Геммел Дэвид - Сипстрасси: Камни власти - 02. Последний Меч Силы 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Зеленский Александр

Порочный круг


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Порочный круг автора, которого зовут Зеленский Александр. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Порочный круг в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Зеленский Александр - Порочный круг без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Порочный круг = 322.08 KB

Зеленский Александр - Порочный круг => скачать бесплатно электронную книгу



ЧАСТЬ 1

...Сначала я услышал скрип рассохшихся половиц, по которым осторожно ступали чьи-то ноги, затем звякнул таз, и кто-то, шумно выдохнув, вылил воду из него на себя. Отфыркиваясь, существо прошлепало босыми ногами до буфета, вынуло оттуда початую бутылку и с характерным звуком налило из нее в стакан, потом, жадно урча, заглотнуло похмельную жидкость и облегченно произнесло:
— Сегодня Верка получку притаранит!..
...Ее предсмертный крик все еще стоял у меня в ушах. Сорокалетняя женщина даже переодеться после работы не успела. Зверь налетел на нее в прихожей и тут же зашарил жадными лапами по тем местам, которые женщины считают укромными.
— Отдай, падла! —хрипел зверь.
Но женщина денег не отдала, она заранее, зная нрав мужа-алкаша, спрятала получку под крыльцом. И тогда зверь, схватив топор, раскроил своей жертве голову...
...На следующее утро из интерната вернулись дети, чтобы побыть с родными в выходные дни. Белокурый мальчик лет двенадцати первым вбежал в дом. В полутьме прихожей он не заметил тела матери, на нее наткнулась чуть позже его младшая сестренка. Сам же
он, позвав: «Мам? Пап? Вы дома? Это мы!», прошел в комнату и сначала не понял, что делает его отец. Может быть, он выкручивает перегоревшую лампочку?.. И только потом мальчик с ужасом осознал, что из-под потолка на него смотрят уже мертвые глаза...
Именно в этот момент мне послышался чей-то тихий смех из самого темного угла комнаты, будто кто то радовался тому, что здесь произошло.
Стряхнув с себя ночное наваждение, я вскочил с набитого свежим пахучим сеном тюфяка и попытался вспомнить, как оказался в этом старом деревенском доме.
...Я получил письмо от давнего своего знакомого, священника из сельского прихода в Тверской области, приглашавшего меня посетить его незамедлительно. К этому времени я уже устал от своей медицины и потому принял предложение.
Деревушка Берестово находилась в двадцати километрах от Торжка. Я приехал туда поздним вечером. Отец Сергий, которого я помнил еще безусым семинаристом, уговорил меня переночевать в одном из пустующих домов, где он и сам частенько отдыхал после церковных служб. А вообще-то, у него был свой дом в Торжке.
Прогулявшись перед завтраком по саду, я совсем забыл о тех ночных кошмарах, что привиделись мне под крышей этого ветхого сооружения. К тому же отец Сергий направил ход моих мыслей в иное русло.
Разглаживая бороду, священник — коренастый, невысокого роста человек — повел свой рассказ, медленно подбирая слова.
— Не секрет, что разные люди по-разному относятся к жизни. Некоторые, бессребреники, ощущают жизнь как праздник, который означает движение к возвышенной цели. Другие, напротив, преодолевают одну преграду за другой, как бы поднимаясь по вечной лестнице, у которой нет конца. И заметьте, уважаемый доктор, вторых гораздо больше, чем первых. И хотя, в сущности, и те и другие — неплохие люди, им трудно жить рядом в мире и покое. Между ними всегда пропасть непонимания, потому что у них разный уровень ощущения жизни...
Витиевато изъяснялся отец Сергий. Подобное водилось за ним и в те времена, когда он еще не принял сана и звался просто Валера. Будучи студентом медицинского института, я часто наведывался в прежний Загорск, где мы бродили с ним по полям и лесам, ведя бесконечные споры о смысле жизни, о нашем предназначении, о многом-многом другом. А потом произошел случай, разделивший мою жизнь на две части — до и после...
Это произошло в одном из туристических походов, уже после окончания медицинского вуза. Во время дневки, в грозу, в меня неожиданно угодила шаровая молния. Когда друзья отыскали мое бездыханное тело, шансов выжить у меня почти не осталось. И все-таки меня вернули в этот мир... Оклемавшись, я ушел в лес, чтобы вернуться в лагерь уже другим человеком. Способным видеть и слышать то, чего не могут другие...
— Хочу закончить мысль о хороших людях, — продолжал отец Сергий. — Мой дьяк — очень хороший человек, но именно он сподобился написать на меня заявление в прокуратуру, обозвав мерзавцем и мздоимцем. За что, спрашивается? За то, что я якобы продал заезжим спекулянтам икону «Архангел Гавриил», заменив подлинник на копию... Результатом этого оговора стало уголовное дело, возбужденное против меня правоохранительными органами. Последовали бесконечные допросы, следственные эксперименты, которые просто выводили меня из себя. К тому же верховный церковный иерарх временно отстранил меня от исполнения обязанностей. Богослужение в моем приходе проводил тот самый оклеветавший меня дьяк, что, вообще-то, противоречило канонам святой церкви... Минуло месяца три. Моя виновность оказалась недоказанной, и я вернулся к своей прежней деятельности... Подозрения, оскорбления, которые я перенес ни за что, — все это можно пережить. Меня сейчас куда больше волнует судьба иконы. Куда она девалась? Кто ее подменил? Ведь ей цены нет...
