Прест Томас - Варни-вампир - 3. Варни-вампир 3, или Утро кровавого пира 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бирн Роберт

Поезд смерти


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Поезд смерти автора, которого зовут Бирн Роберт. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Поезд смерти в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Бирн Роберт - Поезд смерти без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Поезд смерти = 191.91 KB

Бирн Роберт - Поезд смерти => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Денис
«Поезд смерти»: Центрполиграф; Москва; 1994
Оригинал: Robert Byrne, “Death Train”
Перевод: Т. Оленина
Роберт Бирн
Поезд смерти
Синди в память о...
Повесят нас завтра в Шрусберийской тюрьме,
Тоскливо свистят поезда,
И плачут рельсы всю ночь по тем,
Кто утром уйдет навсегда.
А.Э. Хаусман
Глава 1
В гараже шла сварка стальной цистерны, и во все стороны каскадом сыпались искры. Под грузовиком возился механик. Сквозь открытый проем лился яркий солнечный свет. “Раздумывать некогда, – сказал себе Гил Эллис, – нужно действовать, пока меня не хватились. Единственный шанс спастись – бежать на лимузине старика Дрэглера под видом его шофера”. Такого безумного шага от него никто не ждал, и план мог сработать.
Прежде чем завести мотор, он крепче сжал руль и несколько раз глубоко вздохнул. Шоферская куртка жала в плечах, фуражка нелепо торчала на самой макушке. Рядом с ним на сиденье лежал пистолет. Если Трейнер и Дрэглер думают, что он будет спокойно сидеть у себя в кабинете, пока они решают его судьбу, то их ждет сюрприз. Они всегда недооценивали его, относились к нему покровительственно, но теперь с этим покончено.
– Сейчас или никогда, – прошептал Гил, включая зажигание. Мотор проснулся, тихо заурчал. Он отпустил тормоз, надел темные очки и медленно, очень медленно двинулся к дверям гаража. Такую огромную машину он вел впервые и чувствовал себя будто за штурвалом корабля. Все в этом безукоризненно чистом салоне, где пахло кожей, поражало роскошью. Механик вылез из-под грузовика и наблюдал за движущимся лимузином. Гил надеялся, что в полумраке гаража он вряд ли разглядит что-нибудь, кроме шоферской куртки и фуражки. Пряча лицо за стойкой дверцы, Гил небрежно помахал рукой из открытого окна, и машина выехала во двор, залитый невадским солнцем.
Чтобы почувствовать машину, он сделал широкий разворот направо. Легкая в управлении машина отвечала на малейшее прикосновение к акселератору. Главное сейчас – не поддаться паническому желанию пролететь сквозь ворота со скоростью пушечного ядра.
Руки дрожали, сердце бешено колотилось, но Гил заставил себя снизить скорость до пяти миль в час. Старик терпеть не мог быстрой езды, и его шофер Карлос обычно водил машину медленно, как на похоронах.
Когда лимузин проезжал мимо стоянки автомобилей Химической корпорации Дрэглера, Гил заметил, что возле его “мазды”-седана стоит охранник. Он медленно повернул налево и остановился у главного въезда. Сторож бросился откатывать в сторону створки раздвижных ворот. Гил терпеливо дождался, пока они откроются полностью, – будто в запасе у него была уйма времени, – потом осторожно двинул машину вперед и в знак благодарности слегка нажал на клаксон, как это всегда делал Карлос. Сквозь затемненные окна да к тому же с расстояния в несколько футов сторож не мог разглядеть, что в машине никого нет, однако, заметил Гил, он внимательно всматривался в его лицо. Поэтому, проезжая мимо, Гил отвернулся и сделал вид, что пристегивает ремень безопасности.
Сзади послышались крики. Оглянувшись, Гил увидел, как из административного здания появились люди и, размахивая руками, побежали к воротам.
– Подожди секунду, Карлос! – крикнул охранник. – Похоже, что-то случилось.
Гил закрыл окно и увеличил скорость.
– Эй, постой! – снова окликнул его охранник. – Погоди!
Услышав шум двигателей, Гил нажал на акселератор и почувствовал, что лимузин с силой устремился вперед. Перед ним лежали шесть миль дороги, вившейся по краю каньона Стражника до пересечения с шоссе 445. Только бы успеть доехать до перекрестка! Там он будет уже в безопасности. Конец июня, время, когда шоссе 445 буквально забито машинами туристов, направляющихся из Рино и Спаркса озеру Пирамид. Поэтому вряд ли люди Дрэглера станут его там преследовать.
Ему нужно опередить их всего минут на десять. Тогда он успеет доехать до заправочной станции на северной окраине Спаркса, где есть телефон. Первым делом он позвонит Карей. Она единственный человек, кому он доверяет, хотя вот уже три месяца они живут врозь, и она подала заявление на развод. Нелегко будет заставить ее поверить в правдивость своей истории, тем более что он и сам с трудом в нее верил. Он решил, что позвонит Карен в музыкальную студию, – вдруг она занимается там сейчас с каким-нибудь учеником на фортепьяно или кларнете. Ее домашний телефон, возможно, прослушивается по приказу Трейнера.
Первые полмили дорога шла прямо, и в зеркале заднего обзора Гил мог видеть главные ворота. Прежде чем свернуть, он успел заметить, как несколько машин вырулили со стоянки и пустились в погоню. Стрелка спидометра ползла вверх мучительно медленно: сорок, сорок пять, пятьдесят.
– Ну давай, малышка, – прошептал он, – покажи, на что ты способна...
Он до упора выжимал газ, чего, наверное, никогда не дозволялось делать Карлосу, и с минуту непрерывно увеличивал скорость, затем убрал ногу с педали и попробовал резко повернуть несколько раз подряд. Впереди был узкий участок каньона; справа от дороги, идущей вдоль скалы, уходил вниз почти вертикальный откос. Вместо ограждения здесь стояли предупредительные знаки: “Осторожно” и “Медленно”. По такому шоссе трудно ехать на большой скорости, да еще на чужой машине.
Сердце Гила бешено колотилось, то и дело приходилось вытирать обильно струившийся со лба пот.
Центр тяжести у лимузина располагается низко, и он хорошо брал повороты, но на коротких прямых участках не мог развить ту скорость, которая позволила бы Гилу уйти от погони. Машина казалась массивной, тяжелой, и Гил подумал, что, вероятно, она бронированная, а это сейчас важнее, чем хорошая управляемость.
Взглянув в зеркало, Гил с тревогой увидел, что его понемногу догоняет черный “мерседес”. На следующем повороте Гил едва не потерял управление: врезавшись в кучу гравия, лимузин забуксовал на обочине в нескольких дюймах от пропасти. У него замерло сердце. Он подал машину назад и вновь прибавил скорость, но едва не вылетел с дороги. Справа скалистый склон круто уходил вниз, там на глубине около сотни футов виднелось усыпанное галькой пересохшее русло реки. Сзади, на расстоянии не более десяти корпусов, шел “мерседес”, за ним Гил заметил еще два автомобиля.
Стараясь выжать максимальную скорость, он с силой надавил на педаль и склонился к рулю. Неожиданно он почувствовал два резких толчка и подумал, что сзади на него налетел “мерседес”. Но, взглянув в зеркало, Гил увидел, что тот еще отстает от него футов на тридцать – сорок. В этот момент что-то ударило в заднее стекло, и оно покрылось паутиной трещин. Эти сукины дети открыли огонь! Если они целились в шины, то здорово промахнулись. Но, похоже, они не просто хотели его догнать и прижать машину к тротуару. Скорее всего, они целились ему в голову.
Держа руль левой рукой, Гил взял с сиденья пистолет. Еще ни разу в жизни не приходилось ему стрелять. Повернувшись, он прицелился было через заднее стекло, но потом передумал и не стал спускать курок. Если стекло пуленепробиваемое, оно защитит его сзади. Выстрел с близкого расстояния разнесет стекло вдребезги, и он останется без прикрытия. Нажав кнопку, Гил опустил левое стекло. Делая следующий поворот налево, он сбросил газ и высунул наружу голову и правую руку. И сразу на него обрушился встречный ветер. Напрягая все силы, Гил шесть раз выстрелил по “мерседесу”, который шел так близко, что вынужден был притормозить, чтобы не врезаться в задний бампер лимузина. Пули прошли мимо, но одна все-таки пробила стекло на стороне водителя. Машину стало заносить в сторону. Второй “мерседес” не успел вовремя остановиться и налетел на первый. От удара обе машины врезались в скалу по левую сторону дороги; раздался скрежет металла, посыпались искры, и, опрокинувшись на крышу, машины закружились на асфальте и остались лежать посреди дороги. Глядя на это зрелище, Гил сам чуть не потерял управление и, выравнивая лимузин, яростно закрутил руль.
Однако, взглянув в зеркало, он увидел, что выиграл не много. Объехав обломки, к нему на огромной скорости приближались еще две машины. Не пройдет и минуты, как они догонят его. И уж на этот раз одна из пуль непременно попадет ему в шину или... в голову. Что касается его собственного искусства стрельбы, он не надеялся, что ему повезет еще раз; более того, он даже не знал, остались ли в пистолете пули. Вдруг ему в голову пришла мысль, от которой он похолодел:
Трейнер или кто-то другой наверняка сообщили о нем по рации в полицию, и, когда он, миновав каньон, выедет через две мили на равнину, дорога окажется заблокированной. Что тогда делать? Уходить пешком? Но на голых каменистых склонах и спрятаться-то негде. И тут он увидел телефон.
Радиотелефон! Можно позвонить Карен прямо сейчас! Он схватил трубку и, придерживая руль локтями, начал нажимать кнопки. Господи, только бы она была в студии! Только бы была!.. Сколько сейчас?.. Три часа? В это время она обычно занимается с учениками. В трубке что-то бесконечно долго трещало и жужжало, затем послышались гудки – один, другой. Карен, возьми трубку...
В зеркале он увидел, что расстояние между ним и его преследователями сократилось до двух сотен футов. Еще один черный “мерседес”. Кто-то высунул голову и плечи из окна со стороны пассажира и целился из ружья.
Четвертый гудок прервало щелканье и слабый шорох.
– О Боже, только не это! – Гил, чуть не плача, покачал головой. – Только не автоответчик!
“Хэлло, – услышал он свой собственный вежливый и спокойный голос, записанный на магнитофон. – Это Гил Эллис. – Не желая, чтобы ее принимали за одинокую женщину, Карен не поменяла пленку, которую Гил когда-то сделал для автоответчика в ее студии. – Нас с Карен нет дома. Если вы хотите что-нибудь передать, говорите после сигнала. Спасибо!”
Пауза. Гудок.
