Хиггинс Джек - Последнее место, которое создал Бог 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брукс Терри

Шаннара - 3. Песнь Шаннары


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Шаннара - 3. Песнь Шаннары автора, которого зовут Брукс Терри. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Шаннара - 3. Песнь Шаннары в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Брукс Терри - Шаннара - 3. Песнь Шаннары без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Шаннара - 3. Песнь Шаннары = 409.68 KB

Брукс Терри - Шаннара - 3. Песнь Шаннары => скачать бесплатно электронную книгу



Шаннара – 3

Scan — Очень добрый Лёша, spellcheck — Princess
«Песнь Шаннары»: Азбука; Санкт-Петербург; 2001
ISBN 5-267-0522-3
Аннотация
Брин называла Песнь Шаннары волшебной песнью желаний. Пожелай что-нибудь, спой об этом — и оно твое. Именно так Брин открыла в себе магическую силу. Она просто пела, и все, что желала, происходило. Слова и мелодия рождались сами собой, всегда неожиданно — будто нет на свете ничего проще и естественней.
Песнь желаний — это проклятие и благословение, а тот, кто несет в себе ее силу, может стать и спасителем, и разрушителем…
Терри Брукс
Песнь Шаннары
Лестеру дель Рею, единомышленнику
ГЛАВА 1

Лето в Четырех Землях близилось к концу. Медленно подступала осень. Уже прошли долгие тихие деньки, когда жизнь будто замирает в душном зное и возникает ощущение, что еще на все хватит времени. Дни становились короче, и, хотя летнее тепло еще не ушло, влажный воздух становился сух, и острее чувствовалась скоротечность жизни. Признаки перемен были заметны повсюду. Вот и в лесах Тенистого Дола уже появились первые желтые листья.
Брин Омсворд на мгновение приостановилась под алым навесом кленовой листвы. Старый огромный клен раскинул тень почти на полдвора, над цветочными клумбами у садовой дорожки. Брин улыбнулась. Сколько детских воспоминаний связано у нее с этим древним деревом. Поддавшись невольному порыву, девушка сошла с тропинки и направилась к искривленному годами стволу.
Брин была очень высокой — выше отца, матери и брата Джайра, почти одного роста с Роном Ли — и все-таки выглядела хрупкой. Но это только на первый взгляд: на самом деле она была не слабее любого из них. Конечно, Джайр ни за что бы с этим не согласился, ведь это значило бы для него смириться со своим положением младшего. Поэтому он считал: девчонка, в конце концов, и есть всего лишь девчонка.
Она нежно коснулась шершавого ствола клена, ласково погладила пальцами кору и подняла голову к сплетению ветвей. Длинные черные волосы упали на спину, открывая лицо. Без сомнения, Брин была “мамина дочка”. Лет двадцать назад Эретрия выглядела точно так же, как сейчас Брин: та же смуглая кожа, те же черные глаза и мягкие черты лица. Единственное, чего Брин не взяла у матери, так это ее огненного темперамента. Он достался Джайру. Брин же унаследовала характер отца: его спокойствие, даже некоторую холодность, уверенность в себе и осмотрительность. Однажды, сравнивая своих детей (дело было после очередной проделки Джайра), Вил Омсворд решил для себя так: оба они изрядные сорванцы, только Брин сначала подумает, прежде чем что-то сделать, ну а Джайр даже и думать не станет. Брин так до сих пор и не поняла, в чью же пользу было это сравнение.
Она убрала руку со ствола. Брин помнила, как она наложила заклятие на древнее дерево. Она была тогда совсем маленькой, и ей нравилось забавляться с эльфийской магией. Тогда она спела заклятие, и летняя зелень листвы клена сменилась осенним багрянцем: маленькой девочке это казалось правильным и красивым, ведь красный цвет намного лучше зеленого. Отец был просто вне себя. Почти три года дерево оправлялось от потрясения. После этого случая ни она, ни Джайр больше не обращались к магии, когда родители были поблизости.
— Брин, помоги мне собрать вещи, пожалуйста, — послышался голос Эретрии.
Брин в последний раз похлопала клен по стволу и направилась к дому.
Отец никогда по-настоящему не доверял магии эльфов. Лет двадцать назад он сам вызывал силу эльфийских камней, которые дал ему друид Алланон, для защиты Избранницы Амбель Элессдил в ее поисках Источника Огненной Крови. И эта сила как-то его изменила; он понял это еще тогда. И только когда родилась Брин, а потом и Джайр, стало ясно, что сделала с Вилом Омсвордом эльфийская магия. Ее воздействие проявилось не в нем, а в его детях. И проявилось в полную силу. Быть может, и на их детях тоже отразится магическая сила заклятия, или песни желаний. Брин называла это песнью желаний. Пожелай что-нибудь, спой об этом — и оно твое. Именно так Брин впервые открыла в себе волшебную силу. Она очень рано поняла, что своей песнью может влиять на природу. Изменить цвет листвы клена. Успокоить сердитого пса. Заставить лесную птицу сесть себе на руку. Стать частью любого живого существа или вместить его в себя. Брин и сама не знала, как это делается. Она просто пела, и все, что желала, происходило. Слова и мелодия рождались сами собой, всегда неожиданно, будто нет на свете ничего проще и естественней. Брин всегда сознавала, о чем именно она поет, и в то же время песнь завораживала ее, наполняя странными, неописуемыми ощущениями. Они захлестывали ее, как волна, уносили с собой, и она выходила из этой волны обновленная, а желание исполнялось.
Это был дар магии эльфов или ее проклятие. Именно так Вил Омсворд относился к магической силе, проявившейся в его дочери. Брин знала, что в глубине души отец боится эльфийских камней и того, что, они сделали с ним. Однажды Брин своей песнью заставила их собаку гоняться за собственным хвостом, пока та не свалилась в изнеможении, успев до этого вытоптать пологорода. После этого случая Вил еще раз поклялся себе, что ни один человек никогда больше не вызовет силу камней. Тогда же он спрятал их и никому не сказал где. С тех пор они и лежали где-то в тайнике. По крайней мере так думал Вил. Брин же не была уверена в этом — пару месяцев назад в семье зашел разговор об эльфинитах, и Брин заметила, как самодовольно при этом улыбается Джайр. Конечно, он ни о чем таком не говорил, но Брин-то знала, что от брата трудно что-либо скрыть. Наверняка он нашел тайник.
У входа в дом ее встретил Рон Ли, стройный мускулистый юноша, с рассыпанными по плечам и перехваченными поперек лба широкой лентой волосами. Он лукаво прищурил озорные серые глаза:
— Ты не хочешь нам помочь, а? Я тут тружусь как пчелка, а ведь я гость, черт возьми!
— И вовсе ты не гость. Ты у нас вроде как член семьи, — проворчала Брин. — Ну, что надо делать?
— Только вынести эти сумки, а так мы все уже сделали.
Сумки и кожаные кофры громоздились у выхода. Рон подхватил самый большой.
— По-моему, мама ждет тебя в спальне.
Он зашагал по тропинке к воротам, а Брин поспешила в дом. Как обычно, ее родители отправлялись в осеннюю поездку по дальним поселениям к югу от Тенистого Дола. Недели на две. На пять сотен миль от Дола не нашлось бы другого такого Целителя, как Вил Омсворд, да и во всей Южной Земле немного набралось бы столь искусных лекарей. Вот почему дважды в год, весной и осенью, родители Брин разъезжали по дальним деревням и оказывали помощь захворавшим людям. Эретрия всегда сопровождала мужа, за эти годы она не хуже его выучилась ухаживать за больными и ранеными. Конечно, эти поездки были вовсе не обязательны. Другие на их месте ни за что не потащились бы в такую глушь, но родители Брин были людьми щепетильными в вопросах долга и добросовестными: оба они посвятили жизнь исцелению больных и очень ответственно подходили к своим обязанностям.
На время их отсутствия Брин вменялось в обязанность присматривать за Джайром, а Рона Ли пригласили присматривать за обоими.
Когда Брин вошла в спальню, ее мать возилась с последней сумкой. Она подняла голову и, откинув с лица черные длинные волосы, улыбнулась дочери. Эретрия выглядела едва ли старше Брин.
— Ты не знаешь, где Джайр? Мы уже почти собрались.
Брин покачала головой:
— Я думала, что он с папой. Тебе помочь? Эретрия кивнула, обняла дочь за плечи и усадила ее рядом с собой на постель.
— Пообещай мне, Брин, что ты не будешь петь свою песнь желаний, пока мы с папой в отъезде, — ни ты, ни Джайр.
Брин улыбнулась:
— Да я давно уже этим не занимаюсь. — Она испытующе посмотрела в лицо матери.
— Ты — да. Но вот Джайр… хотя он, конечно, думает, что я ничего не знаю. Но как бы там ни было, пока нас с папой не будет, вы оба не станете забавляться с заклятием, хорошо? Ни одного раза. Ты поняла?
Брин смутилась. Отцу пришлось смириться с тем, что в его детях таится древняя магическая сила эльфов, но он не видел в этом ничего хорошего. С самого рождения магический дар был частью их существа. “Но вы же умные, способные люди без всякого колдовства, — часто повторял им Вил. — Чтобы добиться чего-то в жизни, вам нет нужды прибегать к этим фокусам. Будьте самими собой. Без обмана и волшебных песен”.
Эретрия была полностью согласна с мужем, хотя и не разделяла его уверенности, что отеческие наставления возымеют должное действие. Дети наверняка продолжат забавляться с заклятием. Хорошо еще, если в разумных пределах.
Но Джайр, похоже, не знал вообще никаких пределов. Порывистый и своевольный, он никого не слушал, особенно когда дело касалось волшебной песни. Если он был уверен, что все сойдет с рук, его ничто не могло остановить.
И все-таки в нем эльфийская магия проявляла себя по-другому…
— Брин?
Она очнулась от задумчивости.
— Да ладно, мама, ничего страшного, если Джайр поиграет с песнью желаний. Это же все так, несерьезно.
Эретрия покачала головой:
— Даже игрушка может стать опасной, если бездумно с ней обращаться. И ты должна уже знать, что эльфийская магия не безвредна, так или иначе, но она влияет на человека. А теперь послушай меня. И ты, и твой брат уже давно вышли из того возраста, когда папа с мамой должны думать за вас. Но добрый совет никогда не помешает. Нам бы очень хотелось, чтобы вы не пользовались вашей силой, пока нас с папой не будет. Все это привлекает излишнее внимание. А это нам совершенно незачем. Пообещай мне, что вы не будете обращаться к заклятию — ни ты, ни Джайр.
Брин медленно опустила голову.
— Это все из-за тех слухов, да? О черных странниках? — Она сама слышала эти странные россказни. В последние дни на постоялом дворе только об этом и говорили. Черные странники — безголосые, безлицые порождения темного колдовства, беззвучно крадущиеся в ночи, возникающие ниоткуда. Говорили даже, что это Чародей-Владыка и его приспешники снова вернулись в мир. — Из-за этого?
— Да. — Мать улыбнулась ее понятливости. — А теперь пообещай.
Брин улыбнулась в ответ:
— Я обещаю.
А про себя подумала, что все это совершенная ерунда.
Еще через полчаса родители собрались и были готовы к выходу. Наконец появился Джайр. Оказалось, он бегал на постоялый двор за конфетами маме в дорогу. Оставалось только попрощаться.
— Помни, что ты обещала, Брин, — шепнула ей на ухо мать, целуя и обнимая детей на прощание.
Старшие Омсворды забрались в фургон, и он медленно покатился по пыльной дороге.
Брин смотрела им вслед, пока фургон не пропал из виду.

