Линдгрен Астрид - Петер и Петра 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Мзареулов Константин

Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля автора, которого зовут Мзареулов Константин. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Мзареулов Константин - Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля = 256.49 KB

Мзареулов Константин - Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля => скачать бесплатно электронную книгу



Демоны Грааля

(Хроники Фауста – 3)

I
Царская жизнь, при которой семья разбросана по десятку Теней, замков и резиденций, имеет множество достоинств, но и неудобств при этом хватает. Порой возникают неожиданные обязанности, от которых невозможно отвертеться…
Заскочив в Артаньян, чтобы забрать кое-какие вещички, Фауст застрял тут почти на сутки. Подлечив накануне амберскую королеву, он торопился к братьям, которые ждали в Дельфийском минарете. Узнав, что вернулся кто-то из царских сыновей, набежали просители. Так уж повелось в этом Отражении: по всем спорным вопросам бить челом сразу верховному правителю.
Слушая просителей, Фауст только диву давался и просто не знал – то ли накричать и выгнать, то ли смеяться. Большинство челобитных касалось проблем, с коими запросто мог бы разобраться сельский или квартальный староста. Так нет, царский суд им подавай!
Лишь одно дело показалось ему серьезным: племя кошколюдей просило дать в Эльсиноре землю, чтобы отселить три-четыре дюжины семей. Отказать было нельзя, тем паче что главы всех семейств – заслуженные ветераны.
Воевода Смилодон. непривычно штатский без кирасы, в кафтане, с единственным кинжалом у пояса, выжидательно смотрел на герцога круглыми глазами старого хитрого кота. Невольно улыбнувшись, Сын Вампира предостерег:
– Вас же мало, а там пока опасно,
– Ничего, повелитель. Время в тех краях течет веселее здешнего, а кошки размножаются быстро. Когда мы сможем отправиться?
Пожав плечами, Фауст сказал:
– В любой момент. Я буду там через полчаса. Могу прихватить твоих соплеменников.
Как и следовало ожидать, переселенцам нужно было время, чтобы собраться в дорогу. Однако Смилодон пообещал привести небольшую стаю молодняка, чтобы начали обустраиваться и подготовили деревеньки для прибытия колонистов со скарбом.
Воевода заторопился к своим, а перед Фаустом уже стоял очередной мужичонка с очередной архиважной челобитной. Его жена в прошлом месяце сбежала к соседу, оставив рогатому мужу детей, но прихватив кое-что по хозяйству. Крестьянин, проявляя дивное человеколюбие, вовсе не просил герцога наслать на изменщицу громы и молнии. Он всего лишь требовал вернуть имущество, а детей отдать беглой супруге.
Мысленно застонав, Фауст осведомился:
– Что говорит ваш староста? Мужик удивленно сообщил:
– Не ходил я к старосте, повелитель. Тебя ждал.
– Значит, так! – Герцог встал и обратился ко всем: – Отец наш назначил царевых судей, коим доверено рассматривать все тяжбы. Если их решение не примирит стороны, спор передается наместнику графу Ренку. И только после него вас будет судить кто-нибудь из царской семьи. Понятно?
– Понятно, – ответил хор недовольных голосов.
– Тогда убирайтесь, – скомандовал Фауст.

Оказавшись на земле пращуров, кошкоглавые парни благоговейно озирали двор эльсинорской твердыни. Ноздри часто-часто подрагивали, втягивая воздух Отражения, из которого бежали деды.
Здесь не было морских запахов, витавших над Артаньяном. В воздухе Эльсинора чувствовался слабый аромат хвойных лесов, окружавших гранитную глыбу крепости. Над замком собирались тучи, небо налилось свинцовой тяжестью. На горизонте сверкнули молнии. Надвигалась гроза.
Поручив переселенцев заботам капитана дворцовой стражи, Фауст достал Карту, чтобы вызвать Мефа. Старший брат ответил недовольным голосом:
– Где вас носит?
– Нас? Верви еще не появился? – удивился Фауст. – Я стою во дворе, но малыша здесь нет.
– Наш младшенький такой же разгильдяй, как и ты, – повторил свою любимую сентенцию Мефисто. – Я уже третий час жду вас обоих. Проходи.
– Я уж пешочком. Надо кое-куда заглянуть по дороге.
Забежав к себе, Фауст бросил сумку, рассовал по карманам несколько полезных магических игрушек и направился в другое крыло замка к лестнице, ведущей в Дельфийский минарет. Скоро он понял, что лучше было козырнуться, а не тащиться через ставшую густонаселенной резиденцию.
С недавних пор в коридорах замка расплодилось множество благообразных тетушек с хорошими манерами. При виде братьев их лица принимали приторно-одобрительное выражение. Фауст без труда догадался, что леди Геката устроила большой слет ведьм.
Одна из них, засияв умильной улыбочкой, направилась к Фаусту, но герцог предусмотрительно прикрылся детским заклинанием невидимости. Ведьма растерянно завертела головой. Искусство герцога оказалось сильнее, чем ее возможности. Другим теткам повезло больше.

Вервольф шел на три десятка шагов позади брата. Увидев, как исчез Фау, он оценил остроумие сине-золотого, но сам так не умел. Колдуньи радостно окружили сыночка своей повелительницы. Опытным глазом они сразу определили, что рыцарь не слишком искушен по части колдовства, и принялись давать полезные советы. Оборотень был готов сбежать, растолкав назойливых мастериц магии, но тут, на его счастье, в действие вступила Геката.
Привлеченная шумом, царица глянула с балкона, осведомившись: мол, что здесь происходит?
– Помочь надо мальчику, – сообщила пожилая ведьма. – Совсем слаб в чародействе.
– Научится, – строго сказала Геката. Тетка зашуршала тяжелыми тканями юбок и ласково пропела:
– Подарю ему несколько заклинаний. Пригодятся.
– Ты мне ребенка не порть, – прикрикнула царица. – Пусть сам о себе заботится.
– Не серчай, владычица. От бабушки подарочек принять не зазорно.
Неторопливо шевеля пухлыми пальцами, ведьма расстегнула расшитую жемчугом сумочку. На свет последовательно были извлечены: увесистая связка ключей, брелок в форме человеческого скелета с непропорционально большой волчьей головой, игральные кости, наполовину полный флакон с красной жидкостью, незнакомые банкноты разного цвета и мелкого достоинства, записная книжка с клинописью на обложке, маникюрные ножнички, моток ниток с иголкой и наперстком.
Убрав большую часть предметов обратно в сумочку, тетка оставила только брелок и записную книжку. Кольцо брелока ведьма надела младшему герцогу на мизинец и, раскрыв книжку, по слогам прочитала несколько заклинаний, в интервалах вставляя комментарии.
К своему удивлению, Вервольф обнаружил, что начинает постигать детали, прежде ускользавшие, а потому казавшиеся недоступными. Пожилая колдунья объясняла гораздо доходчивее, чем Мефисто, которого вечно раздражало, если братья не могли ухватить на лету суть дела. Теперь же он очень четко представлял, как собрать из простых элементов настоящее серьезное заклинание.
– Огненный Щит – это же самые азы, – презрительно сообщила Геката. – Кончайте самодеятельность. Его братья заждались.
– Спасибо, тетенька, – шепнул герцог. – Я и вправду спешу.

Зеркала стояли по углам. Пол пятиугольной гранитной палаты был устлан толстыми коврами, на которых развалились, облокотясь на подушки, старшие братья. Два зеркала транслировали безлюдные пейзажи – морской и горный, третье вовсе бездействовало, подрагивая серо-зеленой пеленой. Однако на двух других пластинах мелькали знакомые личности.
… Мерлин и Колесный Призрак в Отражении, где нет настоящей суши. Под ногами короля Хаоса мягко шевелится бугристая поверхность – словно оранжевое с прозеленью болото. Субстанция упруга, и сын Дары шагает по ней, не проваливаясь. Странное море
громоздит валы, на один из которых Мерлин поднимается, как на курган. С вершины король видит обширную оранжевую равнину, принимающую вдали багровую окраску.
– Это должно быть здесь, – убежденно говорит Колесный Призрак. – Я чувствую, что в этих Тенях есть какая-то страшная магия.
– Не факт, что она имеет отношение к предмету наших поисков, – отвечает Мерлин.
– Остановись, па! – вскрикивает вдруг Янтарное Кольцо, – Я боюсь того, что спрятано в глубине.
– Здесь, под нами?
Колесный Призрак долго молчит, будто обдумывает ответ. Наконец произносит осторожно и неуверенно:
– Не здесь, но где-то рядом. В ближайших Отражениях.
– Но это не оно? – уточняет раздосадованный Мерлин.
– Нет, не оно.
– Тогда нам нечего делать в этом месте.
Мерлин произносит эту фразу решительным тоном, однако уходить не спешит и долго стоит в задумчивости. Межтеневой процессор тоже размышляет, прокачивая терабайты по ячейкам своей трансцендентной схемы. Наконец Призрак прерывает молчание:
– Папа, помнишь, о чем говорил маразматический старикашка?
– Ты имеешь в виду Сухея?
– Его самого. Он сказал: есть не так уж много укромных Теней, где мог спрятаться Дворкин.
– Помню. Ну и что?
– На самом деле я насчитал две дюжины таких Теней. И подумал: там может скрываться не только твой прадед, но и оно.
Мерлин вскрикивает:
– Да! Да! – Потом говорит уже спокойнее: – Значит, нужно посетить эти места. Одно за другим. Вспомни, Сухей говорил, что оно спрятано в Отражении Монсальват.
– Говорил, – насмешливо соглашается Колесный Призрак. – Только никто не знает, какое из Отражений носит такое имя. Почему-то забыли развесить дорожные указатели…
Зеркало чернеет, затем снова выдает изображение. Два монстра раз за разом бросаются друг на друга. То ли смертельный бой, то ли случка.
Во втором зеркале братья видят принца Деспила. Младший сын Дары скачет верхом на демоническом жеребце. С ним – на кобылах той же породы – две симпатичные девицы, обе явно рождены на окраинах Дворов Хаоса.
– Что ты ищешь? – интересуется обнаженная по пояс демонесса, показывая не слишком длинные клыки.
Принц вздыхает:
– Если б я мог это понять.
Амазонки из эскадрона конной гвардии подобострастно прыскают. Деспил легонько передергивает Отражение, добавляя пейзажу толику цивилизованности, и вскоре всадники останавливаются у крыльца горного кемпинга. Увидев жутковатых гостей, хозяин заведения бледнеет и хватается за сердце, но пригоршня звонких монет прогоняет страх. Принц и две кавалерист-девицы скрываются в уютном домике…
… Мандор летит через Тени, оседлав дракона. Оба заметно устали, поэтому они опустились на поляну в лесу среди ночи. Костер, дичь на вертеле, бутылка вина. Похоже, это надолго…