– О черт! – пробормотал Гил, не зная, с чего начать. – Карен, они хотят убить меня... Я угнал машину Дрэглера и еду по каньону... До города, наверное, не доберусь... Ты должна верить мне, а не тому, что они тебе скажут...
Слова вырывались вперемежку со всхлипами и проклятьями. Гил с ужасом ощущал, что Карен, услышав эту сбивчивую мольбу, вряд ли поймет, в чем дело. Даже если она узнает его голос, то подумает, что он опять пьян, и сотрет его слова с пленки, так же как уже вычеркнула его из своей жизни. Хотя... в последнее время, когда они встречались, чтобы обсудить условия развода, он несколько раз намекал о своих подозрениях. Может быть, она вспомнит об этом и отнесется к его словам серьезно.
– Три серебристые цистерны! – кричал он в трубку, стараясь править одной рукой. – Их нельзя выпускать с завода... Не верь ни одному слову Трейнера...
Он увидел грузовик слишком поздно. Грузовик из Альгамбры, везущий бутылки с минеральной водой, тяжело взбирался по склону, придерживаясь двойной желтой полосы. Гил бросил трубку, с силой нажал на тормоз и резко вывернул руль вправо. Лимузин занесло. Тогда он отпустил педаль и крутанул руль влево. Гил видел захлебывающегося в крике водителя грузовика. В какую-то долю секунды тот успел свернуть в кювет у подножия скалы, иначе бы лобового столкновения не избежать. Врезавшись в выступ, грузовик остановился так внезапно, что на крышу кабины обрушилась лавина голубых бутылок. Гил проскочил всего в нескольких дюймах от грузовика, но потерял управление, и лимузин, накренившийся под углом в 45 градусов, вынесло к противоположному краю дороги, за которым начиналась бездонная пропасть каньона Стражника. По самой кромке дороги, на расстоянии десяти футов друг от друга, были установлены гранитные блоки. Врезавшись в них правым задним колесом, лимузин взмыл в воздух и, будто выпушенный из катапульты, перелетел через ограждение.
Даже если бы Гил позаботился о том, чтобы пристегнуть ремень безопасности, это бы его сейчас не спасло. Он изо всех сил вцепился в руль и закрыл глаза. Машина перевернулась в воздухе, ударилась о скалистый склон и, бешено кувыркаясь, устремилась вниз. Словно в бетономешалке, подумал Гил, выпуская из рук бесполезный теперь руль. Благодаря своей мощной конструкции лимузин выдержал все удары. И развалился, только когда с ужасающим грохотом рухнул на дно каньона. Все было кончено. Наступившую тишину нарушали лишь эхо, отражающееся от скалистых стен, да легкий шорох камней осыпи, падавшей на обломки машины.
Гил, зажатый между искореженными кусками стали, лежал неподвижно, будто погруженный в газ “манекен”. Взгляд подернувшихся пеленой глаз остановился на подошве ботинка в нескольких футах над его головой. В ботинке была ступня. Заставив себя посмотреть выше, он увидел щиколотку, а затем и всю ногу. Интересно, чья это нога? Наверное, того, кто стрелял в него. Должно быть, и он лежит теперь здесь, под обломками машины. А что же будет дальше? Дальше... У меня есть еще пистолет, подумал Гил. Когда охранники придут за мной, я вскочу и открою огонь. А сейчас притворюсь, что потерял сознание.
У самого его лица на куске металла блестела красная полоса. Неужели у него открылось кровотечение? Кровь может привлечь муравьев. Или скорпионов. Он терпеть не мог ни тех, ни других и боялся, что они его покусают. Хорошо хоть, что здесь нет тех ядовитых медуз и моллюсков из Индийского океана, о которых говорил Ордман. В пустыне вообще нет морских животных, думал он, стараясь удержать разбегающиеся мысли. Все предметы в поле его зрения почему-то стали голубоватыми – совсем как в “аквариуме” в тот день, когда Ордман показывал ему, из чего получают “манекен”. Гилу казалось, что он бредет под водой по дну, устланному моллюсками, и слышит треск ракушек под ногами.
Нет, поправил себя Гил, когда его сознание прояснилось, он зажат между обломками машины. И, возможно, умирает. Пресвятая Богоматерь, как же это все случилось? Как он попал в такой переплет? Это обезьяна... Да, во всем виновата обезьяна. Длиннохвостая макака, совсем маленькая, всего нескольких месяцев от роду. Он не мог видеть, как она умирает. Его захлестнули эмоции. Эмоции всегда были причиной его жизненных трудностей. Мордочка обезьяны плясала перед глазами Гила. Кьютнес – вот как ее звали. Самочка, детеныш макаки... Под действием газа мускулы ее лица и все тело застыли в напряжении, но взгляд в ужасе метался из стороны в сторону. Такой же ужас охватил и его, когда он понял, что вместе с тонкой струйкой крови из него вытекает жизнь. А он бессилен, абсолютно бессилен удержать ее.
Глава 2
За две недели до того, как Гил Эллис первый и последний раз сел за руль лимузина, за две недели до того, как он оставил на автоответчике своей бывшей жены сообщение, полностью изменившее ее жизнь, Карен Эллис приехала надень в Сан-Франциско. Впервые за долгое время она была в хорошем настроении и с надеждой смотрела в будущее. Утром она побывала в трех местах в поисках работы, а во второй половине дня должна была пообедать в городе со своей подругой – Джессикой Фуллертон. Они не виделись более десяти лет, с тех самых пор, как закончили Джильярд. Однако связи они не теряли и каждый год на Рождество регулярно обменивались письмами. Джесси бросила музыку, занялась банковским делом (в своих письмах она безуспешно пыталась объяснить Карен, что это такое) и вышла замуж – видимо, благополучно.
– А я, наверное, не создана для семейной жизни, – сказала Карен, ожидая, когда принесут салат. Они сидели в ресторане “Цирколо” на Пост-стрит.
– Так думают все, кто прошел через развод. Но на самом деле это означает лишь то, что рядом с тобой нет сейчас мужчины, за которого ты хотела бы выйти замуж. Мне повезло, повезет и тебе. С твоей-то внешностью! Мужчины обожают высоких белокурых шведок.
– Высоких, но не толстых, – сказала Карен, отодвигая от себя корзинку с теплыми французскими хлебцами. – К счастью для тебя, они любят и маленьких пухленьких брюнеток.
– Почему ты выбрала Гила Эллиса?
– Ну, знаешь, обычное дело. Гил любил меня, у него была хорошая работа, он был толковый и симпатичный, мы смеялись одним и тем же шуткам, и я думала, что люблю его. Впрочем, я действительно его любила... И сейчас в каком-то смысле люблю. Я знала о его пристрастии к спиртному, но надеялась, что в конце концов он изменится. Глупая, как я могла так думать! Только один год мы прожили хорошо. А потом случилась эта утечка газа в Бостоне, о которой я тебе писала. Погибли люди... Он во всем винил себя и стал пить еще больше. И вранье... Этого я просто не выношу.
– Я тоже. А как ты узнала, что он тебе изменяет? Застала с кем-нибудь в постели?
– Нет, ничего такого не было. Просто он стал поздно приходить с работы, и от него всегда пахло мылом. Я решила, что он принимает душ, чтобы смыть какой-то другой запах, и однажды прямо спросила его об этом. Оказалось, что я права. Были слезы, извинения, обещания и все прочее, что полагается в таких случаях. Я уверена, что тогда он был искренним. Во многих отношениях он очень порядочный человек. Наверное, мне следовало больше помогать ему. Вначале старалась, делала все, что можно, но в конце концов мое терпение лопнуло.
– Только не взваливай всю вину на себя! Двое женятся, двое и разводятся. Теперь это дело прошлое. Что толку выяснять, кто прав, кто виноват.
– Знаю, но все равно это очень грустно.
– Скажи спасибо, что сейчас не старые времена, когда людям приходилось жить в несчастном браке до самой смерти. – Джессика подняла свой бокал. – За будущее! За женщин, которые заслуживают счастья и обязательно его найдут! Я это гарантирую!
– Какой ты хороший друг! С тобой мне уже стало лучше. Давай поговорим о чем-нибудь приятном, например о твоем замужестве. По-моему, Джон – прекрасный человек, хотя и юрист.
– Это доказывает, что не все мужчины – свиньи.
Карен засмеялась.
– И тебя можно цитировать?
– Конечно, хотя наш девиз – ДДНД – тоже неплох. Помнишь: двойной доход и никаких детей? Только так и можно жить. Надо же себя побаловать.
– ДДНД? Тогда мой девиз будет ОДНД – один доход и никаких детей.
К концу обеда подруги так хохотали, что посетители ресторана вздохнули с облегчением, когда они наконец ушли. Они обнялись и попрощались на площади Банка Америки, возле огромного черного камня, который, как утверждала Джессика, являл собой замечательное произведение искусства и был специально установлен здесь людьми, по общему мнению, вполне нормальными.
Карен пообещала, что в следующий раз остановится не в гостинице, а в их доме.
– Мы будет очень рады, – заверила ее Джессика.
Позже, когда Карен ехала на машине по городу и наслаждалась его видами, она подумала: если уж ей суждено жить в одиночестве, то Сан-Франциско – лучшее для этого место.
Что за чудесный город! Кварталы прелестных, великолепно отреставрированных домов в викторианском стиле, крутые улицы, требующие альпинистской сноровки, и с каждого холма открываются поразительные виды – на залив, на небоскребы делового квартала, на два огромных висячих моста. Восхищенная красотой города Карен несколько раз останавливала машину и смотрела как зачарованная до тех пор, пока гудки стоявших за ней машин не напоминали ей, что она не Алиса в Стране Чудес.
Она пыталась представить себе свою будущую жизнь в Сан-Франциско. Ведь это может произойти довольно скоро, если судить по тому, что ей сказали в Доминиканском колледже Сан-Рафаэля, Мэринском колледже в Кентфилде и в консерватории Сан-Франциско. На всех, с кем она говорила, производили большое впечатление ее образование и опыт работы в камерном оркестре на Севере-Востоке. Правда, нигде не оказалось свободной вакансии, но, похоже, в этом городе достаточно желающих брать частные уроки игры на фортепьяно и кларнете, и она сможет продержаться, пока не найдет места в штате. В следующий раз она заедет в Миллс-колледж в Окленде, заглянет в Калифорнийский университет в Беркли, в местную оперу и симфонический оркестр. Она была уверена, что в конце концов что-нибудь найдет. А если нет, что ж – она будет счастлива просто постоять на холме, любуясь прекрасными видами и вдыхая свежий, пахнущий морем воздух.
