Степанов Анатолий - Привал странников 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Перри Стив

Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников автора, которого зовут Перри Стив. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Перри Стив - Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников = 262.04 KB

Перри Стив - Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников => скачать бесплатно электронную книгу



Чужие против Хищника – 2

«»: ; ;
ISBN
Оригинал: David Bischoff, “Hunters Planet”
Аннотация

Дэвид Бишоф, Стив Перри
Планета Охотников
Пролог
— Дтай'кай-дте са-де нау'гкон дтаин'аун бли-де.
— Начавший битву сражается до конца.
— Тарей'хсан, чушь собачья.
Решив показать молокососу, сколь глупа древняя пословица яутов, Наткапу сделал обманный выпад влево и сразу ушел от сильнейшего удара копьем. С поразительной быстротой Вожак вплотную приблизился к противнику и сорвал с него маску, вырвав при этом прядь волос, закрученных в упругую спираль. В желтых кошачьих глазах стажера вспыхнуло изумление, лицо его исказил стыд. Застонав от досады, юнец попытался огреть Наткапу по спине тупым концом копья. Удар, не достигнув цели, пришелся на щит. Вожак, воспользовавшись невыгодной позицией нахального сопляка, врезал кулаком в кожаной латной рукавице по чувствительной зоне локтя соперника, тем самым выбив из его рук оружие. Не успел тот прийти в себя от боли, как Наткапу нанес ему в правую челюсть удар такой силы, что зрители забеспокоились, не свернет ли он молокососу шею. Стажеру оставалось только сдаться под столь искусным могучим натиском. Он упал на колени, хватая ртом воздух.
— Найн-десинте-де.
Полная победа, могло ли быть иначе. Наткапу ничего другого и не ожидал. Однако он плюнул на свою жертву с нескрываемым презрением. Этот болван должен был дольше продержаться. Несмотря на то что юношеской заносчивости и силы подрастающему воину было не занимать, более бестолковых противников Вожак не встречал еще никогда.
— Тебе придется еще много поработать над собой, чтобы когда-нибудь почувствовать укол твеи Жесткое Мясо над бровью. Если ты, конечно, доживешь до того времени.
Стажер, скользкий тип по имени Кивикнон, стоял как истукан.
— Прочь с глаз моих, — взорвался Вожак. — Пойди смой с себя позор поражения. От тебя разит мускусом, как от бабы. Пошевеливайся! А не то твои более мужественные сверстники захотят переспать с тобой.
Жестокую шутку окружающие встретили гоготом. Со всех сторон послышались насмешки. Пытаясь сохранить достоинство, насколько это было возможно в подобной ситуации, упавший горе-воин поднялся на ноги. Его глубоко запавшие желтые глаза злобно сверкнули, когда он возвращался к своим товарищам. Глядя на Кивикнона, Вожак подумал, что в этом малом есть какая-то червоточина. Для парня не существует понятия чести, которая движет настоящим воином. Не дай Бог повернуться к нему спиной, если им случится остаться вдвоем. Впрочем, Наткапу уже наскучило наблюдать за молокососом.
Внезапно на стене керита заорал громкоговоритель:
— Каинде амедха!
На лице Вожака отразилось удовлетворение. Он оживился, предвкушая битву.
Опытный воин повернулся к юнцам. В глазах светился вызов.
— Приготовьтесь к настоящему делу.
* * *
Корабль яутов вынырнул из-за облаков и пронесся над верхушками деревьев. Эта плодородная планета идеально соответствовала требованиям их племени. Помимо многообразия растительных форм, она отличалась большим количеством населяющих ее живых существ, жестоких и очень опасных. Лучшей планеты для первоклассной Охоты не сыщешь.
Яуты — Охотники, которые странствовали из вселенной во вселенную и постоянно совершенствовались в искусстве убивать. Охота не являлась для них спортом, это скорее был стиль жизни, Путь, философия, подстегивающая их к действию даже сильнее голода. Как Хищники, они часто питались тем, что смогли добыть, но еще чаще, как Охотники, оставляли добычу для коллекции, в качестве трофея, свидетельствующего о доблести. Они были Хищниками до мозга костей.
Сейчас под их кораблем находился один из самых лакомых кусочков.
Каинд Амедха. Жесткое Мясо, которых прозвали так не столько из-за жесткого мяса, сколько из-за жестокости нрава. Этих животных специально разводили в определенных областях. На Жесткое Мясо молодежь яутов “точила зубки”. Здесь юнцы познавали Путь, приобретали необходимый опыт, взрослели, становились истинными яутами. Потом они могли с гордостью продолжать свой род, воспитывая в наследниках отвагу и честь.
Жесткое Мясо считались ценной добычей для Охотника. Огромные чудовища могли одним ударом когтистой лапы разрушить дом. А для Хищника нет добычи желаннее, чем другой хищник. Убить Жесткое Мясо было опасной задачей, а честь и отвага почитались превыше всего в их среде.
Корабль яутов выглядел как нечто среднее между рыбой и громадным тубом с мотором. С необычной вспышкой зеленоватого оттенка он мягко приземлился на поляну. По широкому трапу спустился отряд Охотников. Лица их светились самодовольством. Их былосемеро: четыре стажера, Вожак и два помощника. Стажеры и Наткапу были вооружены только копьями, а помощники еще несли и огнеметы.
Они были гигантами, эти воины. Косая сажень в плечах. Средний рост — два с половиной метра, и даже самый низкий из них достиг двухметровой отметки. Мышцы играли под кожаными куртками при каждом движении. Помимо оружия, экипировку дополняли щиты и маски. Из-под масок выбивались круто завитые локоны жестких, похожих на проволоку волос. Первым испытанием, приходящимся на долю каждого будущего воина, являлось закручивание локонов. Ритуал проводился на публичных собраниях и длился месяцами.
Месяцы жуткой боли. Если в глазах будущего воина появлялся хотя бы намек, на слезы или из уст его раздавался пусть даже чуть слышный стон, замысловатые завитки размачивались и кандидату приходилось начинать все сначала.
Наткапу шел впереди группы, как того требовал его ранг. Помощники несли необходимое оптическое оборудование. Воины окинули взглядом незнакомую местность. Один из них, тот, что пониже, что-то проворчал и махнул рукой в сторону кустов.
Добыча обнаружена.
Наткапу приказал подать ему бинокль. Он навел резкость на кусты, за которыми вырисовывался силуэт припавшего к земле Жесткого Мяса.
Как странно. Это явно не Королева, но существо размером значительно больше среднего трутня. Вожак на секунду остановился в задумчивости, но потом все хе приступил к своим обязанностям.
— Кому оказать честь первым вступить в единоборство с Жестким Мясом?
Все как один неистово, но совершенно беззвучно вскинули копья. Это был лишь ритуал. Наткапу презрительно усмехнулся:
— Вы все глупцы, но первая часть Пути недаром названа “Дверь дураков”.
— Может быть, вы познакомите нас с этой дверью, командир? — ехидно предложил Кивикнон.
— Мне, наверное, стоит познакомить твои кишки с наконечником моего копья! — рявкнул Вожак.
— Ведь они новички, видевшие Жесткое-Мясо только на картинках, — вступился коротышка помощник, которого звали Ларниксва. — Им не понять, зачем их учат ложным выпадам. Они не видели, как вы, Посвященный, сражались голыми руками один на один с Жестким Мясом.
— И оторвал ему голову, — с гордостью добавил Наткапу. — Ну ладно. А теперь смотрите внимательно и запоминайте. Вы будете добивать зверя.
Сказав это. Вожак развернулся и с беспечным видом направился к кустам, за которыми прятался Жесткое Мясо. В задачу опытного воина входило подготовить животное, чтобы подопечные юнцы смогли легко быстро его добить.
Долгий день подходил к концу, и Наткапу хотелось поскорее вернуться на корабль, где его ждала бутыль хорошего снтлипа. Потом придет расслабление и можно будет спокойно помечтать о женах, с нетерпением ожидающих возвращения своего героя.
Яуты были потомственными Охотниками. Несмотря на то что v мире существовали и другие радости, он больше всего ценили охоту. Отважный народ, своего рода скитальцы, яуты нуждались в постоянном движении и контактах с другими мирами. Длительное пребывание на одном месте, несмотря на учения и ритуал создавало затхлый климат. Души воинов притуплялись и Путь казался иллюзорным.
Однажды, когда флотилия в очередной раз вернулась сюда потренироваться. Охотники нашли планету сильно изменившейся. Теперь и здесь появилось поселения еловеков — умных Мягкого Мяса, захватывающих миры. Наткапу знал из яутских преданий, что в родной мир еловеков неоднократно снаряжались экспедиции, возвращавшиеся с богатой добычей, которой позавидовал бы любой Охотник. Фантазия о стремительном нападении на планету, где поселились люди, пусть даже на маленькой территории, взволновала кровь. По крайней мере, даже если ему просто удастся скрыть от Нежного Мяса свое присутствие, он получит некоторое преимущество. А что, если Наткапу неожиданно столкнется с Нежным Мясом и ему придется вступить с ними в бой? Ну что же, тем лучше. Он пополнит свою коллекцию трофеев еловеческими скальпами. Может, это даже принесет ему новые победы над женщинами.
Эта мысль возбудила семя в чреслах и взбудоражила кровь. Он почувствовал, как агрессия проникает в мышцы, и его огромное сердце выстукивает Песню Битвы.
Наткапу прошел немного вперед, держа копье наперевес, исполняя Ритуал.
Жесткое Мясо, спрятавшийся за кустами, не проявлял никаких признаков жизни, так как было еще светло. Хотя Жесткое Мясо не относились к ночным животным, обычно они предпочитали передвигаться незаметно под покровом темноты. Почему же среди бела дня он оказался без надежного укрытия? Правда, Наткапу и раньше видел их при подобных обстоятельствах. Его удивляло и то, что детекторы не улавливали поблизости других врагов. Как правило, в одиночку они не появлялись. Впрочем, это тоже неплохо. Все шло без сучка без задоринки. Создавалось впечатление, что ситуация специально подготовлена для тренировочных упражнений, а Наткапу был не из тех, кто упустит свой шанс, тем более когда он преподнесен на блюдечке с голубой каемочкой.
Если бы Вожак хотел просто убить зверя, то приблизился бы к нему в бронированном костюме и дал залп из огнемета. Но для него это слишком просто. И, кроме того, нужно еще преподнести урок соплякам.
Нет, он должен предстать перед опасностью в полном великолепии.