Отвернувшись от зеркала, Мефисто презрительно высказался: дескать, конкуренты ищут методом тыка, наугад посещая Отражения, которые кажутся им подозрительными. Братья немного позлорадствовали по этому поводу, но затем Фауст заметил:
– Другое подозрительно – ни один из них ни разу не сказал, что именно они ищут.
– Вероятно, нечто, с помощью чего надеются отремонтировать Логрус, – предположил старший брат. – Причем они сами не знают, на что оно похоже.
Положение нирванцев было немногим лучше, они знали, что ищут, но понятия не имели, как найти Копье Скорби. Причем найти его следовало в кратчайшие сроки, пока амбериты и хаосийцы не опередили.
– Мне показалось, что все они крутятся примерно в одном секторе, – заметил Вервольф. – Где-то среди Диких Теней Логруса.
– Разумный подход, – буркнул Фауст. – Вряд ли столь важную вещь стали бы прятать в зоне влияния Лабиринта.
– Самое надежное место для такого атрибута – подвалы Руинаада, – заявил прямолинейный Вервольф. – Там же может храниться и Копье Скорби.
– Очевидно, что в Хаосе этого нет, – напомнил Мефисто. – Иначе они бы не мотались по закоулкам Мироздания.
Фауст поморщился и сказал:
– Так можно спорить до бесконечности. Я говорил на эту тему с родителями. Они считают, что место, где спрятано Копье, наверняка выделяется повышенной плотностью магических сил. В первое время вокруг Копья должны были непрерывно бушевать межтеневые бури, но теперь наверняка установилось равновесие… Колесный Призрак прав: число подобных мест ограничено. Ребята из Хаоса, которые прочесывают именно такие Отражения, вполне могут ненароком обнаружить Копье.
– Много магии – не обязательно примета Копья, – уточнил Мефисто. – Но в общем ты, конечно, прав. Если действовать таким образом, рано или поздно найдешь все, что там спрятано. Вопрос только – рано это случится или поздно.
Узнав о существовании Копья Скорби, братья – и каждый в отдельности, и вместе с остальными членами семьи – искали способ обнаружить артефакт. Копье было необходимо для восстановления Спиральных Пирамид, построенных в подземельях Нирваны и Аквариуса. Однако найти способ ускорить поиски не удавалось, и нирванцам светила невеселая тактика: последовательно осматривать подозрительные Отражения. Примерно тем же занимались и конкуренты из Хаоса.
Фауст с отвращением вспомнил Тень, которую ему пришлось обследовать нынешним – по часам Нирваны – утром. Судя по кислым лицам братьев, им достались не более приятные объекты.
Ситуация становилась просто оскорбительной. Три семьи Повелителей Теней тыкались в разные стороны, не слишком отличаясь от слепых щенят. Положение нирванцев было чуть предпочтительнее: слишком уж лихо и безжалостно расправились они с Логрусом. Однако страх окружающих никогда и ни для кого не был надежной защитой. Напротив, избыток страха мог подтолкнуть соседей к необдуманным авантюрам…
Разорвав цепочку тревожных раздумий среднего брата, Меф коротко хохотнул и неожиданно обратился к младшему:
– Верви, если я правильно понял, добрая сеньора ведьма подарила тебе рецепт каких-то чар?
– Поражен твоей сообразительностью, – огрызнулся Вервольф. – Теперь я умею делать Огненный Щит и Каменный Кулак.
– Солидно, – согласился Мефисто. – Поздравляю.
Работавшие до сих пор зеркала постепенно затянулись тьмой, но другое, с самого полудня не желавшее откликаться, показало бесформенные фигуры, которые начали складываться в осмысленные образы. Не особо внимательно наблюдая развитие неконтролируемого процесса, Вервольф осведомился:
– Братишки, как бы вы оценили ведьм из маминой компании? Они намного сильнее меня? Негромко засмеявшись, Фауст сообщил:
– По части способностей к Искусству они слабее даже тебя. На порядок. Но они малость сильнее за счет опыта, которого у тебя…
В оживающем зеркале сформировалась почти четкая картинка, и братья умолкли. Меф попытался воспользоваться Амулетом с Чешуйкой, чтобы улучшить изображение, но заметных изменений не случилось. Зеркала не желали поддаваться посторонней магии.
– Не суетись, – посоветовал Фауст. – И так неплохо видно.

Ринальдо гонял по горам на пятнистом армейском джипе. Стая крылатых демонов бросилась вслед за машиной, и сын Ясры расстрелял их серебряной картечью, высунув из окна ствол винчестера.
Нерасчетливо взобравшись на покатую вершину, он оказался в Тени, где бензин и порох не желали взрываться. Мотор, естественно, заглох. Отщепенец, предавший Амбер и Хаос, чертыхнулся и, поднатужив бицепсы, перетащил машину к спуску. Джип весил тонны две, поэтому Ринальдо без конца ворчал:
– Надо было на мотоцикле…
Выбиваясь из сил, он все-таки приволок автомобиль к спуску, подтолкнул по наклонной дороге, после чего вскочил на ходу, удовлетворенно прокомментировав.
– Хрен бы я проехал здесь на «харлей-дэвидсоне».
По мере спуска он варьировал Отражения, так что в конце концов выбрался в места, где бензин обрел свои бесценные свойства. Здесь Ринальдо остановил машину и, перебрав Колоду, козырнулся в Замок Четырех Миров.
Карта привела его в помещение без окон Луч электрического фонаря вырвал из мрака факелы, вставленные в торчавшие из стен кронштейны. Ринальдо щелкнул зажигалкой, и вскоре пламя факелов осветило просторную камеру с пересохшим бассейном посередине. Ухмыляясь, пришелец отошел в угол, вытаскивая Козырь Далта.
– Привет, дядюшка, – сказал он, подмигивая. – Не желаешь поболтать?
Далт, насколько можно было разобрать на козырной картонке, валялся на топчане и держал в руке вместительную серебряную емкость. Увидев племянника, он вздрогнул, расплескал содержимое и свирепо оскалился. Затем, отшвырнув кубок, стремительно выхватил меч и прорычал:
– Открой проход, и мы поговорим!
– Сам откроешь. – Ринальдо засмеялся. – Если ты притащишь свою задницу на второй подземный ярус со стороны Хаоса, то увидишь в кирпичной стене дверь в старую баню.
– Там нет двери…
Не договорив, Далт заткнулся и, отложив кли нок, стал натягивать ботфорты Из-за края Карты появилась Джулия, бросавшая на Ринальдо недобрые взгляды.
– Хочешь сказать, что сумел козырнуться в подвал Замка? – Она фыркнула. – Кончай вешать лапшу на уши. Для этого места нельзя нарисовать Козырь.
– И кто тебя в этом убедил? – Смех Ринальдо сделался оскорбительным.
– Ты… – Насупившись, она повернулась к Далту: – Ублюдок снова нас кинул.
Они прервали контакт. Хихикая, Ринальдо ждал гостей, присев на мраморную тумбу и поигрывая револьвером. С интересом следивший за этой сценой Вервольф сказал, что у него «смит-вессон» сорок четвертого калибра под патроны «магнум». Братья не стали спорить – им тоже приходилось пользоваться подобными монстрами.
Далт и Джулия ворвались в баню, сопровождаемые десятком меченосцев. Ринальдо немедленно пристрелил солдата, который сдуру попытался прыгнуть через бассейн. Далт взвыл:
– Здесь действует порох?!
– Как сказать… – Ринальдо не переставал ухмыляться. – Только в этом углу, где стою я. Так что убери солдат.
Новые владельцы Замка замешкались, поэтому гость для демонстрации выстрелил еще раз, лишив другого меченосца макушки черепа. Удерживая Далта на мушке, он произнес тоном приказа:
– Пусть они уйдут. А ты брось оружие. Разумеется, не в меня.
Далт нехотя подчинился. Присел, равнодушно положив ноги на поясницу убитого стражника. Его шпоры царапали, рвали сукно мундира. «А он и форму солдатикам новую пошил…» – отметил непрошеный гость.
Отослав взмахом руки солдат, Далт пошутил в своем обычном стиле:
– Здорово, сиротинка. По-прежнему всех в злобных умыслах подозреваешь… Зачем пожаловал?
– Хочу узнать, где сейчас Рин, мой оригинал?
– Разве он не с тобой? – искренне удивилась Джулия.
– Маманя говорила, что не смогла его найти, когда вы захватили Замок. Ей пришлось бежать второпях.
– Так и было, – подтвердил Далт. – Когда мы сюда ворвались, твой оригинал валялся в отключке. Я не стал его убивать, но теперь раскаиваюсь… В общем, через недельку он малость оклемался, раны почти затянулись. Часовой отвлекся буквально на секунду, и Ринальдо исчез. Наверное, кто-то его вытащил, потому что Карт при нем не было – я сам обыскивал.
– Значит, его козырнул кто-то другой, – флегматично резюмировал Люк. – Или он сумел нарисовать Козырь… Не представляешь, где он сейчас?
Джулия глубокомысленно проговорила, обратившись к Далту:
– По-моему, он врет. Хочет внушить, будто не знает, где прячется его подлый брательник.
– Ты не права, – сказал Ринальдо, который оказался Люком. – Но вы оба были неправы десятикратно, когда украли у мамани этот Замок.
Внезапно потеряв интерес к разговору, Джулия принялась разглядывать баньку, ощупывать лепных уродцев, украшавших стены. Потом она внезапно сделала что-то, торжествующе расхохотавшись. В следующий миг колдунья охала, растянувшись на пыльном каменном полу, а под куполом раскатисто звучал смех Люка.
– Зря ты так, – злорадно сообщил двойник сына прежней хозяйки. – Я заметил твои приготовления, как только ты начала раскидывать сеть.
– Колдовская дуэль случилась, что ли? – сообразил Далт.
– Какая там дуэль, – хихикнул Люк. – Просто маленький обмен репликами. Не забывайте, бэби, я прожил здесь много веков и знаю повадки каждого закоулка.
– Здесь жил не ты, а твой оригинал! Далт произнес это так веско, словно его замечание что-то меняло. Обозленная Джулия зашипела:
– Ты поверил этому подонку? Ринальдо в жизни слова правды никому не сказал. Это он сам, а не двойник.
– Парень не врет, – убежденно возразил Далт. – У настоящего Ринальдо был бы Вервиндл, а не та жалкая железяка, которую этот таскает на поясе.
Действительно, меч с тонким длинным клинком, висевший на левом боку гостя, не проявлял ни малейших признаков магии. Джулия вполголоса выругалась, как это было принято среди карибских пиратов во времена ее бурной молодости. Безусловно, ей следовало бы сразу обратить внимание на столь важное обстоятельство.
Она припомнила все, что слышала про Люка, двойника настоящего сына Ясры и Бранда. В одном из путешествий по Межтенью на глаза Мерлину попался этот Лабиринтов выродок. Будущий король Хаоса, известный своими эксцентричными выходками, по доброте душевной дал ему отпить амберской крови, и призрак стал вполне материальным субъектом.
– Лично к тебе у меня больших претензий нет, – проворчал Далт. – Пока.
– Все еще впереди, – согласился Люк, ловко заменив два стреляных патрона в барабане револьвера. – Итак, вы утверждаете, будто не знаете, куда сбежал Ринальдо?
– На козырные призывы не откликается, – с сожалением сказала Джулия. – Может, помер? Помассировав лоб, Люк ответил:
– Не должен. Сегодня утром его Карта попыталась ответить.
Временно забыв взаимную вражду, компания живенько перебрала места, где мог скрываться Ринальдо оригинал. Все были согласны, что укрыться от козырной связи он мог, скорее всего, в Хаосе.
– У дружка Мерлина? – засомневался Далт.
– Не исключено, хотя мне больше верится, что его приютили враги короля, – сказала Джулия.
Внезапно тугодум Далт припомнил, как в дни их дружбы Ринальдо однажды проболтался: дескать, соорудил где-то в Тенях убежище, чтобы отсиживаться в случае крупных неприятностей. Одно плохо – подлый предатель и вечный обманщик не сказал, где именно находится это Отражение.
В отличие от хозяев, Люк знал по меньшей мере два таких Отражения, поэтому немедленно заторопился.
– Ну, не буду вас больше стеснять, рад был повидаться, – вежливо произнес он, вставая, и как бы между делом спросил: – Когда в Беохок собираетесь?
Далт брякнул машинально:
– Брательник говорил, что позовет… – Потом набычился и рявкнул: – Откуда ты знаешь про Беохок?!
– Так ведь твой брательник всех подряд зовет. – Люк спрятал улыбку, чтобы не злить дядюшку сверх необходимого. – Меня тоже приглашал. Точнее, оригинала моего, но кто там заметит разницу…
– Пойдешь? – заинтересовался Далт.
– Помотрим, что предложат… – Одной рукой Люк тасовал Колоду, но ствол «смит-вессона» по-прежнему был нацелен на новых владельцев Замка. – Кстати, из Ганеша меня тоже приглашали. Помнят еще моего папашу.
Отобрав с десяток Карт, он задумчиво вертел их, словно не мог решить, куда именно намерен отправиться. Торопливо, пока Люк не козырнулся, Джулия полюбопытствовала:
– Не знаешь, чего Мерлину и его шайке дома не сидится? Весь Хаос с цепи сорвался.
– А ведь правда… – Револьверной мушкой Люк почесал кончик носа. – Эти надутые крысы расползлись по Теням, точно ищут кого-то.
Совершенно случайно, подслушав козырной разговор между Мерлином и Дарой, он узнал, что хаосийцы заболели поисками какого-то копья. Люк не стал рассказывать, что третий день носится по самым мерзким углам Диких Отражений, отслеживая безумные метания аристократов Хаоса. Однако Джулия могла что-то знать, и он сказал:
– Один старый маг из глухомани обещал хорошо отблагодарить, если достану ему волшебное копье. Вы ничего не слыхали о таких игрушках?
Звериная физиономия Далта выразила самое неподдельное недоумение. В отличие от своего партнера, Джулия нахмурила лоб, что-то вспоминая, и задумчиво пробормотала:
– Помню волшебное копье Голубого Рыцаря. Он как-то участвовал в ритуале…
– В каком ритуале? – машинально переспросил Ринальдо.
Джулия засуетилась, придумывая отмазку, и у Ринальдо возникли подозрения. В конце концов она пробубнила: дескать, нирванцы тоже без конца спрашивают, а я уже не помню.
– Мы проводили ритуал в Отражении, которое называлось Шанлокот. Там рыцарь погиб и был похоронен вместе со всем скарбом… – Джулия опомнилась: – Послушай, а что тебе обещали за это копье?
– Сущую ерунду…
Помахав револьвером, Люк козырнулся к оставленному на горной дороге джипу. Фауст подумал, что негодяй оказался предусмотрительным – даже для автомобиля Карту нарисовал.
Между тем в Замке Четырех Миров непризнанный родней принц Далт с трудом дождался, пока Люк исчезнет из бани. Когда долгожданный момент все же настал, Далт вызвал маявшихся за дверью стражников и приказал:
– Перестроить эту камеру – у подонка есть для нее Козырь.
Джулия озабоченно добавила:
– Знаешь, что я думаю? Надо простучать все старые стены. Здесь могут быть другие потайные комнаты, о которых Люк и Ринальдо знают, а мы – нет.