Поставив машину в гараж на Юнион-сквер, Карен пошла пешком по Маркет-стрит, влившись в поток служащих, направлявшихся в метро, к автобусам, троллейбусам и паромам. Высокая – почти такого же роста, как ее бывший муж, – она шла широким, размашистым шагом. Светлые волосы развевались за плечами. Прохладный ветерок ласкал лицо. Ей было так хорошо, что она дала доллар уличному музыканту, исполнявшему хорал Баха на старом саксофоне.
Вдоль Маркет-стрит росли сикоморы, тротуары были вымощены булыжником, уложенным в прихотливые узоры. Посередине широкой улицы двигалась вереница старинных автомобилей, украшенных флажками, – видимо, какое-то праздничное шествие. Даже пешеходы приводили Карен в восторг. Такой пестрой и оживленной толпы она не видела с тех пор, как последний раз была на Манхэттене. Рино и Спаркс казались ей далекими, как луна, ландшафт которой походил на некоторые районы Невады.
Здания были старые и новые, высокие и низкие, но чаще всего новые и высокие. Они смотрели друг на друга через Маркет-стрит, словно зрители на параде. Взгляд Карен привлек старинный двенадцатиэтажный дом на южной стороне улицы; она залюбовалась изящной кирпичной кладкой и декоративным карнизом, идущим вдоль крыши. На гранитной вывеске v входа она прочла: “ГОРНАЯ ТИХООКЕАНСКАЯ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНАЯ КОМПАНИЯ”.
Это название напомнило ей о Гиле и о том, что через Рино и Спаркс проходит железная дорога, принадлежащая этой компании. Когда накануне поездки в Сан-Франциско она виделась с Гилом, он с беспокойством рассказывал, что Клем Трейнер собирается отправить по железной дороге опасное химическое вещество. Она не знала, насколько всерьез нужно принимать его слова, ведь Гил ухитрялся из самых простых вещей делать трагедию.
Одна подробность их встречи врезалась ей в память: печаль, которую она почувствовала, глядя, как он шел по дорожке к дому. Когда-то воплощение здоровья и уверенности в себе, он теперь горбился, будто нес на плечах, тяжелый груз. Он потолстел, лицо округлилось. Нечищеные ботинки и вельветовый спортивный пиджак просились на помойку.
Хорошо, что она не накрасилась, подумала тогда Карен. Ее брови, губы и ресницы были такие светлые, что, если она не накладывала немного косметики, они как будто исчезали с лица. По крайней мере, ей так казалось. Но к чему ей стараться выглядеть сейчас привлекательной? Она не хотела ни соблазнять его, ни подчеркивать, как он опустился.
Гил поцеловал ее в щеку, чем немало удивил ее – это был первый поцелуй с тех пор, как три месяца назад он переехал в мотель.
Карен налила два бокала кока-колы. Они прошлись по дому, в котором прожили целый год, постояли у окна, глядя на темнеющие в сумерках горы. Их дом располагался высоко на склоне холма. Ниже сияли огнями здания казино и отелей. В небе Сьерры гасли малиновые полосы заката. Какое-то время они молчали, словно два чужих человека, встретившихся на вечеринке и не знающих, с чего начать разговор: Все уже было давно сказано! Карен вспомнила, как когда-то она вот так же стояла рядом с Гилом и по ее телу пробегала дрожь от желания близости. А сейчас при мысли, что он захочет ее обнять, она почувствовала легкий озноб.
– Спасибо, что пришел, – начала она, решив, что лучший способ обезопасить себя – это перейти прямо к делу. – Гил, мне тяжело говорить об этом, но я подала на развод. Тебе пришлют бумаги по почте. Я хотела заранее предупредить тебя, и не по телефону, а лично.
– А в чем дело, что за спешка? – Он старался говорить небрежно, но голос звучал глухо. Развод – это еще один сожженный мост в его жизни.
– Мы уже три месяца не живем вместе. Для меня самое тяжелое позади, сейчас я ясно вижу: у нас ничего не получится. Мы больше не подходим друг другу. Я очень много думала и решила, что лучше мне уехать из Невады. Завтра я отправляюсь в Сан-Франциско, буду искать там работу, а когда найду, перееду насовсем. Мне очень жаль, Гил. Правда, жаль.
Помолчав, он сказал:
– Конец эпохи.
– Надеюсь, для нас обоих начнется новая, лучшая жизнь.
Он смотрел вдаль, на горы.
– Мне будет не хватать тебя, Карен. Я... я виноват. Вспоминай обо мне с... ну, с нежностью, что ли.
– Конечно, Гил! Я тоже буду переживать за тебя. С тобой все еще... неладно, и... ты о себе совсем не думаешь. Тебе нужно с кем-то поговорить о своих проблемах, с человеком, который знает, как их решать.
– Есть вещи, о которых я не люблю говорить. Слова... Тебе это трудно понять – ты более разговорчивый человек, чем я. А что касается моих проблем, думаю, со временем они сами собой уладятся. – Как будто поняв ненужность оправданий, он замолчал. Молчала и она. Через минуту он добавил: – С тех пор как мы сюда приехали, ты ни одного дня не была счастлива. Наверное, нам следовало остаться в Новой Англии, но после того, что случилось, я, бы не смог найти там работу в химической промышленности.
– Ну так уйди из химии. Займись чем-нибудь другим. – Она и раньше предлагала ему это.
– Нельзя. Понимаешь, сейчас обстановка на заводе... очень сложная. Даже не могу тебе сказать, насколько сложная.
– Почему? Вот это меня больше всего и бесило – то, что ты никогда не говорил со мной о своей работе. В Бостоне я могла приходить к тебе в кабинет, гулять по заводу, там все были такие дружелюбные... А здесь – будто занавес опустился.
– На это есть причины.
– Да? И какие же?
Казалось, Гил колебался. Он долго молчал, а когда заговорил, то подбирал слова осторожно, будто прислушиваясь к тому, как они звучат.
– Дрэглер предложил начать подготовку к производству нового... нового газа. Что-то вроде пестицида. Он все еще в стадии разработки. Его действие настолько сильно, а сфера применения так широка, что вокруг воздвигли стену секретности. Когда меня принимали на работу, я дал обязательство никому не говорить о нем, даже тебе.
– И ты действительно никому ничего не рассказывал?
– Многие компании берут с сотрудников подписку о сохранении тайны. А моя работа все время была связана с этим новым... веществом. Поэтому я и не мог говорить, что делал на службе. – Карен промолчала. – Этот газ называется “манекен”, потому что под его воздействием мускулы живых существ застывают и становятся неподвижными. Это ужасно... Зачем его только изобрели... Он может оказаться страшнее атомной бомбы.
– А ты не преувеличиваешь?
– Думаю, что нет. Посмотрела бы ты, каких головорезов привел с собой на завод Трейнер. Завтра мы проводим опыты на обезьянах. Мне просто думать об этом тошно.
– Правда, Гил, почему ты не уйдешь с этой проклятой работы? – Карен подумала, что он неосознанно пытается втянуть ее в свой мир, мир, из которого она хотела вырваться.
– Я пытаюсь выяснить, что замышляет Трейнер. Похоже, он собирается отправить газ по железной дороге, хотя это очень опасно для окружающих. Я должен как-то этому помешать.
– А разве нет правил перевозки опасных веществ? Разве не требуется специальное разрешение от правительства или что-то в этом роде? Горная Тихоокеанская компания не примет груз, если риск так велик.
– Трейнер может ничего не сообщить железной дороге или скажет, что будут перевозить удобрения.
– Тогда ты им скажи. Позвони в ГТ и объясни, почему ты считаешь, что это вещество вывозить нельзя.
– Я так и сделаю, но только когда сам пойму, что происходит, и не раньше, чем соберу все необходимые факты. Поэтому-то я и не могу уйти прямо сейчас.
– Я хотела бы тебе помочь, Гил, но не знаю как. Сколько бы мы ни говорили об этом, решать и действовать тебе придется самому.
– Спасибо, я и так уже наболтал много лишнего. Обещай мне, что ты никогда не скажешь Трейнеру или кому-нибудь другому, что знаешь о “манекене”. Все, что связано с этим газом, очень опасно. Насколько велика опасность, я пока не знаю, но хочу выяснить.
– Молчу как рыба.
– Мне не следовало говорить с тобой об этом, но я хотел, чтобы ты поняла, почему я избегал рассказывать тебе о работе. Вовсе не потому, что не желал с тобой разговаривать.
– Я понимаю, Гил. – Она взяла его за руку. Прикосновение, казалось, взволновало его.
– Лучше не надо, – сказал он, убирая руку. – Если нужно подписать какие-нибудь бумаги, пожалуйста, я готов.
Уже у входной двери Карен завела разговор о разделе мебели, кухонной утвари, произведений искусства и книг, которые они приобрели за годы совместной жизни. Он все оставил на ее усмотрение, предложив продать дом на аукционе, а вырученные деньги поделить пополам.
– Ты должен взять адвоката, – посоветовала Карен, встревоженная его равнодушием, – иначе мой адвокат просто разорит тебя.
– Возможно, я так и сделаю, – он пожал плечами, – хотя полностью тебе доверяю. Но сейчас я не хочу думать обо этих мелочах. Спокойной ночи, Карен. – Он еще раз поцеловал ее в щеку. – Будь осторожна, – добавил он.
– Ты тоже.
Она смотрела, как он шел к своей машине, более чем когда-либо уверенная, что он нуждается в профессиональном лечении. Но если бы только он сам это понял! Казалось, он стал меньше ростом, полы пиджака вытянулись, словно карманы были набиты камнями. Но он хотя бы поговорил с ней, это уже перемена. Однако от разговора у нее осталось прежнее смутное чувство. Гил! Что с ним будет?
Поднимаясь по лестнице в спальню, она решительно сказала себе: “Все, хватит. Не желаю больше думать об этом”.
Но здесь, в Сан-Франциско, ей захотелось что-нибудь для него сделать. Она пересекла Маркет-стрит, вернее, дала увлечь себя толпе, направлявшейся к станции, откуда отходили паромы через залив, и вошла в здание Горной Тихоокеанской компании. В холле за конторкой сидела чернокожая женщина. Улыбнувшись, она спросила Карен, что ей угодно.
– Я хотела бы получить информацию о перевозках опасных материалов, ну, правила, инструкции... Нет ли у вас какой-нибудь брошюры?
Женщина нахмурила брови.
– Что вы имеете в виду: химические, взрывчатые вещества или радиоактивные отходы?
– Химические вещества.
– Гм, думаю, этим занимается оперативный отдел. Впрочем, подождите минутку... – Она позвонила по телефону и, радостно взглянув на Карен, сказала: – Поднимитесь на лифте на восьмой этаж и найдите комнату 873. Спросите мистера Игана. Поторопитесь, потому что он собирается уходить. Скажите ему, Моника с первого поста считает, что вам лучше перевозить ваши химические вещества на грузовике.