Однако биться со зверем должным образом невозможно, если тот не осознает присутствия противника. Жесткое Мясо, казалось, был в каком-то сонном состоянии, слишком безмятежном и потому опасном. Может, он мертв? Но тогда сенсоры не могли бы его обнаружить.
“Так что же в нем не так?” — спрашивал себя Наткапу.
Осторожно, положившись на чутье, но выверяя каждый свой шаг, продвигался он вперед, выставив копье, готовый к любой неожиданности. Теперь он видел тварь целиком. Это действительно крупный экземпляр.
Жесткое Мясо выглядел как омерзительный скелет более крупного чудовища, и Наткапу почувствовал, как знакомый червь липкого страха шевельнулся в животе. Вожак произнес Кантру, которая не позволяет страху парализовать мысли и тело. Он ощутил, как выброс адреналина обострил все чувства.
Да, чудовище отвратительно во всех отношениях.
Немного похоже на рептилию, отчасти на громадное паукообразное насекомое, воплощение зла без малейших признаков достоинства или чего-то подобного. Из инстинктов — только жажда убивать и размножаться.
Голова напоминает банан, острые зубы, глаз нет, длинные, как у богомола, конечности и хвост ящера.
“Что-то в нем не то, — снова подумал Наткапу. — Есть еще что-то странное, кроме размера”.
Хрустнула под ботинком сухая ветка.
Реакция чудовища оказалась мгновенной.
Жесткое Мясо поднялся, как громадный агрегат на гидравлических ногах, и леденящее душу шипение вырвалось из его груди. Густая слюна стекала на землю. Животное отступило, готовясь к атаке.
Наткапу молниеносно принял Стойку Воина, позу, которую принимал воин-яут перед битвой, даже если это всего лишь Охота. В голове стремительно просчитывались маневры, которые ему, возможно, придется использовать, когда тварь нападет. Наткапу не сомневался, что Жесткое Мясо сейчас начнет атаку.
Жесткое Мясо всегда атакуют первыми, они далеко не застенчивы. Это довольно глупые, но злобные бойцы, упорные и хитрые, имеющие от природы в своем распоряжении целый арсенал смертоносного оружия. Даже погибнув, они остаются смертельно опасными. Их кровь — кислота, разъедающая броню и способная, просочившись, уничтожить плоть яутов.
Все это пронеслось в голове Наткапу в доли секунды.
Когда выходишь на Жесткое Мясо с одним копьем, лучший способ действия — приблизиться к нему вплотную, нанести удар в голову снизу и, повредив мозг, вызвать паралич. После этого уже можно на досуге спокойно распотрошить зверя. Перед Наткапу стояла непростая задача. Он должен был в течение короткого времени обезвредить Жесткое Мясо и облегчить стажерам путь к окончательной победе. Ну, например, ранить чудовище в грудную клетку или отрезать конечность.
Между тем тварь, не атакуя, с шипением поднималась и приседала, как будто издеваясь. Несмотря на ужасную вонь, испускаемую животным, Наткапу почувствовал на губах привкус победы.
Он поднял копье и пропел ритуальную Песню Воина — Святая Святых, напоминающую внезапно налетевший ураган, способную напугать и более крупную тварь.
Затем, переполненный гордостью и радостью, бурлящей в крови, Наткапу сделал еще один шаг навстречу Судьбе.
Жесткое Мясо внезапно нагнулся.
Когда он выпрямился, Наткапу увидел, что зверюга что-то держит в верхних конечностях.
Так вот что было “не так” в этом экземпляре! Измененная структура конечностей: они теперь очень напоминали руки.
И сейчас в этих руках было оружие.
“Нет! Не может быть! Что это — сон? Ведь Жесткое Мясо не умеют им пользоваться!”
Но прежде чем Наткапу успел подумать еще о чем-нибудь, прогремел выстрел, скосивший его словно исполинская сабля, и воин внезапно провалился в безжалостную темноту.
* * *
Ларниксва смотрел, как разрывные пули пробили бронированный костюм командира, как его голову и грудь разорвало подобно спелым фруктам Накса. Однако он недолго находился в оцепенении, так как действие в жизни воина — основа выживания. То, что происходило, уже перестало быть тренировкой, шла настоящая битва. Случилось нечто невероятное.
Вскинув огнемет, коротышка побежал вперед, на ходу приказав другому помощнику следовать за ним. В тот момент, когда Жесткое Мясо оказался в зоне поражения, Ларниксва нажал на спусковой крючок. Мощный поток огня вырвался из дула огнемета и достиг Жесткого Мяса прежде, чем тот успел развернуть свое оружие. Чудовище заревело, пытаясь бороться с нахлынувшим потоком огня, но его горящую ярким пламенем хитиновую тушу отбросило назад. Пылающие куски тела зверя разлетались во все стороны. Удар, нанесенный вторым помощником, закончил дело. Жесткое Мясо превратился в отвратительное шипящее месиво.
— Отныне Вожаком буду я, — твердо заявил Ларниксва. — Возражения есть?
Возражений не было. Тяжелое потрясение царило среди зловония смерти.
Когда останки Жесткого Мяса остыли, один из стажеров концом своего копья пошевелил их. Ларниксва проследил взглядом за острием. Гортанное ругательство сорвалось с его губ.
— Что случилось с этой планетой?
Никто из присутствующих не мог ответить на этот вопрос.
Ларниксва развернулся и пошел к кораблю по тому, что осталось от Наткапу. Нужно связаться с флотилией и сообщить о происшествии. Основываясь на своем жизненном опыте, новый командир подозревал, кто стоит за всем этим. На какой бы планете ни появлялись человеки, с ними всегда приходила беда.
Глава 1
“Покой смерти подобен”.
Мачико с минуту смотрела на прямоугольные буквы, только что написанные ею в записной книжке, затем подобно пропыленному средневековому монаху, корпящему над Библией, начала обводить заглавную “П” красной ручкой.
Курсор портативного компьютера лениво подмигивал ей. Груда входных кристаллов неподвижно лежала на отделении ввода. Чашка кофе с плавающим в нем набухшим многоногим многоглазым насекомым стояла на столе рядом с недоеденным куском размоченного в кофе тоста. За окном простиралась серая плоская равнина Алистера-3.
Мачико умирала от скуки. Воспоминания о битвах жили в ней как яркие памятники тому времени, когда она была полна жизни. Время опасностей, благородного величия и чести. Да, чести. А ведь когда-то Мачико была совсем другим человеком.
Боже, как она изменилась!
События на планете Руше преобразили ее. Время, проведенное среди яутов, закалило. Все к лучшему! В детстве в глубине ее души жил стыд. Отец принес позор в их японскую семью в Киото, растратив деньги своей компании. В довершение он нашел для себя легкий выход — как последний трус покончил жизнь самоубийством, не дожидаясь, пока его посадят в тюрьму. “Ты моя плоть, Мачико, — сказал он перед смертью. — Ты должна восстановить честь семьи”.
Это были его последние слова.
Мачико Ногучи прочувствовала, что такое честь, сражаясь бок о бок с Дачандом и его воинами, когда на Город Благоденствия, город, в котором она жила на Руше, напустили чужих. После того как девушка присоединилась к стае Охотников, ей удалось восстановить свое доброе имя. Но потом ей пришлось выбирать между людьми и Хищниками. И хотя именно честь требовала от Мачико оставаться верной своим человеческим корням, ее уход был воспринят Охотниками как предательство. Ей пришлось воевать против стаи. И теперь, снова завязнув в бюрократической рутине среди людей, она потеряла завоеванное с таким трудом чувство чести. Она стала просто обывателем. Может быть, немного ожесточеннее, чуть злее.
Девушка угрюмо смотрела на свое расплывчатое отражение в экране компьютера. Несколько морщин образовалось под темными, чуть раскосыми глазами. Короткие черные волосы у висков слегка тронуты сединой. Тем не менее она все еще привлекательна. Маленькие груди, упругие мышцы — изящная красавица. Но природа напрасно старалась над ней, Мачико хотела от жизни совсем другого.
Девушка вздохнула.
Со стороны Компании было бы логичным позволить хотя бы брать с собой Аттилу на работу. Тогда по крайней мере ей было бы с кем поговорить. Она сейчас не рисовала бы чертиков в блокноте с риском свихнуться. Но Компания меньше всего заботилась о психическом здоровье. Мачико могла заниматься чего угодно, лишь бы работа была сделана. И пока душевное состояние служащей не причиняло им никаких неприятностей, никто не думал о ее переживаниях.
Если бы только не было убийственного контракта, висящего над ней как дамоклов меч... Если бы только у нее были деньги... корабль... план действий.
Если бы только...
Высокий истеричный голос из решетки, вмонтированной в крышку стола рядом с компьютером, прервал ее печальные мысли:
— Мисс Ногучи!
Девушка вздрогнула от неожиданности, но сразу поняла, кто это. Как мечтала Мачико отсоединить проклятый радиокомм от сети и бросить его в мусорный сжигатель! Ей казалось, что, поступив таким образом она обретет свободу. Никогда больше не придется ей выслушивать истошных воплей постоянно хныкающего главного представителя Компании на этой планете, мужчины небольшого ума, но редкого самомнения.
— Да, мистер Даркинс.
— Как продвигаются дела с вводом отчетных данных?
— Прекрасно.
— Хорошо. Рад это слышать. Надеюсь, нет нужды напоминать вам, что они должны быть в офисе к концу недели. Совет директоров назначил на ближайшее время один из самых длительных сеансов связи с нашей планетой. Я верю, что в этот раз вы справитесь с работой лучше, чем в прошлый.
— Я думаю, моя работа их устроит.
— Хорошо. Рад это слышать. У вас очень важная задача, мисс Ногучи. Компания доверила вам ответственное дело. Она возлагает на нашу планету большиенадежды.
Связь закончилась тихим писком.
— Кретин! Что б ты подавился своими отчетными данными!
Планета Алистер-3, также известная под названием Мир Дока (названная так в честь одного из тех, кто ее открыл, — Дока Вардена, алкоголика и неудачника, чей корабль заблудился в этом районе и единственным комментарием которого по поводу планеты было: “Глядя на нее, хочется пропустить еще стаканчик”, была планетой с идеальной ротацией, идеальным расстоянием от солнца, идеальной атмосферой. Идеальной... Идеальной... Идеальной до тошноты. Однообразная поверхность с мягкими очертаниями. Спокойно пасущиеся по бескрайним равнинам, похожие на коров животные, редкие горные хребты. Погода скучна, океаны бесцветны, вечный штиль — олицетворение монотонности. Когда-нибудь люди с других планет приедут пополнить популяцию и этого “рая”. Но сейчас на свете есть места и получше, да к тому же и ближе к той части галактики, в которой сейчас живет человек.
Однако Компанию на этой планете заинтересовало только одно — наличие полезных ископаемых. И она запустила свои щупальца в Мир Дока.
Не то чтобы здесь водились рубины, алмазы или необычные драгоценные камни. Нет. На Алистере-3 был только наркон — любопытная разновидность металла, созданная уникальным процессом вулканизации пород планеты. Компания хотела использовать его при создании двигателей космических кораблей. Они установили “сатанинскую мельницу” для добычи и обработки металла. Затем наркон переправлялся на сателлиты и луны, где производились космические корабли. Почти десять тысяч людей жили здесь, в Зеросвиле. В основном шахтеры. Каждый день они садились в специальный поезд, который вез их на работу к горному хребту, находящемуся на расстоянии двадцати километров к югу от города. Были здесь несколько менеджеров и супервизоров, а также довольно большое количество бюрократов (куда от них денешься). Мачико относилась к последним, хотя и входила в «верхний эшелон власти».
С какой неохотой выполняла она свою работу! Подумать только! После всего, что было, прозябать в этой дыре.
А ведь когда-то она сражалась вместе с командой Хищников!
О, как она опустилась!
Мачико вздохнула и, открыв ведомости, начала проверять данные. Требовалось занести их в компьютер через анализирующие входные устройства, чтобы корпорация имела “жизненно важную” статистику. Девушка пристально посмотрела на экран, затем вложила во входное отверстие следующий кристалл, добавив таким образом новую матрицу информации.
— Эники-беники,
Компьютеры, шизофреники.
Работы море.
Рудники — горе.
Через некоторое время она сохранила наработанное в памяти компьютера и, глотнув кофе, уставилась окно на бесконечные равнины этого мира, по сути ничего из себя не представляющего. Вспоминалось ощущение полета на крыльях молнии.
Глава 2
Мачико погрузилась в раздумья. Воспоминания о времени, когда она была воином, хорошим воином, охватили ее. Там она находилась на волосок от смерти.
Чужие... Жуки... Яуты называли их Жестким Мясом.
Думая о жуках, Мачико вспомнила, как тогда, при первой встрече с ними, ею овладел страх. Он пронзил ее, вызвав оцепенение, парализовав волю. Когда же сознание пробилось сквозь путы ужаса, девушка поняла, что страх не враг ей. Он помогает мобилизовать все силы на борьбу с опасностью, установить границу между жизнью и смертью, между светом и тьмой. Проникая в глубины души, страх, если он контролируется сознанием, помогает выбросить в организм необходимое количество адреналина, способствующего проявлению мужества и героизма.
Стая только что высадилась из величественного серебристого космического корабля, который был ее собственностью, и сразу вступила в бой.
Впереди бежал Топ-Нот, на ходу нацеливая плазмомет на ряды Жесткого Мяса. Спусковой крючок нажат. Вырвавшаяся плазма, прорывая хитиновое покрытие, испепеляла разлетавшиеся куски тел этих тварей. Смертоносная кислота, заменяющая жукам кровь, расплескивалась и испарялась, превращаясь в едкий дым.
Между тем количество Жесткого Мяса постоянно увеличивалось. Первые ряды Охотников на бегу стрепяли из плазмометов и, образовав брешь в плотном кольце тварей, мчались дальше, предоставляя воинам, следующим за ними, расширять ее.
Стая получила короткий приказ: взять в плен Королеву этого улья. У яутов были на Королеву свои виды.
Однако выполнение задания было делом нелегким. Дорога к цели лежала перед ними непростая и опасная. Королева находилась в своих покоях в самой сердцевине труднопроходимого лабиринта. И охраняли ее хорошо — несчетное количество крупных жуков плотными рядами загораживали вход в него.
Сейчас Мачико выполняла со стаей Охотников, возможно, наиболее опасную задачу, одну из тех немногих операций, в которых Охотники не соблюдали Кодекса поведения. Здесь не было элементов соревнования. Не исполнялись и ритуалы, как во время обычной охоты. Вместо нагинат и дробовиков для борьбы с Жестким Мясом использовались плазмометы и лазеры.
Да, это была далеко не увеселительная прогулка с целью поохотиться. Это была война, а в войне, как знала из истории своего народа Мачико, отсутствуют ритуалы. В войне есть цели и задачи, поставленные командиром.
Мачико не была больше прежней Мачико Ногучи. Нет больше рациональной служащей компании на иноземной планете. Есть воин. Причем воин гордый, смелый и доблестный, заслуги которого оценены самим Великим Дачандом. Она теперь — Дадтоуди. Это имя девушка получила на планете Руше. Именно там Великий Дачанд, выдающийся предводитель Охотников, провел церемонию кровавого посвящения. Он дал ей имя Дадтоуди — “маленький нож”. Перед самой смертью Дачанд выжег у нее на лбу кислотой знак в виде молнии. Эта кислота, взятая из оторванного когтя Жесткого Мяса, была смешана с кровавой слюной Великого Предводителя. Поставив на лбу девушки метку, Дачанд закрепил за ней звание бесстрашного воина.
Когда стая, возглавляемая храбрым Вк'лейта, искавшая Дачанда и его неудачную экспедицию, приземлилась на Руше, Великого Предводителя уже не было в живых. В живых на планете после этой битвы остались очень немногие. Среди уцелевших оказалась и Мачико. Но теперь она уже носила на себе знак Дачанда и была Дадтоуди, а над дверью ее дома красовался череп Королевы. У девушки не было особых причин отказываться примкнуть к яутам. Компании она себя обязанной не считала. Вступив в братство Охотников, Мачико почувствовала, что обрела силы, чтобы Восстановить свою честь и полностью искоренить позор, покрывший всю семью Ногучи, когда ее отец растратил чужие деньги и покончил с собой.
В школе Мачико выделялась хорошей учебой, в компании добросовестно работала, но боль и стыд, терзавшие душу, уродовали ее отношения с окружающими и, несмотря на ее сильное стремление к общению, мешали ей сблизиться с людьми. Девушка постоянно помнила о висевшем над нею позоре.
Влившись же в стаю яутов, Мачико не чувствовала потребности в сближении с командой. Она была свободна от уз дружбы и могла теперь сосредоточиться на себе самой: проверить себя, испытать свою смелость, мастерство. Ей хотелось еще и еще доказывать себе и окружающим, что она — доблестный воин и что знак, полученный ею от Дачанда, заработан честно. Как отмеченная Великим Предводителем, Мачико имела право участвовать в Охоте. Что ж, она воспользуется своим правом. И вот Мачико здесь. Среди не друзей и не врагов.
А тем временем первые Охотники уже прорвали заслоны и, пройдя по подземным коридорам, только что ворвались в инкубационные палаты. Дышать здесь было нечем. По стенам развешаны останки неудачливых обитателей туманного мира этой планеты — обезьяноподобных существ с четырьмя руками, большими челюстями и ушами, как у слонов. Грудные клетки разорваны, внутренности в различных стадиях разложения. Резкий, настоявшийся в непроветриваемом помещении запах вызывал удушье и тошноту. Если бы не фильтры в масках, которыми были снабжены Охотники, Мачико не смогла бы и шагу ступить в этом зловонии. Однако теперь она уже не Мачико, а Дадтоуди. И это одно из испытаний, посланных ей, чтобы проверить, сможет ли она переносить неудобства. Ведь подобных неудобств, а может быть и еще более трудных испытаний, у нее впереди, по-видимому, еще много. Сколько? Ей не дано было знать. Уйдя со стаей, Мачико связала себя с ними, потеряв свободу. Настало время расплаты.
Когда воины из первых рядов разрядили обоймы, они отступили в сторону, чтобы перезарядить ружья, давая возможность идущим сзади беспрепятственно стрелять. Пришло время вступить в бой молодым воинам, а вместе с ними и Мачико. Они врезались в гущу Жесткого Мяса, кромсая их тела на куски, ломая их кости, перемешивая все на своем пути, размазывая жуков в пюре с кислой приправой.
Мачико была одета в бронированный защитный костюм яутов, гладкий, облегающий и удивительно комфортный. Материал мягкий и податливый. Костюм не стеснял движения ее гибких мышц, не мешал циркуляции крови. Вентилировался он прекрасно. Броня как бы придавала силу организму, увеличивала запас энергии. В этом костюме тело не чувствовало усталости. Волосы Мачико были закручены в традиционные для яутов локоны, аккуратные завитки энергично подпрыгивали на затылке во время движения. Девушка продвигалась вперед, стреляя на ходу и переступая через несметное количество извивающихся в предсмертных судорогах тварей.
Воины двигались клином, как единое целое. Их действия были слаженны. Впереди шли старшие — опытные и бесстрашные. Остальные, включая Мачико, следовали за авангардом. Все они — создания чести, смелые и сильные, одним словом — воины. Однако Мачико быстро поняла, что, как и хищники на Земле, они боролись за господство, и от этого ее отношение к яутам несколько ухудшились. Как и на Земле, старшие, более ловкие и опытные, не давали дороги младшим. Более сильные шли по головам более слабых, неуклюжих, как правило, неопытных охотников.
— Ха-ха-ха, — гикнул за спиной один из молодых воинов. Юнец был примерно на голову ниже всех осталоных. Но низкий рост в нем компенсировался шириной плеч. Этот тип сразу невзлюбил Мачико, не успела она еще и слова сказать. Он был против того, чтобы ее приняли в стаю, и с тех пор постоянно находился у нее за спиной, буквально наступая ей на пятки. Видимо комплексуя из-за своего роста, парень старался возместить этот недостаток остроумием. Шутки его были плоскими и злыми, но вызывали смех окружающих, что очень нравилось коротышке.
— Ха-ха-ха. — Смех прозвучал искусственно, ненатурально. Он пытался досадить Мачико, передразнивая ее. Дело в том, что однажды Коротышка услышал ее заразительный смех и с того времени не оставлял девушку в покое. Мачико обычно не оставалась в долгу и сразу наносила ответный удар. Она старалась делать это не слишком жестко, только лишь чтобы поставить зарвавшегося молокососа на место. Ей не хотелось ссориться без особой на то необходимости, не хотелось выделяться. А особенно в момент, когда они находились в самом логове опаснейших убийц, ей казалось, что не время сводить мелкие счеты.
