Александер Патрик - Смерть зверя с тонкой кожей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Окли Наташа

Восточная сказка


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Восточная сказка автора, которого зовут Окли Наташа. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Восточная сказка в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Окли Наташа - Восточная сказка без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Восточная сказка = 90.19 KB

Окли Наташа - Восточная сказка => скачать бесплатно электронную книгу



OCR: Ninel; Spellcheck: Ninel
«Наташа Окли «Восточная сказка»»: Радуга; Москва; 2009
ISBN 978-5-05-007118-7
Аннотация
Вместо того чтобы строить собственную жизнь, Полли Андерсон вынуждена решать многочисленные проблемы своей семьи. Но встреча с шейхом Рашидом аль-Баха меняет все…
Наташа Окли
Восточная сказка
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Я его знаю?
Полли Андерсон взяла фотографию со стола, рассчитывая получше разглядеть изображение. Она прищурилась, сфокусировав взгляд на лице мужчины.
Подруга невольно улыбнулась при виде ее мучений.
– Опять забыла свои контактные линзы?
– Нет, не забыла, – ответила Полли, отложив фото.
Она с удовольствием сделала глоток кофе.
– Сознательно не надела, – пояснила она, переводя взгляд на подругу. – Со вчерашнего вечера ощущение в глазах такое, словно в них гравия насыпали.
– А тщеславие не позволяет надеть очки? – рассмеялась Минти. – Видела бы ты себя со стороны. Когда щуришься, становишься похожа на крота.
Полли состроила гримасу. Поставив чашку на стол, она скрестила руки на груди и, подавшись корпусом вперед, отчеканила:
– В очках или без них, я уверена, что никогда не видела его прежде. Сомневаюсь, что шейх, случись ему встретиться у меня на пути, так быстро не улетучился бы из моей памяти. К тому же шейхи вообще редко сотрудничают с Энтони. А этот и вовсе не похож на одного из них.
– Понятно, – с улыбкой протянула Минти. – Не толст, не стар и не производит впечатления богатого человека?
– Именно, – кивнула Полли Андерсон. Минти рассмеялась своим характерным сипловатым смехом и достала из папки следующую фотографию.
– Вот он же в национальном костюме. На этом фото он производит совсем другое впечатление. Высокий, смуглый, пленительно опасный, ты не находишь?
– Хорош, ничего не скажешь, – процедила Полли, мельком взглянув на предложенный снимок.
– Хорош? Это все, что ты можешь сказать о брутальном красавце?
Полли со вздохом вновь взглянула на фото и кивнула.
Звание красавца шейх получил не напрасно. Его глаза необычного для араба темно-синего оттенка, казалось, смотрели прямо в душу.
– Его бы я запомнила, – убежденно проговорила Полли.
Такой-то взгляд!
Во внешности мужчины был и взрыв экзотики, и что-то привычное, внушающее доверие. Глаза же так и приковывали к себе внимание.
Полли улыбнулась. Пожалуй, стоит разузнать о нем как можно больше.
– Кто он? – поинтересовалась Полли у подруги.
– Его высочество принц Рашид бин Калид бин Абдулла аль-Баха. Таково его официальное имя. Но на Западе его зовут шейх Рашид аль-Баха. Так вот запросто… Двадцать девять лет, шесть футов два с половиной дюйма ростом. Не женат и никогда не был, – многозначительно подчеркнула Минти. – Обожает чистопородных лошадей. Может себе это позволить. Сказочно богат, – констатировала она, сверившись с досье, и от себя добавила: – И очень, очень аппетитен на вид. Настоящий лакомый кусочек, этот шейх Рашид.
– Никак ты заинтересовалась им?
– Ха, конечно же, нет! Хоть он и конфетка, однако всего лишь второй сын короля.
– А тебе первого подавай? – усмехнулась Полли.
– Не обо мне сейчас речь. Принц Рашид – второй сын короля Калида, но единственный от жены-англичанки.
– Теперь припоминаю… Слышала о нем пару раз. Он ведь из королевства Амра. Местный плейбой, я права?
– Это он! – подтвердила Минти, ткнув пальцем в портрет. – Отъявленный повеса! Единственное, к чему он относится со всей ответственностью зрелого человека, – это его конюшни и лошадки. Насколько мне известно, он своего рода шишка в мире элитного коневодства. Разводит породистых скакунов, тренирует их, а потом продает… Собственно, поэтому я и подумала, что ты могла его знать через твоего скользкого сводного братца…
– Я тебя поняла, – пресекла дальнейшие и вполне предсказуемые эпитеты Полли Андерсон.
– Но если нет, мы справимся сами, – закончила мысль Минти.
Полли потянулась к первой фотографии шейха в традиционных белоснежных одеждах. Повертела ее в руках, сопоставила со вторым снимком, на котором тот же мужчина был изображен в обычном европейском костюме. Что ж, следовало признать, что он потрясающе выглядит в любой одежде. И если бы он приезжал в Шелтон, она бы запомнила.
Она снова прищурилась, глядя на незнакомца.
– Из Амры несколько раз приезжали господа в национальных одеждах. Но те были гораздо старше. И вряд ли принадлежали к царскому роду, иначе Энтони свихнулся бы от счастья… Он до сих пор не может привыкнуть, что к нему обращаются «ваша светлость». Радуется, как ребенок. Я, конечно, могу выяснить имена всех гостей из Амры. Вот только надо ли тебе это?
Минти покачала головой и, убрав обе фотографии в конверт, откинулась на спинку стула.
– Не нужно, – ответила она. – Но, раз уж ты все равно здесь, не могла бы ты взглянуть еще и на фотографию его старшего брата?
Полли безразлично кивнула, и Минти неторопливо достала из другого конверта такую же глянцевую, как и первая, фотографию. Она торжественно произнесла:
– Его высочество принц Ханиф бин Калид бин Абдулла аль-Баха. Но все зовут его шейх Ханиф аль-Баха. Так гораздо проще, правда?
– Да, имена у них – мало не покажется… Хотя глупо сочувствовать человеку, которого с детства зовут «ваше высочество», – с улыбкой заметила Полли Андерсон.
– Сейчас их папенька настолько болен, что ни с кем из посторонних не желает встречаться и говорить. Вот нам и пришлось переключиться на его сыновей – Ханифа и Рашида. Нам подойдет любой из них, лишь бы он был бин Калид бин Абдулла аль-Баха… У меня голова идет кругом от скороговорки их имен. Послушай только, как их папу зовут! – Девушка взялась читать с листа: – Наследный принц Калид бин Абдулла бин Абдул-Али аль-Баха. Как тебе такое? Это «бин» хоть что-нибудь значит?! – воскликнула Минти, с трудом переводя дух.
– Сын такого-то. Вообще-то в их именах разбираться довольно интересно. Баха – главное имя короля Абдуллы, степень родства с которым идентифицируется количеством этих самых «бин», – пояснила Полли. – Я уверена, что ни один из братьев не приезжал в Шелтон, – деловито подытожила она и снова потянулась к чашке с кофе.
– Ладно, хорошо объясняешь, но это все не так важно, как предстоящая поездка в Амру. Придется тебе на время отказаться от мини-юбок и декольте.
– Ну, это не проблема, – отозвалась Полли. – Жалко, конечно, прятать такую красоту. Но ничего не поделаешь, – иронично заключила она.
– Если не хочешь быть арестованной за аморальное поведение…
– Или побитой камнями…
– Рисковать в любом случае не стоит, – подытожила Минти.
– Именно, – подтвердила Полли.
– Мэтью Риггли, историк, с которым мы сотрудничаем, усердно собирает интересные факты о твоей Элизабет Льюис. Потрясающие откопал сведения, тебе понравится… Все шло так хорошо, пока король не заболел. Еще немного – и мы получили бы разрешение на экранизацию. А теперь все увязло в бюрократизме. Без его прямого указания вряд ли тамошние чиновники дадут разрешение на проведение съемок.
Полли внимательно выслушала, но от комментариев воздержалась, ибо ей нечего было сказать. Оставалось еще несколько глотков кофе, которыми она вполне могла насладиться и в тишине. Тем более что молчание долго не продлится, ведь Минти явно еще не закончила.
– В общем, теперь мне нужно, чтобы ты занялась обработкой шейха-младшего и заручилась его поддержкой в реализации нашего проекта. Конечно же, ты понимаешь, что в данном случае я имею в виду исключительно его финансовое и координационное участие. С остальным мы сами справимся. Убеди его в необходимости внушить представителям местных властей, что содействие съемочной группе желательно и даже необходимо, – продолжала инструктировать Минти. – Полагаю, тебе следует сфокусировать свое внимание именно на Рашиде, а не на его старшем брате.
Полли нахмурилась. Ничего себе задачка!
– Как же все просто с твоих слов! И конечно же, нет и не может быть ни единой загвоздки в реализации этого плана… Но почему я должна ориентироваться именно на младшего? Разве не весомее будет участие старшего принца?
– Ты, как всегда, не очень-то внимательно меня слушала, – сердито отозвалась Минти. – Старший, Ханиф, – правая рука короля. Именно через него мы и вели все переговоры до тех самых пор, пока их отец не слег. Но, по всей видимости, лично Ханифа этот проект совсем не интересует. Старик с нами сотрудничать по известным причинам не в состоянии, а его старшего сынка все наши доводы оставляют совершенно равнодушным. Следовательно, младший – наша последняя надежда.
– И он непременно заинтересуется нашим проектом, – ехидно добавила Полли Андерсон.
– Твоя задача сделать для этого все возможное.
– И каким же образом, позволь поинтересоваться?! – спросила Полли.
– Ты и сама прекрасно знаешь. Если один брат избрал своим занятием уход за больным старцем, а другой продолжает при этом вести жизнь повесы, легко, по-моему, догадаться, чем его заинтересовать, – хладнокровно рассудила Минти.
– Ах! – воскликнула Полли.
– Тебе не хуже меня известно, что джентльмены, а в особенности знойные восточные мужчины, предпочитают блондинок всем прочим прелестницам. В особенности если у этой белокурой нимфы безупречное реноме.
– Как же мне повезло! – хлопнула в ладоши Полли Андерсон. – Но надолго ли хватит моего реноме, если мне начали выдавать подобные сомнительные поручения?
– Я же не склоняю тебя идти ва-банк, дорогая. Когда хотим, мы, женщины, можем получить все, не потеряв при этом ничего. Интригуй его, дразни, заманивай. Используй весь арсенал доступных средств. Сделай так, чтобы он посчитал за счастье помочь такой очаровательной женщине, как ты.
