Аскеров Лев - Жизнь, которую не знаешь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Перри Стив

Повелители Пещер


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Повелители Пещер автора, которого зовут Перри Стив. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Повелители Пещер в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Перри Стив - Повелители Пещер без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Повелители Пещер = 124.74 KB

Перри Стив - Повелители Пещер => скачать бесплатно электронную книгу



ПОВЕЛИТЕЛИ ПЕЩЕР


Р.Говард, Стив Перри



Глава первая

На открытой всем ветрам вершине темнела груда камней.
Некогда здесь был поставлен межевой столб, извещавший
спутников о том, что в этом месте сходятся земле Бритунии,
Коринфии и Заморы, но за несколько веков ветер и солнце
обратили столб в ничто. Впрочем, путники сюда забредали
достаточно редко, а одинокая вершина и без того была
заметным ориентиром.
По узкой припорошенной снегом тропке, приходившей по
самому гребню, шли двое - мужчина и женщина. Они о
чем-то спорили.
- Разве мы не видели коней? - спрашивала женщина. - Или
об этом я должна заботиться?
Эта полногрудая женщина, предки которой жили в
Хауранских пустынях, была молода и красива. Элаши - так
звали ее - было не привыкать к походной жизни - в силе и
выносливости она ничуть не уступала мужчинам. На плечи ее
был наброшен тяжелый плащ, из-под которого виднелись
толстая шерстяная рубаха и длинная юбка; обута же она была в
высокие сапоги из мягкой кожи. На левом боку покачивалась
короткая кривая сабля.
- Кони! Да эти кони давно бы уже издохли! - усмехнулся
ее путник. - Пешком-то оно вернее будет.
Мужчина тоже был молод. Он был высок и на удивление
широк в плечах. Подбородок его был гладко выбрит, черные
как смоль волосы коротко острижены. Голубые глаза его
будто горели ярким пламенем. Звали этого человека Конан.
Он происходил из сурового племени горных киммерийцев, чьи
студеные земли лежали далеко на севере. Он тоже был одет
по-зимнему - тяжелые сапоги, теплый плащ, шерстяные рубаха
и штаны. Висевшие на его поясе ножны скрывали огромный,
острый как бритва меч из вороненой стали.
- Скажешь тоже! - не унималась Элаши. - Никак не могу
взять в толк - и на что ты только годен, чурбан неотесанный!
Конан покачал головой. С тех пор, как он встретил Элаши
в храме Послушников Суддаха, скучать ему не приходилось.
Сначала им довелось встретиться с красавицей зомби, затем
пришлось сражаться со слепыми слугами колдуна и его
неуязвимыми созданиями. Смерть поджидала на каждом шагу.
Вот уже не одну ночь спутники делили ложе, однако на
отношении Элаши к киммерийцу это никак не сказалось - то и
дело она начинала корить Конана, обвиняя его во всех
мыслимых и немыслимых грехах.
Конан кашлянул и, ухмыляясь, заметил:
- По ночам ты что-то на меня не жалуешься.
Элаши на миг застыла, но тут же ответила Конана деланной
улыбкой.
- Спорить не стану, - с трудом выдавила она. - Но если
бы мы ехали верхом, сил у нас было бы побольше.
- Не знаю. Чем-чем, а бессилием я пока не страдаю, -
ответил киммериец. - И вообще, зачем ты говоришь о том,
чего нет, - с тем же успехом ты могла бы желать царства или
дворец из золота...
- Ты, ты - ты чурбан грязный!
Конан ухмыльнулся. После того, как он убил чародея Нега
Злокозненного, он и Элаши решили странствовать вместе, пока
их пути не разойдутся. Конан держал путь в известный своими
роскошью и беспутством заморский город Шадизар, намереваясь
заняться там воровским промыслом; Элаши, в свою очередь,
направлялась еще дальше на юг - в свой родной Хауран.
Прямого пути туда не было - вначале путники должны были идти
по дорогам Коринфии, и только через несколько дней они могли
повернуть на юг и вновь вступить на заморанскую землю.
Тропа, по которой они сейчас шли, вела на запада.
По дороге они могли встретить какую-нибудь деревушку или
городок, где киммериец смог бы поупражняться в воровстве.
Разживись Конан серебром, и он купил бы пару жеребцов - для
себя и для Элаши. Ее постоянное ворчание уже начинало
действовать ему на нервы.
Земля была укрыта толстым слоем снега, тропинка, однако,
была хорошо утоптана. Погода стояла морозная и ясная, на
голубом небе - ни облачка. Конану нравились такие места.
Город городом, а такой чистоты, как в горах, не сыщешь
нигде. Если бы можно было как-то совместить одно и
другое... Но увы, на горных тропах не встретишь ни жаркого,
ни вина, ни женщин. Бог киммерийцев Кром жил в чреве горы,
но он не требовал от людей того же - и слава богу...
Вдруг Конан услышал какие-то звуки.
Они были еле слышны, любой сколь угодно многоопытный
путник принял бы их за шелест листвы на ветру или за звук
осыпающихся под ногами невидимого зверька камешков. Любой,
но только не Конан. Огромный киммериец замер и стал
напряженно вслушиваться.
- Что это ты?
Конан жестом призвал Элаши к молчанию. Через мгновение
он еле слышно прошептал:
- Кто-то поджидает нас за тем валуном.
Элаши посмотрела на камень размером с дом, на который
указывал Конан.
- Я ничего так не вижу, - прошептала Элаши.
- Я слышал какие-то звуки, - стоял на своем Конан.
- А я ничего не слышала. Не забывай, что я выросла в
пустыне, - это кое-то да значит.
Забыть об этом было невозможно. Не было ни дня, чтобы
Элаши хотя бы раз не напомнила ему об этом.
- Значит, ты давно не чистила уши. Я слышал чей-то
кашель.
Элаши смерила киммерийца таким взглядом, что обладай
этот взгляд плотностью, от Конана осталась бы разве что
лужа крови.
- Слушай, ты...
- Хватит болтать, - оборвал ее киммериец, вынимая меч из
ножен, - я чувствую, что мы в опасности.
Элаши молча кивнула. Она знала киммерийца не один день,
и за это время уже не раз убеждалась в том, то этот варвар
действительно много чувствительней обычных людей. Взявшись
рукой за эфес сабли, она тихо спросила:
- Что же мы будем делать?
- Ты пойдешь вокруг камня, а я - прямо по тропинке. Я
отвлеку от тебя внимание, и ты смоешь зайти с тыла.
- Ни за что! - зашипела Элаши. - Ты хочешь отвести от
меня опасность только потому, что я женщина! Не забывай,
какой я крови!
Конан уставился на нее так, словно у Элаши вдруг выросли
крылья. Он был достаточно молод и все же считал, что жизнь
кое-чему его уже научила. Единственное, чего он
действительно не понимал, так это женщин и всего, что с ними
связано. "Впрочем, - подумал киммериец, - говорят, их не
способен понять никто".
- Хорошо, - наконец сказал он. - Я пойду кругом, а ты
направишься прямиком к тем, кто затаился за камнем.
- На том и порешим, - ответила Элаши, лучезарно
улыбаясь.
Но уже в следующий миг улыбка ее померкла, и женщина
посмотрела на Конана с подозрением.
- Ты что - хочешь, чтобы меня не стало? - Ее голос
задрожал от негодования. Она вела себя так, словно
киммериец только что нанес ей смертельное оскорбление.
Конан пожал плечами и принялся разглядывать горы. Как
знать, быть может, где-то там притаился коварный демон,