Весь этот день Брин, Джайр и Рон Ли бродили по лесам Дола и только ближе к вечеру засобирались домой. Солнце уже садилось на краю долины, тени стали длиннее. Час ходьбы оставался до деревни, но и Омсворды, и горец знали эти леса как свои пять пальцев и нашли бы тропу сквозь заросли даже самой темной ночью. Они шли неторопливо, наслаждаясь красой осеннего вечера.
— Пошли завтра на рыбалку, — предложил Рон и улыбнулся Брин. — Уж больно хороша погода. Даже если ничего не выудим, так хоть погуляем.
Он шел впереди как самый старший. За спиной, под широким охотничьим плащом, в потертых ножнах висел меч Ли. Когда-то этот меч передавался от короля принцу — наследнику трона Ли. Но даже металл стареет, и прежний меч заменили новым. Рон же всегда восхищался старым клинком, ведь именно его брал с собой его прадед Менион Ли, когда ходил на поиски легендарного Меча Шаннары. Поэтому отец Рона, видя, как горят глаза у юноши, отдал ему меч прадеда — меч наследного принца Ли, — хотя Рон был младшим из детей.
Брин нахмурилась:
— По-моему, ты кое-что забыл. Мы ведь обещали папе кое-что сделать по дому и завтра как раз собирались заняться ремонтом. Разве нет?
Рон беспечно пожал плечами:
— Почему обязательно завтра? Это может подождать, сделаем в другой раз.
— А я предлагаю обследовать границы Дола. Поискать этих духов, Мордов, — вступил в разговор Джайр Омсворд. Худощавый, но крепкий юноша, он унаследовал от отца его эльфийские черты: узкие глаза, брови, расходящиеся под острым углом, слегка заостренные уши под шапкой непослушных пшеничных волос.
Рон рассмеялся:
— А ты много знаешь об этих странниках, Тигра? — Это было прозвище Джайра.
— Не больше, чем ты. Мы здесь, в Доле, слушаем те же истории, что и вы у себя на плоскогорье, — ответил долинец. — Черные странники, призраки — Морды, что крадутся во тьме и из тьмы возникают. В гостинице только об этом и говорят.
Брин укоризненно посмотрела на брата:
— Но это же просто глупые выдумки.
— А ты как думаешь? — спросил Джайр у Рона. К изумлению Брин, горец пожал плечами:
— Может быть. А быть может, и нет. Брин вдруг рассердилась:
— Но, Рон, так же было всегда. После гибели Чародея-Владыки постоянно о чем-нибудь таком болтают. Но только болтают. Почему же на этот раз должно быть по-другому?
— Я не знаю, что там должно быть. Я просто думаю, осторожность нам не помешает. Помнишь, Шиа Омсворд тоже сначала не верил рассказам о Слугах Черепа и едва за это не поплатился.
— Вот поэтому я и считаю, что нам надо облазить окрестности, — настойчиво повторил Джайр.
— Но зачем? — горячилась Брин. — Искать приключения на свою голову? А вдруг они действительно так опасны, эти Морды? Что ты будешь делать, если и в самом деле встретишь их? Споешь свою песенку?
Джайр вспыхнул:
— И спою, если понадобится. Я обращусь к магии…
— Магия — это не игрушка, Джайр, — резко оборвала его Брин. — Сколько раз мне тебе повторять?
— Я просто хотел сказать…
— Знаю я, что ты скажешь. Ты думаешь, что песнь желаний делает тебя всемогущим. Но ты глубоко ошибаешься. Послушал бы лучше папу, что он говорит о магии. Однажды у тебя будут крупные неприятности. Из-за нее, между прочим. Джайр в недоумении глядел на сестру.
— А что ты так сердишься? А действительно, что она так распалилась? Все равно ничего это не даст.
— Прости, пожалуйста. Я просто пообещала маме, что, пока их нет в Доле, мы с тобой забудем о песни желаний. Наверное, поэтому меня вывело из себя, когда ты заговорил о том, что хочешь пойти искать этих Мордов.
Теперь уже рассердился Джайр, его голубые глаза потемнели.
— А почему ты даешь за меня обещания, Брин? Кто дал тебе право…
— Никто, конечно, но мама…
— Мама ничего не понимает…
— Вот черт, да перестаньте вы! — Рон Ли умоляюще вскинул руки. — Когда вы ссоритесь, я каждый раз думаю: как хорошо, что я поселился в гостинице, а не под одной крышей с вами. Ладно, оставим все это. Мы говорили о чем? О рыбалке. Так идем мы завтра или нет?
— Идем, — поддержал его Джайр.
— Идем, — согласилась Брин. — Как только закончим дела по дому.
Дальше они шли уже молча. Все это время Брин думала об одержимости Джайра песнью желаний. Мама права: как только представляется случай, Джайр применяет заклятие. Нужно это или не нужно, он не может устоять перед искушением воспользоваться магической силой. Он не видит в этом никакой опасности, потому что в нем эльфийское колдовство проявилось, не так, как в Брин. Совсем не так. Брин действительно может изменять облик и поведение живых существ по своему желанию. Изменять по-настоящему. Джайр создает лишь иллюзии. Видимость изменений. Все, что он делает с помощью магии, только кажется. Естественно, это дает ему большую свободу в экспериментах с заклятием. Он делает все это втайне, но все-таки делает. Даже Брин не знала, как далеко он продвинулся и чему научился.
День уже отступил, и на землю спустился вечер. Как белесый маяк, полная луна светила над восточным горизонтом, и звезды зажглись в темном небе. Быстро похолодало, в ночном воздухе разлился густой аромат прелых листьев. Лес наполнился писком насекомых и щебетом ночных птиц.
— Пойдем рыбачить на Раппахалладрон, — внезапно заговорил Джайр. Мгновение все молчали.
— Даже не знаю, — наконец откликнулся Рон. — В прудах Дола такая же рыба.
Брин насмешливо поглядела на горца. Странно, похоже, он чем-то встревожен.
— Но там нет форели, — настаивал Джайр. — И мы можем остаться в Дальне на пару дней. Поживем в лесу, чем плохо?
— В Доле такой же лес.
— Дол — это почти как задний двор. — Джайр едва не рычал от досады. — А в Дальне еще есть пара неизведанных уголков. Ты что, чего-то боишься?
— Ничего я не боюсь, — ответил горец, словно бы защищаясь. — Я просто подумал… Ладно, об этом потом. А сейчас я тебе расскажу, что со мной случилось, когда я шел сюда к вам. Я едва не погиб. Этот волчище…
Брин задумалась и поотстала. Непонятно, что это вдруг Рон так воспротивился предложению Джай pa, — да они уже не одну дюжину раз ходили в Дальн все вместе, и ничего. Чего же им теперь бояться? Она нахмурилась, припомнив встревоженный голос матери. И Рон туда же. Он, похоже, серьезно относится к этим рассказам о Мордах, темных призраках. Действительно, он как-то непривычно сдержан. Раньше Рон всегда первым смеялся над подобными выдумками. Почему же на этот раз он ведет себя иначе? Быть может, внезапно подумала Брин, ему лично пришлось убедиться, что здесь уже не до смеха?
Прошло около получаса, в просветах между стволами замерцали огни деревни. Стало совсем темно, и только луна освещала тропинку, которая спускалась к ложбине и вблизи деревни превращалась в утоптанную дорогу. Вскоре показались дома, изнутри долетали приглушенные звуки людских голосов. Брин начала уставать. Как хорошо сейчас забраться в постель и заснуть!
Они миновали старый постоялый двор, владельцами которого перебывало несколько поколений Омсвордов. Он и сейчас считался их собственностью, однако с тех пор, как умерли Шиа и Флик, Омсворды жили в отдельном доме, а постоялый двор передали в пользование своим друзьям и лишь получали определенный доход. Отца вообще никогда не тянуло к подобной деятельности, с раннего детства он мечтал жить своей жизнью, стать Целителем, а не владельцем трактира или постоялого двора. Только Джайр проявлял какой-то интерес к фамильной собственности, да и то потому, что на постоялом дворе вечно толклись чужеземцы и развлекали жителей тихого Дола рассказами о своих приключениях. Да таких приключениях, что даже непоседливый Джайр замирал на одном месте.
По вечерам на постоялом дворе было шумно и многолюдно. Вот и теперь сквозь распахнутые двери на улицу лился свет, долинцы и чужестранцы сидели в зале за столами, у длинной стойки, шутили и смеялись, попивая местный эль. Рон через плечо улыбнулся Брин и помотал головой. Он не хотел подниматься к себе. Такой славный был день, жалко, если он так быстро закончится.
Через пару минут они подошли к новому жилищу Омсвордов. Каменный дом, побеленный известью, стоял на пригорке среди деревьев. Осталось только подняться по мощеной дорожке, вдоль живой изгороди и сливовых деревьев, к входу, но Брин вдруг застыла на месте.
В окне гостиной горел свет.
— Когда мы выходили утром, никто из вас не оставил зажженную лампу? — тихо спросила она, хотя уже знала ответ. Джайр и Рон лишь покачали головами.
— Может быть, кто-то решил навестить вас? — предположил Рон.
Брин странно посмотрела на него:
— Но мы же заперли дверь. Они молча переглянулись, уже начиная тревожиться. Только Джайру, похоже, все было нипочем.
— Ладно, сейчас посмотрим, кто там пришел, — объявил он и направился к дверям.
Но Рон остановил его, положив руку ему на плечо:
— Подожди, Тигра. Не торопись. Джайр раздраженно стряхнул его руку, поглядел на свет в окне, потом на Рона:
— А кто, ты думаешь, там сидит — один из этих странников?
— Что ты несешь! — одернула его Брин. — Прекрати!
Джайр ухмыльнулся:
— Но ведь и ты подумала об этом, правда? Черный странник пришел нас похитить!
— И очень любезно с его стороны, что он не забыл зажечь свет, — сухо ответил Рон.
Они вновь нерешительно поглядели на свет в окне.
— Ладно, не торчать же нам здесь всю ночь, — наконец проговорил Рон и вытащил из ножен меч Ли. — Пойдем посмотрим. Вы оба держитесь за мной. Если что-то не так, бегите на постоялый двор и приведите людей. — Он нерешительно замолчал. — Впрочем, вряд ли что-то случится.
Они подошли к самой двери и остановились, прислушиваясь. В доме все было тихо. Брин протянула Рону ключ, и через мгновение они вошли. Тонкий лучик желтого света змеился по полу темной прихожей, ведя в коридор. Поколебавшись, все трое направились в гостиную.
Там никого не было.
— Ну вот, никаких тебе Мордов, — бодро заговорил Джайр. — Вообще никого, кроме…
Он так и не смог закончить. Вторая дверь из гостиной вела в темную сейчас столовую, и из этой двери на свет выступила огромная тень. Мужчина, семи футов росту, закутанный в черный плащ. Широкий капюшон был откинут за плечи, так чтобы ясно было видно лицо. Худое лицо в сетке тонких морщин, обветренное и суровое. В черной бороде и длинных волосах резко выделялись седые пряди. Глаза… они как будто притягивали к себе; глубоко посаженные, проницательные глаза, казалось, видели все, даже то, что скрыто от взора.
Рон Ли угрожающе обнажил свой меч, незнакомец в ответ поднял руку:
— Тебе он не понадобится.
Горец заколебался, испытующе глядя в черные глаза загадочного гостя, потом медленно опустил клинок. Брин и Джайр застыли как вкопанные, не в силах не то что бежать, но даже заговорить.
— Вам не надо меня бояться. — Низкий голос, казалось, прогремел по всему дому.
Не то чтобы эти слова придали им уверенности, но незнакомец стоял на месте, не делая никаких попыток приблизиться, и напряжение постепенно спало. Брин быстро взглянула на брата и обнаружила, что тот пристально смотрит на незнакомца, как будто пытаясь что-то вспомнить. Таинственный гость поглядел на него, затем на Рона, потом на Брин.
— Неужели никто из вас не знает меня? — тихо проговорил он.
Воцарилась странная тишина, и вдруг Джайр кивнул.
— Алланон! — возбужденно воскликнул он. — Ты — Алланон.
ГЛАВА 2

