – Чтобы не смотреть на него, она уставилась на собственное отражение в окне. На щеках проступил румянец негодования.
– В самом деле? Вот это да!
– Угу, – подтвердила Найна.
Вырвавшийся у него затем звук можно было принять за смешок.
– Значит, с вами как аукнется, так и откликнется, верно, мисс Петрофф? Веселенькую жизнь вы, должно быть, устроили своему папочке. Но все-таки извините меня: я не имел никакого права говорить, что вы избалованы.
– А почему вы так сказали? – Она постаралась создать впечатление, будто для нее это не важно, хотя, как ни странно, ее это интересовало.
– Не знаю. В вас есть что-то такое, из-за чего хочется сбить с вас спесь. Хоть на волосок или на два. Вы мне напоминаете одну бывшую знакомую.
Вот оно что. Она похожа на какую-то разочаровавшую его женщину! На женщину, обладавшую чем-то, что возбудило в нем аппетит! Найну это укололо. Она успела узнать немало таких, как он.
Но… Фэн держался более гордо, более уверенно, чем все эти… с претензиями на карьеру, которых отец вечно где-то откапывал. И Фэн больше тревожил чувства. Ах, если бы…
Нет. Даже думать об этом нет смысла. Найна мысленно встряхнулась и, лишь бы не молчать, спросила:
– А вы? Вас баловали?
В отражении в окне она увидела, как его лицо вдруг помрачнело. Затем он медленно потянулся, будто кот, готовый броситься на добычу. Но ответил он лишь:
– Нет, не баловали.
Ясно, большего из него сейчас не вытянуть. Человеку ее профессии легко отметить предел коммуникабельности. Он сказал, что хотел. И она тоже. Оставаться ей было незачем.
Так почему же она не пыталась встать? Потому ли, что ее приковало любопытство, вызванное его противоречивостью? Он чем-то напоминал ей отца, который считал, что люди, менее преуспевшие, чем он сам, обязаны ему послушанием. При этом невысоко ценил атрибуты успеха. Ей было интересно узнать, как Фэн добывает хлеб насущный. И что привело его на этот поезд. Но если спросить, ее интерес, вероятно, покажется ему… ну, не совсем поверхностным, а ведь это совершенно не соответствует действительности.
Впрочем, она была вынуждена признать, что как образец мужской психологии он представлял огромный интерес.
Только психологии, а, Найна? А физиологии? Ну кого ты дурачишь? – прозвучал у нее в мозгу противный голосок.
– Мне надо идти. – Она безжалостно заглушила этот голосок и встала.
– Неужели надо? А почему? Я что, испугал вас?
– Конечно, нет. Просто я устала.
– Ага. – Он откинул голову назад и уставился на нее возмутительно изучающим взглядом. Карие глаза… все в золотых песчинках, заметила она. Как те авантюриновые бусы, которые она иногда носила. – Что ж, приятного сна, мисс Петрофф. Можно я буду звать вас Найна?
– Я не в состоянии удержать вас от этого, – резко ответила она.
– Именно. А вы можете звать меня Фэн.
– Я не хочу звать вас Фэн, мистер Хардвик.
Он пожал плечами.
– Как вам угодно, мисс Лимон.
К своему удивлению, Найна почувствовала, что уголки ее губ приподнимаются.
– Вы всегда добиваетесь, чтобы последнее слово было за вами? – спросила она, но уже не так кисло.
– Конечно. Есть у меня такой пунктик. – Он лениво улыбнулся в ответ на ее улыбку, а Найна, к своему ужасу, почувствовала, что ее подмывает провести пальцами по этим его полным, сулящим блаженство губам и дальше – по соблазнительной впадинке его подбородка…
– Спокойной ночи, – попрощалась она и поскорее отвернулась. – Возможно, мы больше не увидимся, так что желаю вам благополучно доехать.
– Не сомневайтесь, мы непременно увидимся. – Его низкий насмешливый голос настиг ее, когда она проходила мимо экрана, на который выскочили какие-то две собаки с кошкой. Найна поспешила укрыться в своем купе.
Прошло много времени. Около трех часов ночи она лежала на полке, которую проводник соорудил, разложив оба кресла, и слушала торопливый стук колес. Каскадные горы были уже позади, и теперь, наверстывая потерянное на трудном участке пути время, поезд мчался по бассейну реки Колумбия.
Обычно Найна легко засыпала в поездах: ее убаюкивала постоянная качка. Но на этот раз было совсем иначе – она все вспоминала этого отвратительного мужлана. Он обладал какой-то удивительной способностью приковывать к себе мысли. Никто другой в ее жизни так не мог. Не то чтобы в ее жизни был кто-то другой, если не считать тех женихов, которых ее отец приводил на Рождество. Но они в счет не шли.
Найна тяжело перевернулась на бок. Конечно, она встречалась иногда с мужчинами. Просто так. Но каким-то чудом ей удалось дожить до двадцати семи лет, ни разу не потеряв головы от любви. Это какой-то рекорд, подумала Найна. Но она была дочерью Джозефа Петроффа и должна была с большой осторожностью делать ход червонной дамы: она не собиралась становиться ступенькой на пути к верхушке пирамиды для какого-нибудь карьериста.
Поезд замедлил ход и, вздрогнув, остановился. Она заворочалась на полке. Неужели Фэнтон – Фэн – один из них? Из младших, с амбициями, членов правления? Как знать. Но он, казалось, не питал к ней особой приязни, а если, преследуя ее, он держал прицел на брак, то его поведение могло казаться только странным.
Найна рассеянно теребила пальцами пододеяльник. Нет, Фэн ее, кажется, все-таки не преследовал. Что-то в нем говорило о том, что он заядлый холостяк.
Ага. Она почесала ухо. Внезапно мысль, еще неопределенная, зародилась у нее в голове. Найна не стала додумывать эту мысль, потому что чутье ее никогда не обманывало и она чувствовала опасность. Ни за что на свете она не позволит себе связываться с этим мужчиной. Пусть даже ей придется сидеть взаперти у себя в купе…
Она лелеяла это намерение до тех пор, пока аромат свежего кофе не поманил ее к завтраку. Напрасно она тревожилась: Фэна не было и в помине. Или он уже успел позавтракать, или вообще не собирался.
Покончив с завтраком, Найна зашла в салон, но не нашла Фэна и там, и тогда – впервые с прошедшего вечера – ей стало легче. Наверное, он все-таки сошел с поезда в Уайтфише или в Спокане. Она тряхнула головой и уселась наслаждаться видом покрытых льдами Скалистых гор, величественные белые вершины которых пробивались сквозь облака. Ей не надоедало снова и снова видеть их, хотя в эту поездку облака казались слишком темными и тяжелыми.
После обеда, оставив позади гористый Айдахо, поезд подъехал к станции Гавр в Монтане, и Найна была уверена, что может спокойно сойти с остальными пассажирами, чтобы размять ноги и подышать воздухом.
Ее заинтересовал тут же попавшийся на глаза начищенный до блеска огромный черный паровоз. Она внимательно прочла надпись и узнала, что это один из последних паровозов, ходивших по Великой северной дороге. Найна восхищалась силой этого гиганта и думала об его историческом значении в развитии железных дорог, как вдруг почувствовала, что чья-то рука резко хлопает ее по плечу.
– Увлекаетесь паровозами? – Голос, в котором сквозил намек на насмешку, принадлежал Фэну.
Найна подскочила.
– Да, – ответила она, поворачиваясь. – Именно увлекаюсь. А что, нельзя, что ли?
– Ну, – он утер губы тыльной стороной руки, – не следует во всем усматривать одни нападки, мисс Лимон.
– Я и не усматриваю… – Найна злилась, а сердце, казалось, билось слишком быстро. – И не зовите меня «мисс Лимон».
– Тогда вам придется позволить мне звать вас Найна, верно? – Он самодовольно улыбнулся. – И стать полюбезней, чем до сих пор.
Найна вздохнула.
– Далеко вам ехать, мистер Хардвик? – без обиняков спросила она.
– Если вы надеетесь, что я сойду на ближайшей станции, то нет, не сойду. – Найна злобно уставилась на него, и он добавил: – Я еду до Нью-Йорка, если для вас это очень важно.
– Это совсем не важно. Меня не интересует, куда вы направляетесь, – решительно произнесла Найна.
Но она лгала: когда она узнала, что Фэн остается в поезде, зимнее небо вдруг как-то просветлело. Она решила: это, должно быть, потому, что присутствие столь вызывающей личности придавало долгой поездке какую-то нездоровую остроту.
– В самом деле? – произнес Фэн. – Для вас это совсем не важно? Тогда зачем было спрашивать?
– Так, чтобы поговорить.
