Шклярский Альфред - Приключения Томека Вильмовского - 8. Томек в Гран-Чако 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Костин Сергей

Варркан - 2. Глаз Дракона


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Варркан - 2. Глаз Дракона автора, которого зовут Костин Сергей. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Варркан - 2. Глаз Дракона в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Костин Сергей - Варркан - 2. Глаз Дракона без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Варркан - 2. Глаз Дракона = 272.94 KB

Костин Сергей - Варркан - 2. Глаз Дракона => скачать бесплатно электронную книгу



Варркан - 2

Сергей Костин
Глаз дракона
(Варркан-2)
ГЛАВА 1
ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ
– Дзинь-дзинь-дзинь…
Дребезжащий от старости и частого употребления звонок выпихнул меня из волшебного сновидения (что-то такое легкое и прекрасное) и заставил подняться с нагретой кровати. Я нащупал стоптанные тапочки и поплелся открывать дверь, по дороге приводя в порядок шевелюру, проклиная тех, кто в выходной день шляется спозаранку и не дает спать честным людям.
Как можно было предположить с самого начала, за дверью никого не оказалось. И ничего удивительного. Вполне обычное для меня дело. Каждый выходной начинался одинаково – этот не исключение. Как всегда на дверях висел листок с чьими-то каракулями.
Выругавшись вполголоса для того, кто мог слышать, я сорвал бумажку, оставив на дверях смазанные куски пластилина. Можно бы счистить и его, но я был уверен, что завтра или послезавтра, точно такой же листок, точно с таким же содержанием появится снова. Пусть уж лучше на пластилине, чем на клею или на битуме. Всякое может прийти в голову моим таинственным посетителям.
Говоря о таинственных визитерах, я совершенно не имел в виду, что здесь и вправду кроется какая-то тайна. Наверняка этим занимается какой-нибудь шалопут, отправленный с утра пораньше за молоком в магазин. Впрочем, им мог оказаться и любой из моих многочисленных соседей. Кто-нибудь из числа любителей выносить мусорное ведро в девять часов утра выходного дня.
Не читая послания, я бросил его на письменный стол. Таких бумажек у меня скопилось достаточно. Я точно знал, что в них написано. Что-нибудь вроде: «Колдун, убирайся из нашего дома!»
Хотя изредка встречались выражения и покрепче. Люди, право, не могут выносить, когда рядом с ними живет белая ворона. А я был именно белой вороной, хотя сам себя, естественно, таковой не считал.
Ставя на плиту чайник и думая, что приготовить на завтрак – омлет или опостылевшую яичницу, я параллельно размышлял о том, что вся надуманность подобного обвинения, вообще-то, не слишком меня огорчает. И даже не раздражает. Нервные клетки не восстанавливаются. Почему? – спрашивал я сам себя. Просто я прекрасно понимал моих соседей.
Живет в подъезде, в холостяцкой квартире, странный двадцативосьмилетний парень, который в один прекрасный день приводит черную кошку и черного дога. И это в однокомнатную квартиру! Вообще-то ничего необычного, если не считать, что кошка и собака – неразлучные друзья. Почти как влюбленные, только не целуются и не производят на свет щенят и котят. Подозрительно совсем другое – этот самый сосед, то ли с горя, то ли по какой другой причине, по ночам прыгает в своей квартире, сотрясая советский панельный дом образца «хрущевка». Да при этом еще и поет странные, чужие песни, слов которых не понимает никто.
Из-за отсутствия молока я все же решил остановиться на яичнице. Впрочем, никакого выбора и не было, так как в квартире не имелось других продуктов. Разбивая яйца, я продолжал размышлять. В первый раз я услышал слово «колдун» от благообразной соседки по лестничной площадке. Я улыбнулся, вспомнив этот случай. (Так, для яичницы все, кажется, готово. Где-то еще у меня был кусочек сала, ага, вот и он.)
В тот памятный вечер старуха выловила меня во дворе, когда я прогуливался там со своими животными. Тогда-то она и пожаловалась на тараканов, которые, по ее словам, «совсем одолели, проклятые». Черт меня дернул пожалеть ее. По доброте душевной я пообещал зайти вечерком и помочь беде. Мол, есть надежное средство.
Обещания нужно выполнять. Когда я заявился к старухе часиков эдак в десять, то застал ее со шлепанцем в руке. Что ни говорите, на сегодняшний день – это самое эффективное оружие против тараканов.
Выслушав небольшую лекцию о тараканах и о том, что выгнать их – почти невыполнимая задача, я пообещал вывести их за один вечер. Соседка тут же выставила на стол початую бутылку водки и назвала меня спасителем.
На глазах у изумленной, беспрестанно крестящейся старухи тараканы, которые до этого бессовестно гуляли по стенам и полам, как по Бродвею, выбежали на середину комнаты и дружно передохли. Осталось только подмести и выкинуть.
От водки я отказался.
На следующий день, возвращаясь с работы и проходя мимо «зеленого старушечьего патруля», вечно слоняющегося вокруг дома в поисках сплетен, я услышал, как кто-то из них бросил мне в спину:
– Вон колдун пошел!
Я только усмехнулся. Потом меня еще пару раз приглашали выводить тараканов и даже один раз лечить от икоты. Я помогал, чем мог, но тучи уже сгущались. Первым вестником стал участковый, который забрел взглянуть, как живут простые люди. Как же, так я и поверил!
Ни слова не говоря, он прогулялся по комнате, понюхал на кухне, а напоследок зачем-то заглянул в унитаз. Спросил бы у меня, я бы ему честно сказал, что ничего интересного там нет. Так и не найдя никакого компромата, участковый задумчиво удалился произнеся неопределенное «хм».
В течение следующей недели мне пришлось принимать делегации от ЖЭКа, ветеринарной службы, милиции и черт-те каких организаций, включая даже общество защиты животных. Последних я попросту спустил с лестницы, так как они беспокоились насчет тараканов.
Потом со мной перестали здороваться и при моем появлении старались увести подальше детишек.
Именно в это время появилась первая робкая записка, с требованием прекратить выгуливать кошку и собаку одновременно. Мол, это дурно влияет на воспитание детей. А на следующий день на стенке подъезда моя личность была увековечена надписью белилами: «ЗДЕСЯ ЖЕВЕТ КАЛДУН».
Вот она – людская благодарность! За жильцами дома последовали друзья.
Когда меня спрашивали, откуда взялись мои черные постояльцы, я честно рассказывал о своих похождениях. Одни просто смеялись, другие откровенно крутили пальцем у виска. Но и те и другие настоятельно советовали обратиться за помощью к психиатру. Я на них не обижался. Мне и самому иногда казалось, что я, мягко говоря, не в себе. Но присутствие кошки и Джека с серебряными клыками убеждало меня в обратном. Опять же, камень – Глаза Дракона! Еще у меня остались кое-какие способности из тех, которыми удалось овладеть в прошлом.
…Слопав яичницу и запив свой нехитрый воскресный завтрак плохоньким чаем, я осторожно уселся в полуразвалившееся кресло и включил телевизор.
Слух о моих странностях достиг, наконец, и работы. Кульминацией стал вызов на ковер, где я прослушал целую лекцию о вреде алкоголя. На мое откровение, что я в рот не беру спиртного, меня под грохот командирских кулаков вышвырнули с работы. И теперь я таскал мешки на товарной станции. Чем и был вполне доволен.
Даже обладая своими ограниченными способностями, я мог стать довольно состоятельным господином, но зачем?
После той встречи на дороге с Джеком и кошкой, в своих джинсах я нашел небольшой кожаный мешочек с серебряными и золотыми монетами и кое-какими стекляшками. Но я справедливо полагал, что это богатство принадлежит не мне, а варркану Файону. И поэтому не спешил воспользоваться содержимым кошелька.
Потянувшись так, что захрустели суставы и старое кресло вместе с ними, я направился в ванную, предварительно отругав Джека за то, что он ни разу не тявкнул, когда злоумышленники наклеивали листовки, порочащие меня.
В ванной я уставился в старое, треснутое зеркало, до неприличия забрызганное зубной пастой.
М-да, что-то ты, парнишка совсем опустился!
Словно из другого мира на меня смотрело лицо уставшего человека, отчаявшегося и никому не нужного. И довольно жалкого в этой ситуации. А ведь совсем недавно целый мир трепетал от одного его имени! Приблизившись вплотную к зеркалу, я выпятил подбородок и с минуту корчил рожи своему отражению, а затем принялся соскабливать жесткую трехдневную щетину.
Внезапно из комнаты раздался вой Джека, смешанный с истеричным мяуканьем кошки. Я не обратил бы на это никакого внимания – такое случалось и раньше, – если бы вслед за этим не раздался взрыв. Выскочив из ванной, я увидел разнесенный вдребезги телевизор. Цветной. Последний. И единственно-неповторимый. Черт!
Поискав глазами животных, я нашел только Джека, забившегося в угол с бешеными глазами. Еще бы, не каждый день ящик взрывается! Кошка исчезла. (Кстати, я долго думал, как ее называть, и пришел к выводу, что именовать ее простым кошачьим именем типа Мурки не стоит, все-таки раньше она была принцессой. Поэтому я так и оставил – Кошка).
Затем раздался длинный звонок, и сразу же послышались удары в дверь ногами.
– Ногами-то зачем? – пробурчал я и направился к выходу, сочиняя на ходу историю об упавшей кастрюле.
Я предстал перед разъяренными соседями с одной намыленной щекой и с бритвой в руке. Завершали композицию шикарные, давно выцветшие, семейные трусы.
Половина многочисленной толпы отпрянула от меня сразу. Это были преимущественно женщины. С криками: «Сексуальный маньяк!», «Какой нахал!» они отскочили на безопасное расстояние и стали издалека любоваться моим торсом и волосатыми ногами. Другая половина, состоявшая из представителей сильного пола, осталась.
Сквозь выкрики о моей сексуальной ориентации послышались робкие высказывания мужчин, типа:
– Покоя от него нет, совсем, скотина, обнаглел. Колдун… е…
Я мило улыбнулся и поднял руку с бритвой, призывая граждан успокоиться и выслушать меня.
Кажется, мой жест был понят неверно, так как площадка мигом опустела. Лишь самые упорные выкрикивали в мой адрес угрозы, смело выглядывая с верхних лестничных клеток.
Пожав недоуменно плечами и послав всех подальше, я захлопнул дверь и пошел разбираться со своими несчастьями.
Телевизор теперь годился только на подставку под цветы, да и то, если его накрыть газетой. А так как у меня имелась лишь газета и не было горшков, я безжалостно приговорил телевизор к выбрасыванию.
