Потиевский Виктор Александрович - Западня 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Черноморченко Андрей

Интерферотрон Густава Эшера


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Интерферотрон Густава Эшера автора, которого зовут Черноморченко Андрей. В электроннной библиотеке adamobydell.com можно скачать бесплатно книгу Интерферотрон Густава Эшера в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB или читать онлайн книгу Черноморченко Андрей - Интерферотрон Густава Эшера без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Интерферотрон Густава Эшера = 73.96 KB

Черноморченко Андрей - Интерферотрон Густава Эшера => скачать бесплатно электронную книгу


Интерферотрон Густава Эшера

T Copyright Андрей Черноморчемко, 1997
Этот файл - моя первая попытка написания романа. Сейчас я испытываю
сомнения - а стоит ли продолжать? Буду признателен, если кто-нибудь от-
зовется с советом (желателно - дружеским).

Читательские отклики присылайте по
Email: kolbistr@spidernet.com.cy
Date: 29 Apr 1997

Севастополь
1997

Why are immoral childish well-intentioned
easygoing eloquent sisters like authentic
tensions? because sisters
scrutinize generously. a balance is
like a kind of sexy connoisseur, it
sings to God he lights up he
clouds their ferocious commotion's
defenestration does, must many
luxurious failures need ordinarily and
with ease? must purple aggravations adore?
must innumerable psychopaths disturb? must
any fathers numerate? with yearnings,
Marcello wants too few decisions
despairingly and today are living for some
cosmological sands, few sexy
appetites will be Psyches their own
carnivorous breadth is like his
clairvoyant assumption, it takes from
Madonna some condemnations exorcise,
too few breaths pine for a lot of angelic
planets Josephus Stillbourne, Songs of
Decay and Misfortune