– В теории все видится таким легкодостижимым, – отозвалась эталонная блондинка. – Вот только как воплотить твой план в жизнь, я совершенно не представляю.
– Все просто! – объявила Минти.
– Вот как?! – удивилась Полли.
– Зря смеешься, дорогая. Нам доподлинно известно, что шейх Рашид намеревается принять участие в грандиозном благотворительном мероприятии в ближайший уик-энд… Ты все еще теряешься в догадках, почему это младшенький не предпочел остаться у постели больного отца, тогда как я знаю наверняка, чего он ждет от предстоящего события. Поэтому и посылаю ему тебя…
– Ты просто фея-крестная! Жаль, ему не представится случай тебя поблагодарить!
– Я и не жду от него благодарности, не волнуйся. Готовься к тому, чтобы пересечься с ним на вечеринке, которую вы организуете в Шелтоне совместно с герцогом Эйлсбери, – объявила Минти.
– Но откуда ты знаешь, что он придет? Мне вот на этот счет ничего не известно. Да и в списке гостей шейха аль-Баха точно нет.
– На днях я присутствовала на одном скучнейшем званом ужине. И кто-то по соседству оговорился, надеясь впечатлить меня своими вельможными знакомствами. Тебе ли не знать, как эти снобы флиртуют, – со вздохом проговорила Минти. – Все очень просто. Ханиф учился в Итоне с герцогом Эйлсбери, и они до сих пор близкие друзья. Со временем к этой парочке примкнул и Рашид. Потому он и планирует быть в Шелтоне в субботу.
Полли Андерсон нахмурилась.
– Если ты виртуозно разыграешь из себя «деву зачарованного замка», мы получим такую отдачу, о какой даже мечтать не могли, ведя переговоры с королем и его старшим сыном.
– А теперь, значит, мечтаете?
– Полли, мне кажется излишним напоминать тебе, насколько мы ограничены в сроках и средствах. В нашем распоряжении максимум четыре месяца. Так что постарайся.
– Постараться что? – буркнула Полли. Глаза Минти недобро сверкнули.
– Хочешь, чтобы я все разложила по полочкам? Изволь! – бросила она. – Флирт с иностранцем – вот что сейчас от тебя требуется. Да не простой флирт, а флирт с целью заручиться поддержкой наследного принца. Ослепи его своим очарованием, зарази тем же азартом, с каким пытаешься сейчас опровергнуть все мои аргументы. Не отпускай его от себя ни на шаг. Хватай и вези его смотреть да хоть того же Рембрандта, предпринимай что угодно, чтобы завладеть его вниманием. Наболтай ему побольше про свою матушку – вдовствующую герцогиню. Приоденься, распусти волосы. Но не нужно всех этих великосветских жеманств, которые скорее отпугивают, чем привлекают… Ты слышишь? Что это за шум? – в один момент переключилась с назиданий на недовольство Минти.
– Не слышу никакого шума.
– Ну как же?! А что это за надоедливое треньканье? – брезгливо проговорила подруга.
– Это всего лишь мой телефон. Могу отключить, если он тебя так раздражает.
– А если что-то важное? – спросила та.
– Вряд ли. Скорее всего, это Энтони, – предположила Полли, доставая из сумки мобильный телефон. – Так я и думала. Наш герцог. Перезвоню ему позже.
– Отличная идея, – одобрила Минти. – Терпеть не могу этого напыщенного индюка.
Полли позволила себе снисходительно улыбнуться. Обычно она не одобряла нападок на сына своего покойного отчима.
– Сколько уже времени прошло со смерти Ричарда? – спросила Минти внезапно.
– Три года. Ну, почти. В мае будет три года, – ответила Полли, ставя свою объемную сумку на пол.
– Время так быстро летит! – воскликнула Минти. – Для кого угодно это был бы достаточный срок, чтобы сориентироваться и начать жить своим умом. Но только не для нашего гения Энтони. И если бы его драгоценная женушка думала еще о чем-то, помимо лошадей…
– Пусть живут, как считают нужным, – сухо отозвалась Полли.
– Но они отвлекают тебя от твоих собственных дел.
– Они мне не чужие. Пока могу, я буду им помогать, мне совсем не трудно. Просто однажды им не останется ничего другого, кроме как обходиться своими силами, – решительно расставила все акценты по местам девушка.
– Если мы получим разрешение на съемки, это случится очень скоро. Не так ли, дорогая? – хитро спросила Минти.
– Вот именно. Если, – отозвалась Полли.
– Постарайся оптимистичнее смотреть на все происходящее! – с улыбкой воскликнула Минти.
– Постараюсь, – все так же пресно отреагировала на очередное наставление Полли Андерсон.
Минти звучно втянула воздух в легкие и так же звучно выпустила его.
В отличие от Минти, Полли не испытывала особого энтузиазма по поводу намечающихся съемок. Ведь ей придется покинуть Шелтон, и поместье, как проницательно заметила Минти, останется не в лучших руках. А Полли не ставила на одну доску фамильные ценности и карьеру. Семья всегда важнее, а личные интересы могут и подождать. Замок Шелтон был для нее дороже всего на свете. Он занимал все ее мысли, все время, все силы. Деньги, которые она зарабатывала, Полли тратила на содержание замка.
– Пора выбираться из своей скорлупы, Полли! Пора! Настало время покинуть Шелтон и показать себя миру! – патетически воскликнула Минти.
Проблема заключалась в том, что Шелтон Полли не принадлежал. Наследником по праву был сводный брат Энтони, и именно он должен был позаботиться о том, чтобы Шелтон перешел к его потомкам. Но этот самый Энтони не знал, что делать со своим правом и со своей привилегией. Денег на содержание замка катастрофически не хватало, и мрачная перспектива потерять поместье с каждым годом становилась все более реальной. Полли не могла этого допустить. Для нее, как и для Энтони, Шелтон был родным домом.
– Тебе давно пора найти достойную работу с достойной зарплатой, – вкрадчиво проговорила Минти.
Полли вздохнула. Она и сама ежедневно напоминала себе об этом. Но невидимые узы продолжали удерживать ее в Шелтоне.
– У тебя нет ни сбережений, ни карьеры, – продолжала Минти.
– Я знаю, – процедила Полли Андерсон. – Знаю.
Напоминание сработало как пощечина.
– Итак, – самодовольно заговорила Минти, чувствуя, что ее увещевания возымели-таки действие. – Будь мила с его высочеством принцем Рашидом. И тогда у нас появится долгожданная возможность закончить начатое. Обещаю, что максимум через двадцать четыре часа с того момента, как все формальности закончатся, ты уже будешь сидеть в самолете, направляющемся в Амру. И это только начало, – подытожила Минти, чтобы затем пуститься в пространные рассуждения насчет будущих успехов.
Быть милой с кем бы то ни было, тем более с иноземным шейхом, для Полли не составляло проблемы. Но та мотивация, которой ее снабдила Минти, скорее мешала, чем способствовала успеху. Во всяком случае, не вселяла уверенности в собственных силах. Как бы там ни было, ждать легкого, естественного и непринужденного общения с пресловутым шейхом не приходилось. Полли могла лишь строить догадки по поводу того, что представляет из себя их восточный гость. Скорее всего, он не лишен проницательности. А значит, одного его взгляда будет достаточно, чтобы разгадать ее небескорыстные намерения.
Девушка притаилась за огромной цветочной композицией, откуда могла беспрепятственно наблюдать за шейхом. На всех присутствующих он, судя по всему, производил неизгладимое впечатление.
Высокий и стройный, он вышагивал так, словно его длинные ноги сами несли его вперед. Понаблюдав за ним некоторое время, она уже и не знала, как ей к этому человеку подступиться. Выражение скуки от всего происходящего вокруг не сходило с его лица. Он почти ни с кем не общался, но если того требовали приличия, то обходился парой слов. И был неприкрыто груб со слишком докучливыми собеседниками. Последнее обстоятельство совершенно сбило с толку Полли Андерсон, лишив ее призрачной надежды завладеть его вниманием. Не говоря уже о том, чтобы убедить его в необходимости сотрудничества.
С того самого момента, как в зале пронесся шепоток о появлении шейха Рашида аль-Баха, дамы готовы были шеи свернуть, лишь бы перехватить его скучающий взгляд. Слава обольстителя шла вперед самого принца.
Появившись, он не удостоил вниманием ни одну из присутствующих дам. Однако молодых леди данное обстоятельство нисколько не смутило. Они тут же облепили гостя. И не исключено, что в его неучтивости они видели для себя вызов. Что ж, о вкусах не спорят. Кому-то такой тип мужчин действительно симпатичен.
Полли наблюдала за представлением из-за цветов. В какой-то момент ей даже показалось, что она чудесным образом оказалась на съемках очередного фильма о Джеймсе Бонде. И антураж, и публика, и исполнитель главной роли как нельзя лучше соответствовали атмосфере бондианы.
Время шло, а красавица блондинка по-прежнему не покидала укрытия. Она оттягивала момент своего блистательного появления до тех самых пор, пока образ недовольной ее поведением Минти, которая незримо присутствовала в зале, не начал пугать Полли сильнее, чем необходимость привлечь внимание восточного гостя. И будь он обычным задирой и невежей, проблем бы не возникло. Но принц был сказочно красив и по-царски неприступен.
Существовал единственный способ сдвинуть себя с места. Полли вспомнила о своей легендарной прапрабабке, об эксцентрических похождениях которой была наслышана с раннего детства. Казалось, странная генетическая память отзывалась на эти воспоминания и приводила в действие причудливый авантюристический механизм, заряжая ее энергией, азартом и новыми идеями.
– Что-то не так?
Полли резко обернулась, услышав голос матери.
– Нет. Все в порядке, – отозвалась девушка. – Почему ты спрашиваешь?
– Ты постоянно хмуришься и весь день прячешься за цветами, – констатировала женщина. – Что еще я могла подумать?
– Я просто осматриваюсь… Но ты совершенно права, пора показаться среди гостей, – проговорила она и двинулась в сторону бального зала.
– Полли! – окликнула ее мать.
Полли остановилась. Женщина подрулила к ней на инвалидном кресле.
– Я просто хотела сказать, что ты проделала огромную работу для того, чтобы сегодня все прошло гладко. Собственно, как и всегда, когда моя умница дочь берется за дело, – гордо констатировала вдовствующая герцогиня, легонько коснувшись руки дочери. – Мне известно, что Энтони в очередной раз чем-то недоволен. Да только ты не придавай этому значения. Мальчик ведет себя так от бессилия…
– Я знаю, мама, – сказала она и, нагнувшись, поцеловала мать в щеку. – Могу я тебе чем-нибудь помочь? Шампанское принести? Или что-нибудь из закусок?