Мистер Иган, или Джеймс Дж. Иган, как было написано на табличке, стоящей на его столе, оказался крупным мужчиной с густой шевелюрой, в которой уже пробивалась седина, и такими устрашающими моржовыми усами, что Карен с трудом отвела от них взгляд. Он действительно собирался уходить, и, видимо, не на один день. Без пиджака, с закатанными рукавами, он перекладывал содержимое своего письменного стола в два картонных ящика.
– Мистер Джеймс? Простите, мистер Иган? Мне сказали, что вы можете дать некоторую информацию.
– А вы, должно быть, та дама, которая хочет отправить опасные химические вещества. Глядя на вас, ни за что бы этого не подумал. Присаживайтесь. – Из глубины среднего ящика он выудил глянцевую фотографию и, нахмурившись, стал ее разглядывать. – Прошлогодний пикник оперативного отдела. Я пытался побить мировой рекорд по питью пива, но в результате сломал руку. Неприятное воспоминание, не лучший день в моей жизни. – Фотография полетела в переполненную мусорную корзинку.
– Простите, что помешала вам. Вы переезжаете в другой офис?
– Можно сказать и так, – весело проговорил он. – Я переезжаю на парусную шлюпку. Беру годичный отпуск и отправляюсь на поиски приключений. Может быть, никогда не вернусь обратно. А отпуск я заслужил, отдав лучшие годы жизни этой компании. Итак, чем могу вам помочь? Какие токсичные отходы вы хотели бы перевезти? – Постукивая пальцами по столу, он внимательно смотрел на нее.
– Лично я ничего не собираюсь перевозить и не имею дела с токсичными отходами. Просто навожу справки для... одного приятеля. – Она запнулась, едва не сказав “для мужа”. Развод еще не получен, но что из того? Сейчас в ее жизни нет места мужчинам, но, с другой стороны, зачем отпугивать хотя бы этого? Она заметила, что Джеймс Дж. Иган смотрел на нее с большим интересом, чем требовали обстоятельства. А может быть, ей это только кажется? У него на руке не было обручального кольца. Интересно, заметил ли он, что у нее кольца тоже нет? Она улыбнулась этим своим мыслям – давно уже ее не занимало семейное положение мужчины. Ей еще предстояло привыкнуть думать о себе как об одинокой женщине.
– Он работает на химическом заводе, – добавила она, видя, что Иган ждет дальнейших объяснений, – и его интересуют правила транспортировки опасных грузов по железной дороге.
Иган смотрел на нее с приятной улыбкой, но, видимо, не понимая, что ей нужно, и она почувствовала, что краснеет. Он, наверное, удивляется, подумала Карен, почему мой “приятель” пришел не сам, а прислал кларнетистку. Нет, он же не знает, что я играю на кларнете. А интересно, разбирается ли он в музыке? У него такой звучный голос... Он мог бы петь баритоном или даже басом.
– Мой приятель очень занят, – заторопилась она, – а я как раз шла мимо и решила зайти спросить, нет ли у вас сборника инструкций или чего-нибудь такого. Как я понимаю, вы отвечаете за опасные материалы?
– Не совсем. – Он засмеялся. – Разве что когда готовлю обед или стираю. Вас прислали ко мне потому, что ребята из отдела связи с общественностью уже ушли, а больше никто не хочет тратить время на чудиков. Я работаю сейчас на полставки, вот мне и приходится с ними возиться. Не обижайтесь, так мы называем людей с улицы, случайных посетителей. В основном это любители старины, они ищут фотографии старых паровозов или еще что-нибудь в этом роде. Как вас зовут?
– Меня? Карен.
– А фамилия?
– Просто Карен. – Она подумала, что зашла слишком далеко, и беспокойно задвигалась на стуле. В конце концов, она здесь не для того, чтобы заводить знакомства. Конечно, на крайний случай вполне сгодится Иган. Своей внушительной фигурой и добродушным выражением лица он напоминал ей Санта-Клауса. Если заткнуть ему за пояс подушку, нарядить в красный костюм, прицепить белую бороду и подрумянить немного нос и щеки, получится настоящий Санта-Клаус. И глаза у него такие веселые...
– Просто Карен? Прекрасно, а я просто Джим. Расскажите мне поподробнее, какой груз хотел бы перевезти ваш... э... приятель. Какого происхождения этот груз и какого размера?
– Подробностей я не знаю. Какой-то экспериментальный пестицид, кажется. Мой приятель подозревает, что его фирма собирается отправить это вещество по железной дороге, может быть, тайно, а он против этого. Если сообщить на железную дорогу, им ведь это тоже не понравится, правда? То есть, я хочу сказать, если позвонить на железную дорогу, они должны принять меры.
– Совершенно верно! Будь я начальником железной дороги, я бы не принял опасный груз! К черту токсичные и взрывчатые вещества и экспериментальные пестициды! Пусть Горная Тихоокеанская компания занимается продажей недвижимости – это у нее очень хорошо получится, – а перевозку грузов предоставит тем, кто любит это дело, например чудикам. – Он повернулся и стал рыться в мусорной корзине. – Мне не следовало шутить... Но я ухожу с этой работы и безумно счастлив. Посмотрим, не найдется ли здесь для вас какой-нибудь книжки.
– Если это вас очень затрудняет, я...
– Скажите вашему приятелю, – продолжал Иган, запустив руку в корзинку, – чтобы он не перевозил ничего опасного для окружающих, не сообщив об этом мне. Если произойдет авария или утечка, спасатели должны знать, с чем имеют дело. Ага, вот то, что вам нужно. – Он извлек из мусора желтую книжечку и протянул ее Карен. – Это расписание движения поездов по железной дороге Сьерры. В конце даны правила перевозки опасных грузов. Как видите, их довольно много. На вагоне должна быть надпись, что это: взрывчатое или радиоактивное вещество, отравляющий газ и так далее. Потом, есть правила, в каком месте состава должен находиться такой вагон, сколько вагонов должно отделять его от двигателя или служебного вагона, и так далее. Если вещество действительно представляет угрозу населению, железная дорога может потребовать, чтобы груз сопровождала охрана. Если вы мне дадите ваш адрес или адрес вашего грузоотправителя, я пришлю вам по почте дополнительную информацию.
– Спасибо, этого вполне достаточно, я не хочу вас беспокоить. Пока это только слухи. Если у меня будут вопросы, я вам позвоню. Спасибо за помощь.
– Ну что вы, я получил большое удовольствие. Вы самый приятный чудик, с которым мне приходилось иметь дело. До свидания, передавайте мои лучшие пожелания вашему приятелю. Ну и счастливчик же он!
Они поднялись и пожали друг другу руки. Ее ладонь исчезла в его теплой, огромной, будто медвежья лапа, руке. К счастью – она не знала бы, как реагировать, – он не стал задерживать ее руку в своей дольше, чем того требовали приличия.
Направляясь к лифту, Карен размышляла об этом рукопожатии. Когда человек приходит в какое-то учреждение и просит дать какую-то справку, разве ему полагается еще и теплое рукопожатие? Сейчас ей это кажется странным, но в тот момент рукопожатие получилось вполне естественным и обоим доставило удовольствие. Нажав кнопку вызова лифта, она стала разглядывать свое отражение в стекле витрины объявлений. Волосы растрепались, лицо выглядело совершенно бесцветным. Она быстро поправила прическу и слегка подкрасила губы, сожалея, что не сделала этого прежде, чем войти в кабинет Игана.
Ее внимание привлекло одно из объявлений на доске:
СДАЕТСЯ ПЛАВУЧИЙ ДОМ Сосалито. Добираться паромом. Две спальни. Палуба. Чудо! 750 долл. в мес. Вход через ворота № 5, Йеллоу Ферри Харбор. Владелец бывает по будням после 18.30.
Карен не заметила, как пришел и ушел лифт. Ее воображение разыгралось. Она живо представила себе, как бы она жила в плавучем доме и каждый день добиралась до Сан-Франциско на пароме. А ведь это можно устроить, если захотеть! Внизу, под объявлением, были маленькие полоски, объясняющие, как добраться до места. Она сорвала одну и сунула в сумочку.
– Задумали переезжать? – раздался знакомый голос.
– А, мистер Иган... Не я, а один мой друг. – Почему она так сказала? Надо избавляться от излишней настороженности.
– У вас много друзей и приятелей.
– Не больше, чем у других, я думаю. – Она не могла отцепи взгляд от его блестящих глаз.
– Если вам нравятся плавучие дома, советую выбрать этот Я на нем бывал.
– Я скажу моему другу. – Карен нажала кнопку “Вниз”. Джим Иган начал было что-то говорить, потом остановился, помолчал и удивил ее неожиданным предложением:
– Простите мое нахальство, но не согласились бы вы пойти со мной куда-нибудь выпить или пообедать? Мы могли бы встретиться минут через тридцать.
– Сожалею, но как-нибудь в другой раз. – Карен чувствовала, что краснеет. – Завтра утром я возвращаюсь домой, и у меня еще куча дел. – В коридоре стоял полумрак, но ей показалось, что Джим Иган тоже покраснел.
– Домой – это куда?
– В настоящее время – в Неваду.
Он с шутливым изумлением покачал головой.
– Вы уезжаете с побережья в Неваду?
– Глупо, правда? Но я вернусь.
– Вы не дадите мне свой номер телефона?
– Н-нет, он скоро изменится.
Он торопливо достал визитную карточку, нацарапал что-то на обратной стороне и протянул ей.
– Вот мой телефон. Позвоните, и вы узнаете, что существуют такие вещи, как бесплатный ленч и бесплатное катанье по заливу. По-моему, я уже говорил, что у меня есть парусная шлюпка и я набираю команду.
Карен вошла в открывшиеся двери лифта.
– Заманчивое предложение. Я люблю ходить под парусами.
Джим придержал двери.
– У меня такое чувство, будто вы никогда в жизни первая не звонили мужчине и не собираетесь этого делать.
– Может быть, я вас удивлю. – Она улыбнулась, и двери лифта захлопнулись.
Глава 3
Когда Карен прощалась с Иганом, Гил прощался с Конгом, небольшой обезьяной длиной менее трех футов (не считая хвоста, который он держал кверху, словно знамя) и весом всего пятнадцать фунтов. Благодаря своей неуемной энергии, Конг слыл неуправляемым, как болотная рысь, и почти таким же опасным. Гил морщился, наблюдая, как Стинсон, подросток, ухаживающий за лабораторными животными, рывками передвигает клетку с обезьяной по полу с помощью швабры, держась подальше от цепких лап и острых зубов.
