Сабатини Рафаэль - Западня 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Горло Анатолий Иванович

Большая раковина


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Большая раковина автора, которого зовут Горло Анатолий Иванович. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Большая раковина в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Горло Анатолий Иванович - Большая раковина без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Большая раковина = 58.43 KB

Горло Анатолий Иванович - Большая раковина => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Busya
«Анатолий Горло «Счастливый конец света»»: Hiperion; Кишинев; 1990
Аннотация
В книгу А. Горло вошли произведения, над которыми автор работал на протяжении многих лет. удожественный метод Горло – доведение до абсурда условий человеческого существования, жить в которых не представляется возможным, если ты не обладаешь иронией – этим, по мнению автора, проявлением независимости человеческого духа.
Анатолий Иванович Горло
Большая раковина
Неужели Катинас могла пойти на такое? Гипоталамус взглянул на висящую у лобового стекла куклу – миниатюрную копию жены – и ему показалось, что по ее лицу промелькнуло выражение злорадства.
Чушь какая-то! Не может быть. Вчера, правда, он наговорил ей кучу гадостей, но чтоб из-за этого бросать мужа в Большую Раковину, нет, трудно поверить. И потом неужели она не понимает, что и у него есть какое-то самолюбие? Разве мог он удержаться, увидев ее, вернее ее ноги на плечах этого мерзавца Бульбокаса? Хотя бы дверь закрывали, раз уж приспичило…
За восемнадцать лет службы Гипоталамус ни разу не опаздывал на работу. Нельзя утверждать, что подобное прилежание благотворным образом сказалось на его карьере. Должность помощника младшего архивариуса семнадцатой секции восемьдесят шестого отдела досталась ему по наследству. Следует однако отметить, что по его убеждению, разделяемому и некоторыми сослуживцами, у него были все данные, чтобы стать полноценным младшим архивариусом. Обладая феноменальной памятью, Гипоталамус мог с закрытыми глазами отыскать любое из семи тысяч вверенных ему досье и даже пересказать его содержание. В первых числах нового года в хранилище поступало двести шестьдесят семь папок и такое же количество папок девятилетней давности подлежало сожжению. С тяжелым сердцем провожал он в последний путь своих старых друзей, мысленно клянясь, что никогда их не забудет. И действительно, хранилище его памяти постоянно пополнялось, но, в отличие от вверенного ему архива, ничто в нем не подлежало уничтожению. Гипоталамус помнил содержание любой папки, сожженной, скажем, десять лет назад. И несмотря на то, что никто от него этого не требовал, он с жадностью набрасывался на только что поступивший архив и приобщал его к сокровищнице своей памяти.
Он ждал, что его заметят, оценят по достоинству и выдвинут на повышение. Лет восемь назад Гипоталамуса озарил луч надежды. В тот благословенный, день господин Тотос, новый шеф семнадцатой секции, прогуливаясь по извилистым коридорам хранилища, потерял дорогу и в поисках выхода наткнулся на дверь Гипоталамуса. Не желая признаваться перед подчиненным, что он попросту заблудился, Тотос молча подошел к стеллажу и наугад взял одну из папок. Раскрыл ее, задумчиво полистал: «Так, так… любопытно». И только тут вроде бы заметил Гипоталамуса: «А, это вы! Все забываю ваше имя…» «Гипоталамус, господин Тотос, помощник младшего…» «Да-да, вспомнил. Молодец, Гипопотамус, архива в отличном состоянии. При первой же возможности подумаю о вашем повышении. При первой же возможности… Да, кстати, вы не смогли бы проводить меня? У вас тут столько тупиков…»
