А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бонзон Поль-Жак

Тайна «морского ежа»


 

Здесь выложена бесплатная электронная книга Тайна «морского ежа» автора, которого зовут Бонзон Поль-Жак. В библиотеке АКТИВНО БЕЗ ТВ вы можете скачать бесплатно книгу Тайна «морского ежа» в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или же читать онлайн книгу Бонзон Поль-Жак - Тайна «морского ежа» без регистраци и без СМС.

Размер архива с книгой Тайна «морского ежа» = 127.33 KB

Тайна «морского ежа» - Бонзон Поль-Жак -> скачать бесплатно электронную книгу




Коллекция "Совершенно секретно",; 1996
ISBN 5-89048-003-0
Аннотация
Переехав из родной деревеньки в огромный город Лион, мальчик Тиду лишается не только старых друзей, но и любимой собаки - немецкой овчарки Кафи. Кафи таинственным образом пропадает. Не связано ли это исчезновение с дерзким ограблением, потрясшим весь город? Расследуя это дело, Тиду обретает своего Кафи и новых замечательных друзей, с которыми ему удается разоблачить террористическую организацию, планирующую подрыв атомной станции.
Тайна «морского ежа»
ПАЛАТКА
Мы уже давно мечтали поехать на каникулы к морю. Сколько раз мы с друзьями раскладывали перед собой карты и думали, куда лучше отправиться! Но, увы, море слишком далеко — не меньше трехсот километров, на велосипедах не доедешь, тем более с моей собакой Кафи, которую придется везти на прицепе. На поезде тоже не получится: наших сбережений не хватит. на семь билетов (в поезде нужно платить и за собак).
Конечно, можно было отправиться автостопом, но вряд ли кто из водителей возьмет семь человек, большую собаку и все наше туристическое снаряжение в придачу. Да и родителям вряд ли понравилось бы такое рискованное путешествие.
И, кроме того, дело сильно осложнялось из-за Мади Шарве. Это единственная девочка в нашей компании, она простая и непосредственная, и мы все относимся к ней как к сестре. Я к тому же очень благодарен ей за помощь в поисках Кафи, который потерялся однажды на улицах Лиона… Тогда Мади была очень больна и могла передвигаться только в инвалидной коляске, но несколько месяцев, проведенных в моем родном солнечном Реянетте, помогли ей встать на ноги.
Но вот как-то однажды ко мне на улицу Птит-Люн, перескакивая через ступеньки, прибежал Малыш Сапожник.
Слушай, Тиду! Мы поедем на море! У меня есть сосед, шофер, он работает на автотранспортной фирме. Я рассказал ему, что мы хотим съездить к морю. Сам он так далеко не ездит, но он отправил меня к своему другу, который каждую неделю ездит в Перпиньян, а иногда и в Испанию, возит фрукты и овощи.
И этот друг возьмет нас… и Кафи?
Туда он едет пустой. Мы можем взять с собой все, что захотим. Он отправляется по понедельникам в пять утра с площади Вальми, это на другом берегу Соны — в общем, недалеко от Круа-Русс.
А остальные уже знают?
Я заходил сегодня утром к Корже, к Гилю и к Стриженому… Стриженого не было, но я поговорил с его матерью. Общее собрание в четыре часа в Пещере у Пиратского Склона.
А Мади?
Ей я пока ничего не сказал. Лучше сначала все обсудить самим. — Он посмотрел на часы. — Пошли скорей, а то опоздаем… Не забудь карту.
В сопровождении моего верного Кафи мы с Сапожником шли по улочкам Круа-Русс, старого лионского квартала, прилепившегося к подножию холма между Роной и Соной. Наша Пещера — заброшенный подвал, служивший нам местом встреч, — находилась на улице с мрачным названием Пиратский Склон. Нас уже ждали Гиль, главный выдумщик в нашей компании, и Бифштекс, чей отец работал в мясной лавке в нашем квартале. Почти одновременно с нами пришел Корже, наш вожак. Последним явился Стриженый; его можно было узнать издалека по длинным ногам и берету, вечно красующемуся у него на голове с тех пор, как из-за какой-то странной болезни у него выпали все волосы.