Кошки я так и не нашел. Открытая форточка указывала на предполагаемый путь ее бегства с места происшествия. Джек успокоился и, порыскав по комнате, спокойно уселся у двери в ванную.
Постояв минуты две в задумчивости, я решил сначала все-таки привести себя в порядок, а затем уж заняться поисками кошки.
Быстро побрив оставшуюся щеку, я придирчиво осмотрел себя в зеркало. Вот, так лучше. Смыв остатки пены, я выключил воду и бросил последний взгляд на свое отражение, и в этот миг зеркало вспыхнуло квадратным ослепительным солнцем.
Отброшенный этой вспышкой, как взрывом, на стену, я долбанулся головой о трубу так, что все завертелось перед глазами. Последнее, что я помнил, была отраженная в зеркале кошка.
ГЛАВА 2
ВТОРОЕ ПРИШЕСТВИЕ
Я всегда знал – что-то подобное должно произойти, поэтому ничуть не удивился, когда, очнувшись, увидел перед собой довольную морду Джека. Не того Джека, каким он был на Земле, а клыкастую морду варакуды. То, что это именно мой Джек, а не какой-то заблудившийся экземпляр, я понял по серебряным клыкам.
Отстранив морду зверюги в сторону, я огляделся.
Я сидел, прислонившись спиной к толстому дереву, а прямо передо мной убегала в заросли леса узкая тропинка. Взгляд наверх – и мое сердце запрыгало от радости.
– Не земное солнце! Это был мир, который я когда-то покинул, чтобы снова вернуться. Я вернулся!
Осмотрев себя, я убедился, что мой вид на первое время вполне сносен. Кроме семейных трусов на мне ничего не оказалось.
Стоп! Этого не может быть! Нет того, что должно остаться со мною в любом случае. Под недоуменным взглядом Джека я обшарил все кусты. Пустое. Глаз Дракона испарился, будто его и не существовало.
Исчезновение камня и полная неподготовленность к ночным холодам совершенно испортили мне радость возвращения. Я-то думал, что будет все иначе, совсем иначе.
Иногда, еще в том, земном мире я набивал рюкзак и карманы всякой необходимой и неизвестной здесь мелочью, вроде мешочков с порохом или исписанных формулами и чертежами листочков. Я сжимал Глаз Дракона и страстно желал вернуться в мир, где осталась моя принцесса. Но все тщетно.
И вот желание мое исполнилось, но кроме Джека при мне нет ничего путного. Сидеть на голой земле в одних трусах я считал нецелесообразным, тем более перед этой манящей тропинкой. Обшарив ближайшие кусты и так ничего не найдя, я обратился к Джеку:
– Ну что, хитрая морда, приехали, называется?
По рычанию Джека я понял, что в данную минуту ситуация устраивает его больше, чем меня. Ему-то что? Все его при нем, счастливчик!
– И в какую сторону нам идти? – я растерянно посмотрел на тропинку. – Только учти, Джек, я не собираюсь появляться перед людьми в этом наряде.
Джек с секунду постоял, обдумывая мои слова, а затем, что-то для себя решив, повернул направо, туда, где должно было зайти солнце. Мне ничего не оставалось делать, как последовать за Джеком.
– Ну что ж, парень, если ты ошибся, то единственным твоим наказанием будет отсутствие крыши над головой. И, естественно, горячей и здоровой пищи.
Я шел по тропинке следом за обезумевшим от буйной зелени Джеком и пытался проникнуть в свое сознание. На земле почти все, что я знал, оказалось надежно закрыто от меня. Но сейчас мне казалось, что еще чуть-чуть, и все могущество, принадлежавшее мне, вернется.
Интересно, что мне нужно сделать такого, чтобы получить обратно то, что принадлежит мне по праву?
Я остановился, отбросил все посторонние мысли и налег всем своим умишком на стену, закрывавшую мои прежние знания от меня теперешнего, и почувствовал, как стена подалась.
Кирпичик за кирпичиком стена рушилась. А всем известно, что если есть трещина, то рано или поздно старательность и настойчивость свое возьмут.
То, что выплеснулось после долгого заточения, было похоже на прорвавшуюся плотину. Затапливая земные воспоминания, в меня хлынули потоки чудесной силы.
От нестерпимой боли в голове мне пришлось сначала сесть, а потом уже и лечь на землю. Лишь после того, как ментальный поток ослаб и превратился в маленький ручеек, я встал и зашагал дальше. Я уже не был уволенным шофером и грузчиком с товарной станции. По тропинке, петляющей среди леса, шел варркан. Я почувствовал, что изменилось не только мое сознание, но и тело приобрело какую-то легкость и мягкость. Разум снова руководил всеми движениями тела, сохраняя силы и одновременно напоминая о некоторых позабытых вещах, составляющих мою мощь.
Разложив все на полках своего сознания, я шел уверенный в завтрашнем дне. Что теперь могло мне грозить? Практически ничего.
Джек, почувствовав, что с его хозяином и другом произошла перемена, шел впереди, изредка поглядывая на меня умными глазами, порыкивая и давая знать всему живому, что идет царь леса, варакуда, со своим товарищем варрканом.
Джек резко остановился, принюхиваясь, но я.подогнал его:
– Вперед, Джек! Я уже чую, что мы скоро выйдем к людям.
Варакуда, обидевшись, что его способности мало кого интересуют, затрусил сзади.
– Ну, старина, не обижайся на меня! Твое время еще впереди! Или ты хочешь, чтобы я стал дрянным варрканом, который даже не способен различать запахи?
Через полчаса ходьбы сквозь деревья стал виден какой-то городок. Небольшой такой городишко, где, наверняка, была всего одна харчевня. Тропинка вливалась в широкую, хорошо утоптанную дорогу. Естественно, я не собирался идти в городок прямо сейчас. Мне хотелось окончательно собраться с духом.
– Как ты думаешь, Джек, что скажут про нас достопочтенные матушки семейств и их, надеюсь, симпатичные дочки, когда мы появимся в городе в таком виде?
Джек посмотрел на мой весьма скромный наряд, заскулил и отвернулся, всем своим видом показывая, что он-то, по крайней мере, одет вполне нормально.
– Ты как всегда прав, дружище! И посему я предоставляю тебе право отличиться.
Джек напрягся, как струна, всем своим видом показывая, что ради меня готов на любые мыслимые и немыслимые подвиги.
– Воровать, как тебе давно известно, плохо. Но! – Я поднял вверх указательный палец, и глаза варакуды поднялись вслед за ним. – Воровство не есть зло, если им воспользуется человек в моем положении. Короче, мне нужна одежда. Эй, ты куда?
Не успел я закончить, как о присутствии Джека напоминала лишь примятая трава на том месте, где он только что внимательно меня слушал. А я пытался понять, не сморозил ли я очередную глупость. Ограбит какого-нибудь честного жителя…
Устроившись в кустах, я привел остатки знаний в порядок и стал ждать своего интенданта, не забывая держать местность под контролем.
Спустя несколько минут послышался шум раздвигаемых кустов и передо мной предстал Джек с ворохом одежды в зубах и переметной сумой, закинутой за спину.
Осмотр принесенного, не решаюсь сказать украденного, привел меня к убеждению, что мой наряд все равно оставляет желать лучшего. Облачившись в принесенные лохмотья, я заметил усмешку в глазах Джека.
– Смейся, смейся, вредная собака. Хорошо смеется тот, кто смеется по делу. Сам принес, сам и будешь терпеть этот запах.
Запах, действительно, мало чем напоминал французские одеколоны.
– Ты что, спер это с помойки?
Видимо, я попал в самую точку, потому что Джек отвернулся с видом постороннего прохожего, выдавив из меня мрачное: «Ну-ну».
Но я был спокоен по крайней мере насчет того, что в городке меня не встретит вооруженная толпа жителей, разыскивающих вора.
После того как я немного притерпелся к запаху, настало время заняться сумкой. На этот раз Джек превзошел все ожидания. О чем и говорила его сияющая морда. В одном из отделений сумки оказались довольно тугой кошелек с деньгами и ржавый нож. Во втором – чистая рубаха, которую я не замедлил примерить, и кожаные штаны. К сожалению, они были мне малы, и я оставил надежды появиться в городке прилично одетым. Штаны и прочее ненужное барахло я бросил под кустом. Содержимое кошелька перекочевало в мой карман, но перед этим, видя глаза Джека, я клятвенно пообещал, что такое не повторится. Затем совершенно спокойный и довольный собой я вышел на дорогу и зашагал в сторону зажигающихся окон.
Городишко был маленький и ужасно грязный. И совершенно недружелюбный. Первый же встречный на вопрос, где находится гостиница, набросился на меня с кулаками. Пришлось преподать ему правила хорошего тона, после чего он, тут же забыв о случившемся, поплелся дальше, горланя песню о красных розах.
Так что гостиницу мне пришлось искать самому. Впрочем, гостиница, громко сказано. Притон – вот это уже ближе. Но, если честно, низкое, грязное здание как нельзя лучше подходило к моему теперешнему виду.
– Конечно, это не «Националь», но, с другой стороны, и я не во фраке. Поискав глазами Джека, я, конечно же, его не обнаружил. В данную минуту варакуда подкрадывался к какому-нибудь зайцу или, хуже того, следуя дурной привычке, воровал домашних кур. Ну да бог с ним!
С этой мыслью я и вошел в обшарпанные двери, за которыми скрывались новые приключения. М-да! Именно это я и ожидал увидеть.
Передо мной открывалась удивительная картина, за грязными столами сидели грязные горожане, а за грязной стойкой стоял грязный бармен в засаленном фартуке. Подойдя к стойке и усевшись на покачивающийся табурет, я многообещающе посмотрел на бармена.
Обычно после таких взглядов меня обслуживают по первому классу, но на сей раз то ли бармен оказался слеповат, то ли ему не понравилась моя одежонка, только я услышал:
– Сначала покажи деньги!
Я показал несколько монет.
– Тогда заказывай свое вино и убирайся отсюда к чертовой матери, грязная свинья.
Ну и ну! Такое обращение мне совершенно не нравится, и поэтому я не остался в долгу:
– Дружище, где ты достал такой белоснежный фартучек? У тебя не найдется еще одного, чтобы завернуть сало, которое я сейчас закажу?
А после того, как морда у этого нахала вытянулась, добавил тише:
– Ну, чего ты скуксился? Или тебе повторить? Бармен, не ожидавший такой наглости, захлопал глазами. После того как его хлопалка устала, он открыл рот и заорал:
– Слистер, выкинь этого оборванца! За что я тебе только деньги плачу? Слистер, здоровенный такой парень, поднялся и нехотя пошел ко мне. Эх, не хотелось начинать свое посещение с увечий.