Они уселись за стол в столовой: Брин, Джайр, Рон Ли и незнакомец. Нет, какой незнакомец — Алланон. Целых двадцать лет его не было в Четырех Землях. Никто не видел его, никто не слышал о нем. Вил Омсворд, наверное, был последним, кто говорил с Алланоном. Но рассказы о нем остались. Их знали все. Рассказы о загадочном суровом скитальце, обошедшем все Четыре Земли, о философе, хранителе древнего знания и наставнике народов, о последнем из друидов — древних мудрецов, спасших мир от хаоса и разрушения после Больших Войн. Именно Алланон семьдесят лет назад повел Шиа и Флика Омсвордов и Мениона Ли на поиски легендарного Меча Шаннары, и Шиа тогда уничтожил самого Чародея-Владыку. Именно Алланон пришел за Билом Омсвордом в Сторлок и убедил его сопровождать эльфийскую девушку Амбель Элессдил в ее походе к источнику силы волшебного дерева Элькрис, и тогда демоны, вырвавшиеся из тьмы Запрета в Западную Землю, вновь были вынуждены вернуться в свою тюрьму. Все они, и Брин, и Джайр, и Рон Ли, знали рассказы об Алланоне, ставшие уже легендами. И еще они знали, что, когда появляется друид, тут-то и начинаются неприятности и беспокойства.
— Я прошел долгий путь, чтобы найти тебя, Брин Омсворд, — заговорил Алланон усталым и тихим голосом. — Не думал я, что мне придется идти за тобой.
— И зачем ты меня искал? — спросила Брин.
— Потому что мне нужна твоя песнь. В полной тишине друид и девушка долго смотрели друг на друга.
— Странно, — вздохнул Алланон. — Я раньше не понимал. Проявление эльфийской магии в детях Вила Омсворда… Оказалось, что в этом сокрыт глубокий смысл. Поначалу я думал, что это всего лишь неизбежное следствие действия эльфийских камней.
— Так что тебе нужно от Брин? — нахмурившись, перебил его Рон. Все это начинало ему не нравиться.
— И от песни желаний? — добавил Джайр. Алланон не сводил с Брин пристального взгляда.
— Твоих родителей сейчас ведь нет?
— Нет. И не будет, недели две. Они на юге, лечат больных в деревнях.
— Я не могу ждать две недели, даже два дня, — прошептал друид. — Нам надо поговорить сейчас же, и ты должна решить, что тебе делать дальше. Решить сейчас. Только боюсь: если ты решишь правильно, на этот раз твой отец меня не простит.
И тут Брин поняла, о чем говорит Алланон.
— Мне нужно пойти с тобой? — очень медленно спросила она Но он не ответил на этот вопрос.
— Сначала я расскажу тебе кое-что. Четырем Землям снова грозит опасность. Зло возвращается в мир. Шиа Омсворд и твой отец уже сталкивались с ним. И теперь все повторяется. — Алланон оперся руками о стол и наклонился к Брин. — Еще до того, как человек появился здесь, на земле, древний мир населяли сказочные существа. И у них была магия, черная и белая. Я думаю, отец тебе говорил об этом. А потом пришел человек, и мир волшебства отступил перед ним. Злых созданий заперли за стеной Запрета, а добрые… они исчезли сами собой, смешались с людьми — все, кроме эльфов. И еще с тех времен сохранилась книга. Книга черной магии, столь могущественная, что даже эльфийские чародеи боялись ее. Ее называли Идальч. Никто не знал, откуда она взялась и кто ее создал. Говорят, она появилась в мире в те времена, когда сама жизнь только лишь зарождалась. Зло не раз обращалось к ее темным тайнам, но в конце концов эльфам удалось завладеть книгой. Слишком велик был соблазн. И все равно лишь немногие маги решились прикоснуться к силе Идальч. И она погубила их. Тогда решено было сжечь книгу. Однако эльфы не успели: Идальч пропала. Потом временами возникали слухи, что кто-то пользуется ее секретами. — Он внезапно нахмурился. — Ну а затем Большие Войны окончательно разрушили древний мир. Почти две тысячи лет после этого человек пребывал в полудиком состоянии, как в самом начале своей истории. Так было, пока друиды не созвали Великий Круг в Параноре и не попытались собрать воедино остатки древних учений, чтобы мудрость древнего мира помогла возродиться миру новому. Они отыскали все магические книги, изучили все предания, сохранившиеся с давних времен, и постепенно проникли в некоторые тайны колдовского знания. К несчастью, не все, что осталось, служило добру. Среди магических книг оказалась и Идальч. Ее отыскал Брона, очень умный и честолюбивый друид.
— Чародей-Владыка, — тихо выдохнула Брин. Алланон кивнул.
— Он стал Чародеем-Владыкой, когда сила Идальч одолела его и разрушила его дух. Он и еще кое-кто из друидов заблудились в дебрях черной магии. И потеряли себя. Почти тысячу лет они угрожали самому существованию людей на этой земле. И только Шиа Омсворд, поднявший волшебный Меч, его силой уничтожил Брону и его приспешников. — На мгновение он замолчал. — Но Идальч вновь пропала. Я сам искал ее среди развалин горы Черепа, уже после того как пало царство Чародея-Владыки, и не нашел. Я подумал, что это и к лучшему, что она навечно погребена под руинами. Но я ошибся. Оказывается, и среди людей были последователи Чародея-Владыки. Целая секта. Сила Меча Шаннары уничтожает лишь призраков, вот почему эти колдуны выжили после гибели своего хозяина и господина. Я не знаю, как это им удалось, но они нашли тайник, где хранилась Идальч, и вновь извлекли ее на свет. Они спрятали ее в Восточной Земле, подальше от всех, и вновь принялись копаться в тайнах черной магии. Все это случилось шестьдесят лет назад. Нетрудно догадаться, что с ними стало теперь.
Брин побледнела и подалась вперед.
— Ты хочешь сказать, что все повторяется? Что опять появился Чародей-Владыка и Слуги Черепа? Алланон покачал головой:
— Они все-таки не друиды, не такие, как Брона и те, кто пошел за ним. Да и времени у них было поменьше. Но магия меняет всякого, кто решится прикоснуться к ее секретам. Разница только в сущности изменений. На этот раз все происходит по-другому.
Теперь уже Брин мотнула головой:
— Ничего не понимаю.
— По-другому, — повторил Алланон. — Любая магия, черная ли, белая, как бы подстраивается под того, кто владеет ею, и изменяет его соответственно. В прошлый раз существа, порожденные магической силой, летали…
Он не закончил. Слушатели быстро переглянулись.
— А теперь? — спросил Рон. Друид прищурил черные глаза:
— Теперь Зло просто ходит.
— Призраки Морды! — выдохнул Джайр. Алланон кивнул:
— Морды, “черные странники” на языке гномов. Просто иное обличье того же самого Зла. Идальч переделала их по-своему, так же как Брону и его приспешников. Жертвы магии, рабы черной силы, они покинули мир людей и отдались тьме.
— Значит, то, что болтают, не просто слухи, — пробормотал Рон Ли. Он попытался поймать взгляд Брин. — Я не говорил тебе раньше, чтобы не волновать понапрасну. Но еще в Ли я встретил одного путешественника, и он сказал, что черных странников видели к западу от Серебряной реки. Вот почему, когда Джайр сказал, что хочет выбраться из Дола…
— Морды зашли уже так далеко? — поспешно оборвал его Алланон. Его явно встревожило это известие. — И когда это было, принц Ли?
Рон с сомнением покачал головой:
— Да пару дней назад, точно не помню. Как раз перед тем, как я отправился в Дол.
— Значит, у нас даже меньше времени, чем я думал. — Морщины на лбу друида, казалось, стали глубже.
— А что им тут надо? — полюбопытствовал Джайр.
Алланон поднял суровое лицо:
— Скорее всего они ищут меня. Тишина, словно эхо, отдалась в темном доме. Все молчали, не отрываясь глядя в глаза друиду.
— Слушайте внимательно. Крепость Мордов находится далеко, в Восточной Земле. Высоко в горах. Они называют их Вороний Срез. Саму крепость строили тролли, еще во времена Второй Битвы Народов. Ей дали имя Грань Мрака. Горы кольцом окружают долину. В этой долине Морды прячут Идальч. — Он глубоко вздохнул. — Десять дней тому назад я был там, у самого края долины. Я хотел спуститься, забрать книгу магии из тайника и уничтожить Идальч, источник темной силы Мордов. Если не будет книги, иссякнет их сила и угроза жизни народов Четырех Земель исчезнет. А угроза… она существует. И. сейчас я вам расскажу, что это такое.
После гибели их господина Морды не сидели сложа руки. Полгода назад возобновились пограничные войны между дворфами и гномами. Они и раньше воевали за леса Анара, поэтому новым стычкам никто поначалу не придал значения. Но теперь в этой войне появилось что-то новое. Морды явно направляют гномов. После гибели Чародея-Владыки гномы слегка попритихли, но черная магия вновь поработила их. На этот раз они покорились Мордам. И призраки дали им силу, которую гномам иначе негде было бы взять. Дворфов теснят на юг.
Но это еще не все. Морды отравили Серебряную реку. Яд уже начал проникать и в землю, которую питают ее воды. Если так пойдет дальше, дворфам не выжить и мы потеряем всю Восточную Землю. Эльфы и воины Каллахорна уже вышли на помощь дворфам, но этого недостаточно, чтобы противостоять магической силе Мордов. Только уничтожение Идальч остановит вторжение Зла. — Он резко повернулся к Брин. — Вспомни, отец наверняка рассказывал вам то, что он слышал от Шиа Омсворда о походе Чародея-Владыки в Южную Землю. Когда Зло идет на мир, тьма покрывает все. Черная тень простирается над землей, и там, где она упала, все высыхает и умирает. Ничто не может жить в этой тьме, только злоба. И теперь все начинается снова, Брин, — на этот раз в Анаре. — Алланон отвел взгляд.
— Десять дней назад я стоял у стен Грани Мрака, полный решимости отыскать и уничтожить Идальч. Но я ничего не смог. Морды своей черной магией взрастили в долине лес, что стоит на болоте. Мельморд, на древнем магическом языке. Барьер Зла. Он поглотит любого, кто решится войти туда, не будучи частью его темной силы.
Понимаешь, этот лес живет, он дышит, он мыслит. Ничто не может пройти сквозь него. Ничто и никто. Я пытался, но даже моей силы оказалось недостаточно. Мельморд оттолкнул меня, и Морды узнали, что я приходил. Они погнались за мной, но мне удалось ускользнуть. И вот теперь они ищут меня, уже зная…
Внезапно друид замолчал. Брин взглянула на Рона. Тот с каждой секундой выглядел все несчастнее.