Ну вот, — с энтузиазмом объявил Сапожник, — теперь нам ничто не мешает поехать на море. Посмотрите на карту… Вот как пойдет грузовик. Двести километров он едет вдоль побережья.
Да, у нас есть выбор, — кивнул Корже. — Но по первому разу лучше не забираться слишком далеко.
Мы изучали карту, задерживаясь на названиях маленьких курортных городков. Одно из них показалось мне знакомым: Пор-ле-Руа. До того как мои родители перебрались в Лион, мы жили в Провансе, и я слышал об этом местечке, находящемся рядом с Эг-Мортом, из которого, как написано в нашем учебнике истории, король Людовик Святой отправился в крестовый поход.
Это название мне нравится, — заявил Гиль. — Наверняка там есть небольшой порт. Познакомимся с рыбаками, они возьмут нас в море… Вот здорово будет!
Правильно, — согласился Корже. — К тому же это недалеко от Лиона. В случае чего обратно мы сможем добраться сами.
Я тоже за Пор-ле-Руа, — сказал Стриженый. — Но он далеко от шоссе, тут будет километров двадцать.
А велосипеды нам зачем? — возразил Сапожник. — Шофер сказал, что мы можем взять с собой все что угодно. Плохо только, что вряд ли мы там найдем пустой дом. Придется брать палатку.
Да, — согласился Гиль. — Нам понадобится большая шестиместная палатка. Мы поставим ее где захотим, а если нам там не понравится, переберемся в другое место… Но вы знаете, сколько стоит такая палатка?
Можно поискать на блошином рынке, — предложил Бифштекс. — Там можно найти что угодно, даже палатку, особенно в каникулы.
А как быть с Мади? — спросил Стриженый. — Думаете, она уговорит родителей отпустить ее с нами? Без Мади мы никуда не поедем, с этим все согласны?
— Мы зайдем к ней завтра, — сказал Корже.
— А почему не прямо сейчас? — поинтересовался Сапожник.
И вот, в полном составе и с Кафи во главе, мы поднялись по Пиратскому Склону до улицы От-Бютт. Мади была дома вместе с мамой. Ее мать не удивилась нашему вторжению: она уже привыкла к таким неожиданным визитам. Я рассказал Мади о нашей идее и показал на карте Пор-ле-Руа.
Конечно, вам ведь так хотелось поехать на море, — вздохнула она. — Когда вы уезжаете?
Когда мы уезжаем, — поправил ее Стриженый. — Мы без тебя еще никогда никуда не ездили. Если вы с мамой не сможете поехать с нами, то мы тоже не поедем… Но наверняка это можно устроить, ездили же мы в прошлом году в Пьерру.
Мади поморщилась и не ответила.
Так ты не предупредила их? — удивилась ее мать. — Ты не сказала, что этим летом мы никуда не поедем?
Да, мама, — призналась Мади, — я ничего им не сказала. — И, обращаясь ко всем нам, объяснила — Я не хотела вам ничего говорить до последнего момента. Я надеялась, что когда все уже будет решено и подготовлено, вы не сможете отказаться от поездки…
Ты за кого нас принимаешь? — возмутился Бифштекс. — Мы что, предатели, по-твоему?
Мне очень жаль, — сказала мадам Шарве, — но в этом году мы не сможем жить в гостинице, особенно на курорте: там всегда все дороже. Весной мы потратили все наши деньги на машину. Ничего страшного, мы покатаемся по окрестностям Лиона, а Мади поедет на несколько недель к бабушке в Воньерэ.
Ну что ж, — отозвался Корже, — тогда и мы не поедем на море. Поставим палатку рядом с Воньерэ.
Воньерэ! — вздохнула Мади. — Это деревушка километрах в двадцати от Лиона. Там даже искупаться негде. Вы умрете со скуки. Нет уж, лучше поезжайте на море без меня…
Мы растерянно молчали. Кафи обеспокоенно смотрел то на нас, то на Мади.
— Мне действительно очень жаль, — повторила мама Мади. — В любом случае мы бы не нашли места в гостинице. На курорте комнаты надо заказывать за месяц.