пытающийся околдовать его... но чего же в конце концов хочет
от него Элаши? Что ты ей возразишь, что ты с ней
согласишься, все одно - она будет с тобой спорить. Кром!
Конан почувствовал, как в нем начинает закипать кровь.
Пытаясь говорить спокойно, он обратился к своей спутнице:
- Хорошо. Тогда скажи - как мы должны поступить?
- Прошу не говорить со мной таким тоном, - холодно
ответила Элаши.
Конан почувствовал собственную беспомощность. Она,
конечно, красавица - ничего не скажешь, а вот только во
всем остальном...
- Ты пойдешь по тропе и отвлечешь на себя внимание тех,
кто прячется за камнем, - зашептала Элаши. - Я же пойду
вокруг и зайду к ним с тыла. Так я смогу застать их
врасплох, ты понимаешь?
Конан смотрел на нее едва ли не испуганно. Он совершенно
лишился дара речи.
- По-моему, мой план лучше, ты не находишь? - спросила
Элаши ангельским голоском.
"Нет, нет, тут сомнений быть не может, - подумал Конан,
- видно, я чем-то прогневал богов, иначе откуда бы взяться
такой напасти?" постояв мгновенье, он без лишних слов стал
спускаться по тропе.
Что бы или кто бы ни скрывался за валуном, Конан им
теперь не завидовал.
Обогнув камень, Конан оказался лицом к лицу с
неприятелем. Прямо перед ним стояло пятеро низкорослых
коренастых воинов, одетых в кожаные поскрипывающие на морозе
доспехи. В руках воины сжимали остроконечные пики. За их
спинами на вороном жеребце восседало нечто весьма странное.
На плечи диковинного всадника была наброшена тяжелая
накидка, он был одет в шерстяную рубаху и кожаные штаны.
Его рука, одетая в перчатку, сжимала эфес тонкого длинного
меча, лежавшего поперек седла.
Вид всадника потряс Конана.
Судя по платью и осанке, перед ним был мужчина, однако
лицом всадник скорее походил на женщину, об этом говорили
не только нежные черты - на веки его были положены
голубоватые тени, брови были аккуратно выщипаны и поведены
углем, губы же - ярко накрашены. Рыжеватые волосы всадник
были коротко подрезан и завиты. Из-под накидки ярко
вырисовывалась грудь, которая могла принадлежать только
женщине хотя во всем прочем тело выглядело явно мужским.
Размышления киммерийца были прерваны самим всадником.
- Отдай мне свое сокровище! - прорычал всадник басом.
Странно было слышать этот голос, слетавший с нежных уст.
- Что я должен отдать? - спросил Конан. - Ты что - ослеп?
Разве я похож на купца? У меня нет ничего, кроме того, что
ты видишь.
- Я хочу, чтобы ты отдал мне свой меч, - ответил
всадник.
В этот миг за спинами недругов появилась фигурка Элаши -
она стояла на камне у них над головами.
Взмахнув пару раз мечом, чтобы хоть немного размять
плечо, Конан взял рукоять в обе руки и нацелился острием
клинка в глотку ближайшему воину - этому приему он научился
у учителя фехтования в храме Послушников Суддаха.
- Вряд ли я тебе его отдам, - сказал киммериец,
растягивая слова.
Воин, стоявший против него, нервно сглотнул.
- Не валяй дурака, - сказал всадник. - Нас шестеро, а ты
один. Давай сюда меч и иди куда глаза глядят. Иначе мои люди
убьют тебя.
- Странное дело - тебе так понравился мой меч, что тебе
не жалко заплатить за него жизнью своих людей. То ли ты
своих воинов и в грош не ставишь, то ли на уме у тебя
что-то иное.
Женоподобный всадник захохотал.
- А ты, дикарь, совсем не глуп!
Элаши, так и стоявшая на валуне, положила саблю у ног и
подняла большой, размером с человеческую голову, камень.
Предводитель разбойников слегка наклонился в седле.
Скрип кожи казался неестественно громким.
- Хорошо. Тогда придется прибегнуть к силе. Взять его!
В тот же миг Элаши бросила камень вниз. Фехтовала эта
жительница пустынь неважно, да и говорила она много
лишнего, но камни бросать она умела - булыжник угодил в
голову одному из воинов, и тот рухнул наземь как подкошенный.
Воины разом обернулись, пытаясь найти взглядом нового
противника. Вороной жеребец храпя попятился назад, к валуну.
Не успел его седок поднять глаза, как Элаши с криком
бросилась ему на спину.
Воспользовавшись минутным замешательством, Конан с
неожиданным для его большого тела проворством метнутся вперед
и взмахнул мечом. Второй воин отправился вслед за первым в
скорбные Серые Земли или даже в саму Геену.
Элаши и всадник свалились с коня. Конан успел заметить,
как таинственный злодей вскочил на ноги и стряхнул с
себя Элаши так, как терьер сбрасывает с себя вцепившуюся в
его шкуру крысу. Элаши откатилась в сторону, не выпуская из
рук клинка.
Пока все шло как нельзя лучше. Элаши отвлекла на себя
внимание противника. Растерявшиеся воины не могли оказать
Конану настоящего сопротивления; помимо прочего, киммериец
стоял слишком близко к ним для того, чтобы они могли
использовать против него свое оружие. Киммериец вихрем
метался меж ними, круша своим страшным мечом и древка пик и
тела воинов. Враги так и не успели прийти в себя - теперь в
живых оставались только всадник и один из его воинов.
Воин счел за лучшее ретироваться - отбросив пику в
сторону, он стремглав понеся прочь. Конан хотел было
использовать пику как копье но тут же решил, что ему скорее
следует заняться предводителем разбойников. Однако,
обернувшись, он увидел, что тот вновь оседлал своего коня.
Приподнявшись в седле, злодей вонзил каблуки в бока своего
скакуна, направив его прямо на Конана.
Киммериец отскочил в сторону и взмахнул мечом. Однако
неприятель оказался куда проворнее, чем Конан ожидал, - меч
со свистом рассек воздух, даже не оцарапав врага. Замах был
так силен, что Конан, не удержавшись на ногах, свалился
наземь. Когда же он вновь поднялся на ноги, конь уже унес
своего седока так далеко, что о погоне не могло быть и речи.
Конан угрюмо смотрел на удалявшиеся фигурки воина и
всадника. Последний на миг остановился и прокричал:
- Погоди, варвар, этот меч все равно будет моим!
Конан покачал головой. Этот странный тип минуту назад
едва не погиб, но все равно продолжает твердить о мече.
Клинок у Конана и в самом деле был знатный, да вот только
сокровищем его назвать было трудно - это был незатейливый
клинок с бронзовой рукоятью, обмотанной кожей. Похоже,
разбойник ко всему прочему был еще и сумасшедшим.
Подошла Элаши, отряхивая от грязи свой плащ.
- Ты не ранена? - спросил Конан.
- Нет. - Элаши, перестав чистить плащ, посмотрела на
киммерийца с презрением. - Ты упустил двоих.
Конан застонал.
- Не знал, что жители пустынь так кровожадны.
- Если уж что-то делаешь, то делай до конца, - фыркнула
Элаши. - Впрочем, что теперь говорить. Давай обыщем трупы.
- Это еще зачем?
- Все-то тебе объяснять надо, - вздохнула Элаши. -
По-моему, ты собирался стать вором, или я ошибаюсь? Разве у
врагов не может быть денег?
Конан покорно кивнул. В конце концов, в ее словах есть
смысл. Он стал обыскивать убитых, думая о том, почему же они
решили напасть на него. Неужели меч всему причиной?
Он решил не ломать себе голову зря. Как бы то ни было, с
врагами покончено, и говорить пока больше не о чем. Что же до
этого странного типа, то вряд ли судьба вновь сведет его с
ним.