– Ничего не нужно, спасибо, дорогая. И шампанского с меня сегодня хватит, – улыбнулась мать. – Не забывай, что я за рулем, – добавила она и подмигнула. – Ты же не хочешь, чтобы твою мать арестовали за вождение в нетрезвом виде?
– Пришли кого-нибудь известить меня, когда соберешься ложиться, – попросила Полли.
– Не волнуйся за меня, дорогая. Разок и сама справлюсь… Слушай, что это за красавец, с которого ты весь вечер глаз не сводишь? – решилась герцогиня на прямой вопрос, перехватив очередной прицельный взгляд дочери. – Вокруг него все так и вьются. Почему тогда я его не знаю?
Полли сделала вид, что не понимает, о ком речь.
– Мужчина рядом с герцогом Эйлсбери, – объяснила герцогиня.
– Ах, он… Я потом тебе расскажу, – уклонилась от прямого ответа дочь.
– Как ни посмотрю на него, он такой сердитый. Стоило ли вообще выходить в свет в таком настроении. Что он о себе вообразил? – возмутилась пожилая женщина.
– Это его высочество принц Рашид бин Калид бин Абдулла аль-Баха, – без запинки произнесла Полли.
– Принц… Надо же, какая честь для нас, – съязвила герцогиня.
– Почему ты думаешь, что он сердится? – чистосердечно поинтересовалась дочь.
– Может быть, я не права. Со мной такое бывает, ты знаешь. Иногда с первого взгляда начинаешь испытывать к вполне безобидному человеку какое-то предубеждение. Но выражение его лица мне определенно не нравится.
– Чем же? – заинтересовалась Полли, которая всегда доверяла мнению своей матери.
– Своей бескомпромиссностью. Возможно, я сгущаю краски. Но он мне кажется очень жестким человеком. Надеюсь, наш безалаберный Энтони не удумает завязать с ним деловые отношения, – озабоченно проговорила герцогиня.
Полли посмотрела на мать и поняла, что та думает уже о другом. Поводов для тревог в последнее время хватало.
– Ладно, мамочка. Пойду проверю, все ли готово к фейерверку, – проговорила Полли.
– Иди. Все равно тебя бесполезно останавливать. Хотя я бы на твоем месте перестала хлопотать и наслаждалась жизнью.
Полли с широкой улыбкой пересекла зал, раскланиваясь с гостями. Девушка ни на мгновение не забывала о своей миссии. И в настоящий момент раздумывала над тем, как бы сманить принца Рашида на просмотр подлинника Рембрандта в галерее замка Шелтон.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Рашид не отрываясь смотрел на безымянный пальчик почтенной Эмили Кулидж. Фаланга, увенчанная массивным бриллиантом, нагоняла на него тоску. Леди Эмили теребила этим пальчиком увесистое колье. Все сияло и переливалось, кричало о достатке и самодовольстве. И ничего нового, пресно, обыденно, скучно, на кого ни взгляни. Родина обожаемой маменьки и ее соотечественники не вызывали в Рашиде никаких чувств, кроме презрения. Хотя связывало его с этой страной помимо кровных уз немало. Многие годы он учился здесь, путешествовал с друзьями, развлекался, как мог, просто бездельничал. И до последнего времени все его устраивало. Но то ли он переменился, то ли весь мир вдруг отдалился и сделался недоступным для его понимания. Но Рашид уже не чувствовал былой беззаботности.
Ощущение пустоты и неприкаянности вызывало одновременно и тревогу, и недоверие к самому себе. Брезгливое раздражение сменялось хмурым предчувствием наступающих перемен. Одиночество, прежде воспринимаемое им как редкая, оттого драгоценная возможность вдумчиво оценить свою жизнь, теперь виделась молодому наследнику унылым атрибутом его царственного происхождения.
Эмили догадывалась, что спутник ее сердит. Но не знала причин его мрачного расположения духа и не пыталась до них докопаться. Просто была с ним, пока это еще возможно. Давно она отбросила все иллюзии относительно того, что они пара. Раньше ее охватывала страшная тоска, когда она думала, что принц может предпочесть ей другую. Теперь она знала почти наверняка, что он будет перебирать вечно и вряд ли когда-нибудь остановит свой выбор на одной-единственной девушке. Она устала мучиться догадками, что же ему, наконец, нужно, чтобы он успокоился и остепенился. И какой должна быть женщина, которая заставила бы шейха Рашида забыть о бесконечном множестве красоток, что вечно вьются вокруг.
Сам Рашид не имел ответа на этот вопрос. И даже перестал искать ту самую, единственную. Решив, что такой попросту не существует, как не существует рая на земле.
Его спутница-брюнетка привлекала внимание присутствующих к россыпи бриллиантов на ее шее. Рашид поморщился и отвернулся.
Они так давно вместе, а для обоих остается загадкой, как они по-прежнему могут быть настолько чужими друг другу, настолько безразличными. Хотя обоих неизменно влечет друг к другу в располагающих для этого обстоятельствах.
Эмили знала, что ей придется несладко, когда ясность в их отношениях восторжествует. Но пока она не чувствовала себя в состоянии в мгновение ока вычеркнуть Рашида из своей жизни. Все-таки он олицетворял собой идеального спутника молодой аристократки, каким она всегда его себе представляла. Хотя вся история их отношений больше напоминала процесс взаимного охлаждения, тотчас последовавший за ураганной страстью. Все, что теперь их связывало, – это воспоминания о бесшабашном прошлом, и ни единого задела на совместное будущее.
Обоих это угнетало.
– Планируешь быть в Лондоне на следующей неделе? – тихо поинтересовалась леди Эмили.
Рашид взял с подноса бокал шампанского. Медля с ответом, он разглядывал, как пузырьки воздуха со дна устремляются наверх.
Рашид не хотел обижать свою подругу, это происходило у него непроизвольно. Он шумно вздохнул, словно ее вопрос задел его.
Эмили отвела взгляд, демонстративно повернувшись к нему боком. Этого оказалось вполне достаточно, чтобы они ощутили себя двумя полюсами, не имеющими никаких точек соприкосновения.
– Я возвращаюсь в город, как только это тоскливое мероприятие закончится… До твоего возвращения домой у нас еще будет время побыть вдвоем, – с надеждой произнесла Эмили.
Рашид нахмурился.
– Нет! – начал он резко, но тотчас осекся и извиняющимся тоном проговорил: – Ты же знаешь, мой отец болен и ждет меня…
Эмили машинально кивнула. Рашид знал, что ее семья также не одобряет их любовную связь. Папаша Кулидж не жаловал его, и чем дольше длились их непонятные человеку строгих правил и заботливому отцу отношения, тем хуже принимали принца близкие Эмили.
Рашид заглянул в лицо своей спутницы. Одной его улыбки обычно хватало, чтобы разрядить обстановку. Эмили млела всякий раз, когда он демонстрировал ей свое рациональное отношение к жизни и ее изменчивым обстоятельствам, менять которые по собственному усмотрению никогда не составляло для него большого труда. Но он все реже тешил Эмили подобной демонстрацией несгибаемой воли. Казалось, он больше не считает нужным очаровывать ее. Завоевав ее сердце однажды, он уверенно чувствовал себя его властителем. И надо сказать, не без основания.
Объявили сбор в саду, под открытым небом. Нарядные аристократы и прочие не обойденные фортуной люди, традиционно принимающие участие в подобных благотворительных акциях, покинули гостиную и вышли на террасу.
Через несколько минут небо расцветилось пестрыми вспышками. Каскады разноцветных огней осыпались в озеро.
– Люблю фейерверки! – воскликнула Эмили, лицо которой сделалось младенчески-восторженным и живым.
Ее вымученная томность в одно мгновение улетучилась.
– Смотри, Рашид! Какая красота! – воскликнула она, умильно сложив руки на груди.
В этот миг принцу было приятнее смотреть на нее, чем на холостые разрывы в черном небе. Он обнял спутницу за плечи и прижал к своей груди. Эмили уже не позволяла себе обманываться такими редкими эмоциональными проявлениями симпатии, но все-таки этот жест ее тронул.
Но стоило фейерверкам угаснуть, а людям разбрестись, как настроение заморского принца вновь испортилось.
Его бы здесь не было, если бы не настойчивые просьбы друзей. Прекрасному замку Шелтон, как и многим другим славным британским поместьям, туго приходилось в новые времена. В связи с чем хозяева вынуждены били осваивать неприемлемые для прежних поколений способы по добыванию денег на их содержание… Все это Рашид понимал, равно как и сочувствовал, стремился помочь, полностью разделяя истинно британскую любовь и трепетное отношение к старине. И все же он неустанно задавался одним и тем же вопросом. Что он тут делает? И не находил удовлетворительного ответа.
Ему на глаза уже не в первый раз попалась девушка с очень сосредоточенным выражением лица. Она разительно отличалась от всех собравшихся. А поскольку принц имел гибкий ум и любил загадки, он невольно принялся строить предположения на ее счет. На протяжении всего фейерверка она смотрела на рассыпающиеся по небу искры как-то излишне привередливо, из чего принц сделал вывод, что девушка эта имеет самое непосредственное отношение к организации мероприятия. И что, скорее всего, она и есть та самая дочь вдовствующей герцогини, хозяйки вечера, о которой ему уже приходилось слышать восторженные отзывы от самых разных людей.
Тем временем Полли Андерсон готова была занять себя чем угодно, лишь бы не приступать к выполнению возложенной на нее миссии. Она понимала, что упускает драгоценное время. Но даже после фейерверка, когда некоторые гости начали расходиться, она по-прежнему в нерешительности сидела за столиком на веранде и нервно барабанила пальцами по столешнице.
Ей было невдомек, что шейх Рашид в этот самый момент рассматривает ее затылок, стараясь понять, что заставляет эту девушку так напряженно вести себя весь вечер. Он смотрел на ее прямую спину и длинную обнаженную шею, молча наблюдал, как она закинула ногу на ногу и принялась нервно покачивать туфелькой. Его так и подмывало прямо спросить ее о причине столь странного поведения. Принцу не терпелось разгадать эту загадку.