— Ха-ха-ха!
Под действием огня сопротивление противника неволько ослабло, и наступающие стали продвигаться вперед быстрее. Арьергарду нельзя отставать от старших, молодые люди сосредоточенно шли следом, не отступая ни на шаг. Как несвоевременны эти насмешки!
— Коротышка. — Про себя Мачико давно называла так своего мучителя и, думая, что он все равно не поймет английский язык, сейчас произнесла это прозвище вслух.
Услыхав, он подбежал и толкнул ее.
— Ха-ха-ха.
От неожиданности Мачико отступила. Но поведение этого юнца ее не удивило. К тому времени она уже поняла, что здесь, как и везде, кто-то всегда должен быть последним. У яутов последним всегда шел самый молодой, самый слабый и, соответственно, самый презираемый. Похоже, Коротышка хотел оставить ее в хвосте.
— Ну хорошо. Идем дальше, — произнесла Мачико ледяным тоном. Она надеялась, что если не слова, то тон, которыми они были сказаны, осадят задиру.
— Ха-ха-ха!
Коротышка удачно прошмыгнул вперед, и теперь его локоны вызывающе покачивались перед глазами девушки.
Внимание! Что это?
Мачико увидела тварь раньше, чем Коротышка, гарцующий впереди. Омерзительное существо вылезало из большого отверстия под потолком. Его крупная банановидная голова с выступающей челюстью и стекающей с нижней губы слюной уже высунулась из дыры. Отвратительная тварь! Жесткое Мясо приготовился к прыжку.
— Берегись! — закричала девушка, переводя плазмомет в положение готовности.
Конечно, Коротышка молод и глуп, но в быстроте реакции ему не откажешь — она была мгновенной. Мальчишка развернулся и отважно встретил опасность. Однако он занимал очень невыгодную для обороны позицию и уже вряд ли мог что-то сделать. Мачико же стрелять не торопилась. Она ждала. Нет, она не горела желанием увидеть своего врага убитым, но ей очень хотелось, чтобы тот взмок от страха. Задира был быстр, но Жесткое Мясо быстрее. Чудовище прыгнуло вниз, уже предвкушая, как расправится со своей жертвой.
Мачико выстрелила. Выстрел настиг Жесткое Мясо в полете, именно в том месте, где и рассчитывала девушка. Мощная струя огня разорвала его на мелкие горящие куски. Расчет был настолько точен, что ни одна искорка не упала, ни одна капля крови-кислоты не пролилась на голову Коротышке. Все, что осталось от Жесткого Мяса, вонючей жижей стекало с противоположной стены. Парень побледнел и пропустил Мачико вперед. Он уже не смеялся, но сквозь маску на его лице Девушка поймала на себе злобный взгляд своего мучителя и сразу поняла, что, судя по всему, расслабиться он ей уже не даст.
— Ха-ха-ха!
Это один из юнцов, идущих впереди, повернувшись на шум, остановился и теперь, указывая пальцем на Коротышку, смеялся. Как быстро они все схватывают. Но теперь смех уже был обращен не на нее.
Раздался хриплый голос из громкоговорителя. Приказ продолжать наступление. Разъяренный Коротышка ринулся в бой. Мачико последовала за ним в гущу огня и жестокой схватки. Пора вновь приниматься за работу.
Иногда в свободные минуты затишья в голову девушки закрадывались сомнения. Еще больше, чем неудобство при общении с товарищами по оружию, ее мучил вопрос, как получилось, что Жесткое Мясо так быстро расплодились по всей Галактике? Одновременная эволюция? Из того, что она смогла почерпнуть из фольклора яутов, напрашивался вывод, что все обстояло именно так — одновременная эволюция. Но возможно, фольклор и был создан для того, чтобы скрыть истину, которая в общем-то не была на руку Охотникам. А что, если Жесткое Мясо распространились из-за кровавых обрядов самих яутов? Не была ли эта случайность подобна той, что произошла на планете Руше? Разумеется, врожденная гордость Охотников никогда не допустит признания своей вины. И подобные подозрения начисто выкорчевывались настойчивым фольклором. А кроме того, кто мог доказать обратное?
Жесткое Мясо распространялись по галактике как межзвездная болезнь, и никакая научная гипотеза не могла бы объяснить, откуда они взялись на той или иной планете. Можно было только констатировать факт: Жесткое Мясо завладели планетой. В задачу же Охотников в настоящий момент не входило обсуждение с каинде амедха территориальных вопросов. Им просто надо было похитить Королеву, чтобы потом использовать ее для своих нужд.
Мачико кожей чувствовала, что цель уже близка. Охотники с минуты на минуту прорвут оборону. Старшие воины пробивали путь сквозь последнее оцепление. При ярких вспышках их плазмометов Мачико увидела очень большую палату, залитую мертвенным призрачным заревом. По мере приближения помещение все больше и больше напоминало ей центр ада, каким девушка его видела в детстве на картинках. А посередине этого громадного зала, на возвышении, сидел на корточках сам хозяин-дьявол, а вернее, хозяйка — Королева.
Королева была ненамного больше среднего Жесткого Мяса, но, учитывая, что и средние чужие достигают огромных размеров, для Охотников это громадное страшилище. Загнанная в угол в своем владении, она выглядела как Джабервоки. Ее когти вцепились в черную землю искусственно созданного холма, на котором она восседала. Тварь возбужденно шипела на окруживших ее яутов.
Обязанность молодых Охотников — сдерживать трутней, рвущихся к своей госпоже. Тогда как старшие Охотники занимаются самой Королевой. Мачико вместе с молодыми воинами держала оборону против трутней, но, не забывая о последней стычке с Коротышкой, следила, чтобы он не оказался у нее за спиной. Хоть и считалось, что яуты сотканы из чести и совести, она никогда особенно не доверяла молодым мужчинам любой расы, тем более теперь, когда время не слишком подходило для доверия.
Охотники хорошо знали повадки своей жертвы. Одной из сильных сторон Жесткого Мяса было безоговорочное повиновение трутней своей Королеве. Другой — необыкновенная живучесть и способность к размножению, что и позволило им распространиться по всей галактике. Но именно в этих сильных сторонах таилось уязвимое место, которым и хотели воспользоваться Охотники: воины-трутни никогда не сделают ничего такого, что могло бы подвергнуть опасности жизнь их Королевы. В свою очередь Королева никогда не поставит под удар жизни будущих поколений. Но хотя яуты умело использовали этот ключик в подобных операциях, победить Жесткое Мясо и украсть у них Королеву было совсем не просто.
Несмотря на подчеркнутую самоуверенность Охотников, уже с первых шагов поводов для беспокойства хватало. В то время как молодежь расправлялась с оставшимися в помещении трутнями и с теми, кто пытался прийти на помощь к побежденным, старшиеловко связывали тугими узлами конечности Королевы и опутывали веревками ее шею и туловище.
Наконец тело пленницы было покрыто сетью плотно затянутых веревок. Бессильно билось в своих путах уродливое животное, шипело и вздымалось, угрожающе рычало и раскачивалось. Но движения Королевы становились все более замедленными, гортанные звуки, издаваемые ею, тише. Постепенно порывы ярости угасли. Ей пришлось подчиниться силе.
Королева покорена. Остановились и трутни, испуганные беспомощностью Королевы. Наступил самый опасный и ответственный момент. В то время как группа захвата контролировала действия пленницы, Топ-Нот, Вожак стаи, готовил путь к отходу и переводу связанной Королевы на борт космического корабля.
Оставалось оторвать самку от яиц. Это было делом нелегким. Топ-Нот приблизился к Королеве, держа в руках большой острый нож. Лезвие ярко блестело в свете портативных галогеновых ламп, которыми освещали дорогу его помощники. Вожак высоко поднял острие, нацелился, напрягая мышцы рук, и резко опустил его вниз, как опытный хирург разрезая соединительную ткань. Королева взревела.
И тут в считанные секунды на глазах у всех разыгралась трагедия. Животное резко дернулось. Одного из Охотников, которого Мачико называла про себя Три Пятна, резкий рывок пленницы застал врасплох: он расслабился и стоял неустойчиво. В руках воин держал веревку, опутывающую одну из конечностей Королевы. И вот его уже подняло на этой веревке в воздух. Тварь прокрутила его над своей головой, как пращу, и со всей силы ударила оземь.
Охотник неподвижно лежал на земле, но разъяренная Королева, которая, в отличие от своего противника, получила некоторую свободу движения, не могла не использовать своего преимущества. Злобно оскалившись, она схватила челюстями грудь воина. Острые как бритва зубы Королевы с силой вонзились в тело, раздавив бронированный костюм, как яичную скорлупу. Кровь фонтаном вырвалась из груди несчастного. Тело Три Пятна в последний раз судорожно дернулось и замерло. Охотник был мертв. Чего еще следовало ожидать в подобной ситуации? В борьбе с Жестким Мясом любая оплошность почти всегда стоила жизни.
Пронзая тело воина, острые лезвия зубов одновременно перекусили веревку, которая, обвивая руку погибшего, удерживала Королеву. И теперь конец веревки спокойно покачивался в воздухе. Произошло непредвиденное: погиб товарищ, а тварь частично освободилась. Это ужасно.
Для Мачико ситуация была ясна. Операция по пленению Королевы могла идти успешно только до тех пор, пока Охотники держали это чудовище под контролем. И даже намек на освобождение госпожи мог стать сигналом к атаке для ее выводка. Положение значительно обострилось.
Раньше, когда Мачико была примерным чиновником Компании на планете Руше, она сначала проанализировала бы ситуацию, взвесила все “за” и “против” и только потом приняла бы решение. Правда, это могло бы стоить жизни ей и людям, ее окружающим. Теперь же она без малейших раздумий бросила ружье, рванулась со своего места, стремительно пронеслась мимо остолбеневших от неожиданности Охотников и схватила одной рукой повисший в воздухе конец веревки, пока он еще был доступен. В считанные секунды она обмотала канат вокруг другой руки в латной рукавице. Когда, опомнившись, тварь рванулась из удерживающих ее пут, было уже поздно. Мачико почувствовала сильный рывок. Казалось, что ее руки выдернут из плеч. Автоматически девушка нашла точку опоры эли нос и смогла устоять, изо всех сил потянув веревку к себе.
— Только удержи ее, Дадтоуди, — шептала она себе. — Только удержи, Маленький Нож, — повторяла она имя, которое дал ей Дачанд, вместе с ним передав ей силу. — Только удержи эту тварь, не дай ей сдвинуться с места. Остальное сделают другие. Ведь придут же наконец они на помощь!