– Понятно. Давайте пройдем, поговорим у меня в купе. Поезд вот-вот тронется.
– Мистер… Фэн! Я не собираюсь идти в ваше купе.
– Хорошо. Если вам кажется, что так будет лучше, мы можем пойти потрепаться в салоне.
– Трепаться-то зачем?
Он приподнял уголки губ.
– Но мы ведь только этим и занимаемся.
Найна невольно рассмеялась.
– Пожалуй.
Он кивнул.
– Ну, так, может, займемся этим не на глазах у всех?
– Нет, – ответила Найна. – Нет.
Фэн вздохнул.
– Хорошо, будь по-вашему. Пошли в салон, выпьем что-нибудь.
Найну не слишком увлекала идея выпить, тем не менее несколько минут спустя она уже сидела рядом с Фэнтоном в одном из коричневых кресел и потягивала розовое вино.
– Зачем вам понадобилось говорить со мной? – спросила она и почувствовала, что это прозвучало как попытка затеять склоку.
– Разговор поможет скоротать время в такой скучной поездке.
– А зачем было ехать, если вам так скучно? – вспылила Найна. Ей не нравилось, когда нелестно отзывались о ее любимой железной дороге.
– У меня не было выбора. Разве что глубоко обидеть сестру и швырнуть ей обратно ее подарок. Она хотела все устроить как лучше.
– То есть эта поездка – подарок вашей сестры?
Придет же кому-то в голову делать подобный подарок такому человеку, как Фэнтон!
– Угу. Она знала, что я собирался сразу после Рождества лететь в Нью-Йорк по делам. И пошла и купила мне билет на поезд, а потом договорилась с нашим троюродным братом Аддисоном о том, чтобы я провел Рождество у него на Лонг-Айленде. – Он стал разглядывать свои руки. – У меня такое впечатление, что Аддисон от этого не в восторге. Но Кристин не легко отказать, если она что-либо затеяла. Уж я-то знаю.
Найна пристально посмотрела на него. В его голосе покорность смешивалась со снисходительной привязанностью. И все-таки Найну удивило, что нашелся кто-то, способный заставить Фэна поступить против собственного желания.
– Но почему вы не могли провести Рождество с ней? – спросила она. – С сестрой-то!
– Я бы мешал ей. Она на Гавайях, в свадебном путешествии… Значит, мне пришлось бы остаться одному в доме, в котором мы вместе жили последние восемь лет. Откровенно говоря, я с удовольствием предвкушал это. С Кристиной нелегко вместе жить. – Он демонстративно вздохнул. – Но она вбила себе в голову, будто я слишком много работаю и мне необходимо отдохнуть. Если потребуется, то под принуждением. Вот я и оказался в этом поезде, будь он неладен.
Найна нахмурилась.
– А вы не могли объяснить ей, что билет вам не нужен, что отдохнете и дома?..
Он уперся ногой в выступ, тянувшийся под окнами, и повернулся, чтобы посмотреть ей в лицо.
– Я не стал ничего ей объяснять, – кисло признался он. – Крис слишком хорошо меня знает. Ей еще удалось привлечь на свою сторону нашего доктора, давнишнего друга.
– Все равно можно было…
– Нет, нельзя, – отрезал он, явно раздражаясь оттого, что слышит возражения, которые давно рассмотрел и отбросил. – Кристин была искренне обеспокоена. Я слишком многим ей обязан, чтобы заставлять ее проводить медовый месяц в тревоге за братишку, которого она сама воспитала. Я ей немалого стоил. Так что я получил этот чертов билет, и вот я здесь, изнываю от скуки и мечтаю о крыльях. – Неожиданно он ухмыльнулся, сбросив хандру как змеиную кожу. – И вот почему я надеялся, что вы меня развлечете.
– А я до сих пор этого не делаю, – заметила Найна. Ей не хотелось поддаваться некоторому чувству симпатии к этому пышущему энергией мужчине, который так великодушно пренебрег собственными интересами ради спокойствия сестры. Пусть он заносчив и способен вывести из себя, но у него есть и положительные черты.
– Вас это может удивить, – сказал он, взяв ее за руку и переплетая свои пальцы с ее. – Я говорил вам, я люблю, чтобы в жизни присутствовала капелька лимонной кислоты. Вы – как раз то, чего мне недоставало.
Не зная, что на это ответить, Найна промолчала, внимательно вглядываясь в заснеженные равнины Монтаны, простиравшиеся за окном. Обычно ее успокаивал вид бескрайних белеющих просторов. Но ощущение руки Фэна, обхватившей ее руку, совершенно не успокаивало. Скорее наоборот: Найна была взвинченной и сидела как на иголках, будто ждала чего-то. Чего-то заряженного электрическим током, быть может, опасного.
– А вы? – спросил Фэн своим шершаво-бархатным голосом, вызывавшим у нее дрожь. – Почему вы едете в этом шатком анахронизме?
– Потому что мне так нравится. Терпеть не могу летать.
– Страшно? – Это был просто вопрос. Она не усмотрела в нем издевки.
– Да, – призналась она и поскорее отпила глоток вина. – Я однажды попала в сильную бурю. Мы чуть не разбились. Кроме того, у меня каждый раз бывали неприятности с ушами. Так что я летаю только в исключительных случаях. А Рождество к таковым не принадлежит.
– Верно, – согласился он. – От Рождества хоть и хлопотно, но вряд ли его можно считать исключительным случаем.
Найна вскинула на него удивленный взгляд.
– Почему вы так говорите? Вы не любите Рождество?
– Отчего же. Рождество положительно сказывается на торговле. А еще это такое время года, когда малоимущие люди острее, чем обычно, замечают, чего они лишены. Вряд ли вам что-либо об этом известно.
– Вообще-то известно… – ответила Найна. Она не могла понять, почему стоит провести несколько минут в обществе Фэна, как уже хочется стукнуть его каким-нибудь тяжелым предметом по голове, чтобы согнать с лица эту снисходительную улыбку. Найна с трудом освободила пальцы и спрятала руку в карман джинсов.
Фэн скользнул по ней взглядом, исполненным неприкрытого недоверия.
– Неужели? – проговорил он. – Пора мира на земле и благоволения? Я не знал, что вы так полны рождественского духа.
– Так было раньше, – ответила Найна. Она не хотела, чтобы он догадался, насколько она раздражена. – Когда я была моложе. А теперь… Должна признать, что Рождество в самом деле превратилось в… Как вы выразились, от него хлопотно.
– Да? А почему? – Он улыбнулся и откинулся на спинку кресла.
Что ж, он сам добивался этого.
– Папа вечно пользуется каким-нибудь неубедительным предлогом, чтобы привести мужчину, который будет смотреть на меня как баран, вот почему, – кисло ответила она. – Мужчину, за которого он хотел бы выдать меня замуж.
– А что, это так ужасно?
Ему казалось, что это смешно. Она заметила, как приподнялись уголки его губ.
– Да, – ответила она, – это ужасно. Потому что каждый раз это какой-нибудь подающий надежды член правления одного из его предприятий. Понимаете, он их для меня… покупает. – Ей хотелось говорить обо всем этом в легком тоне, но она не смогла скрыть недовольства и раздражения – ей никак не удавалось подавить их в себе.
Фэн не стал притворяться, будто не расслышал ее недовольства.
– И вам это не льстит? Пожалуй, нет. А почему ваш отец вынужден… покупать для вас мужчин?
– Ничего он не вынужден. Не нужны они мне! Но ему не терпится пристроить меня, выдать замуж – желательно за какого-нибудь бизнесмена. В бизнесе он знает толк.
– Наверное. – Фэн говорил сухо, без сочувствия. – А откуда такая острая необходимость выдать вас замуж? Он что, боится, что вы сбежите с каким-нибудь молочником?
– Не совсем. Он думает, что меня испортят моя работа и неподходящие связи. Или что-нибудь со мной случится. Он надеется, что если я выйду замуж, то брошу работу и окажусь в безопасности… под пятой у своего мужа.
– Это маловероятно, – пробормотал Фэн, разглядывая ее воинственно выпяченный подбородок. Вдруг его глаза заблестели. – Хотя, пожалуй, попытка не пытка. Просто смеху ради.
– Что за попытка? – недоверчиво спросила Найна.
– Удержать вас под пятой.
– Бросьте вы это, – огрызнулась она.
Фэн усмехнулся. Он радовался, что ему удалось вывести ее из себя.
– Так кто же вы? – спросил он. – Полицейская? Частный сыщик? Журналистка?
Она мотала головой, упорно не глядя на него.
– Ах, – он шлепнул себя рукой по лбу, – понял. Вы зарабатываете проверкой парашютов.
Найна не смогла сдержать улыбку.