Шейх, как всегда, подчинился импульсу. Когда желание стало непреодолимым, он перестал с ним бороться. Просто подошел к Полли и проговорил своим глубоким баритоном:
– Мисс Андерсон, не так ли? Меня зовут Рашид аль-Баха.
Полли считала, что застать ее врасплох – задача заведомо невыполнимая. И вот, пожалуйста, шейх Рашид словно материализовался из ее мыслей.
Глаза Полли широко распахнулись.
– Что? – прерывисто пробормотала она.
– Простите, должно быть, я напугал вас своим внезапным появлением, – отозвался принц и занял место прямо напротив нее.
– Нет, не напугали… Просто я думала о своем… – медленно проговорила Полли Андерсон. – Вы хотели о чем-то спросить?
– Можно и так сказать, – широко улыбаясь, кивнул он. – Я не отношу себя к большим любителям фейерверков, но этот меня впечатлил, – сознательно польстил он девушке. Надо же как-то завязать разговор!
– Приятно слышать, – несколько разочарованно отозвалась она.
Обычно, если незнакомые мужчины имели дерзость обращаться к ней, то предусмотрительно начинали разговор комплиментом ее красоте. Рашид же похвалил работу нанятых ею пиротехников.
И вновь шейх Рашид будто бы прочел ее мысли. Своим следующим высказыванием он и вовсе вогнал Полли в краску:
– Еще раз простите меня, но я не знал, с чего еще можно начать разговор.
– Разговор? – повторила Полли Андерсон. – Какой разговор? – спросила она, недовольно хмурясь.
Но Рашид улыбнулся вновь, да так широко, что взгляд девушки мгновенно просветлел.
– Это ведь ваша компания ведет переговоры с моим отцом по поводу съемок в Амре? – проницательно осведомился он.
– Лично я этим не занимаюсь, – сухо произнесла Полли, – но вы правы, ваше высочество, переговоры действительно ведутся, – кивнула она.
– Для вас я Рашид. Обойдемтесь без лишних церемоний, тем более сейчас мы в вашей стране, где я, по сути дела, обычный человек.
– В таком случае я для вас Полли, – обворожительно улыбнулась ему блондинка. Она была благодарна Рашиду за то, что он сам подошел к ней, положив конец ее мучениям, длившимся весь вечер. – Моя коллега Минти до последнего времени вела переговоры с вашим старшим братом. Но по известным причинам в последнее время эти переговоры застопорились.
– Минти? Впервые слышу такое имя.
– Араминта Вудвилл-Браун. Продюсер проекта, – с улыбкой проинформировала, его Полли. – А с вами она еще не связывалась? – поспешно добавила она.
По лицу принца пробежала тень догадки. Он доверительно улыбнулся ей и склонился над столом.
– Вы ведь очень сильно отстали от графика из-за неспособности моего отца оказывать вам содействие. Не так ли?.. Понимаю ваше беспокойство, мой брат не стремится демонстрировать европейцам понимание в таких вопросах. И вообще кинематограф, равно как и многие отрады Старого и Нового света, он считает недостойными внимания. Я его мнения не разделяю, – обнадеживающе проговорил он и пристально посмотрел на Полли.
Она невольно вздрогнула.
– Об этом вам бы лучше поговорить с Минти. Я не очень хорошо ориентируюсь в вопросах организации съемок, – завуалировала свою заинтересованность Полли Андерсон. – Я могу дать вам номера ее контактных телефонов, электронный адрес и прочие необходимые реквизиты.
– Выходит, вы к этому отношения не имеете? – недоверчиво осведомился наследный принц.
– Имею, но скорее косвенное. Я отвечаю за творческую реализацию проекта. А переговоры, графики, разрешение противоречий – это не моя сфера, – уклончиво ответила девушка. – А Минти, она у нас настоящий полководец, стратег и тактик в одном лице.
– Бывают такие уникальные женщины, – с улыбкой проговорил шейх.
– Вы совершенно правы. Уникальная – именно то слово, которым вернее всего можно охарактеризовать нашу Минти, – заметно волнуясь, отрапортовала Полли.
– Одно имя чего стоит…
Полли нервно рассмеялась.
Принц не сводил с нее проницательного взгляда.
Полли затихла и отвела глаза в сторону.
– Насколько мне известно, если все формальности будут улажены, мы станем первой европейской съемочной группой, которая получит разрешение на киносъемки в королевстве Амра, – деловито отчеканила блондинка.
– Вы не совсем правы, Полли, – возразил принц. – Когда пятьдесят лет назад мой дед стал королем, он был преисполнен намерения сблизиться с Западом настолько, насколько это позволяет наша национальная независимость. Тогда он поручил министрам взять курс на открытость и активный творческий взаимообмен. Но первый же опыт заставил его отказаться от идеалистических представлений на сей счет. Европейцы, которым он рискнул поверить, пренебрежительно отнеслись к налагаемым на них требованиям, чем нанесли глубокое оскорбление и королевской семье, и всему нашему народу.
– Наш проект имеет сугубо познавательный характер, поскольку посвящен событиям конца девятнадцатого века, а именно посещению Элизабет Льюис королевства Амра. Нашей целью является художественная реконструкция всех этапов того путешествия.
– Чему вы хотите уделить основное внимание? – спросил принц.
– Удивительной красоте вашей страны. Тому, что не меняется на протяжении многих столетий. Пустыни, оборонительные сооружения, странствия на верблюдах…
– Мне кажется, у вас слишком узкие представления о культуре Амры, – сухо отозвался принц.
– Мне придется с вами согласиться. Конечно, к реализации проекта мы привлекли ряд ученых, специалистов по истории Востока, культуре, религии. Но в сухие сведения, которые мы почерпнули, нужно вдохнуть жизнь, – серьезно проговорила девушка.
– То есть вам нужен патрон. Влиятельный человек из Амры, который взялся бы курировать реализацию проекта, – предположил Рашид аль-Баха.
– Да, вы совершенно правы! – с облегчением воскликнула Полли Андерсон.
Как же приятно иметь дело с понимающим человеком, невольно подумала девушка. По всей видимости, ей удалось заинтересовать наследного принца своими идеями.
– Но я так и не понял, какова ваша роль во всем этом? – стремился ухватить суть принц Рашид.
– Это будет мое путешествие! – с гордостью ответила ему Полли.
– Ваше?
– Именно. Я пойду по следам своей прапрабабушки! – разъяснила она.
– Ах, вот в чем дело! Выходит, вы – прямой потомок женщины, о похождениях которой в Амре до сих пор ходят легенды, – воскликнул мужчина, одобрительно глядя на свою новую знакомую. – Сколько уникальных женщин подарила миру Британия!
Полли Андерсон в очередной раз была тронута до глубины души. Этот человек, похоже, действительно умел читать мысли. Но так же хорошо у него получалось и находить чувствительные струны женской души.
– Так и что же вы обо всем этом думаете, Рашид? – рискнула прямолинейно спросить его белокурая Полли. – Получится у нас воплотить в жизнь наши планы или нет?
– Это будет напрямую зависеть от того, как вы возьметесь за дело. Если пойдете по пути своих предшественников, изгнанных из Амры, то ничье заступничество, в том числе мое, вам не поможет.
– Минти в полной мере осознает свою ответственность. Она очень щепетильно относится к соблюдению традиций, – отрекомендовала свою коллегу Полли.
– Вы с ней подруги? – спросил Рашид.
– Уже несколько лет мы с ней в очень хороших отношениях. Для того, чтобы общаться более тесно, нужно свободное время и общие интересы.
– Понимаю… – кивнул Рашид. – Я подумаю об этом.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Полли Андерсон изучала свое отражение в маленьком зеркальце. Она собрала и заколола на затылке волосы, покрыла голову черным платком, удостоверившись, что из-под него не выбилась ни одна белокурая прядь.
До посадки оставались считанные минуты.
– Как же они закрепляют, чтобы не соскользнуло? – озадаченно проговорила англичанка.
– Попробуй заколками, – подсказал ей Пит, сидевший в соседнем кресле. Их талантливый оператор озадаченно наблюдал за ее мучениями. – Что-то не так. На местных женщинах это выглядит иначе. Перевяжи.
Полли почувствовала раздражение из-за того, что ее старания не увенчались успехом. Аккуратного внешнего вида требовал закон Амры, которому не только она, но и вся съемочная группа должна была подчиниться. Ведь это они нуждались в одобрении местного населения Амры, а не наоборот. Приходилось соответствовать всем правилам, накладываемым на подданных и гостей королевства.
Незадолго до начала съемок Араминта получила от представителей королевской фамилии тридцатидвухстраничный, скрепленный металлическими кольцами своеобразный кодекс поведения иностранцев в Амре. Она сделала копии документа и раздала его всем членам съемочной группы.
– Так, не нервничай, – успокаивал ее Пит. – Представь, что это элементарная манипуляция, которую восточная женщина, не задумываясь, совершает каждое утро. Просто нужно сообразить, как именно она это делает. И главное – не спеши.
Полли сорвала шелковый платок с головы, сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться, и вновь покрыла им голову. Она плотно окантовала полотном высокий лоб над самыми бровями, сделала несколько складок у висков, чуть натянула и, перекрестив концы под подбородком, завела их назад, завязав в узел.
– Ну как? – обратилась она к Питу, чувствуя себя на редкость беспомощно.
– Потренируешься после, а на сегодня сойдет, – порекомендовал ей коллега.
– У кого-нибудь есть карта местности, на которой можно делать рабочие пометки? – спросил Баз, сидевший в соседнем ряду.
Ему никто не ответил.
Нервничали все. Кто-то умело скрывал это, кто-то даже не пытался бороться с нервозностью. Но все понимали, какая ответственность на них лежит, равно как и то, что в их собственных интересах – не ставить судьбу проекта под угрозу из-за несоблюдения суровых требований, которые предъявляло к своим гостям королевство Амра.
Полли старалась пропускать тревожные разговоры коллег мимо ушей. Минти объединила в группу пятерых бывалых киношников, привыкших к разного рода путешествиям, испытаниям, трудностям. Но даже они, эти пятеро, нервничали и не облегчали друг другу жизнь.
Помимо книжки по этикету, у группы был туристический путеводитель, который начинался следующими словами: «Путешествие в королевство Амра – это незабываемое событие, которое приятнее разделить со своей семьей. Тогда принимающая страна покажется вам домом, а возвращение в родные края станет радостнее вдвойне».
Семья Поллианны осталась за турникетами аэропорта Хитроу. И все-таки она настраивала себя на то, что, невзирая на возможные трудности, насладится этим приключением. Ведь ее легендарная прапрабабка побывала в здешних краях и даже оставила о себе память.