С этого дня Гипоталамус стал трудиться с удвоенной энергией, однако никакого повышения не последовало. Должность младшего архивариуса – куда мог метить он – была занята господином Пимсом, который в обозримом будущем не собирался уходить в мир иной. Повышение в должности господина Пимса исключалось: будучи всего лишь восьмидесятипятипроцентным барриканцем, он достиг своего служебного потолка. Таким же маловероятным представлялось и его понижение, поскольку у господина Пимса была четко разработанная Система Утонченного Подхалимажа – СУП – унаследованная им, по всей видимости, вместе с пятнадцатью процентами второсортной крови от желтоокой прабабушки синийки. Разумеется, господин Пимс не был настолько глуп, чтобы лезть со своими любезностями, скажем, к самому Ботосу, шефу восемьдесят шестого отдела В СУП господина Пимса попадали лишь номенклатурные работники семнадцатой секции: четыре заместителя архивариуса, архивариус, шесть заместителей старшего архивариуса, старший архивариус, восемь заместителей главного архивариуса, главный архивариус и, наконец, двенадцать заместителей начальника семнадцатой секции и сам господин Тотос. Словом, хлопот у господина Пимса было предостаточно, и для работы времени практически не оставалось. Ее исполнял со свойственным ему прилежанием Гипоталамус, а господин Пимс, присваивая его труд, был на хорошем счету у вышесидящих инстанций. И частенько, сидя за рулем, Гипоталамус предавался розовым мечтам, розовым от разбавленной крови господина Пимса, который, в его воображении, уже столько раз попадал под колеса «декольте-супер» – крохотной малолитражки, которую Гипоталамус приобрел за полцены при распродаже имущества обанкротившегося сборщика металлолома. Гипоталамус страшился этих видений, отгонял их служебной молитвой, но яйцеобразная голова господина Пимса нет-нет да и возникала перед колесами, заставляя его судорожно хвататься за тормоз. Однако, появись он сейчас, Гипоталамус и глазом бы не моргнул!…
И во всем виноват будильник, старый будильник со скрипучим ходом и лязгающим боем. Подымавший по утрам чуть ли не всю колонию, на этот раз он почему-то не зазвонил.
Гипоталамус снова бросил взгляд на куклу-жену, затем покосился на лежавший рядом с ним на сиденье будильник: так кто же из них обрек его на позорную смерть? Стрелки показывали шесть с четвертью. Да, уже не успеть…
Нет, будильник не мог его подвести. Он был не просто семейной реликвией, а единственным сохранившимся вещественным доказательством его принадлежности к роду Гипоталамусов, вот уже триста пятьдесят два года несущему бессменную службу в семнадцатой секции восемьдесят шестого отдела. Как-то Гипоталамус заглянул в Явочный Журнал, и сердце его преисполнилось гордостью за свой род: на протяжении трех с половиной веков Гипоталамусы лишь дважды опоздали на службу! Впервые это случилось сто семьдесят три года назад, когда его прапрапрадедушка, сломав ногу, приполз в хранилище на двенадцать минут позже и, узнав, что он уже уволен, тут же испустил дух. Второй раз это было после Большого Толчка, когда многоэтажный блок семнадцатой секции рухнул, и прадедушка с опозданием в семь минут нашел среди обломков свое рабочее место. Но 6 связи со стихийным бедствием он отделался лишь понижением в должности, уступив место младшего архивариуса более расторопному прадедушке Пимса.
Гипоталамус еще раз взглянул на циферблат будильника: до офиса было еще двадцать три минуты ходу, а до начала работы оставалось всего одиннадцать минут! Предпринимать что-либо не имело смысла: машины двигались по центральной магистрали сплошным потоком, и, зажатый со всех сторон, «декольте-супер» Гипоталамуса фактически дрейфовал вместе с этой стальной лавиной…
Его страшило не увольнение которое произойдет автоматически: перед ним просто захлопнется дверь, и к ногам упадет желтый жетон. Самое ужасное – эго Самосуд в Большой Раковине, где ему придется простоять сутки с биркой на шее:

«ТЫ УКРАЛ У ОТЕЧЕСТВА ДВЕНАДЦАТЬ МИНУТ И НИКОГДА ИХ НЕ СМОЖЕШЬ ВЕРНУТЬ!»
Надписи составлял старый придворный поэт Бомбастикус, у которого были трафареты на все случаи «кражи»: «Ты украл у отечества четыре минуты, и никогда их не сможешь вернуть ты!», «Ты украл у отечества одну минуту и никогда не сможешь вернуть! Тьфу!» и т. д.