– Надеюсь это будет платой за мои слова, – я бросил через стойку монету. Монета на ребре докатилась до кармана засаленного фартука и исчезла.
– Только за слова, – смилостивился бармен. Хозяин оказался милашкой, потому что как только вторая монета исчезла в его бездонном кармане, передо мной появилась кружка пива. Я собирался насладиться давно забытым вкусом местного напитка, как вдруг здоровенная ладонь легла мне на плечо. Это был тот самый парень, которого звали Слистер.
– Эй, приятель, ты слышал слова хозяина?
Я посмотрел внимательно на задумчивого хозяина. Ну и порядочки здесь. Лицо бармена резко переменилось, когда следующая монета, на сей раз золотая, покатилась к нему.
Золото имеет одну довольно хорошую черту – оно делает людей сговорчивыми и покладистыми.
– Ладно, Слистер, оставь его. Пусть сидит.
– Пусть сидит, – так же легко согласился Слистер.
Мне показалось, даже с радостью. Я его понимал. Работа вышибалы требует не только нервов, но и силы, а моя спина была, если не шире, то во всяком случае не уже его.
– Мне бы чего-нибудь перекусить, – очередная третья монета исчезла в кармане бармена.
Передо мной тут же появилась тарелка с рисом и жареным мясом.
– За стойкой только пьют, – голос трактирщика заметно подобрел от звона монет в кармане. – Иди, ешь за столом.
Я повернулся в зал, чтобы подыскать себе место.
– Эй, приятель, чего топчешься? Иди-ка к нам, – подал голос Слистер.
Вальсируя между многочисленных стульев, я подошел к массивному и грязному столу и, отодвинув ногой табурет, сел.
Троица, сидевшая за столом, внимательно наблюдала, как я старательно поглощаю еду, запивая ее изрядным количеством пива. Мясо оказалось приготовленным на совесть, и если бы стол, тарелка и ложка были чуть чище, то ужин считался бы просто великолепным.
Дождавшись, пока я все съем, Слистер поднялся, сходил за здоровенным бутылем какой-то мерзости и налил всем сидящим за столом полные кружки. Если угощают, отказываться не принято.
Стукнувшись кружками, мы разом их осушили и одновременно громыхнули ими об стол. Все это очень понравилось моим соседям, и они довольно рассмеялись. Это говорило лишь о том, что они нашли себе хорошего собутыльника.
Только после второй, выпитой все также молча, кружки Слистер начал разговор. Но перед этим появилась еще одна бутыль. Мне впервые стало жаль, что я не могу составить достойную компанию этим симпатичным и щедрым ребятам. Первый же вопрос застал меня врасплох.
– Спасаешься от дьявола?
Вопрос был задан таким образом, что одновременно подразумевался положительный ответ. Поэтому я, недолго думая, кивнул с согласием.
– Да-а! Трудное время настало, – обращаясь сразу ко всем, произнес Слистер. – От него все бегут.
В разговор вступил мужик, не уступающий в ширине плеч Слистеру.
– Говорят, что он захватил почти все побережье?
– А ты, приятель, часом не из Нижних Могушей? – это вопрос ко мне. Слистер получил отрицательный ответ и, огорчившись, издал многозначительную фразу:
– Жаль. Очень жаль, – и тут же пояснил, почему ему так жаль: – У меня там родственники. А ты, приятель, из каких краев?
Услужливая память быстро нарисовала карту побережья, где находились Нижние Могуши. Значит, я нахожусь где-то на западе большого континента. Теперь самое главное – не ошибиться.
– С Десяти Ручьев, – осторожно начал я. Реакции никакой – значит, все правильно.
– Как тебе удалось смыться от этого чертова дьявола?
Слистер, задавая вопрос, попутно наполнил наши кружки. Я решил вести игру осмотрительно:
– Я был в отъезде, когда узнал о нем, и решил поскорее убраться.
– Ты правильно сделал, приятель. Я бы не позавидовал тому, кто попадет в лапы этого выродка. Так как моя версия об отъезде прошла на «ура», я решил продолжать в том же духе:
– Я даже не знаю толком, что происходит на побережье? Парни рассмеялись, а третий, до этого не участвовавший в разговоре, с усмешкой произнес:
– Быстро же ты чесал пятками, коли не знаешь таких вещей. Об этом говорят на всех перекрестках.
– Своя шкура дороже, а перекрестков я избегал так же, как избегал дьявола.
Слистер опрокинул свою кружку, уж не знаю, какую по счету, и ничуть не брезгуя ни моим видом, ни запахом, наклонился ко мне и доверительно промурлыкал прямо в ухо:
– Ты мне нравишься, приятель, поэтому слушай, что я тебе сейчас скажу. До тебя, два дня назад, тоже приходил беглец. Он рассказывал страшные вещи. Какой-то варркан – я еле сдержал готовый вырваться вскрик – собрал армию, напал на приморские города и в одну неделю захватил их все. Беглец сказал, что все жители городов или убиты, или захвачены в плен. Теперь в городах нет никого, кроме ветра да этих выродков – боболоков. Они не жалеют даже стариков и детей.
Пока Слистер, не дожидаясь остальных, махом опрокидывал очередную кружку, я успел вставить:
– Откуда он взялся?
– Говорят тебе, – непонятно отчего Слистер разозлился, – откуда-то из-за Края Света.
– И чего он хочет? – не обращая внимания на недовольство, я продолжал идти напролом, выведывая интересующую меня информацию. Впрочем, недовольство Слистера испарилось сразу, как только вино дошло до места назначения. Он довольно рыгнул и ответил:
– А кто его знает, приятель. Но все говорят, что в этом деле замешана женщина.
– Женщина? – а вот это уже интересней и романтичней.
– Тот беглец, мои друзья не дадут соврать, говорил, что будто бы все началось из-за причуд какой-то принцессы, желающей стать владычицей мира.
С каждым новым словом Слистера сердце сжималось все сильнее, я предчувствовал беду. Мои предчувствия редко оказываются напрасными, но моля Бога, чтобы это был именно тот ошибочный случай, я спросил:
– А этот беглец не говорил, как ее зовут?
– Что-то ты слишком любопытен, – один из парней покосился на меня недобрым взглядом. – На шпиона ты вроде не похож, на беглеца – тоже. Одежонка вон рваная вся, а деньгами швыряешься, будто у тебя их целая куча.
– Брось, Код! Он же был в отъезде. Откуда ему знать подробности? Ты вспомни сам, как ты интересовался, красива ли она? Защита Слистера пришлась как нельзя кстати. А я решил немного придержать свой язычок. Если хочешь быть в курсе всех событий, поменьше болтай, а побольше слушай.
– Как ее зовут, говоришь? – Слистер напряженно поморщил лоб. – Кажется ее зовут…
Узнать, как зовут женщину, из-за которой разгорелась война, нам помешал едкий голос, донесшийся из-за соседнего стола.
– Эй, Слистер, скажи нам, когда будешь целовать в задницу этого голодранца, мы с удовольствием посмотрим!
К чести Слистера, он мало обратил внимания на эти слова. Только чуть передернул плечом и посмотрел на своих товарищей. Но «голос» не унимался.
– Может, пригласишь его в свой дом? Тогда не забудь постелить ему в хлеву, от него дурно пахнет.
Я сидел спиной к говорившему, но по смеху, раздавшемуся вслед за этими словами, понял, что его сторонников насчитывается человек семь-восемь.
– Не обращай внимания, приятель! У нас не очень чествуют нищих. Я сам был нищим, пока не получил работу в этом грязном трактире.
В подтверждение своих слов, Слистер смачно сплюнул на пол.
– Я, Код и Митчел были моряками, да вот задержались в этом дрянном городишке. Все лучше, чем страдать, глядя на море.
Код и Митчел согласно закивали головами.
– Нам понятна эта участь, быть нищим. Нищий, он и есть нищий.
– Эй, Слистер, – ребятам за соседним столиком явно не хватало развлечений, – если ты и твои парни захотят выкинуть эту грязную свинью, мы с удовольствием поможем. Слистер повернул голову к говорившим, посмотрел на них долгим и угрюмым взглядом и громко, так, чтобы слышали все, сказал:
– С этой минуты,… – он вопросительно посмотрел на меня.
– Серж, – подсказал я.
– С этой минуты, Серж – мой гость, и я бы не хотел, чтобы о нем отзывались плохо.
Считая инцидент исчерпанным, он принялся разливать остатки вина по кружкам. Но за соседним столом, видимо, придерживались совершенно другого мнения о происходящем. Послышался дружный смех, и голос, давящийся от смеха, произнес, обращаясь к Слистеру:
– Ты, наверное, и сам будешь спать со своим гостем в хлеву? А заодно и твои друзья с тобой. Неудивительно, там вам и место!
Смех стал еще громче, а я с интересом наблюдал за реакцией моих соседей по столу. Посмотрев друг на друга, они стали одновременно подниматься из-за стола. Я было тоже попытался встать, но Код остановил меня словами:
– Сиди, ты наш гость, и это наше дело.
Я уселся на свое место и стал смотреть, что произойдет дальше. Троица моих новых друзей, покачивая мощными плечами, молча подошла к столу, из-за которого доносился смех. Как я и думал, смеющихся было восемь человек. Смех мгновенно стих, и все восемь насмешников мгновенно вскочили на ноги, опрокинув табуретки.
Шум, возникший в харчевне, возвестил о том, что подраться здесь любили и уважали это занятие. Сидевшие вокруг нас люди поднялись и, прихватив питье, предусмотрительно отошли к стенам, расчищая место для драки. Даже хозяин, быстро спрятав выручку и убрав самое ценное, занял почетное место зрителя за стойкой. Видимо, его больше интересовала сама драка, чем целость мебели и посуды.
Дождавшись, пока все займут свои места и в помещении возникнет тишина, Слистер вы тащил из-за пояса здоровенный нож. Поставив левой рукой на стол табуретку, он с силой вогнал в нее свое оружие. Код и Митчел поступили так же.
Я с интересом наблюдал, что предпримет на этот счет компания.
Любители посмеяться немного подумали и последовали примеру моих соседей. Неизвестно откуда взявшийся бармен мигом унес ощетинившуюся табуретку к себе за стойку.
Даже я своим острым зрением не заметил, как Слистер прыгнул вперед, нанося мощнейший удар справа. Результат был, как говорится, налицо. Пересмешник, рассуждавший о хлеве, свалился бесчувственным мешком на пол.
Один – ноль в нашу пользу.
В следующее мгновение все смешалось. Наблюдать со стороны оказалось гораздо интереснее, чем самому махать кулаками. Главное – только вовремя уклоняться от пролетающих мимо бутылок и табуреток.