Все произошло очень быстро, но время тянется долго, когда руки дрожат от напряжения и готовы перестать слушаться. Кажется, кости вот-вот сломаются, сухожилия разорвутся.
Чтобы напугать и отвлечь мучителей, от Королевы исходила невыносимая вонь, но девушка стойко перенесла и это, она сконцентрировала все внимание и силы на том, чтобы не сдвинуться с мест?. Вот когда Мачико пригодились все те упражнения, которые она делала в юности. Она обратилась внутрь себя и мысленно привязалась к гравитационному полю этой планеты. Сил как будто сразу прибавилось. В этот момент два Охотника перехватили веревку и заняли ее место.
Тяжело дыша, девушка отступила в сторону. Королева вновь начала вырываться с удвоенной силой, но теперь ее уже крепко держали. Мачико предотвратила катастрофу. К ней подошел Топ-Нот. Что она ожидала? Дружеского похлопывания по плечу? Ободряющей улыбки на лице Вождя? Награды за мужественный поступок? Нет. Ничего подобного она от этих существ не ждала. Девушка внутренне подобралась, готовая к самому худшему.
Топ-Нот, не говоря ни слова, ударил ее кулаком в грудь. Удар был настолько сильным, что, несмотря на то что она была готова к нему, Мачико упала на спину. У нее перехватило дыхание. Но девушка не оскорбилась, ни слова возмущения не вырвалось у нее, она не жаловалась. Мачико хорошо понимала, что, несмотря на свой отважный поступок, несомненно спасший много жизней, она ослушалась приказа Топ-Нота, покинула свое местов строю. Теперь из-за своего самовольного поступка она не заслуживает больше доверия. Ее неподчинение старшему, может быть, когда-нибудь и простят, но никогда не забудут. Нарушение субординации было оскорблением традиций, закона власти этих своеобразных поборников чести. Ну что ж. Что будет, то и будет...
Охотники начали свой путь назад к кораблю. Но на этот раз им еще надо тащить с собой упирающуюся Королеву. Мачико медленно поднялась на ноги, постояла с минуту, ожидая, когда пройдет головокружение. Проходящий мимо Топ-Нот, мельком взглянув на нее, показал рукой вперед. Девушка поняла, что должна занять место в авангарде. Подняв брошенное ружье, она побежала прихрамывая.
Какой великодушный подарок. На сегодня она прощена. Ей разрешено идти впереди и разгонять Жесткое Мясо. Их расстреливали демонстративно, на глазах Королевы, играя на ее слабых струнах. Мачико это все напоминало сцену из фильма про пиратов: отступление с заложницей, у горла которой держат нож. Время тянулось невыносимо долго. Казалось, что оно остановилось. Пленница упиралась. А ведь еще приходилось отбиваться и от Жесткого Мяса, нападающих со всех сторон на медленно продвигающуюся группу. Но, судя по замечаниям Топ-Нота, самая трудная часть операции еще впереди.
Если за героическое поведение на Руше Мачико была отмечена знаком Дачанда, “молнией”, и это помогло ей войти в сообщество Охотников, то сегодняшний поступок заклеймил ее как непослушного, своенравного воина. Она еще очень плохо знала обычаи яутов, некоторые из них казались ей странными. Девушке еще предстояло о многом узнать и многому научиться, но одно Мачико представляла себе четко: если бы она вновь попала в подобную ситуацию, как только что с Королевой, она поступила бы точно так же.
Вот и выход из лабиринта. Старшие, более опытные и сильные, потащили упирающееся чудовище к кораблю. Так вот о чем говорил Топ-Нот! При взятии в плен Королевы самой тяжелой частью работы было затащить пленницу на корабль. Мачико убедилась в этом, когда группа приблизилась к нему вплотную. Довольно узкий трап был опущен при помощи дистанционного управления. Сравнительно узкими были и отсеки, что, конечно, тоже создаст трудности. У них не оставалось права на ошибку, на расхлябанность. Надо быть настороже, не допустить суицида, на который пленницы часто решаются уже в дверях клетки.
С большим трудом втащили Охотники узницу вверх по рифленому трапу. У Королевы не оставалось другого пути, кроме как в ее камеру, в отсек корабля, отделенный от всех остальных. Мачико заняла позицию у основания трапа, с тревогой наблюдая, как ее товарищи пытаются втиснуть пленницу в ее новые апартаменты. Она чувствовала, что Королева в последний момент еще попытается освободиться.
Но беда пришла с другой стороны — со стороны потомства самки. Это застало всех врасплох. Королева подала своим отпрыскам какой-то сигнал, чтобы они пришли ей на помощь. И они нахлынули: злые, страшные в неукротимой ярости. Такого большого количества Жесткого Мяса одновременно Мачико не видела еще никогда. С дикими воплями с новыми силами жуки ринулись в атаку.
Реакция Мачико была мгновенной. Развернув оружие, она направила поток смерти в кишащий клубок животных. Вместе с другими Охотниками за какие-нибудь пятнадцать секунд они уничтожили не менее тридцати тварей. Но твари будто не видели потерь и продолжали наступление. Топ-Нот приказал всем войти в корабль. Мачико, стреляя, поднималась по трапу. Несколько чужих прорвались сквозь огневой заслон и тоже попытались забраться на корабль. Оглянувшись на усилившийся шум, девушка ужаснулась, увидев, что ряды самых доблестных старших Охотников расщеплены и зверье совсем близко. Королева тоже стала более агрессивной, с яростью дергала она веревки, пытаясь вырваться. Сквозь громкие крики, вопли раненых животных и стрельбу Мачико услышала, как Топ-Нот приказал поднять трап. И вовремя. Даже за поднятый конец трапа зацепились две мерзкие твари. Огонь отступающих Охотников сбросил их вниз, но на их месте сразу же появились еще две. Посторонившись, чтобы пропустить в дверь последнего юнца, Мачико дала очередь по Жесткому Мясу, сбросив с края трапа потомков Королевы. Они кубарем отлетели на головы своих сотоварищей.
К шуму битвы присоединился рев гидравлики, дверь наконец закрылась. Враги остались снаружи. В суматохе битвы увлеченные боем воины не заметили, что их пленница освободилась от пут. Она находилась внутри корабля, но была абсолютно свободна. Мачико в каком-то оцепенении смотрела на то, как Охотники разбегаются во все стороны к своим постам в разные отсеки, в то время как разъяренная Королева выла от злобы и досады. Они знали расположение помещений лайнера лучше Мачико, и, пока девушка судорожно раздумывала о том, куда ей кинуться, вокруг нее никого не осталось. Все поспешили убраться подальше от опасности.
Теперь пленнице был открыт только один путь — в свой отсек-клетку. За спиной твари еще находилось вентиляционное отверстие, закрытое решеткой, со свисающим из него кабелем, но оно было слишком мало. В замешательстве Мачико словно приросла к полу, не отрываясь глядя на разбушевавшуюся Королеву. Та вдруг заметила девушку и направилась к ней. Мачико инстинктивно вскинула плазмомет, наведя его на приближающегося зверя. Оружие как бы действовало само по себе, автоматически встало на привычное место, дуло нацелилось в голову твари. Всего одним выстрелом можно было бы покончить с угозой. Даже такая громадная голова разлетелась бы на куски. Оставалось только нажать на спусковой крючок. Девушка даже уже напрягла палец. И вдруг в голове пронеслась мысль, что этого делать нельзя. Зачем же тогда было тратить столько сил, чтобы затащить зверя сюда? Сколько товарищей погибло при взятии в плен чудовища, скольких бойцов они потеряли на пути к этой самке! Убить ее сейчас — значит перечеркнуть всю проделанную работу, наплевать на принесенные в жертву жизни. Нет! Тварь нужна стае живой. В этой ситуации Кодекс Чести предлагал только одни образ действий — отступление.
Мачико бросила огнемет и побежала. Ее дыхание было неровным, хрипящие звуки эхом отзывались шлеме, сердце в груди стучало как пулемет. Каблуки гулко громыхали по стальному полу отсека апартаментов Королевы. Но девушка ничего этого не слышала. Она слышала только звук погони, ощущала дыхание смерти за спиной. В голове мелькали мысли об отъезде с Руше с яутами. Тогда это казалось логичным, а Кодекс Чести Команды Охотников завидным и чистым. Страдая от одиночества, она только и мечтала именно о такой возможности, считая себя заживо погребенной в Городе Благоденствия. Теперь это решение казалось глупым. Почему она решила, что сможет жить по законам этих дикарей? Что хотела себе доказать? Романтические фантазии! И вот расплата. Все это промелькнуло в ее мозгу в доли секунд. Вряд ли ощущаешь что-нибудь, кроме животного ужаса и желания выжить, когда за тобой гонится сама смерть.
Девушка бежала, спасая свою жизнь, а за спиной чувствовала дыхание твари, слышала лязг и треск ее хитина. Впереди была дверь в соседний отсек. Быстро захлопнув ее за собой, можно спастись. Мачико устремилась к ней. Там — безопасность. Неожиданно в проеме появился воин. Он стоял по другую сторону двери, уперев руки в косяки. Коротышка! Из-за маски она не видела выражения его лица. Сущий дьявол! А есть ли у яутов вообще какое-либо выражение лица? Обычно их настроение угадывалось по игре желваков на скулах, которую Мачико так и не научилась читать. Проклятый щенок повернул рычаг блока управления, и девушка услышала щелканье механизмов. Стальная панель тяжело опустилась вниз, отрезав выход.
В середине двери — треугольное смотровое окошко. Два Охотника глазели через него на Мачико. Ни один из них и пальцем не пошевелил, чтобы отодвинуть панель. Никто не попытался спасти ее. Мужчины внимательно наблюдали за отсеком — зрители пьесы со смертельным исходом. Почему тогда, на Руше, она решила, что сможет жить по странным законам этих созданий? А заработать их уважение вообще немыслимо! Мачико затравленно оглянулась. Чудовище где-то замешкалось и оказалось не настолько близко, как она думала, но оно приближалось с каждой секундой. Куда теперь бежать? О сохранении достоинства она позаботится потом, если выживет. Если...