В старые времена, а точнее до Серого Мятежа, каждый прохожий должен был бросить камень в Большую Раковину, на дне которого находился опоздавший. Таким образом, никто не мог выстоять двадцать четыре часа, все кончалось гораздо раньше. После длительных дебатов в парламенте между «каменщиками» и «слюнтяями» – первые предлагали сократить время стояния, вторые настаивали на замене камней плевками – верх одержали последние. Сначала многим казалось, что это более гуманная мера наказания, но вышло наоборот. После отбытия наказания оплеванного отпускали на все четыре стороны – без работы, без дома, который, как и супруга, автоматически переходили к тому, кто занимал его место на службе, без друзей, которых приглашали первыми плюнуть в него и публично отречься, без средств к существованию. Оплеванный брел по городу с единственным желанием скорее умереть, но он не находил смерти, о чем заботилась приставленная к нему добровольная гражданская охрана. Однако некоторые ухитрялись все же броситься под колеса и таким образом наносили серьезный вред уличному движению. Поэтому милостивейшим указом было решено облегчить участь преступников: на дне Большой Раковины появился люк мусоропровода. Спустя двадцать четыре часа его открывали, и бедняга исчезал в нем, радостно ныряя в вонючую лужу слюны…
Таковы были перспективы у нашего героя, избежать же их можно было лишь одним способом: умереть сейчас, в этой лавине. Задача была не из легких – машины шли практически вплотную, лишенные возможности маневра, даже бросив управление, можно было не очень опасаться за свою судьбу: лавина все равно доставит тебя на место. Оставалось ждать развилки – Павлиньего Хвоста – где были какие-то шансы развернуться и врезаться во встречный поток. Гипоталамус принял это решение сразу, как только понял, что опаздывает, хотя и сознавал, что маломощный «декольте-супер» не способен развить хорошую скорость, и вся затея может окончиться дорожной аварией с вывихами, переломами, больничной палатой, после чего дорога опять приведет его к Большой Раковине…
Но судьба, кажется, благоволила Гипоталамусу: в соседнем левом ряду, который двигался несколько быстрее его потока, он увидел через зеркальце приближающийся гигантский грузовик «черный пеньюар». Малолитражка Гипоталамуса могла свободно проехать под его брюхом, а попав под задние колеса, она хрустнет, как таракан. При этой мысли Гипоталамус передернул плечами. Тем не менее вариант устраивал его вдвойне: во-первых, мгновенная смерть, во-вторых, есть шансы избежать версии самоубийства (в газетах неоднократно помещались снимки раздавленных в лепешку машин с заключением дорожной экспертизы «заклинило систему управления»). А это означает, что его останки попадут не в мусоропровод, а будут погребены на Сером кладбище рядом с остальными Гипоталамусами. И тогда Катинас будет обязана двадцать четыре часа рвать на себе волосы и рыдать на его могиле… Представка себе эту картину, Гипоталамус даже повеселел и поднял глаза на куклу:
– Прости, Катинас, я знаю, ты любишь свои волосы куда больше, чем своего, гм, покойного супруга, но что делать, таков ритуал… Ничего, Катинас, волосы отрастут, мое место займет, пардон, уже занял скотина Бульбокас. Ну, насчет места в постели тебе, конечно, видней, а вот что будет делать этот безмозглый болван в хранилище?… Бедные мои пап… Тень «черного пеньюара» накрыла Гипоталамуса. Он рванул руль влево, направив «декольте-супер» под брюхо грузовика. Перед тем как угаснуть, его сознание зафиксировало женский визг тормозных колодок, мужской рев полицейской сирены и наконец пронзительный детский вопль санитарной машины…
Гипоталамус задыхался, уткнувшись лицом в пухлую грудь своей кормилицы Амас. Туго запеленутый, он извивался, крутил головой, норовя вытолкнуть языком толстый пористый сосок, но рука Амас, железным обручем сжав затылок, продолжала вдавливать его носом в потную мякоть груди, и в его разверзнутый для крика рот струилась приторно-сладкая клейкая жидкость. Гипоталамус фыркал, захлебывался, тужился, он чувствовал, как липкие струйки стекают по подбородку на грудь, на живот, приятно щекочут спину, тело его разомлело, словно погруженное в теплую ванну, он глубоко вздохнул и медленно приоткрыл глаза.