Поначалу мне казалось, что тройка Слистера уверенно держит счет, но после пятиминутки взаимных ударов и оплеух стало понятно, что Слистеру и его друзьям приходится несладко.
Кулаки моих соседей работали как кувалды, но выдержка и выносливость парней из «смешливой» компании невольно вызывали уважение. Ошеломленные первым бешеным натиском, они все же сумели собраться и теперь довольно успешно теснили моих приятелей.
Вид обеих сторон был плачевным. Тяжелое дыхание, расквашенные носы, синеющие глаза – все говорило о том, что вечер проведен не зря. У Митчела после удара табуретом повисла рука. Очевидно, здесь табуретки не приравнивались к холодному оружию. Но Митчел очень своеобразно заменял свою левую руку головой. У Кода заплыли глаза, и я просто удивлялся, как он еще различает, где противник, а где свои.
Несмотря ни на что, драка не утихала. Особенно довольны были зрители. Думаю, они довольно редко видели подобные зрелища. Их симпатии перекидывались с одной на другую команду. В зависимости от того, кто брал верх.
Внезапно раздался громкий крик, который перешел в стон, противники одновременно замерли. Митчел, опершись здоровой рукой об стол, тщетно пытался удержаться от падения. Но его попытки оказались напрасны. Рука подломилась, и он грохнулся на пол. По харчевне пронесся возмущенный ропот.
Из спины Митчела торчала рукоятка меча.
– Ах вы, сволочи! – Слистер окинул презрительным взглядом компанию, стоящую перед ним.
– Давно пора разделаться с вами, ублюдками, – раздался чей-то голос.
В наступившей тишине Слистер и Код отступили к стене.
Восемь человек, да еще с оружием! Нет, ребятам не выдержать. Даже таким здоровякам, как мои друзья, я понял, когда увидел торчащий из спины нож. Митчел погиб из-за меня, своего гостя.
Оценив обстановку, я понял, что в ближайшую минуту ни та ни другая группа никаких действий не предпримет. Это было затишье перед бурей. Медленно встав со стула, я подошел к тяжело дышащим парням.
– Эй, мне совершенно не нравится, что здесь происходит!
– Ну ты, свинья, убирайся к черту, иначе последуешь за этим скотом, – говоривший показал на лежащее тело.
– Приятель, – проговорил Слистер, – оставь, это наше дело.
Я не был бы варрканом, если бы не услышал в голосе Слистера жуткую усталость.
– Теперь это и мое дело, – сказал я и неторопливо вытащил нож.
Толпа зароптала, но я не обращал на нее никакого внимания. Просто мне хотелось кое-что проверить. Мои предположения оказались правильными. Я заметил еще по крайней мере два ножа, блеснувших в руках противников. Но возмущение зрителей моментально улетучилось, когда я бросил нож через плечо, в сторону бармена. Нож вонзился в столб, в двух сантиметрах от плеча облокотившегося на стойку хозяина заведения. Тот тихо ойкнул и медленно сполз вниз.
– Если вы не возражаете, то сначала займитесь мною, а потом уж заканчивайте с ними, – я кивнул на друзей.
Ко мне сразу же направились четверо парней. Я был слишком рассержен смертью Митчела, чтобы допустить их уход отсюда на своих ногах. Еще я заметил, как Код сделал движение ко мне, но его остановил Слистер, задумчиво глядевший на меня.
– Он сам знает, что делает. Мы его не звали. К тому же, он прав насчет дела.
Походка у приближавшихся громил была слишком уверенной. Я продолжал стоять и довольно расслабленно. Не доходя до меня шагов трех, парни не выдержали и бросились ко мне все вместе.
Думаю, что лучше бы они ушли сразу, потому что после того как я их встретил, только двое остались стоять на ногах. Да и то только за счет того, что их поддерживал я сам. Двое других корчились на полу. По крайней мере, у одного из них была разбита челюсть, а другой мог теперь похвастаться сломанными ребрами.
Заметив такое дело, оставшиеся трое бросили у стены Слистера и Кода и направились ко мне. Вот у этих-то и имелись спрятанные ножи. По дороге ко мне эти идиоты вытащили свое оружие, и его вид заставил сгрудившихся у стен зрителей снова зароптать, но открыто никто не выступил.
Двое с ножами успели первыми. Дело шло уже не о чести, а об их авторитете. И только моя смерть могла смыть с них позор.
Первый нож я выбил ногой, и он, вылетев, остался торчать в деревянной балке. Ударив основанием ладони в лоб, я остановил второго нападающего и всадил свою левую в его кадык. Смотреть, как он оседает на пол, не осталось времени, ибо в тот момент в меня уже летел еще один нож, не замеченный мною раньше.
Я и не знал, что эти ребята таскают в карманах сразу по два ножа. Очевидно, для подобных случаев.
Уклонившись влево, я перехватил руку бандита у самого запястья и, отчетливо помня, что именно он ударил мечом Митчела, вогнал блестящий металл ему в спину. Остальных я не принимал во внимание и раскидал их, как нашкодивших щенят. Через минуту вокруг меня лежало шесть стонущих мешков и еще один труп в луже растекающейся крови.
Окинув притихших зрителей цепким взглядом и убедившись, что больше нападений не будет, я уселся на свое место.
Народ, негромко комментируя происшествие, возвращался за свои столики. Слистер и Код, довольно бесцеремонно поручив хозяину заведения заботу об убитом Митчеле, уселись рядом.
– А ты неплохой парень!
Слистер, будто и не было никакой потасовки и двух трупов, деловито разливал по кружкам вино, взятое у ошалевшего хозяина забегаловки. Заметив мой недоуменный взгляд, направленный на четвертый стакан, Слистер пояснил:
– Последний тост за него.
Он поднял левой рукой вино, принадлежавшее покойному Митчелу, дождался, пока все выпьют, и бросил кружку в то место, где еще оставалась кровь его товарища.
А затем, жуя здоровенный кусок мяса, он обратился ко мне:
– Тебя, наверное, удивляет наше отношение к убитому другу.
Я пожал плечами.
– И ты не прав. Если бы Митчел был жив, я бы отдал за него свою жизнь. Но сейчас он мертв. А мертвецу не нужна ни любовь, ни ласка. К тому же ты сполна отомстил за него.
Эти слова относились скорее всего не ко мне, а к телам на полу. Сердобольные граждане помогали побитым парням добраться до дверей. Что с ними будет дальше, похоже, никого не интересовало.
– А ты нам здорово помог, – весело проговорил Слистер, глядя на меня, – правда. Код?
Код не ответил, так как был занят тем, что разливал вино по оставшимся трем бокалам. М-да, что ни говори, а компания мне досталась замечательная. Последними словами, которые связно произнес Слистер, были:
– Для моряка хорошая драка лучше всякого вина!
Поздно ночью мы покинули заведение, гордо именуемое гостиницей. Оба приятеля, дружно повиснув на моих плечах, громко орали песню о буре, которая губит корабли. А я думал об утре, когда протрезвевшие приятели смогут сказать мне имя принцессы-завоевательницы. Мне казалось, не в характере той, которую я знал, желать большего, чем она имела. Но мое предчувствие…
Домик Слистера оказался намного уютнее и чище гостиницы, и, свалив обоих забулдыг на широкую кровать, я нашел себе место на лавке, подстелив под голову куртку.
Но заснуть я не мог. Всю ночь мне не давал покоя рассказ Слистера о дьяволе и его принцессе. Я заснул только под утро, убаюканный дружным храпом друзей.
Первое, что я увидел, открыв глаза, полный кувшин вина, стоящий на столе. Рядом, со скучными и больными лицами сидели мои новые друзья. Мое пробуждение было встречено чуть ли не радостными криками. Взяв под руки, Слистер и Код заботливо проводили меня до стола.
Похоже, вино разлили по кружкам уже давно, так как в моей уже плавала дохлая муха. Ожидание моего пробуждения было долгим и томительным. И хотя похмелья я не испытывал, пришлось держать марку. Для варркана самым главным является чистота мысли, поэтому еще вчера организм заботливо вывел весь алкоголь через потовые железы. Слистер и Код не останавливаясь опорожнили по две кружки, после чего здоровяк Слистер, довольный собой и своим настроением, сказал:
– Серж, весь городок только и говорит, что о драке в лачуге Томаса Скряги.
– Ну и что теперь? – не понял я.
– Как что, приятель! – удивился Слистер. – Ты, что, не знаешь, что бывает тому, кто убьет человека?
– Это означает одно, – ответил за меня Код, ничуть не смущенный этим фактом. – Нам пора сматываться.
– Смотрю, вы не слишком этим расстроены, – заметил я.
– Признаться честно, мы уже давно хотели смыться. И тебя с собою прихватить, но только никак не получается. Судя по озабоченной физиономии Слистера, было совершенно ясно, что эта причина действительно серьезная.
– Для начала объясните, зачем смываться именно вам?
– Ну как же, приятель. Наказывают всю компанию, а не только того, кто совершил убийство.
– Ага! А как же те, что убили Митчела?
– Это еще одна причина, по которой мне хотелось бы поскорее убраться отсюда. Убийца Митчела, которого ты пришил, был братом начальника городской управы. А он, в свою очередь, приходится шурином князю, хозяина этих мест. Ясно?
– Теперь ясно.
– И то, что наш дом еще не окружен солдатами, – просто удивительно.
– Что же в таком случае нам мешает убраться отсюда? – спросил я. Слистер и Код переглянулись, и я заметил, что они чем-то сильно озадачены.
– Понимаешь, приятель, у входа в мой дом сидит здоровенный варакуда. А о них в наших краях ходят жуткие истории. Код, немного подумав, добавил:
– А я вообще его боюсь. Ничего не боюсь, а варакуду боюсь.
– И чего ему надо? – подхватил Слистер.
Пару минут я веселился от души. Оба здоровяка смотрели на меня, как на умалишенного, и, заметив их недовольство, я поспешил объяснить:
– Собирайте свои манатки, я выведу вас за город.
– А как же…
– Ерунда! Слистер и Код забегали, стаскивая со всех углов мешки.
– Нет, ребятки, так дело не пойдет. Брать только еду и одежду. Кстати, как у нас с оружием?
– Оружие найдем!
Слистер вытащил из-под кровати продолговатый ящик. Немного покряхтев, он откинул крышку и отошел, чуть ли не застенчиво посматривая на меня.
Оружие действительно имелось. Причем в таком количестве, что оставалось лишь удивляться, зачем его столько трем сухопутным морякам. На мой вопросительный взгляд Код пожал плечами:
– Да вот, собирали себе просто так.
Ну что ж, примем на веру.
Я выбрал себе обоюдоострый, хорошо уравновешенный меч. К нему небольшой кинжал. Слистер и Код последовали моему примеру.
– А остальное? – поинтересовался я. Код махнул рукой:
– А ну его к лешему. Лично мне понравилась такая щедрость, а затем Слистер, старательно скрывая страх, произнес:
– Пойдем, покажешь, что ты сделаешь с варакудой.
Подойдя к дверям, друзья посмотрели на меня с опаской. И правильно сделали. Я просто открыл дверь. На меня прыгнуло черное пятно, и только мой предостерегающий возглас спас Джека от мечей Слистера и Кода. Или наоборот. Мой возглас спас их от клыков и когтей Джека. Это кому как нравится. Приятели во все глаза смотрели на ласкающегося ко мне зверя.
– А ты, беглец, оказывается не так прост! – наконец сказал, прищурившись, Слистер.
И этот его прищур мне не понравился. Но я промолчал.
В сопровождении Джека мы втроем вышли во двор.
– Господи, что он сделал с нашими курами, – Слистер с несчастным видом смотрел на двор, весь усеянный куриными перьями.
– А что ему оставалось делать? – резонно возразил я. – Ну что, будем жалеть о потерях или пойдем? Некоторое время мои друзья стояли в нерешительности.
– Слистер, ты кажется говорил, что в деле замешаны крупные родственники?
– Точно! – согласился тот.
– Тогда нам нужно идти, и чем скорее, тем лучше. Через минуту здесь будет целая армия. Или вы хотите еще подраться? Насколько я правильно запомнил ваши слова, для моряка хорошая драка лучше всякого вина!
– Что-то мне не хочется больше пить, – проворчал Код, торопливо забрасывая на плечо мешок с провизией.
– А мне вредно пить на голодный желудок, – поддержал его Слистер и усмехнулся.
– Интересно, а чем вы занимались пять минут назад, завтракали?
Мы быстро собрались и уже через десять минут наблюдали с лесистого пригорка, как вокруг дома Слистера собирается вооруженный отряд. Даже отсюда было слышно, как солдаты сначала что-то покричали, а затем ворвались в дом, используя для этого и окна, и двери. Ничего существенного не обнаружив, они посовещались и разделились на две половины. Большая часть бросилась в погоню в сторону, противоположную той, куда мы ушли. Оставшиеся обложили домик соломой и дровами.
Через несколько минут на месте лачуги полыхал большой костер, который мне напомнил костры средневековой инквизиции.
Слистер тяжело вздохнул.
– Ты долго будешь сожалеть об этих несчастных курицах? – не выдержал Код.
– Какие, к черту, курицы! – внезапно прорычал здоровяк. – Мы забыли на столе кувшин с вином.
М-да! Судьба подбросила мне интересных друзей.
Час быстрого перехода – и мы оказались вдалеке от города. Теперь погони, пожалуй, можно было не опасаться, даже если преследователи правильно выберут направление.
Весь этот час я просто сгорал от нетерпения поскорее узнать имя принцессы, но подходящая ситуация для разговора все еще не наступала.
Наконец, на маленьком привале, когда вероятность преследования отпала совершенно, такая возможность представилась.
Доедая жареную курицу трехдневной давности, я спросил:
– Ну и что вы собираетесь предпринимать дальше?
Слистер перестал сосредоточенно жевать и вопросительно посмотрел на своего друга. Код кивнул, и Слистер, с трудом проглотив кусок мяса, сказал:
– Вообще-то мы хотели спасти мир.
Вот так! Ни много, ни мало. Хотя мне и не хотелось обижать попутчиков, я улыбнулся.
– И как вы собираетесь это сделать?
По всей вероятности, мысль о спасении мира пришла ребятам в голову не сегодня, так как в течение пятнадцати минут я выслушал несколько версий спасения цивилизации от завоевательницы-принцессы.
Одним из самых интересных, на мой взгляд, способов оказалось предложение всего-навсего выкрасть принцессу из ее логова и предъявить соответствующие требования ее ставленнику варркану.
– Иначе этот дьявол со своим войском принесет немало бед.
С этим я был вполне согласен.
– Кстати, Слистер, ты говорил, что помнишь, как зовут принцессу?
– Ага, помню! Слистер меланхолично ковырялся в зубах, явно не торопясь говорить имени. Я его немного поторопил:
– Интересно, как?
– Э-э-э, не то Инная, не то Иннея, точно не помню.
Я готов был услышать это имя еще вчера, но невероятность всего происходящего все равно потрясла меня. Зачем Иннее мир? И притом прибегать к помощи варркана. И кто согласится, в конце концов, стать во главе войска, направленного против людей? Кто угодно, только не варркан. Хотя… Ради обладания такой красотой, можно предать не только свой плащ и Кодекс Чести, но и самого себя, заложив душу дьяволу. Впрочем, это уже из области сказок.
– Ладно. Пришло время попрощаться. Мне пора, – я встал.
– Эй, приятель, ты куда? – недоуменно посмотрели на меня ребята, только что разлегшиеся на траве. -Мне пора идти.
– Ты что? – Слистер и Код одновременно вскочили на ноги. – А мы?
Создавшаяся ситуация была бы комичной, если бы я не понимал, что ребятам будет скучновато одним.
– А вы, если хотите, пойдете со мной. По крайней мере, пока.
Первым пришел в себя неугомонный Код.
– Ты что это раскомандовался, приятель? Не думаешь же ты, что мы будем выполнять все твои требования.
Код не успел закончить, как получил хороший подзатыльник от Слистера.
– В конце концов, он прав. Нам нужен старший.
Слистер, кряхтя, нагнулся за вещами.
– Что-то в этом парне есть такое, что заставляет ему верить.
Тогда уж и Код, что-то недовольно пробурчав, спросил:
– Что делать-то?
– Собираем вещи и отправляемся к побережью.
Честно говоря, мне понравилась моя новая роль командира, и я старательно покрикивал, подгоняя друзей, требуя побыстрее шевелиться.
И Слистер, и Код, последний только после подзатыльника, беспрекословно приняли мое старшинство и старательно выполняли все, что я им говорил.
– Перво-наперво, – втолковывал я друзьям, – нам нужно оружие против нелюди. Кто знает, с кем мы повстречаемся в этих дремучих лесах. Лучшим оружием является серебро, но поскольку его у нас нет, то воспользуемся деревом и травами.
После подробного объяснения мы разбрелись по лесу. Через час, снова собравшись, каждый имел осиновый кол, заменяющий нам посох и копье. Обкурив наше деревянное оружие чертополохом, я приказал изготовить еще несколько осиновых колышков: ими гораздо удобнее орудовать в бою, нежели длинными копьями. Затем мы занялись собой.
Код нашел чернобыльник, прекрасное средство против всякой нежити. Я выложил плакун-траву и болотный голубец. Хотя травы собирались не в срок, я мог ненадолго вернуть им волшебную силу. Естественно, не говоря об этом ничего ребятам.
Когда я оглядел свое маленькое войско, вооруженное деревянными кольями и обвешанное травой, то с трудом сдержал улыбку. Потому что суровые глаза моих солдат говорили о том, что они разорвут на мелкие кусочки всякого, кто посмеет насмехаться над их видом. Впрочем, я и сам выглядел так же.
Код нашел в лесу звериную тропу, ведущую на запад, и, решив, что это лучше, чем пробираться сквозь заросли, мы направились по ней. Мысленно вызвав в сознании карту, я сказал:
– До побережья около двух дней пути, так что запаситесь терпением.
Ребята ничего не ответили, но по их сопению я понял, что информация принята к сведению и они преисполнились решимости. Некоторое время мы шли по еле заметной тропинке. Джек умчался куда-то вперед, но я о нем не беспокоился, так как знал, что он найдет меня хоть на краю света. Джек был слишком умным, чтобы бросить хозяина. О еде я тоже не думал, зная, что Джек не только наестся до отвала сам, но и будет поджидать где-то на тропинке, приготовив для нас какое-нибудь убитое животное.
Я шел легко и беззвучно, немного раздражаясь из-за шума, производимого Слистером и Кодом. Но вот на их выносливость грех было жаловаться. Немного попыхтев с самого начала, они приноровились и теперь шагали бойко и уверенно.
Солнце уже склонялось к верхушкам деревьев, когда голос Слистера заставил меня вздрогнуть.
– Серж, я вспомнил имя того дьявола-варркана, который командует всей этой ордой на берегу. Беглец говорил, что его зовут Файон.
ГЛАВА 3
МЕЧ ВАРРКАНА
От неожиданности я остановился, и нос Слистера уперся мне в спину.
– А, черт, ты что, Серж?
Я возобновил движение и переспросил:
– А ты, случаем, не ошибся? Точно Файон?
– Какая разница, как его зовут! Главное, что он делает не то, что нужно. А что?
– Да так, знакомое имя. Когда-то я знал одного варркана по имени Файон. Но это было давно.
Ну и история. Как снег на голову. Интересно, кто мог скрываться под моим именем? Или это прихоть принцессы? В любом случае этого засранца нужно проучить. А теперь, давай все сначала. Что у меня есть?
Армия нелюдей нападает на приморские города, убивает или захватывает население. Во главе этой армии стоит варркан, который носит мое имя. И действует от имени принцессы Иннеи. Или прикрывается ее именем, что вряд ли. Людская молва обычно точна в подобных вещах. Вот и все, что у меня имеется.
Варианты объяснений
Принцесса, пользуясь своей красотой, вербует падкого до всяких гадостей варркана и посылает его завоевать для нее мир. Следовательно, она все же добралась до своего трона. И в этом ей помогли волшебники Корч. Значит ли это, что захват земель идет с их согласия? Маловероятно, но этот факт сбрасывать со счетов рано. В Корч знали, что если я вернусь, то не скоро, и поэтому могли дать мое имя кому угодно.
Стоп. Что-то я совсем того. Корч всегда был известен, как ярый противник нежити и всего, что она собой представляет. Нет. Корч исключается. Что угодно, но не Корч. Но откуда тогда Файон? Бред сумасшедшего. Размышляя, я не замечал ни красоты леса, ни еще кое-чего.
– Серж, ночь близка, надо бы устроить привал.
Я обернулся и посмотрел на спутников. Вид у них был не ахти. За всю дорогу они не проронили ни слова, но их матросские глаза молили о пощаде и отдыхе.
– Вам бы только вино пить, да по мачтам лазать, – пробурчал я. – Ладно, привал.
От Слистера и Кода, лежащих с задранными ногами, толку было мало. Так что костер пришлось собирать мне. Я тоже порядком устал и, плюнув на обычные процедуры, не стал выставлять никаких сторожевых заклинаний. Только перед тем как лечь спать, я тщательно проверил местность, но ничего подозрительного не обнаружил.