– Нет, – ответила она, – это далеко не так интересно. Я социальный работник.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Найна готовилась к тому, что у Фэна вот-вот взлетят брови, но они вытянулись в прямую линию, и он сухо произнес:
– Этого следовало ожидать.
– Почему? – Она съежилась от внезапно проступивших в его голосе ледяных ноток.
– Мисс Клиторп. – В его устах эта фамилия прозвучала как непристойность. – Я говорил, вы мне кого-то напоминаете. Наверное, это что-то вроде ауры, сопутствующей манере приставать.
– Мисс Клиторп? – повторила Найна. Ее уколол намек на то, что она суется не в свое дело или что ей могла сопутствовать какая-то чужая, а не ее собственная аура. – Я не знаю никакой мисс Клиторп.
Фэн отрывисто расхохотался и, повернувшись к окну, стал смотреть на бескрайний простор снежного пейзажа.
– Нет, – подтвердил он, – но если бы знали, вы бы с ней прекрасно поладили. Я был хорошо знаком с этой дамой. Она виной тому, что мое детство прошло в постоянном страхе, что меня отберут у Кристин и поместят в дом для неимущих уголовников. Не то чтобы я чаще других в нашем районе попадал в неприятные истории, неприятности – норма жизни.
– Ах! – воскликнула Найна, начиная понимать. – Это инспектор, занимавшаяся вашим делом.
– Кажется, она так себя и называла. Мы ее по-всякому звали.
Найна старалась подавить раздражение. Она знала, что ее профессия нередко вызывала критические отзывы и обиды, но от этого не было легче терпеть шпильки Фэна.
– Вам хочется поговорить об этом? – спросила она, цепляясь за приобретенные с годами профессиональные навыки.
– Господи Боже! У вас даже тот же жаргон, – простонал Фэн. Он стал отбивать дробь кончиками пальцев по подлокотнику своего кресла и злобным взглядом посмотрел на самолет, пролетавший под облаком.
Найна промолчала. Опыт подсказывал ей, что если человек хочет поделиться тем, что его грызет, то он сам все рассказывает. Если донимать Фэна расспросами, он только упрется и замкнется в себе со своими переживаниями.
Тактика оправдала себя: спустя немного времени он оторвался от пейзажа и хмуро посмотрел на нее. Она обезоруживающе мягко встретила его взгляд, и резкое выражение его лица постепенно сделалось менее враждебным. Он сказал:
– Нет, мне не то чтобы хотелось поговорить. Но полагаю, после того, как незаслуженно вас обидел, я обязан вам кое-что объяснить.
– Вы ничего мне не обязаны. – Найна еле заметно и осторожно улыбнулась ему.
Фэн сделал большой глоток чего-то, что она принимала за бурбон.
– Вы правы. Но вряд ли вы станете меня развлекать, если я не поднатужусь и не начну вести себя как джентльмен, которым никогда не был.
Было ли то, что она услышала в его голосе, издевкой? Или он нехотя каялся?
В улыбке Найны прибавилось уверенности.
– Хорошо, – сказала она, – начнем с того, что вы перестанете считать меня приставучей. Я очень стараюсь не быть такой. Я знаю, каково терпеть чужую навязчивость, поэтому предпочитаю помочь, где это нужно, а потом отстать.
– Вот так, как сейчас?
– Что? Отстать?
– Угу.
– Может быть. Если вы так хотите.
Он вдруг широко улыбнулся.
– Я совсем в этом не уверен. Но, просто чтобы вы знали, скажу: мисс Клиторп была далеко не такой красивой, как вы.
Он что, опять заигрывает? Или пытается восстановить контакт?
– Не такой? – переспросила Найна.
Он тряхнул головой.
– Далеко не такой. И я даже допускаю, что она имела благие намерения. Но ее характер не позволял ей отстать. – Фэн сделал паузу. Она ничего не ответила, и он вернулся взглядом к снежному пейзажу за окном. – Мать бросила нас после смерти отца. Она сказала, что имеет право на собственную жизнь с тех пор, как Кристин стала достаточно взрослой, чтобы обо мне заботиться. А это было не так уж легко, и моя любезная сестрица нередко напоминала мне об этом. Да, думала Найна, конечно, нелегко.
– То есть ваша мама так и не вернулась? Вообще никогда? – не веря, спросила она.
– Нет. Хотя справедливости ради должен сказать, что, по-моему, смерть отца сказалась на ее рассудке. Вначале она изредка писала нам. Потом письма перестали приходить. Несколько лет тому назад я разыскал ее.
Он говорил без малейших эмоций, просто констатировал факт. Найна задумалась над тем, сколько времени потребовалось ему, чтобы научиться так искусно скрывать чувства, и как сбитый с толку маленький мальчик превратился в этого жесткого, твердолобого мужчину…
– Ваша мама еще жива?
– О да. Она жива и находится в Техасе, в какой-то общине. Похоже, что она довольна.
– Ясно. Таким образом вы с Кристин оказались предоставленными самим себе. – Теперь Найна уже кое-что понимала.
Он кивнул.
– Когда мать ушла, Крис было семнадцать лет, а мне – семь. Говорят, я ей и минуты покоя не давал. Вот откуда взялась мисс Клиторп. – Он небрежно пожал плечами, как будто сказал больше, чем считал необходимым. – Не смотрите так, будто вас по голове стукнули. Никто не умер, даже Клиторп. А мне удалось хоть отчасти оплатить Крис мой долг перед ней. Слава Богу, она наконец нашла человека, который в состоянии устроить ее жизнь так, как она того заслуживает.
Его голос ничего не выражал, но Найна понимала: брошенный ребенок превратился в крутого, решительного мужчину, не позволявшего чувствам влиять на его поступки. Но он любил сестру.
Найна не представляла себе, чем Фэн зарабатывает на жизнь, но она не сомневалась в том, что он, как и ее отец, невзирая на редкие проблески юмора, беспощаден в поисках средств для достижения личных целей. Этот мужчина научился брать от жизни все, чего хотел.
Но чего же он хотел? Она ни с того ни с сего вздрогнула, и снова мелькнуло что-то смутное, какая-то неуловимая мысль, которая, она знала, уже ей приходила в голову.
– А как вы?.. – спросила она, на этот раз осторожно. – Вы… э-э… устроены?
– Эти клиторповские ухватки, – пробормотал Фэн, но, увидев, как она на мгновение нахмурилась, продолжил: – Если вы имеете в виду, не нужно ли мне жениться, то нет, не нужно. Я никогда не тратил время на то, чтобы настолько близко сойтись с женщиной, когда возникает необходимость сделать предложение.
– А! – произнесла Найна, не зная наверняка, как понимать вызывающий блеск его глаз. – Одна работа – и никаких развлечений… – Она сделала паузу. – Вам, наверное, очень скучно жить.
Фэн покачал головой.
– Это же говорит и Кристин. Она ошибается: меня развлекает работа. А если меня начинало тянуть к… скажем, иного рода развлечениям, мне удавалось найти легкомысленных дамочек. – Склонив голову набок, он медленно, сладострастно улыбнулся, и она порадовалась, что сидит и не может упасть, а он вкрадчиво произнес: – Уверяю вас, было нескучно.
– Я вам не какое-нибудь развлечение, – тут же вставила Найна.
– Я как раз боялся этого, – тяжело вздохнул Фэн. – Выходит, что поездка будет очень долгой и нудной.
Ах да! Вот оно что. Вот чего Найна старалась не вспоминать. Она уставилась на розовую жидкость в своем бокале. Фэн не любил поездов, ему не хотелось проводить Рождество с троюродным братом…
Мысль, которую Найна отвергала в бессонные ночные часы, вдруг завладела ее вниманием. Она попыталась оттолкнуть ее, но теперь эта мысль не отступала.
Да, Фэн легко шел к успеху и был слишком большим властолюбцем, но он ее смешил – когда ее не подмывало хорошенько стукнуть его. А теперь, когда ей стало ясно кое-что из его обстоятельств, он перестал казаться таким нахалом, как вначале.
Возможно ведь, что Фэн согласится… Конечно, он целиком посвятил себя бизнесу. Это так же бросалось в глаза, как его отглаженный серый в полоску костюм. Но из того немногого, что он рассказал о своей работе, можно заключить, что он не является одной из шишек в своей корпорации.
Вдруг он будет рад получить бесплатно полный пансион и избавиться от необходимости проводить Рождество с троюродным братом?
Но смеет ли она сделать ему такое предложение? Как Фэн на это посмотрит? Он ведь способен и отказать ей. Заставить ее почувствовать себя дурой. Это было бы так… неловко. Более чем неловко. Но если не спросить, то как узнать?