Конец этой сцены Геката смотрела вместе с сыновьями. Когда Люк, вернувшись к джипу, нажал на газ, Вервольф решительно встал, сказав:
– Этот негодяй меня возбудил. Надо бы его наказать.
– Я с тобой, – сказал Фауст.
Мефисто собрался одернуть, младших: дескать, делом надо заниматься, а не развлекаться дорожными драками. Геката опередила его, примирительно проговорив:
– Пусть разомнутся. Я посижу здесь немного. Помогу, если что.
– Вечно вы с отцом их защищаете, – обиженно и немного ревниво заворчал Меф.
Не слушая его брюзжания, младшие братья деловито обсудили план действий. Затем Фауст принес магический шар, в котором они увидели, как Люк едет сквозь Отраженияю. Указав пальцем место, где ведущая в гору дорога изгибалась крутой петлей поворота, Вервольф уверенно произнес:
– Вот здесь мы его и возьмем. Я буду ждать на выступе, а ты подстрахуешь из-за скалы.
Призрачная картинка шара сделалась объемной и резкой, превратившись в подобие Козыря. Первым ушел Вервольф, следом отправился Фауст. Некоторое время Геката и Меф присматривали за ними, но быстро оставили это занятие. Мефисто вовсе потерял интерес к эпопее братьев, едва Вервольф сиганул с утеса прямо на плечи сидевшего за рулем Люка.
– Лоботрясы, – буркнул он. – Как маленькие.
– Успокойся. – Царица невольно усмехнулась. – В разговоре Люка с захватчиками Замка меня заинтересовала одна новость. Догадайся – какая.
Мефисто пожал плечами:
– Это зависит от того, в какой момент ты подошла.
– В самый нужный. Люку и Далту известно, что в Беохоке…
– …обосновались какие-то амбериты, – подхватил Меф. – И они, похоже, набирают войско из Повелителей Теней, обиженных на Амбер.
Тряхнув золотистой гривой, Геката с чувством проговорила:
– Я могу представить очень большую армию таких обиженных. Непризнанные дети Оберона, дети их детей… А также куча колдунов и ведьм, желающих отомстить за давние обиды, либо просто попробовать силы при разграблении Великого Королевства.
– Маловато против армии Амбера.
Царица презрительно объяснила, что она думает об армиях Амбера и Хаоса. Жуткие монстры Ганеша и летающие пушки Беохока без труда покрошат многочисленную орду лучников и меченосцев. Два батальона автоматчиков, собранные Корвином и Бенедиктом, вряд ли составят для них большую проблему.
Она добавила, что тут имеется определенный риск. Почувствовав силу, удачливые захватчики могут продолжить военные походы и со временем доберутся до границ Нирваны. Но вероятнее казался иной вариант: поколотив близлежащих противников, Беохок и Ганеш сцепятся в новой схватке. И никто ведь не поручался, что варварские Тени сумеют одержать победу над Великими Королевствами. При дозированной поддержке со стороны Нирваны война может тянуться неограниченно долго и закончится взаимным истощением всех участников разборки.
– Отцу это понравится, – сказала Геката. – Он ждал именно такой ситуации.
– Я тоже так думаю… – Забыв о беседе, Мефисто впился взглядом в зеркало. – Вот ты и попалась!
В этот момент у Гекаты был очень недовольный вид: любимый старшенький сыночек разговаривал с ней, а сам тем временем следил за похождениями своей злобной подружки. Однако Меф на мимику матери не прореагировал, озабоченно переводя взгляд с магического кристалла на зеркало метафор и обратно.
Зеркало показывало, как Дара мчится через Тени, оседлав зубастого демона средней упитанности. Кристалл демонстрировал те же события, но в ином масштабе – в призрачной сфере просматривалось сразу несколько Отражений.
– Роковая страсть? – саркастически осведомилась царица.
– Эту дрянь надо наказать, – сообщил Мефисто, сопроводив фразу мимолетной светской улыбкой; – Ваше величество, не сочтете ли за труд поскучать полчасика возле мониторов?
– Где я должна скучать? – Геката подняла брови – Впрочем, не важно. Ступай, сынок. Месть благородное дело.
Меф не ответил. Кому, как не старшему Сыну Вампира, знать, насколько благородна месть, ставшая делом всей его жизни. И кому лучше ведомо, какое наслаждение получаешь, вычеркивая из списков возмездия очередного недруга.

Гридо, ездовой демон, совсем выбившись из сил, еле-еле взмахивает обмякшими крыльями. На протяжении трех Отражений вдовствующая королева заставляет теневую тварь продолжать полет, нещадно погоняя крылатого ублюдка при помощи шпор и плетки. Наконец наступает миг, когда зеленые струйки, вытекающие из жаберных щелей демона, превращаются в густые клубы лилового дыма.
Дара едва сдерживается, чтобы не проклясть своего скакуна, всю его родню, а заодно – целую гроздь соседних Теней. В последний момент побеждает благоразумие, чудом вырвавшееся из глубин подсознания. Подобные проклятия всегда опасны, ибо силы действия и противодействия равны не только в классической механике. Проклянешь с излишним старанием – и получишь в ответ равноценные удовольствия…
Отпустив поводья, она позволяет демону опуститься на один из холмов, украсивших эту часть саванны. Навострив Логрусово чутье, Дара щупает Тень, в которую ее привел едва различимый след. Где-то неподалеку таится древняя магия – именно такой аромат должны распространять сущности, подобные Копью Скорби.
Вдова без аппетита жует дорожный паек, запивая водой из родника. Раздумья и сомнения заставляют нервничать: Дара не уверена, что след ведет именно к Копью. К тому же выживший из ума Сухей не способен точно объяснить, какой артефакт необходим для реставрации Логруса.
Решительно встав, Дара велит демону собираться в путь. Тот жалобно скулит, показывая хозяйке, что не способен лететь. Нетерпение слишком велико, и Дара продолжает путь пешком, а демона ведет под уздцы. Гридо вперевалку шлепает по траве тремя парами лап, норовя проглотить все, до чего может дотянуться. В его ненасытной утробе исчезают листья, пучки травы, ягодный кустик, большие куски древесной коры и зазевавшаяся змея.
Отражения сменяются, как кадры в рамке кинопроектора. Альпийские луга, джунгли, заваленный снегом горный хребет. Дара хмурится – она выбирала совсем другой маршрут. С опозданием приходит догадка: кто-то уводит ее с верной дороги. Этот самый кто-то идет впереди и колышет Тень, словно выдергивая тропинку из-под ног. Дара вертит головой, напрягает магическое зрение и рычит, не в силах сдержать свирепость гнева: Мефисто уже в следующем Отражении, однако Дара успевает заметить, как он туда переправился.
Ослепленная ненавистью, она бросается в погоню, вновь оседлав дармоеда Гридо. Недалекий – во всех смыслах – нирванец слишком поздно замечает, что обнаружен. Теперь ему не скрыться.