Глава вторая

Несмотря на то, что кошельки убитых были почти пусты,
Конан без тени сомнения опорожнил их и, разделив деньги
на две равные части, отдал половину Элаши. В конце концов,
бандитам деньги были уже не нужны.
Они спустились в долину, и скоре вдалеке уже показалась
крохотная деревушка. Деньги пришлись как нельзя кстати -
теперь путники могли снять на ночь комнату и купить себе
еду. Пару дней назад у Конана было де серебряных монеты,
вырученных за шкуру убитого им огромного волка. Однако, к
несчастью, Конан потерял их, пока он и Элаши бродили по
замку колдуна, пытаясь отыскать выход. Так что в каком-то
смысле бандиты появились как раз вовремя.
Солнце стало клониться к западу. У горизонта появились
пепельно-серые облака, становившиеся с каждой минутой все
плотнее и плотнее. Небо на западе заалело. Внезапно поднялся
сильный, пронизывающий до костей ветер. Все говорило о том,
что приближается буран. Конан поежился, на минуту
представив, что непогода может застать их в дороге. До
деревни нужно было идти не меньше часа.
Деревня походила на все прочие деревни, виденные
Конаном в этих землях, Десятка два маленьких каменных
домишек, крытых дерном, плотно обступали дорогу, которая в
этом месте становилась пошире. Самым большим строением в
деревне была гостиница. Над входом в нее висела резная
вывеска, изображавшая овечку; очевидно, вывеска та
указывала и а основное занятие местных жителей. Гостиничное
здание тоже было сложено из камня. Судя по его виду, можно
было с уверенностью сказать, что за всю свою историю оно ни
разу не ремонтировалось. Окна были затянуты промасленной
кожей, сквозь многочисленные прорехи в которой лился
желтоватый свет.
Едва Конан и Элаши подошли к гостинице, пошел сильный
снег. Не прошло и минуты как вся округа оказалась
затянутой белесой вьюжно мглой.
- Не очень-то привлекательное место, - заметила Элаши.
- Выбирать не приходиться, - ответил ей Конана.
- Что верно, то верно.
Он толкнул дверь, и они оказались в гостинице. Потолки
здесь были такими низкими, что Конан легко достал бы до них
рукой. В гостиной было на удивление людно - здесь было
десятка два человек, в основном мужчины. Они сидели за
грубо склоченными столами или стояли у огромного камина, в
котором ярко полыхало толстое полено. Сводчатый проход,
открывавшийся в дальней стене, судя по всему, вел к
кладовым и к комнатам постояльцев.
Конан прикрыл за Элаши дверь, ни на минуту не сводя
глаз с посетителей. Очевидно, почти все они были местными
жителями - лица их были смуглы, а одеты они были в
пастушеские одеяния. Женщины, сидевшие здесь, были под
стать своим мужьям - такие же дородные и так же просто
одетые.
В дальнем конце залы у стола сидел человек, одетый явно
не по сезону, - на нем были короткие, по колено, штаны и
по-летнему легкая рубаха. Он был светловолос; с лица же его
ни на минуту не сходила дурацкая ухмылка. То ли пьяница, то
ли идиот, подумал Конан и перевел взгляд парочку, сидевшую
рядом с этим странным человеком.
Люди эти чрезвычайно походили на тех вооруженных пиками
воинов, с которыми ему довелось сегодня сражаться. Пик у
них, конечно, не было, зато на поясах висели мечи и длинные
кинжалы. В свете факелов, развешанных по стенам, лица их
казались особенно мрачными и зловещими.
Едва Конан успел рассмотреть присутствующих, как перед
ним вырос долговязый человек с пышной седой бородой. Вне
всякого сомнения, это был хозяин гостиницы.
- Добро пожаловать! Не угодно ли будет отужинать?
Конан кивнул.
- Угодно. И еще - мы хотели бы здесь переночевать.
Бородач энергично закивал головой.
- Как вы того пожелаете! Вы поспели вовремя - сейчас там
такое начнется!
И тут же, словно в подтверждение его слов, за дверью
завыл ветер, а через одну из щелей в комнату влетел снежный
вихрь.
- Лало! А ну-ка прикрой эту дыру! - распорядился бородач.
Худой, по-летнему одетый блондин тут же вскочил со
своего места и, извлекши из кармана рубахи иголку и нитки,
принялся накладывать на прореху заплату. Он что-то мурлыкал
себе под нос, дурацкая усмешка так и не сходила с его лица.
Конан и Элаши сели за свободный столик, стоявший
напротив камина. Бородач направился в кладовую за вином и
снедью.
Еда оказалась вполне сносной. Баранина была излишне
жирной, но не настолько, чтобы ее невозможно было есть. К
жаркому были поданы черствый ржаной хлеб и терпкое красное
вино, какое в гостиницах бывает нечасто. Элаши вынула из
ножен небольшой нож и нарезала меся ломтиками. После
кореньев и грызунов, которыми путники питались последние
ни, еда эта казалась на удивление вкусной.
За ужин бородач взял с них шесть медяков, еще четыре он
запросил за комнату. Конан хотело было поторговаться, но
потом решил, что делать этого не стоит, к тому же его уже
стала одолевать накопившаяся за день усталость. Деньгами
этими он владел всего пару часов, и потому расстаться с ними
ему ничего не стоило. Он молча заплатил за ужин и а комнату,
своей покорностью вызвав у бородача улыбку.
После третьей чаши вина киммериец позволил себе
расслабиться. Путешествие это было небогато событиями, даже
сегодняшняя стычка теперь казалась пустяком, не стоящим
внимания. За окном ярилась непогода, а он сидел в тепле -
сытый и пьяный...
И все же насладиться покоем ему так и не пришлось.
Странное дело - стоило ему хоть немного расслабиться, как
тут же начинало происходить что-то неладное.
- Разуй глаза, идиот!
Конан поднял глаза и увидел, как Лало пятится от стола,
за которым сидели воин. Судя по всему, Лало вызвал гнев
тем, что задел их стол. У одного из воинов было отрублено
ухо, у другого же в нескольких местах был сломан нос.
"Хороша парочка, ничего не скажешь", - подумал Конан.
- Простите меня, мой господин, - извиняющимся тоном
пробормотал Лало.
Кривоносый привстал.
- Ты что - издеваешься надо мной, парень? Это я, что ли,
господин?
- О сэр... понимаете... Подумайте сами - кто вы против
меня!
- Вот так-то оно будет лучше.
Лало продолжал улыбаться как ни в чем ни бывало.
- Я разумею - кто я, кто вы, - козявка - ни дать ни
взять.
Кривоносый ухмыльнулся, явно не понимая смысла
сказанного.
Теперь заулыбался и Конан.
К несчастью для Лало, Одноухий был поумнее своего
напарника.
- Слушай, да он же издевается над тобой! - взревел он.
Кривоносый замер.
- И что же ты хочешь им сказать? Что-то я никак не пойму
- куда ты клонишь?
- О, - ответил Лало. - Давненько не встречал я таких
сметливых людей! - Он на мгновение замолк, но тут же
прибавил: - Вы меня не слушайте - я еще и не такое могу
сказать!
Конан фыркнул.
- Над чем ты смеешься? - спросила у него Элаши. - Они же
этого бедолагу сейчас на куски порубят!
Конан пожал плечами.
- Это уже его проблемы. Сколь бы ни был остер язык, меч
все-таки острее.
Одноухий рявкнул:
- Идиот! Он же тебя за дурака считает!
На сей раз терпению Кривоносого пришел конец. Достав
меч из ножен, он медленно пошел на Лало.
- Я из твоей поганой башки суп сварю!
И тут Элаши схватилась за эфес своей сабли.
- Что это ты надумала? - удивленно спросил Конан.
- Здесь нет ни одного мужчины, который мог бы защитить
безобидного человека от тих скотов! Придется это делать
женщине!
Конан вздохнул. Нет, видно, не придется ему отдыхать. Он
поднялся из-за стола.
- Успокойся. Я с ними сам разберусь.
- Но ты ведь так устал.
Конан поморщился. "Кром, за что ты покарал меня? Нет,
наверное, мне следовало остаться в монастыре вместе с
покойным Сингхом и дать обет воздержания. Женщины не стоят
тех бед, которые они приносят своим явлением".
Кривоносый уставился на Конана, на миг забыв о Лало.
- Чужеземец, я бы на твоем месте в чужие дела не лез.
Конан решил воззвать к разуму мрачного воина.
- У меня сегодня был тяжелый день. И мне не хотелось бы,
чтобы он закончился кровью. Оставь Лало в покое.
Кривоносый обратил свой меч к Конану.
- Мне наплевать, какой у тебя был день. Этот выродок
оскорбил меня, и сейчас он за это поплатится!
Конан, не спешивший вынимать свой меч из ножен, глянул на
Элаши и перевел взгляд на Лало.
- Послушай, может быть, ты извинишься перед Кривоносым,
и вы разойдетесь с миром?
- Кривоносый?!! Это кого ты величаешь Кривоносым?
- Ты что - никогда не смотрелся в зеркало? - удивился
Конан.
- Боюсь, такую гнусную образину ни одно зеркало не
сможет отразить, - вмешался в разговор Лало.
- Ох, помолчал бы ты лучше, парень, - угрюмо заметил
Конан.
Заорав что было сил, Кривоносый взмахнул мечом, мечтая
только об одном - отрубить голову дерзкому обидчику.
Конан выхватил меч из ножен, и в тот же миг Одноухий
метнул ему в голову бутыль с вином.
Сколь ни совершенна была реакция киммерийца, но отбить
мечом бутыль и одновременно подставить свой меч под удар
Кривоносого не мог даже он. Бутыль разлетелась вдребезги,
клинок же Кривоносого опустился на голову несчастного
Лало...
Но нет! удар не достиг цели! Чудесным образом Лало ушел
из-под него, и меч вонзился в стол, да так, что Кривоносый,
как он ни старался, не мог выдернуть его оттуда.
Дальнейшее выглядело не менее странно. Лало схватил
Кривоносого за запястье и резко присел, одновременно
повернувшись вокруг собственной оси. Кривоносый завопил и,
перелетев через своего тщедушного соперника, ударился головой
о стену.
Конан изумлялся бы еще долго, но тут Одноухий, по-волчьи
завыв, занес меч над головой и бросился на него. Он сделал
это зря и тут же поплатился за свою ошибку. Конан резко
выставил вперед руку с мечом, метя противнику в грудь, и тот,
налетев на клинок, тут же осел. Острый как бритва меч
Конана пронзил врага насквозь. Киммериец выдернул из
бездыханного тела клинок и, вытерев его о неприятельских
плащ, верну в ножны. В том, что Одноухий мертв, он нисколько
не сомневался.
"Вот тебе и мирный вечер", - с тоской подумал киммериец.
Лало и Элаши разглядывали Кривоносого. Видно было, что шея
того сломана, скорее всего, у него был проломлен и череп.
Кривоносый лежал совершенно неподвижно.
- Он мертв, - прервала молчание Элаши.
Конан подошел к ним. Все прочие посетители сидели
совершенно неподвижно, боясь даже пошевельнутся.
- Что-то не доводилось мне видеть такой борьбы, -
заметил Конан. - Чудеса да и только.
Улыбка Лало стала еще шире.
- Меня научили этому в Кхитае. Я прожил там несколько
лет. Сами китайцы называют эту борьбу джит-джит. Если
ты овладел ею, тебе не страшен никто. При этом ты можешь и
не обладать особенной силой.
- Любопытно, - задумчиво произнес Конан. - Но, думаю,
ты сам повинен в том, что тебе пришлось демонстрировать
перед нами свое искусство.
- Все правильно, - согласился Лало. - Видишь ли, на мне
лежит проклятье... - Он посмотрел на лежавшие перед ним
трупы. - Я справился бы с ними и сам, и все же я вам
благодарен за поддержку. Может быть, вы позволите присесть
за ваш столик?
Конан посмотрел на Элаши. Недолго думая та кивнула. Ну
конечно же... придется согласиться и ему. Впрочем, Конан был
заинтригован Лало не меньше, чем Элаши.
- Я рос в горах на востоке Заморы, - начал свой рассказ
Лало. - Я был совсем еще ребенком, когда местный колдун
ополчился на моего отца. Он был чрезвычайно искусен, этот
маг. Ему ничего не стоило иссушить посевы или наслать порчу
на наш скот или на нас самих. Но он решил поступить иначе.
Он наложил проклятье на меня и моих братьев.
Лало на минуту замолчал и приложился к кружке с вином,
Улыбка не сходила с его лица.
- Мои братья, - а их у меня было трое - умерли в течение
двух лет, не выдержав тяжести проклятия. Я же покинул отчий
дом и через Восточную Пустыню перебрался в Кхитай. Однако и
это не помогло мне - чары от этого ничуть не ослабли.
Элаши ловила каждое слово Лало. Конан же почувствовал
себя не в своей тарелке. Магия и все связанное с нею пугали
его. Впрочем, он продолжал слушать рассказ Лало с интересом.
- Именно там, в Кхитае, - продолжал Лало, - я и изучил
ждит-джит. Кхитайцы - большие мастера по этой части.
Проклятье, однако, заставило меня покинуть и их
гостеприимные земли. Я не могу долго находиться в одном
месте - больше пары недель меня никто не выдерживает.
- Что же это за проклятье? - спросил Конан.
- Я всегда улыбаюсь, - ответил Лало. - И я не могу не
подшучивать на другими. Ну это так - к слову; тебе, Конан,
этого не понять.
- Что ты хочешь этим сказать? - нахмурился Конан.
Элаши легко тронула его за руку.
- Проклятье, Конан.
Конан взял себя в руки.
- Куда уж мне с моими цыплячьими мозгами.
Улыбающийся человек вздохнул.
- Что верно, то верно. Лишить меня колкостей все равно,
что заставить женщину замолчать. Ты можешь себе то
представить?
- Как это ужасно! - пробормотал Элаши.
- Вы вступились за меня, не испугавшись и головорезов
Харскила, а я, признаться, могу и вам наговорить такого, от
чего у вас голова кругом пойдет.
- Кто такой этот самый Харскил? - спросил Конан.
- Он скорее не "кто", а "что", - ответил Лало. - Харскил
Лоплейнский - гермафродит: он и не женщина, и не мужчина.
Элаши вздрогнула.
- Вы что, встречались с ним? - удивленно спросил Лало.
- Да, - кивнул Конан. - Он и его люди устроили на тропе
засаду. Послушай, Лало, а он случаем не сумасшедший?
- Сумасшедший? Да ты, я смотрю, и впрямь идиот!
Конан вспыхнул, но тут же совладал с собой, вспомнив о
проклятье, наложенном на этого бедолагу.
- Этот самый Харскил решил во что бы то ни стало
завладеть моим мечом. Из-за этого он лишился всех своих
людей.
- Вот оно в чем дело! Нет, к сожалению, это не так - его
рассудительности и расчетливости позавидовали бы и кхитайцы!
Харскил тоже проклят, но повинен в этом он сам. Некогда он
был парой любовников - мужчиной и женщиной. Изведав все
мыслимые утехи, они решили прибегнуть к магии, чтобы
испытать то, что обычно неведомо людям. Они выкрали у
колдуньи книгу, но, творя заклинания, в чем-то ошиблись.
Вряд ли они хотели сблизиться настолько.
- Понятно, - кивнула Элаши. - Но только при чем здесь
меч Конана?
- Все очень просто. Существует особое колдовство,
которое может позволить Харскилу вновь стать мужчиной и
женщиной. Одна из непременных его принадлежностей - меч
смельчака, обагренный его кровью. Как, наверное, вы
понимаете, смельчаки в наших краях давно перевелись, теперь
он охотится за чужеземцами.
- У меня было такое чувство, что ему нужен не только
меч, - пробормотал Конан.
- Только не подумай, что он решил мозгов у тебя
призанять, - усмехнулся Лало. И тут же добавил: - Ты
только на меня не обижайся.
Конан покорно кивнул. В конце концов, от Элаши ему
доводилось слышать и не такое.
Лало сообщил им о том, что ему пришло время уходить
отсюда. Конан и Элаши тоже не собирались задерживаться
в этой деревушке. Лало посоветовал Конану быть настороже.
Харскил имел возможность убедиться в отваге киммерийца и
потому мог избрать его очередной своей жертвой.
Конан и Элаши направились в отведенную для них комнату.
- И как то ты стерпел все эти оскорбления? - подивилась
Элаши.
- Я все думал о том, почему это он тебя решил не
трогать, - невозмутимо ответил Конан.
- У него была мишень покрупнее, - фыркнула Элаши.
- Поразительно - до чего же вы руг на друга похожи! Вот уж с
кем бы ты ладила, так это с ним.
Элаши вдруг разобиделась. Конан же даже бровью не повел
- он уже начинал привыкать. Однако, стоило ему лечь на
кровать, как она легла рядом, тут же забыв обо всех своих
обидах. Конан покачал головой и довольно хмыкнул.

Глава третья

Глубоко во чреве Гроттериума Негротуса Катамаи Рей
положил перед собой волшебную кварцевую пластинку.
Уставившись в магический кристалл недвижным взглядом, он
сосредоточил все свои мысли на будущем.
Кристалл побелел, словно наполнившись туманом, и
неожиданно у самого его края появилось мужское лицо.
Голубоглазый, черноволосый мужчина смотрел прямо в глаза
Рею, и не подозревая о том, что за ним кто-то наблюдает.
Рей сделал на кристаллом несколько пасов, но тот
продолжал оставаться молочно-бледным. Он повторил пассы
несколько раз, но это ничуть не прояснило картину - как и
прежде, видна была только голова мужчины.
- Чтоб ты треснул, камень проклятый!
В ответ на проклятье кристалл померк так, что
разглядеть на нем что-либо было уже решительно невозможно.
Извергая проклятья, Рей отвернулся от упрямого камня На
сей раз ему удалось увидеть хотя бы это, обычно камень
и вовсе отказывался повиноваться. Теперь он знал, что
угроза его владычеству исходит от этого молодого человека.
Ну что ж, он знал, как приготовиться к встрече с ним.
- Виккель!
Тут же послышалась тяжелая поступь. В пространстве,
залитом призрачным зеленоватым светом, появилась странная
фигура в полтора человеческих роста высотой. У твари был
всего один глаз, отсвечивающий алым и расположенный в
середине крутого лба. Горб на спине походил на горбы
верблюдов, живущих в Южных Степях на границе Стигии и
Пунта. Виккель был лыс, но бородат, единственным его
одеянием была набедренная повязка. Могучие руки горбуна
свешивались едва ли не до самой земли.
- Слушаюсь, Хозяин, - сказал горбатый циклоп. Голос
его походил на треск, с которым рвется парусина.
- Отправляйся в Северные Палаты, - приказал Рей, - и
приготовься к приему гостей. Любой, дерзнувший ступить на
заповедные тропы, должен предстать передо мной.
- Слушаюсь, Хозяин! - ответил циклоп, поклонившись
своему господину так, что его руки коснулись пола. Он
развернулся и поспешил выполнять приказ.
- Путники нужны мне живыми, - прокричал Рей ему
вдогонку. - Ты слышишь, Виккель, - живыми!
Чунта сняла со стены свой магический жезл и подошла к
столу. Перед ней лежал Червь Гигантус, походивший на
тысячекратно увеличенного земляного червя, выкрашенного
фосфоресцирующей белой краской. Понять, где у него морда,
было непросто, - колдунья привыкла считать головой тот
конец, на котором виднелось несколько серых пятнышек. Червь
длиною в три человеческих роста и толщиной в винную бочку
слегка подрагивал, подобострастно внимая своей госпоже.
- Дик, - сказала она, - отправляйся в Северные Пещеры. В
недалеком будущем там должен появиться тот, кто представляет
для нас немалую опасность. Мы должны пленить этого человека,
и для этого нам придется потрудиться. Ты должен привлечь на
нашу сторону как можно больше союзников - это и Вампиры, и
Белые Слепыши, и Прядильницы. Ты можешь обещать им все что
угодно. И еще - мы должны опередить этого проклятого
колдуна, ты понял?
Говорить червь не умел, однако он заизвивался так, что
снизу послышалось ясное "Ес-с-сть!", произведенное трением
кольчатого тела о каменный пол.
Стоило червю уползти, как Чунта, опершись на свой
волшебный посох, задумалась. Картины, рисовавшие ей, были
донельзя странными. Опасность, судя по всему, исходила от
обычного человека. Она могла понять только это, лица же
Врага Чунта, как ни силилась, увидеть не могла. Ну что ж, ей
придется прибегнуть к помощи магического кристалла. Процедуры
с кристаллом сопряжены с известным риском, но в такой
ситуации можно было и рискнуть. Знамения говорили о том,
что надвигается нечто грозное и по-настоящему страшное и
потому ей следовало прибегнуть к решительным действиям. Да,
она не станет мешкать и прямо сейчас обратится к кристаллу.
Замок Харскила стоял на самой вершине отвесной скалы
куда не забрался бы и горный козел. Хозяин замка стоял перед
огромным зеркалом и изучал свое отражение. Впервые за многие
годы он почувствовал нечто, отдаленно напоминавшее надежду.
Неужели этот варвар, которого они встретили на тропе,
станет тем, кому суждено снять проклятье? В том, что он
по-настоящему отважен, сомнений быть не могло - не
колеблясь, варвар выступил против шестерых. Теперь еще и
эта история в гостинице, где, вступившись за незнакомого
ему человека, он расправился с одним из лучших его,
Харскила, воинов.
Отражение в зеркале согласно кивнуло. Именно этого меча,
обагренного кровью своего владельца, он ждал вот уже
пятнадцать лет. Если этот варвар, которого, говорят, зовут
Конан, окажется в его руках, они вновь станут такими, какими
были прежде.
Да. Думать об этом было приятно. "Скоро он окажется у
меня, - сказал себе Харскил. - Два десятка наших людей уже
готовы к выступлению. Пусть даже большая часть из них
погибнет, но я все же завладею этим мечом и пущу кровь
этому варвару!"
Харскил едва заметно улыбнулся.
Деревня утопала в снегу. На небе вновь не было ни
облачка, и снег сверкал так, что резало в глазах.
Конан и Элаши покинули гостиницу ближе к полудню.
Накормив их сытным завтраком, хозяин принес теплую высокую
обувь, в которой можно было уверенно идти по сколь угодно
глубокому снегу.
- Я думаю, нам следует идти коротким путем, о котором
говорил хозяин, - сказал Конан.
Элаши покачала головой.
- Разве ты не слышал о том, что там то и дело появляется
какое-то чудовище?
- О чем ты говоришь? Чтобы я, Конан Киммерийский,
сделал крюк из-за какой-то там собаки, охраняющей тропу? -
Он похлопал рукой по ножнам. - Этим самым клинком я уложил
пещерного волка, так что с псом этим я справлюсь и подавно.
- С чего ты взял, что это пес?
- Ну а кто же еще? Может быть, гусь? представляешь, как
бы мы тогда отобедали? - Конан рассеялся.
Элаши промолчала. Конан мысленно поблагодарил Крома за
его великодушие.
Путники шли по тропе, увязая в снегу по колено. День
выдался морозным, и снег громко скрипел под ногами. Конан
чувствовал себя прекрасно - он хорошо отдохнул за ночь и
наелся до отвала за завтраком. Еще пара ней, и они покинут
Карпашские горы Коринфии и окажутся на бескрайнем плато
Заморы. Оттуда до Шадизара рукой подать - всего пара недель
ходу. Если посчастливится, он выкрадет у местных пастухов
пару жеребцов и тогда отправит Элаши на юг, сам же займется
серьезным промыслом. Мысль об этом придала Конану сил.
Двадцать всадников ждали команды ступить. Кони
переминались с ноги на ногу, храпя и прядая ушами. Над
их головами клубились облачка пара.
Во двор на своем вороном жеребце выехал сам Харскил. Он
остановил коня и обратился к воинам,
- Мне нужен и этот человек, и его меч. Я обещаю мешок
золотых тому, кто приведет его ко мне. Если же ему удастся
убежать - ни одному из вас не сносить головы. Все понятно?
Воины согласно закивали.
- Вот и прекрасно. Мы едем в деревню прямо сейчас!
Харскил и его отряд выехали из ворот замка и поскакали
по тропе, заметенной снегом.
Через три часа после выхода из деревни Конан и Элаши
решили подкрепиться. Вяленая баранина, прихваченная ими
в гостинице, была излишне солона, но с вином, налитым
хозяином во флягу, можно было съесть и не такое. Отдых был
недолгим - Конан рассчитывал оказаться к вечеру по ту
сторону перевала, дорога же им предстояла неблизкая.
Горбун Виккель брел по узким коридорам, шлепая прямо по
лужам, в которых то и дело что-то побулькивало. В Северные
Палаты вел добрый десяток путей. Путь, выбранный им, самым
коротким не был, однако он был самым удобным - все прочие
туннели были куда уже этого. Там чего доброго и застрянешь.
Хозяин ох как не любит, когда слуги его подводят. Виккель
был первым помощников Катамаи Рея. Его предшественник чем-то
разгневал хозяина, и тот без лишних слов превратил его в
зловонную лужицу. Первым заданием, данным Виккелю, как
новому первому помощнику, было - вытереть лужицу,
оставшуюся от его предшественника. Тем самым ему был дан и
первый урок - с хозяином шутки плохи. Владения же Катамаи
Рея были весьма обширны - он властвовал над доброй половиной
пещеры.
Вспомнив эту историю, Виккель решил прибавить шагу.
Если он подведет хозяина, лучше ему не возвращаться сюда
вовсе. Мысль об этом приходила ему уже не впервые.
Дик старался ползти как можно быстрее. Он полз
по-змеиному, слегка приподняв над землей свою
маловыразительную голову.
На ходу он раздумывал о том, что же он может предложить
прочим разумным обитателям Гроттериума Негротуса. Крылатые
Вампиры озабочены только пропитанием и продолжением рода. Но
с ними можно договориться - им всегда места не хватает. Он
может предложить им одну из гигантских пещер на западе -
пусть себе плодятся. Чунта придерживала эту пещеру пустой
для каких-то своих целей, Вампиры давненько зарились на нее.
Прядильницы - те привыкли сидеть на одном месте. Оттого
они всегда такие худые. Если Чунта поставит их на паек,
они для нее что угодно сделают.
А что же преложить Белым Слепышам? С ними сложнее всего.
Эти грязнули только с циклопами и водятся. Этим от Чунты
ничего не надо. А сколько уже червей погибло от их
каменных ножей - подумать страшно! Лучше к этим подонкам и
не приближаться.
Дик видел Чунту такой возбужденной только однажды - в
тот день, когда он и другие черви доставили к ней путника,
невесть как попавшего в пещеру. Ликованию ее не было
предела, да вот только хлопоты ее вышли несчастному путнику
боком - он и недели не протянул и в итоге достался червям.
Быть может, она и нового путника им отдаст? Впрочем, об этом
думать пока рано - его еще надо поймать...
Дик пополз быстрее. Ни в коем случае нельзя упустить
этого человека. Ни в коем случае. Если он сделает
что-нибудь не так, Чунта его самого другим червям скормит.
Солнце стало опускаться за горную цепь, лежавшую на
западе. Все это время путь был однообразен и скучен.
Единственным встреченным ими живым существом был горный
козел, изумленно взиравший на них со скал. Через час должно
было уже стемнеть.
Неожиданно из-за огромного камня, лежавшего у самой
тропы, вышло чудище.
Конан и Элаши застыли. Размером чудище было с лошадь,
но на лошадь оно походило разве что количеством ног. Такого
нельзя было увидеть во сне - тварь эта была похожа
одновременно на собаку, на кошку и на крысу. Голова у чудища
была скорее собачья, чем кошачья, тело - тоже, хотя
покрывавшая его полосатая шелковистая шкура скорее была
кошачьей. Длинными были и лапы чудища, заканчивающиеся
четырьмя пальцами с черными когтями. Чудище засопело и
отрывисто по-медвежьи рявкнуло.
Не отводя глаз от этого несуразного создания, Элаши со
злобой забормотала:
- Пожалуйста - вот тебе и собака! Или это больше похоже
не гуся - жирного такого гуся, - а? Ну, Конан, не думала я,
что ты настолько легкомысленен и туп!
- Ты бы лучше клинок свой достала, - процедил сквозь
зубы Конан, взявшись за рукоять своего меча.
Чудище вновь рявкнуло по-медвежьи и принялось
принюхиваться. Конан решил не спешить. Ветер дул в
спину зверю, ибо запах его бил в ноздри. Судя по всему,
зверь плохо видел и полагался в основном на нюх.
- Похоже, он нас не видит, - шепну Конан на ухо Элаши. -
Если мы будем стоять неподвижно, он потеряет к нам всякий
интерес и уйдет.
- Я полагаю, нам придется стоять здесь до самой смерти.
- Хорошо, что предлагаешь ты?
- Почему ты в подобных ситуациях всегда обращаешься ко
мне за советом? - прошипела Элаши.
- Ты говори погромче - он на ухо туговат.
Элаши вспыхнула, но тут же замолчала. Они вновь обратили
взоры на диковинное чудище.
Оно было явно растеряно. Чудище вертело своей огромной
головой из стороны в сторону, то и дело принюхиваясь. Оно
явно не видело их, хотя находилось на расстоянии тридцати
шагов.
Конан было вновь потянулся за мечом, но тут же заставил
себя замереть. Лучше немного подождать, сразиться с ним
он всегда успеет.
Всадник спешился и склонился над следом.
- След совсем свежий, мой господин. С тех пор, как они
здесь прошли, прошло минут десять, не больше.
Харскил довольно улыбнулся.
- Ну что ж, вперед!
- Ты не можешь призвать на помощь каких-нибудь богов? -
шепотом спросила Элаши.
- Только Крома, - ответил Конан. - Да вот только вряд
ли он нам поможет. Он помогает человеку при рождении,
потом же предоставляет его собственной судьбе.
- Ну и выбрал же ты себе бога! - фыркнула Элаши.
- Во-первых, я его не выбирал. А во-вторых, он другим и
не может быть - он так же суров, как суров наш край.
- Мои боги помогают отыскать воду или наводят на след
добычи, - прошептала сокрушенно Элаши. - О подобных тварях
они ни не слышали.
Зверь тем временем сел на задние лапы, продолжая
смотреть в сторону затаившейся парочки.
- Отчего бы ему не подойти к нам поближе! Тогда он и
рассмотрел бы нас получше.
- Ты ему об этом скажи.
- Не можем же мы торчать здесь вечно, - зашептал Конан,
слегка оживившись. - Давай попробуем сделать то же, что и
вчера. Я пойду прямо на него, а ты зайдешь к нему с тыла, а?
- Идея что надо, - ответила Элаши.
Конан не смог сдержать смешок. "На сей раз она со мной
не спорит", - подумал он.
- Кое-что меня в этом плане смущает, - продолжил
киммериец. - Если я двинусь, он может заметить нас обоих.
И еще неизвестно, кого он изберет себе в жертву.
Подумав пару секунд, Элаши ответила:
- Сказать честно, мне твой план и вовсе не нравится. Уж
лучше, взяв в руки оружие, напасть на него.
- Все правильно, иначе мы просто превратимся в ледяные
статуи. Ты готова?
- Нашел о чем спрашивать!
- Ну что ж. Тогда вынимай свою саблю.
Стоило Конана и Элаши выхватить клинки из ножен, как
зверь поднялся на ноги. Пару раз рявкнув, он ощетинился и
утробно зарычал. И тут люди услышали совсем иные звуки.
- Вот где они!
Обернувшись, Конан увидел всадников, несущихся прямо на
них.
- Кром! Это еще кто?
Элаши решила не ломать себе голову зря и нырнула в
кусты, росшие у самой дороги. Конан последовал ее примеру.
В тот же миг чудище ринулось вперед и бросилось на
всадников.
Горы огласились воплями людей, медвежьим ревом и храпом
коней.
Чудище ударом лапы выбило из седел сразу трех седоков и
тут же растерзало их в клочья. Прочие стали метать в него
пики, но от этого монстр пришел в еще большее бешенство.
Поодаль стоял вороной жеребец, на котором сидел не кто
иной, как Харскил. Размахивая руками, он что-то кричал
своим людям.
- Как хорошо, что мы оттуда ушли, - шепнул Конан.
- Еще бы! - согласно кивнула Элаши.
Они поспешили прочь, подальше от тропы.
Минут через десять они становились, чтобы перевести дух.
- Ох и достанется же Харскилу! - сказал Конан. - Мало
того, что он половину своих людей потеряет, он теперь и
нас не сможет найти! Уже совсем темно.
Элаши кивнула.
- Лало был прав - Харскил действительно стал охотится за
тобой.
- Кто его знает? У тебя, в конце концов, тоже есть
клинок.
Элаши хотела было что-то сказать, но передумала,
неожиданно о чем-то задумавшись.
- Я думаю, нам следует идти и ночью, - предложил Конан.
- К утру мы спустимся на плато, где нас уже никто не отыщет,
- вот только следы нам придется заметать.
- Ты думаешь, опасность уже позади?
- Я в этом нисколько не сомневаюсь, - улыбнувшись,
ответил Конан.
И в тот же миг земля под ними разверзлась, и они
рухнули в бездонный провал.

Глава четвертая

К счастью, они свалились в подземное озерцо. Конан с
головой погрузился в ледяную воду, но тут же коснулся ногами
дна. Вода доходила ему до груди. Вода забурлила, и над ее
поверхностью на миг появилась головка Элаши. Чему Элаши не
могла научиться в родных пустынях, так это плаванью. Конан
схватил свою спутницу за руку, и женщина тут же вскарабкалась
на него, обвив ноги вокруг его талии и сцепив руки на его
могучей шее.
Киммериец стал осматриваться. Озерцо было совсем
крошечным, он стоял на дне затопленного подземного туннеля.
О том, чтобы забраться наверх, не могло идти и речи -
отвесные стены были выглажены дождем и ветром до блеска.
Летать же не мог и Конан.
С каждой минутой становилось все темнее. Им нужно было
найти выход прежде, чем провал погрузится во тьму. Конан
направился к ближнему берегу.
- Кром!
Элаши вздрогнула и посмотрела ему в глаза.
- Что такое?
Кивком головы Конан указал в глубь пещеры. Элаши
обернулась и стала всматриваться во тьму.
В дальнем конце туннеля появилось десятка два странных
существ. Белые приземистые твари больше всего походили на
обезьян с огромными ослиными ушами. Глаз у них не было.
- Митра! - изумилась Элаши.
Становилось все мельче. Конан ускорил шаг, надеясь
добраться до берега прежде, чем их заметят эти диковинные
создания. Элаши выпустила его шею из рук и теперь шла
рядом. В руке она сжимала саблю. Озерцо осталось позади,
теперь они шли по затянутому сырым илом дну туннеля.
- Может быть, они и добрые, - неуверенно предположила
Элаши.
- Может и добрые, - согласился Конан, - а может и нет. В
любом случае мы должны быть настороже.
С этим Элаши спорить не стала.
Белые безглазые создания подходили все ближе.
Харскил был вне себя от ярости, еще бы - шестеро его
людей погибли, двое были при смерти, трое - тяжело ранены.
В его распоряжении оставалось всего девять воинов,
сумевших-таки добить эту мерзкую тварь. Варвар и его
спутница куда-то провалились. Оставалось ждать утра и
надеяться на то, что беглецы не ушли слишком далеко. Черт
бы побрал этого зверя! Ведь они уже настигли их! О
Вездесущий и Всемогущий, помоги же мне!
Виккель подтачивал своды туннеля, готовя людям еще одну
ловушку, когда в узкую подземную залу вбежал Белый Слепыш.
Наткнувшись на тяжелую лестницу, на которой стоял циклоп,
Слепыш замер.
- Идиот! - заорал Виккель, едва не шлепнувшись вниз.
Белый Слепыш что-то затараторил. Он говорил на своем языке,
которого Виккель так толком и не выучил.
- Что ты болтаешь? говори помедленнее!
Слепыш повторил сказанное еще раз, и теперь Виккель
кое-что понял. Тот человек, который им был нужен, попал
в ловушку!
Виккель сбежал по лесенке вниз. Он и не думал, что им
так повезет! То-то волшебник будет доволен.
- Ну и где же он?
Белый Слепыш уверил циклопа, что человек находится у
них в руках. Десятеро его братьев окружили пленника, и
сейчас, наверное, он уже находится в одном из главных их
залов.
- Как ты меня обрадовал! - воскликнул Виккель и
поспешил за Слепышом.
Дик узнал о происшедшем от огромной Летучей Мыши,
которая покачивалась на соседнем сталагмите. Дик не
очень-то верил мышам, зная, что те могут продаться кому
угодно, но в данном случае служили они Чунте, и потому в
правдивости их можно было не сомневаться.
Дик потерся брюхом о скалу:
- Ты в-в-в эт-том ув-верен?
Летучая мышь утвердительно кивнула. Пара людишек попала
в ловушку. Одноглазого: рослый самец и молодая самочка.
Дик возбужденно задвигался:
- Чт-то с-с-с ними б-было да-дальше?
Этого мышь точно не знала. Разведчик доложил о том, что
создания эти окружены Белыми Слепышами, которые, судя по
всему, хотят пленить их.
- Ч-ч-черт!
Жирное тело Дика стало подергиваться. Если люди попадут
к Одноглазому, госпожа церемониться не станет. Скорее
всего, она зашвырнет бедного червя в какую-нибудь штольню.
От этой мысли Дику стало не по себе. Необходимы решительные
действия! В этой части пещеры полно Прядильщиц, к ним-то ему
и следует обратиться. Иначе песенка его будет спета. Жизнь
Дика стоила теперь не больше, чем помет этой самой летучей
мыши!
Одна из белых тварей неуклюже метнулась к стоящим в
полутьме людям. Намерения ее явно не были дружественными.
Конан отступил на шаг назад и взмахнул мечом. Клинок
угодил безглавой твари в бок и рассек ее надвое. Слепыш
рухнул в лужу у самых ног Конана. Свет быстро мерк, но алое
пятно на камнях было пока вполне различимым.
Собратья поверженной твари вели себя осторожнее. Они
взяли Конана и Элаши в кольцо и застыли.
И тут киммериец заметил странную вещь. Чем темнее
становилось небо у них над головами, тем ярче разгорались
стены и своды туннеля, погружавшие подземелье в призрачный
зеленоватый свет.
Безглазые твари нападать пока не спешили, и Конан
решил, что ему и Элаши лучше отступить. Он сказал ей об
этом.
- И как же ты это сделаешь? перелетишь через чудовищ?
- Ну зачем же, - ответил Конан, крепко сжав в руке
рукоять меча. - Мы попробуем прорваться сквозь их ряды.
Вход в туннель охраняют всего трое. Ты возьмешь на себя
правого, я же займусь двумя другими.
Элаши облизнула губы, вздохнула и согласно кивнула
головой.
- Вперед!
Они бросились на стоявших перед ними тварей. Противник
Элаши тут же бежал, прочие же двое стали драться, пытаясь
отскочить к стене и тем самым уйти с пути Конана.
Ударившись головами, они повалились наземь, и Конан, легко
перепрыгнув через них, побежал вслед за Элаши.
- Ну и воины! - фыркнула Элаши.
Конан что-то хмыкнул в ответ, понимая, что теперь
бежать им придется долго.
За спиной раздавался топот ног нескольких десятков
белых тварей.
Виккель стоял над поверженным телом Белого Слепыша.
Скорбно кивнула, он перевел взгляд своего единственного
алого глаза на двух Слепышей, сидевших на земле и
потирающих головы.
- Что с людьми? - наконец спросил Виккель.
Слепыши забормотали что-то невнятное. Эти двое, мол,
оказались страшными чудищами. Они убили одного из их
братьев, растерзав его своими гигантскими когтями, и
пытались сделать то же самое с другими.
- Мы оказались на их пути, - говорили Слепыши, - и они
отбросили нас в сторону с такой легкостью, словно мы
какие-нибудь паучки. Мы пытались хоть как-то противостоять
им, но против них...
- Достаточно, - сухо сказал Виккель. - Иными словами,
вы их упустили.
- Наши братья отправились в погоню за ними, - в один
голос сказала Слепыши.
- Молитесь, чтобы они их поймали! - мрачно сказал
Виккель. - Если людям удастся бежать, это будет стоить
мне жизни. Но в царство теней я отойду не один - вас я
прихвачу с собой!
Разрази гром этих бестолковых слуг! Виккель направился
в том же направлении, в котором скрылись беглецы. Он уже
знал о том, что колдунья направила на поимку беглецов одного
из своих жирных червей. Если люди попадут к ней, господин,
не раздумывая ни минуты, обратит его в грязную лужицу. Ну
что ж, ему не оставалось ничего иного, как только опередит
слуг колдуньи и доставить этого человека к Рею. Вот только
как это сделаешь...
Дик добрался до того места, где стены туннеля
расходились, и уставился на лежавший в луже труп Белого
Слепыша.
Летучая мышь, с которой он недавно беседовал, слетела
вниз и присела на камень, хищно глядя на бездыханное тело.
- Зря б-бес-спокоишься, - прошуршал Дик. - Из н-него
п-п-почти вся кровь в-вытекла.
- Лучше что-то, чем ничего, - сказала мышь ему в ответ.
Если могучий Дик поможет ей перенести тело на берег, она
расскажет ему кое-что интересное.
Дик побагровел от гнева и едва удержался от того, чтобы
не швырнуть в летучую мышь камнем. И тут ему в голову
пришла неплохая идея. Он приподнял свой хвост и резко
опустил его в лужу. Снопы брызг окатили стены пещеры,
волны же вынесли тело Слепыша на берег. В то же мгновенье
мышь слетела с камня на труп и приступила к трапезе.
- Т-ты ч-чт-что-т-то х-хотела с-сказать, - закрутившись
на месте, проскрипел Дик.
Вампир извлек из бездыханного тела перепачканный кровью
хоботок си согласно кивнул. Дику нужны эти двое, что
свалились в пещеру час назад? Они смогли бежать от Белых
Слепшей и Одноглазого. Они побежали в ту сторону.
Дик не мог поверить в неожиданно привалившее ему
счастье. Неужели людям действительно удалось бежать? Если
это правда, то он, Дик, теперь сможет поймать их! Дик
поспешил вслед за беглецами. Недавние страхи совершенно
оставили его.
Катамаи Рей сидел в своей палатке, ожидая вестей от
слуг, посланных на поимку человека. Вначале он поручил
Виккелю тут же отправить непрошеного гостя на тот свет, но
затем передумал и решил прежде допросить его. Вряд ли
человек мог стать причиной всех тех бед, которые, если
верить магическому кристаллу, угрожали владениям Рея. Скорее
всего, этот человек был послан сюда другим волшебников или
полководцем великой армии; разумеется, его надлежало убить,
но лишь после того, как он расскажет всю правду. Колдун знал
немало заклинаний, определенным образом воздействующих на
человеческие органы и кровь, и потому нисколько не сомневался
в успехе. Чародей самодовольно улыбнулся. Скоро этот
инцидент будет исчерпан, и тогда он сможет вновь заняться
одной мерзкой ведьмой.
Чунта прикладывала горящий алым светом магический рубин
к разным частям своего тела, постанывая от наслаждения.
Камень ничего не говорил ей о том, когда же Дик приведет
пленников. Однако теперь она знала, что людей в пещере трое
или даже четверо. Ничего хорошего этого не предвещало. И
одного было более чем достаточно. Теперь она должна
позаботиться о том, чтобы об этом не узнал колдун.
Она улыбнулась, глядя на залитые призрачным светом стены
залы. Кристалл поведал о том, что грядущие события так или
иначе вязаны с мужчиной, отличающимся необыкновенной силой.
О. как давно у нее не было мужчины! А этот силач так молод,
так горяч... Если ей удастся заманить его в постель, она
станет сильной как никогда. Сенша заключит их в свои
объятия, и мужское существо сольется с нею и физически и
духовно. От нетерпения Чунта не находила себе места.
Конан и Элаши, пытаясь уйти от преследователей, бежали
по каменным коридорам, скалившим острые каменные зубья
сталактитов и сталагмитов. Все глубже спускались они, все
холоднее становился воздух.
Где-то вверху ночь раскинула свое эбеновое покрывало над
миром, здесь же, в чреве годы, все было залито ровным
призрачным светом.