Она мельком взглянула на его профиль. Губы все еще кривились в той же мягкой, чувственной улыбке, от которой у нее в мозгу вспыхивал красный сигнал тревоги. И тут она впервые обратила внимание на тонкий шрам, бегущий от его волос почти до самого правого глаза. И у рта были морщинки, которых она до сих пор не замечала.
Но что она знает об этом мужчине? Нет, она с ума сошла. Наверное, сошла, если ей такое приходит в голову. Но почему же это безумие не покидает ее?
Найна разом допила бокал. Пусть она свихнулась, но одно обстоятельство заставляло ее обдумать пришедшую в голову мысль серьезно.
Скоро она будет в Чикаго, в доме своего отца. А Фэн – совершенно не заинтересованный в браке мужчина.
Она резко поставила бокал на столик и встала.
– Мне пора, – сказала она. – Э… увидимся позже?
Фэн потянулся, подняв руки над головой, и лениво улыбнулся.
– Возможно. Я в купе «А».
Найна выдержала паузу. Он что, в самом деле имел в виду то, что мелькнуло у нее в голове? Найна подозрительно взглянула на Фена, небрежно развалившегося в кресле, и отвернулась, внезапно вздрогнув от некстати обжегшего ее прилива желания.
– Это купе люкс, – произнесла она первое, что ей пришло на ум.
Фэн кивнул.
– Да, я заметил. У Кристин хватило ума догадаться, что даже ей было бы не уговорить меня провести двое суток взаперти в боксе размером с ящик пива. Кроме того… – Он стряхнул пылинку с гладко облегающих ляжки брюк. – Она, да будет вам известно, начинает супружескую жизнь с владельцем особо крупного и преуспевающего торгового пассажа.
Ага, вот почему он считал, что муж Кристин обеспечит ей достойную жизнь. По-видимому, Фэн прежде всего обращал внимание на успех в делах. Найна ощутила необъяснимую вспышку гнева, но тут же сказала себе, что все это не важно.
Оставив его замечание без ответа, она повернулась, чтобы двинуться вдоль прохода, как вдруг ее качнуло, и она стукнулась о спинку кресла, в котором престарелый джентльмен дремал над газетой.
– Промазала, – пробормотал Фэн. – Возможно, в другой раз получится лучше.
Престарелый джентльмен крякнул, Найна насупилась, а Фэн издал скрипучий смешок.
Ну его к черту! Пожалуй, ее осенила не такая уж гениальная идея.
Вечером она приятно поужинала в обществе трех женщин, ехавших на какое-то собрание. Но потом Найна снова оказалась одна в своем купе и представила себе грядущую неделю, в течение которой она будет шарахаться от призрака свадебной омелы и тянущихся к ней пухлых рук. Почему к ней вечно тянулись именно пухлые? Каждый раз одно и то же. Ее передернуло, и вскоре она встала и пошла в салон. Фэна там не было, и она, спотыкаясь, спустилась по винтовой лестнице в бар. Там было сильно накурено. Найна вгляделась сквозь пелену, но нигде не обнаружила навалившегося на длинную стойку долговязого мужчину, а большинство повернувшихся к ней голов оказались лысыми.
Фэна не было ни в салоне, ни в ресторане. Найна не стала больше искать его и направилась к спальному вагону. Она остановилась у двери в купе «А», и вдруг перед ее глазами возникла чувственная улыбка Фэна и хищная лапа, хватающая ее за шею, затаскивающая в купе… тихо захлопывающая за ней дверь…
Проводник, который шел раскладывать полки, задел ее руку, и она подскочила.
– Вам нехорошо, мисс? – спросил он.
Только теперь она поняла, что стоит посреди коридора с закрытыми глазами.
– Нет, все в порядке, спасибо. – Она улыбнулась, чтобы успокоить его, поспешила к себе за сумкой с банными принадлежностями и спустилась помыться в тесную, но хорошо оборудованную душевую.
Когда она поднималась обратно, одетая в желтый махровый халат и с мокрыми волосами, Фэн стоял спиной к ней у окна, облокотившись руками о поручень и, казалось, совершенно не замечая ее присутствия.
Найна приостановилась, чтобы полюбоваться тем, как плотно брюки обтягивают его зад, а Фэн почти в то же мгновение повернулся кругом.
– Чую запах свежевымытой женщины, – произнес он вполголоса и оглядел ее с головы до пят. – Гм. И целомудренный же у вас вид. Такую твердыню вряд ли можно взять приступом.
– Я надеюсь. – Найна выпятила подбородок, выдержала секунду и, пока не успела передумать, выпалила: – Но я хочу сделать вам предложение.
– Наконец-то, – ответил Фэн. – Я боялся, что вы никогда не решитесь. – Он раскрыл ей объятия и уставился на нее плотоядным взглядом. – Я у ваших ног.
– Это не то предложение, – сказала Найна, подавляя внезапное и обескураживающее стремление поймать его на слове.
Фэн вздохнул.
– Я подозревал, что не может быть такого везения. – Он указал кивком на дверь купе «А». – Ну, неважно. Заходите, поговорим о вашем деле.
– Нет, я…
– Хотите посидеть в салоне? – Его теплые карие глаза с намеком заскользили по ее желтому халату.
– Я переоденусь.
– Вот что, – сказал Фэн, совершенно не скрывая раздражения, – если бы у меня в мыслях было сорвать с вас одежду, я бы мог это сделать прямо здесь, в коридоре, и не обратил бы внимания на то, канареечная вывеска целомудрия на вас или что-то другое. Обуздайте-ка ваши отвратительные фантазии и заходите, как паинька, ко мне в гости. Да, я человек не без пороков, но не пожиратель лимонов. И, честно говоря, меня глубоко оскорбляет то, что вы способны обо мне так подумать.
Его губы растянулись в улыбке, но глаза не улыбались, и Найна не усомнилась в его искренности.
– Хорошо, – с тяжелым вздохом сказала она, наконец решившись.
Фэн закатил глаза к потолку и открыл дверь в купе «А». Найна нырнула под его руку и уловила исходивший от него легкий пряный запах. Запах настоящего мужчины – опасно обольстительного. Обернувшись, она увидела, как он закрывает дверь, и сглотнула: ей стало не по себе.
Полку Фэна не успели разложить на ночь, и Найна сразу обратила внимание на то, что в его купе можно было бы устроиться вдвоем. Тут были диван, кресло и выдвижной столик, а еще – отдельный туалет и раковина. Если бы мысли ее вертелись не вокруг другого, более важного дела, она могла бы пожалеть, что и в этом году не позволила отцу купить ей билет. Джозеф меньшего, чем купе люкс, ей не предложил бы.
– Садитесь, – сказал Фэн.
Она села в кресло и тут же раскаялась, потому что Фэн устроился на диване – сунул под голову подушку и закинул ноги. Растянувшись в такой позе, он не мог не возбуждать ее – сухощавый, уютный и такой доступный.
– Ну? – Он улыбнулся улыбкой хищника. – О чем вы хотите поговорить? Я готов рассмотреть любое предложение.
Она не сомневалась в его готовности. Во всех отношениях. Как раз поэтому она и пришла к нему. И поэтому же не находила слов.
– Это не то, что вы подумали, – выпалила Найна, с беспокойством нащупывая на халате верхнюю пуговицу. – Что мне нужно, так это… ну, в общем, я ищу… мужчину. – Господи, подумала Найна с ужасом, что такое она говорит! – Только на Рождество, – пояснила она, но получилось еще хуже.
Фэн потянулся и стал похож на дикого кота, обращенные на нее авантюриновые глаза заиграли при свете висевшей у него над головой лампы.
– Интересно. Меня еще ни разу не заворачивали в подарочную бумагу. Пожалуй, я не прочь.
– Нет, вы не так поняли. – Найна подняла к лицу руки, чтобы скрыть румянец. – Я хотела сказать, что мне нужно, чтобы кто-нибудь притворился мужчиной…
– Притворился? Знаете ли, мисс Лимон, обо мне всякие слухи ходят, но я попросил бы вас…
– Подождите, – сказала она. Нетерпение вытеснило в ней нерешительность. – Пожалуйста, просто выслушайте меня.
– Я весь обращаюсь в слух, – ответил он и сцепил руки за головой.
Нет, не в слух… Он обратился в жилистые мускулы, бесконечно длинные ноги, а его губы… Нет! Нет! Найна заставила себя выпрямиться в кресле и медленно, глубоко вздохнула.
Фэн небрежно провел пальцами по волосам и прикрыл глаза.
– Фэн, – в отчаянии произнесла она, – не могу же я с вами разговаривать, если вы будете спать.
Он мгновенно открыл глаза, и ей захотелось, чтобы он их не открывал: она прочла в них такое, что вся покрылась гусиной кожей.