Мефисто трусцой бежал по склону вулканической горы, прыгая через ленивые языки багровой дымящейся лавы. Дара неуклонно настигала врага, терзая шпорами подбрюшье демона Гридо. В отчаянной, но безнадежной попытке скрыться Меф слишком резко раскрутил поток Отражений, и этот гибельный – так могло показаться со стороны – путь занес его в совершенно извращенную реальность. Здесь было множество хрустальных деревьев, тоскливо звеневших растущими из ветвей тончайшими прозрачными иголочками.
Подошвы Мефа с хрустом давили упавшие на оловянный грунт перезревшие плоды. Дара немного отставала, и ее крылатый скакун летел слишком близко от жерла вулкана, который оставался на месте, несмотря на пляску Теней. Огнедышащая гора неутомимо швыряла в небо сгустки горящей серы. Очередная порция огненных комков пролетела в опасном соседстве, опалив крылья Гридо и лоб Дары, но королева даже не поморщилась, продолжая преследование.
Преодолев извилину незримой тропы, она вырвалась в мир прозрачной флоры, где не было вулкана, но Гридо едва не распорол брюхо об острые верхушки деревьев в хрустальной роще.
Усмехнувшись, поскольку все шло строго по его плану, нирванец на бегу подобрал обломанный бурей прут толщиной в палец и длиной в два локтя. Точным ударом о железный валун он расщепил конец хрустальной палки, превратив безобидный стеклянный стержень в заостренный дротик.
Впереди показалась поляна, и Дара спикировала, намереваясь взять Мефа на открытой площадке. Однако нирванец упал, перевернувшись на спину, и, уже лежа, метнул дротик, угодив снижавшемуся демону точно в грудь. Затем, даже не полюбовавшись на результат, он кинулся в кусты, где немного поцарапал лицо и руки. Битого стекла здесь валялось, как после перестрелки в ресторане.
За спиной бушевали громогласные обещания догнать и расправиться, но Мефисто был уже в призрачном Отражении, торопливо шагая через парк экзотического дворца или храма. Вычурные решетки, плитки стен и украшенные резьбой фонтаны были изящны, однако лишены материальности, и стати на постаментах зыбко подергивались, меняя размер и форму. Это была всего лишь Тень другого Отражения – более прочного и наполненного жизнью.
Не задерживаясь, он ринулся напролом. Миновал огненную реку, прыгая с камня на камень. Вскоре ему попался пасторальный мир, единственным недостатком которого были стаи зубастых птиц, сыпавшие на землю свои железные перья – острые и кривые, как ятаганы. Следующая смена декораций привела герцога в горную страну – мрачный край, где стены ущелий были испещрены беспорядочно разбросанными дырами пещер.
– Вот мы и прибыли, подружка, – сказал Меф. – Добро пожаловать.
Выглянув из укрытия, он увидел именно то, на что рассчитывал: лишившаяся скакуна Дара медленно пробиралась среди скал.

Неладное Дара заподозрила чуть раньше, когда вдруг вспомнила, что нирванец в прошлом проявлял куда больше выдумки. Уходя из Хаоса после убийства Кадодиса, он виртуозно петлял по гиблым Теням, погубившим лучших охотников и следопытов королевства. Отыскать его в тот раз сумела лишь бригада матерых Огненных Ангелов, да и тех Мефисто зарубил в коротком бою на берегу Авалонского моря.
Значит, сейчас герцог играет в поддавки, куда-то заманивая обезумевшую от жажды мщения Дару. Похоже, эта хитрость удалась, и Меф уже привел ее в нужное место. Отогнав приступ легкой паники, вдовствующая королева привела в готовность подобающие заклинания и прочее оружие. Она не слишком боялась ловушки – немного было опасностей, которым она не могла бы противостоять.
– Выходи, тупой убийца! – крикнула Дара.
Из-за скалы раздался издевательский смешок. Рассвирепев сильнее прежнего, она резким движением освободила из плена ножен длинный тонкий меч, более похожий на тяжелую шпагу. Держа наготове клинок и несколько магических формул, Дара вспрыгнула на гранитный обломок, а затем без паузы атаковала того, кто хихикал. Сутулая фигура не успела обернуться, и заклинание Медленного Харакири поразило жертву в движении.
К огромному изумлению Дары, жертвой оказался вовсе не Мефисто, а крупный гибрид медведя с крокодилом. Колдовской удар вспорол монстру брюхо, из которого хлестнули фонтаны жидких огоньков. Раненая особь упала на бок, а Дара одним взмахом шпаги отсекла уродливую голову и повела взглядом, отыскивая Мефа
Ненавистный нирванец расположился на невысокой сопке, яростно отбивая атаки целой стаи разъяренных тварей. На склонах вокруг него уже тлела не одна дюжина порубленных демонов, и эти обгорелые останки немного ограничивали свободу движений красно-белого Дьявола.
Рассмотреть подробности Дара не смогла, потому как перед ней замаячила пасть, каждая челюсть которой была утыкана растущими в три ряда острейшими клыками. Королева, не раздумывая, ткнула в эту пасть клинком. Тварь конвульсивно дернулась, едва не вырвав шпагу из руки. Не без труда устояв на ногах, Дара перепрыгнула на соседнюю скалу. Вовремя – на место, где она только что балансировала, приземлилось, лязгая челюстями, сразу несколько демонов. Двое столкнулись лбами и, оглушенные, свалились в ущелье, где разбились о камни. Двое других бестолково выворачивали длинные змеиные шеи, издавая жалобные визги.
Из нор и пещер, которых было так много на горных склонах, показалось не меньше сотни существ мерзкого облика. Такие водятся лишь в пограничных областях, где с равной силой проявляется влияние различных Узоров. Со страшным гвалтом они метались вокруг, но атаковать не торопились. Большей частью демоны просто подпрыгивали на месте, висели в воздухе вниз головами, корча устрашающие гримасы, и норовили кинуть издали камень или палку потяжелее.
Некоторые, однако, вскоре осмелели, пошли на сближение и внезапно бросились на Дару сразу с четырех сторон. Застать одинокую путешественницу врасплох им, конечно, не удалось. Дара мысленно произнесла кодовую формулу, освободившую заклинание Теплого Дыхания, и поток пламени отбросил в сторону два обугленных костяка. Опустив позади себя старинный семейный рецепт, известный под названием Поцелуй Кузнеца, Дара даже не полюбопытствовала, как гибнет нападавшая со спины тварь. Все внимание королевы-матери было приковано к другому противнику. Следовало провести клинок от виска до виска на уровне глазниц, и вот рогатая верхушка черепа отделилась – брызги тягучего кипящего желе походили на спелые ягоды,
В плечо ударил увесистый булыжник. Потеряв равновесие, Дара упала на колено, но успела отмахнуться шпагой, ранив еще одного демона. Краем глаза она следила, как бьется Мефисто, окруженный мохнатыми тушами. Нирванец разил врагов мечом, чарами и силовыми нитями спайкарда. Расшвыривая мерцающих искрами и клацающих зубами тварей, он прорубился сквозь кольцо окружения, ударом ноги разбил голову здоровенному созданию, увернулся от града камней и оказался в десятке шагов от Дары. Серитойох стремительно мелькал, неизменно находя добычу, а левой рукой герцог разбрасывал метательные лезвия.
Стоя вполоборота к Даре, Меф прохрипел:
– Ударь их Логрусом!
Сообразив, что фраза адресована ей, Дара крикнула, вложив в ответ побольше сарказма:
– А ты не знаешь, какая сволочь разрушила Логрус?
Скала, на которой она обосновалась, имела не меньше шести шагов в длину и втрое меньше в ширину. Дара прикинула: если двигаться по диагонали, получается расстояние, достаточное, чтобы ускользнуть в другое Отражение. А демоны пусть с Мефом развлекаются!
Отмахиваясь шпагой, она сделала шаг, второй, третий. Мысли привычно расталкивали вязкую ткань Тени, отбрасывая окружающую реальность, чтобы освободившееся место было заполнено другой вселенной. Дара торопливо создавала Отражение, где нет этой орды безумных демонов. Однако, приподняв ногу для следующего шага, она поняла, что ничего не добьется. Оставшегося пространства не хватало для капитального изменения Тени.
Вдобавок ей не дали возможности сделать последние шаги. Демон, который был на голову выше самого рослого человека, вспрыгнул на скалу и зашипел, склонив башку на плечо. Его когтистые, как у курицы, трехпалые ступни заскользили по гладкой поверхности камня. Демон упал навзничь, при этом его нижняя лапа ударила Дару пониже колена. Королева снова потеряла равновесие и рухнула к подножию скалы, больно ударившись о камни бедром и боком. Теперь она была совсем близко от Мефа, на которого наседали особо настырные аборигены. Дара видела, что нирванец окружен сетью, сплетенной из нитей магических сил, испускаемых спайкардами. Такая завеса немного облегчала ему жизнь, но демоны тоже пусть на уровне примитивных инстинктов – владели сверхъестественными способностями. Мало-помалу зашита Мефа поддавалась их натиску, и знаменитый киллер вынужден был безостановочно отмахиваться клинками, распарывая брюшины, отсекая головы и разрубая конечности. Как и Дара, Мефисто не мог вытащить Колоду, поскольку обе его руки были заняты.
Долго так продолжаться не могло. Еще десяток превращенных в костры демонов – и Мефисто будет растерзан, после чего твари примутся за Дару.
– Иду к тебе на помощь! – крикнула она.
Призвав слабосильные отростки Логруса, она ударила в гущу мохнатых спин и крыльев, расплющив и порвав в клочья не меньше полудюжины монстров. Вокруг Мефа сразу появилось свободное пространство, и Дара проскользнула туда, зарубив по пути парочку неудачников. Теперь они с Мефом отбивались, стоя спиной к спине.
– У тебя есть Колода? – осведомился герцог, полосуя Серитойохом очередного противника.
– У меня рук маловато, – пыхтя, просветила его Дара.
– Отрасти дополнительную руку, – посоветовал Мефисто. – Или достань Карты зубами. Или придумай еще что-нибудь. Мы должны любой ценой козырнуться отсюда.
Вытягивать из тела новую конечность не было времени. Пришлось обходиться имеющейся парой. Левой рукой, державшей кинжал, Дара перерезала глотку замешкавшемуся демону, после чего засунула клинок за пояс. Затем, не переставая работать шпагой, освободившейся рукой нащупала в кармане Колоду и наугад вытащила Карту из середины, надеясь, что достает кусок магического картона с пейзажем Хаоса. Увы, благоволящая нирванцам Судьба посмеялась над вдовствующей королевой, подсунув самый неподходящий Козырь.