Он увидел улыбающееся лицо сестры милосердия. – Пейте, голубчик, – ласково сказала она. – Надо вам силенок набираться. Иначе вам не то что сутки, а и часа не выстоять в Большой Раковине… И она снова ткнула ему в рот склянку с соской. Не разжимая зубов, Гипоталамус мотнул головой, острая боль пронзила шею, он застонал и потерял сознание.
Когда Гипоталамус опять открыл глаза, он увидел, что лежит посреди большой больничной палаты. Впрочем «лежит» не то слово, он был подвешен к потолку с помощью сложной системы кронштейнов. На нем было с полцентнера гипса, в котором Гипоталамус походил на только что отлитый и оставленный сушиться памятник. Вокруг стояли люди в белых халатах и, поглядывая на него, о чем-то тихо беседовали. Гипоталамус скользнул по ним взглядом: у многих из-под халата выглядывала серая полицейская униформа.
Гипоталамус закрыл глаза и прислушался. – А по-моему, нечего с ним няньчиться, – говорил сиплый голос, – поставим его на попа в Большую Раковину, и пусть исполнит свой последний долг. Все одно от Самосуда ему не отвертеться, зато расходов меньше. Пусть он лучше свои сбережения этому… Бульбокасу оставит, чем тратиться на лечение.
Другой голос, хорошо поставленный, как у актера или адвоката, возразил:
– Но, позвольте, дорожная экспертиза установила, что у него отказала система управления, из чего вытекает, что это не попытка самоубийства. Кроме того, согласно данным Явочного Журнала, в момент катастрофы у него еще не было штрафного времени
– Если бы не произошло аварии, – настаивал сиплый голос, – у него было бы двенадцать штрафных минут. Он не мог не знать этого, в машине найден будильник, который безукоризненно работал до момента аварии. Следовательно, подследственный шел на умышленное самоубийство, СД, параграф 185.
– Напротив, – возразил хорошо поставленный голос, – зная, что опаздывает, он решил использовать последний шанс: проскочить под кузовом «черного пеньюара в крайний левый ряд – единственная возможность идти на обгон.
– Возможность сугубо теоретическая, – вставил юношеский дискант, – ибо в момент катастрофы машины шли сплошным потоком во всех двенадцати рядах, поэтому…
– Поэтому, – подхватил хорошо поставленный голос, – к подследственному великолепно подходит параграф 192-бис: авария при попытке исполнить служебные обязанности в условиях, практически исключающих их исполнение! А если присовокупить сюда служебно-генетическую характеристику всего рода Гипоталамусов, не вызывает никакого сомнения то обстоятельство, что подследственный до последней минуты думал лишь об одном: как бы успеть на службу!
– Но он бы все равно опоздал! – отрезал сиплый.
– Если бы ехал на «мини-бикини», – повысился хорошо поставленный голос, – а у него был «декольте-супер»!
– Купленный у сборщика металлолома, – уточнил
юношеский дискант.
– Совершенно верно, – немедленно отозвался хорошо поставленный голос, – у сборщика металлолома, который был неоднократно оштрафован за превышение скорости. Могу предъявить корешки талонов.
– Господа, – вмешался сухой старческий голос, – прошу соблюдать тишину. Параграф 331.
Послышался топот ног, удаляющийся шепот. В палате воцарилась тишина. Гипоталамус приоткрыл один глаз. Перед ним стоял старик в белом колпаке.
– Крепитесь, сударь, – весело сказал он, – главное впереди!
Гипоталамус с трудом зашевелил губами:
– Меня… в… Раковину?
– Честно признаюсь, – приветливо улыбнулся старив – мне чертовски жаль отправлять вас туда после того как я фактически вырвал вас из объятий смерти. Да-да, вы находились в состоянии клинической смерти, сударь! Я вас собрал буквально по кусочкам, по косточкам, защитить на вашем случае докторскую – это все равно, что раз плюнуть! Извините за нечаянно оброненное слово, оно может вызвать у вас неприятную ассоциацию с Большой Раковиной, но от нее вам навряд ли удастся отвертеться! Увы, сударь, порядок есть порядок, а Серый порядок – превыше всего! Так что крепитесь, набирайтесь сил, и да поможет вам бог смиренно выстоять свою последнюю вахту! Серингас! – обратился он к сестре милосердия. – Я настоятельно прошу вас, голубушка, не отходить от господина Гипоталамуса ни на шаг. Я вынужден вам напомнить, Серингас, что за больного вы отвечаете головой. Если с ним что-либо случится, вам вместо него придется принять душ в Большой Раковине!