Итак, наш прекрасный план рухнул… Мы уже собирались уходить, но тут Кафи навострил уши, услышав на лестнице чьи-то шаги. Это возвращался с работы мсье Шарве. Он был в кепке, украшенной буквами «ТОЛ» («Трамваи и омнибусы Лиона»). И омнибусы, и трамваи уже давным-давно исчезли из нашего города ткачей, их заменили быстрые и бесшумные троллейбусы, но транспортная компания, в которой работал отец Мади, не стала менять название.
Мсье Шарве знал всех нас, включая Кафи, которого он погладил по спине. Повесив кепку на вешалку, отец Мади обратился к нам:
Ну что, ребята, что с вами? У вас ведь каникулы, что вы такие грустные?
Это из-за нас, папа, — быстро ответила Мади. — Они хотели поехать на море, но теперь не едут из-за меня.
Вы хотели отправиться к морю? — переспросил мсье Шарве. — Отличная мысль! Газеты обещают жару в конце месяца. В Лионе невозможно будет дышать… А где вы собираетесь там жить?
Мы хотели купить палатку, — сказал Гиль.
Правильно, с палаткой проблем не будет. Так зачем оставаться здесь? Мади не обидится, если один раз вы съездите без нее.
Вот-вот, папа, именно поэтому я не хотела им ничего говорить.
Все снова замолчали. Шарве посмотрел на дочь и под маской равнодушия разглядел глубокое разочарование. Потом он вдруг заявил:
На самом деле выход есть.
Какой, папа? Говори скорее!
Я только что узнал, что смогу взять отпуск не в сентябре, а в августе. Мы собирались в Воньерэ, но… почему бы нам тоже не заняться туризмом?
Мадам Шарве, побледнев, смотрела на мужа.
Спать в палатке?! Какой ужас! Тот улыбнулся ее негодованию.
Тебя так это пугает?
О Боже! Спать чуть ли не на улице, в любую погоду, дрожать от холода и промокать до нитки!..
Ошибаешься! В палатке не бывает холодно, к тому же современные палатки практически не промокают. А обойдется нам это не дороже, чем если мы останемся здесь или поедем в Воньерэ.
Да, да, мама! — умоляла ее Мади. — Это прекрасная идея. Почему бы не попробовать? Давай в конце месяца поедем с ребятами на море!
Не знаю даже, что сказать… Жить в палатке, как цыгане?.. Я к этому не привыкла. А если через два дня я запрошусь обратно в Лион?
Мы тут же вернемся, правда, папа?
Решено, — ответил Шарве. — По крайней мере, ребятам не придется сидеть все лето в городе.
Мама Мади поняла, что ее недоверие к палаткам может всем испортить каникулы, и глубоко задумалась. А потом вдруг решительно заявила, махнув рукой:
А, будь что будет! И пусть никто не говорит, что из-за меня вы не увидите моря.
Спасибо, мама! — закричала Мади, вне себя от радости.
ТОЛ
— Люнель! — объявил шофер. — Все на выход! Огромный грузовик остановился на площади, немного в стороне от шоссе, и Кафи первым спрыгнул на землю. Шофер помог нам выгрузить шесть велосипедов, прицеп для моей собаки, палатку и рюкзаки, набитые одеждой и всяческой утварью. Настоящий табор! Потом водитель поспешно залез обратно в кабину. Он выбивался из графика и поэтому даже не согласился выпить с нами лимонада.
— До встречи, сорванцы! Видите указатель: «Пор-ле-Руа, 23 километра»? К полудню будете там… Счастливых каникул!
Было всего десять часов утра, но июльское солнце уже пригревало дремлющий южный городок. Я только слез с грузовика, а уже чувствовал себя дома — таким знакомым казались акцент прохожих и стрекотание кузнечиков на платанах. Мне казалось, что я в Реянетте, моей родной деревне…
— Придется привыкать, — сказал Корже, — тут печет, как в Сахаре.
Мы быстро закрепили куртки и сумки на багажниках, а Корже тем временем приладил к своему велосипеду громоздкую палатку, купленную нами на блошином рынке в Лионе. В ней было килограммов пятнадцать, не меньше. Я прикрепил сзади прицеп, и Кафи, который уже запарился в своей шубе, тут же прыгнул туда.