– А кто сказал, что я сплю? – спросил он.
Найна затрясла головой.
– Вы меня не поняли. Дело в том, что… мне нужно, чтобы кто-нибудь притворился, будто он – мужчина в моей жизни. – Боже! Она будто выпрашивает еще чашку чая. Она снова собралась с силами. – Надо, чтобы кто-нибудь заставил папу прекратить это… своеволие с женихами и… и исчез, как только кончатся праздники. Понимаете?
– Не совсем. Вам не кажется, что было бы проще и более порядочно встать в общий строй женихов?
Ей свело зубы от тягучей лени в его голосе.
– Нет, не кажется. – Она плотно сжала в кулачки лежавшие на коленях руки. – Папа отбирает женихов, глядя на их настойчивость. Последние трое тащились за мной до самого Сиэтла. И это после того, как все Рождество дышали мне за шиворот, таскали под омелу и смотрели маслеными глазками поверх тарелки со вчерашней индейкой…
Ей показалось, что Фэн подавил смешок.
– Так как? – неуверенно спросила она, когда он снова обратил на нее внимание. – Вы согласны?
– Что? Смотреть на вас маслеными глазками поверх тарелки с индейкой?
Найна заскрежетала зубами.
– Нет. Стать моим очередным кавалером. Вы… вы грубы, несносны, но от вас хоть не разит мартини. – Фэн молча уставился на нее: казалось, он не верил ушам своим. Она поспешила добавить: – А когда кончатся празднества, вы не станете делать мне предложение.
– Угу, в этом можете не сомневаться, – проговорил Фэн. – Пусть я груб и несносен, но еще не доходил до того, чтобы делать предложение лимонам.
– Так вы согласны? – Она с трудом сдерживала раздражение.
– Нет, не согласен. – Он выключил свет у себя над головой, и его лицо погрузилось в полумрак.
Он ей отказал. Она столько собиралась с духом, чтобы обратиться к нему, а он отказал.
– Но почему? – Найна принялась его уговаривать. Если теперь бросить затею, лучше не станет: она и так уже выставила себя в нелепом виде. – Вам ведь не хочется проводить Рождество в Нью-Йорке. Вы сами так сказали.
– Действительно не хочется. И в Чикаго не хочется – выдавая себя за кого-то, кем я никогда не был.
– Вам не нужно быть кем-то, кем вы никогда не были. Можете оставаться самим собой. Папа наверняка не знает, кто вы. Верно?
– Вряд ли.
Ну вот, все в порядке. По крайней мере…
– Фэн, чем вы в самом деле занимаетесь? – Пожалуй, это не важно, но на случай, если ей удастся уговорить его изменить свое решение, ей надо хоть что-то знать о нем.
– Я занимаюсь импортом продовольственных товаров. – Он не стал вдаваться в подробности.
Так, он всего лишь агент по закупкам какой-нибудь компании, торгующей шикарными продуктами. Вот почему он ехал в Нью-Йорк. Ее отец не имеет отношения к сфере продовольствия, так что вряд ли он знал о Фэне больше, чем ему надо знать. Ее план мог бы удаться… Если бы только Фэн не отказал ей.
– Фэн, – сказала она, – я уверена, что проблем не возникнет…
– Естественно, потому что я не собираюсь впутываться в вашу интрижку.
Он сказал это достаточно учтиво, но твердо. Ей был знаком этот непререкаемый тон. Она нередко слышала его у Джозефа. Но… Она на мгновение задержала дыхание: когда Джозеф не в состоянии был потребовать, он платил.
Найна прикрыла глаза. Она не хотела платить Фэну за услуги. К тому же она сомневалась, что его удалось бы купить. Впрочем, если… если бы удалось, это было бы лучше, чем альтернатива еще раз провести Рождество, увертываясь от слюнявых поцелуев, хватающихся за нее лап и лживых признаний в любви.
Джозеф всегда говорил ей, что каждому человеку есть своя цена.
Она решилась.
– Я не прошу вас делать это даром, – поскорее сказала она, отрезая себе путь к отступлению. – Сколько это будет стоить?
Она услышала, как он с шумом втягивает воздух, увидела, как напряглись его плечи, и на мгновение подумала – или понадеялась? – что он откажется. Но он после продолжительного молчания, на протяжении которого она почти что слышала, как у него в мозгу скрипят колесики, заговорил четким, деловым голосом – уже совсем не бархатным:
– Вы сколько предлагаете, мисс Петрофф? И чего именно за это потребуете? – В его глазах появился блеск, значения которого Найна не уловила.
Она сглотнула. Почему он говорил так отчужденно? И снова назвал ее «мисс Петрофф» – по фамилии, которая у него ассоциировалась с незаслуженным богатством и привилегиями. Но, казалось, он был готов согласиться. Ее охватила неловкость.
– Я уже сказала вам, – ответила она, снова нащупывая верхнюю пуговицу. – Я… мне просто хочется, чтобы вы стали моим кавалером на несколько дней.
– Да? И какие именно услуги предполагает эта должность? – Он пожал плечами. – Мне еще никогда не платили за то, чтобы я за кем-то ухаживал.
Найна опять звучно сглотнула. Она глаз оторвать от него не могла. И была почти уверена: он все замечал и очень радовался, что она не в силах стряхнуть с себя наваждение.
Но в его голосе было не больше тепла, чем в айсберге. Он что, действительно думает, что она из тех женщин, которые готовы заплатить мужчине, чтобы он… чтобы… Ну да, ясно ведь: он так и думает. Пожалуй, затея была все-таки не блестящей. Может, еще удастся выпутаться.
– Сколько? – спросил Фэн, не дав ей времени выразить мысль в словах. Едва заметное движение его губ – не мгновенно ли подавленная улыбка? Нет, это невозможно, решила Найна.
– Я… не знаю, – забормотала она и прикусила губу. – Я не собиралась требовать, чтобы вы… э…
– Занимался любовью с вами? В таком случае цена должна быть несколько ниже, верно?
Боже! Такого ужаса она себе не представляла. Она так оторопела, что уже не знала, как выпутаться.
Она облизнула губы.
– Сколько вы хотите получить?
Он назвал сумму. Вполне приемлемую. Столько она легко могла себе позволить… И если Фэнтон Хардвик считал, что цена ему такова, он, должно быть, стоял еще ниже на корпоративной лестнице, чем Найна предполагала. И все-таки не создавалось впечатления, что он помышляет продвинуться, используя ее родство с Джозефом Петроффом. Это было уже кое-что: это было лучше, чем прирученные Джозефом женихи.
– Хорошо, – согласилась она. – Схожу за чековой книжкой. – Она встала. Стук колес под ногами вторил частым ударам ее сердца.
Через несколько минут она раз-другой взмахнула пером, и все свершилось.
Фэн проверил чек, который она подала ему, и холодно кивнул.
– Кажется, все в порядке, – протянул он.
– Вот и хорошо. – Найна прикусила губу. – Мм… Завтра мы будем в Чикаго. Вам не кажется, что нам стоило бы…
– Отрепетировать нашу рождественскую мистификацию? – договорил он и поднял с ее плеча волосок, внимательно осмотрел его, а потом бросил на пол.
– Ну… по крайней мере договориться о том, что нам рассказывать, – поправила Найна. Она была в полуобмороке.
Он кивнул.
– Пожалуй, в этом есть смысл. Увидимся за завтраком, хорошо? Спокойной ночи, мисс Петрофф.
– Спокойной ночи. – Она подождала, думая, не попытается ли он воспользоваться переменой в их отношениях. Но он всего лишь протянул руку к звонку, чтобы вызвать проводника – постелить ему полку.
Прежде чем уйти, Найна оглянулась. Фэн сидел, развалясь на диване. Раскованный, соблазнительный. Как раз перед тем, как она захлопнула за собой дверь, он снова провел рукой по волосам. Когда он опускал руку, Найна поймала его взгляд. Глаза его светились недобрым, дьявольским блеском, и она подумала: во что это она влипла?
Она тряхнула головой, на мгновение остановилась, потом направилась к себе в купе почти с тем же чувством, как в детстве, когда узнала, что Санта-Клаус просто выдумка. Она не видела в этом смысла…
Дура ты, Найна Петрофф, отчитывала она себя, опускаясь на полку. Ты получила то, чего добивалась: мужчину, который избавит тебя от накала Рождества, в темных углах не полезет к тебе целоваться и не намерен задерживаться в твоей жизни.
Вот только… шептал навязчивый голосок у нее в голове, вот только если окажется, что поцелуи Фэна Хардвика… Ну нет! Она не позволит себе таких мыслей! Она купила Фэна так же, как ее отец покупал всех остальных. А если он умел быть приятным и интересным, когда хотел, то от этого он не становился лучше остальных. Он – мужчина, которого можно купить. Свое дело сделает и уйдет из ее жизни. Навсегда. У нее неожиданно встал комок в горле. Она сглотнула дважды, и комок исчез.