Из любой ситуации существует всегда несколько выходов. Это Мачико вдолбили еще в детстве. Она сделала быстрое обманное движение в сторону. Королева мгновенно отреагировала, переместив в ту же сторону вес своего громадного тела. Она собралась с силами, рассчитывая расправиться хоть с одним из своих мучителей. Девушка метнулась в другую сторону и, пока чудовище разворачивалось, побежала к новой цели, в расчете на спасение. Она пулей летела к замеченному ранее вентиляционному отверстию со свисающим из него кабелем. Страх прибавил ей силы. Добежав до места, Мачико подпрыгнула так высоко, как не прыгала никогда. Ухватившись за кабель, она стала быстро взбираться по нему, как по канату. За рекордное время девушка оказалась у решетки и тут же услышала, что Королева уже под ней. Нельзя было терять ни секунды. Тварь не станет спокойно наблюдать за тем, как намеченная жертва ускользает из ее лап. На плече Мачико был закреплен лазер. Сверкающим лучом она срезала замок. Решетка снята. Отверстие за решеткой оказалось достаточно широким для ее худенького тела. Осталось проскользнуть внутрь. Вот уже почти... Еще одна-две секунды — и она вне опасности. И в тот момент, когда девушка ощутила вкус свободы, она почувствовала сильную боль в затылке. Это подтянувшаяся к вентиляционной отдушине Королева схватила ее за кудри. Но не только у Королевы были острые как бритва зубы. Для Мачико было делом одной секунды выхватить из кармана складной нож. Выскочило лезвие. Еще одно резкое движение. Пусть отрезаны кудри, зато спасен скальп. Одновременно девушка резанула по конечности преследовательницы. Та взвыла от боли. Мачико услыхала, как Королева шумно и тяжело упала. По отсеку пополз запах кислоты.
Сильные мышцы хорошо слушались, и девушка порадовалась, что теперь, в тяжелую минуту, может передвигаться быстро и легко, благодаря трудолюбию каждодневной тренировке. Это принесло свои плоды. Удача? Но теперь она не спешила радоваться раньше времени. Кто знает, как скоро придет в себя эта тварь чтобы возобновить погоню, и насколько далеко сможет она протянуть в трубу конечность, а может быть, страшные челюсти. Девушка, как змея, быстро передвигалась по трубе. Ей еще были слышны вопли хищницы, и острый запах кислоты щекотал нос.
Мачико без сожаления вспоминала о потерянных кудрях. В конце концов, она никогда не использовала волосы, чтобы нравиться мужчинам. Тем более этим невежественным Охотникам. Было бы хуже, если бы в лапах чудовища осталась нога или рука. Вот они-то ей еще пригодятся. Да, нехорошо еще получилось с пальцами Королевы. Остается надеяться, что ранение не помешает ей делать то, что от нее требуется, а именно откладывать яйца. Как догадывалась Мачико, Королева нужна Охотникам для выведения Жесткого Мяса, чтобы было на ком тренироваться.
Путешествуя по вентиляционным трубам, можно полагаться только на интуицию. Влево? Вправо? Вверх? Надо выбирать, другого выхода нет. Внезапно она почувствовала, что наткнулась на еще одно вентиляционное отверстие.
Согнув ноги настолько, насколько позволяла ширина трубы, девушка уперлась ими в решетку. Последнее усилие, и решетка вылетела из гнезда и с грохотом упала вниз. Мачико проскользнула в отверстие, спрыгнула и, как кошка, приземлилась на металлическую палубу корабля на все четыре конечности. Здесь стояли Охотники и спокойно наблюдали за ней. Просто так стояли. Отдыхали. И это — поборники Чести!
Девушка сняла с головы шлем и судорожно вдохнула. Затем она исполнила ритуальное приветствие победившего воина. Мачико не знала, чего можно от них ожидать. “Спасибо”? Этого слова, как она успела заметить, в лексиконе яутов не было. Она спасла их операцию, а им нечего ей сказать. Охотники просто смотрели на нее, но было похоже, что они пытаются понять, что на уме у этой странной женщины-чужака, помеченной самим Великим Дачандом, работающей с ними вот уже столько времени. Наверное, яуты так никогда и не смогут понять ее. И вдруг воины сделали нечто удивительное: они поклонились. В их поклоне ей почудилось что-то знакомое, что-то из ее японского прошлого. Да, так она кланялась им когда-то, когда только появилась в стае. Охотники лишь повторили этот жест. Тогда они оторопело смотрели на нее, не понимая, что и зачем она делает. А теперь, по-видимому поняв назначение поклона, воины кланялись ей. Кланялись все, кроме одного.
Затем Охотники разошлись по своим местам: готовить корабль к отлету с этой планеты, заниматься пленницей, так дорого доставшейся стае. Все, кроме одного. Он не ушел, а медленно снял шлем. Глаза его блестели, как раскаленные угли в темноте. На скулах угрожающе ходили желваки. Коротышка! Не мог он простить девушке ее прихода в отряд, своего позора, когда она спасла его от неминуемой гибели, и даже того, что не погибла в зубах хищницы, когда он так подло ее предал.
Юнец сделал резкий угрожающий шаг вперед. Мачико не отступила, она не двинулась с места. В нескольких дюймах от нее Охотник остановился. Девушка не шелохнулась. Не мигая, она смотрела на того, кто бросил ей вызов. Лицо Коротышки стало еще злее. Затем он развернулся и удалился с важным видом. Его шаги еще долго звучали в ушах Мачико. Она выиграла. Коротышка больше не посмеет насмехаться над ней, причинить ей вред. После того как, рискуя жизнью, она сохранила успех операции, проявив при этом доблесть и отвагу, он побоится ее обидеть.
Нет, она не была одной их них. Но теперь Охотники были должны ей больше, чем когда-либо.
Мачико безумно обрадовалось.
— ...Крылья молнии...
Глава 3
— ...Сердце грозы...
Мачико замерла, держа свой меч неподвижно, ожидая, когда ее противник сделает первое движение. Воин-самурай при всех средневековых регалиях также стоял не шелохнувшись. Длинное лезвие его оружия сияло в лучах заходящего солнца, как узкий медальон смерти, брелок лазурного неба.
Самурай сделал шаг вперед, разгладив складки на одежде. Воплощение аккуратности. Мачико ощутила исходящий от него запах мускуса. При мысли о предстоящем поединке по ее спине прошел холодок.
Противник сделал очередной шаг, он шел навстречу со знакомым, но тем не менее поражающим ее каждый раз высокомерием. Создавалось впечатление, что воин спешит. Как будто он хочет поскорее закончить этот заказ мясника, быстро перерубить и перемолоть мясо, чтобы перейти к следующему деликатесному кусочку.
— Эй, — крикнула Мачико по-японски. — Жалкий беспомощный трус! Ты и колбасу нормально не сможешь нарезать, а еще саблю в руки взял!
Глаза самурая расширились от гнева. Он поднял саблю и с диким воплем бросился вперед. Девушка сделала обманное движение. Шагнув вперед, как бы встречая несущегося на нее сломя голову воина, в последний момент она отступила в сторону. Мачико быстро опустила свою саблю, а потом, развернув острие на противника, нанесла удар снизу. Самурай с разбегу сам наткнулся на смертоносное оружие. Это был искусный, хорошо рассчитанный прием. Лезвие попало в самую уязвимую часть брони и вошло в тело противника, как в масло. Лицо воина исказилось от боли и удивления, рот искривился в предсмертном крике. Сабля проткнула его насквозь.
Раздался легкий щелчок. Самурай исчез. Мачико искусно отклонила лезвие вниз, и оно вошло в землю почти по самую рукоять. Наконец она выпрямилась, перевела дыхание и успокоилась.
— Прекрасно, — раздался невозмутимый голос у нее за спиной. — Великолепно, мисс Ногучи.
Девушка обернулась и поискала глазами говорящего. Ах вот, прячется за выступом скалы, как будто он здесь ни при чем. Не хочет появляться в сценарии, который сам так искусно создал. Излучающая галлюцинации трубка уже убрана в отделение, находящееся в голове робота.
— Спасибо, — сказала Мачико, подавив улыбку. Не рекомендовалось слишком хвалить роботов этого класса.
Он вышел из-за скалы, стряхивая пыль с колен брюк цвета хаки и расправляя и без того безукоризненно сидящий пиджак.
— Принципы Сан-Цу ты усвоила превосходно, — произнес андроид ровным, несколько неестественным голосом. Речь робота была четко артикулированной, но у него был чуть заметный средневековый западноевропейский акцент.
— Повтори-ка, что ты сказал?
— Я упоминал Сан-Цу, Искусство Войны. Тебе же хорошо известно это слово!
— Ах вот что! А я думала, ты говоришь об одном из видов мух, переносящих заразу.
— Я полагаю, что мухи называются це-це.
— Аттила, мне надоело слушать, как ты все время талдычишь мне прописные истины. Может быть, я и не способна запомнить с одного раза длинное предложение, как ты, но вся полученная информация откладывается в моем подсознании, и в нужный момент она обязательно всплывет. Велик подвиг! Ты создал самурая — сгусток гордыни и злобы. Мне хорошо знакомы подобные вспышки гнева, и я уже давно научилась использовать эту слабость окружающих в свою пользу.
По-моему, это общая черта всех мужчин. А мне пришлось в свое время довольно долго путешествовать даже со сверхрасой... Ну если и не сверхрасой, то по крайней мере великой расой. И все то же самое.
Аттила выглядел несколько озадаченным:
— Я, конечно, не знаю... У меня нет подсознания. Наверное, мне надо накопить денег и когда-нибудь купить его себе.
Они стояли в чистом поле, километрах в трех от города, на планете, где сейчас работала Мачико. Сегодня был день, узаконенный Компанией как субботний, и девушка использовала его для личных дел в своем обычном стиле: упражнения. Она делала боевые упражнения с Аттилой Гунном, ее роботом, если уж говорить точно.
Принципы Мачико были просты: держать тело в форме, душу в порядке, голову в ясности. Это — ее выигрышный билет. Когда девушку направили сюда, в Зеросвиль, она поняла, что ей нужен тренер и в каком-то смысле компаньон. Нанять кого-то из людей в этом мире намеков и недосказанностей было нереально, и Мачико решила купить робота. Возможно, правильнее сказать андроида, таково было общепринятое название. Но, учитывая технические характеристики механизма, указанные в паспорте, девушка считала Аттилу роботом. Когда она его покупала, он не имел имени, у него был просто номер. Аттилой назвала его Мачико.