— Раз они ищут тебя, они могут прийти и сюда, так? — Горец тут же воспользовался этой паузой в монологе друида.
— Могут и прийти. Впрочем, они все равно рано или поздно сюда заявятся — не важно, здесь я или нет. Они будут охотиться за каждым, кто угрожает их могуществу. А уж семья Омсвордов им угрожает точно. Вы и сами должны это понимать.
— Из-за Шиа Омсворда и Меча Шаннары? — спросила Брин.
— Не только. Но Морды не порождения воображения, как Чародей-Владыка, поэтому Меч их ничуть не страшит. Эльфийские камни их пугают больше. Это сильная магия, и с ней им придется считаться, а Морды наверняка знают, как Вил Омсворд ходил на поиски Источника Огненной Крови. — Он снова замолчал на мгновение. — Но все же самое страшное для них — заклятие.
— Заклятие? — искренне изумилась Брин. — Но это же так, забава! В нем даже нет силы эльфинитов! Чем оно может грозить этим чудовищам? Что им бояться какой-то безвредной песни?
— Безвредной? — Глаза Алланона блеснули, и он поспешил опустить веки, будто что-то скрывая. Его суровое лицо оставалось бесстрастным, но Брин почему-то не на шутку перепугалась.
— Алланон, зачем ты пришел? — снова спросила она, стараясь унять дрожь в руках.
Друид поднял глаза. На столе перед ним затрещало пламя масляной лампы.
— Чтобы ты пошла со мной в Восточную Землю, к крепости Мордов. Чтобы ты спела заклятие и прошла через Мельморд. Чтобы ты отыскала Идальч и принесла книгу мне и я уничтожил бы ее.
Все молча уставились на него.
— Но как? — наконец выдавил Джайр.
— Заклятие может разрушить даже черную магию, — ответил ему Алланон. — Оно изменяет природу и действия живых существ. Брин может заставить Мельморд принять ее. Она сможет пройти сквозь лес, словно она и он — одно целое.
Джайр смотрел на Алланона во все глаза — И заклятие все это может? Но Брин лишь покачала головой.
— Песнь желаний всего лишь игрушка, — упрямо повторила она.
— Правда? Или ты просто не умеешь использовать ее по-другому? — Друид медленно склонил голову. — Нет, Брин Омсворд, заклятие — это эльфийская магия, и в нем сила эльфийской магии. Ты еще и сама этого не осознаешь, но это так, поверь мне.
— Какая нам разница, так или нет, Брин все равно никуда не пойдет! — Рон рассердился уже по-настоящему. — Это же очень опасно, ты не можешь требовать, чтобы она пошла!
Алланон оставался невозмутимым.
— У меня нет выбора, принц Ли. И когда я просил Шиа Омсворда пойти со мной на поиски Меча Шаннары, а Вила — к Источнику Огненной Крови, у меня тоже не было выбора. Только в Омсвордах течет кровь Ярла Шаннары. Только у них сохранилась эльфийская магия. Я, как и ты, предпочел бы, чтоб все было иначе. Но ночь остается ночью, как бы нам ни хотелось, чтобы она стала днем. Заклятием владеет только Брин, и пришло время применить его всерьез.
— Брин, послушай меня. — Рон повернулся к девушке. — Я не хотел тебе рассказывать. Знаешь, что говорят об этих Мордах, что они делают с людьми? Вырванные языки и глаза, какая-то странная сила, которая опустошает сознание, высасывает жизнь, волшебный огонь, сжигающий до самых костей. Я и сам раньше думал, что все это полный бред, страшилки для детей, но теперь… после разговора с друидом… Тебе нельзя идти с ним. Нельзя.
— Да, это не просто слухи, — тихо проговорил Алланон. — И все это действительно очень опасно. Ты даже можешь погибнуть. — Он помедлил. — Но что нас ждет, если ты не пойдешь? А ты сама? Будешь прятаться здесь и надеяться, что Морды про тебя забудут? Или ты думаешь, дворфы вас защитят? А что потом, когда их всех уничтожат? Морды, они не останутся в Восточной Земле. Как и Чародей-Владыка, они пойдут дальше. Сюда. Зло затопит всю землю, и вскоре уже не останется никого, кто смог бы его остановить.
Джайр схватил сестру за руку:
— Брин, если ты решишься идти, мы пойдем вместе…
— Ну уж нет! — раздраженно оборвала его Брин. — В любом случае ты остаешься здесь!
— Мы все остаемся здесь. — Рон решительно смотрел в лицо друида. — Никто никуда не пойдет — никто. Придется тебе поискать другой способ добраться до Идальч.
Алланон покачал головой:
— Я не могу, принц Ли. Нет другого способа. Только этот.
Все долго молчали. Брин сжалась на своем стуле, смущенная и испуганная. Она чувствовала себя как-то странно, словно попалась в ловушку. Друид вызвал в ней ощущение необходимости решения. И она почему-то уже не могла выбраться из этих сетей. Его слова боролись в сознании Брин с ее собственными мыслями, и одна мысль приходила чаще других. Брин повторяла про себя снова и снова: песнь желаний всего лишь забава. Магия, да, — но все-таки это просто забава! Совершенно безобидная! И уж никак не оружие против злой силы, перед которой отступил сам Алланон! Отец всегда опасался магии. Да что там — боялся ее. И детям своим говорил, что не стоит играть с волшебством. Да и сама Брин давно собиралась серьезно поговорить с Джайром и постараться убедить его перестать развлекаться с песнью желаний…
— Алланон, — напряженно проговорила она. — Я ведь никогда всерьез не использовала заклятие, разве лишь для того чтобы изменить цвет листьев или заставить распуститься цветы. Это же такая малость. И даже этого я не делала уже много месяцев. А ты хочешь, чтобы я заколдовала чудовищный лес, охраняющий Идальч. Да я не сумею.
Алланон на мгновение заколебался.
— Я научу тебя.
Она медленно кивнула:
— Папе не нравится, когда мы прибегаем к магии. Он нам всегда советовал не доверяться ей, потому что однажды он вызвал магическую силу и она изменила всю его жизнь. Если бы он был сейчас здесь, то дал бы мне совет никуда не ходить с тобой, Алланон. Совершенно как Рон. Да какой там совет, Он просто запретил бы мне идти, и все.
На суровом лице друида появилось какое-то усталое выражение.
— Я знаю, девочка.
— Когда папа вернулся из Западной Земли, он спрятал эльфийские камни подальше и поклялся никогда больше не прикасаться к ним, — продолжала Брин, стараясь преодолеть смущение и не сбиться с мысли. — Он говорил, что еще тогда понял: эльфийская магия что-то в нем изменила, хотя он и не знал в точности, что и как.
— И это я тоже знаю.
— И все-таки просишь меня пойти с тобой?
— Да.
— Даже не посоветовавшись с папой? Не дождавшись его? Ничего не объяснив? Ей показалось, что друид рассердился.
— Сейчас тебе все станет ясно, Брин Омсворд. Твой отец никогда не одобрит того, что я прошу тебя сделать. Это вообще выходит за рамки допустимого, потому что я прошу у тебя, чтобы ты пошла со мной рискуя всем. Даже жизнью. И лишь потому, что я сказал: так нужно. Я прошу тебя доверять мне. Я прошу тебя сделать все это и ничего не обещаю взамен. Ничего. — Алланон приподнялся со стула и наклонился вперед, его лицо стало вдруг мрачным и даже зловещим. — Но я скажу тебе одну вещь: если ты подумаешь обо всем как следует, ты и сама увидишь, что тебе нужно отправиться со мной!
Даже Рон на этот раз не решился возразить ему. На мгновение друид застыл, опираясь на стол, — черный плащ распахнулся, подобно черному крылу, — потом медленно сел на место. Он снова выглядел усталым, какое-то невыразимое отчаяние появилось во взгляде. Это было так не похоже на Алланона, не таким описывал его Вил Омсворд. Брин даже слегка испугалась.
— Хорошо, я подумаю, — почти шепотом проговорила она. — Но дай мне хотя бы одну ночь. Я должна разобраться… в своих чувствах.
Алланон как будто заколебался, но потом кивнул:
— Утром мы снова поговорим об этом. Подумай как следует, Брин Омсворд.
Он собрался было встать, но Джайр вдруг подлетел к нему. Лицо юноши просто пылало от возмущения.
— А как же я? О моих чувствах хоть кто-нибудь подумал? Если Брин пойдет, то и я пойду тоже! Я не намерен сидеть здесь…
— Джайр, ты что!.. — попыталась протестовать Брин, но, заметив взгляд Алланона, тут же умолкла. Друид встал и, обойдя стол, приблизился к юноше.
— А ты смелый, — сказал он и положил широкую ладонь на плечо долинца. — Но на этот раз твоя магия мне не нужна. Твоя магия — это иллюзия. Мы должны пройти через Мельморд, иллюзия окажется там бесполезной.
— Но, может быть, ты ошибаешься, — стоял на своем Джайр. — Мне бы так хотелось помочь тебе. Алланон кивнул:
— Что ж, и поможешь. Пока нас с Брин не будет, ты должен позаботиться о безопасности ваших родителей. Ты должен сделать все, чтобы Морды не нашли их раньше, чем я уничтожу Идальч. И если темные твари заявятся в Дол, ты применишь заклятие против них. Сделаешь?
Брин даже не обратила внимания на то, что Алланон говорит так, будто бы все уже решено: они с друидом идут в Восточную Землю, а Джайр остается здесь да еще в случае чего должен использовать свою магию как оружие. А если и обратила, то спорить не стала.
— Если нужно, то сделаю, — с некоторой неохотой ответил Джайр. — Но лучше бы мне пойти с вами.
Алланон убрал руку с его плеча:
— Как-нибудь в другой раз, Джайр.
— Тогда, может быть, и мне как-нибудь в другой раз? — многозначительно заметила Брин, — Я еще ничего не решила, друид.
— Для тебя, Брин, другого раза уже не будет. Твое время — сейчас. Тебе нужно пойти со мной. И к утру ты сама все поймешь.
Кивнув всем на прощание, Алланон направился к выходу, по пути поплотнее запахивая свой черный плащ.
— Ты куда, Алланон? — окликнула его Брин.
— Я буду здесь рядом, — ответил он не останавливаясь. Через мгновение его уже не было. Брин, Джайр и Рон Ли еще долго смотрели на закрывшуюся дверь.
Первым заговорил Рон:
— Ну и что теперь?
Брин как-то странно посмотрела на него.
— А теперь все пойдем спать. — Она поднялась из-за стола.
— Спать?! — ошарашенно переспросил горец. — И после всего этого ты еще сможешь спать? — Он указал рукой на дверь, за которой скрылся друид.
Брин откинула за спину длинные волосы и грустно улыбнулась:
— А что мне еще остается делать, Рон? Я устала. Я ничего не понимаю. И мне страшно. Я хочу отдохнуть.
Она подошла к горцу и ласково чмокнула его в лоб.
— Оставайся сегодня у нас. — Потом она обняла Джайра и тоже поцеловала его. — Живо спать, оба!
Брин быстро прошла в спальню и плотно закрыла за собой дверь.

Она спала беспокойно и видела тревожные сны: подсознательные страхи приняли форму и облик и явились ей как призраки из тьмы. Они гнались за нею, пытаясь схватить… Вздрогнув, Брин проснулась. Подушка намокла от пота. Дрожа, Брин встала с постели, наспех оделась и бесшумно прокралась по темному дому в столовую. Там она зажгла лампу — фитилек затеплился еле-еле, — уселась за стол и молча уставилась в полумрак.
Чувство беспомощности захлестнуло Брин. Что же делать? Она помнила все, что рассказывали ей отец и прадедушка Шиа Омсворд, когда она была совсем еще маленькой, — о том, как Чародей-Владыка вышел из Северной Земли, как его войско едва не захватило Каллахорн, как тьма покрыла землю… Там, где прошел Чародей-Владыка, свет умирал. И вот теперь все начинается снова: пограничные войны гномов и дворфов возобновились. Серебряная река отравлена, тьма сгущается над Восточной Землей. Все так же, как семьдесят лет назад. Но и теперь, как тогда, существует способ остановить Зло, не дать мраку поглотить мир. И, как тогда, это должен сделать один из Омсвордов.
Брин знобило. Она поплотнее закуталась в плащ. “Кажется” — вот верное слово, ключ ко всему, что касается Алланона. Интересно, так ли все это на самом деле, как кажется? Что правда, а что полуправда? Так всегда с Алланоном. У него есть могучая сила и знание, но он никогда не открывает всего до конца. Он говорит то, что, как он считает, должен сказать, и ни слова больше. Он просто использует людей в своих целях, и цели эти часто тщательно скрываются. Если идешь с Алланоном, готовься к тому, что пойдешь в темноте. Пути друида скрыты во мраке.
Но пути Мордов еще темнее, если они действительно — иной облик Зла, разрушенного некогда Мечом Шаннары. Что ж, тьма против тьмы. Брин должна об этом подумать. Да, Алланон частенько бывал неискренним с Омсвордами, но он все-таки друг, не враг. Все, что он делал, он делал, чтобы защитить Четыре Земли. Он никому не хотел вреда. Сколько раз он предупреждал об опасности — и всегда был прав. Значит, и на этот раз опасность существует.
Но хватит ли магической силы песни желаний, чтобы пройти сквозь барьер темных чар? Брин не верила в это. Что такое заклятие, как не следствие — непредвиденное и неизбежное — действия магии эльфов на человека? В нем нет силы эльфийских камней. Оно не может быть ни оружием, ни защитой. И все-таки Алланон утверждает, что только песнь желаний проведет их через магический барьер Зла, перед которым оказалось бессильно даже могущество друида.
Брин вздрогнула, звук шагов у двери столовой испугал ее. Из полумрака выступил Рон Ли, обошел стол и уселся напротив Брин.
— Мне тоже не спится, — пробормотал он, щурясь от света масляной лампы. — Ну так что ты решила?
Девушка покачала головой:
— Пока ничего. Я правда не знаю. Я все спрашиваю себя: а что бы стал делать папа?
— Это и так ясно. Он бы тебе сказал: даже и не думай об этом. Это слишком опасно. И еще он сказал бы, как говорил не раз, что Алланону нельзя доверять.
Брин откинула волосы за спину и печально улыбнулась:
— Ты меня не слушаешь, Рон. Я сказала: мне интересно, что бы стал делать папа, а не то, что он посоветовал бы делать мне. Это не одно и то же. Если бы пойти попросили его, что он стал бы делать? Пошел бы, как тогда, из Сторлока, только зная уже, что Алланону нельзя до конца доверять, зная, что друид от него многое скрывает, но зная и то, что, кроме него, никто больше не сможет помочь?
Горец беспокойно заерзал на стуле.
— Но, Брин, ведь заклятие… ну, это не то, что эльфийские камни. Ты же сама сказала, что это всего лишь забава.
— Да, я понимаю. Вот почему все так сложно. И еще одно: ты представляешь, что будет с папой при одной только мысли, что я воспользуюсь своим даром как оружием? — На мгновение она замолчала. — Странная штука эта эльфийская магия. Иногда ее силу сразу не различишь. До поры ее сила скрыта. Так было с Мечом Шаннары. Шиа Омсворд тоже не понимал, что может Меч против мощи Чародея-Владыки. До самого конца он не знал. И только потом, когда ничего другого не осталось… Он поверил…
Рон резко выпрямился.
— Я уже говорил, но повторю: все это слишком опасно. Даже Алланон не смог ничего против Мордов сделать, он же сам рассказал. Другое дело, если воспользоваться эльфинитами. По крайней мере, мы знаем, что в них достаточно силы, чтобы уничтожить этих чудовищ. А заклятие… Предположим, перед тобой Морд, ну и что? Ты станешь петь ему, как пела старому клену?
— Только не смейся надо мной, Рон. — Брин сузила глаза.
Рон быстро мотнул головой:
— И вовсе я над тобой не смеюсь. Наоборот, я за тебя переживаю. Может быть, даже слишком. Но я действительно думаю, что песнь желаний вряд ли сможет служить защитой против этих Мордов.
Брин глядела в сторону, в ночь за окном, на колышущиеся тени, на деревья, дрожащие под ветром.
— И я тоже так думаю, — прошептала она.
Они еще долго сидели молча, каждый думал о чем-то своем. Перед мысленным взором Брин стояло суровое усталое лицо Алланона как неотступный призрак, голос совести. “Ты должна пойти. К утру ты поймешь все сама”. Слова слышались ясно, как наяву. Он повторял их снова и снова. Но почему? Что ей поможет понять? Размышления породили лишь еще большую нерешительность. Брин честно пыталась взвесить все за и против, но никак не могла решиться, идти все-таки или нет.
— А ты бы пошел? — внезапно спросила она у Рона. — Если бы ты владел заклятием?
— Ни в коем случае, — быстро ответил он. Может быть, слишком быстро и слишком резко.
“Ты сказал мне неправду, Рон, — подумала Брин. — Это из-за меня. Ты не хочешь, чтобы я пошла, и поэтому солгал. Но если б ты был сейчас на моем месте, ты бы тоже терзался сомнениями. Как я”.
— Что здесь такое? — донесся из темноты сонный голос.
Они разом повернулись: щурясь на свет, в дверях стоял Джайр. Он подошел поближе и встал у стола, тревожно вглядываясь в лица сидящих.
— Просто сидим и говорим, — сказала ему Брин.
— О чем? Идти ли за волшебной книгой?
— Да. Иди спать.
— А ты идешь? То есть за книгой?
— Еще не знаю.
— Никуда она не пойдет. Если у нее есть хоть пара извилин, то она не пойдет. — Похоже, Рон уже рассердился. — Это слишком опасное путешествие. Скажи ей, Тигра. У тебя только одна сестра, и тебе ведь не хочется, чтобы она попала в лапы черных странников.
Брин с яростью поглядела на горца:
— Джайра это совсем не касается, и перестань его пугать.
— Его? Да кто его пугает? — Рон даже покраснел. — Это тебя я пытаюсь сейчас напугать, черт тебя побери!
— А я все равно не боюсь этих черных странников, — уверенно заявил Джайр.
— Еще забоишься! — рассердилась Брин. Джайр пожал плечами и зевнул.
— Может, все-таки дождемся папу? Или как-нибудь свяжемся с ним? Пошлем записку или что-нибудь в этом роде.
— А что, неплохая мысль, — поддержал его Рон. — Сначала нужно поговорить с Вилом и Эретрией. Брин вздохнула:
— Но вы же слышали, что сказал Алланон. На это нет времени.
Горец скрестил руки на груди.
— Найдет время, если ему нужно. Брин, у твоего отца может быть свое мнение на этот счет. И у него есть опыт: он уже имел дело с эльфийской магией.
— И еще, Брин, у него же есть эльфиниты! — Джайр широко раскрыл глаза. — Он же может пойти с тобой. И защищать тебя силой эльфийских камней, как тогда Амбель!
Вот оно. Эти несколько слов все прояснили для Брин. Она поняла. Алланон был прав. Она должна пойти с ним. И теперь уже стало ясно почему. Отец действительно отправился бы с ней. Достал бы из тайника эльфийские камни и пошел, чтобы защитить свою дочь. Но как раз этого она не могла допустить. Папе пришлось бы нарушить клятву и вновь обратиться к силе камней. А вдруг он вообще запретил бы ей идти и отправился с Алланоном вместо нее? Нет.
— Иди спать, Джайр, — вдруг резко сказала Брин.
— Но я как раз…
— Иди. Пожалуйста. Утром мы обо всем поговорим.
Джайр колебался.
— А ты?
— Я сейчас тоже лягу, правда. Я просто хочу посидеть здесь немножко. Одна.
Джайр как-то подозрительно поглядел на нее, но все же кивнул:
— Хорошо. Спокойной ночи. — Он повернулся и шагнул в темноту. — Только ты тоже поспи.
Брин поймала взгляд Рона. Они знали друг друга давно, с самого раннего детства, и были такие мгновения, когда понимали друг друга без слов. И вот сейчас тоже.
Горец медленно поднялся, его лицо оставалось на удивление спокойным.
— Ну что ж, Брин. Я понимаю, да. Но я иду с тобой. И буду с тобой до самого конца. Понимаешь?
Она только кивнула. Рон молча вышел, оставив ее одну.
Время шло. Брин сидела в полутемной столовой и в который раз передумывала все заново, тщательно взвешивая все за и против. Нет, нельзя, чтобы из-за нее отец нарушил клятву. Ведь он дал зарок никогда больше не обращаться к эльфийской магии. Никогда.
Брин встала, задула пламя в лампе и тихонько скользнула в прихожую. Стараясь не шуметь, она отперла замок, открыла входную дверь и вышла в ночь. Ветерок, напоенный осенними ароматами, приятно холодил лицо. Брин постояла мгновение на крыльце, глядя в сумрак, потом обошла дом и направилась в сад. Ночь была полна звуков сумеречной невидимой жизни. В дальнем конце сада рос древний дуб. Брин остановилась под его ветвями и выжидающе огляделась.
Буквально через мгновение из сумрака возник Алланон. Брин почему-то знала, что он должен прийти сюда. Черный, как ночь вокруг, друид бесшумно вышел из тени деревьев и встал рядом с ней.
— Я все решила, — прошептала Брин чуть слышно, но голос ее был тверд. — Я иду с тобой.