Прекрасно. Если все пойдет на лад, ей обеспечено спокойное Рождество. И наконец, Когда она вернется в Сиэтл, за ней по пятам не потащится расчетливый жених.
Найна опустила голову на подушку и закрыла глаза. Она надеялась, что эти ободряющие мысли позволят ей спокойно провести ночь. Но заснуть оказалось непросто, и наутро, когда Найна поплелась завтракать, она чувствовала себя как опавшее суфле. Хотя, подумала она, вряд ли суфле как-то себя чувствует. Ей захотелось и самой ничего не чувствовать: за столом уже сидел Фэн, со своей белозубой улыбкой, с чуть влажной кожей, с видом дара небес всей женской половине человечества.
– Боже милостивый! Наш лимон совсем позеленел! – воскликнул он, привстав, как только увидел, что она вошла. Когда она села, он снова опустился и вгляделся в ее лицо. – Вы разве не смотрелись в зеркало?
– Вы очень внимательны, – фыркнула Найна. – Могла я не выспаться?
– Это очевидно. – Он бросил на нее хитрый взгляд. – Вы не передумали?
– Нет. А вы? Если хотите, можете вернуть чек. – Найна затаила дыхание. Она не понимала, на что же надеется, но его ответ был для нее важен.
В глазах Фэна появился лукавый блеск.
– Зачем? Мы же договорились. Мне ни к чему люди, которые не держат своего слова.
– Значит, вы исполните то, за что вам уплачено, – безапелляционно произнесла Найна. – Наверное, мне не следует отступать от этого.
– И я так думаю. Ведь благодаря папочкиным деньгам вы в состоянии купить все, что хотите, и всех, кого хотите.
– Мне казалось, что вам нужны деньги, – вяло произнесла Найна. Ей было ужасно обидно, но в его словах крылось зерно истины, хотя Найна уже много лет не принимала помощи от Джозефа. – А эти деньги папе не принадлежат, они мои. – Она прервалась, чтобы сделать официанту заказ, потом пробормотала: – Так я не понимаю: ничего не получится, что ли?
– Еще как получится, – ответил Фэн. – Тебе не так легко будет от меня отвертеться, детка.
– Нужны вам эти деньги или нет?
Фэн уклонился от прямого ответа. Он отогнул фольгу с крохотной квадратной коробочки и стал намазывать джем на сухарик.
– Как ты думаешь? – спросил он.
– Вы же взяли.
– Ты же сама дала.
Говорил он ровно, без эмоций. Но он взял деньги, так что ошибки не могло быть.
– Да, – решилась она, – я дала. Теперь думаю, что нам остается только довести все до конца.
– Доведем, – ответил Фэн. – Это я беру на себя.
Ей не понравилась его интонация. В голосе снова проступили резкие нотки, и она чувствовала, что, хоть он и не уклонится от своей роли, осложнений не избежать.
Она не ошиблась. Когда поезд с небольшим опозданием подъезжал к Сент-Полу, штат Миннесота, Фэн швырнул салфетку и сказал:
– Пошли. Пора приступать к исполнению этой затеи. Пусть все любуются, как мы воркуем, – на случай, если где-нибудь шастают папочкины шпионы.
– Они тут не шастают. Кроме того, я не допила кофе…
– Так допивай. Через минуту мы подкатим к вокзалу.
Найна решила, что нет смысла спорить из-за пустяка, допила залпом кофе и пошла к себе взять пальто. Встретив ее у двери, Фэн по-хозяйски взял ее под руку и бодрым шагом повел на платформу.
– Брр, холодно, – сказала Найна, стараясь разговором развеять мысли о тревожившей ее близости Фэна.
– Климат здесь не такой мягкий, как в Сиэтле, – согласился он. – Полагаю, что мне, как по уши влюбленному и внимательному жениху, надлежит разогреть тебя.
Прежде чем Найна успела сказать, что это не нужно, он обхватил ее за плечи, прижал к себе и потащил по платформе к вокзалу.
– Теперь лучше?
Теперь было лучше. Гораздо лучше. И слишком жарко. Она ощущала рядом с собой его крепкое, мускулистое тело.
– Да. – Она нервно прочистила горло. – Да. Спасибо. Теперь мне хорошо. Не нужно держать меня.
– А мне, может быть, нравится держать тебя, – приветливо ответил он. Что-то уж больно приветливо.
– Ох! – Она кинула на него нерешительный взгляд, когда они проходили сквозь стеклянную дверь в многолюдное помещение вокзала. – Но вам нельзя. Этого нет в уговоре.
– Чего нет? Чтобы держать или чтобы нравилось?
Найна не отвечала – прежде всего потому, что не могла придумать, что сказать. Наверное, держать ее входило в уговор, если они хотели убедить Джозефа, что их привязанность серьезна.
Только Фэн протащил ее вокруг стаи шумных подростков, обступивших гору рюкзаков, как они чуть не столкнулись с доведенной до отчаяния молодой матерью, которая бежала за хихикавшими мальчиками-близнецами. Мальчики неслись прямо к выходу.
– Родди! – кричала в тревоге мать. – Регги! Если сейчас же не вернетесь, я вас…
– Позвольте мне, – сказал Фэн. Найна ощутила огромное облегчение, когда он отпустил ее и твердо зашагал за убегавшей парой озорников. Через несколько секунд он их поймал и вот уже держал под мышками – с каждой стороны по отбивающемуся ребенку. – Куда их посадить? – спросил он тяжело дышавшую мать, когда та догнала их.
– В клетку бы… – прохрипела женщина. – Но, пожалуй, лучше вот сюда. – Она указала на ближайший ряд кресел.
Фэн кивнул и посадил мальчиков.
– И чтобы больше никаких фокусов, – строго сказал он им. – Только устройте еще что-нибудь вашей маме, пока она вас благополучно не посадит на поезд, и будете отвечать передо мной. Понятно?
Две черноволосые детские головки молча кивнули.
Мать расплылась в улыбке.
– Спасибо, – проговорила она. – Так трудно путешествовать без их отца. Но теперь они наверняка будут вести себя хорошо. Правда, детки?
Оба кивнули еще раз, и Фэн улыбнулся.
– Вот и отлично. Но смотрите у меня, – сказал он и обернулся к Найне, которая стояла у выхода и наблюдала за ним. – В чем дело? – спросил он, подходя к ней. – У тебя такое лицо, будто ты только что увидела, как рождественская индюшка с пасхальным окороком бегут тайно венчаться.
Она рассмеялась.
– Нет, никакого такого сюрреализма. Но я просто глазам не поверила. Вы любите детей, да?
– Ага. Ты не ожидала этого?
Она этого действительно не ожидала. Он производил впечатление человека настолько занятого делами, что вряд ли у него могло хватить времени и терпения, чтобы заниматься еще и детьми. Ее отец был таким же. Он по-своему любил ее, но в детстве ей всегда казалось, что больше всего он ее любил, когда она уходила в школу или спала. Его упорное стремление выдать ее замуж за первого попавшегося приличного мужчину было всего лишь продолжением этого его отношения.
– Да, пожалуй, для меня это неожиданность, призналась Найна. – Вас как-то трудно себе представить в роли отца.
– Ну, не знаю, – протянул он. – Ты же не станешь отрицать, что я отлично справляюсь с балованными детьми. – Его слова и выражение лица вроде не содержали намека, но, когда он слегка похлопал ее по щеке, стало ясно, что он говорил не о близнецах.
– У вас, – начала она, – невыносимо покровительственные… – Ее прервал бесплотный голос из громкоговорителя, объявивший, что пассажирам пора занять свои места в поезде.
– А тебе подходит роль матери? – спросил Фэн, не обращая внимания на ее неоконченный выпад. Он взял ее под руку и потащил сквозь толпу на платформе.
– Наверное, подходит. – Найне снова стало невыносимо жарко. Она почти не сомневалась, что Фэн прекрасно понимал, как он действует на ее артериальное давление: стоило ему прикоснуться рукой к ее локтю, как оно подскакивало. Но злиться было бессмысленно. Она глубоко вздохнула и засеменила дальше. – Я работаю в основном с ребятами из неимущих семей. И еще с трудными.
– С такими, как я, – сухо подсказал он и опустил руку ей на бедро.
– Нет, – проговорила она срывающимся голосом, почти задыхаясь. – Вы не из числа неимущих. И вы не ребенок.
– Но я трудный?
Да, он действительно был трудным. И в его тоне снова ощущалась насмешка.
– Вы способны быть трудным, – осторожно высказалась она. Он, конечно же, не прочь показать себя трудным…
– Я стараюсь быть приятным, – вполголоса произнес Фэн. Они снова подошли к купе «А», и не успела Найна сказать ему, что собирается идти к себе отдыхать, как он уже открыл дверь и, взяв ее за талию, без церемоний втолкнул в купе.
– Э-э… – произнесла она, – нельзя ли…
– Мне можно. Ты мне заплатила и дала задание. Я твой мужчина. Забыла, что ли?
– Да, но…
– А если я должен убедительно сыграть свою роль, нам давно пора приступить к репетиции.
– К репетиции? – прохрипела Найна. – Какая еще репетиция?
– Вот такая. – Фэн поднял руки и стал расстегивать ей пальто.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Найна оцепенела от прикосновения Фэна. Ей хотелось сказать, чтобы он убрал руки прочь, эти руки, срывавшие защитные слои с ее мозга так же быстро и ловко, как пальто с ее плеч. Разум подсказывал ей, что надо немедленно пресечь это. Но у нее не раскрывался рот. С какой-то странной отчужденностью она думала: вот сейчас она может утратить сокровище, которое берегла для кого-то единственного в ее жизни… сейчас… в этом комфортабельном купе… в этой ловушке.
Это была бы запредельная ирония судьбы: Найна ведь сама хотела, чтобы ее отец поверил, что Фэн и есть тот единственный…
Фэн разделался с ее пальто и бросил его на кресло. Найна безмолвно смотрела вверх, ему в лицо. Его глаза светились необыкновенно ярким золотистым светом, эти обольстительные глаза. Но потом, когда он уже расстегивал верхнюю пуговицу ее желтой клетчатой блузы, Найне стало казаться, что эта его затея, эта полушутка, которая ему потребовалась, чтобы что-то ей доказать или даже наказать ее, превращалась в нечто другое, чего он сам не ожидал и вовсе не хотел.
За мгновение до поцелуя в его глазах, видела Найна, мелькнуло сомнение.
Затем его пальцы скользнули ей под блузу. Поглаживая и щекоча ее шею и спину, они вызвали ощущения, которые до этого ей только снились. Когда Найна уже не могла молчать, она тихо простонала, и губы Фэна холодно завладели ее губами.
Уж больно холодно. Тут что-то не то, это должно быть не так. Как-то слишком уж сдержанно и методически просовывал он язык ей в рот и зарывался пальцами в ее волосы, чтобы удержать ее и не дать ей отвернуться. Она положила руки ему на плечи. Поначалу это было с ее стороны попыткой привнести тепло в объятие, которое, чувствовала она, и не было объятием, а только пробой или – как он сказал – репетицией.
Но всего через несколько секунд она перестала дожидаться, казалось, отсутствовавшего запала страсти. Желание ее погасло, и она оттолкнула его.
Он, не пытаясь удержать ее, сразу отступил назад. В это же мгновение поезд накренился на повороте, и Фэна отбросило к окну.
– С вами все в порядке? – спросила Найна, когда он искал, за что бы ухватиться.
Он усмехнулся уголком рта.
– В каком смысле?
– Ну, повреждений нет?
– Не замечено.
Он собирался с ней так заигрывать? Ну что ж, пусть.
– Зачем вам понадобилось целовать меня? – спросила Найна, подбирая пальто. Она села и сложила его у себя на коленях.
Фэн отошел в сторону и опустился на диван. В купе сразу стало как-то просторней.
Он пожал плечами.
– Извини. Разве ты не за это мне платила?
Найна решила не связываться. Она подозревала, что он пытается отыграться за то, что она купила его. Получить-то ее деньги ему хотелось, но ей было ясно, что она пала в его глазах с тех пор, как дала их ему. Хотя какая разница, как он относится к ней! Это не важно.
Увы, как раз это и было важно.
– Нет, – ответила она. – Я вам заплатила, чтобы вы провели Рождество в кругу моей семьи и, если понадобится, вмешались, окажись очередной папин протеже слишком назойливым.
– Ладно, поцелуев не будет – только в случае крайней необходимости. – Он откинул назад голову, и Найна увидела, что его шея у самого воротника чистой, сливочного цвета шелковой рубашки покрылась испариной. – Тогда сообщите мне, – произнес он, помолчав, – что я должен знать, чтобы играть свою роль с надлежащей убедительностью. Можете, конечно, не распространяться о том, что вы привыкли, чтобы все было по-вашему, и что в этот сезон вы увлеклись лимонной кислотой.
– Ни к чему такому я не привыкла и ничем таким не увлекаюсь, – огрызнулась Найна. Она смотрела на него испепеляющим взглядом. Ей уже хотелось махнуть рукой на то, что она задумала. Его поцелуй был для нее гораздо более глубоким потрясением, чем она собиралась признать. Ведь даже в мыслях она не могла себе позволить влечение к Фэну. На этом держалась их сделка. Но если теперь пойти на попятную, он подумает, что она испугалась его. А ведь почти что так и было.
Найна подождала, пока уляжется раздражение, и глубоко вздохнула.
– Ну хорошо, – сказала она, – наверное, вам надо узнать, что серьезных романов у меня вообще не было. Работаю я в Сиэтле, потому что это достаточно далеко от Чикаго, причем снимаю квартиру вдвоем с подругой. И я люблю свою работу. У нас дома на Рождество все эти три вещи неизменно обсуждаются за столом, в то время, как поедаются индюшка, брюссельская капуста и пудинг с черносливом.
Фэн улыбнулся. На этот раз его улыбка была симпатичной, почти сочувственной. Но он тут же все испортил, сказав:
– Не было серьезных романов? В это я еще могу поверить, если учесть, до чего несладкая штука лимон. Я также могу понять, что твой отец возражает против того, чтобы его дочь марала руки трудом, с его точки зрения не подобающим девушке из приличной семьи, и что тебе приходится заниматься этим подальше от дома. Но, черт возьми, как ты попала в социальные работники? Что ты понимаешь в потребностях простых людей?
Найна сделала усилие, чтобы не поморщиться от этих слов. Она не думала, что Фэн в самом деле старается уколоть ее. Просто он был неспособен понять, что не нужно голодать и терпеть нужду, чтобы знать, как это тяжело, и хотеть помочь. Она полагала, что некоторым образом именно потому, что в детстве была обеспечена, когда выросла, захотела что-то вернуть. Но детство Фэна настолько отличалось от ее детства, что он был не в состоянии ее понять. А она никогда не считала, будто деньги на банковском счету позволяют человеку пренебрежительно относиться к другим людям.
Объяснять ему это не было смысла, и наконец она просто сказала:
– Я люблю детей и хочу помочь им.
– Угу. – Несколько секунд он сосредоточенно смотрел на нее, наморщив лоб, будто решал головоломку. Потом перевел взгляд на окно.
Найна разглядывала повернутый к ней четко очерченный профиль, полуопущенные тяжелые веки и линию умопомрачительно чувственных губ. Внезапно ее охватило острое желание протянуть руку и коснуться его, но она сумела перебороть себя и тихо произнесла:
– Мне жаль, что вас мама бросила. Жаль, что… что ваша жизнь… была нелегкой.
– Что? – Он резко повернулся к ней. Его лицо выражало одновременно раздражение, насмешку и неверие. – С чего это ты взяла?
– Иногда в вас сквозит… горечь. И еще вы сказали, что очень много работаете. Наверное, это потому, что вы всегда терпели недостаток и хотите, чтобы когда-нибудь у вас было все…
– Я не говорил, что очень много работаю. Это сказала моя любезная сестрица. И потом – я не знаю, что вы понимаете под словом «достаток», но, что бы это ни было, с меня достаточно того, что у меня есть.
Ну да, конечно. Поэтому он и поддался, когда она пошла на подкуп. Единственное, чего у Фэна Хардвика предовольно, так это неоправданной спеси. А еще – упорного нежелания смотреть в глаза реальности.
У Найны испарилось всякое желание утешать.
– Я рада это слышать.
– Ага. – Фэн ехидно вглядывался в нее. – Знаешь, если ты при своем отце будешь смотреть на меня такими глазами, он прикажет выбросить меня за порог. В таком случае не успеешь и ахнуть, как тебя окрутят с одним из папиных протеже.
Найна вздохнула. Это было справедливо. Не то, что ее могут выдать замуж за кого бы то ни было, а то, что им было необходимо предстать перед ее отцом единым, дружным фронтом. И если бы только Фэн не артачился, всеми силами не вызывал в ней враждебности к нему, не о чем было бы беспокоиться.
Она выжала из себя улыбку.
– Вряд ли бы ему удалось выставить такого, как вы. Но если бы мы ухитрились вести себя так, будто любим друг друга…
– Ты права, – перебил Фэн. – Так что давай, люби. – Он поманил ее, похлопал по своему колену.