Купить андроида было непросто. Нечасто случалось, чтобы рядовой горожанин мог позволить себе такую роскошь. Мачико требовалось на это разрешение Компании. В туманных выражениях девушка объяснила, для чего ей нужен робот. Начальство, зная о ее прошлом, решило, что лучше разрешить Ногучи купить андроида, чтобы не иметь лишних хлопот с этой распущенной девицей. Раз у нее есть деньги и она хочет потратить их на искусственного компаньона, пусть тратит. Не все ли им равно, как она будет его использовать: для спортивных тренировок или как сожителя.
Аттила Гунн не был обычным андроидом, которых использовала компания. Он не являлся искусственным человеком в обычном смысле, он представлял собой механический вид. Эту модель создали, чтобы она была доступна потребителям средней руки для использования в коммерческих и частных целях. Для военных действий и космических исследований конструировались более сложные андроиды.
Мачико запрограммировала Аттилу для своих нужд, согласно своим запросам, но не знала, как поступить с уже имеющимися у него, зашитыми программами, отвечающими вкусам создателей робота.
— Прекрасный день, мисс Ногучи, не правда ли? — Аттила улыбался, глядя на бескрайние равнины.
Мачико что-то проворчала в ответ.
— Вы сегодня не в духе?
— Ты же знаешь, что меня раздражает, когда ко мне обращаются “мисс”, черт возьми!
— А разве вы замужем?
— Послушай, уже сто раз об этом говорили. Надоело! Не понимаю, почему я сразу не стерла все программы, заложенные в тебя раньше. Ведь я даже и не подозревала, что ты получил такое сложное воспитание. К сожалению, сейчас я уже не могу этого сделать, не стерев полностью твою индивидуальность. Не мог бы ты сам выборочно стереть из памяти чепуху, подобную обращению “мисс”.
— Разумеется, мог бы.
— Сделай милость. Сотри, пожалуйста.
— У вас сегодня на редкость дурное настроение мисс Ногучи.
— Мачико! Будь добр, зови меня просто Мачико.
— Прекрасно. Мне нравится наше неформально общение. Так мило беседовать с тобой, когда ты спускаешь меня с поводка и позволяешь выполнять малейшие твои прихоти.
— Тебя никогда не раздражало, что у тебя нет свое собственной жизни?
— Моя жизнь в служении.
— А также в просмотре видеопленок и составлении музыкальных каталогов.
— Нужно же чем-то заниматься в свободное время.
— Мне бы следовало запрограммировать тебя на уборку квартиры и приготовление пищи. Вот как надо было поступить с тобой!
— Я хорошо выполняю свои обязанности.
— Однако ты даже воды не можешь вскипятить, не говоря уже об ужине.
— Ты забываешь, что мои вкусовые чувства сначала нуждаются в калибровке и корректировке, чтобы я смог готовить по твоему вкусу. Я, конечно, мог бы и убираться больше, чем теперь, если бы твои экстравагантные упражнения в медитации не требовали спартанских условий. А ведь в твой режим входит и уборка квартир. Мне просто не остается работы.
— Ну хорошо, хорошо. Извини. Действительно, у меня паршивый характер и настроение не лучше. Ты знаешь, победа над голографическим противником приносит такого удовлетворения, как над существом плоти и крови.
— Извини. Я не волшебник, я еще только учусь. А ты вновь и вновь стараешься дать мне почувствовать насколько я неполноценен.
— Да что ты? Ничего подобного.
Аттила неожиданно улыбнулся. Его улыбка часто обескураживала девушку. Обычно в спокойном состоянии лицо робота не выражало эмоций. Хмурое, с темными глазами и четко очерченным носом идеальной формы. Аттила был больше похож на молодого неаполитанского бизнесмена, чем на германского гунна. Безукоризненная прическа, элегантный костюм, прекрасно сидевший на его высокой стройной фигуре, делали его похожим на аристократа. Когда же он улыбался, обнажая белые, совершенной формы зубы, лицо его как бы освещалось изнутри теплым матовым светом. В такие минуты Мачико полностью забывала, что он не человек. В эти же редкие мгновения девушка вспоминала о том, что она-то человек, что она женщина.
Раньше Мачико гордилась тем, что умеет быть холодной и владеть собой. За эти черты характера окружающие прозвали ее “холодная принцесса” или “Снежная королева”. Этим она отпугивала людей, и друзей у Мачико было мало. С детства она мечтала вырасти жесткой, рассудительной и стать профессионалом. Она добилась своего. Правда, теперь подруги отвернулись от нее, а мужчины... Мужчины тоже не слишком жаловали. Мужчины любят женщин за их слабость.
После событий на планете Гордиан Мачико немного изменилась. Да, она чувствовала себя комфортно с яутами, с теми, кто живет руководствуясь четкими правилами поведения. Однако и яуты не всегда выполняли собственные законы, и поведение их оказывалось часто непредсказуемым. Они были чужаками, а не еловеками. А она — человек. На Гордиане Мачико поняла, что способна глубоко любить, быть преданной, гуманной. Она с уважением относилась к яутам, во многих отношениях и сама стала одной из них, но настал момент, когда девушка вдруг поняла, что хочет разобраться в себе, хочет узнать, насколько ей присущи чисто человеческие качества. Одним из таких качеств является умение общаться с окружающими. А вот этого-то она и не умела. Мачико пыталась сблизиться с людьми, но, познакомившись с ней ближе, узнав о ее образе жизни, люди нашли ее странной, и вскоре она опять осталась одна. Девушке нравилось общаться с андроидом. Ей было с ним легко. С Аттилой она могла быть обворожительной, временами даже игривой, или холодной суровой, а иногда могла вести себя по-скотски. Экспериментируя, Мачико неожиданно открыла в себе неизвестные доселе черты характера.
— Как хорошо, когда ты соглашаешься со мной, промолвил Аттила. — Сегодня действительно чудесный день, и доказательства этого налицо.
Девушка огляделась вокруг. Теперь, немного отдохнув от упражнений, она была способна замечать окружающую природу. Все здесь было непривычным, как бы искусственным. Трава имела сходство с земной, но создавалось ощущение, что ее коротко подстригли. 0на покрывала все вокруг роскошным ковром. Стояло здешнее теплое лето. Зима здесь была умеренно холодной. А между летом и зимой бесконечно тянулись осень и весна, король и королева этого мира, мира мягкости и кротости. Росли здесь и цветы, которыми и любовался Аттила. Они радовали глаз, может быть, потому, что мало отличались от земных. Всех цветов и оттенков: пурпурные, васильковые, желтые. И вдруг неожиданно широкие полосы прекрасных камелий. Странные ощущения вызывало небо: кучевые облака, путешествующие по необъятным просторам цвета морской волны. Мягкие холмы на горизонте — подобия горных пиков. Легкий ароматный бриз ерошил до сих пор короткие волосы Мачико, охлаждая разгоряченный лоб с меткой в виде молнии.
— Мило.
— И это ты называешь “мило”?! — Брови робота удивленно поползли вверх. — Просто “мило”? Где твои эстетические чувства?
— Этот вялый, неухоженный пейзаж кажется Мне скучным. К тому же ты забываешь о моих корнях.
В ответ забавный наклон головы и поднятый палец, который как бы помогал понять сказанное.
— Ах да, ты — японка и предпочитаешь цивилизованную и ухоженную красоту сада.
— Нет, я не говорю, что не люблю дикой природы. Я тоже восхищаюсь ею. Даже пустыня планеты Руше с ее буйными восходами и суровыми закатами производила на меня глубокое впечатление.
— Твои суждения зависят от настроения. Ты всегда и всем недовольна.
— Может быть. А разве ты всегда всем доволен?
— Как андроид я уже доволен тем, что я — личность.
— Доволен свободой в рабстве, да?
— Я не считаю рабством свою службу, хотя, наверное, следует понимать это так.
Лицо Аттилы вытянулось.
— Опять обиды? Избавь меня от своих капризов!
— Может быть, нам следует продолжить наши упражнения? — заметил он холодно.
Мачико сняла шарф, вытерла им разгоряченный лоб и сказала:
— Я хочу сделать перерыв на обед. Перенесем наши военные маневры на более позднее время.
Аттила сделал вид, что смотрит на часы.
— Может быть, и я смогу выделить немного времени и составить тебе компанию.
— Как вы добры! Знаешь, в городе есть маленький уютный ресторанчик. Думаю, мы можем туда заглянуть.
— Поскольку в городе только один ресторанчик, то я, кажется, догадываюсь, о чем ты говоришь. Жаль, что мы не взяли с собой продуктов для маленького пикничка. Мы могли бы сэкономить время и заодно насладиться природой.
Вдруг Аттила стукнул себя ладонью по лбу и преувеличенно радостно воскликнул:
— О Господи! Как я мог забыть?!
Он быстро подбежал к машине, вынул из багажника дорожный баул и извлек оттуда корзину, покрытую красно-белой клетчатой салфеткой. Подобно иллюзионисту андроид сдернул ее с корзины, и взору Мачико предстали бутерброды, яблоки и бутылка красного вина.
Девушка нехотя улыбнулась:
— Я и не подозревала, что ты запрограммирован быть таким заботливым.
— У всех андроидов, помимо запрограммированного поведения, есть еще некоторая свобода действий.
— Именно это меня в тебе и беспокоит.
Аттила фыркнул с наигранным раздражением:
— Может, ты прежде попробуешь, и тогда у тебя появится повод покритиковать, если то, что я припас, не отвечает твоему изысканному вкусу. Кушать подано.
Она засмеялась:
— Продолжай, Аттила. Твои усилия, потраченные на то, чтобы развеселить меня, кажется, начинают приносить свои плоды.
Девушка пошла за ним к валуну, куда он пригласил ее жестом. Там можно было сесть.
— Да, ты права, я изо всех сил стараюсь скрасить твою тяжелую жизнь, и у меня есть на это веские причины. Моя собственная жизнь намного приятнее когда ты в хорошем настроении.
Подстелив сначала салфетку, Аттила выложил еду на плоский камень, похожий на стол. Затем он достал маленькую вазочку с цветами и поставил ее в центре импровизированного стола. Лепестки сверкали, как грани алмаза.
— Красиво? Тебе нравится?
Она кивнула:
— Приятный сюрприз.
— В жизни есть не только Искусство Войны.
— Рада узнать об этом. С чем бутерброды? — спросила она, разворачивая целлофан.
— Попробуй и угадай.
— Я надеюсь, что это не новый вид упражнений в военном искусстве?
— Что? Бутербродное каратэ?
— Заправленный еще смертельным выпадом соусом из перца и горчицы?
— Не думаю. Может, ты все-таки попробуешь?