– Джек, – я обнял за шею варакуда, – раз ты сегодня не позаботился о еде, побеспокойся о нашем сне. И когда встанет солнце, достань нам что-нибудь пожевать. Хорошо, дружище?
Пес был согласен на что угодно, и я, совершенно успокоенный, растолкав храпящих ребят, улегся посередине, чтобы хоть раз поспать по-человечески. Толку от наших деревяшек мало, а Джек способен сделать даже больше, чем мы трое, вместе взятые. Засыпая, я с удовольствием подумал, что у того Файона вряд ли есть такой симпатичный варакуда.
Зря я надеялся на спокойный сон. Посреди ночи меня разбудил Код. Было достаточно того, что он дотронулся до моего плеча. Я тут же оказался на ногах.
– Что случилось?
Код и Слистер со страхом смотрели в глубину леса, где маячили какие-то тени. Я взглянул на Джека. Но тот был совершенно спокоен и, склонив голову, недоуменно смотрел на людей, которые не доверяют его чутью и силе.
Выругавшись, я снова брякнулся на нагретое место.
– Оставьте заботу о безопасности Джеку. Он один заменит взвод морских пехотинцев.
И тут же заснул. И, как оказалось, напрасно. Короче, ночь выдалась довольно беспокойной. Меня два раза будили, что-то втолковывали, я сонно отмахивался. Хуже всего было то, что парни несколько раз вскакивали и, громко крича, носились за эфемерными тенями. Словом, Джек всласть повеселился, наблюдая за нами.
Утром, когда уставшие от ночной суматохи Слистер и Код дружно посапывали, я успел найти ручей, развести новый костер и приготовить двух великолепных зайцев, которых принес исполнительный Джек.
Как и следовало ожидать, запах жареного мяса разбудил Слистера. Этого молодчика, похоже, легче убить, чем прокормить.
– А, зайчатинка! Код!
Немилосердный удар в бок заставил Кода вскочить на ноги.
– Смотри, у нас сегодня на завтрак свежая зайчатина!
Вытерев руки о куртку, Слистер, не дожидаясь приглашения, уселся перед костром и, оторвав половину тушки, аппетитно впился в нее зубами. Код последовал примеру старшего товарища, и вскоре к шуму леса присоединилось чавканье.
– Отлично, Серж! Жаркое приготовлено на славу.
Я начал тушить костер, а Слистер вытер руки и, дотянувшись до кувшина с водой, опрокинул все его содержимое себе в рот.
В следующую секунду за моей спиной раздался дикий рев. Но чуть раньше раздался предостерегающий рык Джека, который, впрочем, даже с места не сдвинулся, предоставляя решать все мне самому. А меня, как известно, два раза предупреждать не надо.
Развернувшись на пятке, я уже собрался нанести опережающий удар ножом, когда мои мускулы сжало словно в тисках. Зачем наносить удар и напрасно терять силы, если в этом нет нужды!
Сообразив, что произошло, я свалился на землю, отчаянно хохоча и подрыгивая ногами. Рядом корчился от смеха Код, и даже Джек весело повизгивал.
А невдалеке, гневно сверкая глазами, стоял Слистер с полупустым кувшином.
– Вода! Почему в этом кувшине вода? Кто налил?
Продолжая орать, он яростно отплевывался.
– Где мое вино? – бешеные глаза уставились на Кода. – Код, это ты, старый болван, выпил все вино?
Код, видимо, понял, что дальше смеяться небезопасно, поэтому сразу принял смиренную позу и ангельским голосом произнес:
– Ну что ты, Слистер, как можно?
Я бы тоже продолжал смеяться, если бы не заметил, что Слистер взбешен не на шутку. Я и не думал о таком бурном развитии событий, когда выливал вино и заменял его водой из ручья.
– Послушай, Слистер! – я подождал, пока он оторвется от Кода и обратит внимание на меня. – Это сделал я.
Я ожидал, что сейчас начнутся укоры, вопли и даже драка. Но реакция Слистера на мои слова была совершенно иной.
Здоровяк покраснел, потом побелел, потом снова покраснел. Уверен, что если бы он мог зеленеть, то непременно воспользовался бы и этим цветом. Затем, оставшись красным как рак, Слистер широко распахнул свои руки и, кровожадно прорычав, направился ко мне.
– Эй, Слистер, ты что задумал? Подожди, я все объясню.
Я видел, что он не на шутку расстроен, и его взгляд не обещал мне ничего хорошего.
– Ты объяснишь все своей бабушке, – прорычал Слистер и бросился на меня.
И зря. Его, видимо, ничему не научила потасовка в гостинице. Тем хуже для него. Мне не нужны тупые силачи.
Его правая, сделав замах, достойный снегоуборочной машины, схватила воздух. Я в это время уже стоял сзади.
– Слистер, ты можешь спокойно выслушать меня? – я похлопал его по плечу.
Но Слистер ничего не хотел слушать. Стараясь наверстать упущенное, он бросился с удвоенной скоростью. На этот раз я дал схватить себя за горло. Но, чтобы он меня не задушил, пришлось перехватить его запястье и сжать. По крайней мере, так я мог разговаривать сколько угодно. Может быть, это и заставило Слистера выслушать меня.
– Слистер, через некоторое время, возможно, уже сегодня мы войдем в зону, где на каждом шагу могут быть нелюди. Запах алкоголя для них, как… – я мысленно поискал подходящее сравнение и, не найдя ничего лучшего, сказал, – как запах жаркого для твоего желудка. Ты, наверное, хочешь, чтобы к тебе сбежались монстры со всего континента?
Пальцы Слистера ослабили хватку, а глаза приобрели нормальное человеческое выражение.
Желая добить его, я добавил:
– Своим пристрастием к алкоголю, ты угробишь не только себя, но и нас с Кодом.
Слистер отпустил мое горло, задумчиво склонил голову и отвернулся. Потирая шею, я смотрел на его ссутулившуюся спину и думал, что для некоторых людей вино является неотъемлемой частью их жизни.
Задумавшись, я чуть не пропустил кулак, летящий в мою челюсть. Привычка и навыки варркана сработали быстрее, чем навыки простого человека.
Блок. Контрудар и фиксирующий удар.
Мой кулак замер буквально в миллиметре от шеи Слистера. Я немного опешил, видя, как он затрясся от смеха. Поистине, человек – неразгаданная книга. А я ведь мог убить его. Краем глаза я заметил, что Код тоже довольно ухмыляется.
Честное слово, я совершенно не понимал, в чем дело, как не понимал и этих ребят.
– Что за вечер юмора?
Слистер, не переставая смеяться, убрал мою руку и встал.
– Кто-нибудь, может объяснить мне, что здесь происходит?
Я постарался, чтобы мой голос звучал как можно более сурово.
– Слистер? Код?
Мне пришлось немного подождать, пока ребята успокоятся. В этом мне помог Джек. Ударом своей мощной лапы он поставил все точки над i.
Наконец Слистер, вытирая слезы смеха и кровь из разбитого носа удосужился дать объяснения.
– Понимаешь, Серж. Мы еще в гостинице подумывали о том, что ты не простой странник, скрывающийся от дьявола. Слишком лихо ты отметелил тех парней. Вчера, когда ты так уверенно навешивал на нас травы, наши подозрения усилились. Нас, правда, немного смущало, что ты без оружия, если не считать того ржавого ножа.
Нас насторожило другое. Твое отношение к принцессе, и как ты отнесся к имени Файон. Как ты понимаешь, нам кое-что известно об этом парне. Вечером, когда ты собирал дрова, мы с Кодом решили устроить для тебя маленькую проверку.
Слистер осторожно потрогал нос, проверяя, не сломан ли он. Убедившись, что его хозяйство находится в целости и сохранности, он продолжил:
– Вот этот спектакль мы только что и сыграли.
– Ну и что толку, если вы лишний раз убедились, что я варркан?
– Видишь ли, от моего кулака – Код тому свидетель – увернуться может не каждый. Но это лишь часть того, что я узнал.
Я заметил, что лицо Кода стало заинтересованным. Видимо, дальнейшие слова Слистера были не известны и ему. Слистер, в свою очередь, хитро сощурился, немного пожевал губы и сказал:
– Как-то, не так давно, я встретил одного своего родственника. Моя сестра была за ним замужем. И вот он-то и рассказал мне о человеке, который, пройдя через Гнилые Болота, остался жив.
Хитрая рожа Слистера стала хитрее еще раз в десять.
– Тебе это ни о чем не говорит?
Пока нет, – я не верил в такие совпадения.
– Так вот, – продолжал Слистер, – мой свояк, Лиис, рассказывал мне, что этот парень будто бы прибыл из другого мира. Может быть, это и сказки, но сила у того парня была необыкновенная.
Слистер замолчал, ожидая, что скажу я. Естественно, ничего он не дождался.
– Ладно, приятель, скажу больше. Ему дали имя, имя, которое он заслужил в сватке с нелюдью.
– Ну и какое все это имеет отношение ко мне? – наверное, мне не стоило продолжать валять дурака, но было интересно, как Слистер рассказывает мне вещи, про которые я мог рассказать с еще большими подробностями.
– Вчера я заметил, что имя Файон было как-то странно воспринято тобой. Сопоставив все факты, я пришел к выводу, что ты вполне можешь быть Файоном.
– А кто же тогда дьявол, который носит это имя?
– Вот тут-то все и становится непонятным. Надеюсь, ты сам объяснишь нам это!
– А почему ты думаешь, что я действительно тот, за кого ты меня принимаешь?
Слистер, видимо, устал объяснять тупому варркану и кивнул Коду, прося заменить его. Код старательно обтер усы.
– Дело все в том, что Слистера я знаю уже лет десять. И за все это время я не видел, чтобы его уложили на землю с одного удара. Мне кажется, Слистер считает, что человек, который прошел через Гнилые Болота, варркан Файон и ты – один и тот же человек.
Да уж, логика у них была железной. По крайней мере, головы у них работали.
– Ладно, ребята. Я действительно варркан, и меня действительно зовут Файон.
Ребята с облегчением вздохнули. Но мне было не ясно одно.
– Слушайте, а почему вы так спокойны? Ведь получается, что я и есть дьявол Файон.
– Не держи нас за дураков, – оскалился Слистер. – Если бы ты был дьяволом, который возглавляет армию жути, ты бы не интересовался именем принцессы. Да ты бы просто убил нас в городе.
Что мне оставалось делать? Опуская некоторые мелкие детали, я рассказал Слистеру и Коду все.