– Я не это имела в виду, – раздраженно ответила Найна и поймала себя на том, что подавляет улыбку. На мгновение она задумалась. – Расскажите мне, что я должна знать о вас, чтобы нашей истории поверили.
– Ну-у, – протянул он, – можешь сообщить, что подобрала меня в сточной канаве, отряхнула…
– Может, отец и поверит, но будет недоволен, – сухо сказала Найна. – Я имела в виду вашу работу. Чем вы занимаетесь? В каком доме живете? Папа непременно начнет расспрашивать о таких вещах. А не о том, какой ваш любимый цвет и как вы предпочитаете есть яйца – всмятку или вкрутую.
– А! – Фэн поднял руки над головой и потянулся. – Я занимаюсь закупкой и распространением продовольственных товаров. Поездки, заседания, немного – подбор кадров и… Ну, делаю что придется. Что касается жилья, я недавно продал наш дом и собираюсь переехать в квартиру, поближе к офису, поскольку Кристин я уже буду не нужен.
– Какого рода продовольственными товарами вы торгуете? – спросила Найна. Добиться сведений у Фэна было все равно что сорвать крышку с туго закатанной банки.
– Ну, икра, устрицы, шоколадные конфеты. Оригинальные соусы. Паштеты. Сыры. Всякая всячина.
– Ага, – сказала Найна, – деликатесы.
Он сощурил глаза.
– Ты этим не увлекаешься?
Она покачала головой.
– Удивительно, что вы смогли этим увлечься.
– Если учесть мое плебейское происхождение? – спросил он со знакомой резкой ноткой в голосе.
– Скорее ваши наклонности настоящего мужчины, – съязвила Найна.
– Ясно. Дело в том, что вечные запеканки Кристин пробудили во мне тоску по более диковинным блюдам. Поэтому я и выбрал свое теперешнее направление в бизнесе.
Найна поняла, что Фэн еще раз тычет ее носом в различие, касающееся их происхождения.
– Как трогательно: выскочить из оборвышей прямо в богатенькие, – уколола его она. Его мягкий укор задел ее за живое.
– Поаккуратней, мисс Петрофф: ты прыскаешь лимонной кислотой. Мне казалось, что нам полагается любить друг друга. – Если она правильно читала в его глазах, он любил ее так же, как она тараканов.
– Да, – согласилась Найна, глядя ему прямо в глаза. – Но ведь я вам не нравлюсь, верно?
Она думала, что он пожмет плечами и не станет задерживаться на этом. Но он встретил ее взгляд таким же прямым взглядом и ответил:
– А черт его знает. Во всяком случае, были минуты, когда меня так и подмывало тихонько выпихнуть тебя из поезда. – Он потер рукой подбородок, и его лицо медленно озарила задумчивая ухмылка. – В одном я, правда, уверен.
– И в чем же?
– Что я бы с удовольствием затащил тебя в постель. Если бы ты, конечно, вела себя так, чтобы это не было понапрасну.
– Что? – Найна уставилась на него. Он ее ошеломил и разозлил. Она уже была готова во всех нелестных подробностях изложить ему все, что думала о мужчинах, которых можно купить, да еще для таких целей, как вдруг заметила, что его ухмылка переходит в широкую улыбку. В насмешливую, обольстительную, вызывающе самодовольную улыбку.
Фэн, как обычно, провоцировал ее. А она попалась.
– Как бы вы поступили, если бы я вас поймала на слове? – спросила она, подавляя смертельное желание ударить его ногой, крепко ударить по красивой лодыжке, до которой ей так легко достать своим тяжелым коричневым ботинком.
Его ухмыляющееся лицо превратилось в маску беспардонного сластолюбца.
– Попробуй, тогда узнаешь, – предложил он, сделав приглашающий жест рукой.
Найна покачала головой и встала.
– Вы несносны, – сердито заявила она. Фэн совершенно взбесил ее. В самом деле, было невозможно понять, когда он говорил серьезно, а когда просто подтрунивал над ней. У нее не проходило странное ощущение, что он и сам не рад, позволив ей купить себя.
Что-то в Фэнтоне Хардвике не подчинялось логике. Она с самого начала это заметила.
Хардвик… Она направилась к двери, но какое-то смутное воспоминание зашевелилось и стало тревожить ее в глубине сознания.
– В какой компании, вы говорили, вы работаете? – спросила она. Поезд, ползущий теперь по извилистому берегу яркого, кристально чистого безымянного озера в верховьях Миссисипи, в это мгновение снова мягко качнулся.
– А я и не говорил. Называется она «Ф. энд К. Фудс». – Фэн остановил на ней неожиданно выразительный взгляд.
– Да, – нахмурив брови, ответила Найна. Она опиралась для равновесия на косяк двери. – Я, кажется, о такой слыхала.
Она действительно слышала это название. О чем-то оно ей напоминало, но она не могла вспомнить, о чем.
– Разумеется слыхала, – неопределенно сказал он. Казалось, он с облегчением расслабился.
– Я пошла, – поспешила сообщить Найна, чтобы не поддаться колдовской силе его внезапно появившейся обольстительной улыбки. – Мне хочется поспать до приезда в Чикаго.
– В таком случае – пока, – мягко произнес Фэн.
Найна, шатаясь, добрела до своего купе и закрыла за собой дверь.
Было ясно, что ей не заснуть. Она испытывала такое напряжение, такое беспокойство, что была не в состоянии сомкнуть глаз. Но ей же надо было уйти от Фэна. Чем больше времени она проводила в его обществе, тем больше убеждалась, что этот кусок ей не по зубам. А что за лакомый кусочек был бы, не окажись Фэн таким же меркантильным, как все!
Найна вздохнула и остановила взгляд на белой, скованной льдом поверхности озера. Неужели возможно всего за каких-то два дня проникнуться чувством к мужчине? Ведь только потому, что это было просто невозможно, она и решила использовать его как подсадную утку. Тем не менее она уже ни о чем и ни о ком, кроме него, не могла думать. Он полностью завладел ее мыслями почти с той минуты, когда, с заносчивым видом, шагал по платформе в Сиэтле. Но она себе не позволит… она не посмеет влюбиться в мужчину, которого возможно купить. Не посмеет – невзирая на его облик олимпийского божества и способность улыбкой заставить ее чуть ли не терять сознание.
Она вздернула подбородок и взглянула на сулившее снегопад жемчужно-серое небо. Понаблюдав несколько минут за плывущими мимо облаками, она протянула руку за книгой – из тех трех, которые взяла с собой в дорогу, но из-за Фэна даже не полистала.
Книга называлась «Не рискуй сердцем».
– Рисковать я не буду, – произнесла она вслух. – Это мне не грозит.
Но когда, незадолго до обеда, Найна зашла в салон и увидела темноволосую голову Фэна, склонившуюся над белокурой головкой, то поняла, что угроза более реальна, чем она подозревала, и это ее оглушило, как удар в подреберье.
Ее мгновенное удивление сменилось возмущением. Сердце бешено заколотилось, кровь застучала в ушах, и вдруг на нее обрушилась догадка о том, что с ней творится: она не просто рискует сердцем, она уже его теряет.
Найна поджала губы и впилась ногтями в ладони. Нелепо. Он ведь всего лишь разговаривает с девушкой. А то, что у него на лице неотразимая белозубая улыбка, неважно. Как и то, что в уголках его смеющихся глаз так привлекательно собрались морщинки. Все это неважно.
Девушка была очень молоденькой и хорошенькой. Она смеялась, обратив к Фэну пикантное личико с выражением неприкрытого обожания.
Спазмы сдавили горло. Найна резко сглотнула и уже было отвернулась, но как раз в это мгновение Фэн поднял голову. Увидев Найну, он поманил ее пальцем.
Найна остановилась в нерешительности. Ей не хотелось говорить с Фэном сейчас. Она была не уверена, что ей удастся скрыть свою ревность, тем более что она ревновала мужчину, которого не желала, не могла желать, ведь он был как раз из тех, кого она годами избегала.
Вот только… Фэн не похож на папиных протеже. С виду – да, но…
Нет-нет, никакого «но». Она всего лишь охвачена запоздалым приступом похоти. Наверняка она давно должна была испытать это чувство. С ней никогда еще такого не творилось. Такого, как сейчас. Но с похотью легко справиться – достаточно прогнать ее в момент вспышки.

Грегори Кей - Мужчина напрокат => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Мужчина напрокат автора Грегори Кей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Мужчина напрокат своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Грегори Кей - Мужчина напрокат.
Ключевые слова страницы: Мужчина напрокат; Грегори Кей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Макдональд Джордж