ГЛАВА 3

Утро наступило быстро. Бледно-серебряный свет просочился сквозь туман предрассветного леса и отогнал тени на запад. В доме Омсвордов проснулись рано, с первыми лучами солнца. А еще через час все в доме стояло вверх дном: Брин собиралась в путь. Рон поспешил в гостиницу оседлать лошадей, собрать провизию и оружие. Брин и Джайр упаковывали теплую одежду и необходимые вещи. В суете сборов они почти не разговаривали. Да и говорить особенно было не о чем. И не хотелось к тому же.
Особенно упорно молчал Джайр. Он был явно не в настроении. Еще бы, Брин и Рон отправляются с Алланоном, а он, как маленький мальчик, остается дома. Сегодня утром, когда все собрались в столовой, Джайр был неприятно удивлен. Похоже, он один не знал о решении Брин идти с Алланоном. Джайр попытался было убедить сестру и Рона взять его с собой, но ему было твердо сказано: нет. Еще раньше, когда горец заявил Алланону, что он тоже идет — ведь Брин нужен кто-то, на кого она может положиться, кому может довериться, — друид явно этому не обрадовался. И согласился лишь после того, как Брин сказала, что ей будет спокойнее, если Рон пойдет с ней. Тут-то Джайр и высказался, что, пойди он с ними, Брин будет в два раза спокойнее. И получил однозначный ответ. Слишком опасно, сказала Брин. Слишком долгий поход и рискованный, добавил Рон. К тому же ты нужен здесь, напомнил ему Алланон. Ты позаботишься о родителях. И в случае чего воспользуешься своей песнью желаний, чтобы защитить их.
После этого Алланон куда-то ушел, и у Джайра больше не было возможности постараться переубедить его. Рона же уговаривать бесполезно, он не станет перечить Брин — для него на ней свет клином сошелся. Да и сама Брин все уже решила. А уж если она решила, будет стоять на своем. Так что ничего не поделаешь. Сестра никогда его не понимала. Джайру даже не раз казалось, что и себя она не всегда понимает. И вот теперь в гордом молчании он помогал Брин складывать вещи. Они остались одни: Алланон куда-то запропастился, Рон ушел в гостиницу. В конце концов Джайр заговорил:
— Брин! — Они оба сидели на полу в гостиной и запихивали одеяла в клеенчатый мешок. — Брин, я знаю, где папа прячет эльфийские камни.
Она подняла глаза:
— Я так и думала.
— Ну, он сделал из этого секрет…
— А ты не любишь секретов, да? Ты их брал?
— Только чтоб посмотреть, — признался он и подался вперед. — Брин, наверное, тебе стоит взять их с собой.
— Зачем? — В голосе девушки появились сердитые нотки.
— Для защиты.
— Для защиты? Ты же прекрасно знаешь, что они подчиняются только папе.
— Ну, быть может…
— И ты знаешь его отношение к эльфинитам. Он и так не обрадуется, когда узнает, зачем я ушла, а уж если я прихвачу с собой эльфийские камни… По-моему, ты не подумал как следует, Джайр.
И тут Джайр по-настоящему рассердился:
— А по-моему, это ты как следует не подумала. Мы ведь оба знаем, как это опасно. Тебе нужна будет помощь. Любая помощь. А эльфиниты обладают чудовищной силой. Тебе надо лишь разобраться, как они действуют. У тебя получится, я уверен.
— Только законный хранитель, и больше никто…
— Может вызвать силу камней? — Джайр вплотную приблизился к сестре. — А вдруг для нас с тобой все по-другому, Брин? Ведь в нас уже есть эльфийская магическая сила. У нас есть заклятие. Быть может, и камни нам подчинятся!; Напряженная тишина длилась почти минуту. — Нет, — наконец заговорила Брин. — Нет, мы обещали папе не трогать камни…
— Да? Но мы еще обещали не обращаться к эльфийской магии вообще. А мы все равно это делаем, Брин, даже ты, пусть изредка. И потом, ведь Алланон пришел за тобой именно из-за твоего дара. Там, у крепости Мордов, тебе придется им воспользоваться. Разве нет? Так какая же разница между заклятием и эльфинитами? Магия эльфов и есть магия эльфов!
Брин молча смотрела на брата, как-то отрешенно, будто издалека. Потом опустила голову и занялась одеялами.
— Это не важно. Я все равно не возьму эльфиниты. Давай помоги мне: завяжи вот здесь.
Вот так, и бесполезно что-либо доказывать. Брин убедить невозможно: если она решила, то все. Джайр остается дома. Она не берет эльфийские камни. Джайр просто не мог понять, как так можно. Будь он на ее месте, он бы первым делом забрал эльфиниты. Он бы сумел разобраться в том, как они действуют. Ведь это — единственное оружие против темной силы. Но Брин… Она согласилась использовать магическую силу песни желаний и отказалась от силы эльфинитов. Она даже не видела в этом никакого противоречия.
Все утро Джайр напряженно обдумывал непонятное поведение сестры, стараясь найти в нем хоть какой-то смысл. Смысла не было. Зато время шло очень быстро. Рон вернулся с конями. Припасы он упаковал в седельные сумки. Все трое наспех позавтракали на открытом воздухе, расположившись в прохладной тени деревьев. Потом появился Алланон. С терпением Владычицы Смерти он ждал, пока они закончат есть, такой же темный и мрачный в полуденном свете, как и в сумраке ночи. И вдруг оказалось, что времени уже не осталось. Рон крепко пожал руку Джайра, грубовато похлопал его по спине и вытянул твердое обещание, что тот позаботится о родителях, когда они вернутся. Брин в свою очередь обняла брата и крепко прижала его к себе.
— До свидания, Джайр, — прошептала она. — И помни, я люблю тебя.
— И я тебя, — выдавил он и обнял сестру.
Через мгновение маленький отряд уже был в седлах и заворачивал коней на дорогу. Последний раз Рон и Брин вскинули руки в жесте прощания, и Джайр помахал в ответ. Он смотрел им вслед, пока они не пропали из виду, и только тогда смахнул с ресниц непрошеные слезы.