Больше всего на свете Гил ненавидел работать с лабораторными животными. Инженер с пятнадцатилетним стажем, он и не должен был бы этим заниматься, но что поделаешь: в невадской пустыне, куда не желали ехать специалисты, иногда приходилось забывать о разделении труда. К тому же он был рад иметь любую работу в химической промышленности. Он еще докажет всем, что, как и прежде, может справляться с управленческими обязанностями, и даже если ради этого ему придется поработать в такой подозрительной фирме, как компания Дрэглера, выполняя там не всегда приятные поручения. Протестуя, он лишь еще больше повредит своей карьере.
Гибель сотен насекомых или десятка крыс не волновала Гила, но собаки, кошки и обезьяны – совсем другое дело. Тяжелее наблюдать за обезьянами с их выразительными лицами и жестами, так похожими на человеческие. Сообразительные, не в пример другим животным, они боялись опытов и неохотно шли к человеку, а после испытаний по парализации не могли прийти в себя в течение многих недель.
У Стинсона в данную минуту была одна цель: посадить Конга в высокий стеклянный ящик, где тот должен был вскоре получить дозу газа “манекен”. Конг, со своей стороны, прыжками, визгом и криками старался осложнить работу своему мучителю. В стеклянном ящике уже находились Куини, макака-самка, и ее двухмесячная дочь, Кьютнес. Куини, скорчившись и обхватив себя лапками, неподвижно сидела в углу и глядела прямо перед собой; Кьютнес, не обращая внимания на проделки Конга, с любопытством трогала пальчиками полку, на которой были укреплены клетка с двумя белыми мышами и банка с тараканами.
Животные в клетках, составленных вдоль задней стены комнаты, выражали разную степень заинтересованности происходящим. Собака лаяла, надеясь, что ее выпустят и она сможет принять участие в общем веселье. Кролики сидели отвернувшись, демонстративно не обращая внимания на царившее вокруг волнение, однако уши их нервно подергивались. Несмотря на усилия вентилятора, гудевшего за решеткой, в комнате стоял тяжелый запах зоопарка.
– Стоило ему увидеть ящик, – сказал Гилу Стинсон, пододвигая клетку вплотную к стеклянной емкости, – он аж до потолка подпрыгнул. Во-во, смотрите, что делает! – Конг ухватился лапами за прутья и стал трясти их с такой силой, что клетка заходила ходуном. – Мне бы здорово пригодилась сейчас хорошая дубина. Или бейсбольная бита.
– Не давать ему никаких транквилизаторов, – распорядился Гил. – Чем он злее, тем лучше для эксперимента.
– А для кого мы его проводим?
– Полная тайна. Кто-то прилетает из Сан-Франциско на частном самолете.
Клем Трейнер, управляющий заводом, сказал только, что гости приехали откуда-то из-за границы, наверное, из той страны, где очень много сельскохозяйственных вредителей, подумал тогда Гил. Согласно правилам секретности, Стинсон и другие технические сотрудники не должны присутствовать при демонстрации опыта, следовательно, Гилу придется выполнять всю грязную работу самому. Завеса секретности лежала на всем, что касалось “манекена”: газ еще не был запатентован, его следовало хранить в тайне от таких гигантов, как компания Дюпона и Дау. И все же, считал Гил, Трейнер, бывший армейский генерал, в своей заботе о сохранении тайны доходит до смешного. Само местоположение завода, отсеченного от Рино каньоном протяженностью в двадцать пять миль, было, по мнению Гила, достаточной гарантией секретности. Можно подумать, что Трейнер руководит Центром ядерных исследований в Лос-Аламосе.
После нескольких попыток Стинсону удалось наконец продеть палку от швабры сквозь две ручки на крышах стоящих вплотную друг к другу клеток и поднять дверцы. Однако у него не хватило сил, удерживая дверцы одной рукой, другой закрепить их на месте. Гил подошел и, стараясь избегать цепких лап макак, вставил фиксатор.
– Спасибо, мистер Эллис. Вы знали старика Смита, который работал тут до вас? Наверное, нет. Откуда вы можете его знать? Он бы до этих клеток и пальцем не дотронулся. Пусть я тут надорвусь, он и бровью не шевельнет. Вот уж господин-сквородин. Между прочим, большинство здешних инженеров такие же. Понимаете, о чем я говорю?
Гил ничего не понял, но промолчал. У паренька, понятно, нелегкая жизнь, об этом свидетельствовали многочисленные царапины и наклейки из пластыря, украшавшие его лицо и руки. Зато вечером, после работы, он наверняка занимается серфингом, почему-то подумал Гил.
– Вы – другое дело, – продолжал Стинсон, роясь в ящиках стола, стоявшего у стены. – Вы мужик что надо. Только вот что я вам скажу: нужно смотреть на мир повеселее, больно уж вы серьезный. Работа есть работа, но можно и в ней найти кое-что забавное. Такая у меня теория. Простите, что лезу со своими советами.
Гил пожал плечами.
– Может, ты и прав. В следующий раз, перед тем как зайти в кабинет Трейнера, нацеплю клоунский нос и очки. – Он через силу улыбнулся. Когда твоя карьера находится под угрозой, шутить как-то не хочется. Да, возможно, он слишком серьезен. Несколько дней тому назад он наткнулся на свою фотографию двухлетней давности и долго ее рассматривал. На фото, снятом в день его свадьбы, за год до аварии в Бостоне, разрушившей все его планы, он выглядел таким счастливым, словно это был не он, а кто-то другой. В кудрявых русых волосах ни намека на седину, словно инеем посеребрившую сейчас его голову, а в лице – давно утраченная вера в будущее. Тогда он занимал должность главного инженера, его фирма считалась самой перспективной во всей Новой Англии, и он имел все основания улыбаться. Рядом с ним – Карен, белозубая и голубоглазая, похожая на шведку. Она и сейчас выглядит так же хорошо, а он постарел на десять лет. Вот бы удивился Стинсон, узнай он, что Гилберту Эллису всего тридцать семь лет. Буду ли я опять когда-нибудь улыбаться так же широко и искренне, как раньше? – подумал Гил. Психиатр говорил ему, что у людей, переживших большое несчастье, происходит изменение личности, особенно если они испытывают чувство вины, но со временем, при благоприятных обстоятельствах и соответствующем лечении, к ним вновь может вернуться веселость и радость жизни. Прошел уже год, а Гилу Эллису оставалось об этом только мечтать.
– Заманить Куини и Кьютнес в ящик ничего не стоит, – глядя на клетки, сказал Стинсон. – Надо показать им яблоко или салат. А Конг притворяется, что есть не хочет, его нужно убеждать.
Гил поднял брови, увидев, что Стинсон достал из ящика тонкий цилиндр с двумя остриями на конце, каким погоняют скот.
– Ты что, хочешь применить электрошок?
– Это на него действует лучше всяких уговоров и колотушек. Смотрите!
Не приближаясь к Конгу, Стинсон встал в позу фехтовальщика и сделал несколько энергичных выпадов.
– А-а-а! Вот тебе, дрянь! Он терпеть не может, когда его называют дрянью, – пояснил он.
Конг втянул лапы в клетку, перестал болтать и, ухватившись за прутья, уставился на служителя. Его губы вытянулись в трубочку, серые усы дрожали, а хвост медленно пригнулся к полу.
Стинсон подошел к клетке и показал ему палку.
– Узнаешь ее, Конг? У тебя хорошая память, но ты очень упрямый.
– Какова ее мощность? Ты его не убьешь? – озабоченно спросил Гил. – Ею ведь погоняют крупный скот.
– Да нет, мы давно снизили мощность заряда, но и того, что остаюсь, хватит, чтобы научить его уму-разуму... А теперь мне достаточно только показать ему эту штуку, как он становится шелковым. Всего раз или два я применял ее. Ну, Конг, пойдешь в ящик или влепить тебе горяченьких? – Стинсон помахивал цилиндром, как волшебной палочкой.
Будто понимая каждое слово и каждый жест, Конг молча повернулся, миновал обе двери, подошел к самке и сел рядом с ней. Подняв хвост вверх, он вновь принялся болтать, как бы желая показать, что, хотя битва и проиграна, его дух не сломлен. Стинсон снял фиксаторы, и дверцы закрылись.
– Куда прикажете доставить эту счастливую семейную парочку, мистер Эллис?
– Отвези их в лабораторию и поставь возле баллона с газом. – Помогая Стинсону поднять ящик на тележку, Гил не удержался и сказал: – Ну и работенка у тебя... не позавидуешь.
– Это лучше, чем работать в казино. – Стинсон засмеялся и добавил: – К тому же я люблю животных.
* * *
В полуденную жару два человека взбирались вверх по скалистому откосу. Один из них, худощавый и крепкий, поднимался легко, без видимых усилий, другой, довольно полный, взмок от пота. У обоих были усы, черные волосы и карие глаза.
– Ух, тяжело, – пропыхтел толстяк.
– Ты должен ходить со мной в спортивный зал и бегать по утрам, Алек. Тебе нужно восстановить форму.
– Для чего? Чтобы играть в карты? Для этого нужны только сильные пальцы.
– Никогда не знаешь, что может случиться. Быть сильным и ловким необходимо и даже выгодно.
– Ну, а я предпочитаю оставаться толстым и счастливым. Не люблю напрягаться.
– Толстые умирают раньше времени, вот что тебя ждет. Но это случится еще не сегодня. Мы забрались уже достаточно высоко.
– Тебе здесь нравится? – спросил Алек Миркафаи, оглядываясь по сторонам.
– Чудесное место, – отозвался Джамал Раджави. Джамал говорил по-английски с сильным акцентом, медленно, как будто читая книгу. В конце каждого предложения его губы слегка кривились, словно чужие звуки оставляли горький привкус у него во рту. Алек говорил по-английски свободно, естественно, почти как на родном языке.
Укрывшись за высоким выступом у края скалы, они устроились поудобнее и принялись наблюдать за тем, что происходило внизу. Над ними возвышался стройный, как минарет, выточенный ветрами каменный столб, давший название каньону.
Поставив локти на выступ скалы, Джамал поднес к глазам бинокль. Покрутив колесико, он навел фокус на дно каньона, которое казалось теперь не далее чем за сто ярдов от него, и начал медленно переводить бинокль справа налево. Вдоль высохшего русла реки, когда-то здесь протекавшей, шла асфальтовая взлетная полоса. На ней не было ни разметочных полос, ни огней, ни стрелок – ничего, что указывало бы на ее назначение, кроме одинокого ветрового конуса, прикрепленного к верхушке шеста. От нее ответвлялась дорожка, ведущая к бетонному шоссе, вдоль которого проходила линия высоковольтных передач и тянулось полотно железной дороги. Судя по поржавевшим рельсам и сорнякам между шпалами, колея была давно заброшена.