— Откуда вы знаете о ее художественных достоинствах? — спросил я.
— Меня просветил один художник, приезжавший к нам на этюды. Он сказал, что икона «Архангел Гавриил», вполне возможно, принадлежит кисти кого-то из иконописцев рублевского круга. То ли Феофану Греку, то ли Прохору с Городца, то ли Даниилу из Андроникова монастыря. А может быть, даже и самому Андрею Рублеву... Честно сказать, я поначалу не очень поверил тому художнику, пропустил его слова мимо ушей. И только после того, что со мной произошло, всерьез задумался: что, если в моих руках действительно находился шедевр древнерусской живописи, который я не смог сохранить?.. Вот и маюсь теперь, как тот пуританский аскет, который считал, что в жизни нет места веселью и шуткам, ибо сама по себе жизнь для этого слишком серьезна.
— И чем же могу помочь вам я?
— Мир слухами полнится... — хитро прищурившись, сказал отец Сергий. — Вы, насколько мне известно, добились успехов в области неких наук... Меня все эти новомодные течения, типа экстрасенсорики, тоже чрезвычайно занимают. Но я хочу понять, божественны ли те откровения, которые получают экстрасенсы, не являются ли они кознями сатаны...
набитого свежим пахучим сеном тюфяка и попытался вспомнить, как оказался в этом старом деревенском доме.
...Я получил письмо от давнего своего знакомого, священника из сельского прихода в Тверской области, приглашавшего меня посетить его незамедлительно. К этому времени я уже устал от своей медицины и потому принял предложение.
Деревушка Берестово находилась в двадцати километрах от Торжка. Я приехал туда поздним вечером. Отец Сергий, которого я помнил еще безусым семинаристом, уговорил меня переночевать в одном из пустующих домов, где он и сам частенько отдыхал после церковных служб. А вообще-то, у него был свой дом в Торжке.
Прогулявшись перед завтраком по саду, я совсем забыл о тех ночных кошмарах, что привиделись мне под крышей этого ветхого сооружения. К тому же отец Сергий направил ход моих мыслей в иное русло.
Разглаживая бороду, священник — коренастый, невысокого роста человек — повел свой рассказ, медленно подбирая слова.
— Не секрет, что разные люди по-разному относятся к жизни. Некоторые, бессребреники, ощущают жизнь как праздник, который означает движение к возвышенной цели. Другие, напротив, преодолевают одну преграду за другой, как бы поднимаясь по вечной лестнице, у которой нет конца. И заметьте, уважаемый доктор, вторых гораздо больше, чем первых. И хотя, в сущности, и те и другие — неплохие люди, им трудно жить рядом в мире и покое. Между ними всегда пропасть непонимания, потому что у них разный уровень ощущения жизни...
Витиевато изъяснялся отец Сергий. Подобное водилось за ним и в те времена, когда он еще не принял сана и звался просто Валера. Будучи студентом медицинского института, я часто наведывался в прежний Загорск, где мы бродили с ним по полям и лесам, ведя бесконечные споры о смысле жизни, о нашем предназначении, о многом-многом другом. А потом произошел случай, разделивший мою жизнь на две части — до и после...
Это произошло в одном из туристических походов, уже после окончания медицинского вуза. Во время дневки, в грозу, в меня неожиданно угодила шаровая молния. Когда друзья отыскали мое бездыханное тело, шансов выжить у меня почти не осталось. И все-таки меня вернули в этот мир... Оклемавшись, я ушел в лес, чтобы вернуться в лагерь уже другим человеком. Способным видеть и слышать то, чего не могут другие...
— Хочу закончить мысль о хороших людях, — продолжал отец Сергий. — Мой дьяк — очень хороший человек, но именно он сподобился написать на меня заявление в прокуратуру, обозвав мерзавцем и мздоимцем. За что, спрашивается? За то, что я якобы продал заезжим спекулянтам икону «Архангел Гавриил», заменив подлинник на копию... Результатом этого оговора стало уголовное дело, возбужденное против меня правоохранительными органами. Последовали бесконечные допросы, следственные эксперименты, которые просто выводили меня из себя. К тому же верховный церковный иерарх временно отстранил меня от исполнения обязанностей. Богослужение в моем приходе проводил тот самый оклеветавший меня дьяк, что, вообще-то, противоречило канонам святой церкви... Минуло месяца три. Моя виновность оказалась недоказанной, и я вернулся к своей прежней деятельности... Подозрения, оскорбления, которые я перенес ни за что, — все это можно пережить. Меня сейчас куда больше волнует судьба иконы. Куда она девалась? Кто ее подменил? Ведь ей цены нет...