— Вперед, в Пор-ле-Руа!
В общем-то мы никуда не спешили… нам просто очень хотелось побыстрее увидеть море. Наш караван ехал по неширокой извилистой дороге; по бокам тянулись нескончаемые виноградники. На дороге не было ни пятнышка тени. К счастью, вскоре появились первые озера, которых, как следовало из моей карты, в этих местах было полным-полно. Да и в воздухе почувствовалась прохлада: с юга потянуло легким морским ветерком. Мы приближались к морю.
Через час мы подъехали к знаменитой крепости Эг-Морт, стены которой сверкали на солнце.
Сделаем привал, — предложил Гиль, очарованный высокими зубцами на верхушках стен.
Нет! — хором закричали остальные. — К морю! Как можно скорее к морю!
И, вместо того чтобы притормозить, мы прибавили ходу. Вдруг Сапожник, который с развевающимися волосами катил впереди, обернулся к нам.
Смотрите, там, впереди! Те две машины, которые нас только что обогнали, стоят на обочине… Там, кажется, рядом жандармы.
Да, жандармы, — подтвердил Стриженый. — Это не дорожная полиция. Они в фуражках.
Сапожник инстинктивно притормозил. Когда мы приблизились, машины уже тронулись в сторону Пор-ле-Руа, а жандармы снова встали по обеим сторонам дороги.
— Поехали, — крикнул Корже, — они останавливают только машины.
Но в этот момент один из полицейских велел нам остановиться.
Стоп! Вы куда едете?
В Пор-ле-Руа. Мы туристы, — объяснил Бифштекс.
Издалека едете?
Из Лиона.
Из Лиона на велосипедах?
Один грузовик подвез нас до Люнеля. На велосипедах мы едем только оттуда.
— Ваши документы? Мы растерялись.
Э-э… у нас с собой ничего нет, — замотал головой Корже. — Мы не знали…
Что у вас в сумках?
Одежда, утварь, чтобы готовить.
Откройте-ка вот эту!
Полицейский кивнул на сумку Стриженого; она была больше остальных из-за огромного свитера, который его уговорила взять мать. Стриженый поспешно распутал веревки, и рюкзак грохнулся на землю. Кастрюли и котелки с лязгом рассыпались по мостовой.
— Все в порядке, — улыбнулся жандарм. — Собирай свое хозяйство.
Потом полицейский подошел к Кафи, который выпрыгнул из прицепа и, высунув язык, улегся на дороге.
Это ваша собака?
Моя. Мы взяли ее, когда она была совсем маленькая, как клубок шерсти. Он всегда ездит с нами на каникулы.
Жандарм удивленно посмотрел на меня.
Для лионца у тебя странный акцент.
Я живу с родителями в Лионе, но родом мы из Прованса, деревня Реянетт.
Услышав это, второй жандарм прислушался к разговору.
Реянетт, под Нионом?
Да, мой отец работал на прядильной фабрике, которая потом закрылась.
Да ну! Я тоже родился в Реянетте. Как тебя зовут?
Тиду Обанель.
Обанель? Я знал одного Обанеля, владельца табачной лавки.
Это был мой дедушка.
Жандарм так обрадовался земляку, что принялся болтать со мной. Мы вспоминали полузабытые имена, а его коллега тем временем проверял проходящие мимо машины. Успокоенный добродушным видом собеседника, любопытный Сапожник спросил, почему они останавливают все машины подряд.
Вы ищете преступников?.. Угонщиков?
Да, преступников, но не угонщиков. — И, подмигнув, прибавил — Вы слышали о ТОЛ?
Конечно, — радостно закричал Бифштекс. — Там работает отец нашей лучшей подруги.
У жандарма округлились глаза.
Вы понимаете, что говорите?.. Вы знаете, как это расшифровывается?
Знаем, — сказал Малыш. — Это троллейбусная компания в Лионе. Эти буквы вышиты на фуражках у всех сотрудников.
Жандарм облегченно вздохнул и вытер лоб.
— Нет, это другой ТОЛ: это Террористическая организация Лангедока. Газеты сейчас только о ней и пишут. Из-за нее мы и проверяем машины на всех дорогах на побережье. Кажется… — Тут он заметил своего товарища, который шел к нему, спохватился и прикусил язык. — Только тсс… Я ничего вам не говорил… — И обычным властным тоном блюстителя порядка, продолжил — Можетеехать. Но в следующий раз не забывайте документы!
Кафи вернулся в свой прицеп, а еще через пятнадцать минут из наших глоток одновременно вырвался крик:
— Море!..
Да, это действительно было море, бескрайнее и еще более голубое, чем мы его себе представляли. Мы слезли с велосипедов и застыли, зачарованно глядя на него. Потом, ведя велосипеды за руль, мы вошли в деревню, которая состояла из ряда домов, выстроившихся вдоль канала. На воде покачивалось несколько рыбацких лодок. Из-за жандармов мы немножко задержались; туристы в шортах или в легкой одежде уже обедали, сидя на террасах двух-трех небольших отелей. В конце набережной виднелся пляж; в этот час там почти никого не было. Мы все умирали с голоду, но море оказалось сильнее.
— Делать нечего, — сказал Сапожник. — Поедим потом… А сейчас айда купаться!
Бросив велосипеды, сумки, палатку и всю одежду на прибрежной гальке, мы помчались к воде. Это было здорово! Какая приятная свежесть после двадцати трех километров на велосипедах под палящим солнцем! Мы плавали, ныряли, брызгались и вопили от радости, а Кафи, которого я спустил с поводка, резвился рядом со мной.
— Если бы только Мади была с нами! — то и дело приговаривал Стриженый. — Хорошо, что она тоже скоро приедет…
Если бы не голод, сводивший наши пустые желудки, мы до вечера не вылезли бы из воды. Один за другим мы вспоминали о еде, выходили из воды и бежали к сумкам, чтобы проглотить остатки провизии. Насытившись, мы стали думать о том, где поставить палатку. Впрочем, места хватало. Нужно было лишь пройти вдоль двух-трех дюжин небольших вилл и сарайчиков, и там начинался огромный пустой пляж.
С трудом толкая велосипед по мягкому песку, Бифштекс обнаружил место, показавшееся нам идеальным.
— Чу-дес-но! — воскликнул Стриженый, подбрасывая берет в воздух. — Останемся здесь! Давайте поставим палатку!
Ох уж эта палатка! Она обошлась нам недорого, но говорили мы о ней не переставая. Это была круглая палатка военного образца; тот тип на толкучке, который нам ее продал, уверял, что ее легче ставить, чем палатки, которые делают сейчас, и что в нее помещаются шесть — восемь человек. Он уступил нам ее за бесценок, потому что ее списали с какого-то из армейских складов.
Конечно, мы испытали ее еще в Лионе, на Крыше Ткачей — маленькой площади в Круа-Русс. Вопреки заверениям торговца, мы немало помучились, прежде чем наконец ее собрали. В первый раз она у нас обрушилась, похоронив под своей грубой тканью Бифштекса и Малыша. Вторая попытка едва не закончилась плачевно для нас с Гилем… Только с третьего раза мы смогли убедиться, что спокойно разместимся под ее конусообразной крышей.
Но на такой ненадежной почве поставить ее оказалось еще труднее. То центральный столбик уходил слишком глубоко в песок, то ветер вырывал колышки;:.
— Все равно упадет, — нервничал Стриженый. — Колышки слишком короткие.
Вооружившись ножами, мы отправились искать кусты, из которых можно было бы сделать колышки… Короче говоря, мы поставили палатку только часам к шести вечера и, убедившись в ее прочности, облегченно вздохнули.
Увы! Наши несчастья только начинались. Мы распаковывали рюкзаки в палатке, когда вдруг послышался яростный лай Кафи. Прихрамывая, к нам приближался человек в фуражке. Я схватил Кафи за ошейник. Посетитель оказался сельским полицейским из Пор-ле-Руа. Ему можно было дать лет шестьдесят, вид у него был добродушный и не менее смущенный, чем у нас.
Здесь запрещено ставить палатки. Вам придется уйти.
Запрещено? — удивился Корже. — Это частное владение?
Нет, это муниципальная земля, но ставить палатки можно только в специально оборудованном месте. Вон там, за мостом.
Но, мсье, — умоляюще сказал Малыш, — мы же здесь никому не мешаем, и мы столько мучились, пока поставили эту палатку…
Что вы от меня хотите, — развел руками полицейский. — Нельзя — значит, нельзя. В прошлом году можно было располагаться где угодно, но этим летом мэр издал указ: ставить палатки только в отведенных для этого местах. Это не только в Пор-ле-Руа, то же самое на всем здешнем побережье.
Но почему?
Слушайте, вы слишком много от меня хотите… Может, из-за этих шпионов, которые тут появились. Люди так говорят…
Из-за ТОЛ?
Вот-вот. Но я в них не верю. Какие шпионы в Пор-ле-Руа? Тут всегда так тихо, вообще ничего не случается… Но делать нечего. Придется вам переселяться. К тому же на стоянке вам будет лучше: там есть туалеты, душ с горячей водой, даже буфет… — Он посмотрел на нашу палатку. — Из какого музея вы ее украли? Ее сделали еще до войны. Когда я сорок лет назад служил в армии, я спал точно в такой же. Тряхну-ка я стариной, покажу вам, как ее складывать…
Он положил фуражку на песок и присоединился к нам. Через полчаса мы добрались до стоянки с красивым названием Сосновая. На самом деле сосны, посаженные совсем недавно и все еще окруженные металлическими решетками, не достигали и двух метров в высоту. С десяток фургончиков и автотрейлеров и в три раза больше палаток были разбросаны по территории стоянки.
Малыш Сапожник отыскал свободное местечко между маленькой желтой палаткой и длинным, как вагон, шикарным белым трейлером. Сначала на нас никто не обратил внимания, но появление палатки не прошло незамеченным и вскоре вокруг нашего конуса, который возвышался над всеми остальными палатками на стоянке, собралась вся местная детвора.
Когда мы покончили с палаткой, Бифштекс вдруг заметил, что уже восемь часов, а пожевать у нас нечего.
— Пошли в деревню, — предложил он, — купим там что-нибудь.
Большинство отдыхающих, вернувшись с пляжа, прогуливалось по набережной — главной достопримечательности деревни. Небо, с утра такое ясное, затянулось тучами, и люди жаловались на предгрозовую духоту. Когда мы закупили еды, Стриженый вдруг заметил лодку, приближающуюся к берегу. Мы подошли, чтобы посмотреть, как из нее будут выгружать рыбу; вокруг собрались другие любопытные. Рядом с нами двое туристов что-то увлеченно обсуждали. Один рассказывал, что после обеда ездил в Ним и что на обратном пути у него проверили документы.
Вот как во Франции развивают туризм! — возмущался он. — Вы верите в этот ТОЛ?.. Очередная выдумка журналистов, которым в это время года не о чем писать.
Заодно и работа для жандармов, — улыбаясь, добавил другой. — Им тоже скучно сидеть без дела.
Мы пошли дальше.
Да-а, — протянул Стриженый, — тут только и речи что о шпионах и террористах. Вы-то в это не верите?
Конечно, нет, — рассмеялся Гиль. — Мы просто слишком близко к Марселю. На юге любят рассказывать всякие страшные истории, правда, Тиду?
Мы вернулись в лагерь, и Бифштекс, наш шеф-повар, сразу принялся за работу. Мы все умирали с голоду.
Когда стемнело, мы расстелили спальные мешки и залезли в них. Ранний подъем, путешествие в грузовике, а потом двадцать три километра на велосипедах под палящим солнцем, долгое купание, возня с палаткой, — все это отняло у нас много сил. Но, может быть из-за предгрозовой духоты, спать никому не хотелось. О чем думали мои друзья, пытаясь уснуть? Что до меня, то я гладил лежащего рядом Кафи и все думал об этой таинственной организации, о которой все говорили, но в которую никто не верил, не принимал всерьез. Может быть, это и в самом деле журналистская «утка»? Но зачем тогда столько полиции… и почему нельзя ставить палатки на берегу?
Когда я наконец уснул, мне снилось, что все туристы на Сосновой стоянке оказались шпионами и прячут в палатках динамит. Земля была усеяна минами, и я не знал, куда идти. Вдруг одна из мин взорвалась с жутким грохотом… Я закричал и обнаружил, что сижу в своем спальном мешке.
— Ты что, — пробормотал Малыш Сапожник, давясь от смеха, — что с тобой, Тиду? Ты что, стал бояться грозы?
Я не стал рассказывать ему о своих страхах, снова лег, погладил Кафи и уснул — на этот раз спокойно.
НОЧНОЕ КРУШЕНИЕ
Время шло быстро. Мы уже почти неделю жили в Пор-ле-Руа. К черту всех террористов и шпионов! Никто больше о них не думал. Мы были слишком заняты купанием, лежанием на пляже и морскими путешествиями в компании Простака.
Простак — это рыбак, который жил в Пор-ле-Руа. Он был совсем не таким наивным, как можно было подумать, услышав его прозвище, — напротив, это был весьма оригинальный человек, который к тому же ходил всегда в этаком колониальном шлеме, привезенном Бог знает из какой далекой страны.
Опьяненные водой, солнцем, морским ветром, мы жили в свое удовольствие, ожидая только приезда Мади. Но вскоре наше спокойствие было нарушено небольшим происшествием, на первый взгляд несущественным, но приобретшим позже неслыханные масштабы.
Это случилось в нашу пятую или шестую ночь в палатке. Накануне вечером, видя, что приближается гроза, и ожидая сильного ветра, Стриженый проверил все колышки. Потом мы улеглись как обычно, то есть в форме звезды, головой к стенам и ногами к центру палатки. Утомленные долгим купанием и ловлей рыбы, на которую Простак взял нас с собой в море, мы спали как сурки.
Вдруг мне показалось, что я получил увесистую пощечину. Что такое? Оказалось, что, несмотря на все предосторожности Стриженого, порыв ветра повалил палатку прямо на нас. Бедный Кафи, запутавшись в брезенте, скулил, пытаясь найти выход. Шел проливной дождь. Ребята разбежались кто куда; я остался вдвоем с Сапожником, который помогал мне освободить Кафи. Все остальные уже искали какое-нибудь убежище.
— Они, наверно, побежали к навесу у выхода, — сказал Сапожник, — но все там все равно не поместятся. Пошли за мной.
Мы побежали к длинному трейлеру метрах в десяти от нашей палатки, в котором жили две молодые элегантные женщины.
— Давай залезем под него, — прошептал Сапожник, — и подождем, пока дождь поутихнет.
Днище трейлера было всего в полуметре от земли. Нам пришлось заползать туда на животе, пока мы не устроились между колес. Зато Кафи чувствовал себя замечательно.
Дождь пошел с новой силой, барабаня по крышам палаток. К счастью, вода сразу же впитывалась в песок и не текла под наш трейлер.
Так мы лежали довольно долго. Что касается ливня, то он и не думал кончаться.
— Что-то мне не хочется лежать тут всю ночь, — шепнул мне Малыш. — Нужно было постучать, эти дамы наверняка бы нас впустили.
Прошло еще полчаса. Погода не улучшалась. Одежда на мне была насквозь мокрая, и я начинал замерзать. Я предложил Малышу Сапожнику присоединиться к ребятам.
— Нет, Тиду, — шепнул он мне на ухо. — Дождь косой, так что им наверняка еще хуже, чем нам.
Мы принялись терпеливо ждать, когда же кончится дождь. Вдруг Кафи поднял голову. Из трейлера доносился какой-то звон.

Тайна «морского ежа» - Бонзон Поль-Жак -> читать дальше


Отзывы и коментарии к книге Тайна «морского ежа» на нашем сайте не предусмотрены.
Полагаем, что книга Тайна «морского ежа» автора Бонзон Поль-Жак придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Тайна «морского ежа» своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Бонзон Поль-Жак - Тайна «морского ежа».
Возможно, что после прочтения книги Тайна «морского ежа» вы захотите почитать и другие книги Бонзон Поль-Жак. Посмотрите на страницу писателя Бонзон Поль-Жак - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Тайна «морского ежа», то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Бонзон Поль-Жак, написавшего книгу Тайна «морского ежа», на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Тайна «морского ежа»; Бонзон Поль-Жак, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно
Загрузка...