А днем он перебрался на постоялый двор. Если Морды или их союзники-гномы уже ищут Алланона в краях западнее Серебряной реки, очень скоро они могут прийти и в Тенистый Дол. И куда они направятся первым делом? Конечно, в дом Омсвордов. Но не только поэтому Джайр решил пока пожить на постоялом дворе. Ведь там гораздо интереснее, чем дома: именно там останавливались путешественники из далеких краев и у каждого было что рассказать жителям тихого Дола. Гораздо лучше, потягивая эль, слушать чудные рассказы странников, чем умирать от скуки в пустом доме.
Итак, Джайр собрал кое-какие вещи и зашагал к постоялому двору. Он все еще сердился, что его не взяли в поход в Восточную Землю, но теплые лучи солнца слегка растопили его досаду. И в самом деле, кому-то ведь надо остаться хотя бы для того, чтобы объяснить родителям, куда делась Брин. А это будет нелегко. Джайр представил себе лицо отца, когда тот обо всем узнает, и уныло покачал головой. Отец так просто не успокоится. Скорее всего он отправится следом за Брин и, может быть, даже возьмет с собой эльфийские камни.
Выражение непреклонной решимости появилось на лице юноши. Если все так и случится, он тоже пойдет. На этот раз его ничто не удержит.
Джайр шел пиная на ходу опавшие листья, они разлетались разноцветным дождем. Конечно, отец будет против. И мама. Но у него еще есть две недели. За это время Джайр обязательно придумает, как их убедить.
Он пошел медленнее, всесторонне обдумывая эту соблазнительную идею. Но вскоре выбросил ее из головы. Нет, он не отпустит отца. Он расскажет родителям обо всем, что случилось, а потом они все вместе отправятся в Ли, где Джайр оставит их под защитой отца Рона, а уж там видно будет. Да, именно так он и сделает. Конечно, Вил Омсворд может и не одобрить этот план. Джайр был настоящим сыном своего отца и хорошо понимал, что у того на любой случай есть собственное мнение.
Юноша улыбнулся и зашагал быстрее. Что ж, над этим стоит подумать.
Близился вечер. Джайр Омсворд поужинал в кухне вместе с семьей, которая распоряжалась теперь на постоялом дворе вместо его родителей, и пообещал помочь им завтра по хозяйству, после чего направился в обеденный зал послушать рассказы путников, забредших в Дол. Сегодня особенно часто поминали черных странников, призраков-Мор-дов, которых никто не видел, но все знали, что они существуют, — злобные твари, выжигающие жизнь одним только взглядом. “Из темных глубин земли пришли они, прямо из ада, — хриплым шепотом повторяли собравшиеся и согласно кивали. — Лучше их обходить стороной. Да хранит нас судьба от подобных тварей”. От всех этих разговоров Джайру даже стало слегка не по себе.
Он засиделся за полночь, а потом пошел в свою комнату. Спал Джайр крепко, без сновидений, и, проснувшись утром, занялся делами. Он уже почти успокоился и больше не переживал, что ему пришлось остаться здесь. В конце концов, ему тоже поручено важное дело. Если Мордам действительно известно о силе эльфийских камней, рано или поздно призраки придут за хранителем, и Вилу Омсворду будет грозить опасность, возможно не меньшая, чем Брин. И именно Джайру поручено проследить, чтобы с отцом не случилось ничего плохого.
К полудню он уже покончил со всеми делами, управляющий поблагодарил юношу и настоял, чтобы тот отдохнул. Джайр забрался подальше в лес и принялся испытывать возможности песни желаний, наслаждаясь своей властью над заклятием. При этом он снова и снова думал, почему же отец так противится тому, чтобы Джайр пользовался эльфийской магией. Папа просто ничего не понимает. Ведь магия — это часть его, Джайра, как руки, например, или ноги. Вполне естественно, что человек пользуется руками и ногами, а для него было так же естественно пользоваться волшебной песнью. Как он мог делать вид, что ее нет, когда вот она, здесь, в нем?! Оба, и папа и мама, твердили, что магия очень опасная вещь. Да и Брин — тоже, хотя и не так убежденно, ведь она тоже частенько обращалась к заклятию. Джайру казалось, что родители так наседают на него лишь потому, что он моложе, чем Брин, а о младших всегда беспокоятся больше. Лично ему еще не пришлось убедиться, что в его магическом даре есть что-то опасное; и пока этого не случится, он не намерен отказываться от песни желаний.
Вот уже потускнел солнечный свет, первые вечерние тени прокрались в лес. Джайр решил, что пора возвращаться. Он направился на постоялый двор, но по пути ему пришло в голову, что стоит, пожалуй, посмотреть,. как там дома, все ли спокойно. Просто так, на всякий случай. Конечно, Джайр запер дверь, но лишний раз проверить не помешает. Его ведь оставили охранять и дом тоже.
Однако, подумав еще пару минут, Джайр решил, что это не к спеху. Сначала он пообедает. Он зверски проголодался. Как всегда после игры с магией.
Юноша шагал по лесной тропе, вдыхая запахи осеннего дня, и думал о следопытах. Он всегда восхищался ими. Следопыты не просто опытные охотники, а особая порода людей. Еще бы! Достаточно следопыту просто поглядеть по сторонам, и он уже знает, что и как в этом краю, и никому от него не скрыться, ни единому существу. Дикие дебри лесов и просторы степей — вот их истинный дом. Их не удержишь на одном месте. Как правило, они замкнуты, неразговорчивы и предпочитают компанию таких же следопытов. Несколько лет назад (Джайр хорошо это помнил) какой-то путешественник привел одного следопыта к ним на постоялый двор. Старик подвернул ногу и не мог идти сам. Он оставался у них почти неделю, ждал, пока ноге не станет получше. Джайр и так и эдак подбирался к нему, но старый следопыт поначалу не желал иметь с ним никакого дела — как, впрочем, и со всеми остальными, — но потом мальчик показал ему кое-что из своей магии, так, самую малость. Старик заинтересовался и понемногу разговорился. А уж ему было о чем рассказать…
Джайр улыбнулся, припомнив рассказы старого следопыта, и сам не заметил, как свернул на дорожку, которая вела к боковой двери постоялого двора. И тут он увидел гнома.
Поначалу Джайр решил, что ему показалось. Юноша застыл как вкопанный, держась за ручку двери, и ошеломленно уставился на приземистую фигурку, скрючившуюся у забора конюшни. Гном повернул к нему сморщенное желтое личико, и на мгновение взгляды их встретились. Джайр едва не вздрогнул. Нет, не почудилось: самый что ни на есть настоящий гном.
Долинец поспешно рванул на себя дверь и влетел внутрь. Прислонившись спиной к закрытой двери, долинец попытался успокоиться. Гном! Что делать гному в Тенистом Доле? Быть может, он обычный путник, забрел мимоходом? Но обычно гномы не ходят через Дол — если уж на то пошло, они вообще крайне редко покидают знакомые леса Восточной Земли. Уже много лет в Тенистом Доле не было ни единого. И вот, пожалуйста: гном. И может быть, не один.
Джайр оторвался от двери и пробрался по длинному коридору к окну, выходящему как раз на дорогу. Очень осторожно, едва приподнявшись над подоконником, он выглянул на улицу и осмотрелся. Гном стоял на том же месте и по-прежнему смотрел на дом. Похоже, он был один. По крайней мере, Джайр никого больше не заметил.
Долинец вновь прислонился к стене. Что же ему теперь делать? Алланон ведь предупреждал, что призраки-Морды ищут его. Может, и гном здесь не случайно? Или все же случайно? Что, если это просто совпадение? Джайр с трудом перевел дыхание. Да только как узнать? Он должен знать наверняка.
Юноша глубоко вздохнул. Главное — спокойствие. Без паники. Один гном серьезной опасности не представляет. Из кухни донесся запах жарящегося мяса, и Джайр вспомнил, что он чертовски проголодался. Еще мгновение он колебался, потом направился на кухню. Подумать можно и за едой. Хорошие мысли приходят за добрым обедом. Да, кивнул себе Джайр. Вот Рон знал бы, что делать. Ну что ж, подумаем, как поступил бы Рон, и поступим так же.
Жаркое удалось на славу, да и Джайр буквально умирал от голода, однако никак не мог сосредоточиться на еде. Ведь гном все стоит там, на улице, наблюдает и явно чего-то ждет. И только тут Джайр вспомнил: эльфийские камни! В пустом, неохраняемом доме! Если гнома послали черные странники, он мог прийти не только за Алланоном или Омсвордами, но и за эльфинитами. А вдруг он все-таки не один и другие уже рыщут в доме?..
Джайр отодвинул тарелку, залпом допил эль и бросился в коридор к окну. С теми же предосторожностями он выглянул наружу. Гнома не было.
Сердце бешено застучало. И что теперь? Джайр рванулся к входной двери. Нужно как можно скорее попасть домой. Убедиться, что эльфиниты на месте, и потом… На мгновение юноша даже приостановился. Он не знал, что потом. Там видно будет. Сейчас самое важное — проверить, не пытался ли кто-нибудь пробраться к ним в дом.
На этот раз Джайр решил выйти через черный ход, а не так, как входил, — через боковую дверь. Это на случай, если гном действительно искал его. Но даже если и нет, он мог что-то заподозрить, ведь долинец явно выказал свой интерес к его персоне. Теперь Джайр ругал себя, не надо было останавливаться и глазеть. Но теперь уже ничего не исправишь.
На мгновение юноша застыл перед выходом, прислушиваясь и упрекая себя за глупость, потом тихонько открыл дверь и вышел наружу. Здесь сразу же начинался лес. Вечерние тени, протянувшиеся от деревьев, прохладными пятнами лежали на земле, на стенах и крыше гостиницы. Небо над головой уже темнело. Джайр быстро огляделся и шагнул под деревья. Сейчас лучше идти через лес и не показываться на улице, пока все не выяснится…
— Решил прогуляться, а, мальчик?
Джайр застыл на месте. Из тени деревьев ему навстречу выступил гном. Его губы кривились в зловещей ухмылке. Он явно поджидал долинца.
— Да, я тебя знаю, мальчик. Сразу тебя узнал. С первого взгляда. Серединка на половинку: эльф и человек — таких немного. — Он остановился в полудюжине шагов от Джайра, упершись руками в бока. Улыбка как будто застыла на грубом лице. Коренастый гном в кожаном костюме охотника; носки ботинок обиты железом, железные браслеты на запястьях, ножи и короткий меч на широком поясе. — Маленький Омсворд, так? Малыш Джайр?
Долинца обидело слово “малыш”.
— Держись-ка подальше, — предупредил Джайр. Теперь он испугался по-настоящему и изо всех сил старался, чтобы голос его звучал твердо.
— Подальше? От тебя? — Гном хохотнул. — А иначе — что? Ты меня собьешь с ног? Или, может, отнимешь оружие? Ты у нас смелый, да?
Он снова расхохотался, гортанно и хрипло. Только сейчас долинец сообразил, что гном говорит с ним на языке Южной Земли, а не на своем корявом наречии. Вообще гномы редко говорят на чужом языке; это угрюмый, замкнутый народ, которому всегда было мало дела до других земель. Этот же гном довольно неплохо знал язык Юга. Чтобы так хорошо говорить, нужно прожить в чужом краю достаточно долго.
— Так, мальчик, — прервал гном размышления долинца, — не будем ссориться, ладно? Я ищу друида. Ты мне только скажи, где он — здесь или где-то еще, и я с миром уйду.
Джайр смутился:
— Друида? Не знаю я никаких друидов. Не понимаю, о чем ты…
Гном вздохнул и покачал головой:
— Вздумал меня обхитрить? Тебе же хуже, приятель. Раз по-хорошему ты не хочешь, придется заставить.
Он пошел на Джайра, выставил руки вперед. Юноша инстинктивно подался в сторону, уворачиваясь, а потом запел песнь желаний. Только мгновение он колебался — ведь ему раньше не приходилось использовать магию против другого человека или вот, например, гнома, — но неуверенность тут же прошла, и Джайр запел. Это было скорее какое-то приглушенное шипение, и тут же клубок змей обвился вокруг протянутых рук гнома. Тот взвыл и с омерзением затряс руками, пытаясь смахнуть извивающихся змей. Джайр быстро огляделся, подхватил с земли внушительных размеров корягу и со всей силы ударил гнома по голове. Гном тихо хрюкнул и повалился на землю, где и остался лежать совершенно неподвижно.
Джайр отшвырнул корягу. Руки тряслись. Неужели он убил его? Долинец опустился на колени и схватил бездыханного гнома за запястье. Пульс был. Значит, он просто его оглушил. Джайр быстро поднялся. Ну и что теперь делать? Гном искал Алланона и пришел за ним сюда, в Тенистый Дол, к Омсвордам. Значит, он знал, что друид будет здесь. Интересно, а что гном вообще знает? Наверное, немало. Нет, больше нельзя оставаться в Доле, особенно теперь, когда он использовал магию. Джайр сердито мотнул головой. Не стоило этого делать; лучше было бы сохранить заклятие в тайне. Но сделанного не воротишь, чего уж теперь жалеть?! А ведь гном наверняка не один. А вдруг остальные уже шарят в доме? А ему, Джайру, надо идти туда. За эльфийскими камнями.
Он растерянно огляделся и тут же придумал, что делать. Буквально в нескольких футах от него находился погреб. Джайр подтащил гнома за ноги, впихнул его внутрь и, захлопнув люк, плотно задвинул железный засов. Юноша невольно улыбнулся. Хороший, надежный погреб, гном не скоро отсюда выберется.
Джайр на минуту забежал обратно на постоялый двор. Как бы он ни спешил, нужно предупредить управляющего о своем отъезде, иначе вся деревня отправится его искать. Нельзя уйти просто так, не сказав никому ни слова. Другое дело, когда уходили Брин и Рон. Джайр просто сказал всем, что они поехали в Ли, а сам он решил остаться дома. А что, прекрасная отговорка. Приняв как можно более беспечный вид и безмятежно улыбаясь, он объявил хозяину гостиницы, что передумал и завтра утром тоже отправляется на плоскогорье. А сейчас идет домой — собираться и ночевать будет там. Когда же его спросили, почему он передумал так внезапно, Джайр сообщил, что Брин прислала письмо, после чего, не дожидаясь дальнейших расспросов, выскользнул за дверь.
Со всех ног он помчался по темному уже лесу домой. Даже вспотел — не столько от бега, сколько от возбуждения. Странно, он не боялся — по крайней мере пока не боялся, — может быть, потому, что у него просто не было времени подумать, что он делает. К тому же, подбадривал себя Джайр, он же справился с этим гномом. Ведь справился?!
Ветви деревьев хлестали по лицу. Долинец бежал, не обращая на них внимания, вглядываясь в темноту впереди. Он хорошо знал этот участок леса и даже в густеющем сумраке без труда выбирал нужный путь.
До дома осталось не более пятидесяти ярдов. Джайр стал бесшумно пробираться между сосновыми стволами. Сквозь сплетение колючих ветвей уже показалось темное здание. Дом. Пригнувшись, юноша вгляделся в ночь. Ни движения, ни звука, ни единого признака жизни. Вроде бы все как обычно. Джайр откинул прядь волос, упавшую на лицо. Кажется, будет несложно. Надо только проникнуть в дом, забрать камни и выбраться наружу. Нет ничего проще. Если только за домом действительно не следят…
И вдруг что-то шевельнулось среди дубов за домом — промельк тени, и вновь ничего. Джайр глубоко вздохнул и стал ждать. Прошла пара минут. Комары пищали вокруг, но долинец не обращал на них внимания. Он напряженно всматривался в ночные тени и вновь заметил какое-то движение. На этот раз сомнений быть не могло: человек. Нет, поправился Джайр, не человек — гном.
Юноша сел на землю. Гном не гном, но ему надо попасть домой. Но его там поджидают. Наверняка их там несколько. Правда, им неизвестно, когда он должен прийти и придет ли вообще. Пот стекал по спине долинца, во рту пересохло. Времени больше нет. Пора уходить из Дола. Но как уйти без эльфийских камней? Он не мог их оставить.
Песнь желаний. Ничего другого не остается.
Он набрал в легкие побольше воздуха. На этот раз звук вышел очень высокий и слился с писком комаров, так и липнущих к Джайру. Удерживая эту ноту, долинец вышел из-под сосен и зашагал к дому. Он и раньше уже пару раз использовал этот трюк, но тогда обстановка была совершенно другая, далеко не столь напряженная. Джайр шел, ступая неслышно; растворившись в собственном голосе, он стал невидимкой, частью ночного леса. Джайр знал: если он все сделал правильно, его никто не увидит. Дом был уже совсем близко. Теперь юноша хорошо видел гнома, затаившегося у темного здания. И тут он разглядел еще одного — справа, в кустах перед домом, потом еще, через дорогу, под пихтой. Никто не смотрел в его сторону. Джайру хотелось бежать, пронестись, подобно ночному ветру, ворваться в дом как можно быстрее, но он даже не ускорил шаг. Только бы все обошлось, молил он про себя. Только бы они не заметили. И голос его оставался ровным, еле слышным писком.
Джайр миновал лужайку, перебираясь от куста к дереву, от дерева к кусту, напряженно вглядываясь в темноту, не покажутся ли еще гномы. Он пройдет через заднюю дверь — это самое безопасное. Ее скрывает высокий кустарник, на ветках еще остались листья…
Внезапно кто-то крикнул во тьме за домом. Перепугавшись, Джайр резко остановился. Из сумрака выступил гном, тот самый, что дежурил под дубами, лунный свет блеснул на лезвии длинного ножа. Снова послышался крик, потом смех. Клинок опустился. Это его напарники там, на дороге, болтают и хохочут, закончив поспешный ужин. Джайр даже вспотел. В первый раз за все это время он испугался. Буквально в дюжине ярдов от него гном, вышедший из-под дубов, развернулся и снова растворился среди темных стволов. На мгновение голос долинца дрогнул, но потом вновь набрал силу, сохраняя своего хозяина невидимым. Джайр поспешил дальше.
Только у двери он остановился, собираясь с духом. Песнь желаний оборвалась. Джайр нашарил в кармане ключ, непослушными пальцами вставил его в замок и осторожно повернул. Дверь бесшумно открылась. Через секунду он был внутри.
И тут же застыл в темноте. Что-то не так. Джайр это чувствовал: ничего определенного, просто какой-то холод, пробирающий до костей. Что-то было неладно. Дом… он какой-то другой, не такой, как прежде… Долинец стоял затаив дыхание и пытался понять, что же именно его так тревожит. И постепенно осознал: в доме еще кто-то есть. Кто-то, может быть, что-то. Такое ужасное, такое злобное, что само его присутствие пропитало воздух страхом. Казалось, оно пребывало везде — чудовищная черная пелена, опустившаяся на дом Омсвордов, словно саван смерти. Это… это…
Черный призрак. Морд.
У Джайра перехватило дыхание. Странник здесь — в его доме! Вот теперь он по-настоящему испугался, былое мужество вмиг покинуло его. Джайр ощущал всем своим существом: Морд поджидает его там, в соседней комнате, затаившись во мраке. Да, он знал, что долинец вернется домой, и пришел за ним. И Джайр ничего не сможет сделать! Ничего!
Юноша едва не поддался панике и не сорвался с места, чтобы бежать, пока не поздно. Но тут он подумал, что будет с его родителями… Если сейчас у него ничего не получится, их даже некому будет предупредить. И как же эльфийские камни? Единственное, чего боятся эти черные твари. Камни, что спрятаны буквально в дюжине шагов отсюда.
Джайр больше не думал — он действовал. Бесшумной тенью скользнул он к камину, туда, где кирпичная кладка соединялась со стеной, и принялся лихорадочно шарить пальцами по выщербленному камню, уложенному как бы полочками. Вот, третья полка. Рука сама сжала кожаный кошель с эльфинитами.
В соседней комнате что-то зашевелилось.
Потом внезапно входная дверь распахнулась, и коренастая фигурка возникла в проеме. Джайр вжался в стену, борясь с собой, чтобы не побежать. Но вошедший прямиком направился в ту комнату, где затаилась темная тварь, и оттуда послышался низкий, гортанный шепот.
Джайр тут же сорвался с места — назад, через распахнутую дверь, в тень кустарника. Там он на мгновение приостановился: под дубами уже никого не было. Тот гном как раз и прошел в дом. Долинец рванулся под прикрытие деревьев. Быстрее, да быстрее же! — беззвучно кричал он себе.
И, не оглядываясь, Джайр Омсворд помчался в ночь.