Когда я закончил свою довольно длинную повесть. Код рассеянно почесал затылок, а Слистер засунул палец в нос и забыл его там.
– Интересную историю ты нам сообщил, – наконец вынул палец Слистер.
Он встал, задумчиво походил вокруг нас и глубокомысленно произнес:
– Код, мы пойдем одни.
– Что случилось, Слистер, ты не доверяешь мне? – спросил я.
– Нет. Здесь другая причина. Слишком большой обузой мы для тебя будем. Ты – варркан и привык странствовать один.
Мне недаром нравился этот здоровый парень – кроме силы природа наделила его хорошими мозгами. И во многом он был прав. Но мне не хотелось с ними расставаться. Таких интересных попутчиков у меня, возможно, не будет еще долго. Я улыбнулся, вспомнив на своей шее дружеские пальчики Слистера.
– Слистер, Код! Мне кажется, что в таком путешествии к берегу моря мне будет тяжело без вас.
Ребята радостно заулыбались. Я давно заметил, что, если хочешь угодить людям, говори так, чтобы они не приняли твои слова за лесть. Вскоре, быстро собравшись, мы последовали за безмятежным Джеком.
Хорошо быть животным, когда природа создает все, что тебе необходимо. Еще лучше быть человеком и самому создавать для себя все необходимое. Но лучше всего быть варрканом. Получеловеком, полуживотным, которому мало что нужно, а то, что нужно, не так уж и необходимо. Вот так, шагая через цветущие поляны, зеленые леса, мы шли по направлению к морю. Мне снова пришлось рассказывать о чудесах моего мира. Скорее всего, ни Слистер, ни Код ничему не поверили. Они только снисходительно посмеивались, слушая мои басни.
Зато когда я стал рассказывать о своих похождениях в шкуре варркана, то ребята слушали меня, раскрыв рты. Вот, что значит родная страна. Зачем нам чудеса заморские, если есть свои, исконные.
И, безусловно, общей темой стало море и женщины. Тут уж пришлось мне превратиться в добросовестного слушателя. Мне выдали целый ворох таких душещипательных историй, что пришлось даже пожалеть о том, что я завязал этот разговор.
Путешествие оставалось приятным, пока я не почувствовал, что мы приближаемся к одной из запретных зон. За себя я не волновался. Но со мной находились мои друзья, за жизнь которых я нес ответственность.
Граница зоны была так слаба, что я чуть ее не пропустил. След от границы, поставленной каким-то варрканом, был не ясен и слаб. А такого быть не должно. Или запретная зона есть, или ее нет.
Походив вокруг под изумленными взглядами товарищей и не отвечая на их вопросы, я, кажется, понял, в чем тут дело. Происходило именно то, о чем часто думал и я. Природа, которая сама противилась проникновению в нее нежити, предупреждала человека об опасности.
Объяснив в двух словах, в чем дело, я предложил обойти опасный участок, но неожиданно встретил дружное сопротивление.
– Приятель, ты хочешь, чтобы мы шли с тобой к морю, правильно?
– Предположим, не я, а вы этого хотите, – я не понимал, к чему клонит Слистер.
– Это не играет никакой роли. Пускай мы идем к морю и хотим помешать дьяволу. А вместо того, чтобы расправляться со всей этой мразью по пути, ты ведешь нас в обход? Так дело не пойдет.
Мне понравилось это стремление к драке при полном непонимании того, что их всех ждет.
– И что вы будете делать? – саркастически спросил я ребят.
– Как, что? Драться!
– Осиновыми кольями?
– Осиновыми кольями!
– Ну-ну…
Драться они, видите ли, хотят. Это, между прочим, подразумевает обычно потери с той и другой стороны. А драка с нелюдью предполагает только одно – полное уничтожение последней при полной сохранности своей шкуры. Ну да была не была. Надеюсь, что до этого дело не дойдет. А коль дойдет, значит, такова судьба. Я махнул рукой.
– Уговорили. Покажу я вам нелюдей. Но только уговор, после этого меня не винить.
Ребята остались довольны, да, честно говоря, я и сам хотел поскорее вспомнить свое ремесло. Была еще одна причина, по которой я согласился. Наличие в этом районе представителей темных сил всегда сопровождается очень тонким особым запахом. Отсутствие его, или почти отсутствие, позволяло надеяться, что нежити не так уж и много. Но об этом я говорить не стал. Пускай ребята немного поволнуются.
Какой бы безопасной, на первый взгляд, ни была обстановка, я принял все меры предосторожности. Осторожность и предусмотрительность частенько спасают жизнь варркану. Мы ведь тоже смертны.
Наступил полдень, когда мы вышли на опушку леса и перед нами открылась довольно симпатичная картина.
Шагах в двухстах впереди расположилась деревушка. Впрочем, ее и деревушкой-то назвать было трудно. Всего штук пять дворов, несколько крытых соломой сараев да один-единственный колодец,. Вот и все.
На первый взгляд, деревня была самой обыкновенной. До нас долетал стук молотка о наковальню, какая-то бабка несла от колодца воду. И тишина. Райская жизнь, да и только.
Только вот эта тишина меня и смущала. Схватив за штаны рванувшего было к деревне Кода, я затащил его обратно в кусты.
– Ты что, Файон? – возмутился он.
– И правда, Файон, – вступился за друга Слистер. – Я не вижу ничего такого, что помешало бы нам попросить у этих добрых людей немного еды и… отдыха.
– Угу, и самим попасть на обед к гостеприимным хозяевам! – покачал я головой.
– Что, прикажешь нам бояться какой-то бабы с коромыслом?
Я ответил вопросом на вопрос:
– Прислушайтесь! Вы ничего не слышите?
Уши бывалых моряков вытянулись по направлению к деревне.
– Ни черта мы не слышим!
– Вот именно, ни черта. Что обычно слышишь, когда подходишь к любой нормальной деревне? Правильно! Коров, собак и прочую живность. А здесь хоть бы петушок какой-нибудь пропел.
– Ну и что?
Я обреченно вздохнул.
– Где вы видели деревню без животных?
– Так, может быть, у них свадьба, они всех и поели.
– Код, если ты считаешь свой ответ умным, плюнь мне в лицо. Они что, на свадьбу и собак с кошками готовят?
– Ну-у, – протянул Код, но плевать мне в лицо не стал.
Единственное, с чем я был согласен, – в деревне, действительно, что-то готовилось, но явно не праздничное пиршество.
– На свадьбу это, братцы, не похоже. Скорее, здесь громадные похороны сразу всей деревни.
Я думал, что хоть Слистер меня поймет, но он, похоже, не на шутку расхрабрился. – Ну и что, выпьем на похоронах!
– На чьих? – не выдержал я.
– На ихних, разумеется.
Я сощурил глаза и, пристально глядя на Слистера и Кода, медленно и с расстановкой проговорил:
– Мне кажется, что придется гулять на похоронах одного из нас.
Вот теперь их лица пришли именно в то состояние, которого я и хотел, затевая весь этот разговор.
– Это – или вампиры, или оборотни.
– А кто лучше?
Я чуть не поперхнулся.
– Хрен редьки не слаще. Я думаю, тут обитают вампиры, потому что в деревушке нет животных.
Наступила напряженная тишина. Я молчал, размышляя о предстоящих событиях, а Слистер и Код ждали, что скажу я. Наконец я принял решение.
– Мы идем к ним в гости, – не сомневаюсь, мои спутники не простили бы мне, если б я отказал им в этой увлекательной прогулке.
Мы шли усталой походкой, представляя из себя мирных путников. Осиновые колья пришлось оставить, их трудно было бы спрятать. Но все остальное мы тщательно спрятали и замаскировали. С опушки за нами наблюдал Джек, прикрывающий наш тыл и готовый в случае необходимости послужить нашим резервом.
Приближаясь к деревушке, я настойчиво втолковывал обоим парням, как себя вести с вампирами, чтобы раньше времени не начать бойню.
– А какая разница, раньше или позже? – недоуменно поинтересовался Слистер.
– Вампиры днем – такие же обычные люди. Кровососущими они становятся только с наступлением темноты. Если убить их раньше, есть опасность ошибки. Поэтому нужно бить наверняка.
– Ты – варркан, тебе виднее, – согласился Слистер.
Мы подошли к дому, откуда доносился стук молотка. Видя, что ребята замешкались, я сам распахнул калитку.
Если бы я не сомневался относительно природы этого симпатичного парня, то ни за что бы не подумал, что именно он является вампиром. Увидев нас, он широко улыбнулся:
– О-о! К нам гости. Милости просим! Подождите немного, я сейчас позову отца.
Сказав это, парень быстро забежал в дом. Слистер толканул меня в бок.
– Ты часом, того… не ошибся насчет вампиров?
– Как человек, может быть, но не как варркан.
Я действительно мог ошибиться, и очень этого боялся. Но мой разум подсказывал мне, что все рассчитано правильно. А если уж об этом говорит предчувствие, то можно быть уверенным на все сто процентов. И еще один процент. Так как я успел заметить, что в хлеву, двери которого парень предусмотрительно закрыл, никого нет. Оставался только запах трех или четырехдневной давности.
Едва я успел закончить обрабатывать эти скудные данные, на пороге появился сам хозяин пустынного двора. Низкорослый мужчина, с нависшими на глаза бровями и давно нечесаной бородой. Вид у него был такой, словно его только что разбудили после зимней спячки. А голосок! Не дай Бог услышать такой где-нибудь в темном переулке.
– Прошу в дом, люди добрые.
Переступив порог дома, я понял, что теперь-то мои друзья сами поймут, что пришли не в крестьянскую избу, а в рассадник вампиризма.
Запах смерти прямо-таки висел в этом доме.
Совсем недавно здесь кипела жизнь, веселились и играли дети. Сейчас же в доме царили полумрак и запустение. Совершенно не замечая вытянутых лиц моих спутников, хозяин, как ни в чем ни бывало, подтолкнул нас к столу.
– Проходите, гости дорогие.
Если бы Слистер и Код не были так заняты разглядыванием паутины на окнах, то они бы, очевидно, заметили, как блеснули голодным огнем глаза хозяина. Раньше я частенько встречал на своих дорогах этот блеск, не предвещавший заплутавшим путникам ничего хорошего.
После слов хозяина о дорогих гостях дом будто по мановению волшебной палочки ожил. Однако мне показалось, что хозяин вложил буквальное значение в слово «дорогие».
Неизвестно откуда появилась женщина, на вид вполне здоровая и нормальная. Видимо – хозяйка. Она быстро смела пыль со стола и, что-то пробормотав, выбежала. Следом за ней в комнате появился тот белобрысый парень, который встретил нас во дворе. Он вел за руки двух чумазых пацанов, которые, заметив нас, быстренько залезли на холодную печь и замерли там. Детям всегда труднее скрывать свои чувства. Будь это ребенок нормального человека или вампира. С высоты печки они откровенно пожирали нас глазами.