После возвращения из плена Корвин пристрастился пить в одиночестве. Он как раз прицеливался откупорить новую бутылку, когда по коже пополз холодок козырного вызова. Лениво разрешив связь, принц едва не протрезвел, увидев потрепанную Дару, которая отбивалась от кого-то своей несерьезной шпагой.
– Чего уставился? – прошипела она. – Помоги. Корвин хохотнул:
– Наивная ловушка, моя прелесть. На такие дешевые приемы я не покупаюсь.
Проткнув насквозь непонятного противника, носившего меховые одежды, Дара рывком выдернула клинок из загоревшейся туши и ударила еще дважды. Затем отчаянно взмолилась:
– Не будь идиотом, нас сейчас загрызут.
– В этом есть высшая справедливость, – изрек Корвин. – А в каком смысле «нас»? Сколько вас там?
Из-за края козырного окошка появилась покрытая копотью рожа Мефа. Нирванец подтвердил:
– Это не ловушка, приятель. Нам действительно хреново.
– Не могу сказать, чтобы кто-либо из вас вызывал во мне искреннюю симпатию, – признался Корвин. – Ладно, открываю проход.
Однако привычное действие не удалось – Карта упорно не желала превращаться в трансцендентный коридор между Тенями. Словно Дара и Мефисто были где-то очень далеко. Или нечто мощное экранировало их от Отражения, где сейчас находился Корвин. Пока он пытался пробить мертвую глыбу промежуточных миров, связь вообще оборвалась. Похожие на противоестественный мираж портреты собеседников сделались сначала плоскими, потом полупрозрачными и наконец растаяли, оставив облачко расплывающегося дыма.
Корвин задумчиво почесал в затылке. Он ничего толком не понял. С одной стороны, присутствие Мефа предполагало, что они не врут – не станет нирванец помогать козням Дары, сам от нее пострадал. С другой – не исключено, что пресловутая размолвка между ними была разыграна, чтобы усыпить бдительность амберитов. В конце концов, по части коварства Дьявол даст Даре миллион очков форы, а потом отыграется втройне…
Продолжая недоумевать и терзаться подозрениями, принц натянул ботфорты, камзол и плащ, надел пояс с ножнами Грейсвандира. Затем, перетасовав Колоду, снял бубнового валета с лицом Фауста. Картинка ожила, сказав недовольным тоном:
– Дружище, ты немного не вовремя.
– Ты сначала послушай, – посоветовал Корвин.
Настроение Фау резко изменилось, когда нирванец узнал, что его старший брат просит помощи. Без долгих разговоров герцог протянул руку, ухватил амберита за шкирку и перетянул на свою сторону Карты.
Не успев опомниться, Корвин очутился в горной местности среди беспорядочно разбросанных огромных камней. Ближайшая скала нависала над дорогой, и на этом выступе расположился Вервольф. Чуть дальше через пропасть был переброшен длинный-предлинный мост, на середине которого дрались две крошечные фигурки. Они были вооружены чем-то вроде алебард.
– Мы с Верви заняты, – виновато поведал Фауст. – Не сочти за труд вызволить братана. Ты сможешь.
– Я не сумел открыть проход… Нирванеп нетерпеливо прервал его:
– Тогда ты был слишком далеко, а теперь – близко. Меф и Дара застряли буквально в соседнем Отражении. Ты доберешься. Выкарабкаетесь оттуда – и ждите. Мы сами вас подберем, когда здесь развяжемся.
– Закинь его туда, а то еще заблудится, – посоветовал сверху Вервольф. – И прячься – джип уже на горизонте.
Напутственно хлопнув по черному с серебром рукаву амберского камзола, Фауст сделал что-то своим перстнем и подтолкнул принца в открывшийся проход. Корвин по инерции пробежал несколько шагов, пересек инфернальную зону, разграничивающую Отражения, и вступил в горную долину, где куча мохнатых уродцев окружила двух Повелителей Тьмы. Его позиция была очень удобной, чтобы вступить в бой с тыла, чем Корвин и занялся.
Двуглавый огромный демон как раз бился с Дарой. Та отбивалась, но клинок ее шпаги сломался о череп монстра. Подбежав сзади, амберит последовательно отсек демону обе башки и отодвинул королеву, чтоб ее не придавил горящий труп.
Вместо слов благодарности Дара прошипела:
– Ты умеешь убивать только в спину.
Корвин не успел ответить на совершенно неуместный выпад, потому как протыкал Грейсвандиром следующего монстра. Потом напал еще один демон, и принц решил ударить заклинанием. На его беду, тварь оказалась чрезвычайно устойчивой к колдовскому оружию. Во всяком случае, к тем не слишком искусным чарам, которыми владел Корвин. В общем, этого тоже пришлось рубить мечом. При этом Корвин машинально отметил, что падаль здесь не взлетает, но подчиняется нормальным законам притяжения.
Сеча в ущелье Корвину сильно не понравилась, монстр на монстра не похож. Словно где-то в преисподней открыли замки потайных темниц и разом выпустили все породы накопившейся за столетия нечисти.
Он разрубил очередного демона, но половинки тут же превратились в маленькую копию. Раскроил надвое каждого – перед ним замаячили уже четыре чудища-недомерка. Корвину пришлось кромсать их, пока обрубки не стали микроскопического размера.
Другой демон не нападал, только крутился вокруг, возбужденно кудахтал, толкал под руку и безостановочно пищал:
– Не бей меня, я хороший.
Дара и Меф отбросили нападавших огненными хлыстами, и нирванец. оценив обстановку спокойным глазом, отдал приказ:
– Я иду первым, Дара – посередине, Корвин прикрывает тыл.
Удлинив руки, он двинулся на демонов, перепрыгивая через груды дымящихся трупов и отгоняя вращением клинка еще живых тварей. Оставшаяся безоружной Дара оторвала у валявшегося на пути скелета берцовую кость и поспешила за Мефом, размахивая импровизированной палицей.
Мефисто выбрал маршрут между скалами, пробежал десяток шагов, попутно зарубив зазевавшегося демона, напоминавшего бескрылую муху размером с буйвола. Одновременно нирванец осторожно менял параметры Отражения, так что последний шаг он сделал в совершенно другом месте.
Здесь обильно падал мокрый снег, но демонов не было видно. Лишь один – с чешуей выше пояса и покрытый шерстью ниже, до самых копыт, – успел пробежать по их следам. Обе башки тупой скотины – обезьянья и змеиная – отличались дебильно-покатыми лбами, под которыми в принципе не могло уместиться много серого вещества. Серитойох и Грейсвандир быстренько наделали твари новых дырок, и демон загорелся, но влажные снежинки быстро потушили пожар.
– Кажется, оторвались, – с облегчением вздохнула Дара.
– Позор! – взорвался Мефисто. – Втроем бежать от стада безмозглых…
Отдышавшись и подавив неприятные воспоминания о разинутых зубастых пастях, амберит преувеличенно бодро посоветовал:
– Не принимайте так близко к сердцу.
Дара обозвала Корвина слизняком, а его юмор – тупым, как у того боцмана. Не желавший перебранки Мефисто примирительно предложил спрятаться куда-нибудь от осадков. Погода действительно выдалась противная – капли, снежинки и градины падали по очереди, причем медленно и занудно, как в старой китайской пытке.
– Передохнем пяток минут и пойдем искать дорогу, – предложил Меф.
Корвин вдруг вспомнил наказ другого нирванца и поспешил сказать:
– Фау просил, чтоб мы подождали здесь.
– Ты и с ним успел поболтать? – Мефисто явно был удивлен. – Ладно, сделаем привал. Тем более что дорогу отсюда я представляю весьма приблизительно,
Дара презрительно покосилась на мужчин, однако отправляться в путь без них почему-то не торопилась. Похоже, после пережитого за последние часы ей вовсе не улыбалось путешествовать в одиночестве. Козырная Колода тоже не помогла – Карты упрямо не желали становиться ледяными на ощупь.
– Дикие Отражения, – прокомментировал Корвин. – Отсюда в цивилизованные места не козырнешься.
Мефисто попробовал связаться с братьями, но смог достучаться лишь до Верви, который спросил, все ли в порядке, после чего попросил связаться чуток попозже. Смирившись, старший Сын Вампира предложил все-таки перебраться под деревья, чтобы не мокнуть понапрасну.
– Люблю дождь, – не без вызова заявила Дара.
Сказано это было, наверное, исключительно из чувства противоречия. Во всяком случае, она немедленно зашагала к ближайшей кучке лиственных уродцев с когда-то пышными, но теперь пожелтевшими кронами. На ходу королева с отвращением разглядывала столь не вовремя сломавшийся клинок.
– Был меч, а стал кусок дерьма, – посочувствовал Корвин.
Меф, деловито снимавший шкуру с демона, подумал: «Жаль, Фау далеко, у него всегда есть при себе ланцет…» Затем рассеянно поддержал амберского принца:
– От дерьма больше пользы – можно по стенке размазать, можно в кого-нибудь кинуть…
– Ради мелкого удовольствия ты всегда готов по локоть сунуть руки в кровь или в дерьмо, – огрызнулась Дара.
– Ну зачем же голыми руками хватать что попало, – меланхолично ответил нирванец. – Можно надеть перчатки, можно подцепить лопаткой.
Засмеявшись, Корвин заметил:
– Мы балагурим, как персонажи Шекспира. Меф, кажется, ты тоже был знаком со стариком Биллом?
– Разве не я вас познакомил? – напомнил герцог.
Они ударились в воспоминания о славных деньках
Средневековья, причем выяснилось, что солидная часть шекспировских сюжетов подсказана Повелителями Теней. Дара надулась, но в разговор не вмешивалась. Она родилась намного позже, когда в омерзительном Отражении Земля перевалил за третью четверть двадцатый век. И вообще Дара терпеть не могла Тени земной зоны, тяготевшие к королевству Порядка.
– Не пора ли в путь? – осведомилась она, устав от молчания.
– А ты, собственно, куда собралась? – Мефисто зевнул. – Домой, в Хаос, или намерена продолжить поиски? Если последнее, то можем составить компанию.
Переполняемая возмущением, Дара вскричала:
– Считаешь меня идиоткой?!
– Честно? – Мефисто улыбался. Дождавшись, когда очаровательная в гневе вдова дойдет до кондиции, нирванец добродушно продолжил: – Если совсем честно, то нет. Стервой – да, идиоткой – нет.
Дара заявила, что не желает больше с ним разговаривать. Корвин, с интересом следивший за их перепалкой, подумал, что Дара и Меф были, видимо, очень близки, однако возникшее было чувство ревности оказалось не слишком острым. Амберит сдержал ехидный вопрос о новостях ее личной жизни, – спросив совершенно про другое:
– А чего вы все словно с цепи сорвались? Мерль где-то мотается, на вызовы не отвечает. Дару в эти дебри понесло, Мандора и Деспила тоже в непонятных местах видели.
– Такты еще не в курсе? – поразился Мефисто. – Хотя, конечно, откуда тебе знать… В общих чертах дела обстоят так: наши друзья из Хаоса ищут что-то, с помощью чего можно было бы отремонтировать Логрус.
– Разумно, – признал Корвин. – Искренне надеюсь, что не найдут.