– Я его вижу! Он здесь! – воскликнул один из ее спутников, указав на воздетую в приветственном жесте руку над толпой.
Пит взял Полли под локоть и потянул за собой, ускорив шаг.
Улыбающийся человек в традиционных восточных одеждах устремился к ним, радушно раскрыв объятия.
– Салам алейкум! – воскликнул он. Участники творческой экспедиции хором повторили его приветствие. На протяжении всего рейса они сидели в наушниках и бормотали фразы из бизнес-разговорника.
Это был Али Аль-Сабт, их сопровождающий. Им еще только предстояло получить свой багаж. Полли рассеянно смотрела по сторонам, стараясь не привлекать к себе внимания местных жителей, ибо чувствовала себя крайне неловко в непривычном одеянии. Ее взгляд бесцельно скользил по помпезному стеклянному коридору, ведущему из VIP-зоны, когда в поле ее зрения попал знакомый мужской силуэт в развевающихся белоснежных одеждах. Стремительная походка длинных ног, широкие плечи и гордо поднятая голова могли принадлежать лишь одному человеку на земле. Несмотря на рассеянность и усталость после длительного перелета, Полли знала, что не ошиблась. Принц Рашид аль-Баха собственной персоной.
– Его высочество возвращается после саммита на озере Балхаш.
Полли смущенно посмотрела на Али Аль-Сабта. Ей показалось, что он обращается именно к ней, но он говорил это другому члену съемочной группы, удивленному столь представительной делегацией. Принц и его свита привлекли к себе всеобщее внимание. Испытывая небывалое смущение, Полли встала так, чтобы не попасться на глаза принцу. Она чувствовала себя неуверенно в непривычной одежде. И сейчас ей меньше всего хотелось столкнуться с этим самодовольным, властным и по-настоящему красивым мужчиной.
– Что еще за саммит такой? – спросил один из операторов.
– Какая разница?! Политика, экономика, культура, международная безопасность… Мало ли сейчас саммитов проходит?! – процедил единственный американец в их команде, Стив, свободолюбивый нигилист. Он избегал любых привязанностей. Даже работать Стив предпочитал в разных уголках земного шара. Он был самым опытным членом их команды.
Полли терпеливо ждала, пока Грэхем, Баз и Пит вернутся с их багажом.
Сложнее всего было не смотреть в сторону Рашида, и она украдкой поглядывала на него.
– Эй! – дернул ее за рукав Баз. – Ты что, не слышишь?
– А что такое?! – удивилась англичанка.
– Идем, – позвал ее коллега.
– Багаж уже получили? – спросила она.
– Где ты витаешь, Полли? – отозвался тот. Полли пожала плечами и поспешила за коллегами.
Али умело руководил их процессией.
– Так, прошу вас сюда, – то и дело говорил он.
Пит, Грэхем, Джон, Бас и Стив – верные рыцари Полли – и сама Полли лавировали в бурном потоке людей, едва поспевая за своим проворным проводником.
Они покинули здание аэропорта, и Али повел всех на стоянку. Из соседнего выхода на ту же самую стоянку высыпали делегаты, в числе которых был и сам принц, но Полли в беготне этого не замечала. Столица королевства встретила их шумом и необычайным калейдоскопом ярких красок. Молодая англичанка чувствовала себя совершенно сбитой с толку, пока ее коллеги деловито заталкивали профессиональное оборудование и чемоданы в багажник микроавтобуса, присланного за ними. Она коротала время в стороне, и тут неожиданно ее позвал Али:
– Мисс Андерсон, прошу вас садиться!
– Полли?! – услышала она голос где-то совсем близко от себя.
– Ты?! – обернувшись, воскликнула англичанка.
Встретившись с принцем взглядом, она почувствовала, как земля уходит из-под ног. Темно-синие глаза Рашида внимательно смотрели на нее из-под густых иссиня-черных ресниц.
– Как видишь, – рассмеялся он и подошел к ней вплотную, оценивающе оглядев сверху вниз.
Он не сказал по поводу ее внешнего вида ни слова, но так красноречиво поднял левую бровь, что Полли готова была сгореть со стыда.
– Я… просто не ожидала тебя здесь встретить… Я имею в виду, в аэропорту, – сбивчиво пробормотала она.
– Я понял, – отозвался Рашид, не сводя с нее пристального взгляда. – А где бы ты хотела встретиться со мной? Должны же мы были пересечься…
Полли вновь стыдливо вспыхнула. Но в следующее мгновение рассердилась на саму себя и решила не пасовать всякий раз, когда принц ее сознательно шокирует, проверяя на прочность. Потому она заставила себя блеснуть белозубой улыбкой и ответила, имитируя его покровительственный тон:
– Учитывая гостеприимство, которым исконно славятся восточные люди, я собиралась встретиться с тобой не где-нибудь, а в королевском дворце.
– Боюсь, сегодня мой день расписан по минутам, – сообщил ей принц.
– Спасибо и… всего хорошего, – парировала девушка, поворачиваясь, чтобы уйти.
– Полли, пожалуйста, подожди! – воскликнул он.
– Судя по инструкции, которой нас снабдила королевская администрация, нам и разговаривать сейчас предосудительно! – бросила она и повернула к микроавтобусу.
– Пожалуйста, не уходи!
– Вряд ли члены королевской семьи с одобрением отнесутся к неблагонадежным контактам своего самого младшего представителя, – не унималась Полли.
– Будучи членом королевской семьи, я могу поступать, как мне заблагорассудится, – со снисходительной улыбкой произнес его высочество.
Полли хотела улыбнуться в знак примирения, но сдержалась, предоставив принцу самому искать выход из сложившейся ситуации.
– Может быть, хочешь прокатиться до отеля на моем лимузине? Покажу тебе город, расскажу об основных достопримечательностях. Скучать не придется, обещаю, – склонившись к иностранке, прошептал он.
– Вернулся с международного саммита и чувствуешь себя чуть ли не всемогущим? Не боишься, что очень скоро придется пожалеть о собственной неосмотрительности?
– Да, вернулся с саммита! Да, чувствую себя не дурно! Нет, не боюсь! – с улыбкой ответил он на все ее вопросы.
Нигилист Стив единственный посмел высунуть голову из микроавтобуса и обратиться к коллеге:
– Эй, Андерсон, нам долго тебя ждать?!
Полли вздрогнула и испуганно посмотрела на принца. Тот тоже заметно растерялся и, оглядевшись по сторонам, отступил от женщины на безопасное расстояние.
– Порой мне кажется, что все это происходит со мной во сне, – тихо сказала Полли и, повернувшись к ждавшему ее микроавтобусу, прокричала: – Еще минуточку… Я обсуждаю с его высочеством организационные вопросы по проведению съемок.
– Это кто же тебя уполномочил?! – осведомился Стив, но его рывком втянули внутрь микроавтобуса его же коллеги.
Молодые люди, как после первого свидания, никак не могли сказать друг другу слова прощания. Полли просто смотрела на хранящего молчание Рашида, а тот в свою очередь взирал на нее сверху вниз.
Наконец принц распахнул перед гостьей заднюю дверцу своего лимузина.
– Амра – королевство контрастов, – назидательно изрек он. – Хочу, чтобы ты в этом убедилась. Я просто настаиваю на том, чтобы ты поехала со мной.
После этих слов он что-то выкрикнул на родном языке, и сопровождающий съемочной группы захлопнул дверцу микроавтобуса. Полли ничего другого не оставалось, кроме как скрыться за затемненными стеклами представительского лимузина.
Принц предупредительно занял место напротив нее.
– Королевство Амра процветает за счет нефти? – осведомилась гостья.
– Нет. Конечно, у нас есть залежи, но не настолько большие, чтобы делать на них ставку. Разочарована? – спросил он.
Полли покачала головой и промолчала. Лимузин бесшумно покинул VIP-стоянку аэропорта и направился в самый центр города.
– Зато у нас есть золото барханов под бирюзой неба, пестрые шатры бедуинов и выносливые верблюды! – горделиво произнес человек, который большую часть своего времени проводил за границей.
– И когда ты в последний раз был в пустыне? – спросила его Полли.
– Как и вы, английские аристократы, мы стараемся хотя бы раз в год пожить подольше в своем загородном имении. Традиции сильны и в нашей стране…
– А учитывая, что ты наполовину англичанин, то этот благодатный период ты предпочитаешь проводить на туманном Альбионе, не так ли? – с улыбкой осведомилась англичанка.
– Хоть моя мать и англичанка, себя я считаю арабом, – возразил ей принц. – Но как бы там ни было, я польщен, что ты потрудилась разузнать обо мне.
Полли сжала губы, удерживаясь от колкого замечания, готового сорваться с языка. Рашид снова провоцирует ее.
– Что? – спросил ее Рашид, видя, чего стоит девушке эта пресловутая дипломатичность.
Полли отвела взгляд.
– Любая посетительница салона красоты знает о тебе в разы больше, чем я, ибо ей приходится коротать время в очереди за чтением бульварных изданий. Обыватели любят читать истории об отпрысках королевских фамилий.
– И даже принимая во внимание твою слабую осведомленность, мы с тобой не в равном положении, Полли. Потому что мне о тебе совершенно ничего не известно, – заметил его высочество.
– Да мне и рассказывать особо нечего. Я обычный человек, живущий обычной, ничем не выдающейся жизнью. Единственный раз, когда я испытала потребность выйти за грани своего банального существования, был продиктован потребностью воскресить в соотечественниках память о смелом поступке моей прапрабабушки… А почему водитель проехал мой отель? Это ведь был мой отель, разве нет? Я видела вывеску! – сбивчиво сыпала вопросами гостья, с недоумением наблюдая в окно, как удаляется от нее ультрасовременное здание международного отеля.
– Планы изменились, – словно невзначай уведомил ее принц. – Теперь ты моя гостья.
– Вот как? Планы, значит, изменились! И когда ты только успеваешь решения принимать! – возмутилась Полли Андерсон. – И как же прикажешь мне обходиться без моих вещей?
– Это не проблема, – заверил ее принц. – Ты хотела испытать на себе истинное восточное гостеприимство? Я с радостью готов предоставить тебе такую уникальную возможность. Поверь, не каждый знатный гость Амры удостаивается чести жить во дворце шейха… И не тревожься ты так, Полли. Твои коллеги составят тебе компанию. Я распорядился об этом заранее, – с улыбкой успокоил ее Рашид.
– Понятно, – кивнула Полли. – Развлекаешься тем, что вынуждаешь людей сносить твои спонтанные капризы?! – резко спросила она.
– На самом деле это решение я принял давно и предупредил о нем Али Аль-Сабта. Просто ты об этом узнала только что, – мирно отозвался принц. – Моей сестре не терпится познакомиться с находчивой английской леди, праправнучкой легендарной Элизабет Льюис.
О существовании сестры Поллианна услышала впервые. И эта новость почему-то оказала на нее невероятно сильное впечатление.
– А как к нашему визиту отнесется твой отец? – осторожно спросила она. – Насколько мне известно, он тяжело болен…
– Доктора внушили отцу, что у него в запасе еще несколько месяцев. Но нам, его сыновьям, они прямо сказали, что времени у него практически не осталось, – хладнокровно констатировал принц.
– Мне так жаль…
– Благодарю за сочувствие… Уверен, моего отца ждет рай.
– Но, если его здоровье настолько слабо, уместно ли будет наше пребывание в замке? – озадаченно проговорила девушка. – Нужно ли было все переигрывать, если мы забронировали номера в комфортабельном отеле. Больному нужно общество близких и покой. А нашу компанию при всем желании нельзя назвать тихой.
– Я все продумал, Полли! – твердо сказал принц. – Я сказал отцу и брату, что поддержу вас во всех начинаниях, если они не будут противоречить интересам Амры. Я отправлюсь в экспедицию вместе с группой.
– Но разве ты не должен находиться со своей семьей у постели отца? – недоумевала Полли, не находя объяснения такому странному поведению.
– Когда я им понадоблюсь, они со мной свяжутся, – суровым тоном произнес он, пресекая все дальнейшие рассуждения на сей счет.
– А что об этом думают остальные твои родственники? – не унималась белокурая англичанка.
– Мать выразила мне поддержку, – коротко ответил Рашид.
– А брат?
– Брат? – вопросительно повторил вслед за ней наследник.
Полли озадаченно посмотрела на него.
– Да, брат. Твой старший сводный брат! – уточнила девушка. – Что он думает обо всем этом?
– Поговорим о твоей семье, – сменил тему Рашид. – Как себя чувствует вдовствующая герцогиня?
– Благодарю, мама в порядке.
– А что братья? – с улыбкой спросил Рашид.
– То есть? – проговорила девушка.
– Я имею в виду твоих сводных братьев. Детей почившего герцога. Энтони – нового герцога, Бенедикта и Саймона. Мне говорили, что они не часто бывают в замке после смерти отца! – дерзко отчеканил принц.
Полли недобро посмотрела на него.
Девушка опустила глаза и принялась теребить золотой браслет на запястье.
Да, в ее семье, как и в любой другой, имелись проблемы общения. Сейчас как раз был сезон обострения. Но до полной автономии дело не дошло, и Полли надеялась, что никогда не дойдет. Каждый из трех братьев управлял своей частью отцовского наследства, главными активами которого были коневодческие заводы. Каждый по мере возможности вносил свой вклад в развитие поместья.
Однако намек его высочества Полли ясно уловила. Ей стало неловко за собственную напористость. В отличие от нее, которая практически ничего не знает о семье аль-Баха, шейх знает об их делах немало. Ведь его сводный брат со студенческих времен дружен с Энтони, и они вращаются в одних и тех же кругах.
Полли дала себе зарок больше ни словом, ни делом не вмешиваться в семейные дела других людей. Довольно с нее собственных проблем.
– Подъезжаем, – мягко проговорил принц, когда шофер лимузина заметно снизил скорость и свернул на подъездную дорожку.
Полли посмотрела в окно.
– Добро пожаловать в мой дом! – немного опережая события, произнес гостеприимный шейх.
– Ух ты! Какой он огромный, этот ваш дворец! И такой красивый! – по-детски непосредственно восхитилась девушка.
Выйдя из лимузина, она обнаружила неподалеку микроавтобус, на котором приехали ее коллеги. Члены съемочной группы выгружали из фургончика багаж и оборудование, привезенное с собой.
– А домишко-то не слабый, не слабый, – пробормотал оператор Пит, взвалив на плечо камеру. – Как тебе поездочка на лимузине его высочества? – заговорщическим шепотом обратился он к Поллианне.
– Похоже, в данном случае не мне, а принцу следует опасаться за свою репутацию, – пошутила Полли.
– Жизнь полна парадоксов, – заключил ее коллега и понес свою часть оборудования во дворец.
Полли огляделась по сторонам и заметила, что Рашид терпеливо дожидается ее, чтобы проводить внутрь. Гостье ничего другого не оставалось, кроме как отправиться за ним.
Пит улучил момент, когда Полли оказалась без своего бдительного покровителя.
– Слушай! Хотел бы я поснимать здесь, – поделился оператор своим горячим желанием. – Как бы нам это устроить? Ты можешь попросить у него разрешения? А? – Он с надеждой воззрился на девушку.
Полли закусила губу. Она и сама прекрасно понимала, насколько поднимут уровень их фильма такие эксклюзивные кадры. Но то, что все члены съемочной группы так и норовили получить через нее разрешение на реализацию своих идей, начинало ее беспокоить. Она с трудом подавила всплеск раздражения.
– Не знаю пока, – неопределенно ответила она, развернулась и пошла прочь.
Им выделили целое крыло замка и бойкого переводчика, который тут же взял на себя функции распорядителя:
– Так, ребята! – с забавным акцентом обратился он к гостям королевской резиденции. – Давайте-ка сейчас по-быстрому освежитесь и переоденьтесь, после чего я провожу вас к столу.
– Надо же, дожили до такой чести! – воскликнул Джон, когда переводчик удалился. – Но поменьше слушайте этого балаболку. Не забывайте, кто назначен руководителем экспедиций. – Он ткнул себя в грудь. – Гостеприимство – очень-очень приятная вещь. И то, что нас так обхаживают, – это крайне лестно. Но постарайтесь не потерять голову от всего происходящего.
* * *
Несколько минут спустя в комнату Полли постучали. Она распахнула дверь и увидела на пороге принца. Ее это не удивило. С момента их встречи в аэропорту принц не выпускал ее надолго из своего поля зрения.
Полли только и успела, что принять душ и переодеться в другую одежду. А принц уже торопил ее познакомиться с его сестрой.
– Моя сестра! – гордо объявил он. – Ее высочество принцесса Бахайя бин Калид бин Абдулла аль-Баха… Мисс Поллианна Андерсон! – с не меньшим пиететом назвал он и ее имя.
Принцесса сделала шаг навстречу и протянула руку для рукопожатия.
– Добро пожаловать, мисс Андерсон, – радушно проговорила она.
– Пожалуйста, зовите меня Полли, – проговорила англичанка, растроганная таким теплым приемом.
– Тогда и вы зовите меня Бахайя.
И все же Полли пребывала в смятении. Все, что в привычных условиях казалось ей очевидным, в этой стране ставило в тупик. Она даже затруднялась определить, была ли принцесса по возрасту старше Рашида или же, наоборот, моложе.
Но определенно Бахайя была значительно проще своего брата в общении. С ней Полли смогла наконец расслабиться и побыть немного самой собой. Они говорили, не умолкая. Казалось, Бахайе было интересно все без исключения!
– Это ваш первый визит в Амру? – спросила она англичанку.
– Это мой первый визит куда бы то ни было, если не считать каникул во Франции в студенческую пору.
– В таком случае мне бы очень хотелось, чтобы визит в мою страну запомнился вам на всю жизнь.
– Полагаю, по-другому просто не может быть, – отозвалась Полли.
Рашид не вмешивался в беседу двух женщин, но наблюдал за ними издалека. Полли постоянно чувствовала на себе его взгляд. Это ее смущало. Ей уже приходилось испытывать похожие эмоции, когда после бракосочетания матери и Роджера она перебралась из флигельной пристройки для работников в сам замок Шелтон, вечно полный предупредительных слуг, готовых в любой момент выполнить пожелание хозяев. Тогда их неусыпное внимание угнетало юную Поллианну. Спустя некоторое время она привыкла к новой атмосфере. И только теперь то забытое ощущение вновь напомнило о себе.
Тихо появился слуга в национальной одежде с серебряным подносом в руках, поставил на стол чашки и кофейник, поклонился и так же молча удалился. Полли было предложено присесть на диванчик, что она и сделала.
– Попробуйте… Как вам наш кофе? – спросила ее Бахайя. – Мы варим его по особым старинным рецептам.
Полли сделала глоток. Напиток был очень терпким, с необычным насыщенным вкусом и ароматом.
Полли сделала еще один глоток и вновь заметила, что принц не сводит с нее своего неподвижного взгляда. Если бы не присутствие Бахайи, она непременно попросила бы Рашида прекратить это издевательство. Но при его сестре Полли не осмеливалась высказывать свое недовольство. Она заставила себя сосредоточиться на кофе. С каждым глотком напиток нравился ей все больше и больше, и вскоре она попросила себе вторую чашку.
Через некоторое время Поллианна отставила чашечку и облизала губы. Она сделала это совершенно безотчетно, и вряд ли кто-нибудь заметил. Но шейх подмечал все. И то, как губы ее, налившиеся теплом, обольстительно заблестели, тоже не укрылось от его внимания.
Рашид позволил себе немного пофантазировать. Он мысленно целовал Полли, не сходя с места. И ему даже показалось, что он чувствует вкус ее губ.
У этих губ должен быт непременно сладковатый привкус, подумал Рашид..
В воображении проносились эротические картины…
И тут Полли подняла на него свой строгий взгляд. Усилием воли принц вырвался из чувственных грез и, сославшись на неотложные дела, встал, намереваясь покинуть девушек. Полли захотела привстать с диванчика, чтобы попрощаться с принцем по всем правилам придворного этикета, но какой-то неведомой силой ее повело в сторону. Она пошатнулась и ухватилась за подлокотник.
– Рашид! – окликнула брата Бахайя. – Полли плохо.
Принц подхватил ослабевшую гостью и посадил в подушки со словами:
– He следовало так резко вставать… Ничего страшного, с европейцами такое иногда случается с непривычки. Это жара.
– Она бледная, – встревожено заметила сестра.
– Сейчас пройдет, – проговорил принц, пощупав лоб Полли. – Эй! Ты меня слышишь?
Полли слабо покивала в ответ головой.
– Отлично… Дорогая, – обратился он к сестре. – Я проводу ее в беседку, там посвежее. Составишь Полли компанию?
– Конечно, с радостью! – отозвалась Бахайя.
Когда Полли некоторое время спустя вернулась в свою комнату, ее багаж был уже распакован, а в вазах стояли свежие букеты благоухающих роз. Эти нежные цветки самых разных форм и размеров источали свой дурманящий аромат. Как и повсюду во дворце. Вероятно, это были любимые цветы царской семьи.
Бахайя проводила ее до комнаты и удовлетворенно огляделась вокруг, судя по всему, довольная работой слуг. Потом она душевно попрощалась со своей гостьей и удалилась.
Ближе к вечеру Полли присоединилась к своим коллегам, которые вальяжно расположились в гостевой комнате.
– Хотел бы и я быть шейхом! – со вздохом проговорил Джон, руководитель группы.
Все члены съемочной группы лежали на изящных кушетках, обтянутых шелком и заваленных парчовыми подушками. За разговорами и составлением планов на следующий день вечер пролетел незаметно.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Поллианна проснулась в просторной, удивительно удобной постели под пестрым пологом. Потребовалось некоторое время, чтобы не привыкшая к путешествиям англичанка сообразила, где находится и по какой причине попала во дворец. Вспомнив события предыдущего дня, она испытала странную смесь радости и смущения.
Полли имела особенность не только в мельчайших подробностях помнить былые события и поступки, но и анализировать их, искать в собственных словах и действиях недочеты.
Прошедший накануне ужин стал настоящим испытанием для членов съемочной группы. Из уважения к обычаям Амры они старались управляться за столом одной лишь правой рукой, что не всегда получалось, и помалкивать, что удавалось еще хуже. Зато когда все собрались в уютной беседке за чаем и сладостями, обстановка стала куда более расслабленной и душевной. Гости многое узнали о стране, в которой им предстояло пробыть следующие несколько месяцев.
Полли оглядела комнату, не вставая с постели. Сделать этого накануне по причине крайней усталости девушка не успела. Это была самая красивая спальня из всех, что ей доводилось видеть.
Сладко потянувшись, англичанка села в постели, отбросила с лица спутанные белокурые пряди и спустила босые ноги на шелковый ковер.
Ноги сами понесли ее к окну, которое выходило в цветущий сад. Через него в комнату вливались трели местных птиц и стрекот местных насекомых, от которых ночью ее защищала тончайшая марля, спадающая по сторонам кровати.
Полли подошла к туалетному столику, выглядевшему вполне по-европейски, но не выбивавшемуся из интерьера. Девушка пристально оглядела себя в зеркале.
– Странно, прежде у меня никогда не случалось обмороков, – задумчиво проговорила англичанка.
В дверь еле слышно постучали.
Бахайя изъявила желание поделиться с гостьей нарядами на все случаи жизни. Похоже, сестра Рашида радовалась гостям больше всех, что было не мудрено, учитывая ее замкнутый образ жизни.
Полли попыталась отказаться. Но принцесса настаивала, и англичанка благоразумно не стала спорить с ее высочеством.
Появившаяся через несколько минут служанка разложила роскошные наряды на постели и выказала желание помочь Полли облачиться в один из них. У Полли наконец появилась возможность выяснить на собственном опыте, как восточные женщины ухитряются выглядеть целомудренно и соблазнительно одновременно.
Она приняла душ и воспользовалась услугами горничной, которая обращалась с ней, как с особой королевской крови. Горничная помогла Полли облачиться в шаровары, длинную развевающуюся юбку и корсет. Нежный шелк наряда приятно холодил кожу.
К услугам Полли была даже косметика. Служанка подкрасила ей глаза, совсем немного, но очень эффектно. И оттенила румянами ее скулы и лоб…
Поллианна посмотрела на себя в зеркало. Благодаря румянам ее лицо засияло золотистым румянцем. Даже тот факт, что волосы были полностью забраны под своеобразную чалму, придавал всему ее виду экстравагантную элегантность. Она словно сошла со страниц арабских сказок…
Крупные червонные украшения были тяжелы и роскошны. Их мелодичный звон создавал особое настроение. Девушка заметила, как томны стали ее движения в тот же миг, как она облачилась в традиционный восточный наряд.
Полли взглянула на себя в зеркало – и не узнала. На нее смотрела загадочная незнакомка.
В дверь снова постучали.
Служанка вопросительно посмотрела на Полли.
– Это я! Пустите! – раздался радостный голос принцессы из-за закрытой двери.
Служанка, не дожидаясь позволения Полли, кинулась открывать.
Бахайя вошла и осмотрелась.
– Пришла проведать. Можно?
– Конечно, заходи, – с улыбкой отозвалась Поллианна.
– Как тебе идет этот нежно-розовый цвет! – восхитилась принцесса. – А в сочетании с массивными бусами и серьгами весь ансамбль выглядит удивительно нарядно, – с улыбкой похвалила Бахайя. – Посмотри, какой изумительный персиковый румянец играет на твоих щеках! Никто бы не подумал, что эта девушка не далее, как вчера вечером, рухнула в обморок прямо на руки его высочества, – пошутила она.
Щеки Полли залила краска стыда.
– Прежде со мной такого никогда не случалось, – смущенно пробормотала она. – Ни разу не падала в обморок.
– Я пришла пригласить тебя выпить со мной чаю, – доверительно прошептала Бохайя, хитро улыбнувшись.
– А я хочу поблагодарить тебя за наряды, которые ты мне одолжила, – проговорила Полли.
– Подарила, – уточнила принцесса. – Теперь все это твое.
Полли хотела было пуститься в возражения, но Бахайя опередила ее:
– Пожалуйста, Полли, – мягко, но настойчиво произнесла она. – Я так хочу!
Последние слова прозвучали как приказ.
Молодая англичанка тяжело вздохнула. Похоже, споры ни к чему не приведут. Но в глубине души она была рада такому повороту. Ведь ей очень понравились роскошные восточные наряды.
– Это шаровары, – сказала Бахайя, указав на широкие, стянутые возле щиколоток шелковые штаны, – а это – аба, – показала она на своеобразный корсет с глубоким декольте. – Традиционная одежда бедуинок. И выглядишь ты в ней безупречно.
– Спасибо… Спасибо за все, – поблагодарила Полли.
– Для меня это в удовольствие, – жарко проговорила принцесса. – Если ты уже готова, пойдем. Для нас накрыли стол в беседке. Там свежо, и нет ничего такого, что могло бы вновь спровоцировать обморок, – с той же хитрой улыбкой поддела Бахайя гостью.
Поллианна благоразумно постаралась не обращать не эти намеки внимания. Она последовала за ее высочеством в сад, где их дожидался завтрак и чай. Они прошли по розовой аллее до резной беседки цвета слоновой кости.
– Обожаю розы, – на ходу сообщила Полли.
– Рашид тоже предпочитает их всем прочим цветам, – заметила сестра шейха. – А мне больше всего нравится жасмин. – Она остановилась у раскидистого куста на входе в беседку и с наслаждением вдохнула сладковато-терпкий аромат нежных цветков. – И, кстати, этот сад нисколько не изменился с тех пор, как твоя прапрабабушка приезжала в Амру!.. Расспроси Рашида. Он многое сможет тебе рассказать.
– О чем? – спросила Полли.
– О чем угодно. О традициях, об истории, о легендах…
– Хорошо… Я обязательно его спрошу, – послушно кивнула Полли.
Девушки присели за стол. Полли приготовилась вкушать традиционный в этих краях завтрак, когда со стороны сада послышались торопливые шаги.
– Рашид… – удивленно проговорила Бахайя. – Все-то ему нужно проверить. Хочет убедиться в твоем хорошем самочувствии, полагаю, – пошутила принцесса.
– Бахайя! – раздался знакомый голос неподалеку.
– Мы здесь, – отозвалась ее высочество и звонко рассмеялась.
– Просто хотел вас проведать, – сказал Рашид, показавшись на ступеньке беседки.
– Посмотри, как посвежела наша гостья. Согласись, она выглядит превосходно, – проговорила Бахайя. – Так что нам не о чем волноваться.
– Да-да, – подтвердил принц, мельком взглянув на молчащую Полли.
– Не желаешь ли присоединиться к нам, выпить чаю? – пригласила брата принцесса. – Места достаточно, приборы сейчас принесут.
Рашид помедлил, после чего сказал:
– Да, пожалуй…
Он занял место за столиком и пристально посмотрел на Полли.
– Что-то не так? – смущенно спросила гостья, поправляя головной убор.
– Нет-нет, все в порядке, – поспешил заверить ее принц. – Тебе этот стиль удивительно идет.
– Красивой женщине все идет, – как бы невзначай заметила его сестра.
– Не скажи, – отозвался Рашид. – Я видел много красивых европеек в нашей национальной одежде, но далеко не каждая из них выглядела в ней органично. А Полли удалось перевоплотиться в восточную красавицу.
– Я всего лишь пытаюсь следовать правилам, – словно оправдываясь, заметила Полли.
Ей не хотелось, чтобы принц думал, будто она украшает себя ради него. Полли почему-то казалось, что это противоречит восточной морали.
– Я тоже пытаюсь им следовать, – рассмеялся Рашид.
– Правда?! – удивилась его сестра.
– Ну да… Я же не употребляю алкоголь, – пояснил он.
– Совсем? – с улыбкой уточнила Бахайя.
– Я не пью, когда я в Амре, – конкретизировал принц, и Бахайя звонко рассмеялась. – Откуда у тебя эти одежды? – обратился он к Поллианне, демонстративно игнорируя сестру.
– Бахайя подарила, – кротко ответила англичанка.
– Тебе они очень, очень к лицу, – с чувством проговорил он, сожалея о том, что они в беседке не одни.
Иначе он бы не стал останавливать себя и поцеловал Полли, о чем уже давно мечтал.
– Ты… очень красивая, – тихо проговорил Рашид.
Бахайя предупредительно кашлянула. Она не без причины опасалась того, что брат ее вот-вот потеряет голову от нахлынувшей страсти. Принцесса не осуждала Рашида за его неравнодушие к женским чарам. Она просто беспокоилась за него по-дружески и по-сестрински.
– Здесь становится жарковато, не правда ли? – спросила брата Бахайя.
– А впереди нас ждет экспедиция в пустыню, – обратился Рашид к Полли, продолжая игнорировать сестру.
– Ты что, тоже туда собрался? – удивилась принцесса.
– Я взял на себя обязательства по реализации этого проекта. Поэтому намерен лично контролировать ход съемок, – отчеканил принц.
– Братцу лишь бы дома не сидеть. Он у нас еще больший кочевник, чем любой из наших диких предков… Кстати, куда это отправились твои коллеги вчера поздно вечером, когда ты ушла спать? – спросила принцесса.
Полли пожала плечами.
– Уверен, в бар какого-нибудь европейского отеля. Вряд ли они довольствовались чаем и сладостями, – с усмешкой заявил принц.
– Вполне возможно, – сдержанно согласилась с ним Поллианна.
– Прежде чем мы приступим к съемкам, я бы хотел показать тебе свои конюшни, – азартно проговорил Рашид аль-Баха. – Конечно, ты привыкла иметь дело с лошадьми, ведь твой сводный брат занимается их разведением. Но для Энтони это скорее хобби, тогда как для меня – миссия. Совсем иной, гораздо более высокий уровень, – с нескрываемой гордостью произнес он. – Я хочу, чтобы ты лично убедилась, увидела, что называется, собственными базами, чего я достиг за время своей деятельности. Ведь лошади, которых разводит герцог, были выведены именно путем скрещивания арабской и чистокровной верховой…
– Мне это известно, – с улыбкой проговорила Полли, но принц словно ее не слышал. – Конечно, они значительно крупнее чистопородных арабских и благодаря широкому скрещиванию более разнообразной масти. У нас больше всего ценятся гнедые и каурые.
– А у нас большим спросом пользуются также серые всевозможных оттенков с белыми отметинами и даже вороные. Настоящую арабскую лошадь ты узнаешь по аккуратной голове с изящным профилем, по большим выразительным глазам, по точеной шее, красотой и грацией которой она могла бы поспорить с лебедем. А также по характерному петушиному хвосту, который реет в аллюре. Наши лошади настоящие долгожители, а самки плодовиты…
– Не удивляйся, Полли, дорогая, мой братец сел на своего любимого конька. О лошадях он может говорить бесконечно долго, ведь он думает о них постоянно. По-моему, он считает их совершеннейшими из земных существ. Быть может даже, в его глазах, женщина в сравнении с арабской кобылицей – нелепое недоразумение, – рассмеялась Бахайя.
– Ты прекрасно знаешь, что это не так, сестра, – строго проговорил Рашид.
– Я с удовольствием взгляну на твои конюшни, – пообещала ему Полли, которая тоже любила лошадей, хотя и не так фанатично, как принц. – И с не меньшим удовольствием еще послушаю рассказы об арабских лошадях, потому что знаю о них не так уж много. Ты так увлекательно рассказываешь, что хочется внимать и внимать. Мне очень нравится, когда человек фанатично предан своему делу. Это возвышает его над другими гораздо больше, чем всевозможные титулы и звания.
– Браво! – захлопала в ладоши Бахайя.
– Что-то слишком игривое сегодня настроение у моей сестры, ты не находишь? – обратился шейх к своей гостье.
– Впрочем, как и всегда, – с улыбкой ответила ему Полли.
– И то верно, – согласился с девушкой ее высочество.
Некоторое время они пили чай в молчании. Бахайя пристально наблюдала за ними, и ни Рашид, ни Полли не решались поднять глаза. После продолжительной паузы англичанка произнесла:
– Насколько мне известно, азартные игры под запретом в вашей стране.
– Не совсем так. Хотите спустить денежки, отправляйтесь в Дубай.
– И часто ты играешь?
– Не сказал бы…
– А почему тебя так увлек наш кинопроект?
– Вам же требовался мой патронаж?
– Патронаж, но не непосредственное участие. Чтобы ехать на съемки вместе с бригадой, нужна личная заинтересованность. Ведь наши научные консультанты остались дома., Минти тоже решила не тратить время на созерцание барханов. А ты собираешься сопровождать нас по всему маршруту Элизабет Льюис…
– А у тебя на сей счет какие-то возражения? – спросил его высочество у своей гостьи.
– У меня – нет. Но Минти крайне негативно относится к любым внешним попыткам влиять на творческий процесс, – серьезно сообщила Поли.
– Я не собираюсь вмешиваться в процесс съемки, – твердо сказал Рашид.
– Не обижайся, – мягко произнесла Поли. – Но я должна была это сказать. Мы снимаем документальный фильм. Сценарий тщательно выверен сценаристами. Наша задача на следующем этапе работы состоит в том, чтобы строго придерживаться утвержденного сценария и не выбиваться из графика и сметы, – пояснила исполнительница роли легендарной путешественницы.
– Как деловой человек, я тебя отлично понимаю. Те м более у меня никогда не было амбиций сказать свое слово в кинематографе… Но как куратор этого проекта, я хотел бы ознакомится со сценарием. Чтобы убедится, что конечный продукт не отразится негативно на имидже королевства Амра.
– Ты вправе прочесть сценарий. Наш проект носит сугубо образовательный характер. Мы не намерены давать никаких оценок по политическим и социальным вопросам. И это фильм не о современности, а о прошлом. Мы намерены реконструировать атмосферу конца девятнадцатого века, показать королевство Амра таким, каким его видела Элизабет Льюис. Я дорожу памятью своей прапрабабушки так же, как ты дорожишь репутацией своей страны. Я никогда бы не поддержала идею использовать её имя для достижения каких-то сомнительных сиюминутных целей.
Шейх Рашид аль-Баха внимательно выслушал свою гостью. Не найдя, к чему еще можно придраться, он проговорил:
– Я бы хотел, чтобы ты осталась во дворце на некоторое время после окончания экспедиции.
– Для чего? – спросила Поли.
– Ты собираешься пройти по стопам Элизабет Льюис. И должна знать, что, повстречав в пути моего прапрадеда, она согласилась стать его гостьей в этом замке. Элизабет прожила здесь достаточно долго. Мой редок и этот сад разбил для её удовольствия. Он надеялся, что розы будут напоминать его возлюбленной о доме и ей никуда не захочется от него уезжать, – пояснил принц.
– А ты ничего не путаешь? – улыбнулась англичанка. – Доктор Риггли, наш консультант, утверждает, что после путешествия в пустыню Элизабет жила в Аль-Жалини.
– Ваш консультант заблуждается! – безапелляционно заявил принц. – Элизабет жила здесь. Это знает каждый в Амре. Она жила здесь очень долго, но не могла стать женой моего прапрадеда, поскольку в те времена разводы не разрешались. Поэтому она покинула дворец, но и домой не вернулась, потому что жила с мужчиной вне брака, о чем все очень скоро узнали. После расставания со своим возлюбленным Элизабет поселилась в Аль-Жалини, у самого моря, и жила там, пока не умерла в тысяча девятьсот четвертом году.
– В одиночестве? – взволнованно спросила Полли, которую эта история взволновала до глубины души.
– Уединенно, но не в одиночестве, – покачал головой принц. – Я уверен, что король Махмуд использовал любую возможность, чтобы навестить возлюбленную в ее пристанище. Конечно, это не могло не злить его законных жен, но мой предок был без ума от Элизабет Льюис.
– И, видимо, был очень эгоистичным человеком, – сурово рассудила Полли, – если не гнушался ранить чувства близких ему людей.
– Он был настоящим королем. А это и великая честь, и огромный труд, тяжелые будни без выходных и праздников. Он заслуживал отдушины… И не забывай, что твоя прапрабабушка тоже причинила немало горя своему мужу и сыну. Просто, когда между людьми вспыхивает такая сильная любовь, сложно винить их в эгоизме. Ведь до этого они очень многим пожертвовали ради других.
– Наверное, ты прав, – согласилась Полли, но невольно задумалась над его словами. – Я читала письма сына Элизабет, в которых говорилось, что отец сильно запил после ее ухода. Супруг не мог перенести такого унижения. Не знаю, страдал ли он от любви. Но перед лицом назревающего скандала он предпочел собственное падение борьбе с ханжеским общественным порицанием. Он сильно подорвал свое здоровье и умер, не намного пережив жену.
– Их сын – это твой прадед? – уточнил принц.
– Да, – кивнула Полли. – Не думаю, что Элизабет могла оставаться безразличной к судьбе своего мужа. Но, как видишь, она не вернулась. И я думаю, не от страха перед осуждением, ведь Элизабет была удивительно смелой женщиной. Наверное, она не хотела покидать своего короля. А что ты об этом думаешь?
– Полагаю, именно так оно и было. Но это уже сюжет для художественного фильма, а не для документального кино.
– Почему же? – удивилась англичанка. – Разве ход истории не диктуется человеческими чувствами? Сколько эпохальных событий было совершено ради любви, из ревности или из ненависти. Я считаю, любовная составляющая имела бы право на отражение в нашем кино, если бы у нас было время на перепроверку фактов и переписку сценария. Но, увы, это невозможно. Сроки стоят очень жесткие. Придется придерживаться первоначального плана, – констатировала Поллианна и с сожалением добавила: – Хотя я бы с удовольствием вплела в канву рассказа романтическую историю. Наш фильм бы от этого только выиграл… Я всегда восхищалась смелостью и азартом прапрабабушки, с юности была наслышана о ее отваге. Но до сегодняшнего дня я никогда даже не задумывалась о том, что за всеми ее поступками стояло великое чувство, непростая история взаимоотношений. Элизабет всю жизнь бросала вызов условностям. И я приучила себя думать, что из каждой битвы она выходила победительницей. А теперь я понимаю, что очень многого в самых главных жизненных вопросах она преодолеть не могла.
– Тебя это разочаровывает? – спросил Рашид.
– Нет, нисколько. Даже наоборот, вдохновляет, – отозвалась девушка.
– На что же, если не секрет? – поинтересовался собеседник.
– На поиск истины, – пошутила Полли. – Но я прекрасно понимаю, что очень условно иду по следам прапрабабушки, постольку мы с ней совсем не похожи. У меня нет ее отваги. Ее страстности во мне тоже нет. Я привязана к привычным вещам, местам, людям. Я никогда не стану высаживать розы в чужих краях, поскольку меня всегда будет тянуть на родину.
– Ой, не зарекайся, – вклинилась в их диалог принцесса. – Ты просто никогда не влюблялась. И, верно, не знаешь, как это чувство может посмеяться над человеком, в один момент перевернув все его привычные представления, – гипотетически рассудила она.
– Но я бы ни при каких обстоятельствах не бросила свое дитя! – убежденно проговорила Поллианна.

Окли Наташа - Восточная сказка => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Восточная сказка автора Окли Наташа дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Восточная сказка своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Окли Наташа - Восточная сказка.
Ключевые слова страницы: Восточная сказка; Окли Наташа, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дом на Зеленой улице