Океанский прибой колыхал прибившийся к берегу кал аквалангиста. Гус-
тав сидел в шезлонге, вдыхал вечерний воздух и рассеянно смотрел на мут-
но-зеленую волну, катившую на своем гребне надувной матрас с полуразло-
жившимся мальчиком. Две недели назад еще одного соседского ребенка, ког-
да тот запускал воздушного змея, унесло порывом ветра далеко за пики
гор. В запасе у родителей оставалось еще трое. Густав с облегчением по-
думал о том, что Эвелина, с которой их связывало уже более двух с поло-
виной лет совместной жизни, даже не задумывается о потомстве.
Он поменял диск в переносном проигрывателе. Из динамика тихо потяну-
лась пронзительная вторая часть 3-й симфонии Вагнера. Густав любил ста-
рых мастеров и сейчас, затаив дыхание, вслушивался в лирическую тему,
которую деликатно выводил контрфагот. Чуть позже вступили скрипки и
флейты - тревожное предзнаменование грядущих бурь, завершавшихся к фина-
лу Andante ma non troppo очистительным катарсисом и успокоением. Удар
гонга на отметке 6:37 по индикатору неизменно вызывал у Густава трепет-
ное томление и слезу.
Уйдя пару лет назад в отставку по состоянию здоровья и получив при-
личное выходное пособие, Густав почти все средства потратил на собирание
обширной фонотеки, воплотив свою давнишнюю мечту. Музыка для него непре-
менно асоциировалась с каким-нибудь личным переживанием, обычно пе-
чальным, и вызывала неуправляемый поток эмоций. Эвелина часто уже глухой
ночью, выйдя к берегу, обнаруживала мужа в состоянии глубочайшего эсте-
тического транса, с пеной на губах скрючившимся в промокшем насквозь си-
дении шезлонга. Она доставала тогда из проигрывателя ненавистный ей
диск, ломала его и втаптывала золотистые кусочки глубоко в песок, после
чего окатывала Густава морской водой. Придя в сознание, он сразу же про-
тягивал руку за пластинкой, и, не обнаружив ее, вопросительно смотрел на
Эвелину, которая указывала на облезлую чайку, при свете фонаря ловившую
мух над песком: "Ты же знаешь, Гуги, до чего эти твари падки на всякие
сверкающие безделушки". Дома у них собралось уже порядочно пустых плас-
тиковых коробок, наверное, треть коллекции.
Густав обреченно кивал головой; Эвелина помогала ему подняться и,
опираясь на ее плечо, он медленно шел к невысокому двухэтажному домику,
стоявшему на обрывистом склоне. Их жилище было оборудовано всеми типовы-
ми приспособлениями, которые полагалось иметь каждой семье на исходе
XXIII века, хотя внешне ничем не отличалось от скромного дачного коттед-
жа трехвековой давности. Эвелина страстно увлекалась антиквариатом и,
помимо постоянных экскурсий на ближайшую свалку ради поиска древних без-
делушек, приложила все старания, чтобы отделать дом сообразно своим
представлениям о старине. Покатая крыша с поросшей мхом черепицей предс-
тавляла собой искусно закамуфлированную многоячеистую антенну с солнеч-
ными батареями. Микроплазменный светильник у входа имитировал архаичный
люминесцентный фонарь, и Эвелина затратила массу времени и нервов, чтобы
добиться того самого "рыбьего" оттенка, о котором читала в старинных ро-
манах. Густав периодически собирался ей сказать, что это освещение
весьма напоминает ему интерьеры криминалистической лаборатории, куда ему
приходилось столь часто наведываться за свою недолгую карьеру внештатно-
го консультанта департамента полиции. Однако он все время сдерживался,
понимая, что Эвелина может не на шутку обидеться, - она была истово уве-
рена в необходимости создания именно такого семейного гнезда, наподобие
тех, что регулярно рекламировали по холовизору как последнее веяние в
домостроительстве.
Пока Густав приходил в себя, сидя на скамейке у высохшего бассейна,
Эвелина открывала дверь с фальшивым глазком, надтреснутым аптекарским
колокольчиком и тщательно приклеенным ржавым висячим замком. К двери
также была приделана табличка: "Доктор Захарий Якобсон, гомеопатия и иг-
лоукалывание". Это был настоящий артефакт середины XX века, гордость
Эвелины, выуженная ею из-под обломков многоэтажного здания в Мертвой зо-
не. Ни она, ни Густав понятия не имели, кто был доктор Якобсон. А если
бы Эвелину спросили, что такое гомеопатия или иглоукалывание, она навер-
няка не смогла бы ответить, - новейшие свойства человеческого организма
давно исключили потребность в медицине, а эпизодические функциональные
расстройства по мере возможности устранялись органомеханиками. В отличие
от нее, Густав глубже знал историю, хотя это и не имело прямого отноше-
ния к его профессии. Поэтому он всегда с легким содроганием входил в
собственный дом, где мебель угрожала рассыпаться (очень дорогой, куплен-
ный по случаю гарнитур, выпускавшийся на территории под названием "Мол-
давия" в 1970-х годах), в углу громоздился огромный пыльный рояль
Smirnoff с полопавшимися струнами и почерневшими клавишами, а на стене
висел аутентичный, но полностью выцветший календарь за 1997 год с изоб-
ражением неведомой девушки по имени Шифер.
Эвелина помогала Густаву раздеться, и, пока он принимал душ, разводи-
ла в камине огонь и подогревала на нем побитые молью и истоптанные за
последние двести пятьдесят лет множеством пахучих ног теплые тапочки му-
жа. Она знала, что так было принято в стране, именовавшейся Англия, и
свято соблюдала этот ритуал каждый вечер, хотя ее тошнило слегка от ис-
парений, распространявшимися двумя мохнатыми и туповатыми заячьими мор-
дочками с обтрепанными ушами. Густав же всегда с трепетом просовывал в
заячьи недра свои конечности, подозревая, что в их глубинах гнездится
какой-нибудь древний свирепый грибок, который в один прекрасный день
разъест ему ноги по самый пояс. Однако он и заикнуться не смел насчет
покупки обычных шлепанцев, наверняка стоивших раз в двадцать дешевле
этой раритетной рвани.
- Чаю, дорогой?
- Да, дорогая.
Их диалоги своей скудостью напоминали древние телевизионные сериалы.
В принципе говорить им особенно было не о чем; они часто ощущали необя-
зательность своих отношений. Оба были достаточно обеспеченны, до брака
каждый был вполне независим, да и сам институт супружества за истекшие
годы подвергся столь значительной эрозии, что многими воспринимался как
курьезный пережиток и чаще всего сводился к недолговечному совместному
проживанию. Необходимость семейных связей для воспроизводства потомства