В этом Отражении серо-голубое небо и флора цвета хаки. Люк ведет джип по горной дороге и начинает догадываться, что переоценил свои возможности. Пора возвращаться в цивилизованные места. Отдохнуть, оттянуться, подумать. Люку становится ясно, что он опять ввязался в дурную историю, выбрав противника не по силам.
Он тормозит перед въездом на мост. Длинная полупрозрачная лента выгнулась дугой над пропастью. Разумеется, пропасть бездонная, а сам мост сверкает, искрится и переливается, словно вырезан из драгоценного камня.
Вдали, в верхней точке сверкающей дуги, возле пылающего в чаше огня продолжают сражаться двое. Люк убирает ногу с педали и сквозь призмы бинокля смотрит на бойцов. Те увлеченно швыряют друг в друга шаровыми молниями. Двойник принца Ринальдо шепчет:
– Неудачное место вы себе выбрали. И время тоже.
Он берет лежащую на заднем сиденье автоматическую винтовку, спускает флажок предохранителя и наводит перекрестье оптического прицела на ближайшую фигуру. Короткая очередь, потом прицел перемещается на вторую мишень. Оба существа сгорают в языках хлещущего из ран пламени. Удовлетворенно выкрикнув: «Yes!» – Люк откладывает винтовку, и в этот момент кто-то или что-то падает на него.
Двойник приходит в чувство, обнаружив, что лежит на краю той самой пропасти. Он связан, а рядом стоят два брательника из Нирваны. Фауст говорит Вервольфу:
– Ты ловко прыгнул на него со скалы.
– Он очень глупо затормозил точно под моей засадой.
– Примитив, – резюмирует Фауст, брат-мыслитель. – Такие, как он, покорны Судьбе.
– Он очнулся. – Это снова Вервольф, брат-воин.
Люк осторожно садится, стараясь не свалиться в бездну. Мысли путаются. Пожалуй, никогда еще он не был так близок к смерти. Если верны слухи, сыновей Кула и Гекаты нельзя обвинить в мягкосердечии. Они убивают, не задумываясь. Люк хватается за соломинку и скулит:
– Я не сделал вам ничего плохого…
– А мы ничего такого и не утверждали. – Фауст пожимает плечами.
Его младший брат глубокомысленно провозглашает:
– Каждый хоть что-нибудь да сделал. Этого вполне достаточно, чтобы нашпиговать тебя разрывными пулями, кастрировать, отрубить голову, четвертовать…
Войдя во вкус, он приводит длинный перечень наказаний такого рода. Сквозь оцепенение Люк слышит о кислотных ваннах, о подводном плавании с жерновами на шее, о купании в струях напалма, о цианидных инъекциях, о хорошо намыленной пеньковой удавке и выбитой из-под ног табуретке.
Фауст разглядывает пленника через сплетение силовых линий спайкарда. На лице герцога проявляется гримаса разочарования, и он произносит, прервав вдохновенный спич брата:
– Это не Ринальдо. Лабиринтов ублюдок.
– Ты сбил меня со счета, – жалуется Вервольф. – Оживленный призрак? Это вовсе не повод сохранить ему жизнь.
– Безусловно. – Средний брат полностью согласен с младшим. – Но вдруг он сможет рассказать что-нибудь интересненькое? Люк, тебя ждет судьба Шехерезады – ты будешь жить, пока твой язык сообщает то, о чем мы не знаем.
Надежда окрыляет. Люк торопливо отвечает на все вопросы. Когда он говорит о поисках копья, у нирванцев возникает потребность высказаться. Однако оба удерживают готовые вырваться фразы. Жизнь приучила братьев не распускать языки при посторонних.
– Какое копье? – равнодушно переспрашивает Фауст, – У них, что же, мало такого барахла в арсеналах?
Люк признается, что понятия не имеет. Он спешит поведать как можно больше из того, что успел узнать. Оживший призрак сообщает, что вся верхушка Хаоса носится по Диким Отражениям, изображая бурную активность, хотя никто из них толком не представляет, какое именно копье им нужно и где оно может находиться.
– Не врет, – резюмирует Вервольф и уточняет: – Кажется, не врет.
– Тебе правильно кажется. – Фауст рассеянно глядит на мост. – Опять начинают. Неугомонные.
Из бездны медленно поднимается фигура, завернутая в золотистый плащ с многоконечной звездой-снежинкой синего цвета на спине. Из непроглядных высей столь же медленно падает другой персонаж бесконечной потасовки – великан, закутанный в зеленый плащ, и на груди его нарисована серебряная пентаграмма.
Оказавшись на мосту, бойцы занимают места своих предшественников. Угасший было огонь с новой силой разгорается в чаше. Обменявшись церемонными поклонами, поединщики выхватывают клинки, и эхо разносит среди скал лязг металла. В происходящем не видно смысла, но здесь, вдали от цивилизации, творится немало бессмысленных событий. Хотя, конечно, не так много, как в цивилизованных мирах.
Некоторое время братья любуются очередным туром фехтования. Тем временем Люк мысленно репетирует проклятие, которое намерен произнести, когда его начнут убивать. К его удивлению и радости, Фауст развязывает ремни. При этом Брат Оборотня ворчит:
– Мотай отсюда. На тебя мы зла не держим. Только постарайся больше не путаться у нас под ногами.
– Доброта – не частая гостья в наших душах, – напоминает Вервольф. – Сегодня тебе благоволит Судьба, принявшая наш облик.
Разумеется, они не собираются возвращать ему машину, ружья, револьвер и Колоду. Помахав ручками, нирванцы садятся в джип и уезжают. Уже в другом Отражении Вервольф спрашивает:
– Ты что-нибудь понял?
Фауст с недовольным видом качает головой. Потом говорит:
– Нет. И это мне совсем не нравится.

Три особы королевских кровей сидели вокруг груды чадящих углей, которая еще недавно была костром. Тушка местного травоядного успела прожариться, и они дружно уплетали мясо, изредка жалея, что никто не догадался прихватить хлеба и соли. Услыхав гудок клаксона, Дара сварливо заметила: дескать, могли бы и раньше появиться.
– Вечно ты чем-то недовольна! – Мефисто шутливо всплеснул руками. – Бедняга Мандор, как он ухитряется тебя терпеть…
Дара обиделась, но выпрыгнувший из машины Фауст подхватил:
– Именно поэтому и не спешили. Хотели дать вам побольше времени для хорошей групповухи.
Королева-мать уже готова была раскричаться, но вовремя сообразила, что братья просто провоцируют ее, намереваясь насладиться сценой истерики. Наверное, обиделись за попытку прикончить Мефа… Она не поддалась на их уловки, сохранив на лице сухую надменность и лишив нирванцев удовольствия.
– Ладно, поехали, – предложил Вервольф, одобрительно подмигнув даме. – Вставайте, девушка. Нам предстоит непростое путешествие.
– Никуда я с вами не поеду, – надменно заявила Дара. – Одолжите кто-нибудь свою Колоду.
– Потеряла свою в той разборке? – догадался Корвин.
Она молча кивнула, демонстративно глядя поверх голов собеседников. Сердобольный амберит нашел Карту Мерлина, однако их общий сын не отозвался.
– Далеко, – прокомментировал Фауст и усилил призыв нитью Амулета. Козырь остался теплым.
Развеселившись, Мефисто предложил всей компании погрузиться в джип и прокатиться до ближайших окраин Нирваны.
– Наша мама давно мечтает поближе познакомиться кое с кем из присутствующих, – ввернул Дьявол, заставив Дару сильно разволноваться. К его удивлению, Вервольф ответил с очень серьезной миной:
– Не стоит.
Младший брат, он же Оборотень, взялся за Колоду, конфискованную у Люка. После непродолжительных поисков он вытащил Карту Деспила, который ответил немедленно. Принц Хаоса выглядел хуже обычного – словно его помяли, побили, присыпали пылью и немного подпалили. Из-за спины Деспила выглядывали две жутковатые с виду и малость потрепанные девки. У одной были выбиты клыки, другая стонала, баюкая наспех перебинтованную руку.
– Кто вас так? – посочувствовал Вервольф.
– Демоны, – пожаловался Деспил. – Целая стая… А сам-то ты кто такой?
– Да так, мимо проходил, – фыркнул нирванец и позвал Дару: – Прошу, ваше величество.
Дара протянула руку, но Вервольф не собирался отдавать трофей. Раздраженно проворчав что-то неразборчивое, королева сказала изображению сына:
– Ты где?
– Возвращаюсь домой. – Он явно обрадовался появлению матери. – Ма, перенеси нас в Хаос. Сил больше нет.
– В какой Хаос?! – взорвалась Дара. – По-твоему, эти мерзавцы пьют чай у меня в Ганту? Открой проход!
Вокруг Деспила образовался контур тоннеля, связавшего два Отражения. По ту сторону Козыря светило холодное красное солнце, плескали тягучие черные волны с желтыми бурунами, а по пляжу ползали здоровенные червяки. Не прощаясь, Дара ушла через Карту.
– Я думал, она сделает на прощание какую-нибудь гадость, – удивленно признался Корвин.
– Она пыталась, но Фау ее послал, – сообщил Мефисто. – Братишки, чего это вы так спешили от нее избавиться?
– Поговорить надо, – объяснил Фауст. Подтолкнув Корвина к машине, он добавил: – Полезай на заднее сиденье. Подбросим тебя в цивилизованные места.
За руль сел Вервольф, рядом устроился Мефисто, предусмотрительно выставив в окно ствол трофейной винтовки. Братья форсировали путешествие через Тени, чересчур грубо срезая углы и передергивая ткань Мироздания. Цвет неба сразу налился густой синевой, под колесами зашелестела жесткая трава. Потом все вокруг заволокло туманом, и только магическое зрение позволяло различить, как сквозь туман шагают, постреливая лучами, боевые треножники. На обочине мелькнул покосившийся столб с указателем:

