Макдональд Джон Д. - Легкая нажива 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брукс Терри

Хроники Заземелья - 2. Черный единорог


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Хроники Заземелья - 2. Черный единорог автора, которого зовут Брукс Терри. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Хроники Заземелья - 2. Черный единорог в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Брукс Терри - Хроники Заземелья - 2. Черный единорог без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хроники Заземелья - 2. Черный единорог = 222.32 KB

Брукс Терри - Хроники Заземелья - 2. Черный единорог => скачать бесплатно электронную книгу



Хроники Заземелья – 2

«Черный единорог»: АСТ; Москва; 1997
ISBN 5-697-00161-4
Аннотация
Приключения юриста Бена Холидея, по совместительству — короля волшебного королевства, продолжаются. Злой волшебник Микс, при помощи черной магии, пытается завладеть короной и изловить таинственного черного единорога, считавшегося демоном. Но кто он на самом деле — возможно, лишь жертва темных сил? Бен и его возлюбленная Ивица бесстрашно вступают в новую схватку со злом. Опасные приключения и необыкновенные путешествия, бессчетные сражения и поединки приведут к разгадке тайны черного единорога.
Терри Брукс
Черный единорог
— Откуда ты знаешь, что она единорог? — спросила Молли. — И почему ты боялся, что она до тебя дотронется? Я видела. Ты боялся ее.
— Это долгий разговор, а мне он не по нутру. — без всякой злобы ответил кот. — И на твоем месте я бы не стал терять время на разные глупости. Что касается первого вопроса, то каждый кот, вышедший из младенческого возраста, знает, как обманчива внешность. Это вам, людям, внешность ласкает глаз. Что касается второго вопроса, то… — Тут он запнулся и вдруг стал тщательно умываться; не сказал ни слова, пока старательно не вылизал всего себя. Но и тогда он не взглянул на Молли, а начал рассматривать свои когти. — Если бы она прикоснулась ко мне, — совсем тихо произнес кот, — я бы оказался в ее власти и уже никогда не был бы самим собою.
Питер С. Бигл «Последний единорог»
ПРОЛОГ
Черный единорог выступил из утреннего тумана, словно родился из него, и воззрился на королевство Заземелье.
Рассвет замешкался на востоке в верхней точке горизонта, солнце, как незваный гость, выглянуло из своего укрытия, чтобы увидеть поспешный уход ночи. С появлением единорога тишина будто стала еще напряженнее, точно таинственное событие, происшедшее в маленьком уголке, разнеслось по всей долине. Повсюду сон уступал место бодрствованию, грезы — реальности, и это мгновение перехода, казалось, будет длиться вечность.
Единорог стоял на северной оконечности долины, высоко-высоко в Мельхорских горах, рядом с границей царства фей. Перед единорогом простиралось Заземелье: лесистые склоны и голые скалы убегали вниз навстречу холмам, рекам и озерам, рощам и кустарникам. Сквозь исчезающую тень, там, где на каплях утренней росы плясал солнечный лучик, заскользили неясные пятнышки. Замки, города и домики вырисовывались смутно, это были искаженные очертания на фоне симметрии, присевшие отдохнуть существа, которые словно выдыхали дым, идущий от тлеющих угольков.
В горящих зеленым огнем глазах единорога стояли слезы, огонь этих глаз охватил всю долину от края до края, и они засветились новой жизнью. Как долго пришлось ждать!
Узкий ручеек стекал вниз, заполняя углубление между скалами, находящееся в нескольких метрах от того места, где стоял единорог. Лесные зверюшки, собравшиеся на берегу этого водоема: кролик, барсук, несколько белок и мышей-полевок, опоссум с детенышем и одинокая жаба — припали к земле и с благоговейным страхом уставились на представшее пред ними чудо. Пещерные существа снова уползли в тень. Болотные твари уныло вернулись в нору. Птицы неподвижно застыли на ветках деревьев. Все звуки умолкли. Слышалось только журчание бегущего с гор ручья.
Черный единорог кивнул в знак признательности за выказанное ему почтение. Тело цвета черного дерева светилось в полутьме, грива и волосы над копытами развевались на ветру и поблескивали, как шелковые нити. Козлиные ноги били копытами, львиный хвост со свистом рассекал воздух; это было неугомонное движение на фоне застывшего мира. Острый рог, мерцая волшебным светом, пронзил мрак. Множество существ создала природа, но не было среди них более красивого и грациозного создания, чем единорог, и никогда не будет.
Над долиной королевства Заземелье вдруг взошло солнце, и новый день пришел на смену ночи. Черный единорог почувствовал, как греет небесное светило, и поднял голову, чтобы приветствовать его. Но невидимые путы по-прежнему сковывали единорога, и постоянно идущий от них холод почти сразу же прогнал случайное тепло.
Единорог вздрогнул. Он был бессмертный — его нельзя было убить. Но его жизнь можно было украсть. Время работало на врага, который держал единорога в плену. И время снова пошло вперед.
Черный единорог молнией помчался сквозь свет и тьму в поисках свободы.
Глава 1. СНЫ…
Ночью я видел сон, — утром, во время завтрака, объявил Бен Холидей.
С таким же успехом он мог бы сообщить сводку погоды. Советник Тьюс, казалось, не слышал; он так глубоко задумался, что на худом совином лице залегли морщины, взгляд застыл метрах в шести над столом в невидимой точке пространства. Кобольды Сапожок и Сельдерей едва подняли глаза от тарелок с сдой. Писцу Абернети удалось изобразить вежливое любопытство, но для лохматого пса, чья морда обычно и так выражала вежливое любопытство, это было не очень трудно.
Лишь Ивица, которая только что вошла в столовый чертог замка Чистейшего Серебра и села рядом с Беном, выказала неподдельный интерес: выражение лица у нее внезапно изменилось, и это был тревожный знак.
— Мне снился дом, — решительно продолжал Бен. — Мне снился старый мир.
— Простите? — Теперь советник, очевидно, вернулся с той далекой планеты, где он только что побывал, и смотрел на Бена. — Простите, мне послышалось, что вы говорили о том….
— Что именно вам снилось, Ваше Величество? — нетерпеливо перебил советника Абернети. Вежливое любопытство сменилось легким неодобрением.
Абернети многозначительно глядел на Бена поверх очков. Пес всегда смотрел так на короля, когда Бен упоминал старый мир.
Бен рванулся вперед:
— Мне снился Майлз Беннетт. Помните, я рассказывал о Майлзе, адвокате, моем давнем партнере? Ну вот, он мне и приснился. Будто он попал в беду. Сон был обрывочный, без начала и конца. Словно я включил кино с середины. Майлз сидел у себя в конторе и работал — разбирал бумаги. Раздавались телефонные звонки, в тени ходили какие-то люди, я не мог их рассмотреть. Но я видел, что Майлз совершенно не в себе. Вид у него был ужасный. Он все время спрашивал про меня. Он интересовался, где я, почему не пришел. Я стал кричать ему, но он не слышал. Затем все как-то исказилось, картинка потускнела, наступила тьма. Майлз продолжал звать и спрашивать, где я. Потом что-то встало между нами, и я проснулся. — Бен бегло оглядел лица сидящих за столом. Теперь все слушали. — Но это еще не все, — быстро добавил он. — У меня такое чувство, точно все эти образы предвещают какое-то несчастье. Меня испугала их выразительность. Они были такие… настоящие.
— Ваше Величество, такие сны не редкость, — пожав плечами, заметил Абернети. Он крепче приладил очки к носу и с чопорным видом, облаченный в жилет, сложил холеные руки на груди. Это был утонченный пес. — Я читал, что сны часто являются проявлением наших подсознательных страхов.
— Но не этот сон, — настаивал Бен. — Это был не обыкновенный, заурядный сон. Это было что-то вроде предостережения.
Абернети фыркнул:
— И надо полагать, сейчас вы скажете, что этот угнетающе повлиявший на ваши чувства сон понуждает вас вернуться в старый мир.
Теперь, когда его худшие опасения почти подтвердились, писец даже не пытался скрыть огорчения.
Бен колебался. Прошло больше года с тех пор, как из чащи леса, расположенного на Голубом хребте, в тридцати километрах к юго-западу от Уэйнсборо, штат Виргиния, он проник за туманы царства фей и вступил в королевство Заземелье. За эту честь он заплатил миллион долларов, когда, движимый скорее отчаянием, чем здравым смыслом, ухватился за объявление в каталоге универсального магазина. В Заземелье Бен прибыл в качестве короля, но население страны не сразу признало его. Его права на трон оспаривали со всех сторон. Чудища, в существование которых он раньше даже не верил, едва не погубили его. В этом странно притягательном мире правило всем волшебство, и Бен был вынужден овладеть этим обоюдоострым мечом, чтобы выжить. С тех пор как он решил проникнуть за туманы, действительность для него стала иной, и привычная жизнь адвоката из Чикаго, штат Иллинойс, казалось, начала забываться под воздействием свежих впечатлений. Однако прежняя жизнь червоточиной сверлила его память, и время от времени Бен подумывал о возвращении домой.
Его глаза встретились с глазами писца.
— Признаться, я тревожусь за Майлза, — наконец произнес он.
В столовом чертоге стояла тишина. Кобольды перестали есть, на их обезьяньих мордочках застыли, обнаружив целую уйму зубов, пугающие полуулыбки. Абернети неподвижно сидел на стуле. Ивица побледнела и как будто хотела что-то сказать. Но первым заговорил советник Тьюс.
— Одну минуту, Ваше Величество, — приложив к губам костлявый палец, задумчиво произнес он.
Советник встал, отпустил мальчиков-слуг, которые скромненько стояли по обе стороны стола, и плотно прикрыл за ними двери. Шестеро друзей остались одни в похожем на пещеру столовом чертоге. Но, очевидно, советнику и этого было мало. В дальнем конце зала была огромная арка, за которой находился коридор, ведущий в другие помещения замка. Тьюс бесшумно подошел к ней и заглянул в коридор.
Бен с любопытством наблюдал за советником, удивляясь, почему он так осторожен. Конечно, сейчас не прежние времена, когда они жили в замке Чистейшего Серебра вшестером. Теперь здесь тьма придворных всех возрастов и званий: солдаты и часовые, посланцы и гонцы, и всякие шпионы — все натыкаются друг на друга и лезут в личную жизнь Бена в самую неподходящую минуту. Но вопрос о его возвращении в старый мир открыто обсуждался и раньше всеми без исключения. К этому времени народ Заземелья уже знал, что Бен нездешний.
Он грустно улыбнулся. Ничего, осторожность не повредит.
Бен потянулся и расслабился. У него была непримечательная наружность: рост средний, телосложение обычное, фигура пропорциональная. Движения быстрые и точные, в юности он был боксером и еще не утратил старые навыки. Лицо, загорелое от солнца и ветра, с выступающими скулами, высоким лбом и горбатым носом, волосы слегка поседели на висках. В уголках глаз показались морщинки, но сами глаза были ярко-синие и похожи на льдинки.
Бен поднял глаза к потолку. Свет утреннего солнца струился из высоких стеклянных окон и играл на гладком дереве и камне. Бена пронизывало тепло крепости, этого удивительного замка Чистейшего Серебра, и Холидей чувствовал, как крепость эта обеспокоена. Она слышала его рассказ о сне и выражала недовольство. Она словно мать, которая волнуется за дерзкое, безрассудное дитя. Мать, которая стремится всегда держать это дитя при себе. Всем стало не по себе, когда он заговорил об отъезде.
Бен украдкой взглянул на своих друзей: волшебник Тьюс, чья магия часто давала осечку, огородное пугало в лоскутной мантии и с преувеличенной жестикуляцией; придворный писец Абернети, которого советник неудачным заклинанием превратил в мягкошерстного терьера, а потом так и не смог расколдовать, и Абернети остался псом в одежде джентльмена; Ивица, прекрасная сильфида, полуженщина-полудеревце, существо из царства фей, тоже владеющая чарами; Сапожок и Сельдерей, два кобольда, очень похожих на обезьян в бриджах, — скороход и повар. Поначалу все они казались Бену такими странными. Но год спустя ему было с ними спокойно и уютно, в их присутствии он чувствовал себя в безопасности.
Бен покачал головой. Он жил в мире драконов и ведьм, гномов, троллей и других необыкновенных созданий, настоящих крепостей и волшебства. Он жил в сказочном королевстве и был в нем королем. Он был тем, кем когда-то мечтал быть. Старый мир остался далеко позади, прежняя жизнь ушла в прошлое. Неудивительно, что Бен так часто думал о том мире и той жизни, о Майлзе и о Чикаго, об адвокатских делах и о разных обязательствах, которые Бен не успел выполнить. Нити из узора давешнего сна вплетались в его память и неумолимо затягивались. Оказалось, что не так легко забыть прошедшую часть жизни…
Советник Тьюс откашлялся. — Ваше Величество, этой ночью я тоже видел сон,
— объявил вернувшийся из разведки волшебник. Бен быстро поднял глаза. Высокая фигура в балахоне склонилась над спинкой кресла Бена, зеленые глаза смотрели ясно и холодно. Тощие пальцы правой руки потирали щетинистый подбородок, голос напоминал настороженное шипение. — Я видел пропавшие волшебные книги!
Теперь Бен понял осторожность советника. В королевстве Заземелье очень немногим было известно о волшебных книгах. Они принадлежали сводному брату Тьюса, прежнему придворному магу, человеку, которого Бен знал в старом мире под именем Микса. Этот Микс вместе с недовольным всем наследником престола продал Бену за миллион долларов королевство Заземелье в полной уверенности, что Бен угодит в одну из расставленных для его погибели ловушек и, когда Миксу наконец удастся отправить Бена на тот свет, королевство снова можно будет выставить на продажу. Микс надеялся сделать Тьюса своим союзником, пообещав сообщить ему знания из спрятанных волшебных книг — эта приманка должна была привлечь советника на сторону Микса. Но Тьюс вступил в союз с Беном, и они не попались ни в одну из ловушек Микса и навсегда изгнали старого колдуна из Заземелья.
Бен, полуобернувшись, посмотрел прямо в глаза советнику. Да, Микса нет, но волшебные книги все еще лежат зарытые где-то в долине…
— Ваше Величество, вы слышали, что я сказал? — Глаза советника сверкали от волнения. — В пропавших книгах собраны заклинания всех волшебников Заземелья с того времени, как возникла магия! Кажется, я знаю, где эти книги! Во сне я увидел, где они спрятаны! — В его глазах сверкали огоньки. Голос понизился до шепота. — Они лежат в подземелье разрушенной крепости Мирвук, стоящей высоко в Мельхорских горах! Во сне я шел за фонарем, который перемещался сам по себе, я следовал за ним сквозь тьму, проходил через тоннели, взбегал по лестницам, пока не достиг двери, помеченной старинными буквами и рунами. Дверь открылась, на одной из каменных плит пола был особый значок. Я коснулся этой плиты, она подалась, и под ней лежали книги! Я помню все, будто это происходило наяву!
Теперь настала очередь Бена выразить сомнение. Он что-то забормотал и осекся, не зная, что сказать. Почувствовал, как сидящая рядом Ивица беспокойно зашевелилась.
— Честно говоря, я не знал, рассказывать ли о своем сне, — признался волшебник, он торопился, слова так и сыпались. — Я думал, может, стоит подождать, пока выяснится, вещий это сон или обман, а потом уже говорить о нем. Но когда вы рассказали о своем сне, я… — Он замешкался. — Ваше Величество, мой сон вроде вашего. Это скорее не сон, а предостережение. Он был необыкновенно выразителен, притягивал своей яркостью. Он не пугал, как ваш, он… вызывал радость!
На Абернети это не произвело абсолютно никакого впечатления.
— Вероятно, накануне ты что-то съел, волшебник, — с недобрым видом предположил пес. Советник будто не слышал Абернети.
— Вы понимаете, что будет, если я получу волшебные книги в свое распоряжение? — спросил Тьюс, его лицо хищной птицы напряглось от волнения.
— Вы представляете, какой волшебной силой я стану обладать?
— Мне кажется, с тебя хватит той силы, которой ты обладаешь! — огрызнулся Абернети. — Позволь тебе заметить, что именно твоя волшебная сила (или ее отсутствие) несколько лет назад довели меня до моего теперешнего положения! Нет нужды говорить, сколько зла ты сможешь принести, если твоя волшебная сила возрастет!
— Сколько зла?! Я смогу творить добро! — Советник повернулся к Абернети и наклонился к нему. — Я смогу найти способ превратить тебя в человека!
Абернети притих. Можно быть недоверчивым, но не до тупости. Больше всего на свете ему хотелось стать человеком.
— Советник, вы в этом уверены? — наконец спросил Бен.
— Так же, как и вы. Ваше Величество, — ответил волшебник. Он помедлил. — Однако странно, что в одну и ту же ночь было два сна…
— Три, — вдруг сказала Ивица. Все уставились на нее: советник не закончил предложения; Бен все еще старался понять важность вещего сна советника; Абернети и кобольды лишились дара речи. Она сказала…
— Три, — повторила Ивица. — Мне тоже приснился сон, он был удивительный и волнующий, может, даже более яркий, чем ваши.
Бен снова увидел ее лицо, выражавшее тревогу. Ивица стала от этого еще статнее, еще сильнее. Раньше Бен был занят другим и не обращал на нее внимания. Ивица не любила преувеличивать. Что-то на самом деле ее потрясло. В ее глазах было беспокойство, почти страх.
— Что тебе приснилось? — спросил Бен. Она заговорила не сразу. Казалось, над чем-то раздумывала.
— Я путешествовала по земле, знакомой, но неведомой. Это было в Заземелье и в то же время где-то еще. Я что-то искала. Была не одна, мои спутники — тусклые тени — что-то настойчиво шептали мне. Надо было торопиться, но я не понимала почему. Просто продолжала искать. — Она передохнула. — День сменился вечером, лунный свет заливал окружившие меня леса. Теперь я осталась одна. И так испугалась, что не могла даже позвать на помощь, хотя нужно было. Туман наплывал, тени сгустились и придвинулись так близко, что чуть не поглотили меня. — Она погладила руку Бена и сжала ее. — Ты был нужен мне, Бен, очень нужен; мысль, что тебя нет рядом, была невыносима. Казалось, внутренний голос шептал мне, что, если я не вернусь из этого путешествия как можно скорее, я потеряю тебя. Навсегда.
Ивица так произнесла последнее слово, что у Бена поползли мурашки по коже.
— Потом передо мной вдруг появилось существо, видение, возникшее из предрассветного тумана. — Зеленые глаза сильфиды вспыхнули. — Бен, это был единорог, такой странный и очень темный, что казалось, он впитывает белый свет луны, как губка воду, и ничуть не светлеет. Это был единорог, но не белый, как в прежние времена, а иссиня-черный. Он встал на моем пути, наклонил рог и стал бить копытами о землю. Стройное тело изогнулось и изменило форму, и даже почудилось, что это скорее демон, злой дух, а не доброе создание из царства фей. Он стоял передо мной, словно огромный разъяренный зубр. Затем двинулся на меня, и я побежала. Я почему-то знала, что он не должен касаться меня: если он до меня дотронется, я пропала. Я бежала быстро, но черный единорог не отставал. Он охотился за мной. Он твердо решил меня поймать.
Ивица часто дышала, ее тонкая фигурка напряглась от захлестывающих чувств. В комнате стояла мертвецкая тишина.
— И тут я заметила, что в руках у меня уздечка из золотых нитей, из настоящих золотых нитей, которые пряли и сплетали феи прежних дней. Я не знала, как у меня оказалась эта уздечка; я только знала, что терять ее нельзя. Потому что это единственная уздечка в мире, которая может усмирить черного единорога. — Ивица еще крепче сжала руку Бена. — Я бежала и искала тебя, Бен. Я понимала, что уздечку надо отдать именно тебе, и, если я сейчас не встречу тебя, черный единорог непременно настигнет меня и…
Она умолкла, ее глаза пристально посмотрели на Бена. На миг он забыл все, что она только что сказала, он чувствовал лишь ее взгляд, прикосновение ее руки. Ивица предстала вдруг той невероятно красивой женщиной, которую Бен встретил почти год назад, когда она купалась обнаженной в водах Иррилина; она походила тогда одновременно на сирену и на дитя фей. Этот образ никогда не покидал Бена. Как только он видел Ивицу, воспоминание возникало снова и снова.
Наступило неловкое молчание. Лишь Абернети откашлялся.
— Урожайная выдалась ночь для снов, — лукаво заметил он. — Кажется, все присутствующие, кроме меня, что-то видели. Сапожок, тебе что-нибудь снилось
— друзья в беде, волшебные книги или черные единороги? А тебе. Сельдерей?
Кобольды тихо зашептались и вместе покачали головами. Но настороженный взгляд их смышленых глаз говорил о том, что они относятся к таким снам не так легко, как Абернети.
— И еще одно, — все еще глядя только на Бена, сказала Ивица. — Я убегала от зверя, который гнался за мной, то ли от черного единорога, то ли от дьявола, и проснулась. Я проснулась, но знала, что сон не кончился, что будет продолжение.
Бен прервал раздумья и медленно кивнул.
— Иногда один и тот же сон приходит несколько раз… с перерывами.
— Нет, Бен, — твердо прошептала Ивица. И отпустила его руку. — Этот сон напоминал твой: это был скорее не сон, а предостережение. Мой король, я получила предостережение. Существа из царства фей точнее постигают смысл снов. Мне показали то, что я должна знать, но показали не все.
— В летописях Заземелья встречаются рассказы о явлении черного единорога,
— внезапно объявил советник Тьюс. — Помнится, мне раза два попадались эти истории. Это было давно, и сообщения о таких случаях ничем не подтверждены. Единорог считался тогда порождением дьявола, обладающим такой зловещей силой, что человек погибает от одного взгляда на это существо…
Нетронутая пища и питье остывали в расставленных на столе тарелках и чашках, о завтраке забыли. В столовом чертоге было тихо и пусто, но Бен ощущал на себе чьи-то взгляды. Это было неприятное чувство. Он быстро взглянул на угрюмое лицо советника, а потом снова на Ивицу. Если бы Бену рассказали ее сон, возможно, даже в придачу и сон советника, а самому Бену ничего бы не привиделось, он оставил бы эти сны без внимания. Бен не особенно верил в сновидения. Но воспоминания о Майлзе Беннетте, сидящем в мрачной конторе, Майлзе, который почти обезумел от тревоги, потому что Бена не было рядом в нужную минуту, нависло над Беном, словно облако. Воспоминание было такое яркое, словно Бен увидел его наяву. И в рассказах друзей сквозила та же напряженность, впечатлительность Ивицы и Тьюса только усиливала острое ощущение, что такие мучительные сны нельзя считать следствием вчерашнего обеда или слишком буйного подсознания.
— Почему нам всем это приснилось? — с удивлением произнес Бен.
— Есть страна снов. Ваше Величество, — ответил советник Тьюс, — а в снах действительность и воображение встречаются друг с другом. То, что реально в одном мире, в другом — плод фантазии. В этой стране соединяются сны из царства фей и из мира смертных. — Он встал, в лоскутной мантии он был похож на призрака. — Такие сны имели место и раньше, они часто являлись сразу нескольким людям. В истории Заземелья нередки случаи, когда такие сны видели короли, правители и волшебники одновременно.
— Эти сны — откровение или… предупреждение?
— Эти сны — руководство к действию. Ваше Величество. Уж поверьте. Бен поджал губы:
— И ты, советник, собираешься действовать, как указал тебе сон? Ты пойдешь за пропавшими волшебными книгами?
Советник был в нерешительности, он задумался, на лбу появились морщины.
— И значит, Ивице надо искать золотую уздечку? А мне вернуться в Чикаго и проверить, как поживает Майлз Беннетт?
— Простите, Ваше Величество, одну минуту! — Абернети вскочил, вид у него был явно встревоженный. — Может быть, имеет смысл получше обдумать этот вопрос. Вы совершите большую ошибку, если пойдете искать то, что вполне может оказаться иллюзией, навеянной несварением желудка! — Писец посмотрел на Бена в упор. — Ваше Величество, не забывайте, что волшебник Микс все еще ваш злейший враг. Пока вы в Заземелье, он не может причинить вам вреда, но я уверен, что он только и ждет, когда вы совершите глупость и решите вернуться в тот мир, где заманили его в ловушку! Что, если он узнает о вашем возвращении? Что, если опасность, угрожающая вашему другу, исходит от Микса?
— Весьма возможно, — согласился Бен.
— Даже наверняка!
Чтобы подчеркнуть свои слова, Абернети с важным видом приладил очки к носу. Теперь Абернети взглянул на советника.
— А у тебя, я надеюсь, хватает ума, чтобы понять, как опасно пытаться получить власть над пропавшими волшебными книгами, ведь этой властью пользовались чародеи вроде Микса! Задолго до нашего с тобой рождения ходила молва, что волшебные книги отлиты из листов проклятого железа и с помощью этих книг можно творить лишь зло. Дьявольская сила может пожрать тебя вмиг, как огонь съедает сухой пергамент. Советник Тьюс, такое колдовство опасно! Что касается тебя… — Абернети не внял слабым возражениям советника и повернулся к Ивице, — …твой сон пугает меня больше всего. Легенда о черном единороге повествует о зле, это следует даже из твоего сна! Пересказывая летописи Заземелья, советник Тьюс забыл сообщить, что все, кто, по их словам, видел черного единорога, кончали жизнь внезапно и весьма неприятным образом. Если черный единорог действительно существует, это, вероятно, заблудившийся по дороге в Абаддон демон, и лучше оставить его в покое!
В конце для пущей убедительности Абернети щелкнул зубами. Друзья смотрели на него.
— Мы только высказали предположения, — произнес Бен, пытаясь успокоить взволнованного писца. — Мы только рассматриваем возможности…
Он почувствовал, как пальцы Ивицы снова прикоснулись к его руке.
— Нет, Бен. У Абернети верное чутье. Мы уже не рассматриваем возможности.
Бен притих. Он знал, что Ивица права — никто из них этого не сказал, но решение всеми принято. Каждый собирался в собственное путешествие в поисках собственной цели. Они вознамерились проверить истинность своих снов.
— По крайней мере хоть кто-то из вас говорит честно! — раздраженным тоном произнес Абернети. — Говорит честно о своем походе, если не об опасности этого поступка!
— Опасность есть всегда… — начал советник.
— Да, да, волшебник! — оборвал его Абернети я сосредоточил внимание на Бене. — Вы забыли о наших начинаниях. Ваше Величество? — спросил он. — О работе, которая не может быть завершена без вас? Через неделю соберется Совет судей, чтобы оценить введенную вами форму слушания дел. Как только вы установите вехи, должно начаться осушение и строительство дорог на восточной границе Зеленого Дола! Вы не можете просто так все бросить! . Бен рассеянно закивал и отвел глаза. Он неожиданно подумал о другом. Когда это ему пришло в голову все бросить? Он не принимал такого решения. Решение как будто кто-то принял за него. Бен покачал головой. Это невозможно.
Бен снова перевел взгляд на Абернети:
— Не беспокойтесь. Я ненадолго.
— Это неизвестно, — упорствовал писец. Бен помедлил, а потом вдруг улыбнулся:
— Абернети, есть дела более важные и менее. Дела Заземелья могут подождать несколько дней, пока я сбегаю в старый мир и обратно. — Он встал и подошел к Абернети. — Я не могу оставить все как есть. Я не могу притвориться, будто никакого сна не было и я не волнуюсь за Майлза. Рано или поздно мне все равно надо будет вернуться в старый мир. У меня там осталось слишком много всяких обязанностей.
— Если вы не вернетесь, старый мир не рухнет, в отличие от нашего королевства, — в тревоге пробормотал писец.
Бен улыбнулся во весь рот:
— Обещаю быть осторожным. Благополучие Заземелья и его народа дорого мне так же, как и тебе.
— В ваше отсутствие я вполне сносно могу управлять делами страны, мой король, — добавил советник Тьюс. Абернети тяжело вздохнул:
— Почему-то меня не утешает такая перспектива! Подняв руку, Бен предупредил ответ Тьюса:
— Прошу вас, не спорьте. Нам нужно поддерживать друг друга. — Он повернулся к Ивице:
— Ты тоже приняла решение?
Ивица откинула назад длинные, до талии, густые волосы и посмотрела на Бена долгим, почти мрачным взглядом.
— Ты уже знаешь ответ на этот вопрос.
— Кажется, да. Откуда ты начнешь искать?
— С Озерного края. Мне там помогут.
— Может быть, ты подождешь, пока я вернусь из своего путешествия и пойду с тобой?
Глаза сильфиды цвета морской волны смотрели спокойно и уверенно. — А может, ты меня подождешь, Бен?
Бен мягко сжал руку Ивицы:
— Нет, я не могу. Но ты все равно находишься под моей защитой, и я не хочу, чтобы ты шла одна. В сущности говоря, я не хочу, чтобы Тьюс тоже шел один. Охрана может оказаться не лишней. С одним из вас пойдет Сапожок, с другим — Сельдерей. И пожалуйста, не возражайте мне, — быстро продолжал он, видя, что и сильфида, и волшебник уже готовы поспорить, — В пути вас может подстерегать опасность.
— И вас тоже. Ваше Величество, — заметил советник Тьюс.
— Да, я понимаю, — согласился Бен. — Но мое положение отличается от вашего. Я никого не могу взять с собой из этого мира в другой (там это по меньшей мере вызовет удивление), а возможная опасность таится в другом мире. Так что во время этой прогулки мне придется самому себя защищать.
Кроме того, думал Бен, его будет оберегать медальон, висящий у него на шее. Пальцы Бена скользнули за ворот рубашки и нащупали твердую поверхность медальона. По иронии судьбы этот медальон, являющийся ключом к волшебству, дал Бену Микс при продаже королевства. Только владелец медальона мог пройти сквозь волшебные туманы из Заземелья в другие миры и обратно. И только владелец медальона мог вызвать и воспользоваться услугами непобедимого рыцаря по имени Паладин.
Бен провел пальцем по изображению странствующего рыцаря, который выезжает из ворот замка Чистейшего Серебра на фоне восходящего солнца. Тайной Паладина владел лишь Бен. Даже Микс не понимал до конца, в чем сила медальона и как он связан с Паладином.
Бен улыбнулся краешками губ. Микс считал себя очень умным. С помощью медальона он проник в мир Бена и угодил там в капкан. Теперь старый колдун готов отдать что угодно, лишь бы вернуть себе медальон!
Бен перестал улыбаться. Разумеется, Миксу никогда не удастся вернуть медальон. Только владелец медальона может распоряжаться этим талисманом, а Бен никогда его не снимает. Микс больше не угрожает Бену. Но почти похороненная под стеной решимости, на которую опирались все его начинания, где-то в глубине души Бена таилась крошечная тень сомнения и, не давая ему покоя, призывала к бдительности.
— Выходит, что бы я ни сказал, ваше мнение не изменится, — обращаясь ко всем сразу, объявил Абернети и снова завладел вниманием Бена. На Бена взирал пес, он поднял очки на лоб и, сложив на груди руки, принял позу отвергнутого пророка. — Да будет так! И когда же вы отправляетесь. Ваше Величество?
Последовало неловкое молчание. Бен откашлялся:
— Чем скорее я уеду, тем скорее вернусь. Ивица поднялась и встала напротив Бена. Ее руки обвились вокруг его пояса, и она прильнула к Бену. Секунду они держали друг друга в объятиях на глазах у всех. Бен чувствовал, как вибрирует хрупкое тело девушки, эта неясная дрожь говорила о подспудном страхе.
— А сейчас, мне кажется, лучше нам всем заняться своими делами, — тихо произнес советник.
Никто не сказал ни слова. Тишина была хорошим ответом. Уже рассвело, за окнами стояло утро, и все хотели с пользой провести наступающий день.
— Возвращайся ко мне невредимым, Бен Холидей, король Заземелья, — прошептала, прижавшись к его плечу, Ивица.
Абернети услышал ее напутствие и отвел взгляд. — Возвращайтесь невредимым ко всем нам, Ваше Величество, — сказал писец.
Не теряя ни минуты, Бен собрался в путь.
Из столового чертога Бен удалился прямо в спальню и сложил в сумку, с которой он прибыл из привычного мира, несколько необходимых предметов. Потом переоделся в поношенный темно-синий тренировочный костюм и потертые спортивные ботинки. После королевского облачения эта одежда и обувь выглядели странно, но Бен чувствовал себя в них удобно и уверенно. Наконец он возвращается домой, думал Бен. В конце концов он решился это сделать.
Он покинул спальню, спустился по черной лестнице и через несколько потайных коридоров вышел в маленький двор, расположенный недалеко от главных ворот, где его ждали друзья. На безоблачном небе сияло утреннее солнце, озаряя белые камни крепостной стены; оно касалось серебристых украшений, и они вспыхивали ослепительным светом. Тепло поднималось от островной земли, на которой стоял замок Чистейшего Серебра, и воздух наполнялся ленивой истомой. Бен вдохнул дневную свежесть, ощутив под ногами ответное дыхание крепости.
Бен дружелюбно пожал руки кобольдам Сапожку и Сельдерею, обменялся формальными, чопорными поклонами с Абернети, обнялся с советником и поцеловал Ивицу со страстью, которую обычно приберегал для глубокой ночи. Разговаривали не много. Все уже переговорили раньше. Абернети снова предостерег против происков Микса, и на этот раз советник Тьюс тоже Пожелал ему быть осторожным.
— Поберегитесь, Ваше Величество, — схватив Бена за плечо, словно в попытке удержать, увещевал волшебник. — Мой сводный брат, хотя и изгнан в чужой для него мир, не лишился колдовского дара. Он все еще опасный противник. Остерегайтесь его.
Бен пообещал. Он прошел с друзьями в ворота, миновал часовых, заступивших на дневную стражу, и спустился к озеру. Конь ждал его на дальнем берегу, это был мерин, которого Бен окрестил Криминалом. Бен шутил про себя, что как только он садится на коня, то оказывается один на один с криминалом. Никто, кроме Бена, все равно не понял бы этой шутки. А красавица Вилочка, к сожалению, сломала ногу, и Бену пришлось ее оставить.
Бена также ожидал взвод кавалерии. Абернети настоял, чтобы по крайней мере до границы Заземелья король проехал с надлежащей охраной.
— Бен! — Ивица подошла к нему в последний раз и что-то сунула в руку. — Возьми это.
Бен украдкой взглянул на ее подарок. Это был гладкий камень мелочно-белого цвета, затейливо украшенный рунами.
Ивица быстро взяла Бена за левую руку и опустила ее на камень, лежащий в открытой ладони правой руки.
— Не показывай его никому. Это талисман, который часто носят в моей стране. Если тебе будет угрожать опасность, камень раскалится и станет красным. Так он тебя предупредит. — Ивица замолчала и нежно погладила щеку Бена. — Помни, что я тебя люблю. И всегда буду любить. Всегда.
Бен ободряюще улыбнулся, но слова Ивицы, как и раньше, встревожили его. Он не хотел, чтобы она влюбилась, во всяком случае, так всепоглощающе, так безоглядно. Он боялся этого. Так его любила Энни, его жена; Энни, которая умерла, но осталась частью его прежней жизни; она погибла в автомобильной катастрофе, и иногда Бену казалось, что это было тысячу лет назад, но чаще он думал, что это случилось вчера. Он не желал искушать судьбу: что, если он примет такую же любовь и потеряет ее во второй раз? Он не мог себе этого позволить. Пугала сама возможность этого.
Его вдруг охватила печаль. Это было странно, но пока он не встретил Ивицу, он даже не надеялся вновь пережить те же чувства, которые испытывал к Энни…
Бен быстро поцеловал Ивицу и спрятал камень поглубже в карман. Потом отвернулся, но почувствовал, что девушка уткнулась ему в спину…
Советник перевез Бена в челноке-бегунке через озеро и подождал, пока Бен сел на коня.
— Будьте осторожны, Ваше Величество, — напутствовал волшебник Бена.
Бен помахал всем рукой, бросил последний взгляд на шпили замка Чистейшего Серебра, пришпорил Криминала и галопом ринулся вперед, сопровождаемый взводом солдат.
Утро перешло в день, день перевалил за половину, а Бен все скакал на запад, к краю долины и туманам, зависшим на границе царства фей. Осень покрыла местность, где проезжал Бен, ярким лоскутным ковром. Луга пестрели густыми травами приглушенных зеленых, синих и розовых тонов и белым с малиновыми точками клевером. Лес все еще не лишился молодой буйной растительности. Лазурные друзья, которые давали основные продукты питания, употребляемые в долине, как сок, так и твердую пищу, кучками росли повсюду; это были невысокие болотные деревца, выделяющиеся искристой синевой на фоне различных оттенков зеленого. На севере низко над горизонтом висели две из восьми лун Заземелья; они были видны даже при дневном свете: одна персикового цвета, другая бледно-розовая. С полей, которые принадлежали разбросанным по округе маленьким фермам, собирали урожай. До зимних недель, коротаемых взаперти, оставался еще целый месяц.
Бен упивался запахом, вкусом, видом и ощущением долины, будто прекрасным вином. Туман и холодная серая мгла, которые окутывали эту местность, когда Бен впервые проезжал по ней в дни умирающего волшебства, исчезли. Теперь волшебство возродилось, и земля ожила. Долина и ее жители обрели покой.
Но Бен не обрел покоя. Конь перешел на ровный, небыстрый шаг. Торопливость, с которой Бен двигался прежде, уступила место странному волнению при мысли об отъезде. Это было первое путешествие за пределы Заземелья с тех пор, как Бей прибыл в королевство, и если раньше мысль об отлучке не вызывала тревоги, то теперь Бен забеспокоился. Его решимость со всех сторон подтачивало опасение, что если он покинет Заземелье, то уже никогда не сможет вернуться.
Разумеется, это были нелепые страхи, и Бен храбро пытался их побороть, убеждая себя, что его одолевают обычные для начала путешествия дурные предчувствия. Бен старался внушить себе, что он жертва многочисленных предостережений друзей, и для поднятия духа стал напевать бодрый марш.
Но ничего не помогало, и в конце концов Бен сдался. Он решил смириться со своими страхами и ждать, когда .они рассеются сами.
Когда Бен и его спутники достигли нижних склонов западной кромки долины, день был в разгаре. Здесь, на краю долины, Бен оставил солдат и дал им наказ разбить лагерь и ждать возвращения короля. Он сказал солдатам, что может задержаться на неделю. Если через неделю он не приедет, они должны будут вернуться в замок Чистейшего Серебра и доложить советнику. Командир взвода странно посмотрел на Бена, но не стал оспаривать приказ. Командир привык к тому, что король отправлялся без охраны в необычные походы, но раньше он брал с собой одного из кобольдов или волшебника.
Бен подождал, пока командир отдаст честь, перебросил сумку через плечо и стал взбираться по склону.
Когда Бен взобрался наверх и пошел к опушке туманного леса, стоящего на границе царства фей, уже близился закат. Дневное тепло быстро остывало, наступала вечерняя прохлада, и длинная тень Бена волочилась за ним, как какой-то гротесковый силуэт. Воздух застыл в глубоком, всеобъемлющем покое, и эта неподвижность словно что-то скрывала.
Рука Бена потянулась к висящему на шее медальону, пальцы крепко сжали металл. Советник предупредил Бена, чего можно ожидать. Царство фей одновременно везде и нигде, и в нем множество дверей в иные миры. Любой путь, который изберет Бен, будет выходом из королевства, и пройти можно там, где Бен пожелает. Надо только представить себе, куда хочешь попасть, и медальон направит к нужному проходу.
По крайней мере так говорят. У советника никогда не было возможности это проверить.
Туман раскачивался и шевелился вместе с огромными деревьями. Стелющиеся растения извивались, как змеи. Туман напоминал живое существо. «Веселенькая мысль», — проворчал Бен. Он остановился перед туманом, осторожно оглядел его, сделал глубокий вдох, успокоился и пошел вперед.
Туман вмиг обвился вокруг Бена, и путь назад стал таким же неясным, как путь вперед. Бен ускорил шаг. Минуту спустя перед ним открылся проход, та же огромная пустота, черная нора, которая привела Бена сюда из прежнего мира год назад. Она вилась сквозь туман, обходила деревья и исчезала в пустоте. В тоннеле слышались отдаленные, смутные звуки, по краям танцевали тени.
Бен пошел медленнее. Он вспомнил, что произошло, когда он проходил по этому коридору в прошлый раз. На Бена откуда ни возьмись налетел демон по имени Марк на черном крылатом чудище; к тому времени как Бен понял, что они настоящие, они чуть не убили его. Потом он буквально споткнулся о спящего дракона…
На границе света и тьмы, еле различимые в тумане, под деревьями пробегали хрупкие фигурки. Феи. Да, это они.
Бен перестал вспоминать и заставил себя шагать быстрее. Однажды феи ему помогли, и среди них ему должно быть легко. Но ему было очень трудно. Он чувствовал себя одиноким и всем чужим.
В тумане возникали и исчезали лица, худые, востроглазые, с густыми, точно мох, волосами. Шептались голоса, но слов было не разобрать. Бен вспотел. Находиться в тоннеле стало невыносимо, Бен хотел выйти. Тьма гнала его вперед.
Пальцы Бена все еще крепко сжимали медальон, и вдруг Бен подумал о Паладине.
Затем мрак сменился сумеречно-серым светом, и в тоннеле осталось пройти меньше пятидесяти метров. Смутные очертания неровно покачивались в полусвете: переплетения паутины и наклонившихся шестов. Непонятно откуда донеслось резкое шипение. Внезапно поднявшийся ветер неприятно завыл.
Бен посмотрел в полутьму. Несущийся в тоннель влажный, жалящий ветер набросился на него и швырнул в лицо резкий, свистящий звук.
Бен вышел из тоннеля, служившего укрытием, под беспросветный ливень и оказался… один на один с Миксом.
Глава 2. …И ВОСПОМИНАНИЯ
Бен Холидей оцепенел. Молния осветила небо, плотно обложенное облаками, из которых лились струи дождя. Раскаты грома отдавались в пустоте и с огромной силой сотрясали землю. Везде, будто укрепленные стены огромной крепости, вздымались могучие дубы, их стволы и голые ветви истово поблескивали. Более низкие сосны и ели теснились колючими группками в просветах, оставленных их высокими собратьями, и вдоль почти невидимого горизонта вставали темные неровные контуры склонов Голубого хребта.
И на этом фоне выделялась призрачная фигура Микса. Он стоял не двигаясь, высокий, старый и сгорбленный, с седыми волосами и суровым лицом с резкими чертами. Бен едва узнал его. Прежде у Микса был вид человека, теперь он выглядел как разъяренное животное. Куда делись спортивные брюки из плотной шерсти, вельветовая куртка и легкие кожаные туфли — внешние атрибуты цивилизации, дополнявшие вежливые, хотя и немного грубоватые манеры торгового представителя престижного универмага? Вместо этой, не внушающей опасений, такой узнаваемой деловой одежды на Миксе была мантия сине-стального цвета, которая развевалась, как парус, и, казалось, поглощала свет. От плеч поднимался высокий воротник, обрамляя мертвенно-бледное исхудавшее лицо, искаженное почти безумной злобой. Пустой правый рукав, как прежде, безвольно свисал. Черная кожаная перчатка, закрывающая левую кисть, походила на клешню. Но руки все равно бросались в глаза так, словно на каждой открылся всем на обозрение обнаженный шрам.
У Бена вдруг перехватило дыхание. В старике безошибочно угадывалось напряжение, это было напряжение хищника, застывшего перед прыжком.
«О Боже, он меня поджидал, — вне себя от потрясения подумал Бен. — Он знал, что я приду!»
И тут Микс стал наступать. Бен сделал шаг назад, в правой руке судорожно сжимая медальон. Микс бросился на Бена. Ветер переменился, и завывание бури с новой силой отдалось эхом в горах. Дождь хлестал Бена по лицу и заставил сильно зажмуриться.
Когда Бен снова открыл глаза, Микс пропал.
Бен сильно удивился. Микс исчез, будто его и не было, а Бену все привиделось. Дождь и мрак обвили окружающий Бена лес серым влажным саваном. Бен поспешно огляделся, лицо его выражало .недоумение. Микс словно сквозь землю провалился.
Через секунду Бен собрался с мыслями. Он заметил тусклые очертания начинающейся прямо перед ним тропинки и ступил на нее. Бен быстро шагал вперед, огибая деревья, туда, куда вела его вьющаяся с гор тропинка, и уходил все дальше от временного коридора, который возвращал из Заземелья в прежний мир. Бен вернулся в свой привычный мир, в этом он был уверен. Он снова на Голубом хребте, в Виргинии, в чаще Национального парка имени Джорджа Вашингтона. Та же самая тропинка больше года назад привела Бена в Заземелье. Если он проследует по ней достаточно далеко, то окажется у подножия гор, где находится Верхняя дорога, поворот с числом 13, нарисованным черной краской на зеленом дорожном указателе, а рядом можно укрыться от дождя и, что важнее всего, бесплатно позвонить по телефону.
За несколько секунд Бен промок до нитки, но продолжал идти вперед, крепко держа сумку под мышкой. Его ум лихорадочно работал: «Это был не Микс, он даже не похож на старого Микса, только слегка напоминает его, черт возьми! К тому же Микс, если бы это был он, не исчез бы так просто, правда?»
Сомнение прочно угнездилось в мозгу Бена. Может, он просто все это себе вообразил? Может, это какой-то обман чувств?
С опозданием Бен вспомнил о рунном камне, который подарила Ивица. Замедлив шаг, Бен пошарил в кармане куртки, нашел камень и извлек его на свет. Камень был по-прежнему молочно-белый и ничуть не раскалился. Это означает, что колдовство Бену не угрожает. Но как же тогда расценивать призрак Микса?
Бен снова двинулся вперед, скользя по грязной, напоенной водой дороге, ветви сосен лупили его по лицу и рукам. Бен вдруг почувствовал, как холодно в этих горах — его буквально продирал мороз по коже. Бен забыл, что поздняя осень неприятна даже в западной Виргинии. В Иллинойсе можно окоченеть. В Чикаго даже иногда идет снег…
Бен ощутил ком в горле. Сквозь туман и дождь пробирались тени, то вдруг появляясь, то пропадая из виду. В каждой тени Бен видел Микса, каждый раз Бен ощущал, как к нему тянется кожаная перчатка волшебника.
«Только вперед, — говорил себе Бен. — Только добраться до телефона».
Бену казалось, что прошла целая вечность, но примерно через полчаса он оказался между деревьями, пересек аллею и прошел в сторожку, где стоял бесплатный телефон. Бен промок насквозь и замерз, но даже не чувствовал этого. Он всецело сосредоточился на заключенной в плексиглас серебристо-черной металлической коробке.
«Только бы телефон работал», — молил Бен.
Телефон работал. Дождь не переставая барабанил по крыше сторожки, вокруг плотно сгустились туман и мгла. Бену почудились шаги. Он порылся в сумке в поисках денег и кредитной карточки, которая все еще лежала в его бумажнике, узнал по телефону название таксопарка в Уэйнсборо и заказал оттуда машину. На это ушло всего несколько минут.
Затем Бен уселся на деревянную скамью, прибитую к стене сторожки, и стал ждать. Он с удивлением заметил, что у него трясутся руки.
***
К тому времени как пришла машина и Бен, целый и невредимый, залез на сиденье, он уже почти взял себя в руки и стал обдумывать, что с ним приключилось.
Бен уже не мыслил, что Микс ему примерещился. Он видел все достаточно четко. Но это был не Микс, это был образ Микса. Образ возник, когда Бен пересек временной коридор. Бену немедленно показали этот образ. Его поместили в конце тоннеля, чтобы Бен обязательно заметил.
Спрашивается, зачем?
Бен ссутулился на заднем сиденье мчавшегося по аллее в направлении Уэйнсборо лимузина и начал рассматривать возможные варианты. И пришел к выводу, что Микс строит козни. Другого объяснения Бен не нашел. Что же Микс пытался сделать? Предостеречь Бена, намекнуть, что будет преследовать Бена во временном коридоре? Ерунда. Нет, насчет предостережения не ерунда. Микс очень самонадеян и хочет показать, что он знает о возвращении Бена. Но дело не только в этом. Микс поместил в тоннель свое изображение для чего-то еще.
Ответ пришел к Бену почти сразу же. Изображение не только призывало Бена остерегаться Микса, но и заставляло Микса остерегаться Бена! Образ предупреждал колдуна, что Бен вернулся из Заземелья!
Вполне разумное объяснение. Следовало ожидать, что Микс как-то исхитрится при помощи колдовства узнавать о том, когда потерпевшие неудачу короли Заземелья будут возвращаться с медальоном в свой мир. Получив предупреждение, Микс сможет потом проследовать за ними.
Или в данном случае за ним.
Когда шофер высадил Бена у крыльца гостиницы в деловой части Уэйнсборо, день клонился к вечеру, дождь все еще шел, было совсем темно. Бен рассказал шоферу, что он в отпуске и решил пройти пешком по парку на север от Стонтона, но плохая погода вынудила отказаться и позвать на помощь. Шофер посмотрел на Бена как на чокнутого. «Такая погода стоит больше недели», — рявкнул шофер. Бен пожал плечами, расплатился наличными и поспешил в гостиницу.
По дороге к столику администратора Бен задержался, чтобы проверить дату на газете, которую кто-то оставил в вестибюле. Там значилось: пятница, 9 декабря. С тех пор как Бен впервые прошел через временной коридор, ведущий в Заземелье из Голубого хребта в Виргинии, прошел год и десять дней. Время в обоих мирах протекало синхронно.
Бен заказал комнату на ночь, отправил одежду в чистку, согрелся, приняв горячий душ, и попросил подать обед в номер. Пока ждал, когда принесут еду и одежду, он позвонил в аэропорт, забронировал место в самолете, для оплаты назвав номер кредитной карточки, и повесил трубку. До утра делать было нечего. Рейс на Чикаго был транзитный: до Вашингтона, а там пересадка.
Бен принялся за еду, но тут ему пришло в голову, что, оплатив билет на самолет при помощи кредитной карточки, он сделал глупость; Бен сидел на краю кровати перед телевизором, опоясавшись гостиничным полотенцем и слегка раскачивая на коленях поднос, температура в комнате была около тридцати градусов. Одежду еще не вычистили. Том Брокоу передавал новости, и Бена вдруг осенило, что в мире с такими развитыми средствами коммуникации получить заложенные в компьютер сведения о кредитной карточке — плевое дело. Если Микс потрудился поместить свое изображение у входа во временной коридор, чтобы узнать о возвращении Бена, колдун наверняка на этом не остановится. Микс сообразит, что Бен попытается попасть в Чикаго. Колдун догадается, что Бен скорее всего полетит на самолете. Кредитная карточка позволит старику узнать авиалинию, дату вылета и место назначения.
Когда Бен сойдет с трапа, Микс уже, возможно, будет его ждать.
Такая перспектива испортила Бену аппетит. Бен отставил поднос, выключил телевизор и начал более тщательно взвешивать, что ему угрожает. Абернети был прав. Путешествие оказалось более опасным, чем Бен себе представлял. Но у него действительно не было выбора. Бен должен был вернуться в Чикаго, встретиться с Майлзом и узнать, был ли хоть сколько-нибудь обоснован давешний сон. И где-то там Бена, вероятно, будет поджидать Микс. Вся штука в том, чтобы с ним не столкнуться.
Бен позволил себе слегка улыбнуться. Все проще пареной репы.
К девяти часам Бен получил одежду из чистки, в десять он уже спал. Бен проснулся рано, позавтракал, вскинул на плечо сумку и поймал такси до аэропорта. По предварительно заказанному билету Бен прилетел в Вашингтон, а затем отменил дальнейший заказ, связался с другой авиалинией, повезло получить билет до Чикаго из невыкупленной брони, заплатил наличными В уже до полудня сидел в.самолете. «Пускай теперь Микс меня выслеживает», — подумал Бен.
Он прикрыл глаза, откинулся на спинку кресла и стал размышлять о странном стечении обстоятельств, которое привело его из чикагской квартиры в сказочную страну. Бен вспоминал и неодобрительно качал головой. Может быть, он, подобно Питеру Пэну, так и не стал взрослым. Он был юристом, и даже очень хорошим юристом, авторитетные специалисты сулили ему большое будущее. Он работал вместе с приятелем и давнишним компаньоном Майлзом Беннеттом, партнеры дополняли друг друга, как старые туфли и рабочие джинсы; Бен — смелый, честный адвокат, Майлз — спокойный, осторожный практикующий юрист. Майлзу часто не нравилось, какие Бен выбирал дела, но Бен, казалось, мог прыгнуть с любой высоты и все равно мягко приземлиться на пятки. Он выиграл в суде больше битв, чем обычный хоккеист на льду, в этих битвах его противники, собратья по профессии, стремились похоронить его под лавиной хорошо оплаченной риторики и документов, юридических уловок, проволочек и всевозможных отвлекающих внимание маневров. Когда Бен выиграл в суде дело транспортной конторы Додж-Сити, Майлз настолько удивился, что начал называть Бена доктор Холидей, герой судебных баталий.
Бен улыбнулся этому. Да, то были добрые, счастливые времена.
Но когда умерла Энни, добрым временам пришел конец. Счастье улетучилось как дым. Жена Бена погибла в автокатастрофе на третьем месяце беременности, и, казалось, он потерял все. Бен замкнулся, стал избегать всех, кроме Майлза. Он всегда любил одиночество и порой думал, что смерть жены и ребенка только усилила эту природную нелюдимость. Бен пассивно плыл по течению, дни бежали один за другим, события сливались в неразличимую массу. Он чувствовал, что медленно сходит с ума.
Трудно сказать, чем бы все это кончилось, если бы он не наткнулся на странное объявление в Рождественском каталоге универмага «Роузен» о продаже королевства Заземелье с королевским титулом в придачу. Сначала Бен подумал, что это вздор: сказочное королевство с ведьмами и волшебниками, драконами и прекрасными девицами, рыцарями и оруженосцами продавалось за миллион долларов. Надо быть круглым дураком, чтобы в это поверить. Но отчаяние и разочарование в жизни привели к тому, что Бен решил проверить, есть ли в этом невероятном бреде хоть доля правды. Стоит рискнуть, если это поможет ему снова обрести себя. Он на время отбросил сомнения, сложил чемодан и полетел в нью-йоркскую контору Роузена, чтобы разузнать, что к чему.
Для заключения сделки требовалось пройти собеседование. С Беном беседовал Микс.
В памяти Бена тут же возник знакомый образ Микса: высокий пожилой человек с тихим голосом и потухшим взглядом, ветеран войн, подумалось тогда Бену. На собеседовании они единственный раз встретились лицом к лицу. Микс счел Бена весьма приемлемым кандидатом на королевский трон; по замыслу Микса, как потом понял Бен, он должен был не преуспеть, а провалиться на новом поприще. Микс убедил Бена заключить сделку. Зачаровал Бена, как удав кролика.
Но Микс недооценил Бена.
Бен снова приоткрыл глаза и прошептал; «Правильно, Бен Холидей. Микс тебя недооценил. А теперь будь уверен, что ты его недооценил».
Самолет приземлился в чикагском аэропорту 0'Хара вскоре после трех, и Бен взял такси до города. Шофер болтал без умолку, в основном о спорте:
«Щенки» проигрывали сезон, «Быки» в серии игр «на вылет» надеются на Джордана, у «Черных ястребов» много травм, «Медведи» победили со счетом 13:1. Чикагские «Медведи»? Бен слушал, время от времени отвечал, но внутренний голос подсказывал ему, что разговор какой-то не такой. Они уже почти въехали в деловую часть города, когда Бен сообразил, в чем дело. Дело в языке. Бен понимал язык, хотя не слышал и не говорил на нем больше года. В Заземелье Бен слышал лишь местную речь, говорил, писал и думал только по-заземельски. Это было возможно благодаря волшебству. И вот Бен здесь, в своем прежнем мире, в добром старом Чикаго, слушает, как таксист говорит по-английски (может, не совсем грамотно, но все же), и как будто ничего другого никогда и не было.
«Вот, наверное, в этом и дело», — подумал Бен и улыбнулся.
Бен попросил отвезти его в гостиницу Дрейка, потому что не хотел возвращаться в старую квартиру на крыше небоскреба или ехать к друзьям или знакомым. Теперь он будет осторожен. Он будет думать о Миксе. Бен зарегистрировался под чужим именем, заплатил наличными вперед за одну ночь и попросил, чтобы коридорный показал ему комнату. Бен все больше радовался, что год назад, уезжая в Заземелье, сообразил захватить с собой несколько тысяч долларов наличными. Это решение он принял в последнюю минуту, но оно оказалось удачным. Наличность избавляла Бена от необходимости пользоваться кредитной карточкой.
Положив деньги в карман тренировочного костюма, Бен вышел из комнаты, спустился на лифте, покинул гостиницу и прошагал несколько кварталов до водонапорной башни. Бен прошелся по магазинам, купил спортивную куртку и брюки, нарядные рубашки, галстук, носки и нижнее белье, пару приличных туфель, расплатился и двинулся назад. Не стоило обращать на себя внимание, а тренировочный костюм и спортивная обувь в самом центре деловой части Чикаго слишком бросаются в глаза. Бен просто выглядел так, как здесь не принято. Иногда внешность решает все, особенно для людей странноватых. Поэтому Бен и не взял с собой никого из новых друзей. Говорящая собака, парочка ухмыляющихся обезьян, девушка, превращающаяся в дерево, и волшебник, чьи чары нередко выходят из-под его власти, вряд ли смогли бы пройти незамеченными по Мичиган-авеню!
Бен почти сразу же пожалел о том, что так поверхностно охарактеризовал своих друзей. Он излишне легкомыслен. Пусть они странные, но зато они настоящие друзья. Они поддерживали его в нужную минуту, когда делать это было опасно и их собственная жизнь была под угрозой. Редко о ком из друзей можно сказать такое.
Бен пригнул голову под внезапным порывом ветра и нахмурился.
Кроме того, разве он не такой же странный, как его друзья из Заземелья?
Разве он не Паладин?
Бен сердито отбросил эту мысль в самый дальний угол сознания и поспешил, чтобы успеть перейти дорогу на зеленый свет.
В вестибюле гостиницы Бен купил несколько газет и журналов и удалился к себе. Он заказал обед в номер и, чтобы убить время, стал просматривать газеты, стараясь понять, что произошло в мире за время его отсутствия. Бен довольно долго изучал прессу: трудно было поспеть за международными и местными новостями, — и тут подали обед. За едой Бен продолжал читать. Он закончил обед в семь часов и собрался позвонить Эду Сэмьюэльсону.
Бен вернулся в Чикаго по двум причинам. Во-первых, встретиться с Майлзом и выяснить, был ли обоснован дурной сон. И, во-вторых, уладить свои денежные дела. Бен уже решил, что Майлз подождет до утра, но откладывать денежные дела не было причин. Значит, надо позвонить Эду.
Эд Сэмьюэльсон, бухгалтер Бена, был старшим партнером в корпорации «Хэйнс, Сэмьюэльсон и Роупер». Перед отъездом в Заземелье Бен поручил Эду управление своим состоянием, которое было весьма значительным. Эд Сэмьюэльсон был образцовым казначеем: осмотрительным, надежным и добросовестным. Временами он считал, что обращаться с деньгами так, как это делает Бен, безумие, но Эду было лестно, что именно он получил право распоряжаться его счетом по своему усмотрению. Так было, когда Бен решил приобрести трон Заземелья. Эд продал имущество на требуемую сумму в один миллион долларов и стал поверенным с полномочиями в отсутствие Бена распоряжаться оставшимся имуществом. Эд выполнял все эти обязанности, не имея понятия о целях Бена.
Тогда Бен не стал посвящать Эда в свои намерения и сейчас тоже не собирался этого делать. Но Бен знал, что Эд этого и не потребует.
Звонить Эду было немного рискованно. Микс, очевидно, знал, что Эд — бухгалтер Бена и Бен в конце концов с ним непременно свяжется. Предполагая, что это произойдет, Микс мог прослушивать телефон Эда. Возможно, это предположение звучит как бред, но с Миксом шутки плохи. Бен только надеялся, что если Микс решил прослушивать телефонные разговоры Эда Сэмьюэльсона, то выберет служебный, а не домашний телефон.
Бен набрал номер бухгалтера, он только что закончил ужинать. У Бена ушло десять минут на то, чтобы убедить Эда, что ему действительно звонит Бен Холидей. Когда это наконец удалось, Бен предупредил Эда, что никто, то есть ни один человек, не должен знать об их разговоре. Эд должен был притвориться, что никакого звонка не было. Эд задал свой всегдашний вопрос; он задавал этот вопрос каждый раз, когда Бен обращался к нему со «странной просьбой»: у Бена неприятности? Нет, заверил Бен Эда, никаких неприятностей. Просто сейчас некстати, чтобы кто-то узнал о его возвращении. Он собирается повидаться с Майлзом, сообщил Бен. Но у него, вероятно, не будет времени повидаться с кем-нибудь еще.
Казалось, Эда удовлетворил такой ответ. Бухгалтер терпеливо слушал, пока Бен объяснял, чего он хочет. Бен пообещал около полудня подъехать к конторе и, если Эд успеет, подписать нужные бумаги. Эд стоически вздохнул и сказал, что это было бы замечательно. Бен пожелал ему спокойной ночи и повесил трубку.
Двадцать минут, проведенные под душем, помогли смыть напряжение и нарастающую усталость. Бен вышел из ванной, забрался в постель и положил рядом с собой несколько журналов и газет. Начал читать, но бросил — мысли потеряли четкость, глаза слипались.
Через несколько секунд Бен уже спал.
В эту ночь ему снился Паладин. Сначала Бен стоял один на поросшем соснами обрыве и смотрел вниз на туманную долину. Зелень Заземелья смешивалась с голубизной, земля соединилась с небом, и Бен, казалось, мог протянуть руку и потрогать и то, и другое. Он вдыхал свежий прохладный воздух. Это мгновение предстало перед Беном с удивительной ясностью.
Потом сгустились тени и окутали Бена, будто наступила ночь. Сквозь ветви сосен проникали крики и шепот. Бен в ожидании так сжимал медальон, что ощущал отпечатавшийся на ладони кружок. Бен чувствовал, что должен еще раз прибегнуть к медальону, и был рад этому. Можно было опять выпустить на волю привязанное к медальону существо!
Сбоку послышалось быстрое движение, и вперед бросилось черное чудовище. Это был единорог с горящими глазами и огнедышащей пастью. Но почти вмиг он изменил облик. И стал демоном. Потом снова изменил облик… И стал Миксом.
Колдун взмахнул рукой, у него была высокая, сутулая, грозная фигура, длинное, как у ящерицы, лицо. Он двинулся на Бена, с каждым шагом увеличиваясь в размерах и становясь неузнаваемым. В лицо Бену пахнуло враждой, повеяло смертью.
Но сам Бен стал Паладином, странствующим рыцарем, чья блуждающая душа вселилась в тело Бена, защитником короля, не проигравшим ни одного поединка и не знающим преград. Это второе «я» можно было вызвать к жизни только в состоянии сильного душевного подъема. На Бене звякнули доспехи, дуновение вражды и смерти уступило место едким запахам железа, кожи и смазки. Бен перестал быть Беном Холидеем, он сделался существом из другого времени и другого мира, его память наполнилась воспоминаниями о битвах, о поединках и победах, о борьбе и смертях. Сражения будоражили его ум, перед глазами в кровавом тумане мелькали образы закованных в латы чудищ, которые наступали и отступали, слышались лязг металла, негодующие, разъяренные голоса. Падали разрубленные, изуродованные тела.
Он чувствовал радостное возбуждение! О Господи, он возродился к жизни!
Вокруг стояла тьма, тени тянулись вперед и старались схватить, и он ехал навстречу им, распаленный гневом. Белый боевой конь нес его вперед, будто неуправляемый мотор. Сосны остались позади темным пятном, земля исчезла. Микс обратился в неуязвимое видение, Паладин ринулся вперед с края обрыва и прыгнул в пустоту.
От радостного возбуждения не осталось и следа. Где-то в ночи раздался страшный крик. И, падая, Бен понял, что это кричит он сам.
Под утро сны покинули Бена, но остаток ночи он провел плохо. Он встал, как только рассвело, принял душ, заказал завтрак в номер, поел, облачился в купленную накануне одежду и, едва минуло десять, прямо у дверей гостиницы поймал такси. Рюкзак Бен взял с собой. Он думал, что сюда уже не вернется.
Такси везло Бена на юг по Мичиган-авеню. Была суббота, но улицы уже начали заполнять покупатели, спешащие пораньше купить подарки к Рождеству. Откинувшись на заднем сиденье, Бен пребывал в относительном одиночестве и не обращал внимания на толпу. Он совсем не думал о приближающемся празднике с его развлечениями.
Отголоски ночного сна все еще мрачно звучали в мозгу Бена. Сон и содержащиеся в нем намеки его сильно напугали.
Он так и не мог толком постичь, что представляет собой Паладин. Только однажды Бен превратился в вооруженного рыцаря, и то это произошло скорее случайно, а не по воле Бена. Он вынужден был стать Паладином, чтобы выжить, и стал им. Но превращение было мучительным, Бен как будто сбросил с себя кожу и надел чужую, другого человека или существа. Мысли этого другого существа были суровы и жестоки, это были мысли воина, гладиатора. Мысли о крови и смерти, в памяти Паладина запечатлелась история выживания, которую Бен только начал постигать. И, по правде говоря, все это приводило его в ужас. Бен чувствовал, что не способен управлять этим другим существом. Он мог лишь стать этим существом со всеми вытекающими последствиями.
Бен не был уверен, сможет ли он сделать это еще когда-нибудь. Он и не пытался.
И все же безотчетная попытка была — во сне. И Бен отчетливо понимал, что когда-нибудь ему придется это сделать.
Такси отвезло Бена в контору корпорации «Холидей и Беннетт, лимитед». По субботам контора была закрыта, но Бен знал, что Майлз все равно там. Каждую субботу Майлз работал до полудня, завершая ту писанину и изучение документов, которые он не успел сделать за неделю; он пользовался тем, что, в отличие от рабочего времени, ему никто не мешал.
Бен расплатился с шофером, который высадил его в конце квартала на противоположной стороне улицы, и быстро вошел в ближайшее здание. Пешеходы проходили мимо, не интересуясь намерениями Бена, занятые своими заботами. У тротуара стояло несколько машин, но не видно было, чтобы из них кто-то следил за Беном.
«Осторожность не повредит», — мягко посоветовал себе Бен.
Он вышел из подъезда, пересек улицу на зеленый свет, прошел по противоположной стороне и протиснулся в двойную стеклянную дверь, ведущую в вестибюль нужного дома. Бен не заметил ничего необычного, ничего странного.
Он поспешил к открытому лифту, вскочил в него, нажал кнопку пятнадцатого этажа и внимательно проследил за тем, как закрываются двери. Лифт пошел вверх. «Еще несколько секунд», — подумал Бен. Если Майлза по какой-то причине здесь нет, Бен застанет друга дома.
Но Бен надеялся, что ехать домой к Майлзу не придется. Бен чувствовал, что на это у него, возможно, не хватит времени. То ли сон, то ли просто обстоятельства пребывания в Чикаго внушали Бену ощущение, что все идет не как надо.
Лифт затормозил и остановился. Двери медленно открылись, и Бен вышел в коридор.
У Бена резко перехватило дыхание. Он снова стоял лицом к лицу с Миксом.
***
Советник Тьюс снял слой паутины, покрывающий узкий каменный вход в развалины башни, и протолкнулся внутрь. В ноздри лезла пыль, советник чихнул и заворчал, возмущаясь тьмой и сыростью. Ну надо же — у него не хватило ума взять с собой фонарь…
Рядом вспыхнул огонь, с раскаленной головешки посыпались искры. Сапожок передал источник света Тьюсу.
— Я только собирался поколдовать сам! — раздраженно рявкнул чародей, но кобольд лишь усмехнулся в ответ.
Они стояли среди разрушенных стен Мирвука, древней крепости, которую Тьюс увидел во сне о пропавших волшебных книгах. Она находилась гораздо севернее замка Чистейшего Серебра, высоко в Мельхорских горах, ветер здесь лупил по осыпавшемуся камню и завывал в пустых коридорах, холод пронизывал тяжелый воздух, будто возвещая о приходе зимы. Путешествие заняло у волшебника и кобольда почти три дня, а они двигались быстро. Замок встретил их раскрытыми воротами и зияющими окнами. Комнаты и коридоры стояли заброшенными.
Советник пошел вперед, отыскивая то, что могло навести на след. День близился к концу, и Тьюсу не хотелось бродить в темноте по этому мрачному склепу. Как волшебник, Тьюс ощущал то, что было скрыто от обычных людей: в этом замке веяло злом.
Какое-то время советник шагал наугад, а потом показалось, что он узнает открывшийся проход. Тьюс пошел вперед по извилистому коридору, вглядываясь в полутьму. На его пути встречалось все больше пыли и паутины, пауки были величиной с крыс, а крысы размером с собак. Они бегали и ползали под ногами, и советнику приходилось следить за каждым своим шагом. Они ужасно действовали ему на нервы. Хотелось прибегнуть к колдовству и превратить их всех в мусор и сделать так, чтобы всю нечисть смело ветром.
Дорога шла вниз под уклон, стены коридора изменили очертания. Тьюс замедлил шаг и начал вглядываться в каменную кладку. И вдруг резко остановился.
— Я узнаю это место! — возбужденно прошептал он. — Это тоннель, который я видел во сне!
Сапожок молча взял из рук советника факел и пошел впереди. Тьюс слишком разволновался, чтобы спорить по этому поводу, и поспешил за Сапожком. Проход стал шире и чище, паутина, пыль, грызуны и насекомые исчезли. От камня исходил новый запах — тяжелый аромат мускуса. Сапожок продолжал идти быстро, и советник видел перед собой лишь свет вокруг горящей головешки.
Все было как в давешнем сне!
Тоннель продолжался, углубляясь в скалу, подобно лабиринту из идущих вниз коридоров и поднимающихся ступеней. Сапожок шел первым и глядел в оба. Советник не отставал от него ни на шаг.
Тоннель закончился у каменной двери с резными надписями и рунами. Тьюс уже дрожал от волнения. Он провел пальцами по каменным буквам, и дверь с тихим скрипом распахнулась.
За ней оказалась огромная зала, пол там составляли гладко отшлифованные гранитные плиты. Теперь советник шел впереди, его вел засевший в голове образ, память о сне. Тьюс вышел на середину залы, Сапожок был рядом, звуки их шагов отдавались глухим эхом.
Советник и Сапожок остановились перед гранитной плитой, на которой был вырезан знак единорога.
Советник Тьюс удивленно воззрился на плиту. Единорог? Тьюс стал неловко тереть подбородок. Что-то тут не так. Он не припомнит, чтобы ему снился единорог. На камне вырезан знак, но, может, это не знак единорога? Однако большое сходство…
В какой-то миг советник решил вернуться, бросить эту затею. Внутренний голос шептал ему, что так и надо сделать. Здесь подстерегает опасность; волшебник ее ощущает, чувствует, и она пугает его.
Но пропавшие книги влекли слишком сильно. Советник нагнулся, и его пальцы снова, будто независимо от его воли, нащупали острие рога диковинного существа. Плита подалась, отодвинулась в сторону и нырнула в искусно сделанное отверстие.
Тьюс заглянул вниз, в открывшийся проем.
Там что-то лежало.
***
Сумерки облачили Озерный край в одежду из теней и тумана, свет ярких лун и серебряных звезд слабым отблеском отражался в спокойной поверхности Иррилина. Ивица стояла одна у берега крошечного озера, окаймленного тополями и кедрами, вода холодила щиколотки девушки. Ивица была обнажена, аккуратно сложенная одежда лежала сзади на траве. Легкий ветерок нежно гладил бледно-зеленую кожу, беззаботно перебирал ниспадающие до талии изумрудные кудри с вплетенными в них лентами, ерошил пушок, доходящий на ногах до икр и на руках до локтей. Ивица вздрагивала от прикосновения ветра. Существо небывалой красоты, полуженщина-полуфея, она, должно быть, произошла от легендарных сирен, которые в древних мирах приманивали мужчин и разбивали их корабли о скалы.
За озером резко кричали ночные птицы, их гам отзывался в тишине. Ивица засвистела — это был ее ответ птицам.
Она подняла голову и, как животное, потянула ноздрями воздух. Сельдерей терпеливо дожидался Ивицу на месте привала, устроенном в пятидесяти метрах отсюда, деревья заслоняли костер, на котором готовилась пища. К Иррилину Ивица пошла одна, чтобы искупаться и освежить воспоминания.
Она осторожно ступила в воду, тепловатая влага приятно покалывала все ее тело. Здесь Ивица познакомилась с Беном Холидеем, они впервые увидели друг друга во время купания, были обнажены и лишены всяких прикрас. Здесь она поняла, что они рождены друг для друга.
Ивица вспомнила чудесное мгновение встречи и радостно улыбнулась. Тогда она сказала Бену, что им предназначено, и, хотя он сомневался (по правде говоря, он до сих пор сомневается), она никогда не колебалась. Феи, при рождении читающие судьбу ребенка в сплетении цветов, никогда не лгут.
Да, но Ивица горячо полюбила чужестранца Бена Холидея!
Детское лицо сильфиды просияло, а затем нахмурилось. Она тосковала без Бена. Она беспокоилась за него. Что-то в их снах странно тревожило ее. Эти загадочные сны тихо предупреждали об опасности.
Бену Ивица ничего не сказала об этом, потому что, когда он рассказывал свой сон, она по его голосу поняла, что он уже решил ехать. Ивица знала, что она не сможет отговорить Бена, и не надо пытаться это делать. Бен сознавал угрозу и шел на это. Его решимость была настолько тверда, что настаивать было бесполезно.
Возможно, по этой причине Ивица рассказала Бену свой сон не до конца. Ее сон отличался от сна Бена или советника Тьюса маленькой черточкой, это было даже трудно объяснить, но тем не менее.
Ивица присела в мелкой воде; изумрудные волосы, словно шаль, колыхались по плечам. Ивица стала водить пальцем по гладкой поверхности озера, и память о сне вернулась. «Что-то не так с самим построением этого сна», — подумала Ивица. Он почему-то не воспринимался. Образы были живые, события вырисовывались ясно. Но повествование было какое-то фальшивое, будто все это могло произойти лишь во сне, но не наяву. Точно — воспоминание было маской, скрывающей чье-то лицо.
Ивица перестала рисовать пальцем на воде и встала. «Чье же лицо скрывалось под маской?» — подумала она. Морщина, омрачавшая лицо девушки, углубилась, Ивица вдруг пожалела, что так легко согласилась с решением Бена. Надо было поспорить или настоять на том, чтобы он взял ее с собой.
«Нет, с ним ничего не случится», — в сердцах прошептала она.
Ивица подняла глаза к небу, и ее согрел лунный свет. Завтра она посоветуется с матерью, чья жизнь тесно связана с обитающими в туманах феями. Мать Ивицы наверняка знает о черном единороге и золотой уздечке и укажет ей, где искать; скоро Ивица опять будет вместе с Беном.
Она ступила дальше в темное озеро, воды сомкнулись у нее за спиной, и сильфида стала медленно покачиваться на глади.
Глава 3. ТЕНИ…
Второе появление Микса не так встревожило Бена, как первое. Он не остолбенел, он не стушевался. Он был удивлен, но не потрясен. В этот раз он лучше знал, чего можно ожидать. Перед Беном предстало еще одно видение: колдун-изгнанник, высокий, сутулый, с седыми волосами и суровым лицом нездорового цвета, в мантии сине-стального оттенка поднял похожую на клешню руку в черной перчатке. Но видение есть видение.
Ведь так?
Микс двинулся на Бена, и тот засомневался, видение ли это. Бледно-голубые глаза горели ненавистью, резкие черты лица так исказились, что, казалось, оно потеряло человеческий' облик. Микс приближался, беззвучно скользя по пустому, залитому лампами дневного света коридору, и увеличивался в размерах. Бен с трудом удерживался на ногах, пальцы искали под рубашкой вселяющий уверенность медальон. Но как медальон может защитить Бена здесь? Ум Бена искал выхода.
Вдруг Бена осенило: рунный камень! Камень скажет, угрожает ли Бену что-нибудь! Свободной рукой Бен начал судорожно шарить в кармане в поисках камня, а тем временем фигура в мантии надвигалась все ближе. Несмотря на свою храбрость, Бен быстро отступил на Шаг. Камня не было!
Микс встал прямо перед Беном грозной, темной тенью. Колдун заслонил свет, и Бен вздрогнул…
Потом он поднял голову и увидел, что стоит один в пустынном коридоре, пялится в пространство и слушает тишину.
Микс исчез — еще одно бесплотное видение.
Бен нашел рунный камень, спокойно лежавший в углу кармана брюк, и стал рассматривать его на свету. Камень был кроваво-красный и такой горячий, что больно было дотронуться.
— Черт! — в сердцах и в то же время с испугом проворчал Бен.
Он собрался с мыслями, быстро окинул взглядом коридор и убедился, что там никого нет. Затем Бен, принявший что-то вроде оборонительной стойки, выпрямился и отошел прочь от дверей лифта. Вокруг было тихо. Кажется, он все-таки был один.
Но почему ему во второй раз привиделся этот образ? Может, это еще одно предупреждение? Предупреждение Микса или Миксу?
Что же происходит?
Бен на секунду замешкался и резко повернул налево к стеклянной двери, входу в контору «Холидей и Беннетт, лимитед». Что бы ни происходило, Бен чувствовал, что лучше не останавливаться. Микс должен был знать, что в конце концов Бен придет к Майлзу. Это не означает, что Микс здесь или где-то близко. Возможно, призрак — просто еще один сигнал о приходе Бена. Если Бен поторопится, то успеет прийти и уйти до тех пор, пока Микс сможет как-то помешать.
Света в прихожей не было. Бен потянул за ручку входной двери, дверь оказалась на замке. Так должно было быть. Когда Майлз работал один, он никогда не открывал входную дверь и не включал свет. Бен был к этому готов. Он вытащил ключ и вставил в замок. Замок подался легко, и дверь открылась. Бен вошел, положил ключ в карман, и дверь за ним захлопнулась.
В глубине тихо играла музыка, это было радио — Вилли Нельсон, Майлзу нравились такие записи. Бен заглянул во внутренний коридор и увидел, что из кабинета Майлза виден свет. Бен усмехнулся. Старик на месте.
Возможно, на месте. Бена снова охватили сомнения, и усмешка исчезла. Лучше перестраховаться, чем недостраховаться, — осторожничал Бен; вот если бы знать заклятие против злых духов!
Бен покачал головой. Он жалел, что нельзя проверить, где Микс…
Бен замедлил шаг, бесшумно прошел по коридору и остановился перед освещенной дверью. Майлз Беннетт сидел один за письменным столом, сгорбившись над юридическими книгами, перед ним лежал весь в пометках желтый блокнот. Майлз пришел на работу в пиджаке, с галстуком, но галстук развязан, а пиджак Майлз снял, засучил рукава рубашки и расстегнул ворот. Майлз почувствовал чье-то присутствие, оторвал взгляд от книг, и глаза его округлились.
— Господи! — Майлз подскочил на месте, затем опять сел. — Док, это правда ты? Бен улыбнулся:
— Правда я. Как поживаешь, старина?
— Как я поживаю? Как я поживаю? — Майлз не верил своим глазам. — Какого дьявола спрашиваешь? Сам смылся куда-то к черту на кулички, больше года от тебя не было ни слуху ни духу, и вдруг в один прекрасный день откуда ни возьмись появляешься и задаешь вопрос, как я поживаю. Ну и нахал же ты, док!
Бен беспомощно кивнул, не зная, что сказать. Несколько секунд он по милости Майлза боролся с самим собой, потом Майлз рассмеялся и вскочил на ноги; он походил на большого взъерошенного плюшевого медвежонка в деловом костюме.
— Ну проходи же, док! Не стой на пороге как возвратившийся блудный сын, хотя ты на самом деле возвратившийся блудный сын! Проходи, садись и рассказывай! Черт возьми, мне все не верится, что это ты! — Он быстро обошел вокруг письменного стола, протянул огромную руку, взял ладонь Бена в свою и крепко пожал ее. — Понимаешь, я уже почти поставил на тебе крест.
Почти. Ты не давал о себе знать, и я решил, что с тобой точно что-то случилось. Знаешь, как в мозгу прокручиваются все варианты? Мне стали представляться всякие ужасы. Я даже подумывал, не сообщить ли в полицию, но я не мог заставить себя рассказать кому-нибудь, что мой партнер где-то гоняется за драконами и маленьким народцем!
Майлз снова расхохотался, он так смеялся, что по щекам потекли слезы, и Бен тоже прыснул.
— Вполне может быть, что полиция все время получает такие сведения.
— Наверняка, поэтому Чикаго и слывет таким прекрасным городом! — Майлз вытер слезы. На нем были мятая синяя рубашка и широкие брюки. Он слегка напоминал Смурфа. — Слушай, док, как я рад тебя видеть!
— А я тебя, Майлз. — Бен огляделся. — Пока меня не было целый год, здесь как будто ничего не изменилось.
— Да, не изменилось, мы держим эту комнату в неприкосновенности как твой музей. — Майлз тоже бросил взгляд по сторонам, а затем пожал плечами. — Если бы мы и захотели, не знали бы, с чего начать, эта контора прямо памятник декоративного искусства. — Майлз улыбнулся, с минуту помолчал, чтобы дать высказаться Бену, а когда Бен этой минутой не воспользовался, так разволновался, что откашлялся. — Итак, ты вернулся, а? Расскажешь про свои приключения в волшебной стране, док? Если тебе не слишком неприятно об этом говорить. Если не хочешь, не надо это обсуждать…
— Ну давай обсудим.
— Нет, не надо. Забудь, что я просил. Забудь обо всем, — в некотором смущении настаивал Майлз. — Я просто очень удивился, когда ты вот так тут оказался… Эй, послушай, я кое-что для тебя припас. На тот случай, когда мы вдруг встретимся. Смотри, вот здесь, в ящике. — Майлз снова обошел вокруг стола и начал быстро рыться в нижнем ящике. — Да, вот она!
Он вытащил бутылку обожаемого другом «Гленливета», еще запечатанную, и с размаху плюхнул ее на стол. За ней последовали два стакана.
Бен потер руки и улыбнулся от удовольствия. Его любимое виски.
— Давно это было, Майлз, — признался он. Майлз сломал сургуч, вытащил пробку и налил понемногу в каждый стакан. Затем протянул один стакан стоящему по другую сторону стола Бену, а другой поднял, чтобы сказать тост.
— За преступления и другие забавы, — провозгласил Майлз.
Они чокнулись и выпили. Теплый нетерпкий «Гленливет» приятно щекотал горло. Двое старых друзей сидели за столом. Вилли Нельсон продолжал петь в наступившей тишине.
— Ну ты мне что-нибудь расскажешь или как? — наконец спросил Майлз.
— Не знаю.
— Давай! Меня стесняться нечего, ты же знаешь. И не смущайся, если все получилось не так, как ты ожидал.
Бена захлестнули воспоминания.

Брукс Терри - Хроники Заземелья - 2. Черный единорог => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Хроники Заземелья - 2. Черный единорог автора Брукс Терри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Хроники Заземелья - 2. Черный единорог своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Брукс Терри - Хроники Заземелья - 2. Черный единорог.
Ключевые слова страницы: Хроники Заземелья - 2. Черный единорог; Брукс Терри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Абонемент на убийство