Слистер и Код тоже обратили внимание на эти взгляды, потому что я заметил, как мелко подрагивает под столом нога Кода. Вся нелепость ситуации объяснялась просто.
Вампирами вся эта милая семейка станет только с наступлением темноты. А при свете они – просто люди. Правда, со своими кровожадными мыслями. Эта семья не утруждала себя ведением хозяйства. Поэтому дом и представлял собой кошмарный сон, а не нормальную крестьянскую избу.
Едва мы остались в относительном одиночестве, Слистер наклонился к моему уху и горячо прошептал:
– Файон, нам это совершенно не нравится. Пора отсюда сматываться.
– Вот как, – усмехнулся я. – Я ведь предупреждал, что будет не совсем обычная встреча. Мы останемся в любом случае. Я – на работе.
Слистер повернул голову к Коду и отрицательно покачал головой. Дрожь под столом усилилась. Я посмотрел на своих ребят и ободряюще улыбнулся. Это подействовало – они сильно в меня верили, – поэтому их лица стали спокойнее, а дрожь исчезла.
Вбежал белобрысый и радостно сообщил:
– Я обежал соседей, они тоже придут посмотреть на путников. К нам нечасто приходят гости.
Интересно, что он так радуется? Придурок, ему же меньше достанется, если, конечно, они хоть что-то успеют сделать.
Известие о приходе соседей меня не порадовало, но делать было нечего. Я уже взялся за свою работу:
– А много вас в деревне?
– Да нет, осталось человек двадцать.
Боже! Какая беспечность!
– Прекрасно, а давно ли у вас были последние гости? – я ничуть не рисковал, задавая такие вопросы. Я знал: чтобы задержать нас до захода солнца, эти твари будут лизать нам пятки. Но как только на землю опустится ночь!…
Между тем белобрысый продолжал разглашать военные тайны. Болтун – находка для шпиона, как известно.
– Гости? Да нет! Третий день пошел, как один у нас гостил. Он тоже будет.
Белобрысый, видимо, сам не понял, что сказал. Гостил, но все же придет? Между тем, разведка делала свое дело.
– Как у вас с детишками-то дела?
– Да маловато осталось.
Ну вот, опять парадокс!
Белобрысый кивнул на печь:
– Здесь двое, да еще трое придут.
Теперь все стало понятно. Вопрос относительно детей был задан неспроста. Половое размножение вампиров невозможно. Следовательно, деревня прекратила свое существование три-четыре года назад. А если учесть, что гость всего один, то становится ясно, что деревня не собирается пополнять свои отряды новенькими. Всех заблудших пускают на консервы. Замечательно. Замечательно то, что я разобрался. Двадцать, плюс-минус один. Выходит – примерно шестеро на брата.
Если бы я был один, то начал бы сразу. Но со мной пришли мои ребята, и я боялся, что после моих слов меня поймут неправильно. Пока солнце не зашло, со стороны вампиров не будет никаких действий. Обыкновенные люди. Или почти обыкновенные, поправил я себя.
Посмотрев в окно, я прикинул, что у нас в запасе еще примерно часа полтора. И все это время нам придется изнывать в этой хате? Нет уж, спасибо. Покопавшись в своей голове, я нашел интересное решение. Когда белокурый появился снова, я обратился к нему:
– Мы хотели бы осмотреть ваше хозяйство.
В глазах его блеснул страх, но, видимо, что-то обмозговав, он согласился. Интересно, чего он испугался?
– Только недолго, скоро гости придут. Все очень хотят вас послушать.
Этот парень вконец достал меня своими гостями. Не обращая на него никакого внимания, я кивнул ребятам, и мы вышли во двор на свежий воздух.
Едва свежая волна воздуха прочистила легкие Слистера и Кода, как на меня посыпался целый град вопросов.
– Файон, чего мы ждем?
– Файон, давай смываться.
Файон то, Файон се. Сами затащили меня в эту дыру, а теперь предлагают побыстрее закончить дело. Обойдутся. Они хотели воевать с целой армией нелюдей? Хорошо! Но сначала пусть испытают свою силу здесь.
– А теперь слушайте меня внимательно, друзья мои! Мы дождемся ночи и только тогда приступим к нашему делу. Вопросы есть?
Мой тон не допускал никаких встречных вопросов. Я дождался, пока горячая моряцкая кровь Слистера и Кода остынет, и снова завладел их драгоценным вниманием.
– Но как мы это сделаем, вот в чем вопрос?
Я начал развернутое размышление по данному вопросу.
– Первое! Садитесь как можно ближе к дверям, но ни в коем случае не спинами. Это понятно? Дальше. Второе! Как только стемнеет, я подам сигнал действовать.
– А какой сигнал? – не выдержал Код массированной спецподготовки.
– Мой сигнал вы не спутаете ни с чем. После сигнала спокойненько доставайте свои осиновые колья и начинайте действовать. Код, ты свистеть умеешь?
– Да! Но…
– Поменьше вопросов, господа. Ну-ка, тихонечко свистни.
Код издал короткий тихий свист и вопросительно уставился на меня. Слистер тоже недоуменно пожал плечами.
– Ну, что смотрите? Ваши действия, я имею в виду вытаскивание кольев и применение их по назначению, должны быть такими же быстрыми и стремительными, как этот свист. И запомните, господа диверсанты: нив коем случае не вынимать из тела вампира вогнанного туда дерева, и ни в коем случае не попадать под их зубы. После дела я лично проведу тщательную проверку. И будьте уверены, если на вашем теле обнаружится хоть маленькая царапина или след от зуба, то… лучше вам уйти сейчас. Все. Диспозиция понятна?
– А кто она такая? – у Кода была отвратительная черта задавать вопросы, на которые я с трудом могу ответить сам.
– Наши действия ясны?
– Теперь, слава Богу, поняли все. Мы просидели во дворе битый час, перебрасываясь ничего незначащими фразами.
Раза четыре прибегал белобрысый и интересовался нашим здоровьем. И далось ему это здоровье! Можно подумать, что на солнце наша кровь прокиснет.
Как только я заметил спешащих по дороге людей, я подал знак друзьям, и мы поспешили в дом, дабы занять места, соответствующие нашим планам. Но, войдя, я сразу понял, что нас жестоко обхитрили. Гости давно были в сборе. Соответственно нам оставили далеко не лучшие места в дальнем углу комнаты.
Я – варркан, и предугадывать действия противника входит в мои обязанности. На этот раз я оказался плохим варрканом. Пришлось сразу перекраивать весь план.
Угол, оставленный нам, хоть и был далек от всех отверстий в комнате, но имел свои преимущества. Наши спины надежно защищены стенами. Главное, чтобы мои морячки не запаниковали.
Морячки оказались на высоте. Зашедший за мной Код, быстро оценив обстановку, вежливо поздоровался с присутствующими и занял место в углу стола. Причем занял среднее из трех.
Нам с Слистером ничего не оставалось делать, как последовать его примеру. Я быстро окинул взглядом предстоящее поле боя.
Так! Замечательно. Все, как и должно быть!
Все получалось почти так, как я и задумал. Ближе всего к нам сидели матерые мужики, дальше – женщины, и замыкали стол старики и немощные старухи. С печи на нас смотрели четыре пары внимательных голодных глаз.
Белобрысый занял свое место и присоединился к односельчанам. А они просто сидели и смотрели на нас. Теперь так просто нас не выпустят. Клетка захлопнулась. До заката оставалось минут пятнадцать.
Чтобы не сидеть без дела, я аккуратно и незаметно вытащил из потайного кармана колья и засунул их за отворот сапога, чтобы потом не терять драгоценного времени. Краем глаза я с удовольствием увидел, что Слистер и Код последовали моему примеру.
В наступившей тишине сидеть было просто невозможно, поэтому я не удивился, когда Кода прорвало:
– Дорогие хозяева! Ну, что вам рассказать о дальних странах? Ничего там интересного нет. Жрать там, как и у вас, не дают. Пить тоже. И, скажу откровенно, люди там такие же паршивые, как и здесь.
Не знаю, далеко ли занесло бы парня, если бы он не получил локтем в ребро от Слистера. Зря, он хорошо разряжал обстановку. Код пожал плечами и сел, пробурчав что-то, вроде: «А чего они уставились!».
– Не хрена тут разоряться о дальних странах, – заявил Слистер, и снова наступила грозная тишина.
Я с трудом отцепился от цепких взглядов вампиров и, опустив глаза на крышку стола, стал размышлять, как лучше начать драку.
Вначале я даже не понял, что случилось. Меня будто передернуло всего. Что-то такое происходило за столом, что мешало мне спокойно воспринимать этих людей как врагов. Я поднял глаза и встретился взглядом с мужчиной лет сорока-сорока пяти. Ничего необычного в его взгляде не было. Тогда в чем дело?
Что-то заставило посмотреть на его руки. На его правой кисти красовался перстень варркана! В работу по обработке этого факта моментально включился весь мозг. Если это варркан-вампир, то его присутствие очень осложняет дело. Одно дело драться с дилетантами, другое – с вампиром, обладающим знаниями варркана.
Глупо улыбаясь, я обратился к хозяину дома, используя последнюю минуту перед заходом солнца:
– Любезный, где гость вашей деревни?
Как я и ожидал, ответной улыбки не было и в помине. Рука хозяина молча указала на человека с перстнем варркана.
Ну и ситуация! Варркан, видимо, отбивался до последнего, но то ли случайный укус, то ли еще что-то сделали из этого парня такого же вампира, как и его теперешнее окружение. Наверняка, он же постарался поставить защитное поле вокруг деревни, но силы варркана изменили ему.
Я бросил взгляд на занавешенное паутиной окно. Солнце бросило свой последний луч на лесистый холм, и комната погрузилась в полумрак. Одни ангелы знают, когда эти дьяволы бросятся на нас! Коленкой я почувствовал, как ноги Кода под столом затряслись снова. Даже в таком свете лица Кода и Слистера стали белее, чем у мертвецов.
Намертво вцепившись взглядом в бывшего собрата по плащу, я проник в его мозг.

Костин Сергей - Варркан - 2. Глаз Дракона => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Варркан - 2. Глаз Дракона автора Костин Сергей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Варркан - 2. Глаз Дракона своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Костин Сергей - Варркан - 2. Глаз Дракона.
Ключевые слова страницы: Варркан - 2. Глаз Дракона; Костин Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Неизвестный сепаратизм. На службе СД и Абвера