– Не беспокойтесь, господин доктор, я знаю свой долг, – сказала Серингас.
Она склонилась над Гипоталамусом и, осторожно вытирая тампоном его покрытое испариной лицо ласково спросила:
– Что делать будем, касатик? Кушать, пить, по нужде ходить?…
День Самосуда был, как всегда, объявлен нерабочим, и жители города искренне радовались возможности немного передохнуть.
Торжественно гремели трубы сводного оркестра. В небо взметнулись голуби с привязанными к лапкам национальными флажками. К киоскам потянулись длинные очереди за гуанью – жвачкой, способствующей обильному слюновыделению. А у Большой Раковины уже толпились мальчишки: в случае удачного плевка – в лицо – выдавалась еще одна бесплатная порция жвачки.
На дне Большой Раковины с биркой на шее стоял Гипоталамус, ожидая первых плевков. Согласно регламенту Самосуда, их он должен получить от Катинас, Бульбокаса и господина Пимса. Поскольку друзей у Гипоталамуса не было, их роль добровольно взяли на себя доктор и сестра милосердия, а также адвокат с хорошо поставленным голосом. Все шестеро уже были в сборе, и Гипоталамус видел их головы, склоненные над парапетом. В красивых глазах Катинас была обычная пустота, лишь обиженно надутые губки свидетельствовали о том, что она не в восторге от полученного права на первый плевок. Вообще она терялась на публике, чувствовала себя скованно, неуютно. Зато в четырех стенах ее истерично-необузданный нрав, капризность, агрессивная чувственность не знали пределов… Бульбокас, как и положено скотине, энергично жевал, наполняя свою пасть слюной. Ну, этот верблюда переплюнет!… Одно непонятно: что она в нем нашла? Нет, это-то понятно, но мерзко на душе при мысли, что ты столько лет прожил бок о бок с обыкновенной… Ладно, бог им судья!… Господин Пимс смотрит на Гипоталамуса чуть ли не сочувствен-но, с какой-то затаенной грустью, в то время как его маленькие челюсти быстро-быстро ходят туда-сюда: хомяк да и только!… Дай ему волю, он бы плевал на Гипоталамуса все двадцать четыре часа, он бы один утопил в слюне своего конкурента!… Но регламент позволяет каждому произвести только один плевок, может быть, оттого так грустны глаза господина Пимса?… Старый доктор жует гуанью медленно, как бы нехотя, встретившись с глазами Гипоталамуса, ободряюще кивает ему, мол, крепись, сударь, ты должен с честью выстоять свою последнюю вахту… Серингас жует старательно, ее большой рот уже давно наполнен слюной, и поэтому ее попытки ласково улыбнуться Гипоталамусу, не открывая губ, нелепы и смешны. Адвокат жевал в умеренном темпе, тайком от других сглатывал слюну – это было непринято, хотя и не наказывалось, – однако старался, чтобы в момент сглатывания его видел Гипоталамус: «Это, к сожалению, все, что я могу сделать для вас как адвокат, – говорил его честный взгляд, – плюнуть чисто символически…»
Оркестр умолк. Послышалась барабанная дробь. Самосуд начался. Загремела решетчатая калитка, пропуская к пятачку для плевков Катинас. Гипоталамус смотрел, как она приближается, склоняется над его головой, смещается чуть вправо, выбирая удобную позицию, и он вдруг понял, что ошибся, принимая ее надутые губки как проявление недовольства тем, что ей приходится быть первой. Увы, глаза у нее действительно были пусты, зато щеки раздувались так что, казалось, вот-вот лопнут…
Гипоталамус закрыл глаза, решив больше не открывать их. Он знал, что через двадцать четыре часа откроется люк мусоропровода, и поэтому был спокоен. Ведь самое страшное в жизни – неопределенность.


Горло Анатолий Иванович - Большая раковина => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Большая раковина автора Горло Анатолий Иванович дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Большая раковина своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Горло Анатолий Иванович - Большая раковина.
Ключевые слова страницы: Большая раковина; Горло Анатолий Иванович, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Матвеев Владимир