Девушка надкусила подозрительный бутерброд. С первого взгляда на содержимое между двумя кусочками хлеба она догадалась, что это какой-то паштет. По цвету как будто ливерный, но это точно не...
Она распробовала и ахнула:
— Жирная печенка?!
— Натуральная.
— Но откуда?
— О, небольшой бартер. Покупка и перепродажа. Я подумал, что такое блюдо будет украшением пикника. Ты была последнее время в таком плохом настроении. С закрытыми глазами она откровенно смаковала вкуснейший бутерброд, откусывая от него маленькие кусочки.
Паштет таял во рту.
— Почему ты решил, что у меня последнее время плохое настроение?
— Это видно. Я надеялся, что оно улучшится, когда ты договаривалась о встрече с тем бригадиром-шахтером.
— С каким? С Эдвардом? Смешно. Это было просто развлечением. И теперь наши отношения скорее напоминают дань вежливости. Антикульминация.
— Мне не нравятся твои взгляды на жизнь. Вряд ли твои Охотники едят печеночный паштет.
— Бутербродов с паштетом не едят. Они предпочитают есть печень сырой.
— Уверен, что у них нет умных и полезных помощников-андроидов.
— Нет. И роботов-рабов у них тоже нет. Они и сами довольно находчивы, эти парни.
— Гм... Звучит так, как будто Честь и Доблесть они едят на завтрак, обед и ужин.
— Нет. В их пристрастии к охоте есть и биологические причины. Они довольно плотоядны. О состоянии и намерениях яута-Охотника часто можно догадаться по его дыханию.
— Какое милое отродье. И ты говоришь, что действительно скучаешь о них?
— Скучаю? Да нет, это было бы слишком. Яуты не совсем тот тип существ, в который можно влюбиться. Нет, они вряд ли вызывают в душе теплые чувства, после общения с ними на сантименты не тянет. — Мачико задумалась, пытаясь выразить свое состояние в ту пору, когда она странствовала с Охотниками, другими словами не так как раньше, но в голову приходило только одно.
— Я тогда чувствовала себя живой.
— Ты и сейчас жива. И я тебе это докажу, применив на практике свои диагностические способности. — 0н крепко сжал ее запястье. — Пульс? Пульс нормальный. Это обнадеживает.
— Нет. Не то. Я чувствовала, что живу полной жизнью. Живу каждой клеточкой своего тела. Каждую минуту, секунду.
Аттила пожал плечами:
— Спортсмены опасных видов спорта говорят то же самое. Это действие эндокринной системы человеческого организма, вырабатывающей различные гормоны. Я слышал, что у дельцов “черного рынка” тоже бываю такие состояния.
— Нет, нет. Ты просто не понимаешь.
Он кивнул:
— А я думаю, что понимаю. По-видимому, самоутверждаясь, защищая свои Честь и Доблесть в обществ созданий этой сверхрасы, ты как-то смогла хотя бы ненадолго забыть о стыде, лежащем тяжким бременем на твоей семье из-за позорного поступка отца. Но что это значит для Охотников? Для них это — ничто. Почему же ты так упорно льнешь к ним?
— Терпеть не могу, когда ты так говоришь.
— Как?
— Как? Скажи мне, ради Бога, я что, купила робота-психотерапевта? Что за чепуху ты здесь несешь? А бутерброд... Что за дрянь ты мне тут подсунул?
Раскрасневшись от гнева, Мачико встала и швырнула бутерброд в лицо андроида. Аттила вовремя пригнулся. Бутерброд упал на траву.
— Я просто констатирую факты, которые мы с тобой уже обсуждали.
Девушке стало стыдно. Она поняла, почему этих ее зданий больше не называют роботами. У андроидов, в отличие от роботов, есть чувства. И хотя их чувства, были может, не так совершенны, как у человека, андроиды заслуживают уважения, и к их мнению следует прислушиваться.
— Извини, Аттила. — Мачико нагнулась и подняла бутерброд. Она вгрызалась в него так, словно съедала слова, только что в пылу гнева брошенные ею Аттиле. Стряхивая с бутерброда прилипшую траву, девушка откусывала кусок за куском и старательно пережевывала.
— Мммммм... Потрясающе.
Аттила Гунн скрестил руки на груди:
— Это было бы слишком просто.
— Так ты не простишь меня?
— Мне не за что тебя прощать. Я не обижен.
— Ну а теперь кто лицемерит?
— Я считаю наш диалог бесполезным и с этой минуты возвращаюсь к роли преданного, молчаливого робота-слуги.
— Другими словами, ты собираешься дуться?
— Да.
— Ну хорошо. Только прежде чем ты начнешь, я хочу, чтобы ты применил свои прекрасные способности и определил, что это там летит?
И Мачико показала рукой на небо.
Аттила моментально отреагировал на серьезность ее тона и повернул голову в ту сторону, куда смотрела и показывала девушка.
Космический порт находился к западу от так называемого города. По направлению к нему снижался на раскаленных лопастных колесах космический корабль.
В свете находящегося в зените солнца он казался большой серебристой птицей.
— Одну секунду.
Послышались щелчок и стрекот. Это Аттила настраивал окуляры, фокусируя их на изучаемом объекте и при этом делая телескопическую настройку. Андроид уже как-то показывал ей некоторые механические детали своего устройства. Оно произвело на Мачико большое впечатление. Множество потайных отделений. Может быть, в нем спрятано и оружие? Как он объяснил, части его тела могут действовать независимо одна от другой.
Каждая снабжена дистанционным управлением. Часто в те моменты, когда своими рассуждениями робот доводил ее до белого каления, девушке хотелось проверить это, разрубив его саблей на мелкие кусочки.
— Ну?
— Воин не должен быть нетерпеливым.
— Ну давай! Прошу тебя. Поторопись!
— Это очень любопытный космический корабль, Мачико Ногучи. Одна из КХ моделей.
— КХ-модель?.. — Мачико присвистнула. — Дорогостоящие частные яхты?
— Да. Ты совершенно права.
— Что может понадобиться владельцу корабля модели КХ на этой забытой Богом планете? — удивилась девушка.
Глава 4
О том, зачем владельцу корабля модели КХ прилетать на забытую Богом планету, Мачико узнала скоро.
— Ну, — начал Ливермор Эвастон, поднимая бокал превосходного вина и жестом приглашая гостью выпить с ним, — за здоровье, счастье и взаимовыгодное деловое сотрудничество.
Последние слова насторожили Мачико. Вдыхая запах дорогого изысканного красного вина, она подумала: “„Взаимовыгодное сотрудничество". Что бы это значило?” Под действием содержимого бокала мысли почти сразу перешли в другое русло. Печеночный паштет и напиток королей в один день — тяжелое испытание для человека, привыкшего, как она, к спартанскому образу жизни. Эти изыски исчерпали ее гурманские притязания на год вперед. Однако Мачико удалось сохранить равнодушное выражение лица.
— Мне ничего о вас не известно, кроме имени того, что вы владеете роскошной личной космической яхтой. Что же касается делового сотрудничества... Это мы посмотрим.
Ливермор Эвастон улыбнулся. Его круглые щеки раскраснелись и блестели, как праздничные новогодние игрушки. Веселые глазки восхищенно смотрели на нее и, казалось, не скрывали абсолютно никаких секретов.
— О, я думаю, то, что я хочу вам предложить, вас очень заинтересует, моя дорогая.
Девушка отпила из своего бокала. Как мудро начинать переговоры с хорошего вина. Это было лучшее бургундское, которое она когда-либо пробовала. Свет виноградного тепла, приятный терпковатый вкус, оставляющий свежесть во рту. Она сделала еще глоток, чувствуя легкое головокружение.
— Вы не возражаете, я сяду?
— О, разумеется.
Эвастон указал на стоящее перед ней кресло обтекаемой формы. Все на этом корабле было ухоженным, изысканным и отменного качества. Видно, что владелец очень богат. Мачико села и утонула в мягких подушках.
Кресло оказалось очень удобным, оно ласково приняло гостью.
— Можно еще вина?
— Конечно! — Он наполнил ее опустевший бокал. — Прекрасный напиток, не правда ли?
— На этом прекрасном корабле нет ни одной вещи, которая не была бы прекрасна.
— Я счастлив, что вы нашли время посетить меня. Спасибо.
— Не стоит благодарности. Я оторвалась от холодного обеда, видика и своего робота. Столь большая потеря делает вас моим должником.
— Такая красивая женщина, как вы, и не приглашена вечером в выходной день на обед в ресторан? Сама мысль об этом не укладывается у меня в голове. Я в восторге от того, что стечение обстоятельств привело меня сюда именно сегодня.
Мачико сделала еще глоток и подалась вперед. Смыв с лица маску светской беззаботности, она серьезно взглянула на хозяина яхты.
— Итак, перейдем к делу.
— С радостью. — Он отхлебнул вина. — У меня есть к вам деловое предложение, которое, думаю, как я уже говорил, должно вас заинтересовать.
Откинувшись на подушки кресла, девушка приготовилась слушать.
Когда Мачико вернулась в свою квартиру, то обнаружила там ждавшее на коммуникационном модуле сообщение. Мужской голос просил ее позвонить по оставленному номеру телефона.
Звонить она не стала, а пошла в ванную комнату. Свою ванную комнату девушка любила и оборудовала ее разнообразными техническими новинками. Свободное время для Мачико было роскошью, но всегда после напряженной работы она позволяла себе удовольствие принять хорошую ванну с обильной пеной, наполненную ароматными маслами.
Раньше ей никогда на это не хватало времени. В те тяжелые времена, когда девушка служила в Компании еще до того как попала на планету Руше, она обычно наскоро принимала душ. На Руше ей пришлось купаться в холодном океане. Ну а с Охотниками... Там Мачико выучилась жить без ванн, так как сами яуты мылись редко, а ей оставалось уповать на свою выносливость и твердый характер. Теперь же от ванн она получала не только физическое наслаждение, но и возможность отгородиться на время от окружающего ее мира. “Время Мачико” — так девушка называла эти недолгие минуты блаженства.
Вытеревшись насухо, в мягком легком костюме из синтетического шелка, она пребывала в мечтательном состоянии, которое ей нравилось называть медитацией. На самом деле это были полные сожалений раздумья ставшие обычными с тех пор, как она начала работать здесь, на забытой Богом планете.

Перри Стив - Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников автора Перри Стив дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Перри Стив - Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников.
Ключевые слова страницы: Чужие против Хищника - 2. Планета Охотников; Перри Стив, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дели - восточный город