ЧОБХЭМ 12 МИЛЬ

Вдали снова сверкнули импульсы лучевой пушки, взорвался склад артиллерийских боеприпасов. С моря ударили залпом броненосцы, но треножники, поводив излучателями, пустили всю эскадру на дно.
Следующая смена декораций забросила джип в пустыню. Ослепительный серебряный таз светила раскалил песок, высушил колючие кустики и окрасил небо желтизной. Между барханами петляла полоса продавленного грунта, словно здесь когда-то протекала река или семейство великанов волоком тащило тяжеленную кладь.
Нирванцам эта Тень пришлась не по душе, и Отражение было безжалостно отброшено. Теперь с неба стеной падал ливень. Лучи фар бессильно растворялись в плотной завесе водяных брызг. Фауст поморщился, когда его посетило внезапное видение: поле битвы под струями дождя, и сквозь хляби небесные пробираются невидимые глазу враги, швыряющие комки огня. «Надо будет запомнить, – машинально отметил Сын Вампира. – Такие картинки зря не появляются…»
Корвин, которому надоело угрюмое молчание спутников, осведомился преувеличенно веселым голосом:
– Знаменитый неотложный разговор, очевидно, не предназначен для посторонних ушей?
– Ты не такой уж посторонний, – буркнул Фауст. – Просто я в затруднении… Меф, пока ты развлекался с вашей общей подружкой, мы допросили Люка-призрака. По его словам, придурки из Хаоса ищут какое-то копье.
– Да ну! – Старший брат опешил. – Полагаю, вы сразу подумали о том же, о чем и я?
– О чем же еще! – хохотнул Вервольф, выезжая на раздолбанную автостраду.
Полицейская машина устремилась в погоню, – наверное, копы вздумали оштрафовать их за превышение скорости. Впрочем, местные стражи порядка быстро отстали, а затем и вовсе исчезли, оставшись в покинутой джипом Тени. Пропустив этот эпизод мимо внимания, Мефисто недоумевающе пробормотал:
– Им-то оно на кой сдалось?
– В том и соль проблемы, – мрачно изрек Фауст. – Они смогут найти копью лишь одно применение, и это меня совсем не радует.
Корвин потерял надежду понять, о чем они переговариваются, поэтому следил только за манипуляциями адского водителя. Вервольф как раз воспользовался своим магическим перстнем, чтобы раздвинуть несколько Отражений. Одновременно младший герцог переключил скорость и немного убавил газ. Автомобиль помчался по брусчатой улице, распугивая дородных торговок в длинных юбках и передниках с кружевами. Мальчишки бежали за машиной, издавая восторженные вопли и шлепая по лужам босиком.
Стражники у городских ворот бросились врассыпную, и джип беспрепятственно пролетел неохраняемые ворота. Здесь, в чистом поле, их ждала карикатура на рыцаря – долговязый дистрофик, оседлавший клячу-доходягу. Он зачем-то нацепил кирасу времен Кортеса, а на голове у него каким-то чудом держалась медная тарелка. Выставив палку с ржавым наконечником, заморыш выкрикнул тонким голосом:
– Остановись, проклятый дракон, я должен сразиться с тобой во имя прекрасной…
Расхохотавшись, Вервольф посигналил в ответ. Вопли гудка перепугали клячу, которая рванулась с неожиданной прытью, сбросив седока прямо в глубокую лужу.
– Ну вот, не было других забот, – проворчал Мефисто. – Еще утонет… Тормози, Верви.
Увидев обступивших его людей, рыцарь, утирая с лица жижу, поведал:
– Благородные идальго, будьте осторожны. Здесь бродит исполинский огнедышащий дракон.
– Порядок, дедуля, – еле сдерживая смех, сказал Корвин, помогая старикашке подняться. – Увидев тебя, дракон сдох от страха, а труп его бесследно растаял.
Фауст процедил негромко:
– Тебе, старому дурню, только с бумажными великанами да с ветряными мельницами сражаться.
Между тем Вервольф насмешливо разглядывал легонькое копьецо рыцаря, словно бы выдуманного автором пародийного романа. Оставив охающего аборигена в помятой кирасе, старшие братья окружили Оборотня.
– У меня тоже не идет из головы история с поисками копья, – признался Мефисто.
– А в чем дело-то? – осведомился Корвин. – Я не понял, из-за чего такие сложности.
– Мы тоже, – сообщил Фауст. – Если речь идет о том копье, про которое мы думаем, то Хаосу оно не нужно.
– Как сказать. – Меф усмехнулся, но развивать эту тему не стал.
К ним снова прицепился дистрофик, успевший кое-как отмыть лицо и руки. Старика интересовало, не знают ли благородные доны, куда подевался его верный боевой конь-богатырь. Верви наугад махнул рукой, указав примерное направление поисков, и пошел к машине.
Они уже рассаживались, когда в воздухе перед Корвином повис козырной портрет Мерлина, сказавший:
– Привет, отец. У тебя все о'кей?
– Не так чтобы очень, – признался серебристо-черный. – Ты не мог бы проводить меня до Амбера?
– Без проблем. А что случилось?
– Расскажу по дороге.
Попрощавшись с нирванцами, Корвин скрылся в межтеневом тоннеле.
– Поехали, – нетерпеливо сказал Мефисто. – Идиотский день выдался.
– Других не бывает, – флегматично откликнулся Вервольф.
После третьей смены Отражений, когда они выехали в окрестности Нирваны, Фауст заметил пессимистичнее обычного:
– Допустим, мы сбили со следа конкурентов. Это замечательно. Но мы и сами ни на шаг не приблизились к цели.
– Может, родители чего-то добились? – неуверенно сказал Вервольф.
Меф отрицательно покачал головой:
– Леди Геката колдует который день без перерыва – даже переселилась в Эльсинор, где и время течет быстрее, чем в Нирване, и зеркала с картинами помогают, – все равно не видно заметного продвижения. Фау, у тебя нет свежих идей?
– Вообще-то есть, – сообщил добрый доктор. – Но я их еще не совсем обдумал.

II
Проявив неожиданное чувство ритма, Корвин устроил эффектный переход через десяток Отражений. При этом цвет травы пробежал все зоны спектра от красных до ультрафиолетовых. Путешествие финишировало на равнине возле самого юного из Узоров. По местному времени утекло не больше десятка лет с того дня, когда принц в черном камзоле, расшитом серебряными шнурами, бродил здесь, вычерчивая Камнем Правосудия знакомые линии.
– Силен, дедуля, – восхитился Колесный Призрак. – Эстет.
Самодовольно подмигнув потомству, Корвин назидательно сказал:
– Работать надо красиво.
– Действительно клево получилось, – согласился Мерлин, и в его голосе прозвучала гордость за отца. – Ты уходишь?
– Вообще-то я не тороплюсь, – заметил Корвин. – Посидим немного.
Они немного посидели, и за это время Призрак дважды совершал набеги на цивилизованные Тени, всякий раз возвращаясь со снедью и выпивкой. Пикник удался на славу. Никто их не тревожил, лишь в траве трещали кузнечики.
– Ты бы разузнал, как Дара, – внезапно вспомнил Корвин.
Мерлин щелкнул пальцами, и Колесный Призрак показал им бредущую через Отражения компанию: Дару, Деспила и парочку аппетитных, на вкус хаосийца, девиц из женского эскадрона. По картинке струились косые полосы помех – сказывалось многократное различие темпов течения времени.
– Привет, ма, – сказал король. – Вы уже совсем близко от дома. Можете козыряться.
– У меня нет Колоды, – резко ответила Дара.
– Знаю, отец рассказал. Но у Деспила…
– Он тоже потерял! – выкрикнула Дара. – А ты, вместо того чтобы помочь ближайшим родственникам, пьянствуешь с кем попало.
Возникло желание огрызнуться: дескать, он как раз помогает ближайшему родственнику, но говорить этого Мерлин не стал. Мать могла совсем сорваться с катушек. Поэтому он просто отправил к Даре маявшегося без дела Колесного Призрака.
– Пора, – вздохнул Корвин. – Пойду, пожалуй.
– Ты сможешь пройти свой Лабиринт, – обнадежил отца Мерль. – Это несложно.
– Однажды я уже сделал это – когда рисовал. – Корвин усмехнулся. – Не мешало бы повторить.
– Ничего особенного, – поделился впечатлениями Мерлин. – Как будто идешь через тот Узор, что в подвале амберского замка. Только запахи немного Другие.
Отец и сын похлопали друг друга по плечам, и Корвин двинулся по своему Узору. Отступив на несколько шагов, Мерлин следил, как он идет, повторяя несчетное число раз пройденный маршрут. Выставленный вперед клинок Грейсвандира слабо светился, и это свечение словно стекало к приспущенному острию, которое пылало, наливаясь вишневыми оттенками раскаленного металла.
Рассекая мечом вязкое сопротивление Лабиринта, принц достиг центрального пятна, где была сосредоточена Мощь магического рисунка. Отсалютовав сыну мечом, Корвин неторопливо вложил Грейсвандир в ножны. Расстояние украло звуки, но Мерлин по шевелению губ понял, что отец произносит адрес места назначения. Вряд ли он успел сказать все необходимые слова – невидимый Обитатель Лабиринта угадал желание и поспешил его исполнить. Фигура Корвина окуталась облаком сине-фиолетовых искр. Короткий миг волшебства – и внутри Узора нет ничего и никого. Отец козырнулся, – может, в Амбер, а может, в свое любимое Отражение Серебряных Роз.
Мерлин достал Колоду. Хаос не откликался. Дара тоже. Скорее всего, это означало, что между отцовским Узором и абонентами прогуливались Межтеневые Бури. Колесный лоботряс тоже испарился с концами. Начнет болтать с любимой бабушкой – не остановить.
«Придется топать пешим ходом», – без энтузиазма сообразил король Хаоса. Еще совсем недавно такой марш-бросок не отнял бы ни сил, ни времени. Увы и ах – Черная Дорога исчезла вместе с Логрусом.
Вздохнув, Мерлин зашагал по тропинке, что извивалась между холмами. Тропинка незаметно сменилась лентой каменных плит, потом под ногами захлюпали лужи, заполнявшие ямы в разбитом танковыми гусеницами асфальте. Сами танки догорали по обе стороны дороги, беспомощно растопырив обломанные пальцы орудийных стволов. Мерлин поморщился и постарался уйти из сектора технологичных миров – к реальностям магическим, порожденным Логрусом.
Рывок получился слишком сильным, будто пришлось продираться сквозь стену кипящего пива, однако результат был достигнут. Теперь на обочине валялись скелеты драконов, тупо пялившие пустые глазницы и скалившие челюсти с частично выбитыми клыками. Из-под реберных дуг выглядывали любознательные трупоеды. Мерлин немного подправил Отражение, потом еще раз. Это был пока не Хаос, но уже и не Тень, построенная по строгим законам научного миропорядка.
«Если плестись пешком скучно, надо внести разнообразие», – решил он и легонько подтолкнул нагромождение параметров. Скелетов стало меньше, горы прямо по курсу обернулись дымящимся вулканом, в сумерках краснел язык лавы, медленно сползавший по склону к небольшому мотелю. В ближайшие полчаса там можно будет перекусить.
– Ау, есть кто живой? – весело гаркнул Мерлин, распахнув дверь ударом ноги.
– Живой? – переспросил женский голос. – А немертвые тебя не устроят?
– Здесь резервация для вампиров? – опешил Мерлин, однако, присмотревшись, разочарованно добавил: – Мадам, вы несколько однообразны.
Стоявшая за стойкой особа без лица неприязненно возразила: дескать, впервые его видит. Может, и не врача. В прошлую встречу ее сознание наверняка вытеснила тийга-шизофреничка. Ради приличия Мерлин завел светскую беседу:
– Надеюсь, заведение застраховано?
– Чего надо? – грубо поинтересовалась безликая хозяйка. – Заказывай быстрее, сматываться надо.
Мерлин хохотнул. Словно вернулись веселые дни в калифорнийском кампусе.
– Вообще-то я могу подождать, пока ты сделаешь ноги, а потом возьму все бесплатно.
– Хорошая мысль, – согласилась безликая. – Счастливо оставаться.
Щелкнув пальцами, она исчезла вместе со своим заведением. Мерлин остался один у подножия горы, в сотне метров от кромки расплавленного камня. Что и говорить, тийга была хлебосольнее.
Чертыхаясь, Мерлин обратился к помощи спай-карда, свернув пространство в трубку, пронзившую вулкан и еще несколько Отражений. Набрав побольше воздуха, он побежал по внутренним стенкам закрученной реальности. Мимо проносились горы, поля, деревни, драконы, светила и летучие корабли. Изредка Мерлин наступал на разноцветные солнца и планеты, тогда жар проникал сквозь подошвы кроссовок. Потом звездное небо уступило место полоскам, похожим на небо Хаоса. Короткий спурт – и Мерлин перешел на ускоренный шаг.
Он шел через мрачное подземелье, где светились гнилушки и покачивались плотоядные лианы. По стенам стекали почвенные воды, под ногами что-то хлюпало, а из боковых ответвлений воняло падалью. Однажды из расположенной на высоте пояса норы с торжествующим воем высунулась зубастая пасть. Мерлин, не глядя, перерубил шею силовым шнуром спайкарда, машинально увернувшись от потоков хлынувшего из раны пламени.
Дорога была знакома – не раз бродил здесь еще в детстве, – поэтому он, не задумываясь, выбирал нужные повороты. После очередной развилки впереди забрезжил слабый свет, а потом навстречу, протягивая к королю длинные конечности с кривыми когтями, шагнул фосфоресцирующий скелет. Мерлин на ходу пожал костлявую кисть, и кости черепа расплылись в подобострастной улыбке. Истлевшие челюсти прошепелявили за спиной:
– С возвращением, повелитель…
Из тоннеля Мерлин шагнул прямо в свою комнату, где обнаружил нервно курившего Деспила. Увидев выходящего из настенного рисунка брата, Деспил с облегчением бросил сигару в пепельницу и сказал:
– Хвала Змее, ты вернулся!
– Заждались? – Мерлин хихикнул. – В местах, где я ошивался, время не торопится.
– Плевать… – Брат снова взял сигару, затянулся. – Мандор и Сухей что-то придумали. Срочно хотят поболтать с тобой.
Стянув майку с надписью «I love Microsoft», Мерлин шевельнул пальцами, подзывая бутылку пива, отхлебнул из горлышка и умиротворенно спросил:
– Давно ждут?
– Три цвета неба сменилось.
– Значит, еще пару часов подождут безболезненно, – резюмировал король. – Сначала ванна, потом плотный обед, потом – немного поспать. Потом, может быть, поболтаем. Если будет на то наша королевская воля. И если сумеете разбудить… Так и передай.
Деспил понимающе кивнул и предложил прислать девочек из его эскадрона. Мерлин задумался, но в итоге огорченно мотнул головой. О таких развлечениях могла прослышать Рханда, а расстраивать ее не хотелось. Услыхав, что брат решил просто отдохнуть, Деспил подивился, однако настаивать не стал. Лишь напомнил:
– Перед советом переоденься во что-нибудь чопорное. Если ты снова появишься в джинсах, у мамули начнется горячка.

Мерлин неторопливо завтракал, наблюдая, как пурпурное небо сменилось синим, и чувствовал себя почти в форме. Он как раз допивал кофе, когда появился незваный гость. Мандор, отчаявшись дозвониться через Козырь, вломился лично и осведомился раздраженно:
– Долго еще твое величество намерено прохлаждаться?
– Совсем чуть-чуть, – хладнокровно сообщил король. – Короткая пробежка по парку – и я буду готов выслушать бредни целой орды старых маразматиков. Кстати, какая у нас сегодня повестка дня?
Сводный брательник осуждающе взирал, как он натягивает тренировочный костюм и кроссовки. Наконец буркнул:
– Повестка прежняя. Составим новый план действий – с учетом результатов первой вылазки.
Мрачно покачав головой, Мерлин сказал, что предпочел бы рукопашный поединок с драконом средних габаритов и умеренной свирепости. Потом подмигнул Мандору и выскочил из крепости.
Здесь, в Ганту, у него был любимый маршрут, но там наверняка поджидали мамулины опричники, которые попытаются перехватить загулявшего монарха и доставить на пленум тайного совета. Мерлин, однако, совершенно не спешил заниматься нудными делами и предпочел бежать совсем в другую сторону.
По дорожкам, вымощенным узорными медными плитками. По аллее антикварных деревьев из синего стекла. К дымящемуся ручью, над которым так легко лететь, оттолкнувшись от позолоченных берегов. Вдоль узкой раскаленной межи, разделяющей возделанные поля. Дважды вокруг озера, наполненного густым бурым желе, из которого крепостные умельцы гонят весьма недурной напиток – нечто вроде пива для демонов. Хотя сам Мерлин предпочитал, прибегнув к помощи магических сил, добывать настоящий «Красный бархат». Это пиво варили только в случайно уцелевшем после прошлой войны Отражении неподалеку от границы Великих Королевств.
Он бежал трусцой мимо разбросанных вокруг крепости плантаций. На полях работали трофеи военных походов – рабы-колоны, вывезенные из ближних к Хаосу реальностей. Зрелище безусловно относилось к категории трансцедентных: трудяги-вампиры мирно возделывали пашню под присмотром свирепых насекомовидных стражей.
Мерлин ностальгически вспомнил поход, в котором участвовал совсем молодым. С ним были Юрт, Ламиак, Фафнир, Греб и еще три десятка юнцов, впервые облеченных таким высоким доверием. Необстрелянных раскидали по разным отрядам, чтобы новички находились под присмотром ветеранов. Они скрытно углубились в Отражения, а затем внезапно атаковали поселения Икеш и Агатшам, где жили варварские племена, известные нетрадиционной сексуальной ориентацией. Вампиры вздумали сопротивляться, но их оскаленные клыки не слишком пугали Повелителей Теней. В том набеге Мерлин подстрелил из арбалета парочку особо буйных вампиров, всего же к исходу набега добыча составила около тысячи немертвых особей. На следующий год с ними отправился успевший подрасти Деспил, и Мерлин собственноручно изготовил для братишки осиновые стрелы с серебряными наконечниками…
Пробегая через фруктовую рощу, он, не сбавляя темпа, сорвал крупный плод и открутил верхушку вместе с обломком черенка. Из сердцевины заструился дымящийся кисло-сладкий сок. Мерлин в два глотка высосал плод и отбросил пустую кожуру, которая улетела вверх, быстро набирая скорость подъема.
Сразу за рощей раскинулся пустырь, тянувшийся до самого обрыва в бездну. На краю пропасти возвышалось старинное укрепление – кирпичная башня с бойницами. Когда-то Мерлин дежурил на этом посту, охраняя подступы к Дворам. И однажды на противоположной стороне появился Корвин, не умевший пользоваться призрачными мостиками…
Возле форта прогуливался весь личный состав – четыре солдата и офицерик из бригады Бессмертных. Все они по младости веков щеголяли в экстремально-демоническом обличье, так что невольно вспоминались бессмертные строки: «Жил-был у бабушки серенький козлик».
Заметив приближение короля, гарнизон принял стойку «смирно».
– Как служится, рогатые? – осведомился Мерлин.
– Рады стараться! – гаркнули гвардейцы, пожирая короля красными угольками глаз.
Лейтенант, командовавший заставой, лишь разок сбился, рапортуя о происшествиях. Собственно говоря, происшествие было одно, хотя достаточно тревожное: по ту сторону бездны, возле пятнистой полуживой скалы мелькнули тени, разглядеть которые не удалось. Проще говоря, прохлопали разведку вероятного неприятеля.
Пока он гадал, кто мог таиться в тени скалы, командир заставы доложил, что его генерал уже распорядился прочесать местность на два-три Отражения в глубину. «Может, и отыщут следы, – без особой надежды подумал Мерлин. – Но самих лазутчиков – вряд ли. А жаль! Хотелось бы знать, кто из соседей шпионит за нами».
На обратном пути он обогнал караван. Шестиногие слоны, шевеля спинными жабрами, монотонно шагали сквозь жидкий воздух Окраины. Могучие животные волокли громадные повозки, набитые добычей. Мерлин не стал выяснять, что именно везут – новых рабов или награбленное барахло. Фискалы знают свое дело, поэтому беспокоиться не о чем – положенная доля отправится в королевскую казну.
У него оставалось немного времени до начала нудной говорильни, и Мерлин решил потратить эти полчаса с пользой для государства. Поэтому он, улегшись на диване, продолжил штудировать жизнеописания предшественников.
Академический курс с трудом умещался в полусотне фолиантов неподъемного габарита. Читать этот ужас не было никакой возможности. После долгих раскопок в королевской библиотеке Мерлин обнаружил научно-популярную книжку, изданную во времена королевы Пуц. Авторы изрядно потрудились, подгоняя и подтасовывая исторические факты, чтобы вышло благолепное пособие для среднего школьного возраста.

Мзареулов Константин - Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля автора Мзареулов Константин дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мзареулов Константин - Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля.
Ключевые слова страницы: Хроники Фауста - 3. Демоны Грааля; Мзареулов Константин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Век любви