Химический завод занимал участок в несколько акров, обнесенный забором с колючей проволокой. У центральных ворот находился домик сторожа и висела доска, на которой в бинокль можно было прочитать:
ХИМИЧЕСКАЯ КОРПОРАЦИЯ ДРЭГЛЕРА
Пестициды и инсектициды
Пятьдесят лет снабжает растущую Америку продукцией, необходимой для сельского хозяйства
ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН
ЗАКРЫТАЯ ЗОНА
ПРОХОДА НЕТ
НАРУШИТЕЛИ БУДУТ НАКАЗАНЫ
На автомобильной стоянке за заводскими воротами Джамал насчитал около пятидесяти легковых автомобилей и фургонов. Когда-то вдоль стоянки посадили деревья, чтобы их тень защищала машины от перегрева в полуденную жару, однако все они давно погибли, и их голые стволы напоминали о том, сколь жестока пустыня ко всем живым существам крупнее насекомого или ящерицы.
Завод походил одновременно на военную базу и на нефтеперерабатывающее предприятие. На переднем плане высилось трехэтажное административное здание с американским флагом над главным входом. За ним виднелись длинные одноэтажные деревянные строения с маленькими окнами и пологими железными крышами. На заднем плане громоздились цистерны, баллоны, резервуары самых разных размеров, соединенные сетью разноцветных труб и желобов. На запасных путях стояли две цистерны с надписью “Аммиак”. В самом конце каньона, там, где скалистые стены сходились почти под острым углом, территория завода выглядела совершенно заброшенной: ржавели старые цистерны, валялось какое-то оборудование, сквозь трещины бетонных дорожек пробивалась трава. Только сооружения, расположенные поблизости от главных ворот, были свежевыкрашены и несли на себе печать преуспевания. Алек вытер лоб рукавом и сделал глоток из своей фляжки.
– Видишь что-нибудь?
– Чуть ли не половина территории совершенно заброшена. Они почти разорились, потеряв несколько лет тому назад военные заказы. Это мне рассказала Сара.
– А охрана?
– Не нервничай, Алек. Мы ищем здесь дикие цветы. Вынь из сумки свой “Справочник растений пустыни” и увеличительное стекло и положи их в нагрудный карман. Успокойся, закона мы не нарушаем.
Им пришлось ждать целый час. Только после полудня в дальнем конце завода появился серебристый лимузин и медленно подкатил к воротам. Створки ворот разошлись в стороны, охранник в форме помахал шоферу рукой, и машина направилась к взлетной полосе. Там она остановилась, из нее вышли шофер и крупный человек в белой рубашке и темном галстуке. Рукой прикрыв глаза от солнца, они смотрели в сторону сужающейся части каньона. Вскоре послышался отдаленный рокот двигателей. Потом в небе появился и начал быстро приближаться красно-белый двухмоторный самолет. Алек и Джамал пригнулись, боясь, что их заметят с самолета, который пролетел почти над самыми их головами. Самолет круто взмыл вверх и, взяв влево, обогнул шпиль Стражника. Затем опять появился, на этот раз гораздо ниже и с выпущенными шасси.
Джамал внимательно наблюдал в бинокль, как самолет приземлился и, развернувшись, подрулил к лимузину. Двигатели замерли, двери открылись. Высокий человек в европейской одежде легко спрыгнул на землю и поставил упоры под каждое колесо. Потом помог спуститься мужчине в темном костюме. Последовал обмен рукопожатиями.
– Видишь его? – спросил Алек.
Джамал напряженно всматривался в бинокль.
– Высокий в шляпе – должно быть, пилот. В белой рубашке – Трейнер. Готов поклясться, что он бывший генерал.
– А тот, что в костюме?
– Я не вижу его лица... Да это он, Ареф! – От волнения Джамал перешел на фарси, язык своего детства. Он передал бинокль Алеку и присел, опершись спиной о скалу. – Ареф! Дьявол во плоти...
– Точно, это он, – подтвердил Алек, отфокусировав бинокль. – Садятся в машину, едут на завод. – Он следил за ними, пока машины не скрылись из виду, затем сел рядом с Джамалом.
– Странно видеть его здесь, за тысячи километров от поля боя, – тихо сказал Джамал, покачивая головой. На его худощавом аскетичном лице выделялись пристальные, глубоко посаженные глаза. – Я должен был сам убедиться, что это он. Теперь предстоит выяснить, для чего он сюда приехал. Бьюсь об заклад, не для того, чтобы покупать крысиный яд. Придется нажать на Сару, пусть поищет ответ.
– Не очень рассчитывай на это.
– Сара Шулер – моя женщина. Она будет делать то, что я ей скажу. А когда мы узнаем, зачем он приехал, тогда разработаем план действий.
– Я боюсь этих “действий”. Разве мы не можем просто сообщить кому-нибудь, что видели Арефа? У тебя есть связи – пусть им займутся другие. Шпион из меня никудышный, и боевиком я никогда не был.
– Убив его, мы ничего не выиграем, пришлют кого-нибудь другого.
– Слава Богу, ты хоть не собираешься убивать Арефа.
– Для меня это не проблема, – сухо сказал Джамал. – Я мог бы задушить его, не поморщившись.
– Убить человека голыми руками? Сомневаюсь. Я так точно не смог бы. Только если б он набросился на меня с ножом... Не люблю я этого.
– Он может наброситься с ножом на твою мать или отца. Вот как ты должен думать об Ахмеде Арефе.
Алек устало вздохнул.
– Я приехал в эту страну, чтобы избавиться от всех осточертевших “око за око”, “зуб за зуб” и прочей чепухи. При виде крови меня тошнит. – Алек поднялся на ноги и надел рюкзак.
– Иногда ты вызываешь во мне отвращение, – сказал Джамал, не двигаясь.
– Когда ем?
– Нет, когда думаешь. Ты подшучиваешь над своей трусостью, но я уверен, если потребуется, ты найдешь в себе мужество сделать то, что нужно.
– Сомневаюсь. Мы с тобой разные люди, Джамал. И сейчас больше, чем когда-либо раньше. Ты стал волкодавом, а я все еще цыпленок. Ну, пошли. В четыре я должен быть на работе. Меня ждут карты и разбитые сердца.
Глава 4
В лаборантской Гил изучал защитную одежду, висевшую в шкафчике.
С-образный костюм, сделанный из ткани с пропиткой из активированного угля, относительно легкий и нежаркий, недостаточно защищал кожу от воздействия “манекена”. По крайней мере, так казалось Гилу. Полную защиту обеспечивало армейское противохимическое снаряжение, но из-за большого веса его невозможно надеть без посторонней помощи.
Он выбрал сплошной пластиковый комбинезон, вынул его из шкафа и стал осторожно продевать ноги в штанины. Из всех трех видов защитной одежды он был самый легкий и лучше всего подходил для кратковременных работ, хотя в нем было жарко, как в сауне. Сделанный без единого шва, он полностью закрывал ноги, руки и голову и застегивался на “молнию”. Гил надел комбинезон, посмотрелся в зеркало через прозрачную лицевую пластинку, потом руками в перчатках прикрепил шлем – самую неуклюжую деталь костюма, – соединенный дыхательными трубками с резервуаром на спине. Он раздумывал, не залепить ли клейкой лентой “молнию” комбинезона, когда увидел в зеркале, как открылась дверь, и вошел Клем Трейнер.
– Ах, Гил, Гил... – Генерал неодобрительно покачал головой. – Зачем вы это делаете?
Гил открыл молнию и высунул голову.
– Простите, сэр?
– Мы проводим всего лишь небольшое испытание, – покровительственно сказал Трейнер, – а из-за этого костюма оно будет выглядеть более опасным, чем есть на самом деле. Мы же договорились...
Трейнер был высокий крупный мужчина с водянистыми голубыми глазами и плоским розовым лицом. Жесты и голос выдавали в нем человека, привыкшего командовать. Гил заметил, что его всегда аккуратно повязанный галстук съехал набок, а на лбу блестят капли пота, что тоже было необычно для Трейнера.
– Я не помню никакого договора, – заметил Гил. – Мы просто говорили об испытании, вот и все. Я хочу чувствовать себя в безопасности.
– Да, при лабораторных опытах так мы и делаем, но сегодня условия должны быть максимально приближены к полевым.
– Полевым? Вы что, хотите испытывать “манекен” в поле?
– Черт возьми, Гил, за три месяца в лаборатории не было ни одной аварии, ни малейшей утечки газа. Вы сами говорили на прошлой неделе, что костюмы надевать необязательно. Но ведь вы знаете – риск в лаборатории практически равен нулю. В чем же дело?
– Зачем рисковать хоть в малейшей степени, если в этом нет необходимости? – возразил Гил.
– Да мы каждый день подвергаемся опасности гораздо больше, но не думаем об этом. Вышел утром из дому – и тебя сбила машина или поразила молния! Послушайте, Гил, клиент, который будет сегодня присутствовать на эксперименте, нужен нам для завершения программы. Если удастся продать ему газ, у нас появятся деньги. А он будет стоять рядом с ящиком, чтобы убедиться, что газ можно использовать, не принимая особых мер предосторожности.
– Но это невозможно, мы еще слишком мало знаем о свойствах газа. Трейнер закатил глаза и воздел руки к небу.
– О Боже...
Сердце Гила бешено стучало. Никогда еще он так прямо не возражал генералу.
– А кто этот клиент?
Трейнер сжал кулаки и, прежде чем ответить, задержал дыхание.
– Государственный чиновник с Ближнего Востока, Ахмед Ареф. Секретарь по сельскому хозяйству или кто-то там еще. Хочет испробовать “манекен” для борьбы с грызунами. У них на Востоке этих грызунов полным-полно. Здоровые, черти. Так что сегодня никаких костюмов, понятно? Я не хочу сказать, что это приказ, но что-то вроде.
Пальцы Гила вздрагивали в пластиковых перчатках.
– Хорошо, и все же я считаю, что в лаборатории во время опытов следует находиться в защитных костюмах, а посетители должны оставаться в кабине для наблюдателей. И об этом я доложу официально.
– Давайте докладывайте.
Гил боролся с искушением поддаться гневу и выпалить все, что накопилось у него на душе: безумие даже думать об испытаниях “манекена” вне стен лаборатории – слишком газ опасен и непредсказуем, он, Гил Эллис, не допустит этого. Но внутренняя борьба с самим собой закончилась тем, что он робко произнес:
– Не могли бы вы, генерал, принять меня в ближайшее время? Видите ли, мне неясны планы компании относительно “манекена”... у меня есть серьезные опасения... я хотел бы, чтобы их рассмотрели.