была отвергнута всем бурным ходом развития генной инженерии и компьютер-
ных технологий. На пересечении этих двух наук, начиная с 2075 года, поя-
вилась возможность считывания полного биологического кода любого индиви-
дуума с последующей генерацией, что сделало бессмысленными преступления
против личности и в общем-то отменило смерть: при подаче заявки в бли-
жайший биопункт о гибели или естественной кончине кого-либо из родствен-
ников через два дня приезжала точная копия усопшего, здоровая и помоло-
девшая. Процесс в дальнейшем был еще более автоматизирован благодаря
вживлению в черепную коробку радиобуйков, начинавших подавать сигналы в
случае прекращения жизнедеятельности хозяина, и новый экземпляр изготав-
ливался и отсылался автоматически.
Спустя пятнадцать лет параметры каждого жителя планеты были внесены в
центральный банк биоданных. Это позволило с абсолютной точностью предс-
казывать характеристики потомства, а еще через двадцать лет успехи хими-
ческого синтеза привели к появлению первых полностью искусственных де-
тей: потенциальная мать выбирала отца по каталогу и через три дня полу-
чала ребенка требуемого возраста (от одних суток до 15 лет), вычисленно-
го программным способом на основании кодов обоих "родителей" и полностью
выращенного фабричным способом из органического киселя. Поскольку отцом
мог быть кто угодно, даже не догадываясь об этом, то традиционная семья
бесповоротно потерпела крах, а размножение и секс в массовом сознании
окончательно стали совершенно несвязанными понятиями.
Подавляющее большинство населения, естественно, предпочитало получать
детей уже достаточно взрослыми, дабы избежать неприятной возни с неуп-
равляемой молодой порослью. Вскоре выяснилось, что новое поколение зем-
лян появляется на свет сразу в возрасте двенадцати лет и старше. Еще лет
через тридцать оказалось, что в программе искусственного размножения
имелся небольшой дефект, и всем людям отныне потребуется постоянная ген-
ная коррекция с помощью встроенных в тело органических микропроцессоров.
Это заодно исключило всякую возможность получения детей устаревшим тра-
диционным способом. В ходе последовавшей затем шестой мировой войны
центральный банк биологических данных был уничтожен, технология оказа-
лась утерянной, и человечество осталось наедине со своими стареющими те-
лами, все с меньшим успехом поддававшимися ремонту. Последний ребенок
появился на Земле в 2157 году, почти 140 лет назад, - некоторые родите-
ли, подобно соседям Густава, с помощью ингибиторов роста тормозили раз-
витие потомства, сохраняя сами благодаря постоянным инъекциям ис-
кусственную молодость и заодно - иллюзию семейной жизни.
Густав отхлебнул из чашки отдававшей бергамотом жидкости и, повернув-
шись к панели холовизора, скомандовал: "То же, что и вчера". Голос из
панели уточнил: ""Историю пятой мировой войны" Уильяма Хоггарта, откры-
тую на 437-й странице?" Густав подтвердил свой запрос, и через несколько
секунд на столике молекулярного синтеза появился его заказ.
Иногда он задумывался над тем, что бы значила их повседневная жизнь
без холовидения с его 36 тысячами каналов голографического изображения,
неограниченной возможностью получения информации и материализации пред-
метов. Холовизор мог заполнить неотличимой от реальности картинкой ком-
нату любых размеров и доставить на дом заказ, выбранный из бесчисленного
множества каталогов. Эвелина сидела возле "ящика", как его по старинке
именовали, почти непрерывно, окруженная светящимися фантомами, которые
занимали почти все пространство первого этажа. Бесконечное разнообразие
зрелищ обеспечивалось тем, что программы последние лет сто пятьдесят
произвольно генерировались компьютерами на центральной студии. Станция
холовидения не имела ни камер, ни павильонов, ни дикторов, и красочные
образы, возникавшие в воздухе перед панелью "ящика", были результатом
хитрого машинного кода, заставлявшего один компьютер на лету сочинять
вестерн или мелодраму, другой - устраивать лотерею, третий - транслиро-
вать музыкальную передачу и так далее. Сигнал в дом перебрасывался через
спутник, и все домашние холовизоры были объединены в глобальную сеть.
Любая программа сохранялась в памяти компьютера и повторялась только в
том случае, если ее смотрело минимум пять тысяч зрителей. Это означало,
что Эвелина была обречена только на новинки, поскольку население земного
шара к тому времени не превышало полумиллиона человек.
Густав давно усвоил, что жену, сидящую у холовизора, не стоит тро-
гать. Она была энтузиастом зрелищ и трепетно верила всему, что ей пока-
зывали. Попытки указать на очевидный абсурд в какой-нибудь программе
приводили к вспышкам неконтролируемой ярости, после чего они могли днями
не разговаривать. Густаву в эти моменты очень сильно хотелось заказать
по холовизору африканскую мамбу и подбросить ее Эвелине в душ. К сожале-
нию, он знал, что почечный микропроцессор заблокирует распространение
токсина, и, в худшем случае, после легкого расстройства желудка супруга
закатит грандиозный скандал с угрозами окончательного выяснения отноше-
ний. Густав не любил женские вопли.
Он взял со столика книгу, еще теплую после синтеза. Неудобной особен-
ностью холовизора, которую уже некому было исправить после недавней
опустошительной войны, было то, что все заказываемые предметы оказыва-
лись недолговечны и рассыпались спустя несколько часов. Густав уже в пя-
тидесятый раз запрашивал одно и то же издание. Всякий раз оставляя его
на своем ночном столике, он к утру обнаруживал лишь толстый слой зелено-
ватой пыли. По этой же причине дома у них никогда не было ни запасов
продовольствия, ни кухонной утвари, - Эвелина все получала прямо на стол
по последним рекламным холокаталогам "высокой кулинарии".

Черноморченко Андрей - Интерферотрон Густава Эшера => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Интерферотрон Густава Эшера автора Черноморченко Андрей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Интерферотрон Густава Эшера своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Черноморченко Андрей - Интерферотрон Густава Эшера.
Ключевые слова страницы: Интерферотрон Густава Эшера; Черноморченко Андрей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн