Баныкин Николай - Семь лекций о живой этике 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брукс Терри

Шаннара - 7. Талисманы Шаннары


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Шаннара - 7. Талисманы Шаннары автора, которого зовут Брукс Терри. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Шаннара - 7. Талисманы Шаннары в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Брукс Терри - Шаннара - 7. Талисманы Шаннары без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Шаннара - 7. Талисманы Шаннары = 376.61 KB

Брукс Терри - Шаннара - 7. Талисманы Шаннары => скачать бесплатно электронную книгу



Шаннара – 7


«Талисманы Шаннары»: Азбука; Санкт-Петербург; 2001
ISBN 5-267-00590-8
Аннотация
Королева эльфов Рен, отважный воин Морган Лия, братья Омсворд, а также их сподвижники вступают в смертельную схватку с силами Зла. Помогает друзьям умудренный знаниями предков друид Уолкер Бо. И не бывать победе смельчаков, если бы не доверенные им древними магами талисманы — волшебный меч Шаннары, эльфийские камни и песнь желаний.
Терри Брукс
Талисманы Шаннары
Мелоди, Кейт, Ллойду, Эбби и Расселу, выдающимся книгоиздателям
Глава 1
Вечер спускался на Четыре Земли, медленно смеркалось, по долине поползли длинные тени.
Огненно-красный шар солнца клонился к западу, зной летнего дня слабел, и в воздухе разливалась желанная прохлада. Предвечерняя тишина обнимала землю, листва и травы подрагивали, приветствуя грядущую ночь.
В устье Мермидона, там, где он вливается в Радужное озеро, высился Южный Страж — черная, несокрушимая и безмолвная башня. Ветерок, пробегая по водам озера и реки, устремлялся прочь от нее, в поисках более гостеприимных мест. Черную башню окутывало марево — над раскаленными за столетия камнями в потоках теплого воздуха дрожали миражи. Одинокий охотник, проходя берегом озера, с, боязливым почтением поглядывал вверх, торопясь миновать эти зловещие места.
В башне, в сумрачном безмолвии, безликие и неотличимые друг от друга под скрывающими их капюшонами, плели свой заговор порождения Тьмы.
Риммер Дэлл застыл у окна, завороженно всматриваясь в густеющую темноту: краски земли блекли, притушенные бесшумно вползающей с востока, чтобы завладеть миром, ночью.
Колыбель ночи. Родник забвения.
Облаченный в черные одежды, он стоял, заложив руки за спину; откинутый капюшон открывал худощавое рыжебородое лицо человека сурового и замкнутого. Собственная внешность уже давно не заботила Первого Ищейку. Наружность не имела значения: он мог принять любое обличье. Важно было внутреннее горение. Оно питало его жизнь. Взор Дэлла загорался, когда за открывающейся его взгляду картиной он прозревал грядущее — то, что случится в один прекрасный день.
Поглощенный думами, он, казалось, оцепенел, ничего не видя и не слыша. Вокруг царило безмолвие, и только снизу, из башенного чрева, доносилось мерное дыхание, гулкое биение сердца. Дэлл уже не замечал этих привычных звуков, упорядочивавших его смятенные мысли.
Порождения Тьмы постепенно обрели отчетливые формы, наливаясь плотью. Этот дар принадлежал только им.
Итак, цель определилась. Друидам и прочим не выстоять.
Тонкие губы Риммера Дэлла изогнулись в слабом подобии улыбки. Пальцы правой руки стиснули запястье левой, затянутой в перчатку. Могущество и сила — вот его девиз. На груди засеребрилось изображение волчьей головы.
«Рум, рум…» — без устали пульсировала темная сила в подземелье.
Риммер Дэлл отошел от окна в сумрак комнаты — комнаты, где совсем недавно был заточен Колл Омсворд, один из жителей деревушки Тенистый Дол. Теперь его здесь не было, он бежал, не догадываясь, что бегство его подстроено, что он по-прежнему узник, скованный незримыми цепями. Колл бросился на поиски брата, Пара.
Мага! Истинного властителя!
Первый Ищейка сел за голый деревянный стол. Хлипкий стул жалобно скрипнул под тяжестью тела. Риммер Дэлл уронил на стол руки, лицо его омрачилось.
Омсворды вновь появились в Четырех Землях, отпрыски Шаннары вернулись из скитаний.
Уолкер Бо вернулся из Элдвиста, как ни старался Пи Элл его удержать.
Черный эльфийский камень завоеван, его тайна разгадана, Паранор возвращен миру людей, а сам Уолкер ныне первый из друидов. Рен Элессдил пришла из Морроуиндла в Арборлон с эльфами, были установлены ее права на наследство. Исполнилось предначертание Алланона. Две из трех ступеней преодолены.
Третью предстоит переступить Пару.
Ему надлежит найти Меч Шаннары, и именно ему откроется истина.
Риммер Дэлл размышлял об играх, в которые играли старцы и призраки. Битвы, странствия, поиски истины. Ну он-то знал истину лучше: в этой жизни важна только волшебная сила, а она принадлежит порождениям Тьмы.
Его злило, что эльфы, несмотря на все препятствия, вернулись, а Паранор восстал из пепла. Тех, кого он послал помешать отпрыскам Шаннары вступить в пределы Четырех Земель, постигла неудача: они расстались с жизнью. Но это мало его беспокоило. Вероятно, Дэллу следовало бы рассердиться всерьез, может быть, даже слегка встревожиться. Но он был уверен в собственном могуществе, в своей власти над событиями и временем и не сомневался, что будущее в его руках. Тил и Пи Элл разочаровали его. Что ж, найдутся другие.
«Рум, рум…» — гудела темная сила.
И значит…
Риммер Дэлл сжал губы. Нужно время, немного времени, и события, которым он дал ход, пойдут в нужном направлении — никакие хитрости не спасут друидов. Надо держать Темного Родича и девчонку врозь, не давая им соединить силы.
И помешать им найти жителей Дола, братьев Омсворд.
Надо усыпить бдительность врагов, отвлечь их внимание. А еще лучше — покончить с ними.
Для того чтобы стереть в порошок эльфов и свободнорожденных, смести этих глупцов с лица земли, достаточно одной военной силы порождений Тьмы. Но для детей Шаннары, с их магией и чарами друидов, этого мало.
Пока Риммер Дэлл предавался раздумьям, серые сумерки плавно перешли в ночь. На востоке, на фоне черного неба, прорезался лунный серпик, серебряными булавочными головками вспыхнули звезды. Их сияние озарило темноту комнаты, осветив его лицо, запавшие глазницы и обтянутые пергаментной кожей скулы.
— Решено, — кивнул он наконец самому себе.
Темный Родич притязает на наследство друидов. Отправим-ка к нему кого-нибудь похитрее, способного опутать сетями обмана и сделать его беззащитным, например Четверых всадников.
Остается девушка, Рен Элессдил. Она лишилась своего покровителя и советчика. Надо возместить ей эту потерю, дать утешителя, такого, который успокоит ее, развеет страхи, а потом отшвырнет от себя.
Остальные не в счет — даже предводитель свободнорожденных и горец. Без наследников Омсвордов они ничего не могут поделать. Если схватить Темного Родича в его цитадели и покончить с правлением королевы эльфов, тщательно выношенный план друидов рухнет. Алданон вместе со своей призрачной родней снова канет в воды Хейдисхорна, и его поглотит прошлое, ведь именно ему Алланон и принадлежит.
Да, остальные неопасны.
И все-таки придется расправиться и с ними.
Пусть его удел — преследовать недругов, гнать их, на манер гончей, но он добьется успеха, ибо Пару Омсворду не устоять перед ним. И тогда конец всем вражеским надеждам. Пропасть все ближе, и жители Дола подступают к ее краю.
Брат сыграет роль наживки, он выбежит из леса, словно волк на охотника. Колл Омсворд во власти злых чар, он раб темной силы, из ее магической ткани соткан его плащ. Беглец похитил плащ, закутавшись в него, чтобы остаться неузнанным, но именно этого и добивался Риммер Дэлл. Колл выследит брата и принудит его к поединку. Он сделает это, потому что магическая сила не оставит ему выбора. Его участь — безумие, и наваждение рассеется только со смертью Пара. Пару придется сражаться, ибо магической силы Шаннары ему не хватит — привычное оружие не остановит брата, ведь тот станет порождением Тьмы, — и Пар убьет брата, и на этот раз по-настоящему, а поймет, что он совершил, когда уже ничего нельзя будет исправить.
Но может статься, он позволит брату бежать, а там кто знает, что случится.
Первый Ищейка пожал плечами: все одно, жителю Дола конец. Магическая сила и вызванное ею потрясение обезоружат его. Он утратит силу и покорится Риммеру Дэллу, не стоит и сомневаться. В отличие от отпрысков Шаннары и их учителя, он вник в секреты эльфийской магии, слился с ней плотью и духом, постиг тайну наведения порчи, ведь она поистине вселяется во врага, пожирая его изнутри.
Пар близко. Он совсем рядом.
Когда сражаешься со зверем — становишься зверем.
Он стал едва ли не таким зверем.
И пусть сбудется то, чему суждено сбыться.
Может, конечно, случиться так, что Пар успеет узнать правду о Мече Шаннары. Оружие, так легко отданное ему Риммером Дэллом, что это — вожделенный талисман или подделка? Пар Омсворд этого еще не знает. Что ж, меч — оружие обоюдоострое, разит в любую сторону. Правда только повредит Пару, зачем ему знать истину?
Риммер Дэлл вновь подошел к окну, его силуэт темным пятном вырисовывался во мраке ночи. Друиды ничего не поняли; они никогда ничего не понимали. Алланон отжил свое еще до того, как исполнил свое предназначение, то, к чему готовил его Бреман.
Друиды пользовались волшебной силой как глупцы, играющие с огнем: дивились ее власти и страшились ее. Неудивительно, что их так часто опаляло пламя. И все же они не отказались от таинственного дара. Они немедля расправлялись со всеми, кто пытался завладеть их силой, и расправлялись беспощадно.
Себя самих они тоже не жалели.
А в жизненном укладе порождений Тьмы были и порядок, и смысл. Магическая игра сделалась для них не забавой, а средоточием жизни, бытием. Они 41 или ее, и она даровала им благоденствие. Порождения Тьмы ревностно охраняли свое могущество, не признавая в борьбе с врагами полумер и осторожных решений. Отдельная человеческая жизнь цены не имела. Любой, посягнувший на тайну, был обречен. Никаких увещеваний или предупреждений. Никаких игр. Всевластные хозяева магической силы, они были ее рабами.
Темные контуры вершин скал и деревьев отражались в серебристой глади Радужного озера.
Риммер Дэлл созерцал мир и видел то, что не способны были разглядеть друиды.
Он знал, что мир принадлежит тем, кто достаточно силен, чтобы захватить, удержать и преобразовать его. Он знал, что ему делать. Глаза его мрачно поблескивали.
Забавно, что Омсворды так долго служили друидам, исполняя их повеления, гоняясь за призрачной надеждой. Их история обросла легендами. Шиа и Флик, Вил, Брин и Джайр, теперь вот — Пар. И все напрасно. Теперь этому конец. Пар будет служить порождениям Тьмы, и больше вовеки не бывать дружбе Омсвордов и друидов.
— Пар… Пар… Пар… Пар… — Риммер Дэлл тихо шептал имя, поверяя его ночи. Он произносил его как молитву, как воплощение силы, которой ничто не сможет противостоять.
Он долго стоял у окна и грезил о будущем.
Первый Ищейка позволил себе это. Наконец он резко повернулся и скрылся в глубине башни.
Глава 2
Подвал был зловеще темен, слабые блики, пробиваясь сквозь щели в верхних досках, быстро рассеивались во мгле. Пара Омсворда выкурили из норы и гоняли по бесконечным лестницам, пока не загнали в угол у заваленного барахлом люка, через который Пар рассчитывал удрать. Он подобрался, как рысь перед прыжком, выставив перед собой Меч Шаннары. Настигший его в этом тупике преследователь внезапно остановился и откинул капюшон.
— Малыш, — прошептал знакомый голос, — это я.
Но сумрак был слишком плотным, долинец не мог разглядеть темноволосую голову.
Опустив длинный нож, человек осторожно шагнул вперед.
— Пар?
На лицо его упал слабый блик, и Пар резко выдохнул:
— Падишар! Это и вправду ты?
Нож исчез под плащом, а Падишар неожиданно разразился тихим смехом:
— Он самый. Клянусь порождением Тьмы, я уж и не надеялся отыскать тебя! Сколько дней прочесываю Тирзис из конца в конец, обшариваю каждый закоулок, каждую щель — и везде натыкаюсь на федератов или Ищеек из числа порождений Тьмы.
Широко улыбаясь, он подошел к нижней ступени лестницы и протянул руки.
— Ну-ка вниз, малыш. Дай поглядеть на тебя.
Пар опустил Меч Шаннары, устало улыбнувшись, сошел по ступенькам.
— Я думал, что ты… Я боялся…
Но Падишар уже сгреб его в объятия и, приветственно похлопывая по спине, прижал к груди. В порыве радости великан легко, словно ребенка, оторвал его от земли.
— Пар Омсворд! — повторил он, опустив наконец жителя Дола на пол, потом отодвинул его на расстояние вытянутой руки и внимательно оглядел. Знакомая улыбка была легка и беззаботна. Он снова засмеялся.
— Ты стал просто развалиной!
Пар состроил гримасу.
— Посмотри-ка на себя.
С тех пор как они расстались, на лице и шее гиганта появились новые боевые шрамы. Пар ошеломленно потряс головой.
— Я догадываюсь, что ты сбежал из Преисподней, но как здорово увидеть тебя и убедиться в этом.
— Ха, с тех пор много воды утекло, что и говорить! — Длинные волосы Падишара были нечесаны, а под глазами от бессонных ночей легли тени. Он огляделся. — Ты один? Вот не ожидал.
А где твой брат? Где Дамсон?
Улыбка Пара погасла.
— Колл… — Его голос пресекся. — Падишар, я не могу… — Он судорожно ухватился за Меч Шаннары, словно тот мог помочь ему обрести силы. — Дамсон ушла сегодня утром. И не вернулась.
Глаза Падишара сузились.
— Ушла? Куда ушла, малыш?
— Искать выход из города. Или если не удастся выбраться, то хотя бы присмотреть убежище. Федераты ищут всюду. Ты их сам видел.
А как ты ухитрился напасть на наш след?
Падишар развел руками.
— Просто повезло. Я обошел все тайники; мне казалось, вас можно там найти — в новых и тех, которые Дамсон приготовила для нас в прошлом году. А это убежище — из старых, ему пять лет, и последние три года им не пользовались. Я вспомнил про него случайно.
Вдруг он оживился.
— Малыш! — воскликнул он, воззрившись на оружие в руках Пара. — Это он, Меч Шаннары?
Значит, ты нашел его? Как ты достал его из Преисподней?
Из темноты внезапно донесся стук тяжелых башмаков по деревянным ступеням, клацанье металла и нарастающий шум голосов. Падишар стремительно обернулся. Эти звуки ни с чем не перепутаешь. Вооруженные люди, проникнув сюда тем же путем, что и Падишар, спускались по задней лестнице в подвал. Не мешкая, они рассыпались по переходам, освещая себе дорогу дымными факелами, роняющими снопы искр.
Падишар круто повернулся, схватил Пара за руку и потащил к люку.
— Федераты… Должно быть, выследили меня. Или наблюдали за мельницей.
Пар, спотыкаясь, пытался оттащить его.
— Падишар, люк…
— Спокойно, малыш, — коротко ответил гигант, по-прежнему волоча его к верхней ступеньке лестницы, — Нужно убраться раньше, чем они доберутся до нас.
Он с размаху рванул крышку люка, но безуспешно… На его широком мужественном лице появилось выражение недоумения.
— Я пытался предупредить тебя, — шепнул Пар. Он грозно поднял Меч Шаннары. — Здесь есть другой выход?
В ответ Падишар изо всех сил рванул крышку, пытаясь открыть ее. Под его напором она затрещала, но не стронулась с места.
— О, Тень! — выругался предводитель разбойников.
Солдаты Федерации ворвались в подвал.
Впереди — Ищейка в черном плаще. Заметив застывших у люка Падишара и Пара, солдаты ринулись к ним. Падишар устремился вниз по ступенькам, навстречу атакующим. В одной руке он держал меч, в другой — кинжал. Те, кто оказался рядом с ним, были мгновенно сражены. Остальные, проявив осторожность, пытались обойти гиганта сбоку, стараясь обмануть его ложными выпадами. Пар стоял за спиной Падишара, отражая удары. Друзья медленно отступали вверх по лестнице, вынуждая нападавших образовать длинную цепочку.
Битва была безнадежной — двадцать против двоих. Последний атакующий рывок — и все кончено.
Пар больно ударился головой о крышку люка. Он повернулся и в последний раз потряс ее.
Заперта. Они в ловушке.
Он понял, что придется прибегнуть к магическому заклинанию. Падишар сделал выпад, оттеснив преследователей на несколько ступеней.
Пар призвал на помощь волшебную силу и позволил мелодии, непривычно мрачной и горькой, коснуться его губ. Впервые после бегства из Преисподней. Солдаты Федерации перешли в наступление, и Падишару пришлось отступить. На суровом лице разбойника выступила испарина.
Вдруг с грохотом люк распахнулся. Пар и Падишар со всех ног, позабыв обо всем на свете, бросились к нему.
Проскочив внутрь, они увидели Дамсон Ри.
Она бежала к пролому в стене. В ее рыжих волосах свистел ветер, знаками девушка призывала друзей следовать ее примеру. Черные фигуры солдат преградили ей дорогу. Ловко, как кошка, Дамсон повернулась к ним. Из ее раскрытой ладони полился огонь, искры летели в лица врагам. Она пронеслась сквозь ряды солдат, разя огненными стрелами направо и налево, расчищая себе дорогу. Пар и Падишар крича бежали следом. Враги тщетно пытались настичь их. Ни один не догнал Пара. Падишар, сражаясь не на жизнь, а на смерть, разил врагов на месте.
Беглецы вырвались из окружения, они тяжело дышали и жадно глотали сырой ночной воздух. Узкие городские переулки были погружены во тьму. Народ в панике разбегался — со всех сторон, сметая все на своем пути, с криками и угрозами неслись солдаты Федерации.
Дамсон скользнула в один из проходов, введя Падишара и Пара в темный переулок, где воняло нечистотами. Погоня не прекратилась, но преследователи несколько поотстали. Вместе с Дамсон друзья миновали перекресток и вбежали через черный ход в таверну. Они пронеслись через темный зал мимо уснувших прямо за столами или на полу посетителей, мимо бочонков с пивом, мимо стойки трактирщика и выскочили в дверь, которая выходила на пустынную улицу.
Покосившееся крыльцо с низко нависшим козырьком почти упиралось в дом, стоявший напротив.
— Дамсон, что на тебя нашло? — пробормотал Пар. — Этот люк…
— Я ошиблась, житель Дола, — сердито отрезала она. — Загородила люк какими-то ящиками, чтобы скрыть его. Думала, так будет безопасней. Но солдат привела сюда не я. Наверно, они сами ничего не подозревали. — Но может быть, они выследили Падишара.
Великан собрался было возразить, но от, оборвала его:
— А ну быстрее. Они идут.
С гиканьем и топотом на улицу ворвались солдаты Федерации.
Дамсон с сожалением оглянулась на ряд далеких домишек и втащила своих спутников в переулок, столь узкий, что стоящие напротив друг друга дома едва не сцеплялись крышами.
Яростный топот солдатских башмаков приближался.
— Нам нужно вернуться на Тирзисскую дорогу! — задыхаясь, объявила Дамсон.
Беглецы ворвались в какую-то лавку и, налетая на ящики с товарами, скользя на каких-то объедках, подбежали к высоким двустворчатым дверям. Они оказались на засове. Дамсон тщетно пыталась отодвинуть его, и в конце концов Падишар мощным пинком вышиб филенку.
Снаружи их ждали солдаты с мечами наголо.
Падишар бросился на них, и они разбежались.
Двое остались лежать на земле.
Внезапное движение слева заставило Пара повернуться. Из темноты появился Ищейка, на черном плаще его светилась волчья голова. Пар прокричал свои заклинания, и на Ищейку набросился чудовищный змей. Ищейка с воплем опрокинулся на спину.
Они неслись, пересекая одну улицу, другую, третью… Выносливость Пара подвергалась жестокому испытанию: дыхание с хрипом вырывалось из его груди, в горле пересохло от пыли.
Он был утомлен битвой в Преисподней, к тому же он еще не пришел в себя после воздействия магической силы. Меч Шаннары в его руках казался ему все тяжелее.
Повернув за угол, они остановились у входа в конюшню, чтобы перевести дух, прислушиваясь, как растет поднятый ими шум.
— Я тут ни при чем, — неожиданно объявил Падишар, изо рта у него сочилась кровь.
Дамсон тряхнула головой.
— Ничего не понимаю, Падишар. Они проведали про все наши убежища и лазейки и сторожи-, ли нас. И здесь тоже, даже здесь они нас ждали.
Глаза предводителя разбойников сверкнули догадкой.
— Мне следовало сообразить раньше. Это работа порождения Тьмы, того, кто убил Хайресхона и притворялся дворфом.
При этих словах Пар вздернул подбородок.
— Он обнаружил все наши убежища и выдал их, совсем так же, как на Уступе!
— Постой. Кто притворялся дворфом? — в замешательстве спросил Пар.
Но Дамсон торопилась. Она увлекла их за собой через площадь, на которую выходили кривые улочки. Они словно плыли в теплой ночной мгле и наконец приблизились к Тирзисской дороге, главной магистрали города. Пар шел вперед, его ум терзали сомнения. «Так их выдал дворф Стефф, или Тил, или кто-то еще? Что случилось на Уступе? И где сейчас Морган Ли?» — подумал он внезапно.
Вдруг солдатская цепь преградила дорогу.
Дамсон быстро толкнула Падишара и Пара в тень здания.
Прижавшись к черной стене; она притянула их головы к себе.
— Я нашла Крота, — торопливо прошептала она, оглядываясь по сторонам. — Он ждет нас в кожевне на Тирзисской дороге, чтобы вывести по туннелям из города.
— Он сбежал! — изумился Пар.
— Я же рассказывала тебе, какой он ловкий. — Дамсон радостно улыбнулась. — Но до него сейчас не так-то просто добраться: через Тирзисскую дорогу и вниз по улице, это неподалеку. Если мы потеряем друг друга, следуйте в указанном направлении. Ну, побежали! — И прежде чем мужчины успели возразить, она стремительно выскочила из укрытия и помчалась по проходу между наглухо заколоченными сараями. Падишар коротко и сердито что-то буркнул и бросился следом. За ним Пар. Они пронеслись по проходу и свернули на улицу, ведущую к Тирзисской дороге. Горстка рыщущих в ночи солдат выросла у них на пути. Падишар в бешенстве налетел на них, его широкий меч рассыпал серебряные искры. Дамсон потянула Пара влево, чтобы обойти сражающихся. Тьма рождала все новых и новых солдат, они заполнили все вокруг, беспорядочно молотя мечами по воздуху, перебегая с одной стороны на другую. Луна скрылась за тучами, уличные фонаря не горели. В кромешной тьме нельзя было отличить друга от врага. Дамсон и Пар пробирались сквозь сутолоку, ускользая из рук, пытавшихся их схватить, огибая тела, преграждавшие им дорогу. Они услышали боевой клич Падишара, а затем яростный звон клинков.
Впереди в ночной мгле вспыхнуло ослепительно яркое оранжевое сияние, словно в центре Тирзисской дороги что-то взорвалось.
— Крот! — воскликнула Дамсон.
Они помчались к источнику света, к огненной колонне, пламенеющей с пронзительным шипением. Вокруг началась давка и происходило что-то неописуемое. Пара оттеснили в сторону, и он потерял Дамсон. Устремившись на ее поиски, он упал от ужасного толчка налетевшего на него солдата. Житель Дола что есть сил вырывался, отчаянно взывая к девушке. Синяя сталь Меча Шаннары полыхала отблесками оранжевого пламени.
Рядом с Паром возник Падишар, подхватил его, взвалил на себя и ринулся к спасительным темным зданиям. В воздухе сверкали мечи, но Падишар был быстр и силен, никто не мог сравниться с ним этой ночью. Предводитель свободнорожденных прорвался сквозь строй солдат Федерации и побежал вдоль строений на противоположной стороне дороги. Он мчался мимо навесов и прилавков, расшвыривая тюки и бочки, пинками отбрасывая преграждавшие путь скамейки.
Точно из-под земли на пути выросла пустая и безмолвная кожевня. Падишар, стремительным ударом плеча сорвав дверное полотно с петель, влетел внутрь, словно двери вовсе и не бывало.
Опустив Пара на пол, он свирепо вытаращился и сделал полный поворот вокруг себя: девушки не было.
— Дамсон! — вскричал он.
Солдаты Федерации оцепляли кожевню.
Лицо Падишара было залито кровью и залеплено грязью.
— Крот! — позвал он в полном отчаянии.
Из темного угла высунулась мохнатая физиономия.
— Сюда, — позвал тихий голос Крота. — И побыстрее.
Пар замешкался, все еще надеясь на появление Дамсон, но Падишар ухватил его за край туники и потянул за собой.
— Некогда, малыш.
Когда они приблизились к Кроту, его глаза ярко вспыхнули и он с любопытством поглядел на беглецов.
— Крошка Дамсон?.. — начал было он, но Падишар быстро покачал головой.
Крот сощурился и беззвучно, не медля, повел их вниз по лестнице в подвал. В совершенно гладкой и монолитной на вид стене он нащупал панель, отодвинувшуюся от его прикосновения, и, не удостоив беглецов взглядом, впустил внутрь.
Беглецы оказались на площадке лестницы, которая вела вниз, к трубам городской канализации. Крот снова был дома. Он кубарем покатился вниз, в сырой холод подземелья. Падишар и Пар шли, почти ничего не видя, и изо всех сил старались не отставать от него. У подножия лестницы Крот протянул предводителю разбойников обгоревший смоляной факел. Тот, повинуясь, взял его.
— Мы должны вернуться за Дамсон! — злобно прошипел Пар на ухо Падишару.
Лицо разбойника, покрытое боевыми шрамами, казалось высеченным из камня. Он бросил на Пара устрашающий взгляд.
— Помолчи, житель Дола, а то раззнакомимся.
Он высек искру, поджег смоляную верхушку факела, и они втроем зашагали по подземным туннелям. Крот проворно шел впереди, привычно прокладывая дорогу, уводя их все глубже под город, все дальше от его стен. Крики погони совсем стихли. «Даже если солдаты Федерации и найдут потайной ход, они быстро заблудятся в туннелях», — решил Пар. Вдруг он сообразил, что все еще сжимает Меч Шаннары, и после секундного колебания вложил его в ножны. ;
Время шло, и каждый шаг отдалял Пара от Дамсон. Он страстно желал помочь ей, но, бросив взгляд на Падишара, убедился, что нужно держать язык за зубами. Конечно, Падишар беспокоится за нее не меньше, чем он.
По каменному мостику они пересекли медлительный поток и вступили в туннель, такой низкий, что приходилось ползти едва ли не на четвереньках. У выхода потолок снова поднялся, и путники, вынырнув из сплетения туннелей, очутились около двери. Крот протянул руку, тяжелый замок открылся, и дверь распахнулась.
Их взору предстала свалка допотопной мебели и разного хлама. Если это была и не та самая рухлядь, которую Крот утратил неделю назад при бегстве от федератов, то, во всяком случае, точная ее копия. На старом кожаном диване рядком сидели игрушечные звери, их пуговичные глазки, тускло поблескивая, уставились на вошедших. Крот с ликованием бросился к ним.
— Смельчак Чатли, милочка Эвелинд, моя Вестра и малышка Лида. — Имена остальных потонули в тихом бормотании, слишком слабом, чтобы разобрать его слова. — Здравствуйте, мои детки. Все в порядке? — Он расцеловал их одного за другим и осторожно усадил обратно. — Нет-нет, гадкие твари не отыщут нас здесь, обещаю.
Падишар передал факел Пару, добрел до таза с водой и окунул усталое и грязное лицо в холодную воду.
Умывшись, он тяжело оперся о стол обеими руками и устало свесил голову.
— Крот, мы должны выяснить, что сталось с Дамсон.
Крот обернулся.
— Крошка Дамсон?
— Она была рядом со мной, — пытался объяснить Пар, — а потом солдаты разъединили нас и…
— Знаю, — прервал его Падишар. — Это не твоя вина. И никто не виноват. Может, ей удалось убежать, хотя их там было так много… — Он шумно перевел дыхание. — Крот, нам нужно узнать, не схватили ли они ее.
Крот лениво сощурился, его острые глазки сверкнули.
— Эти туннели идут под темницами федератов. А некоторые проложены прямо в стенах.
Можно этим воспользоваться и кое-что кое-где подслушать.
— И в сторожке, Крот. — Взгляд Падишара был непреклонен.
Наступило долгое молчание. Пар похолодел.
«Нет, Дамсон! Только не туда!»
— Я хочу пойти с ним, — тихо попросил он.
— Нельзя. — Для большей убедительности Падишар тряхнул головой. — В одиночку Крот может передвигаться быстрее и тише. — В его глазах, как и в глазах Пара, светились отчаяние и надежда. — Я не меньше тебя хочу пойти туда, малыш.
Она…
Падишар замолк в нерешительности, и Пар кивнул:
— Она говорила мне.
Они молча посмотрели друг на друга. Крот, жмурясь, неслышно, как кошка, прокрался к выходу.
— Ждите здесь, пока я не вернусь, — велел он. И исчез.
Глава 3
Долог и труден был путь, приведший Пара Омсворда от Хейдисхорна, где он встречался с тенью Алланона, сюда, в подземное логово Крота. Он стоял теперь в этом странном жилье среди обломков человеческих жизней.
А не такова ли, по сути дела, и его собственная жизнь…
Дамсон…
Он зажмурился, удерживая подступающие слезы, не в силах справиться с болью утраты.
Только теперь он по-настоящему осознал, как много она для него значила.
— Пар, — тихо окликнул его Падишар, — иди умойся, малыш. Ты совсем измучился.
Пару нечего было возразить, вымотанный физически и душевно, он лишился последних сил, последних надежд, разбившихся, как редкая ваза или хрустальный бокал.
Прежде чем потушить факел, он отыскал несколько свечей и зажег их. Потом подошел к тазу с водой и медленно, как будто совершая некий ритуал, стал смывать с себя грязь и кровь, словно очищаясь от зла, окутавшего его во время поисков Меча Шаннары.
Меж тем меч все еще висел у него на поясе.
Пар прервал умывание и, отстегнув ножны, прислонил оружие к старому комоду с потрескавшимся зеркалом. Юноша смотрел на клинок как на врага. Меч Шаннары — это и вправду он?
Пар еще не знал. Алланон велел ему найти Меч Шаннары, и, хотя прежде юноше казалось, что удача улыбнулась ему, теперь он не исключал возможности поражения. Гибель Колла, его, Пара, личное горе и борьба за жизнь в катакомбах Тирзиса заставили его на время позабыть о собственном предназначении. Интересно, сколько заветов Алланона было пущено по ветру и рассеялось без следа. Он гадал, неужели Уолкер и Рен все еще думают то, что думали прежде…
Пар кончил умываться, вытерся и, повернувшись, увидел, что Падишар уже сидит за колченогим столом, недостающую ножку которого заменила перевернутая корзина. Вождь свободнорожденных поедал хлеб с сыром, запивая их элем. Он кивком указал Пару на место рядом с собой — там уже стояла тарелка, полная снеди.
Житель Дола медленно добрел до стола, рухнул на скамью и принялся за еду.
Он оказался голоднее, чем думал, и в считанные минуты расправился с едой. Вокруг, словно светлячки безлунной ночью, мерцали и трепетали огоньки свечей. Тишину нарушал лишь перезвон далекой капели.
— Ты давно знаешь Крота? — спросил Пар у Падишара, чтобы прервать тишину и невыносимое одиночество, охватившее его.
Падишар сжал губы. Морщины избороздили его лицо, оно казалось неумело отлитой бронзовой маской, олицетворяющей недоумение.
— Примерно год. Как-то раз ночной порой у Дамсон было с ним свидание в парке, а я сопровождал ее. Не знаю, где они познакомились. — Он бросил взгляд на игрушечных зверей. — Крот со странностями, но за ней пойдет в огонь и в воду, в этом уж будь уверен.
Пар молча кивнул.
Падишар с размаху откинулся на спинку скамьи, так что та затрещала.
— Расскажи мне про Меч Шаннары, малыш, — попросил он, поигрывая пустой кружкой из-под эля. — Он настоящий?
Пар против воли улыбнулся:
— Хороший вопрос, Падишар. Я бы и сам хотел это знать.
Он рассказал предводителю свободнорожденных о том, что случилось с ним после сражения и бегства из Преисподней — как Дамсон обнаружила братьев Омсворд в Народном парке, как они решили последний раз спуститься в Преисподнюю, чтобы завладеть мечом, как он неожиданно столкнулся в склепе с Риммером Дэллом и без борьбы получил от него то, что все звали священным талисманом, как погиб Колл и, наконец, как Дамсон и он вместе бежали и до нынешнего дня скрываются в Тирзисе.
Но Пар скрыл от Падишара предупреждение Риммера Дэлла, что, подобно Первому Ищейке, Пар принадлежит к порождениям Тьмы. Ибо если это правда…
— Вот я и ношу его, Падишар, — завершил он рассказ, отгоняя от себя мысли и показывая Падишару на запыленный клинок, — потому что надеюсь рано или поздно выяснить, настоящий ли он…
Падишар нахмурился:
— Здесь что-то не так, какая-то ловушка. Риммер Дэлл не способен испытывать к кому бы то ни было дружеские чувства. Либо оружие поддельное, либо у Риммера Дэлла есть серьезное основание полагать, что тебе с ним не управиться.
«Если я порождение Тьмы…» — подумал Пар.
Он судорожно глотнул, отгоняя страх.
— Знаю. Пока я действительно не способен им владеть. Я много раз испытывал меч, пытался разбудить дремлющую в нем волшебную силу, но все напрасно. — Он помолчал. — Только однажды, в Преисподней, после того как Колл…
Я подобрал меч там, где уронил его, и прикосновение к нему обожгло меня, как раскаленный уголь. На одно мгновение. — Пар снова вызвал в памяти те события. — Страшная сила заклинания еще не рассеялась. Я сжимал пылающий клинок, но потом магическая сила растаяла, а Меч Шаннары снова стал холодным.
Великан кивнул:
— Значит, это он. Волшебная сила заклинаний каким-то образом враждует с силой, заключенной в Мече Шаннары. Отсюда и твои ощущения, не так ли? Разве магические силы не могут противоборствовать? Если это правда, Риммер Дэлл мог спокойно отдать тебе меч и навсегда забыть о случившемся.
Пар покачал головой:
— Но откуда ему было знать, что все произойдет именно так? — Сейчас он подумал, что Первый Ищейка был уверен: меч безвреден в руках порождения Тьмы. — А как же Алланон?.. Знал ли он об этом? И зачем отправил меня на поиски меча, с которым мне не справиться?
У Падишара, естественно, не было ответов на эти вопросы; некоторое время они озадаченно смотрели друг на друга.
Затем великан произнес:
— Мне так жаль твоего брата.
Пар на мгновение отвел взгляд.
— Это Дамсон увела меня от… — Он всхлипнул. — Она помогла мне пережить боль, это было так ужасно. — Он слабо и печально улыбнулся:
— Я люблю ее, Падишар. Мы должны вернуть ее.
Падишар согласно кивнул:
— Да, если она в беде, малыш. Но пока нам ничего не известно. — В его голосе не было уверенности, а глаза горестно смотрели вдаль.
— После гибели Колла я бы этого не вынес. — Пар едва сдерживал слезы.
— Я знаю, мы еще увидим ее живой и здоровой, обещаю тебе.
Падишар потянулся к кувшину с элем, вылил себе в кружку добрую половину его содержимого, в последний миг, словно это только что пришло ему в голову, плеснул чуточку и Пару.
Сделал изрядный глоток и осторожно отодвинул кружку. Пар видел, что у его друга нет охоты продолжать этот разговор.
— Расскажи мне о Моргане, — попросил Пар.
— А.., горец, — оживился Падишар. — Он спас мне жизнь в Преисподней, после того как вы с братом бежали. И позже еще раз, как и всем остальным, у Уступа.
Настала очередь Падишара рассказывать о том, как меч Ли был сломан в схватке с порождениями Тьмы при бегстве из Преисподней, как федераты выследили беглецов на уступе и повели осаду и как Морган угадал, что Тил является порождением Тьмы; как горец, Стефф и сам Падишар охотились за Тил в глубине пещер за Уступом, где Морган в одиночку вышел против Тил и нашел в обломке своего меча достаточно силы, чтобы уничтожить ее; как свободнорожденные выскользнули из ловушки федератов и как Морган покинул их, чтобы вернуться к дворфам в Кальхавен, исполнив таким образом клятву, данную умирающему Стеффу, и еще многое, многое другое…
— Я обещал ему отыскать тебя, — заключил Падишар. — Но мне пришлось некоторое время проваляться у Огненного Плеса, пока у меня заживала рука. Целых шесть недель. Она еще побаливает, хотя я стараюсь не показывать этого. Мы собирались встретиться в ущелье Дженниссон с Аксхидом и его троллями две недели назад, но они передали мне, что встреча откладывается. — Он вздохнул. — Так много времени ушло, и так мало его остается. На каждый шаг вперед приходятся два назад. Но как бы то ни было, я все же достаточно исцелился, чтобы выполнить свою часть договора, и стал разыскивать тебя. — Он криво улыбнулся, — Это было нелегко. Везде, куда бы я ни шел, меня сторожили федераты.
— Так ты думаешь, это Тил? — спросил Пар.
Его собеседник кивнул:
— Кто же еще, малыш? Она убила Хайресхона и завладела всеми его тайнами. Хайресхону доверяли, ему были известны все убежища и лазейки. Тил — порождение Тьмы, — должно быть, получила от него эти сведения, высосав их прямо из его мозга. — Падишар с отвращением сплюнул.
— Мерзкие твари! А Риммер Дэлл еще смеет объявлять себя твоим другом. Какая грязная ложь!
«Или — и это гораздо хуже — правда», — подумал Пар. Но не сказал этого вслух. Он боялся, что его сходство с Первым Ищейкой, какого бы свойства оно ни было, позволило Риммеру Дэллу проникнуть в тайны, в ином случае оставшиеся бы для него за семью печатями, — даже в те, в которые сам Пар не был посвящен, в те, что хранили его друзья и спутники.
Это была страшная мысль. Слишком страшная, чтобы в нее поверить. Но ведь и то, с чем он столкнулся в последнее время, тоже было очень страшным.
«Лучше верить, что все это работа Тил», — сказал себе Пар.
— Во всяком случае, — продолжал Падишар, — как только мы обосновались там, я послал стражей охранять Источник. Ведь Хайресхон знал и о нем, а значит, это может быть известно и порождениям Тьмы. Но пока там все тихо. Неделю спустя мы встретимся с троллями, и, если они согласятся объединиться, у нас будет своя армия, на которую можно рассчитывать. Она положит начало истинному сопротивлению, станет сердцевиной костра, что заполыхает в Федерации, и освободит нас.
— Вы все еще в ущелье Дженниссон? — осведомился Пар, думая о другом.
— Мы покинем его, как только я вернусь с тобой. И с Дамсон, — быстро добавил предводитель разбойников. — На это хватит и недели. — Но голос его звучал не слишком уверенно.
— А Морган еще не вернулся? — настаивал Пар.
Падишар медленно покачал головой:
— Не тревожься за своего друга, малыш. Он прочен, как сталь, и быстр, как молния. И он опытен. Там, где он, все кончается благополучно. Мы скоро увидим его.
Как ни странно, Пар нашел, что он прав. Если и есть на этом свете человек, способный выбраться из любой заварухи, то это Морган Ли.
Юноша представил себе зоркие глаза друга, его неизменную улыбку, властный голос и понял, как соскучился по Моргану. Еще один плачевный итог его странствий — утрата друзей. Он бросал их на дороге, как путник, избавлявшийся от лишней поклажи. Сравнение было неудачным — ведь друзья и брат отдали за него свои жизни. Все, один за другим, кто раньше, кто позже. А что он для них сделал?
Что хорошего он совершил?
Взгляд его снова упал на Меч Шаннары, на изображение воздетой вверх руки с горящим факелом. Меч Шаннары хранил свою тайну. Но Пару нужна была правда, чтобы наконец определить, подлинный ли клинок, за который пришлось заплатить такую непомерную цену.
Как это сделать?
Падишар потянулся и зевнул.
— Пора немного отдохнуть, Пар Омсворд, — объявил он, поднимаясь. — Нам понадобятся все наши силы для того, что ждет нас впереди.
Он подошел к дивану, на котором восседали игрушечные звери, небрежно сгреб их и свалил на ближайшее кресло. А сам уютно развалился на потертых кожаных подушках, свесив ноги и положив голову на согнутую руку. Через минуту богатырь захрапел.
Пар некоторое время бодрствовал, наблюдая за ним, отдавшись на волю своих мрачных мыслей, под напором которых вся его решимость разлетелась, словно листья на ветру. Он был испуган, но страх этот был для него не в новинку.
Больше всего Пара печалило крушение надежд, потеря веры в себя; раньше он знал: что бы ни случилось, он сможет с этим справиться. Теперь его одолевали сомнения.
Он поднялся и побрел к тому креслу, на которое Падишар свалил игрушечных зверей.
Осторожно собрал их — Чатли, Лиду, Вестру, Эвелинд и всех прочих — и отнес туда, где стоял Меч Шаннары. Одного за другим рассадил их вокруг меча, как стражей, словно они могли изгнать демонов из его собственных снов.
Окончив эту процедуру, он отыскал в логове Крота какие-то подушки и старые одеяла, постелил их в углу под картинами и улегся.
Под мерный стук капающей воды Пар погрузился в сон.
Проснулся он в полном одиночестве. Диван, на котором спал Падишар, опустел, в убежище Крота царила тишина. Все свечи, кроме одной, были погашены. Пар прищурился — глаза раздражал слабый свет свечи — и вновь вгляделся во тьму, гадая, куда исчез Падишар. Потом поднялся, потянулся и зажег от единственной горящей свечи все прочие, наблюдая, как отступает тьма, как змеятся по стенам, чтобы растаять, тени.
Пар не представлял себе, как долго он спал.
В подземелье время утратило значение. Снова ощутив голод, он собрал остатки хлеба, сыра, фруктов и жадно съел их за колченогим столом, не спуская глаз с Меча Шаннары, окруженного караулом игрушечных зверей.
«Поговори со мной, — думал он. — Почему ты не говоришь со мной?»
Он не ощущал вкуса пищи, не чувствовал аромата эля, взгляд и мысли его сосредоточились на мече. Покончив с едой, он убрал со стола, взял меч и отнес к своему креслу. Некоторое время он баюкал его на коленях, как ребенка, не сводя с него взгляда. Затем достал клинок из ножен и принялся вертеть перед собой в разные стороны, ловя полированной поверхностью огненные блики.
Он так и не знал: талисман это или ловушка?
Если первое, то дела его плохи. Ведь он потомок Шиа Омсворда, и его кровь так же чиста, как кровь его благородного предка; меч непременно должен ему повиноваться. Если, конечно, это тот самый меч. Иначе… Пар сердито покачал головой. Нет, это Меч Шаннары. Он чувствовал его всем своим существом, все, что он знал о мече, все, что когда-либо о нем слышал, все песни, которые пел о нем в детстве, — решительно все подтверждало: это тот самый меч. Риммер Дэлл не подсунул бы ему подделку, ибо Первый Ищейка слишком страстно желал заполучить Пара себе в ученики — ученики чародея, — он не стал бы рисковать, опускаясь до столь легко разоблачимой лжи. Каков бы ни был Риммер Дэлл, в проницательности ему не откажешь: в такие игры он не играет.
Пару не хотелось больше об этом думать, он не был уверен в собственных доводах. И все же его доводы казались вполне здравыми, а рассуждения стройными и логичными. Риммер Дэлл хочет, чтобы Пар уверовал в свою принадлежность к порождениям Тьмы, а они не могут использовать магическую силу клинка из-за…
Из-за чего?
На этот вопрос у него не было ответа.
Но когда Меч Шаннары обжег Пара в Преисподней, что это было? Может быть, тогда ему и выпало счастье в первый раз — и не в последний ли? — ощутить чудодейственную силу клинка.
Но что-то ему мешало…
Он стиснул зубы, сомкнув ладони на резной рукоятке меча. Отчеканенный на ней рельеф с изображением руки, сжимающей факел, врезался ему в ладонь.
В чем же дело? Что за всем этим кроется?
Пар снова спрятал клинок в ножны и некоторое время сидел молча, погрузившись в раздумья. Пламя свечей озаряло пространство. Алланон велел ему найти Меч Шаннары. Ему, а не Рен или Уолкеру, а ведь в их жилах текла та же кровь. Алланон послал именно его. В голове у Пара теснились одни и те же неотвязные вопросы. А если повеление неисполнимо, что тогда? А если сам он только тень, разве не смог бы он ощутить, что Пар со своей магической силой ему опасен?
Или Риммер Дэлл прав и враги вовсе не порождения Тьмы, а друиды. Но может статься, враги, и те и другие, каждый в своем роде, соперники в борьбе за волшебное могущество после смерти Алланона, пытающиеся возродить истинную магию?
Возможно ли это?
Пар нахмурил брови. Пальцы его пробежали по рукояти меча и ножнам.
Почему так трудно дается истина?
Как бы ему хотелось знать судьбу всех остальных, всех, кто пустился вместе с ним в дальний путь к Хейдисхорну. Но Стефф и Тил мертвы. Морган пропал. Где Коглин? Что стало с ним после встречи с Алланоном и получения указаний? Пару так хочется поговорить со стариком о мече. Уж Коглин-то во всем бы этом разобрался. И что с Рен и с этим огромным бродягой? Что с Уолкером Бо? Не изменили ли они свое решение? Отправились ли, подобно ему, выполнять указания Алланона?
Подобно ему?
Взор его, вперенный в пространство, снова обратился к мечу. Одним вопросом больше. Теперь, когда он получил этот клинок, что с ним делать? Принести в дар Алланону вкупе с размышлениями о добре и зле, а равно соображениями о правильности сделанного выбора и целях, которым призван служить Меч Шаннары…
Пар устал от этих вопросов без ответов, от тайн без разгадок, от лжи и обманчивых полуправд, окруживших его, словно стервятники падаль. О, если бы он мог разбить хотя бы одно звено сковавшей его цепи неуверенности и нерешительности, если бы он мог разорвать хоть одну нить этого.., каната!
Дверь в комнату приоткрылась, в проеме появился Падишар.
— Вот и я, — радостно объявил он. — Надеюсь, ты отдохнул?
Пар кивнул, не выпуская из рук меча. Падишар подошел к нему совсем близко.
— Который час? — поинтересовался Пар.
— Полдень. Крот не появлялся. Я выходил, хотел разузнать что-нибудь про Дамсон. Расспросить кое-кого, заглянуть кое-куда. — Он печально опустил голову. — Напрасная трата времени.
Усталый и обескураженный, он сел на диван.
— Если Крот не вернется до ночи, я снова пойду.
Пар подхватил:
— Я с тобой.
Падишар посмотрел на него и буркнул:
— Я не собирался оставлять тебя здесь. Ну, житель Дола, судя по всему, мы хотя бы избежим нового путешествия в Преисподнюю.
Он замолк, осознав внезапно, какой зловещий смысл имеют его слова, и обеспокоенно оглянулся.
Пар промолвил:
— Она сказала мне, что ты ее отец, Падишар.
Какое-то время великан ошеломленно смотрел на него, потеряв дар речи, потом слабо улыбнулся:
— Что делать, бывает, любовь толкает человека на нелепые поступки и глупую болтовню.
Он встал и подошел к столу.
— Думаю, мне стоит подкрепиться.
Пар решил, что разговор окончен, но Падишар с неожиданной яростью повернулся к нему и отчеканил:
— Никогда не повторяй того, что ты сейчас сказал. Никому. Никогда.
Подождав, пока Пар послушно кивнет, Падишар занялся едой, пригласив присоединиться к нему. К остаткам припасов он прибавил вытащенную из буфета вяленую говядину.
Пар безмолвно наблюдал за ним, гадая, как удалось отцу и дочери сохранить свою тайну.
Как же, наверное, тяжело им обоим. Тень лежала на суровых чертах Падишара, но блеск его глаз пронзал тьму.
Утолив голод, он вновь подступил к Пару.
— Она обещала мне — она поклялась! — никогда и никому об этом не говорить.
Пар опустил глаза:
— Она рассказала мне, потому что доверяла…
Мы обменялись своими тайнами перед тем, как в последний раз отправились в Преисподнюю.
Падишар вздохнул:
— Если они узнают, кто она…
— Нет, — быстро прервал его Пар. — Мы успеем ее освободить. — Он выдержал проницательный взгляд друга. — Мы успеем, Падишар.
Падишар Крил кивнул:
— Конечно, успеем. Пар Омсворд. Непременно успеем.
Несколько часов спустя неожиданно и бесшумно появился Крот, как тень выскользнув из небытия, подслеповато щурясь на пламя свечей.
Мех его топорщился под ветхой одеждой, придавая Кроту сходство с жесткой платяной щеткой. Не проронив ни слова, он задул часть свечей, и убежище потонуло во тьме, более привычной его глазам. Затем он опрометью кинулся в угол, где на полу валялись его любимцы, и, нежно что-то бормоча, собрал их и отнес назад на диван.
Он все еще был поглощен ими, когда терпение Падишара истощилось.
— Что ты узнал? — требовательно произнес он. — Скажи нам, не трать времени попусту.
Крот, не оборачиваясь, буркнул:
— Она в плену.
Кровь отхлынула от лица Пара. Он бросил взгляд на Падишара и увидел, что тот вскочил на ноги и сжал кулаки.
— Где? — прошептал Падишар.
Крот поудобнее усадил на подушку Чатли и только тогда удостоил их вниманием.
— В старых бараках Легиона за крепостной стеной. Милую Дамсон держат в южной башне одну-одинешеньку. — Он шаркнул ногой. — Потребовалось немало времени, чтобы разнюхать это.
Падишар шагнул к нему и опустился на колени, глаза их оказались на одном уровне. Шрамы на лице гиганта побагровели.
— Они.., они… — Он запнулся, подбирая слова. — С ней все в порядке?
Крот покачал головой:
— Я не добрался до нее.
— Там ты не видел ее? — подхватил Пар.
— Нет, — поморгал глазами Крот. — Я пролез сквозь стены башни. А она была с другой стороны. Я слышал ее дыхание. Она спала.
Житель Дола и вождь свободнорожденных обменялись быстрым взглядом.
— А охрана там сильная? — торопливо спросил Падишар.
Крот потер глаза.
— Солдаты караулят за дверью и у лестницы, ведущей наверх, и у ворот в башню. Они контролируют все дороги и подступы. Их очень много. — Он снова сощурился. — Порождения Тьмы тоже там.
Падишар с ужасом отшатнулся.
— Они тоже знают… — еле вымолвил он.
— Нет, — возразил Пар. — Пока еще нет. — Он пристально посмотрел на Падишара. — Если бы они знали, то не позволили бы ей спать. Они не уверены. Они, как и прежде, ждут Риммера Дэлла.
Падишар безмолвно смотрел на него, осунувшееся лицо его вновь озарилось надеждой.
— Может, ты и прав. Надо освободить ее прежде, чем это случится.
— Мы пойдем вместе, — тихо сказал Пар. — Ты и я.
Предводитель свободнорожденных кивнул.
В этот миг между ними родилось взаимопонимание, такое глубокое, что его не могли выразить никакие слова. Падишар поднялся во весь рост. Двое друзей смотрели друг на друга в полумраке убогого жилища Крота, исполняясь решимостью и набираясь сил для грядущих свершений. Пар отринул все вопросы и сомнения по поводу Меча Шаннары, преодолел страх перед чудодейственной силой. Речь идет о Дамсон, и он сделает все, лишь бы освободить ее. Нет ничего важнее.
— Нам нужно подобраться к ней как можно ближе, — объявил Падишар, обращаясь к Кроту.
Крот важно кивнул:
— Я знаю дорогу.
Великан, нагнувшись, коснулся его плеча.
— Ты ведь пойдешь с нами?
— Крошка Дамсон — лучший мой друг, — ответил Крот.
Падишар кивнул и, сняв руку с его плеча, обернулся к Пару:
— Мы отправляемся немедленно.
Глава 4
Как бесприютный, не ведающий покоя призрак, бродил Уолкер по древнему замку, обходя дозором его валы и укрепления, бойницы, переходы и крепостные стены, проверяя главную башню.
Паранору, дворцу друидов, возвращено его исконное значение. Он вновь явлен миру людей, вновь возвращен к жизни трудами Уолкера.., и магией Черного эльфийского камня. Паранор, как и три века назад, высился над черным лесом, в котором уныло завывали волки и щетинился колючками терновник. Замок занимал восточную часть утеса. Его взмывающие ввысь шпили, гордые стены и массивные ворота были видны из любой точки окрестной долины, от ущелья Кеннон до ущелья Дженниссон, от одной гряды Зубов Дракона до другой. Обросший бесчисленными легендами, он стоял на этой земле так же прочно, как тысячелетия назад, смотрелся так же несокрушимо.
«Но, клянусь тенью, — думал Уолкер, — чего это стоило!»
— Он ожидал меня в центре башни, именно там, где сосредоточена магия друида — страж всего сущего, — рассказывал Уолкер Коглину в ту первую ночь, когда в цитадели ему явилась тень Алланона. — Все эти годы он, точнее, его дух ждал меня, таясь в струящемся тумане, уничтожившем Мордов и их союзников и на время унесшем Паранор из мира людей. Тень Алланона обитала в водах Хейдисхорна, зная, что настанет день и час, когда и цитадель, и друиды вновь явятся миру, что магическую силу и знания, коими они владеют, должно сохранить до поры до времени, дабы история не свернула с предсказанного пути.
Коглин слушал молча. Он все еще испытывал благоговение перед тем, что свершилось с Уолкером Бо. Старец был очень испуган. Уолкер по-прежнему оставался Уолкером и все же стал чем-то неизмеримо большим. Дух Алланона снизошел на него после обряда, прошедшего под темными сводами цитадели. Коглин нашел в себе силы, чтобы удержать Уолкера от безумия, грозившего ему прежде, чем он постигнет происходящие в нем перемены.
— Черный эльфийский камень втянул в себя туман, чтобы передать его мне, — тихо повторял Уолкер знакомые слова, словно произнесенные они становились понятней. Он спрятал свое лицо под капюшоном мантии, пытаясь скрыть преобразовавшиеся черты. — В меня вселился Алланон, вселились все друиды — их история, мудрость и магия, их знания и тайны, я — все, чем они были. Их жизни переплелись с моей, так нити на ткацком станке созидают новую ткань. Я чувствую себя порабощенным и бессильным что-либо изменить.
Скрытое капюшоном лито склонилось к старику.
— Теперь все они во мне, Коглин. Они приобрели пристанище, решили, что я должен перенять у них познания, набраться их силы и использовать все это так, как прежде использовали они. Таков был замысел Алланона с самого начала. Род друидов обретет продолжение в одном из потомков Брин, полагал он, в том, которого выберут, когда придет срок, и именно ему суждено исполнить предназначение.
Железные пальцы больно впились в плечо Коглина.
— Повиноваться, слышишь, старик! Вот что друиды мне предназначили, но они не добьются этого! — Слова Уолкера были полны горечи. — Я чувствую, что друиды живут во мне и вершат свое дело! Я ощущаю их присутствие, я слышу их тихие настоятельные требования, они пытаются заставить меня повиноваться. Но я сильнее, ведь сам процесс, который они использовали, дабы преобразовать меня, наделил меня силой. Я выдержу уготованное испытание и стану тем, кем хочу быть, — и что с того, что они живут в моем теле и разуме тенями или памятью о прошлом!
Если мне суждено стать этим.., этим существом, в которое они меня превратили, то, по крайней мере, у него будет мое сердце и мой голос!
Так они бродили — Коглин, внимающий страдающему Уолкеру, и сам Уолкер, с его пылкими и причудливыми речами, и над ними обоими высились могучие стены Паранора. Оба решили выстоять во что бы то ни стало.
Преображение шло своим чередом, шло в то время, как они, старик и начинающий друид, шагали коридорами замка. По пятам за ними следовал болотный кот Шепоточек, мрачный, как его хозяин. Уолкер менялся, словно дым на ветру, преображение затягивало его в свой водоворот.
Его хватали руки ушедших в небытие друидов. Это был процесс безудержного преобразования. Преображение несло неведомые раньше знания, наделение силой. Вся мощь и все богатство, полученные и сохраненные друидами на протяжении тысячелетий, обрушились на Уолкера, он поистине шатался под этим тяжким грузом.
Мало-помалу из сплетения призрачных рук, глаз, вкрадчивого шепота голосов, переполнявших Уолкера, из всего этого таинственного наваждения стала рождаться магия.
Три дня он настойчиво гнал сон, ибо всякий раз, когда последний нисходил на Уолкера, преображение ускорялось, заставляя его дергаться, словно марионетку в руках кукольника. Уолкер отчаянно боролся — не с переменами, нет, ибо в этом не было смысла, но ради уверенности, что ничего не навязано ему силой — все знания осмыслены и оценены, что, усвоив их, он никогда не использует полученное слепо и бездумно. Не друиды создали его, напоминал он себе вновь и вновь. Не они дали ему жизнь, и не им распоряжаться его судьбой. Он сам, с помощью ли магической силы или без нее, распознает смысл своей жизни и этим будет обязан только самому себе.
Коглин и Шепоточек, тоже совершенно измученные, бодрствовали вместе с ним, они боялись за друга и не могли оставить его. Коглин был для Уолкера опорой, тем дружеским голосом, который всегда звучит рядом, тем плечом, на которое можно опереться, источником уверенности, из которого можно черпать и черпать. А мохнатый черный Шепоточек служил залогом того, что не все вокруг изменится — что-то в этом мире останется таким же вековечным, как смена дня и ночи. Кот был как бы обещанием, что после ночных кошмаров наступит пробуждение. Коглин и Шепоточек вливали в Уолкера непонятные ему самому силы. Они не знали, как это получается, но чувствовали, что необходимы ему.
Прошло трое суток. Только по исходе трех дней и ночей изменения кристаллизовались и преображение завершилось. Призрачные руки устало опустились, голоса смолкли. В душе Уолкера внезапно воцарился покой. Он заснул и спал без сновидений. Пробудившись же, понял, что, хотя преображение наложило на него неизгладимый отпечаток, все-таки по сути своей он остался прежним: сохранил сердце человека, не доверяющего друидам. Хотя друиды и внедрились в его сознание и, несомненно, окажут влияние на его жизнь, они никогда не смогут бесконтрольно управлять им, они не дождутся от него слепой веры и беспрекословного повиновения.
Уолкер поднялся с постели, один, в безмолвии и тьме глухой спальни без окон. Душа его, в первый раз за долгое время, исполнилась умиротворения: кончилось долгое и тяжкое путешествие за собственным предназначением. Завершилось уготованное ему перевоплощение. Многое бесследно ушло, многое утрачено, но главное — он выстоял.
Уолкер отправился к Коглину и нашел его неподалеку от замка, болотный кот сидел рядом.
Лицо старика стало еще морщинистей, в глазах застыла неуверенность. Уолкер подошел к другу и, словно ребенка, поднял его — преображение сделало Уолкера сказочно сильным, призрачные руки, глаза и голоса подарили ему мощь десяти человек. Он обнял хрупкое тело своего учителя и нежно прижал к себе.
— Все хорошо, — тихо шепнул он. — Я уцелел.
Старик обнял его и заплакал у него на плече.
Потом они неторопливо беседовали, как старые, умудренные жизнью и опытом люди, у которых общая судьба и, соответственно, одна дорога.
Они обсуждали преображение Уолкера: чувства, которые оно породило, знание, которое оно принесло, и цели, которые теперь можно достичь.
Над Четырьмя Землями вставала новая эра, шли первые ее минуты, но именно в эти самые первые минуты решалось все, решалось, каким путем пойдет эта эпоха.
Уолкер даже не был уверен в том, что владеет — или когда-либо овладеет — магией друидов. Угроза со стороны порождений Тьмы оставалась реальностью; Уолкер получил знания друидов, но не представлял себе, как ими пользоваться — особенно в отношении порождений Тьмы.
— После превращения я твердо знаю кое-что, о чем не подозревал прежде, — сообщил Уолкер. — Например, я уверен: чтобы окончательно разделаться с порождениями Тьмы, следует пустить в ход магическую силу друидов. Но чье это знание — мое или Алланона? Могу ли я доверять этому чувству?
Старик покачал головой:
— Ты должен сам разобраться в этом. Мне кажется, таково желание Алланона. Омсворды всегда прозревали суть вещей, такова была их привилегия. Раньше ты называл это играми. Если это и игра, то серьезная. Разве в жизни не так? Опыта набираются в делах, а не в разговорах. Пробуй и открывай. Ищи — и найдешь.
В конце концов, таков вековечный путь к знаниям. Я думаю, этим самым путем предстоит идти и тебе, Уолкер.
Они решили прежде всего выяснить, что сталось с остальными отпрысками Шаннары: Паром, Коллом и Рен, выполнили ли они указания Алланона? Где они теперь и какие тайны открылись им за то время, что прошло после их встречи у Хейдисхорна?
Они сидели в комнате, где хранились летописи друидов. Уолкер вновь перечитывал свитки, ища в них подробности, памятные еще с прошлого раза, но теперь, в свете новых знании, дарованных преображением, они виделись ему иначе.
— Пар уже встал на путь исканий. Его решения крепки, как сталь. Что бы ни выбрали остальные, он не отступит.
— Рен, мне кажется, тоже, — задумчиво добавил старик. — Она отлита из той же стали, хотя это и не так заметно, ибо она женщина.
Тень Алланона знает, какие побуждения движут каждым из нас, и я считаю, что все в силах осуществить предназначение.
Уолкер откинулся на спинку стула. Его усталое лицо обрамляли прямые черные волосы и борода, от пристального взгляда, казалось, ничто не может укрыться.
— Друиды правили нами со времени Шиа Омсворда, не так ли? — задумчиво произнес он. — Они обнаружили в нас нечто такое, что можно было с выгодой использовать, и с тех пор держали нас в плену. Мы были слугами, вассалами, рыцарями, призванными за них умирать.
Коглин почувствовал движение воздуха в комнате — явный ответ на слова Уолкера. Он ощутил его не в первый раз. Более друид, нежели человек, Уолкер воплощал в себе отныне темные силы, которыми Коглин некогда пренебрег ради изучения древних наук.
Теперь, казалось ему, противопоставление науки и магии утратило смысл. Была найдена золотая середина. Но обретет ли Уолкер когда-нибудь душевный покой, спрашивал себя Коглин.
— Мы просто люди, — осторожно промолвил он.
Уолкер, улыбаясь, откликнулся:
— Мы просто глупцы.
Они проговорили всю ночь, но Уолкер так и не сумел выработать план действий.
Найти остальных членов семьи — да, но с чего начать и как взяться за дело? Проще всего применить вновь обретенную магическую силу, но не выдаст ли его это порождениям Тьмы?
Знают ли уже его враги о происходящем — о том, что он стал друидом, а Паранор возвращен людям? Насколько сильна магическая сила порождений Тьмы? Уолкер твердил себе, что не стоит спешить с проверкой. Сначала он должен разобраться с собственной магией. Лучше не совершать опрометчивых поступков.
Разговор продолжался, и постепенно Уолкер стал понимать, что в их отношениях с Коглином произошла перемена. Сначала он уверял себя, будто нежелание принимать окончательный план не более чем обычная нерешительность. Но скоро сообразил: дело не в этом. Теперь, когда он на равных беседовал с Коглином, между ними выросла преграда, которой прежде не было, даже в ту пору, когда он сердился на старика и не доверял ему. Коглин больше не был учителем, а Уолкер учеником. Преображение дало Уолкеру знания и могущество, неизмеримо превосходившие знания и могущество Коглина. Уолкер перестал быть Темным Родичем.
Жизнь в уединении, отречение от того, что принадлежало по праву рождения, — все это миновало. Уолкеру предопределено было стать тем, кем он стал, — друидом и только друидом, вероятно, наиболее могущественным из когда-либо существовавших. Поступки его могут отразиться на жизни каждого человека. Уолкер знал это и потому раз и навсегда решил брать ответственность на себя, не разделяя ее ни с кем, ибо никому, даже Коглину, не снести этого непомерного груза.
Когда они наконец разошлись по спальням, изнуренные бесплодными попытками прийти к окончательному решению, Уолкера охватило какое-то смешанное чувство. Он настолько превосходил себя прежнего, что еще не мог полностью свыкнуться с этой переменой. Покидая библиотеку и направляясь к спальным покоям, он чувствовал на себе взгляд старика. И не мог избавиться от мысли, что они все больше отдаляются друг от друга. Коглин, друид, никогда по сути не бывший друидом, становится спутником друида — что он должен чувствовать?
Уолкеру трудно было поставить себя на его место. Но он с горечью понял, что с этой ночи их отношения никогда не станут прежними.
Он снова погрузился в сон, непонятный и полный незнакомых лиц и голосов. И уже перед самым рассветом проснулся от внезапно охватившей его тревоги. Неясное беспокойство выдернуло его из сонных грез. Он очнулся, ловя воздух ртом, точно пловец, вынырнувший из глубин вод. Первые несколько секунд он был парализован неожиданностью своего пробуждения и нахлынувшей беспомощностью. Сердце бешено колотилось, и слух пытался хоть что-то уловить в безмолвной темноте комнаты. Наконец он вновь обрел способность двигаться и спустил ноги на пол. Привычная прочность каменных плит несколько успокоила его. Поднявшись, он заметил на себе черные одежды, в которых заснул, слишком усталый для того, чтобы раздеться.
За старинной деревянной дверью что-то шевелилось, оттуда доносились шорох и тихое царапанье.
Шепоточек.
Уолкер распахнул дверь. Огромный кот стоял на пороге, уставившись на Уолкера. Зверь скользнул было прочь, но тут же вернулся, покачивая умной головой и призывно сверкая глазами.
«Он хочет, чтобы я пошел за ним, — подумал Уолкер. — Случилось что-то плохое».
Завернувшись в тяжелый плащ, он шагнул из спальных покоев в могильную тишину замка и поспешил вниз по старинным переходам. Каменные стены заглушали звук шагов. Шепоточек, ловкий и черный, бесшумно крался впереди.
Они, не задерживаясь, миновали комнату Коглина. Источник тревоги находился не здесь. Вокруг них медленно таяла ночь, по небосклону на востоке серебряным сиянием разливался рассвет, бледный и тусклый, он сочился через окна замка.
Но Уолкер почти не замечал этого — он не сводил глаз с болотного кота, тенью мчавшегося в предутренних сумерках. Уолкер пытался уловить какие-нибудь звуки, стараясь понять, что его ожидает впереди. Но ничто не нарушало царящего вокруг безмолвия.
Из главного зала они поднялись к двери, ведущей на крепостной вал, и вышли на открытый воздух. Их встретил промозглый холодный рассвет. Над долиной простирался туман, словно огромное одеяло, укрывавшее все пространство от гряды Зубов Дракона на востоке до Стреллихеймских равнин на западе. Паранор тоже был окутан туманом. Высокие башни напоминали острова в море испарений. Под порывами ветра, спускавшегося с горных вершин, туман клубился и кипел, принимая в неясных лучах рассвета самые причудливые формы и очертания, рождая устрашающие призраки.
Принюхиваясь к воздуху и беспокойно вертя хвостом, Шепоточек устремился вниз по ступеням. Уолкер поспешил следом. Они обогнули южный парапет и направились на запад, по-прежнему ничего не видя и не слыша. Словно две скользящие тени, человек и кот миновали открывшийся пролет и вход в башню.
На западных укреплениях Шепоточек неожиданно остановился. Шерсть на загривке болотного кота поднялась дыбом, черная пасть ощерилась.
Уолкер приблизился к нему и успокаивающе погладил по мохнатой спине. Шепоточек вновь уставился во мглу. Они стояли как раз над западными воротами замка.
Уолкер вгляделся в туман.
За воротами что-то мерцало.
Так пролетело несколько мгновении, но все было по-прежнему. Уолкер начал терять терпение. Наверное, надо выйти и разведать, что за воротами.
И тут — словно одним рывком сдернули одеяло — туман внезапно рассеялся и показались всадники. Их было четверо, мрачных и призрачных в слабом утреннем свете. Медленно и целеустремленно продвигались они вперед, серые, как и сумрак, в котором смутно вырисовывались их очертания. Четверо всадников верхом на скакунах, но ни один из них не был человеком, и животные, на которых они сидели верхом, казались отвратительной пародией на лошадей — огромные, с хищными зубами и когтями. Четверо всадников ничем не походили друг на друга, и каждый скакун являл собой подобие своего хозяина.
Уолкер Бо знал, что они порождения Тьмы.
Он знал это так же хорошо, как и то, что они явились за ним.
Он холодно и бесстрастно рассматривал их.
Первый был высок, тощ и мертвенно-бледен. Кости его выпирали из-под туго натянутой кожи, хребет изогнулся, словно у кошки перед прыжком, лицо походило на череп с жадно разверстой пастью, глаза-плошки бессмысленным и невидящим взором таращились перед собой. Его обнаженное туловище ничем не напоминало ни женское, ни мужское тело, скорее он был существом бесполым. Чудище изрыгало клубы зловонного зеленого пара. Второй очертаниями напоминал человека, но не создание из плоти и крови, а сгусток бурлящей клокочущей тьмы — казалось, в стеклянную оболочку заключен рой пчел или москитов, столь плотный, что через него не проходит свет. Яростные визгливые звуки, испускаемые им, будто предупреждали, что под внешней оболочкой таится такое зло, какого не вынесет ничье обличье.
Вид третьего был привычнее для людских глаз. Вооруженный с головы до ног всадник щетинился множеством клинков и кинжалов. Со всех сторон свисали боевые палицы и ножи, мечи и топоры. Гигантское копье было увенчано гроздью черепов и цепей из костяшек пальцев.
Шлем скрывал лицо всадника, но из-под забрала багровым огнем полыхали его глаза.
Последний всадник, чей облик растворялся в ночи, был скрыт плащом. Ни лица под капюшоном, ни рук над поводьями жилистого скакуна.
Он ехал, наклонившись вперед, словно очень старый человек, сгорбленный и скрюченный неумолимым временем. Но в нем не чувствовалось старческой слабости, он уверенно и твердо держался в седле, согнутый не возрастом, но грузом отнятых жизней.
За плечами у него висела коса.
Уолкер Бо похолодел, узнав их. В старинных свитках друидов, в записках древних лет и заметках о прошлом мире людей встречались упоминания об этой четверке. Он знал, кем они были и кто сотворил их. Теперь порождения Тьмы приняли их облик, воплотились в этих черных тварей.
Сердце его сжалось. Четверо всадников. Четверо наездников из легенд, безжалостные убийцы простых смертных, они вышли из времени столь незапамятно далекого, что люди о них ничего не помнили.
Глад. Мор. Война. Смерть.
Уолкер снял руку с загривка Шепоточка, и из горла кота вырвалось хриплое рычание. «Сами абстракции, — думал Уолкер со смешанным чувством ужаса и благоговения, — сами вечные символы явились уничтожить меня».
Он снова и снова спрашивал себя, чем же были порождения Тьмы, из какого источника черпали они силу, позволяющую им принимать любой облик. Его новая ипостась не давала никаких ответов на этот вопрос. Как и раньше, он ничего не знал о природе порождений Тьмы. Да, они ужасны, но разве не предрекала это тень Алланона? Да, они всегда пользовались магической силой во зло. Но кто они? Откуда пришли? Как уничтожить их?
Он наблюдал приближение Четырех всадников, громоздящихся на своих нелепых и жутких скакунах — тварях, отдаленно походящих на лошадей. В утреннем воздухе ядовитым паром курилось их дыхание. Когти скрежетали по камням. Храпящие морды щерились в злобном оскале, обнажая кривые желтые зубы. Всадники неспешно продвигались вперед.
Достигнув ворот, они остановились. Они не пытались войти. Просто стояли перед воротами и ждали. И вместе с ними ждал Уолкер. Текли минуты, медленно светало, уходящую мглу прорезали лучи рассвета.
Наконец солнце позолотило горы на востоке, слабое сияние увенчало черные вершины — и вперед выступил всадник Глад. Подъехав к ограде, он поднял костлявую руку и постучал.
Раздался еле слышный, дробящийся эхом звук, трепещущий, словно жизнь, навеки покидающая тело. Уолкер невольно поежился, досадуя на охватившее его смятение.
Затем Глад отступил. Один за другим всадники повернули направо и, выстроившись цепочкой перед воротами замка, стали скакать по кругу, проезжая мимо Уолкера. Тот наблюдал, как они возвращаются и исчезают вновь, сохраняя между собой заданную дистанцию.
«Осада», — понял Уолкер. Стук был вызовом, и если он не выйдет и не ответит на него, то они станут караулить его снаружи. Риммер Дэлл и порождения Тьмы узнали, что Паранор возвращен миру людей, а Уолкер принял мантию Алланона. Всадники были посланы в ответ на это.
«Мы еще посмотрим, кто кого перехитрит»,. — мрачно подумал Уолкер.
Некоторое время он стоял, следя за кружением призраков внизу, а потом отправился будить Коглина.
Глава 5
Мрачная полумгла, словно пролитые чернила сочившаяся сквозь щели решеток и водосточных труб, затопила подземелья под Тирзисом. Стояла омерзительная сырость. День угасал. Тени городских стен и строений становились длиннее, призраки ночи обретали плоть. Звуки человеческих шагов и голосов постепенно стихали, народ расходился по домам. Горячий летний воздух, вобравший в себя всю усталость длинного дня, наполнил гулкими вздохами укромные закоулки городских окраин, пересохшие русла канав и каналов. Удушающий зной проникал в катакомбы под городом.
Падишар Крил, Пар Омсворд и Крот ощупью перемещались по подземелью, неспешно, словно вечерние тени, и беззвучно, как пыль под ногами пешеходов. Они вдыхали затхлый и острый запах сточных труб. Зловонные испарения поднимались над вяло текущим у самых их ног потоком, уносившим отбросы и грязь города. Временами им приходилось карабкаться по железным навесным лестницам и каменным ступеням, ползти по низким туннелям, но они упрямо продвигались прочь от центра города к отвесным стенам и той башне, где томилась в заточении Дамсон и где ждала их неминуемая схватка.
— Мы не вернемся без нее, — заявил Падишар. — Сделаем все, чтобы освободить пленницу.
Один раз мы потеряли ее, но больше не отдадим. Крот, — прошептал он, опускаясь на колени рядом со странным маленьким созданием, — ты проведешь нас внутрь, но сам в драку не лезь, понимаешь? Ты должен остаться на свободе, целым и невредимым. Потому что, когда мы освободим Дамсон (Пар отметил про себя, что в голосе старшего друга не мелькнуло ни тени сомнения), только ты один сможешь уберечь ее и вывести оттуда. Согласен?
Крот важно кивнул.
— Пар, твоя задача еще труднее, — продолжал предводитель свободнорожденных, повернувшись к жителю Дола. — Если мы столкнемся с порождениями Тьмы, ты должен использовать свою магическую силу, чтобы уберечь нас от них. Горцу удалось совершить это с помощью меча, когда мы попали в засаду в Преисподней. Если мы встретим их, малыш, не мешкай и не раздумывай.
Пар и сам уже понял, что в их отчаянной вылазке без заклинаний не обойтись. Поэтому не колеблясь дал Падишару согласие. Но он не мог пообещать, о чем, впрочем, ничего не сказал своим спутникам, что управится с магической силой, как в былые времена. Теперь он уже не был уверен в своей власти, она оказалась не такой уж прочной.
Он понимал, что эта сила может выйти из-под контроля и тогда неминуемо поглотит его самого. Пар ясно понимал грозящую опасность. Но подобные страхи меркли перед чувством к Дамсон. Нежность к ней, на время приглушенная, пока они вместе сражались, выбираясь из города и спасаясь от преследователей, теперь, после известия о ее пленении, вспыхнула вновь. В душе Пара горело безудержное пламя. Он любил Дамсон. Возможно, любил с самой первой встречи, но уж точно — с тех пор, как они остались вдвоем после гибели Колла.
Он отдал бы все на свете, чтобы увидеть ее свободной. Отдал бы все. Даже если бы пришлось попасть под удар яростной магической силы, которая окончательно и бесповоротно преобразит или даже уничтожит его. Если Риммер Дэлл прав и Пар стал тем, кем стал, — ему уже в любом случае не спастись. Но на кон поставлена жизнь Дамсон, поэтому он сделает то, что должен сделать.
Так они и отправились на вылазку — каждый решил, что Дамсон достойна того, чтобы ради нее рискнуть жизнью, и ясно представлял опасность затеи. Проход перед ними сузился до тесного, извилистого туннеля, тусклый свет почти совсем иссяк, подступала сплошная темнота.
Скоро придется воспользоваться факелами, несмотря на то что они станут крайне уязвимыми: ведь свет факелов заметен издалека, а злобные твари скорее всего караулят все входы и выходы не только на поверхности, но и под землей.
Трое заговорщиков спешили вперед. Зоркие глаза и безошибочное чутье Крота помогали им выбирать верный путь, находить безопасные лазы среди множества боковых ответвлений, часто заканчивающихся тупиками или ловушками.
Сквозь щели и скважины в сводах туннеля доносились обрывки песен и разговоров, шелест шагов и скрип колес — город над ними жил своими повседневными заботами, так же отличающимися от тревог изгнанников, как жизнь от смерти.
Пар был в смятении. Ему казалось, что они похоронены в тверди утеса, на котором стоял Тирзис, что они лишь призраки тех людей, которыми были раньше. Жителю Дола чудилось, будто он и впрямь теперь больше похож на бледное привидение, чем на живое существо, и после бегства от порождений Тьмы и прочих опасностей он неким малопонятным образом освобождается от телесной оболочки, становясь бесплотным. Постоянно теряя друзей и близких, запутавшись в силках волшебства, он мало-помалу превращается в тень. Пар знал, что не все еще потеряно, но как найти, как угадать путь к спасению? Добравшись до пещеры, где сливались воедино несколько труб, Крот дал сигнал остановиться. Сойдясь на дне колодца, из которого поднимались каменные ступени, они держали последний совет.
— Лестница ведет в подвал во внутренней стене, — шептал Крот, его нос влажно поблескивал. — Отсюда мы должны подняться в зал, пройти через него и выбраться наружу, добежать до второй двери, затем пересечь второй зал, и тогда мы окажемся у потайного хода в сторожевую башню, где заключена Дамсон.
Он внимательно посмотрел на Падишара и Пара.
Гигант кивнул:
— Стражи Федерации?
Крот сощурился:
— Они повсюду.
— А порождения Тьмы?
— Где-то в башне.
Падишар хмуро улыбнулся Пару:
— Где-то… Нечего сказать, конкретный ответ. — Он передернул плечами. — Ну ладно. Помните, что я сказал вам обоим. Помните, что надо делать и чего не надо, — Он повернулся к Пару. — Если я погибну, пойдешь ты. А если у тебя на это не хватит сил, ты должен добраться до Источника Огненной Крови и привести помощь оттуда. Обещай мне.
Пар кивнул, хотя в глубине души понимал, что дает ложную клятву: ни за что он не повернет вспять, пока Дамсон не будет освобождена — и не важно, какой ценой.
Падишар поправил перевязь, удерживающую за спиной широкий меч, проверил кинжал на поясе и короткий меч. Из-за голенища выглядывала рукоять второго кинжала. Все оружие было заботливо упрятано в ножны и прикрыто тканью, чтобы металл не звенел и не блестел в лучах света. Пар нес с собой только Меч Шаннары. У Крота вообще не было оружия.
Падишар поднял глаза:
— Ну, все в порядке. Итак, вперед.
Низко пригибаясь к камням, они цепочкой полезли вверх по лестнице, навстречу еле брезжившему свету. Показалась решетка, ее железные прутья отбрасывали теневую сеть вниз, на ступени и на фигуры, по ним поднимавшиеся.
Наверху царило безмолвие, гулкая и безликая пустота.
Добравшись до решетки, Крот остановился и прислушался, задрав голову на манер охотящегося или преследуемого зверька, потом вытянулся и с неожиданной силой, почти бесшумно, приподнял решетку. Выскользнув из колодца, он придержал ее, пока поднимались остальные, а затем осторожно опустил на место.
Они оказались в подземелье, представлявшем собой череду бесконечных смежных помещений, уходящих вдаль, насколько хватало глаз. Повсюду громоздились тюки с оружием, инструментами, тканями и всякой всячиной. Бережно упакованные, они были разложены на деревянных полках вдоль прочных каменных стен. В соседней кладовой хранились бочонки, а еще дальше во мраке смутно вырисовывались ряды старых металлических кроватей — их ржавые остовы образовывали настоящий лабиринт. Высоко, почти под сводами подземелья, шел ряд крошечных, затянутых железными прутьями окон, расположенных, судя по всему, на уровне земли. Сквозь эти оконца струились тоненькие ручейки угасающего дневного света. Крот провел своих спутников туда, где второй лестничный пролет поднимался к тяжелой деревянной двери. Они осторожно взобрались по ступеням, и Пар почувствовал, как волосы у него на голове встали дыбом от одной только мысли о том, что чьи-то невидимые глаза могут следить за их движением. Он испуганно огляделся, но не заметил ничего подозрительного.
У двери им опять пришлось ждать, пока Крот с помощью отмычки открывал замок. Спустя несколько секунд они проникли в коридор и оказались в кольце внутренних стен цитадели, второй линии обороны города, где располагались казармы гарнизона федератов. Узкий и прямой коридор рассекало множество проемов, в которые идущих мог увидеть кто угодно. Они бросились к двери, на которую указывал им Крот, т никто не появился.
Следующую преграду они миновали быстрее, чем Пар успел перевести дух, и остановились в темной нише, выходившей во двор между внутренней и наружной стенами города. Силуэты солдат Федерации, стоящих на страже у ворот и на крепостном валу, неясно вырисовывались в сгущающихся сумерках. В окнах жилищ и караульных помещений, над воротами и укреплениями светились огни. Слышались чеканные шаги и невнятный гул голосов. Где-то визжала сталь под точильным бруском. Пар почувствовал холодок в желудке. Вокруг кипела беспокойная жизнь.
Несколько томительных минут маленький: отряд провел в нише, прислушиваясь и наблюдая. Пар улавливал дыхание согнувшегося рядом, у стены, Падишара. Сердце бешено колотилось… Глубоко в груди, там, в самой сердцевине чувств, начинали трепетать слова страшных заклинаний. Пар отчаянно пытался сохранить над ними власть, думая о том, что произойдет, если он попытается прибегнуть к заговору. Конечно, этого не избежать. Но сможет ли он держать собственное могущество в повиновении у самого себя? Внезапно Пара охватил страх: что если магические силы возьмут верх и он действительно превратится в ту тварь, в которую, по словам Риммера Дэлла, может превратиться? Что тогда удержит его от нападения на своих друзей?
Дамсон, решил он. Образ Дамсон всегда будет с ним, а вместе их не победить ничьим чарам.
Крот выскользнул из темноты ниши и крадучись пошел вдоль высокой стены, сложенной из неотесанных камней. Падишар тут же последовал его примеру, и Пар поспешил за ними. Они быстро пробирались сквозь тьму, отшатываясь и съеживаясь, когда свет факелов безмолвными всплесками разливался на их пути. Они пытались слиться с камнем, стать невидимыми, почти растворяясь в воздухе. Вокруг, совсем рядом, с невообразимым шумом и гамом сновали солдаты Федерации. Пару каждую секунду казалось, что вот-вот их обнаружат.
Но уже через несколько мгновений они оказались перед другой, на этот раз незапертой, дверью и вошли в залитое светом помещение.
Перед ними стоял ошеломленный солдат Федерации, небрежно державший в руках копье и словно приготовившийся заступить на стражу.

Брукс Терри - Шаннара - 7. Талисманы Шаннары => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Шаннара - 7. Талисманы Шаннары автора Брукс Терри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Шаннара - 7. Талисманы Шаннары своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Брукс Терри - Шаннара - 7. Талисманы Шаннары.
Ключевые слова страницы: Шаннара - 7. Талисманы Шаннары; Брукс Терри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Старлин Джим