ГЛАВА 4

Омсвордам уже как-то раз приходилось бежать из Дола под покровом ночи, и черные твари гнались за ними — отсюда и по всем Четырем Землям. Семьдесят лет назад Шиа и Флик точно так же бежали из Тенистого Дола, едва не попавшись в лапы Слуги Черепа — крылатого чудовища, посланца Чародея-Владыки, явившегося, чтобы убить их. Джайр хорошо знал эту историю; им тогда было чуть больше лет, чем теперь ему, и бежали они в Кальхавен, к дворфам. И ничего, добежали. Значит, и он, Джайр Омсворд, тоже на это способен. Он тоже рос в Доле и кое-что знает о том, как выжить в незнакомых краях.
Джайр был уверен, что доберется туда, куда ему нужно, хотя не успел даже как следует собраться в дорогу. Всего-то у него и было: одежда, что на нем, охотничий нож, с которым не расстанется ни один долинец, да эльфийские камни в кожаном кошельке. Но Джайр не паниковал; только острое чувство тревожного ожидания поселилось в нем. Страх остался позади, там, в темной кухне, где Джайр стоял, вжавшись в тень камина, вдыхал воздух, пропитанный злом, и знал, что в соседней комнате его поджидает черный призрак. Там был настоящий страх. Но теперь он прошел, растворившись во тьме, оставшейся позади, и Джайр снова стал мыслить уверенно и спокойно.
Он решил, что первым делом ему нужно добраться до Ли. Это займет три дня. Джайр не раз ходил туда прежде и хорошо знал дорогу. Значит, он не заблудится. И потом, в Ли можно будет попросить о помощи, которую не получишь в Тенистом Доле. Ведь Дол всего лишь маленькая деревенька, и ее жителям — вовсе не воинам — ни за что не выстоять против черных странников и их союзников, гномов. Ли же — город, там есть король и войско. А король — отец Рона Ли и большой друг семьи Омсвордов. Джайр расскажет ему, что случилось, убедит послать вооруженные патрули на юг, чтобы найти родителей и предупредить их, что в Доле небезопасно. А потом они все вместе останутся в Ли и будут ждать возвращения Алланона с Брин и Роном. Это самое лучшее, что смог придумать Джайр.
При этом долинец постарался предусмотреть любую случайность. Вот почему он забрал эльфийские камни. Мало ли в чьи руки могли попасть эльфиниты. Хотя теперь отец, конечно, поймет, что Джайр все это время знал, где тайник.
Джайр бежал по лесу к краю долины, пытаясь припомнить все, что старый следопыт говорил ему об искусстве путать следы. Они даже играли в такую игру: представляли воображаемую погоню и сбивали ее со следа, восхищая друг друга хитроумными уловками. Следопыт брал опытом, Джайр — безудержной фантазией и изобретательностью. И вот игра стала реальностью, и одной фантазии оказалось уже недостаточно. Здесь требовался весь опыт старика следопыта, и Джайр старался вспомнить как можно больше.
Прежде всего — время. Чем быстрее он доберется до плоскогорья, тем скорее солдаты Ли выйдут на поиски его родителей. Что бы еще ни случилось, им нельзя возвращаться в Дол. Поэтому у Джайра не было лишнего времени на маскировку своих следов. К тому же он все равно почти ничего не умеет, да и погони может вообще не быть. Хотя нет, гномы и их черный предводитель наверняка постараются догнать его, особенно когда очухается тот гном в погребе и все им расскажет. Но сначала им придется выяснить, в каком именно направлении скрылся он, а это займет какое-то время. Надо воспользоваться уже имеющимся преимуществом.
Но если они все же выследят его и попытаются схватить, у Джайра еще остается заклятие.
К полуночи он добрался до восточного склона долины, вскарабкался по каменистому откосу и растворился в сумраке Дальна: ориентируясь по луне и звездам, он пробирался сквозь темные дебри леса, стараясь беречь силы.

Брукс Терри - Шаннара - 3. Песнь Шаннары => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Шаннара - 3. Песнь Шаннары автора Брукс Терри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Шаннара - 3. Песнь Шаннары своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Брукс Терри - Шаннара - 3. Песнь Шаннары.
Ключевые слова страницы: Шаннара - 3. Песнь Шаннары; Брукс Терри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Засеянные звезды