Трейлер промолчал и, только выходя из комнаты, бросил через плечо:
– Не волнуйтесь, мы обсудим ваши доводы, поверьте мне.
Но Гил ему не поверил. Чтобы унять дрожь в коленях, он присел на скамью и сжал ноги. Вспомнив, что у него в кабинете на третьем этаже лежит фляжка с виски, он пожалел, что не захватил ее с собой, – самое время выпить для успокоения.
* * *
Три макаки внимательно следили, как Гил обследовал трубы, соединяющие ящик с измерительной панелью. Он проверил, хорошо ли Стинсон смазал соединения вазелином и замотал изоляционной лентой. Таймер и все другие приборы стояли на нуле. На верстаке, на случай крайней необходимости, были приготовлены три бутылки с кислородом и водяной шланг. Сама комната напоминала душевую с бетонными стенами и покатым плиточным полом, в центре которого находилось отверстие для стока воды. После опытов с “манекеном” стены и пол в комнате тщательно промывали горячей водой с мыльным порошком. Поэтому здесь так сильно пахло дезинфицирующим веществом, что Гил старался дышать через рот.
Он склонился над стеклянным ящиком. Мыши беспокойно двигались, их глазки блестели, а усики дрожали. Куини и Кьютнес, мать и дочь, обняв друг друга, следили за каждым движением Гила, Конг непрестанно болтал, вид у него был самый вызывающий. С помощью ручного прибора Гил проверил прозрачные трубы, соединенные с красным стальным резервуаром, на котором стояла надпись PERM. Никаких следов утечки газа не было, но, находясь в одной комнате с “манекеном” без защитного костюма, он все равно чувствовал себя неуютно.
Вошел Трейнер с двумя мужчинами. Один, высокий и поджарый, представился как Джек Ваннеман, специалист по сельскому хозяйству. На нем были джинсы, куртка, кожаные ботинки и широкополая шляпа. Крепко пожав Гилу руку, он вернулся к своему рассказу о перелете из Сан-Франциско. Второй человек, Ахмед Ареф, хмурый, с квадратным лицом и гладко зачесанными назад черными волосами, был одет в тяжелый твидовый костюм, совершенно неуместный в пустыне. Знакомясь с Гилом, он едва коснулся его руки. При этом он шарил глазами по комнате, как будто стараясь запомнить все детали.
– Когда мы перелетели через горы и оказались в Неваде, – смеясь, продолжал Ваннеман, – я сказал: “Смотрите, полковник, Великий Бассейн Северной Америки, двести тысяч квадратных миль голой пустыни, где реки не достигают моря... Они просто высыхают на солнце”. И что вы думаете, Клем, он мне ответил? – Ваннеман с трудом сдерживал смех. – Он сказал: “У меня на родине это был бы оазис”. Я так хохотал, что мы едва не вошли в штопор.
Ваннеман и Трейнер засмеялись. Не обращая на них внимания, Ареф внимательно разглядывал стеклянный ящик с животными. Макаки, взволнованные появлением чужих людей, метались по клетке, высоко задрав хвосты. Конг, оскалив зубы, старался напугать незнакомцев.
– Ну и характер у вас! – сказал Ваннеман, слегка похлопав бесстрастного Арефа по спине. – Хотите казаться грубым и нелюдимым? Ладно, ваше дело. Главное – вы человек слова. Я тоже, как известно вам и вашему правительству. Если вы сегодня заключите сделку, полковник, я знаю, что и меня не забудут.
И тут Ареф заговорил – впервые, как вошел в комнату. Монотонно, почти не разжимая губ, он произнес:
– Не полковник, а мистер Ареф. Моя поездка сюда не носит военного характера.
– О черт, верно! – Ваннеман хлопнул себя по лбу, сбив шляпу на пол.
– Хорошо, господа, – вмешался Трейнер, – давайте начнем. Вы готовы, Гил? Прекрасно. Видите вон того лысого джентльмена за окном с двойными стеклами? Это Эверетт Ордман, наш ученый, занятый теоретическими исследованиями. Он будет следить за качеством воздуха и давлением в лаборатории и в случае аварии, что весьма мало вероятно, включит сигнал тревоги, начнет подачу свежего воздуха и приведет в действие разбрызгиватели, укрепленные, как вы видите, на потолке.
Ордман закивал головой, показывая, что он готов.
– Если вы не заключите сделку здесь, – тихо сказал Арефу Ваннеман, – мы можем вернуться к варианту озера Пирамид. Замечание заинтересовало Трейнера.
– Вариант озера Пирамид?
Гил занялся оборудованием, понимая, что разговор не предназначен для его ушей.
– Да. – Ваннеман понизил голос до шепота. – Перед тем как самолет пошел на посадку, я обратил внимание полковника на озеро Пирамид и большую скалу, покрытую толстым слоем птичьего помета. Моя идея заключается в том, чтобы сбросить пару тонн гуано на аятоллу. Тогда он быстро выбросит белый флаг, а? Неплохая идейка? Я могу достать несколько списанных армейских С-3, а бойскауты их загрузят.
Трейнер с недоумением посмотрел на Ваннемана, а Ареф спросил:
– Неужели вы в самом деле хотите, чтобы война кончилась, мистер Ваннеман? Ведь она сделала вас богатым.
– Я за мир! За мир с позиции силы.
– Самолетов у нас достаточно. Если нам что-то и нужно, то только запчасти, особенно русские.
– Русские упрямы, – сказал Ваннеман, – если бы вы согласились действовать через Израиль...
– Джек, пожалуйста, – взмолился Трейнер, – об этом позже. Хватит отвлекаться! Вот так. Тех мер безопасности, которые вы видите здесь, в полевых условиях не будет, но в лаборатории мы делаем все, что возможно. В пределах разумного, конечно. Измерительный прибор, которым пользуется мистер Эллис, выявит одну миллионную, даже десятимиллионную долю газа, да, Гил? Мы можем предоставить вам сколько угодно таких приборов. Мы делаем их прямо здесь, на заводе.
Все четверо столпились возле ящика с животными, Трейнер стоял рядом с Гидом, гости – напротив них.
– Кроме электронных датчиков, оповещающих о наличии газа в воздухе сиреной, у нас имеется особый, биологический индикатор. – Трейнер взял в руки банку с перфорированной крышкой. – Это мотыльки. Они чрезвычайно чувствительны к газу. Если вы увидите, что их крылышки начинают скручиваться, как можно быстрее направляйтесь к ближайшему выходу.
Ваннемана не интересовали технические подробности опыта, и он отошел в дальний конец комнаты. А может быть, подумал Гил, он не может вынести вида обезьянок.
Трейнер обратил внимание гостей на резиновый шланг, тянувшийся вдоль стены.
– Если произойдет утечка газа, мы собьем его струёй воды. Разбрызгиватели на потолке тоже включатся автоматически, даже если Ордман заснет. Вода полностью уничтожает “манекен”, нейтрализует его. – Он попытался щелкнуть пальцами, но руки были слишком потными. – Поэтому мы советуем вам в полевых условиях иметь поблизости несколько цистерн с водой. Русские разработали какие-то мощные передвижные установки для дезактивации техники. Это лучшее, что есть в мире. Пожалуй, Ваннеман сможет раздобыть вам парочку. Правда, Джек?
Трейнер и Ареф посмотрели на Ваннемана, стоявшего у стены.
– Посмотрим, что можно сделать, – ответил он. Интересно, как специалист по сельскому хозяйству может достать русскую военную технику, подумал Гил. Он уже несколько месяцев подозревал, что Трейнера больше интересует применение “манекена” в военных целях, чем в промышленности, и сейчас он окончательно в этом убедился.
– Если вы случайно вдохнете газ, – продолжал Трейнер, обращаясь к Арефу, – нужно немедленно подышать кислородом. Добавочный кислород в кровеносной системе препятствует развитию паралича и восстанавливает двигательные функции организма. Кислород в этом случае является противоядием. Интересно, что стоит кому-нибудь изобрести какое-нибудь отравляющее вещество, как тут же появляются противоядия, пусть даже несовершенные. Правда, “манекен” – это не химическое вещество в чистом виде, его получают на основе токсинов с применением отравляющих веществ – разумеется, это не имеет отношения к нашей теме, – залогом успеха служит внезапность: противник застигнут врасплох и не знает, какое оружие против него применено. Не правда ли, полковник?
– Мистер, а не полковник.
– Хорошо, хорошо... Гил, объясните, пожалуйста, принцип разницы давлений.
– Как вы, может быть, заметили, здесь тепло. – Злобный, немигающий взгляд Арефа нервировал Гила, и он говорил, обращаясь к макакам. – Это потому, что давление в комнате составляет половину атмосферы, в ящике же давление равно одной атмосфере. Если произойдет утечка газа, его поток пойдет из комнаты в клетку, а не наоборот.
– Блестяще, да? – ухмыльнулся Трейнер. – Иметь под рукой умных людей выгодно.
– Надпись на красном резервуаре, – спросил Ареф, почти не разжимая губ, – что она означает?
– Это сокращение от Pseudo Rigor Mortis – это ложное трупное окоченение, – пояснил Трейнер. – Так мы вначале называли газ. Потом кто-то из лаборатории окрестил его “манекеном”. Это после того, как однажды утром мы обнаружили в лаборатории мертвого уборщика. Он застыл как манекен, со шваброй в руках, глядя прямо перед собой. Если бы его нашли чуть раньше и дали подышать кислородом, он бы ничуть не пострадал. С тех пор название так и прилипло. Я, конечно, сочувствую жертве и его семье, но все-таки не могу не думать о живой силе противника, застывшей в своих окопах. Когда-нибудь “манекен” будет считаться самым гуманным оружием из всех, изобретенных людьми. Сковать противника, обезоружить его, затем оживить кислородом... Есть еще вопросы?
Гил взглянул на Арефа. Неужели он из министерства сельского хозяйства? Скорее он из того же ведомства, что и Генри Киссинджер.
– А почему, – спросил Ареф, – нельзя выпускать этот газ в виде, как бы это сказать, двух близких газообразных веществ? Существует особый технический термин: кажется, двойной, нет, бинарный...
– Правильно, бинарный, – подтвердил Трейнер. – Это прекрасная идея – разложить токсичный газ на два безвредных компонента, которые соединяются в момент использования, скажем, в артиллерийском снаряде, летящем к цели. Как вы знаете. Соединенные Штаты уже переводят свой химический арсенал на этот принцип действия. Загвоздка лишь в том, что никогда не знаешь наверняка, как перемешаются эти компоненты. Нельзя же планировать атаку – ну, например, на крыс, – не зная, какой крепости получится яд.
Трейнер продолжал делать вид, будто Арефа интересует уничтожение грызунов. Неужели он полагает, подумал Гил, что я не только слеп и глух, но и к тому же глуп?
– Трудность не только в этом, – сказал Гил достаточно громко, чтобы его слышали все. – Мы еще не умеем разлагать “манекен” на компоненты. Для этого нужно провести большую исследовательскую работу, научиться контролировать его эффективность, стойкость, длительность действия, разработать методы безопасного хранения и транспортировки.
Трейнер перебил его, громко заявив:
– Им неинтересны наши производственные проблемы, Гил, которые к тому же можно решить очень быстро. – И, гневно взглянув на Гила, он подошел к Арефу, бросив на ходу: – Пора начинать демонстрацию. Вы меня поняли?
Кипя от ярости, Гил повернулся к приборной доске со множеством вентилей и шкал. Нужно сдерживать свои чувства. Если он начнет сейчас спорить с Трейнером, то может наговорить много лишнего, о чем потом будет жалеть. Чтобы успокоиться, он занялся приборами.
Легкий поворот самого большого вентиля – и цифры на табло стали быстро меняться: 0.000, 0.015, 0.500. Внутри прозрачной трубки появилась голубая струя с карандаш толщиной и, то расширяясь, то сужаясь, поползла от красного резервуара к ящику с животными.
– Когда газ выпускают, он имеет тенденцию прижиматься к поверхностям, – пояснял Трейнер. – Это объясняется наличием промежутков во внешнем кольце электронов в молекуле, благодаря чему вещество вступает в соединение с другими веществами, а также силой поверхностного натяжения. Если это вас интересует, Гил расскажет поподробнее, он инженер-химик. Чтобы видеть газ, мы добавляем немного кобальта. В своем естественном состоянии он не имеет ни цвета, ни вкуса.
Гил повернул вентиль еще на четверть оборота. Цифры на индикаторе запрыгали, потом установились на 0.900. Макаки в ящике в поисках выхода стали тыкаться во все углы, наталкивались друг на друга.
Вдруг из отверстия трубки, как дым от сигары, появилось облачко голубого газа, которое тут же заволокло одну из стенок ящика. Постояв секунду-другую в углах, газ появился сразу возле всех поверхностей. Чистая стеклянная гладь подернулась голубым, будто электричество активизировало неоновую пленку. Гил вернул вентиль в начальное положение, индикатор опять показывал нуль.
– Обратите внимание, – сказал Трейнер, – мыши в ящике перестали двигаться. Они похожи на игрушечных, верно? Сейчас дойдет очередь до обезьян. Сначала газ попадает в их организм через подошвы ступней, затем проникает в легкие. Но взгляните на тараканов – никакого эффекта! Ни США, ни Россия, таракан – вот настоящая сверхдержава! – со смехом добавил он.
Секунд через тридцать движения обезьянок замедлились: словно они брели по грудь в воде. Еще через тридцать секунд идти им, казалось, стало совсем невмоготу. Стоя на месте, они медленно сгибали и вытягивали лапки, поворачивались и нагибались, будто делали зарядку. Гил не сводил глаз с Кьютнес, самой маленькой из обезьянок, которая больше всех походила на человека. Он знал, что этому сходству нельзя придавать слишком большого значения. И все-таки его не покидало ощущение, что жесты и мимика Кьютнес выражают ужас, ужас ребенка, который не может убежать от опасности. Зубы ее обнажились, круглые глаза метались из стороны в сторону, лапками она делала круговые движения, пытаясь отогнать невидимого противника. Но этого противника отогнать было нельзя: газ проникал через кожу ступней и ладоней, поступал в легкие с дыханием и вместе с кровью добирался до мельчайших сосудов, поражая клетки мышечной ткани.
Гил наблюдал, как обезьянки изгибались все медленнее и медленнее и наконец замерли в разных позах, напоминая чучела в витрине таксидермиста. На их мордочках застыла гримаса ужаса. Выпустить такой смертоносный газ с территории завода и испытывать его на людях на поле боя!.. Нет, Трейнер явно сошел с ума. Возле дверей стонал Ваннеман, которого, видимо, тошнило.
Что подумала бы обо всем этом Карен? Скорее всего она посоветовала бы ему послать Трейнера к черту и позвать полицию. Как он сможет перед ней оправдаться? Ему трудно будет что-либо ей объяснить. А впрочем, хватит думать о Карен. Ведь она ушла из его жизни и надо учиться самому принимать решения. Но ему так необходимо хоть с кем-нибудь поговорить...
Ход его мыслей прервал настойчивый шепот Трейнера:
– Гил, выключите газ.
Вздрогнув, Гил осознал, что, если не откачать газ немедленно, животные погибнут. Он быстро повернул вакуумный вентиль и увидел, как слабый голубой дымок изменил направление и стал исчезать в вытяжной трубе. Через десять секунд стеклянный ящик был чист, но у Гила сжалось сердце при мысли, что он опоздал.
– Газ в первую очередь поражает конечности и основные мышцы, постепенно парализуя их, – объяснял Трейнер, словно все шло как было задумано. – На органы, управляемые автономной вегетативной нервной системой, – сердце, железы, легкие, а также глаза, – он воздействует в последнюю очередь. Смотрите внимательней. Видите?
Трейнер и Ареф склонились над ящиком. Гил держал руку на кислородном вентиле и не сводил глаз с Кьютнес, которая, кажется, получила большую, чем родители, дозу “манекена”. Странная поза и вытянутые лапки делали ее похожей на карикатуру.
– Они не могут двигаться, – удовлетворенно продолжал Трейнер, – но, как вы заметили, они дышат, вращают глазами. Их уже подвергали воздействию “манекена”, поэтому они вряд ли очень испуганы. Прежде чем вы зададите вопрос, мистер Ареф, разрешите мне сказать вам, что они могут находиться в таком состоянии часами, в зависимости от того, сколько газа попало в систему кровообращения. Если слишком много, поперечно-полосатые мышцы сжимаются и животные испускают дух.
Ареф взглянул на Трейнера, вопросительно подняв бровь.
– Испускают – что?
– Дух. – Трейнер пожал плечами. – То есть умирают. Мертвые. Капут. Но, как правило, постепенно действие газа слабеет, симптомы парализации исчезают и животные полностью приходят в себя. Обычно это занимает несколько часов, но если использовать кислород, то гораздо меньше.
Видимо, обезьянки произвели на Арефа сильное впечатление. Глядя на них, он пробормотал что-то на незнакомом языке.
– Важно отметить, – Трейнер понизил голос, – что газ не оставляет следов в организме. Совершенно. Пока еще не найдено такого теста, который позволял бы определить, что произошло. Вы сами понимаете, какое это может иметь значение... в некоторых обстоятельствах.
Ареф едва заметно кивнул.
– Как вы предполагаете доставить газ к месту действия? – спросил он.
Трейнер начал объяснять, но говорил он так тихо, что до Гила долетали только обрывки фраз:
– На месте применения распылять с самолета... Доставка оптом... в большом объеме... баллоны со сжиженным газом... по железной дороге... погрузим на судно... могу показать вам чертеж железнодорожной цистерны, которую мы...
Гил был бы не прочь послушать и дальше, но его внимание привлекла маленькая макака. Она стояла неподвижно в трех дюймах от стенки ящика. Затем, потеряв равновесие, стала клониться влево, пока не уперлась плечами в стекло. Правая лапа, приподнятая над полом, подчеркивала безжизненность ее позы. Гил пристально всмотрелся в обезьянку: взгляд макаки был устремлен в какую-то отдаленную точку, глаза подернуты полупрозрачной пленкой. Она походила на старую игрушку, брошенную в угол чулана. Гил чертыхнулся про себя.
– Клем, – глухо сказал он, прерывая объяснения Трейнера, – мне кажется, что с Кьютнес не все в порядке.
– Ерунда. – Быстрым движением руки Трейнер показал на баллон с кислородом. Гил повернул вентиль, стрелка двинулась по шкале вправо, раздалось тонкое шипение. Потом в лаборатории хлопнула дверь. Все повернулись и увидели, как побледневший Ваннеман выходит, зажав руками рот.
– Этот специалист по сельскому хозяйству, кажется, не привык к виду страдающих животных, – заметил Гил, взглянув на генерала.
– Да, здесь нужна привычка, – сухо усмехнулся Трейнер. – Из него не получится хороший солдат. А сейчас, полковник, следите за тем, что будет происходить. После того как кислород попадает в легкие, выздоровление наступает очень быстро.
Прошла минута, другая.
У Конга, самого крупного из обезьян, появились слабые признаки жизни. До этого он стоял, расставив задние лапы, вытянув вперед передние и слегка согнув пальцы. Сейчас он очень медленно начал сжимать пальцы в кулаки, будто проверяя, не сломаны ли они. Губы, обнажавшие неровные желтые зубы, постепенно сошлись в прямую линию, затем вытянулись вперед, и его лицо приняло характерное выражение.
– Старина Конг почти оправился, – сказал Трейнер. – Ах, эти его губы, сложенные для поцелуя, – они напоминают мне мою первую жену.
Куини тоже приходила в себя. Сделав неловкий шаг, она упала на все четыре лапы. Потом несколько раз глубоко вздохнула, выгнула спину и, махая лапками, высунула язык. Хвост двигался по сторонам, как кнут. Через минуту обе взрослые макаки даже пробовали ходить – сперва шатаясь как пьяные, затем все более уверенно. Странно, но они не обращали никакого внимания на свою неподвижную дочь. Конг задел ее, и Кьютнес упала, уткнувшись мордочкой в пол и странно растопырив лапы. Конг и Куини кружили по ящику, сгибали и разгибали лапки, сердито болтали, переступая через Кьютнес как через сломанную куклу.
– Клем, мы потеряли ее, черт побери! – сказал Гил. Повернувшись к окну аппаратной, он крикнул: – Эверетт, вы слышите меня? Похоже, Кьютнес умерла. Пришлите Стинсона с проволочной клеткой.
– Положите ее в холодильник, пусть посмотрит доктор, – сказал Трейнер. – Может быть, она была больна.
– Она не была больна. Просто никогда не знаешь, как будет вести себя этот проклятый газ. В этом вся загвоздка.
– А я думаю, вся загвоздка – в вас. – Сердито посмотрев на Гила, Трейнер повел Арефа к дверям. – Если бы у нас были три обезьяны одного размера, они бы все остались живы. При одинаковой дозировке больше всех страдает животное с маленькой массой тела.

Бирн Роберт - Поезд смерти => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Поезд смерти автора Бирн Роберт дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Поезд смерти своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бирн Роберт - Поезд смерти.
Ключевые слова страницы: Поезд смерти; Бирн Роберт, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Железный тигр