Глава пятая

Утреннее солнце озарило своими лучами гребень горы, тут
же вспыхнувший слепящим белым пламенем. Сидя в седле,
Харскил наблюдал за одним из своих слуг, склонившимся над
зияющим среди снегов черным провалом. Два других воина,
крепко схватив первого за ноги, на миг опустили его вниз и
тут же извлекли наружу. Воин поднялся на ноги и подошел к
Харскилу.
- Там пещера. Тропа идет через это самое место, так что
они, скорее всего, туда и свалились. Глубина там приличная,
но внизу, если я не ошибся, вода.
Харскил заерзал в седле, отозвавшемся пронзительным
скрипом.
- Ну а следов их ты не заметил?
- Никак нет, мой господин.
- А могли они остаться в живых после такого падения?
Может быть, там слишком мелко?
Человек пожал плечами:
- Не могу знать, мой господин.
Легким кивком головы Харскил указал воинам, стоявшим за
спиной его собеседника, на черный провал. Те поняли его без
слов. Не успел воин, беседовавший с Харскилом, опомниться,
как его схватили за руки и силой потащили к яме. Завопив,
воин полетел вниз; раздался плеск воды, и через миг
послышалась отборная ругань.
- Нда, - задумчиво протянул Харскил. - Похоже, ничего
страшного не случилось и с ними. Ну что ж. Тогда нам следует
подумать о лестнице и факелах. Мы отправимся вслед за ними.
Воины заметно нервничали, но Харскил не обращал на них
ни малейшего внимания. Он знал, что делает. Без Конана
ему было не обойтись - ему нужны были его меч и его кровь. И
тогда он вновь станет самим собой, их вновь станет двое!
- Вы что - не поняли меня? - прикрикнул он на воинов.
Уже через час было опущено некое подобие лестницы.
Оставив одного из своих людей наверху, дабы тот охранял
коней, Харскил и его воины стали спускаться в пещеру.
Безглазые преследователи не отставали от беглецов ни на
шаг, хотя явно уступали в скорости. Они прекрасно
ориентировались в подземном лабиринте и выигрывали время,
спрямляя путь там, где Конан и Элаши петляли. Людям пока
везло - туннель шел все дальше и дальше, причем бежать по
нему пока было не сложно.
И тут удача, похоже, изменила им. Сделав очередной
поворот, они оказались у развилки. Путь, шедший направо,
тут же становился таким узким, что по нему можно было разве
что ползти. Левый туннель был куда шире, но одна из стен
его была совершенно скрыта низвергающимися откуда-то сверху
потоками воды. Дно туннеля было затоплено водой, о глубине
же этого подземного озера можно было только гадать, ясно
было лишь то, что глубина была явно немалой. Элаши
совершенно не умела плавать, и потому путь этот тоже казался
сомнительным.
- Надо вернуться немного назад и пойти по другому
туннелю, - словно разгадав мысли Конана, сказала Элаши.
- Слишком поздно, - отозвался киммериец. - Они уже
совсем рядом. - Он вынул из ножен свой меч. - Похоже, здесь
нам придется держать оборону.
Элаши кивнула и тоже взяла в руки клинок. Она и Конан
стояли бок о бок, готовясь к встрече с белыми тварями.
- Идите сюда! - невесть откуда раздался вдруг
человеческий голос.
Конан обернулся, но так никого и не увидел.
- Сюда! - вновь послышался тот же голос.
Посмотрев налево, Конан к собственному удивлению увидел
человеческую руку, возникшую из-за водной завесы. Рука
поманила его к себе.
- Скорее! - сказал тот же голос.
Конан и Элаши переглянулись. Особого выбора у них не
было. Конан осторожно ступил в воду и тут же обнаружил,
что в центрально части коридора вода не доходит ему и до
колена. Держа свой меч наготове, он прошел по мелководью
несколько шагов и, собравшись с духом, прыгнул сквозь
ревущую водную стену туда, откуда только что возникла рука.
За водопадом, который был куда менее грозен, чем ему
показалось вначале, стоял невысокий кряжистый человек.
Из-под видавшей виды шляпы выбивались длинные пряди
седых волос; седою была и борода незнакомца. На вид ему было
лет пятьдесят. В руках человек держал длинный кинжал, за
спиною же его открывался коридор, уходивший куда-то вниз.
Через миг рядом с Конаном стояла и Элаши. Старик жестом
пригласил их следовать за ним. Уговаривать их ему не
пришлось " возвращаться назад или поднимать шум сейчас было
бы безумием.
Вскоре шум водопада был уже еле слышен. Остановившись,
старик обратился к Конану и Элаши:
- Теперь Слепыши ничего не услышат. Вода и запах ваш
давно смыла. Сюда они идти и не подумают.
- Спасибо тебе за помощь, - ответил Конан, немало
изумленный всем происшедшим.
- Меня зовут Тулл, - вставил старик.- Вовремя ты, Тулл,
появился. Я - Конан из Киммерии, а это - Элаши из Хаурана.
Киммериец на миг задумался, но тут же обратился к
старику с вопросом:
- Скажи-ка, дружище, - куда это мы попали?
- О, об этом надо говорить особо! В двух словах этого не
объяснишь.
- Мне кажется, что для разговоров времени у нас теперь
предостаточно.
- Но лучше мы сделаем это в другом месте. Неподалеку
отсюда есть одно укромное местечко, - сказал Тулл, -
там-то я вам все и расскажу.
Конан и Элаши не стали спорить со стариком.
Виккель поднырнул под грозного вида сталактит,
свисавший с низкого свода туннеля. Его провожатый
остановился, склонил голову набок и повернулся к нему
лицом. Его собраться, похоже, возвращаются. Они идут снизу
и через минуту-другую уже будут здесь.
Виккель улыбнулся, обнажив свои мощные клыки. Он никак
не ожидал, что все произойдет так быстро. Сейчас он увидит
Белых Слепышей, а вместе с ними...
О ужас! Где же люди?!
Предводитель Слепышей, понурив голову, подошел к нему.
- Людей было двое, - сказал он угрюмо. - Судя по
запаху, это были мужчина и женщина. Им удалось бежать.
- Бежать?! - взревел Виккель.
- Да, да. Именно бежать. Они словно под землю
провалились.
- Люди на это не способны! - ответил циклоп Слепышу.
- Значит, они умеют ходить по воде, - ничуть не
смутившись, сказал ему Слепыш. - И вообще, кто знает -
люди это или волшебники.
- Отведите меня на это место, - приказал Виккель. - В
отличие от вас я способен видеть!
- Вы только зря потеряете время, - ответил ему Слепыш.
- Своим временем распоряжаюсь я сам! - зло бросил ему
Виккель.
"Ох, не сносить мне теперь головы", - думал он, следуя
за бестолковыми Слепышами.
Летучая мышь тяжело плюхнулась на камень, лежавший прямо
перед Диком, и принялась вываливать блох.
- Ч-что н-новенького?
- Ой, плохие новости, - ответила мышь. - Людям удалось
бежать - по крайне мере, так говорят асами Слепыши. Людей
было двое - мужчина и женщина. И вот теперь они исчезли,
испарились, растаяли
Дик задумался. Плохо, что люди не попали к нему, но, с
другой стороны, хорошо, что они сумели сбежать от
Одноглазого. Кто знает, может быть, еще не все потеряно.
- А т-ты знаешь, к-как п-попас-сть т-туда, к-куда они
с-скрылись? - Дик не любил длинных фраз, от них у него
начинало ныть в животе, но сейчас парой слов было не
обойтись.
Летучая мышь кивнула утвердительно.
- От-твед-ди м-меня т-туда!
Нетерпение Катамаи Рея росло с каждой минутой. Он
принялся рыться в своих магических кристаллах, пытаясь
отыскать маленький голубой камешек, с помощью которого он
связывался со своими слугами. Он созовет к себе всех
циклопов и накажет парочку особо нерадивых, чтобы другие
были порасторопнее.
И куда же задевался этот проклятый камень?
Чунта расхаживала из угла в угол, ожидая вестей от
своего слуги Дика. И куда этот проклятый червь
запропастился? Она подождет еще час, если вестей не будет и
тогда, она свяжется с гигантским белым червем... Чего она
терпеть не мгла, так это ждать.
Укромное местечко, о котором говорил Тулл, оказалось
небольшим гротом, стены которого были сплошь покрыты
плесенью. Для того чтобы попасть туда людям пришлось
вскарабкаться на самый верх стены огромной пещерной залы.
Вход был завешен ветхой тряпкой серого света, заметить
которую снизу было почти невозможно.
Свет, излучаемый стенами, был здесь едва ли не ярок.
Посреди грота стоял маленький столик из костей и кожи.
На нем стояла чаша, оказавшаяся при ближайшем рассмотрении
черепом какого-то животного. В углу лежала целая кипа белых
кур, очевидно, служившая Туллу ложем. Похоже, то были шкуры
Белых Слепышей. Впрочем, здесь же лежали и шкурки поменьше
серого мышиного цвета.
- Это место носит имя Гроттериум Негротус, - сказал
Тулл, - Черная Пещера. Если мои расчеты верны, я провел
здесь уже пять лет.
- Как же ты сюда попал? - спросила Элаши.
- Провалился под землю.
- О, это нам знакомо! - грустно прошептала она.
- А что за твари нас преследовали? - вступил в разговор
Конан.
- Это Белые Слепыши. Почти все они поддерживают Рея.
- Рея?
- Да, именно так - Рея. Этими пещерами правят двое.
Половина Гроттериума принадлежит волшебнику Катамаи Рею,
главное орудие которого - магические кристаллы. Второй
половиной правит ведьма Чунта. Ее магические способности
связаны, - как бы это сказать поточнее, - а, связаны с ее
природой.
- С ее природой?
Тулл ответил ей на языке жестов, но значение их было
настолько прозрачно, то Конан не смог сдержать смешка, Элаши
же густо покраснела.
- Все эти пять лет я был свидетелем их борьбы. Говорят,
что они воюют друг с другом вот уже несколько столетий.
Причины же этой вражды, думаю, вам понятны - и он, и она
пытаются завладеть всей пещерой. Все обитатели пещеры так
или иначе служат либо Рею, либо Чунте. Это и Белые Слепыши,
которых вы уже видели, и диковинные растения, называемые
Прядильщицами, и Летучие Вампиры, и Черви-Гиганты, и
горбатые циклопы. Порою существа эти изменяют своим
господам и начинают служить той стороне, с которой только
что боролись.
- Веселенькое место - ничего не скажешь, - заметила
Элаши с иронией в голосе. - Но почему же ты отсюда не
уходишь?
- Не могу, - спокойно ответил Тулл. - Черви и циклопы
то и дело латают своды. Я нисколько не сомневаюсь в том,
что теперь заделан и тот провал, в который попали вы. Все
эти пять лет я бродил по пещере в поисках выхода, но, как
видите, так и не нашел его.
- Значит, кроме тебя, людей здесь нет?
Тулл отрицательно помотал головой.
- Кроме вас, никого. Порою сюда кто-нибудь да
проваливается. Но Рей убивает их на месте. Чунта поступает
иначе, но после ее ласк никакому человеку не выжить. Так что
лучше не попадаться ни Рею, ни Чунте.
Конан поежился.
- Честно говоря, мне эта чертова дыра совсем не
нравится. Чем раньше мы отсюда выберемся, тем лучше.
- Я пытаюсь это сделать уже пять лет.
- Это ничего не значит. Наверняка отсюда есть выход.
- Не буду спорить, - спокойно продолжил Тулл. - Но не
забывай о том, что Белые Слепыши служат Рею. Если он еще и
не знает о вашем появлении, они в ближайшее время известят
его об этом. Чунта, шпионами которой наводнена вся пещера,
рано или поздно тоже услышит о вас. Так что искать будешь не
только ты - искать будут и тебя.
Конан сжал рукоять меча.
- Если это действительно так, то мне жаль их.
Тулл посмотрел на огромный меч киммерийца и оценивающе
обвел взглядом его мускулистое тело.
- Наверное, ты прав. Но мне тебя жаль еще больше. Один
циклоп может правиться с двумя такими богатырями, как ты.
Здесь же их сотни. Черви тоже ребята не промах - и бьются с
циклопами на равных.
Конан и Элаши переглянулись.
- Лучше тихонько найти выход и покинуть это мрачное
место, - пробормотал Элаши.

Перри Стив - Повелители Пещер => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Повелители Пещер автора Перри Стив дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Повелители Пещер своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Перри Стив - Повелители Пещер.
Ключевые слова страницы: Повелители Пещер; Перри Стив, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Нравоучительные сюжеты - 11. Далеко не заплывай