— Откуда вы знаете о ее художественных достоинствах? — спросил я.
— Меня просветил один художник, приезжавший к нам на этюды. Он сказал, что икона «Архангел Гавриил», вполне возможно, принадлежит кисти кого-то из иконописцев рублевского круга. То ли Феофану Греку, то ли Прохору с Городца, то ли Даниилу из Андроникова монастыря. А может быть, даже и самому Андрею Рублеву... Честно сказать, я поначалу не очень поверил тому художнику, пропустил его слова мимо ушей. И только после того, что со мной произошло, всерьез задумался: что, если в моих руках действительно находился шедевр древнерусской живописи, который я не смог сохранить?.. Вот и маюсь теперь, как тот пуританский аскет, который считал, что в жизни нет места веселью и шуткам, ибо сама по себе жизнь для этого слишком серьезна.
— И чем же могу помочь вам я?
— Мир слухами полнится... — хитро прищурившись, сказал отец Сергий. — Вы, насколько мне из вестно, добились успехов в области неких наук... Меня все эти новомодные течения, типа экстрасенсорики, о тоже чрезвычайно занимают. Но я хочу понять, божественны ли те откровения, которые получают экстрасенсы, не являются ли они кознями сатаны...
— Значит, если эти «откровения» помогут мне узнать, кто и когда подменил святую икону в вашем храме, вы, отец Сергий, уверуете в Божественный глас? Я правильно вас понял?
— Во всяком случае, вы снимете с меня подозрение, которое все еще висит надо мной в этом приходе. А оправдание невинного — это всегда Божеское дело!
— Хорошо. Я помогу вам. Прежде всего мне необходимо осмотреть иконостас в вашем храме.
— Пойдемте прямо сейчас, — сказал священник и, перекрестившись, встал из-за стола.
Сельские церквушки, подобные той, что была воздвигнута на самом высоком месте в округе, казались мне космическими кораблями, устремленными к иным мирам и другим пространствам. Под их сенью я каждый раз ощущал повышенную энергетику, которую определил для себя как «музыку сфер». Вот и теперь, подойдя к белой церкви с золочеными куполами, я уловил знакомую мелодию, нараставшую у меня в душе. Представьте себе колокольный набат и еле слышный перезвон гитарных струн...
— Благословите, батюшка, — попросила отца Сергия у ворот храма полная женщина с больным лицом.
— Бог благословит, — перекрестил ее священник, а мне, когда женщина прошла мимо, пояснил: — Несчастная вдова Воронова. Сейчас она совсем одинока. Два ее сына с пути истинного сбились. Сидели в тюрьме за кражу. Старшего, Дмитрия, было выпустили, а он опять со старыми дружками связался и погиб. Недавно похоронили на нашем погосте. Я его и отпевал...
— Что же с ним случилось? — поинтересовался я.
— Застрелили. За что, где — не ведаю... Тяжелые сейчас времена, великие испытания посылает нам небо...
— Недаром же говорят, кого Бог любит, того и наказывает, — сказал я.
— Но не до смерти! — поднял перст к небу отец Сергий.
Церковный сторож — худой, сморщенный старик с единственной рукой — издали поклонился батюшке и подал знак, показывая, что двери церкви уже открыты и можно готовиться к заутрене.
— Войдем в храм Божий! — пригласил меня свящснник.
Под высоченным куполом звуки наших голосов раздавались непривычно звонко и как-то протяжно, из-за чего хотелось говорить тихо, вполголоса. — Вот наш иконостас! — торжественно произнес
отец Сергий. — А вот та самая икона, о которой я говорил...
Архангел Гавриил, шествуя по облаку, держал в руках длинный свиток с какими-то наставлениями и поучениями. Мне очень хотелось прочитать, что написано на свитке, но сделать это, как я ни старался, не удалось. Тогда я обратил взгляд на иконы, висевшие рядом. Подобные свитки находились в руках еще двух святых, изображенных на них. На одной пророк Исайя предупреждал: «Ослепли очи и окаменели сердца их, да не видят очами, не разумеют сердцем, и не обратятся, чтоб я исцелил». Другой пророк, Давид, пристально взирая на меня, вопрошал: «Подлинно ли правду говорите вы, судьи, и справедливо судите сыны человеческие? Беззаконие составляете в сердце».
К кому обращены были эти слова? К властям предержащим? Эти слова должны напоминать им, что ничто не вечно в подлунном мире? Все преходяще: и слава, и успех, вечна только Божественная любовь и бесконечное познание. Но никакими словами не достучишься до тех, у кого души омертвели...
Какие-то неясные образы витали передо мной, кто-то настойчиво пытался достучаться до моего сознания, о чем-то поведать, предупредить, предостеречь.
Я мысленно отогнал рой видений. И, ближе подойдя к иконе, изображавшей Архангела Гавриила, коснулся ее левой рукой, а правую приложил ко лбу и сосредоточился, глядя внутрь себя.

Зеленский Александр - Порочный круг => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Порочный круг автора Зеленский Александр дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Порочный круг своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Зеленский Александр - Порочный круг.
Ключевые слова страницы: Порочный круг; Зеленский Александр, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн