Шекли Роберт - История рыжего демона - 2. Если с Фаустом вам не повезло… 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брукс Терри

Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза автора, которого зовут Брукс Терри. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Брукс Терри - Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза = 170.58 KB

Брукс Терри - Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза => скачать бесплатно электронную книгу



Звёздные войны - 1
Terry Brooks “Star wars Episode I. The phantom menace”


ГЛАВА 1
Броневые панели космического челнока Республики рдели ясно-алым цветом. Рядом с громадой боевой станции он казался беспечным насекомым, прилетевшим на яркий свет.
– Если им вздумается открыть огонь, от нас и мокрого места не останется, – пробормотал второй пилот.
Капитан только пожала плечами. Корабли Торговой Федерации, облепившие планету, были похожи на какие угодно, только не на торговые. Они щетинились дулами лазерных пушек, готовые открыть огонь по любому нарушителю. Сейчас в роли нарушителя собирался выступить посольский челнок. Неудивительно, что его экипаж был более чем взволнован. Хотя по взглядам, которые пилоты время от времени бросали через плечо, отрываясь от панели управления, можно было подумать, что их больше тревожит рослая фигура закутанного в плащ человека, что стоял позади них в тени.
С экрана связи пилотов разглядывал наместник Федерации Нуте Гунрай. Капитан видела его лишь однажды, но правильно говорят, хоть раз увидишь неймодианца, никогда не забудешь его кислую физиономию. Кислую серо-зеленую глянцевую физиономию, про себя добавила капитан. Как будто съел что-то не то… – Капитан…
Она вновь покосилась на стоящего за ее креслом человека в плаще. Его голос был спокоен и глубок. Как океан, подумала капитан. Как безбрежный океан в безветренный день. И ей совсем не хотелось увидеть, как выглядит шторм в этом океане. Если Великий Космос будет к ней благосклонен, то и не придется…
– Скажите, что мы хотим подняться на борт. – Опущенный на лицо капюшон плаща едва заметно качнулся в сторону станции. – Слушаюсь…
Второй пилот выразительно глянул на нее, капитан снова пожала плечами: а что я могу сделать, если я их боюсь? Только душевнобольной захочет препятствовать Ордену. Хотя ее подчиненный, кажется, имел в виду нечто совсем другое. Но если уж и придется общаться с федера цией, так пусть на нашей стороне будет хотя бы их сила.
– Послы верховного канцлера просят разрешения немедленно подняться к вам на борт,– проговорила она в микрофон.
Нуте Гунрай пару раз мигнул, прежде чем ответить.
– Пожалюйста,– проскрипел он, тщательно выговаривая звуки. – Как вам изв'естно, установление блокады было абсол'ютно законным. И мы с радостью прим'ем высоких послов. С радостью, да.
Экран потемнел. Капитан в который раз за рейс оглянулась на посла. Тот кивнул – при желании это движение можно было принять за поклон – и вышел из рубки. Ему пришлось пригнуться, чтобы не задеть головой комингс люка.
Оставалось дождаться, когда закончится суматоха, связанная со сближением кораблей, посадкой на станцию – или, если быть точным, влетом в станцию и уже последующей посадкой на внутреннем деке. Посол Республики и его спутник ждали в отведенной им каюте, глядя через иллюминатор на приближающуюся станцию. Шар станции, окруженный полукольцом рабочих помещений и ангаров, казался плоским и черным на фоне зеленовато-голубой планеты, заполнившей почти все пространство.
Непонятно, размышлял посол. Да, Республика обложила налогами торговые пути, да, налоги высоки, и Федерация получила великолепный повод для жалоб. Но обычно она именно этим и ограничивалась. Да, их боевые дроиды и космические корабли могли бы оказаться серьезным аргументом, если бы дело дошло до войны. Но неймодианцы – торговцы, не воины. Как только они чувствуют запах жареного, у них слабеют колени или что у них там есть. Но теперь они нашли некий способ их укрепить. Так что дело все-таки дошло до войны… Или вот-вот дойдет.
Палуба челнока дрогнула у них под ногами, когда силовые поля поймали корабль в свой сачок.
– Почему именно Набу, как ты думаешь, мой юный падаван ? – спросил посол своего спутника.
Тот попытался придумать достойный ответ, но не преуспел в начинании. За время перелета он честно хотел думать о предстоящей миссии, но стоило на мгновение отвлечься, как мысли отправлялись в далекий перелет. Правда, он подозревал, что его наставник тоже не пребывал в постоянных раздумьях. Учитель предпочитал решать проблемы по мере их поступления. Но, если честно, спутник посла думал о королеве Набу Амидале. Он видел ее изображение перед отлетом. Очень красивая, несмотря на выбеленное гримом лицо и затейливую прическу, которая своей тяжестью сломала бы шею любой женщине, а у королевы такая тонкая, совсем девчоночья шея и… В глазах посла ученик заметил знакомый веселый блеск и засмущался.
– Зачем устанавливать блокаду планеты на краю галактики, не имеющей особого значения для всей системы в целом? – посол продолжил свои рассуждения, на этот раз вслух. – У федерации – большой выбор, есть планеты крупнее и богаче Набу…
Ученик по-прежнему молчал. Посол вздохнул. – Ладно, идем.
x x x
Ангар был заполнен дроидами, в основном, рабочими, но среди них встречались и боевые, и далке в большем количестве, чем можно было ожидать. Среди них, похожих на насекомых-переро-сткюв, суетился робот-секретарь Т-4ПО – карикатурное подобие человеческой фигуры.
Проходите, пожалуйста, я к вашим услугами, ваш визит – большая честь для нас, уважаемые послы, располагайтесь поудобнее,– тараторил он, путаясь под ногами у посла и его спутница. – Мой господин вскоре выйдет к вам, такая честь и ответственность…
Зал для заседаний был пуст.
– У меня дурное предчувствие,– сказал ученик, следом за послом откидывая капюшон темного плаща. У ученика были по-детски пухлые розовые щеки и коротко остриженные волосы, забранные сзади в куцый хвостик. Посол был почти вдвое старше.
– У тебя всегда дурные предчувствия,– откликнулся он.– Я ничего не чувствую.
– Нет, не здесь,– быстро поправился младший.– Вообще… наша миссия. Она какая-то… несуразная. Все не складывается. Я не могу объяснить.
– Не думай о своей тревоге, Оби-Ван,– посоветовал старший.– Концентрируйся на том, что происходит здесь и сейчас.
– А магистр Иода говорит, что мне следует думать о будущем…
– Но не за счет настоящего,– возразил посол.
Началось, уныло подумал ученик. Почему всегда получается так, что магистр Иода говорит одно, учитель Куай-Гон говорит противоположное, а потом выясняется, что оба они были правы? А я – нет.
Он выжидательно посмотрел на учителя. Учитель с любопытством смотрел в иллюминатор.
– Главное – течение живой Силы, мой юный падаван,– сообщил он наконец.
Ничего оригинального. Все как всегда. Оби-Ван выжал из себя улыбку:
– Да, учитель… Как, по-вашему, отреагирует наместник на требования канцлера? Куай-Гон Джинн коротко пожал плечами. – Неймодианцы трусливы,– сказал он.– Переговоры будут короткими. Наместник Нуте Гунрай был в шоке от сказанного. Он замер на месте и мог только смотреть на робота-секретаря, словно потерял дар речи. Собственно, так оно и было. Он надеялся, что его помощник Даултай что-нибудь скажет. Но и тот застыл, будто в спячке, и только мелко-мелко помаргивал. Пришлось собрать в кулак жалкий ручеек собственной силы воли. В конце концов, он – наместник.
– Что? Что ты говоришь? – скрипнул Нуте Гунрай.
Роботы-секретари хотя и отличались излишней эмоциональностью (никто не мог понять, в чем тут дело, все просто констатировали факт), но все-таки были сделаны из металла. Поэтому яростный взгляд наместника не причинил Т-4ПО никакого вреда.
– Послы – рыцари джедаи,– послушно повторил он предыдущее сообщение.– Один из них магистр. Я уверен в этом.
– Я так и знал! – первым в истерику ударился Даултай, поэтому наместнику хватило времени и сил удержаться от того же.– Они с'илой нав'яжут нам соглашение! Игра оконч'ена! Вс'е пропало!
Какое-то время наместник Гунрай наблюдал, как помощник с криками мечется по капитанскому мостику, заламывая руки. Потом сделал успокаивающий жест.
– 3амолч'и! – приказал он. Даултай перестал мельтешить, но, судя по безумному взгляду, едва ли был способен воспринимать чьи-то слова адекватно.– Могу спор'нть, Сенат нич'его не знает о действиях канцл'етра. Отвлеки их. Я свяжусь с Дартом Сидиусом.
Если кто-то решил, что помощник Даултай со всех ног бросился выполнять поручение, тот глубоко заблуждался. Последовал новый раунд заламывания рук и истерик:
– Ты в своем уме?! Я не останусь с двум'я джедайями! Пошли дроида.
Для храбрости вызвали еще одного – Руне Хаако. Хорошо, подумал наместник. Он не так легко впадает в панику, как Даултай. С ним можно вести дела. Не всегда и с оглядкой, но все-таки можно. Дом Гунрай торгует с домом Хаако уже добрых четыре столетия. Традиция…
Они втроем уединились у пульта голографической связи, прогнав оттуда операторов. Нельзя сказать, что кто-то запротестовал, они все просто горели желанием убраться подальше, чтобы даже слова не слышать из переговоров с таинственным союзником. Несмотря на предосторожности, о факте существования союзника стало известно всему персоналу, хотя никто не осмеливался делиться впечатлениями и домыслами с соседями.
Настройка, запрос, на панели загорелся зеленый огонек: запрос удовлетворен, и перед троицей зябко ежащихся заговорщиков возникло пятно света. Свет сформировался в фигуру человека в плаще с опущенным капюшоном. Покатые плечи, острый подбородок, тяжелые складки плаща скрадывают очертания, тень вместо лица.
– В чем дело? – громыхнул гулкий голос. Нуте Гунрай откашлялся. Он и не подозревал, что у него так пересохло в горле. Он даже не смог заговорить.
Послы Республики – джедайя… – просипел он.
– Джедаи…
Он как будто бы и не удивился. Наоборот, только что его голос был подобен раскатам грома, а теперь вот больше похож на шуршание ветра в барханах. – Вы уверены?
Отваги наместника – всей, что еще оставалось, а убывала она очень быстро – хватило на то, чтобы выдавить из себя: – Да… их опознал'и.
Он даже не стал говорить, что послы не слишком скрывали факт принадлежности к Ордену. Правда, и не афишировали. Пока все идет хорошо, решил наместник и тут же выругал себя за поспешность. Истерику закатил, как и ожидалось, Даултай:
Ваши планы пошл'и прахом, Дарт Сидиус! Блокаду надо сн'ять! Мы не смейем идти прот'ив джедайев!
Фигура в плаще слегка колыхнулась, словно в порыве ветра.
– Значит ты предпочитаешь пойти против меня?– прошелестел бесплотный голос.– Я восхищен. Наместник!
Нуге Гунрай торопливо оттер плечом незадачливого помощника: – Да, влад'ика?
Я не желаю, чтобы этот чахлый слизняк еще хотя бы раз попался мне на глаза. Вы поняли меня, наместник? Гунрай склонился в поклоне: – Да, влад'ика.
Ему даже не пришлось отдавать распоряжение, Даултай с присущей ему прытью уже несся прочь из командного центра. Его хламида развевалась, а плоское лягушачье лицо стало еще зеленее. Слизняк, повторил про себя Нуге Гунрай. Но что еще можно было ожидать от младшего отпрыска второсортного дома. Они торгуют всего десяток-второй лет. У них нет традиций.
Дарт Сидиус подождал, когда за Даултаем закроется дверь, потом возвестил:
– Поворот событий неудачен, но не фатален. Мы должны ускорить выполнение наших планов, наместник. Приступайте к высадке войск.
Нуте Гунрай покосился на Руне Хаако. Тот из последних сил пытался сделать вид, что невидим и неслышим. – Ах, влад'ика, конечно, но…
Получить пост наместника в Торговой федерации не так-то просто. Должность пониже еще можно купить, но только не эту. Здесь нужно не просто уметь торговаться, тут нужен талант.
– …но разв'е это законно? – закончил он мысль, выждав паузу, достаточно длинную, чтобы Дарт Сидиус укрепился в мысли, какой он жалкий трус.
Я позабочусь о законности,– голос тени в плаще вновь окреп.
– А джедайя?
Голограмме сложно стать темной, но у Нуте Гунрая сложилось впечатление, будто фигуру в плаще заволокло мраком.
– Канцлеру не следовало впутывать их,– произнес Дарт Сидиус ровно.– Убейте их. Немедленно.
Да. Да, влад'ика. Как прикаж'ете… Еще один поклон – но голограмма уже исчезла. Некоторое время наместник отрешенно смотрел на опустевший диск передатчика, потом повернулся к Хаако.
x x x
– Они всегда заставляют себя так долго ждать? – спросил Оби-Ван, разглядывая большую вольеру, занимавшую целую секцию зала для заседаний, и ее смешных хохлатых обитателей, раскачивающихся на жердочках.
Учитель не ответил. Он сидел во главе длинного стола и спокойно ждал. Невероятно, подумал Оби-Ван. Как это у него так получается? Хоть бы пошевелился для приличия… Человек просто так не сумеет. Ну ладно, терпение не входит в перечень моих добродетелей. Учитель просто обожает повторять эту сентенцию. Хорошо, хорошо. Признавал и признаю. В конце концов, я еще не рыцарь, я только учусь.
Прежде чем Оби-Ван дождался ответа, явился робот-секретарь с уверениями, что его хозяева вот-вот появятся. Непременно. Не будут ли уважаемые гости так любезны и обратят свое драгоценное внимание на прохладительные напитки. Оби-Ван тут же преисполнился подозрения, но учитель спокойно взял бокал. Ладно. Выпьем и мы. Но предварительно – понюхаем.
– Я чувствую необычное возбуждение наших хозяев, хотя переговоры – дело обычное,– вдруг пожелал сообщить Куай-Гон, ни на кого не глядя.– А еще я чувствую страх.
Он не успел уточнить. По всей космической станции прокатилась ощутимая дрожь. Вдалеке заныла сирена пожарной тревоги. Робот-секретарь опрокинул поднос и забормотал извинения. Но его никто не слушал. И посол, и его ученик уже стояли, развернувшись к двери, сжимая в руках рукояти активированных мечей. Два клинка – зеленый и голубой – ждали врага. Если бы робот-секретарь умел спать, то в эту ночь мог спать спокойно. Он был прав: и посол, и его ученик были джедаями.
– Что случилось? – быстро спросил Оби-Ван вполголоса.
Он мог бы говорить и не так тихо, но перед боем у него всегда перехватывало горло, и он ничего не мог с этим поделать, несмотря на постоянные просьбы учителя перестать запирать дыхание.
Куай-Гон на короткий миг прикрыл глаза. – Они уничтожили наш корабль. Он хотел что-то добавить, но его остановило негромкое шипение. Вентиляционный люк возле двери. Клубы плотного голубоватого дыма. – Газ,– предупредил посол Оби-Вана. Тот кивнул.
Нелепые обитатели вольеры посыпались со своих жердочек.
Большой экран в центральном командном зале давал хороший обзор. При желании можно было посмотреть, что делается в нескольких отсеках сразу. Но сейчас экран показывал только один коридор. Нуте Гунрай не захотел смотреть, во что превратился республиканский «челнок» после прямого попадания из лазерной пушки.
По коридору, ведущему к дверям, за которыми были заперты джедаи, с размеренным лязгом маршировал отряд дроидов с бластерами наперевес. Нуге Гунрай послал вслед солдатам свое голографическое изображение.
– По вид'имому, он'и уже ум'ерли,– сказала голограмма роботу-командиру. Тот кивнул.– Уничтожьте то, что от них осталось.
Неймодианцы не отрывали взглядов от экрана. Руне Хаако боялся даже вздохнуть. А еще он боялся, что наместник каким-то образом узнает, что именно сейчас думает он, Руне. Дом Хаако привык к рискованным операциям, но то, во что они ввязались сейчас, лучше всего описывало слово «безумие».
Посланный на разведку дроид-капрал набрал код на дверной панели. Створки раздвинулись. Из дверного проема повалили клубы ядовитого газа, а вместе с ними – спотыкающаяся карикатурная фигура с подносом в руках. Устаревшая модель, с сожалением подумал Гунрай. Пора его поменять на что-нибудь новое. Но обязательно продать в хорошие руки. Он уже обдумывал кандидатуры новых хозяев, когда из клубов дыма неспешно вышли двое в темных плащах.
– Огонь! – лязгнул дроид-командир и в следующий миг лишился головы, начисто снесенной клинком.
Невероятно, думал наместник. Мысли скакали, как эвоки на празднике Большой луны. Он много раз слышал красивые байки: джедаи то и джедаи се, целая армия не остановит одного джедая, один в поле не воин, если этот воин не принадлежит к Ордену… Но он даже представить не мог, что возможно такое! Эти двое отлично разбирались в той работе, которую успешно исполняли на шестой палубе. Тот, что пониже и помоложе, парировал выстрелы бластеров клинком бело-голубого цвета, тогда как зеленый меч рослого рыцаря превращал боевых дроидов в металлический лом. Они не останавливались. Ни на миг. Мерцание клинков. Странные движения ладоней, после которых боевые роботы разлетались, словно пластиковые колпачки из детских игр. Джедаи просто прошли сквозь отряд, не оставив за собой ни одного целого дроида. На полу осталось валяться только оружие и искореженные обломки.
Тонко запела сирена. Казалось, весь корпус базы откликнулся на нее. Нуге Гунрай ошеломленно смотрел, как высокий джедай воткнул клинок своего меча в створки двери. Посыпались искры. И только тогда наместник вдруг осознал, что знает – что это за дверь. Он оглянулся. Металл внутреннего люка обрел предательский красноватый оттенок. Возле ребра жесткости возникло яркое желтое пятно, на пол упала первая огненная капля.
– Блокировать рубку! – отчаянно приказал Гунрай.– Сейчас же!
Он опять посмотрел на экран. Рослый джедай продолжал разносить переборку за переборкой с завидным упорством. Его клинок резал стилкретовую плиту, словно мягкое масло. Должно быть, из двоих послов это и есть магистр, отрешенно подумал Гунрай. Он боялся вообразить, что с ним сделают джедай, когда переборки не выдержат. Он пытался собраться с мыслями и прикинуть, что можно предложить двум разъяренным джедаям в обмен на жизнь одного наместника. Но в голове было пусто. И слабо утешал факт, что Руне Хаако точно так же застыл возле пульта, а в его круглых оранжево-красных глазах точно так же плещется страх.
– Вы раньше н'икогда н'е сталкивались с рыцар'ями джедайя,– вдруг сказал Руне Хаако. Он не спрашивал. Он утверждал. Несмотря на ситуацию, наместник почувствовал раздражение.
– Вообще-то, нет, но я н'е понимаю… Задраить аварийные пер'еборки! – Есть!
Опустилась огнеупорная плита. Хаако попятился и покачал головой.
– Это их н'еостанов'ит… – прошептал он, но его никто не слушал.
Персонал недоверчиво загомонил. Нуге Гунрай велел всем заткнуться. От переборки сыпались искры, в центре цвело темно-красное жаркое пятно, оно пузырилось и наливалось оранжево-желтым огнем. Невозможно, подумал наместник, глядя, как рослый джедай всадил свой меч в переборку по самую рукоять. Там же пекло! Как он терпит?
Экран погас. Переборка дышала жаром. На полу у дверей натекла огромная лужа расплавленного металла.
– Срочно с'юда команду дройдеков! – скомандовал Нуге Гунрай.
– Так мы мож'ем погибнуть…– выдохнул кто-то.
Руне Хаако подобрал полы своей хламиды и отступил еще дальше от двери.
– 0н'и вот-вот с'юда прорвутся,– прошептал он.
– Н-ну и гд'е же наши дройдеки? – закричал еще кто-то.
Нуге Гунрай ничего не сказал. Он смотрел, как раскаленный кусок переборки валится внутрь зала. Невозможно, думал он. Невозможно!
x x x
Эта дверь долго не выдержит. Очередной тяжелый удар сотряс коридор. Похоже, учитель подкрепил действия своего меча собственной силой. Или Силой. На выбор. Очень хотелось обернуться и посмотреть. Но нельзя. Из-за угла опять выскочила парочка дроидов и – отправилась к своим коллегам. Гора обломков на полу неуклонно росла. Ох, как хочется оглянуться. Куай-Гон Джинн за работой – это зрелище, на которое стоит взглянуть. Один раз, очень давно, Оби-Ван был тогда совсем неразумным мальком, его занесло в тренировочный зал в неурочное время. Было поздно, и он не рассчитывал встретить там хоть кого-то. Он ошибся. Там разминался Куай-Гон. Оби-Ван смотрел, открыв рот, пока ему в голову не полетело что-то тяжелое. Он даже сумел увернуться и даже успел схватить тренировочный меч. И тогда невидимая огромная ладонь влепила ему настолько звонкую оплеуху, что он кубарем выкатился из зала…
– Учитель! – крикнул он в тот же миг, когда Куай-Гон повернулся, с сожалением высвободив клинок из двери.– Дройдеки!
– Я бы сказал, что переговоры зашли чересчур далеко,– отозвался посол.
По коридору быстро катились два металлических шара, каждый в рост человека. Шары развернулись в изогнувшихся дугой металлических насекомых с паучьими гибкими лапами и манипуляторами, оснащенными лазерными пушками.
– У них защитное поле,– осторожно напомнил Оби-Ван. – Ситх их побери…
x x x
Дройдеки выстроились в боевой порядок, хищно нацелив на врагов жерла пушек. Через секунду пространство у дверей зала было залито перекрестным огнем. Закипели и превратились в пар обломки павших в неравном бою дроидов. Дверь в командный зал все-таки рухнула, персонал шустро бросился кто куда – прятаться.
Когда дройдеки угомонились, а пол и стены в достаточной степени остыли, Нуге Гунрай послал оператора посмотреть результаты. Он не слишком надеялся, что хоть что-то могло остаться. Он был прав. Тел не было. Вообще ничего не было. Джедаи исчезли бесследно.
Куда им т'ягатъся с дройдеками… – хмыкнул наместник. Его радость была недолгой.
– 0н'и ушл'и через шахту вент'ил'яции,– доложил один из операторов, который не оставил свой пост лишь потому, что боялся вылезти из-за пульта.
Пока командный зал приводили в порядок, Нуте Гунрай безрадостно размышлял. Мы обратили в бегство джедаев, это верно. Но радости мало. Еще минуту назад бегство грозило нам самим. Нелепица получается. Почему им вообще пришлось сражаться? При чем вообще тут джедаи?! Всем известно, что Федерация не занимается политическими делами, только торговлей. И в данном случае Торговая Федерация пребывала в своем праве. Нет такого закона, чтобы облагать грабительскими налогами торговые пути. Двенадцать процентов! Мыслимое ли дело… Вот пусть примут закон, введут налог, вот тогда будем думать, как его обойти. Но не наоборот! Так никогда не делалось. А то, что неймодианцы отыскали союзника, посоветовавшего начать борьбу за права с блокады планеты, джедаев совершенно не касается. Республика ведет дела нечестно!
Наместник приосанился и принялся поправлять складки одежды, чтобы скрыть дрожь.
Но сегодняшние приключения, как оказалось, еще не закончились. На ожившем экране появилось лицо. Нуге Гунрай плохо различал человеческие лица – не лучше, чем люди могли отличить одного неймодианца от другого. Но это лицо он узнал бы среди всех остальных.
– Пр'ямая связь с Тидом,– запоздало сказал оператор.
Конечно, с Тидом. Где же еще быть королеве, как не в столице, подумал Гунрай, рассматривая белую театральную маску, являвшую собой лицо четырнадцатилетней королевы. Черные волосы (или, возможно, парик) были заплетены в немыслимую прическу, украшенную колокольчиками и красно-золотыми лентами. Ярко-алые губы на алебастровом лице казались испачканными в свежей крови. Ритуальный шрам, припомнил наместник. В память о какой-то там местной битве.
– Сама Амидала,– негромко ахнул Руне Хаако.
– Након'ец-то мы доб'ил'ись результатов,– пробормотал наместник и церемонно вышел туда, где королева могла его видеть.– Мы рады видеть вас снова, ваше в'еличество…
Королева его не дослушала. Королева заговорила. К кому бы она ни обращалась, смотрела она сквозь наместника, как будто бы его не было вовсе. Голос был слишком звучен для такой юной особы и слишком суров.
– Вас не обрадует то, что я хочу сказать, наместник,– холодно проговорила Амидала.– Блокаде нашей планеты пришел конец.
Наместнику удалось далее пренебрежительно фыркнуть.
– Но мн'е об этом нич'его не изв'естно… Королева словно не слышала. – Мне сообщили, что к вам прибыли послы канцлера,– продолжала она так же ровно, как раньше.– И вам велено заключить соглашение.
– Но мы н'е знаем ни о каких послах,– заспорил наместник, борясь с желанием поежиться. В зале пахло горелым и было душно, но его точно северным ветром обдувало с экрана.– Вы, очев'идно, ошиблись.
Ледяная маска чуть подтаяла, и в темных глазах королевы мелькнуло то, что с натяжкой можно было бы назвать удивлением.
– Берегитесь, наместник,– произнесла Ами-дала негромко. Безмятежное спокойствие вновь вернулось к ней.– Федерация зашла слишком далеко.
Нуте Гунрай мелко затряс головой: – Мы позвол'яем себе д'елать лишь то, что одобрил С'енат. Ваши пр'етензии безосновательны.
– Увидим,– отрезала королева, глядя сквозь него.
Экран опустел. Нуте Гунрай медленно сделал глубокий вдох, потом так же медленно и печально выдохнул.
– Она права,– сказал стоящий рядом Руне Хаако.– С'енат ни за что н'е позвол'ит…
Нуте поднял руку, чтобы советник замолчал. – Уже поздно.
Руне Хаако, конечно же, замолчал. Но – лишь на мгновение. – Думаете, она ожидайет? Наместник покачал головой. – Н'е знаю. Но н'е хочу давать ей и шанса. Мы должны как можно скорее лишить их св'язи с остальным м'иром!
x x x
В главном ангаре станции, за штабелем ящиков на корточках сидели оба джедая, только что вывалившиеся туда из вентиляционной шахты. Ангар был огромен. Оби-Ван осторожно выглянул из-за ящиков. Шесть огромных, похожих на обожравшихся гусениц десантных кораблей Федерации стояли невдалеке. Носовые люки всей шестерки были распахнуты – загрузка шла полным ходом. Потом все эти гусеницы заползут в транспортники, понял Оби-Ван. И от планеты не останется ничего…
– Боевые дроиды. Их слишком много,– негромко сказал сзади Куай-Гон.
В его голосе Оби-Вану послышались удивление и тревога. Интересно, если учитель настолько встревожен, что даже не считает нужным это скрывать, может, пришла пора впадать в панику?
– Армия вторжения,– высказал предположение Оби-Ван, стараясь, чтобы его голос звучал ровно. Учитель согласно кивнул. Некоторое время они разглядывали корабли, пересчитывали дроидов (на девятой сотне Оби-Ван сбился и решил понадеяться на память учителя), потом Куай-Гон задумчиво проговорил:
– Необычно играет Торговая Федерация. Нам нужно предупредить жителей Набу и связаться с канцлером Валорумом. Оби-Ван кивнул:
– И лучше всего это сделать где-нибудь за пределами станции. Раз уж не получилось отсюда.
Наставник как-то странно посмотрел на него и хмыкнул.
– Может быть, наши друзья подкинут нас до поверхности…
– С их стороны это было бы лишним проявлением вежливости… – Оби-Ван широко улыбнулся.– А вы оказались правы, учитель. Переговоры были короткими.
Глава 2
Серебристые сумерки легли на изумрудную зелень Набу, когда из темноты космоса на поверхность планеты, рассекая облака, спустились корабли Федерации. Словно мрачные призраки, они материализовались один за другим на краю громадной заболоченной равнины. Носовые люки поползли вверх, чтобы выпустить десантные платформы. Десяток дроидов оседлали летательные аппараты, похожие на морских коньков.
Вместе с разведчиками из люка одного из кораблей кубарем выкатился Оби-Ван. И тут же с головой ушел в холодную воду озера. С одной стороны – повезло, его не заметят, рассуждал он сам с собой, осторожно высовывая из воды нос, чтобы набрать в легкие воздуха. С другой (он опять нырнул, и намокший плащ тут же потащил его ко дну) – сегодня он уже принимал ванну. Он еще раз показался на поверхности, на этот раз довольно далеко от корабля, там можно было задержаться подольше, чтобы как следует рассмотреть высадку армии.
Некоторые корабли зависли над болотом. Некоторые начали высадку на суше. Только один «порхал» над озером, и, естественно, он должен был оказаться именно на этом корабле. Учитель, конечно, даже ног не замочил, не то, что некоторые… а где он? Далеко слева Оби-Ван увидел промелькнувшую среди деревьев рослую фигуру в плаще. Куай-Гон. Оби-Ван набрал полную грудь воздуха, нырнул и поплыл прочь. О том, что у него в поясной сумке лежит портативный дыхательный аппарат, он, конечно же, и не вспомнил.
x x x
Сначала все складывалось совсем неплохо. Разведчики не заметили его в клубах густого тумана – правда, пришлось сидеть тихо, затаив дыхание и притворяясь кустиком. Но потом выяснилось, что пара десантных платформ выбрали тот же самый курс, что и он. Так что теперь Куай-Гону приходилось полагаться на собственное умение быстро бегать. Что он и делал, удирая во всю прыть. Впрочем, не он один. Вся болотная и лесная живность разбегалась в разные стороны, только услышав скрежет и рев мотора и хруст подминаемых платформами деревьев.
Перед полетом он не поленился просмотреть материалы по Набу, и теперь в памяти сами собой всплывали названия зверья, что вместе с ним спасались от опасности. Икопи, фулумпасеты, пеко-пеко… нет, пеко-пеко, кажется, птица. Кто вот этот, многоногий, он не вспомнил, зато сумел убраться с дороги, пока многоногий кто-то не затоптал его. В другое время было бы занятно остаться и понаблюдать за ними. Но не сейчас. Сейчас самое время поступать, как все.
Как выяснилось, не все. Из ближайшей лужи вылезло лопоухое создание, разинуло рот, надо полагать, от изумления, и взмахнуло длинными конечностями. Наверное, не ожидало увидеть такую живую лавину в тихом месте. К сожалению, все это оно вытанцовывало прямо на дороге у Куай-Гона.
Джедай успел рявкнуть на тварь, чтобы та убралась подальше. Существо не вняло. Вместо этого оно присело и, подслеповато щурясь, растопырило во все стороны лапы, явно вознамерившись вцепиться ему в плащ. И через долю секунды именно так и поступило. Куай-Гон сшиб его, споткнулся сам, и они на пару рухнули в ту же самую лужу.
Сверху обдало жаром и запахом горячего железа. На какое-то время Куай-Гон перестал слышать хоть что-нибудь – сквозь металлический рев моторов пробивалось только всхлипывание перепуганной твари, которую он придавил к вибрирующей земле. Потом все кончилось. Транспорт прошел над ними и с жадным чавканьем врубился в заросли. Стало неожиданно тихо.
Куай-Гон выбрался из грязи и метнулся в заросли, пока никому из дроидов сопровождения не пришло в голову обернуться. Тварь проявила чудеса ловкости, поднявшись на ноги немыслимым кульбитом, и ринулась следом.
– Моя твоя любить! – сообщила тварь, предварительно испустив несколько страстных вздохов.– Любить вечно!
После чего заключила его в объятия и влепила смачный поцелуй. От второго поцелуя удалось увернуться.
– У тебя мозги на месте? – поинтересовался он.– Из-за тебя мы чуть не погибли!
– Мозги на месте,– обиделась тварь.– Моя разговаривать!
– Способность болтать еще не признак интеллекта,– парировал Куай-Гон.– А теперь отцепись от меня, и кыш отсюда!
Ему все-таки удалось вырваться из лап экспансивного создания. Десантные платформы утюжили лес далеко впереди, но это не означало, что можно не прятаться. И хотелось бы знать, где сейчас Оби-Ван?
– Нет-нет! Моя останься с тобой! Моя звать Джар Джар Бинкс! Моя сейчас служить тебе! Будет твоя друг.
Друг был одет – или одета, Куай-Гон решил пока не вдаваться в подробности – в подобие кожаных штанов и безрукавки. Никаких украшений. Для простоты ситуации рыцарь решил считать, что тварь принадлежит к мужскому полу, так проще было к нему (к ней?) обращаться.
– Спасибо, конечно,– сказал Куай-Гон, оглядываясь по сторонам.– Но это не так уж необходимо. Лучше позаботься о себе.
Ближайшие заросли показались ему сносным укрытием, и Куай-Гон направился к ним, надеясь, что тварь пойдет в другую сторону. Не тут-то было – существо шлепало сзади и размахивало верхними конечностями.
– Ой, ну как же! – вещало оно на весь лес.– Так повелеть наша боги! Кылдык! Твоя спасать моя жизнь. Моя должна. Моя это знает.
Туман разорвали звуки выстрелов и урчание мотора. Совсем рядом столбом пара взметнулось болотце. Во все стороны полетели искры. Оби-Ван даже если бы захотел, не смог бы обставить свое появление более эффектно. Правда, сейчас у него было лишь одно желание – сбежать от преследующих его дроидов-разведчиков.
Куай-Гон сгреб тварь за шкирку и второй раз за сегодняшний день окунул головой в болотную жижу: – Сиди там!
Первый дроид бесславно погиб еще на подлете к поляне, закувыркавшись в высокую траву. Второй разведчик заложил лихой вираж и выпустил еще один заряд по нырнувшему в кусты Оби-Вану, промазал и выстрелил вторично. Шагнувший из-за дерева с мечом в руках Куай-Гон парировал и этот выстрел – разряд пришелся по самому разведчику. Дроид разлетелся на куски. Куай-Гон подождал немного, не опуская меча: не появятся ли новые преследователи? Затем извлек из колючих зарослей запыхавшегося ученика.
Оби-Ван почему-то промок насквозь, был перепачкан в зеленой тине и вид имел редкостно виноватый. Итак?
– Простите, учитель,– у Оби-Вана зарделись даже уши,– я сломал меч.
Это уже что-то. Куай-Гон отобрал у ученика оружие. Рабочий торец меча почернел и даже, кажется, слегка оплавился. Профессионал, восхитился Куай-Гон. Не любитель.
– Опять забыл деактивировать? – поинтересовался он. Оби-Ван уныло кивнул. – Под водой?
«Профессионал» готов был провалиться от стыда в трясину, но единственное топкое место на поляне было уже занято. Оттуда торчала лупоглазая голова и приветливо хлопала ушами.
«Со стороны,– с горькой иронией подумал Оби-Ван,– сейчас всем должно казаться, что я тоже хлопаю ушами…»
– На перезарядку уйдет не слишком много времени,– Куай-Гон вручил ему меч.– А вот чистить его ты будешь гораздо дольше. Думаю, что это будет чудесным подспорьем в изучении техники пользования мечом, мой юный падаван. Краснеть дальше просто не было смысла. Влип, как зеленый малек, подумал Оби-Ван. Да еще при свидетелях. А, кстати, кто это?
Свидетель выбрался, наконец, из болота, весело потряс ушами и объявил: – Твоя опять меня спасай! Казалось, его конечности могут гнуться во все стороны, проворачиваться на полный круг и произвольно сплетаться. Голова рептилии на длинной тонкой шее, развесистые уши, голубые глаза навыкат и зубастая улыбка до ушей. Никогда не видел рептилий с зубами, подумал Оби-Ван и решил на всякий случай держаться подальше. – Кто это?
– Местный житель, его зовут Джар Джар,– рассеянно отозвался Куай-Гон, все его внимание было направлено на заросли вокруг них и далекий рокот двигателей.
Теперь к их звуку примешивалось далекое тонкое жужжание летательных аппаратов-разведчиков. Похоже, там наверху, на станции, наконец сообразили, где искать беглецов.
– Пойдем, пока не появились новые дроиды.
– Новые? – тут же переполошился их новый знакомый.– Твоя сказать: новые?
Но он обращался к пустому месту – джедаи размеренной рысцой скрылись в тумане. Через некоторое время Джар Джар нагнал их.
– Извиня-яюсь!!! – прогундел он на ходу.– Но ваша не туда идет. Самое надежнейшее место будет Ото Гунга…
Джедаи встали, как вкопанные. Джар Джар налетел на них, заметил нехорошее выражение на лице Оби-Вана, отскочил и торопливо добавил:
– Ото Гунга. Моя там вырос. Спрятанный город!
– Город? – переспросил, заинтересовавшись, Куай-Гон.
Джар Джар с готовностью закивал.
– Отведешь нас туда?
Последовала целая пантомима, должная означать душевные терзания. Потом Джар Джар с той же готовностью возвестил: – Если подумай – нет! Моя не мочь! Нет. – Нет? – наклонился к нему рыцарь, его глаза потемнели.
Моя стыдно… – сконфузился Джар Джар,– но, увы, моя изгнать насовсем. Моя забыть, что хозяева задавать стра-ашный взбучка, если моя вернуться!
Болото знакомо завибрировало.
– Слышишь? – негромко спросил Куай-Гон, для верности указав пальцем в нужную сторону. Джар Джар приподнял правое ухо и ретиво закивал. Сложно было не услышать утробный рев моторов. – Сюда направляется целая армия жутких существ…
– Если они нас найдут,– весело и азартно подхватил Оби-Ван, наседая на Бинкса с другого бока,– они нас уничтожат, разорвут на части, испепелят… и сотрут в порошок.
Последовательность действий явно хромала, зато страстность исполнения искупала огрехи, так что Джар Джар проникся надвигающимся ужасом.
– О! Это совсем меняет дело,– согласился он.
x x x
– Далеко еще? – поинтересовался Куай-Гон, когда они остановились на берегу очередного озера. Похоже, он даже не запыхался. В отличие от некоторых. Оби-Ван незаметно перевел дух.
Берег был заболочен, но из-за незапланированной пробежки по свежему воздуху – и грязи, добавил Оби-Ван – они настолько перепачкались, что уже можно было не обращать на это внимания. Озеро Оби-Вану не понравилось. Оно было слишком уж мрачное и мутное. В сгущающихся сумерках нельзя было разглядеть, что там, под водой.
– Наша ныряй под воду! – Джар Джар указал одним из четырех своих пальцев на лапе на озеро. Джедаи переглянулись.
Как, опять ? 06и-Ваном снова овладела грусть. Ну нет, так мы не договаривались…
– Кылдык!!!
Джар Джар размял конечности и с радостным воплем взмыл в воздух. Оби-Ван опять перестал дышать. Это ж надо так… Красивый полет по почти правильной дуге закончился в озере. Кваканье и стрекот в прибрежных зарослях разом оборвалось. Через пару секунд на поверхности воды ушастым и лупоглазым поплавком закачалась голова.
– А моя говори: гунганы чужаков не люби,– сообщил Джар Джар.– Так что не ждите теплый приема.
– Не тревожься,– успокоил его Оби-Ван, по примеру учителя доставая из поясной сумки портативный дыхательный прибор примерно с ладонь длиной и толщиной в палец.– Нам сегодня везет на прохладные приемы. Так что, начинаем привыкать понемногу.
Вода была достаточно холодной. Они опускались все глубже, Оби-Ван даже не ожидал, что озеро окажется настолько глубоким. Мимо сновали мелкие местные рыбешки, одна из них, самая любопытная, зеленая в серебристую полоску, пристроилась за Куай-Гоном и долго плыла следом. Потом отстала. Впереди неутомимо загребал широкими перепончатыми лапами гунган. Работало все его тело, даже уши. В воде он себя чувствовал гораздо лучше, нежели на суше. В движениях гунгана появилось удивительное изящество.
Вода вокруг светилась сначала голубым, потом потемнела до глубокого синего, потом стала фиолетовой, почти черной. Оби-Ван засомневался в правильности принятого решения. Но когда в зубах крепко зажат дыхательный аппарат, сложно вступать в длительные дискуссии.
Давление сказывалось уже ощутимо, когда дно вдруг резко ушло вниз, открыв странное зрелище. Будто кто-то развесил на подводных скалах светящиеся желтым и янтарным прозрачные шарики. Внутри шариков что-то было. И даже шевелилось. Джар Джар радостно булькнул и активнее заработал лапами. Джедаям пришлось поднажать, чтобы добраться до города одновременно с гунганом. Вблизи то, что показалось сначала россыпью бусин, оказалось границей огромного подводного купола.
Джар Джар, не останавливаясь, вломился сквозь прозрачную тонкую стенку. Оби-Вану показалось, что сейчас гигантский воздушный шарик лопнет, но раздалось только тихое чмоканье и ничего не случилось. Оби-Ван оглянулся. Судя по тому как помедлил Куай-Гон, учителю в голову пришла схожая мысль, что и ему. Куай-Гон коснулся стены рукой. Стена, точно пленка, подалась под его пальцами, а затем со знакомым уже чмоканьем пропустила сквозь себя. Какое-то силовое поле, предположил Оби-Ван, следом за учителем проходя сквозь прозрачную стену. Ощущение оказалось не из приятных. Как будто невидимая, но плотная слизь облепила с ног до головы, а потом отпустила.
– Ох, хорошо… – немедленно заявил Джар Джар.– Моя дома!
Оби-Ван с интересом озирался. Ему очень хотелось хранить то же невозмутимое достоинство, какое без труда получалось у Куай-Гона, но мешала насквозь промокшая одежда и влажные следы, которые они оставляли за собой на прозрачном полу. Хотя вот с учителя тоже натекла приличная лужа, но почему-то этот факт не влияет на его умиротворенное состояние. Но больше сырости мешало неуемное любопытство. Поэтому Оби-Ван решительно положил конец попыткам выстроить из себя неприступного воина и со спокойной душой принялся глазеть по сторонам.
Особенно его заинтересовали местные ездовые зверюги – мощные задние лапы, на которых они и перемещались, передних нет совсем, длинная шея и морда, один в один повторяющая физиономию Джар Джара и прочих гунганов. Кааду, подсказал ему учитель, болотные бегуны, очень выносливы.
Болотных бегунов было пять, насчитал Оби-Ван. Соответственно, столько же всадников. Соответствующее количество копий у них в руках! И это не просто копья. Оби-Ван пригляделся: нет, не примерещилось, это электрошокеры. А тут ты мокрый с головы до ног.
– Эй, ваша! – приказал им главный, весь украшенный зелеными лентами.– Стой там.
Охотно. Тем более что вовсе не хочется выяснять, что лучше – копья с электроподпиткой или два лазерных меча… ой нет, один меч, второй временно не считается. Оби-Ван покосился на учителя. Тот сложил руки на груди и спокойно ждал, когда стражники окружат их. Джар Джар тоже ждал, но со странным выражением на физиономии. Словно был не слишком уверен, что ему тут обрадуются. Тем не менее гримасу изобразил самую приветливую и радостную.
– Здрастя-здрастя, капитана Тарпальс! – возвестил он.– Моя здеся.
– Это зря, Джар Джар,– хмуро откликнулся тот, не обращая внимания на джедаев. – Твоя отправляйся к Босс Насс. На этот раз твоя вляпайся.
И в подтверждение своих слов легонько подтолкнул Бинкса своим копьем. Джар Джар заверещал. Оби-Ван потянулся к поясу, но вдруг передумал.
Незваным гостям даже обсохнуть не дали. Стражники окружили их и повели мимо странных полупрозрачных круглых зданий, по переходам и лестницам. Местные жители сбегались поглазеть на необычных гостей, но держались настороженно и шарахались в стороны. Джедаи шли не спеша, но и не мешкая. Оби-Ван подозревал, что учитель воспользовался случаем немного рассмотреть город и его обитателей. Лично он исправно и с интересом смотрел по сторонам. Стража, похоже, была не прочь немного поторопить рыцарей, но Куай-Гон один раз посмотрел на их командира. Больше к ним не приставали.
Впереди прорисовалось странное здание, и бредущий сзади Джар Джар грустно сообщил, что это – Высокая Башня Коллегии. Оказывается, им надо было туда. Комната на верху Башни была круглая и прозрачная. Ничего удивительного, решил Оби-Ван. Вот если бы она была прямоугольная… Учитель негромко хмыкнул. Оби-Ван прикусил язык.
Вдоль стены шла скамья, и центральное ее место занимала особо весомая личность. Как в прямом, так и переносном смысле.
Босс Наос был грандиозен. Трудно было даже предположить, что когда-то он был так же строен, как Джар Джар Бинкс или капитан Тарпальс. Босс Насс был огромен. Складки тела лежали одна на другой, невозможно было понять, где кончаются плечи и начинается мощная шея, а все это венчала массивная голова. Если посчитать Джар Джар Бинкса образцом губастости, то Босс Насс мог дать ему вперед даже не сто очков, а все двести. А то и триста. Плюс кислый взгляд, которым он одарил пришельцев. Босс Насс разверз огромную пасть и изрек: – Ваша что хочешь, чужаки? Учитель вышел вперед и назвал себя. Потом представил Оби-Вана. Потом ввел высокую сторону в курс дела. Речь его сводилась к нескольким пунктам: блокада, послы верховного канцлера, вторжение, просьба о помощи. Оби-Ван слушал и поражался. Временами учитель мог вести нескончаемые беседы, не повторяясь в тематике и представляя проблемы с разных сторон. А иногда события в его изложении сжимались по времени до невероятно малых величин.
Босс Насс выслушал рыцаря, не перебивая. Потом отрицательно замотал головой.
– Ваша сюда быть нельзя,– громыхнул он.– И целая армия машинков тому причиной. Они – не наша проблема.
– Но эта армия вот-вот нападет на Набу,– возразил Куай-Гон.– Мы должны предупредить их.
Босс Насс издал трубный рев. У Оби-Вана даже уши заложило.
– Наша не люби это набу,– зычно возвестил Босс Насс. Остальные гунганы согласно закивали. – Набу думают, они очень умная. Думают: у них большая мозги! Набу ничего нам не сделать, мы живи под вода, а они в верхах. Давно-давно ничего не делай друг с другом. Машинки того не меняй.
– Победив тех, кто живет на поверхности планеты, дроиды нападут на вас,– вмешался Оби-Ван.
– Моя так не думай,– хмыкнул Босс Насс.– Наша один-два раза говори с набу, с машинками не говори никогда. Они про нас не слышать.
И совет вновь согласился с ним, дружным бормотанием одобрив слова Босс Насса.
– Вы и набу неразрывно связаны,– настаивал Оби-Ван.– То, что происходит у них, не может не влиять и на вас.
– Наша плевал на это ваше набу! – вновь взревел верховный гунган.
Слизь из пасти полетела во все стороны. Оби-Ван мрачно подумал, что миротворец из него получился достаточно слабый. Интересно, этот Большой Начальник демонстрирует свое отношение к сухопутному народу на деле или у него такая манера общаться?
– Наша не знать про кто ты такой,– гунган величественно указал Оби-Вану на выход.
– Нам нужно отсюда выбраться. Как можно быстрее,– негромко произнес Куай-Гон.
Все повернулись к нему. Босс Насс несколько раз мигнул круглыми желтыми глазками. Потом церемонно кивнул.
– Наша помочь вам выбраться. Наша пошлет вас быстро и далеко.
Оби-Ван забеспокоился. Он не был до конца уверен, что правильно понял слова Босс Насса – сказывалась некоторая невнятность произношения и необычная лексика гунганов. Но потом заметил, как учитель, будто невзначай, провел перед собой раскрытой ладонью: – Нам понадобится транспорт. Главный гунган кивнул в такт движению руки джедая.
– Наша будет давай вам бонго. Кратчайший путь до набу пролегай через ядро планеты,– и вновь махнул четырехпалой лапой.– Теперь – идите.
Оби-Вану совсем не понравилась интонация толстяка. Хорошо бы взять этого чванливого красавца за жабры и потрясти немного. Он просительно глянул на учителя, но тот только поклонился по мнению Оби-Вана даже слишком церемонно: обычно он ограничивался тем, что склонял голову:
– Благодарим. Мы уходим с миром. Говорить не о чем, значит, пора и честь знать. Оби-Ван поймал себя на позорном ощущении, что ему хочется по-детски уцепиться за спасительный плащ наставника.
– Учитель,– прошептал он,– а что такое бонго? Рыцарь пожал плечами.
– Средство передвижения,– сказал он. И после паузы задумчиво добавил.– Надеюсь.
В сторонке потерянно перетаптывался закованный в наручники Джар Джар и испускал вздохи, разжалобившие бы и самого жестокосердного. Джар Джар был несчастен. Судя по его виду, он был готов огласить стенаниями не только дворец Босс Насса, но и весь подводный город, но копье, красноречиво выставленное напоказ, удерживало гунгана от подобных действий. Тем не менее, язык обуздать оно было не в силах.
– Босс Насс ваша обманывай,– быстро проговорил Джар Джар, когда джедаи проходили мимо него.– Путешествие через ядро планеты есть бо-ольшая ошибка. Куай-Гон кивнул: – Спасибо, друг мой.
– Без помощь ваша спечься! – Джар Джар изобразил умильнейшую улыбку. Куай-Гон задумчиво рассматривал его. – Учитель… – прошептал Оби-Ван.
Он слишком хорошо знал рыцаря, чтобы не сообразить, чем все закончится.
Говорят, сильные джедаи обладают даром предвидения, говорят, самые сильные из них могут заглянуть в далекое будущее. Оби-Ван не сомневался, что его учитель – самый сильный из Ордена, и не питал иллюзий о собственных возможностях, но периодически у него складывалось впечатление, что любой желторотый малек просто магистр, средоточие разума рядом с Куай-Гоном, когда тот – для поддержания мирового равновесия конечно – начинает собирать команду из всех встреченных им персонажей. К счастью, подобное настроение у Куай-Гона случалось нечасто. Но сейчас учитель опять не ведал, что творил. Ну что, хватит ему пару секунд на раздумье? Куай-Гону хватило и одной – он развернулся и зашагал в обратном направлении.
– Учитель, у нас нет времени,– Оби-Ван заволновался не хуже плененного гунгана.
Куай-Гон, не оборачиваясь, дернул плечом: не мешай.
– А что ожидает Джар Джар Бинкса? – поинтересовался он у Босс Насса.
В желтых глазках Босс Насса отразилась досада. Оби-Ван подумал, что на его месте он, наверное, утопил бы настырного чужеземца без всякого бонго. Но большой гунган только раздвинул толстые губы в широкой ухмылке. – Его будет наказывай,– сообщил он.
– Я спас ему жизнь,– Куай-Гон отступать не собирался. – И теперь он в долгу передо мной. Согласно повелению ваших богов, я требую, чтобы он заплатил свой долг.
– Бинкс! – взревел в праведном негодовании Босс Насс.– Ты имей долг этому чужаку?
Джар Джар захныкал. Босс Насс вновь окатил рыцаря фонтаном слюней.
– Его жизнь принадлежит мне,– заявил Куай-Гон, подкрепив слова прежним жестом.
Оби-Ван чуть было не заулыбался, когда грузный гунган вновь кивнул в такт движению руки рыцаря.
– Его жизнь – твоя,– разочарованно объявил Босс Насс.– Бери его. Все равно, она ничего не стоит.
Снова поклоны, пока стражники извлекали Бинкса из наручников. Еще немного, и большой Босс Насс кинется учителю на шею в благодарность за избавление города от напасти. Вот только освобожденный Джар Джар повел себя странно.
– Нет! Моя так не согласен,– заявил он, не сходя с места. – Лучше умирай здесь, а не посреди ядра,– и тут же хлопнул себя по лбу ладонью.– О боги! Что моя говорит?!
В центральном командном зале боевой станции Федерации все еще продолжались восстановительные работы, и выходить на связь с Дартом Сидиусом решили из зала для переговоров, который не так пострадал во время неожиданной стычки. Сначала туда послали дроидов: прибрать и установить аппаратуру. Потом подошли Гунрай и Хаако. Во время разговора они старательно не смотрели друг на друга, и оба надеялись, что Дарт Сидиус не может читать мыслей на таком расстоянии.
– Вторж'ение осуществляется, влад'ика,– информировал Нуге Гунрай. – Наша армия подходят к Тиду.
– Хорошо. Весьма хорошо,– прошелестел в ответ бесплотный голос. – Сенат связан преодолением процессуальных норм. К тому времени, когда они перейдут к голосованию, им останется только одно: признать вашу власть законной.
Нуге Гунрай набрался смелости и посмотрел на союзника.
– Но корол'ева надейется, что С'енат встан'ет на ее сторону,– сказал он.
– Королева Амидала молода и наивна,– отмахнулся Дарт Сидиус. – Вы без труда подчините ее, я уверен.
Голограмма замерцала и растворилась в воздухе, оставив двух торговцев уныло смотреть друг на друга.
– Вы н'е сказали ему,– неприязненно проговорил Руне Хаако.
– О пропавших джедайя? – Нуге Гунрай махнул рукой и поймал себя на мысли, что повторил жест Сидиуса.– Ему незачем знать об этом. Ему н'езачем знать ни о чем, пока мы н'е удостоверимся сами.
Прежде чем повернуться и выйти из зала, Руне Хаако долго смотрел на наместника. Потом пробормотал еле слышно: «Да, не'зачем» и ушел.
3 глава
Оби-Ван сгорбился над контрольной панелью бонго, знакомясь с рычагами и кнопками, а рядом нескончаемо бубнил Джар Джар. Он вроде бы даже не делал пауз для вдоха. На заднем сидении молча устроился Куай-Гон Джинн. Густая тень надежно отгораживала его от стенаний гунгана.
Ну, хорошо… предположим, что эта клавиша все-таки запускает… мотор? Оби-Ван тайком от учителя погладил панель. На пластик непохоже, скорее, на живое тело. Теплое, упругое и влажное. Надеюсь, этот бонго не питается никем крупнее малька. Ох нет, пусть уж лучше будет вегетарианцем. Ну, ладно. Как любит повторять учитель: используй Силу, Оби-Ван… Или силу? Он зажмурился и ткнул пальцем в кнопку.
Внутри двигателя что-то утробно заурчало, бонго вдруг подпрыгнул и, разорвав радужную оболочку силового поля, весело зашлепал ластами, унося своих пассажиров в глубины океана Набу. Насколько можно было разобрать из невнятных завываний гунгана, твердое ядро планеты пронизано туннелями, словно червивое яблоко, и, если правильно выбрать нужный проход, можно значительно сократить путь и время.
Или перерезать себе глотку, если выбор окажется неверным, сумрачно подумал Оби-Ван.
– Моя думай: лучше вернись,– вздохнул рядом Джар Джар, словно подслушал мысли соседа. Но тут же воодушевленно посмотрел на джедаев.– Хейдей-хо, капитана Куайгона, куда теперя?
– Ты у нас штурман,– флегматично отозвался Куай-Гон.
Джар Джар замотал головой. На этот раз Оби-Ван увернуться не успел. Вот это уж слишком, возмутился он про себя. Рукой – еще куда ни шло. Палкой на тренировке – пожалуйста, не привыкать. Но чтобы по уху – ухом! Это просто кошмар!
– Моя? – изумился Джар Джар.– Твоя видеть сон. Моя ничего не знает.
Здорово, подумал Оби-Ван. Просто прелестно. Можно приступать к взрезанию глотки. Или живота. Учитель как-то рассказывал, что у одного довольно странного народа с края галактики существует любопытный обычай – друг мечом сносит тебе голову как раз в тот момент, когда ты любуешься собственными внутренностями… Он так и сказал тогда: «любопытный обычай». Нашел же определение… Из полутьмы протянулась длинная рука Куай-Гона, ладонь на мгновение задержалась возле падавана, но опустилась все-таки на плечо Джар Джару. – Не волнуйся, мой друг. Сила укажет. Оби-Ван открыл глаза. С его точки зрения все туннели были одинаковы. Ну вот, второй слева вроде бы пошире прочих. Может быть, туда? Ему отчаянно хотелось оглянуться на учителя, но, скорее всего, он увидит, что тот сидит, расслабившись, и без выражения смотрит куда-нибудь вдаль. Тогда он посмотрел на гунгана.
– Сила, да? – Джар Джара не слишком вдохновила такая возможность.– Макси-класс твоя сила. Но моя говорит: нам полный кулдык!
Оби-Вану захотелось слегка придушить кого-нибудь из попутчиков. На выбор. Но вместо этого он сосредоточился на управлении бонго. Безумие – сидеть и ждать, что произойдет. Безумие – брать с собой говорливого туземца без капли мозгов. Но пусть с этим безумием сражается учитель. Это Куай-Гон решил взять гунгана с собой. И вовсе не потому, что тот был талантливым штурманом, отлично знал местные туннели, обладал каким-нибудь скрытым, но ярким талантом или просто был добрейшей души существом. Нет, учитель верен себе. Он решил, что Джар Джар имеет некую ценность для будущего. Вот пусть Куай-Гон и расхлебывает заваренную им кашу. Он лично вмешиваться не будет. Тем более что учителя в подобном настроении не может переубедить и Совет в полном составе. Что же говорить об одном, отдельно взятом, падаване?
Подобная забота об окружающих одновременно разочаровывала и сбивала с толку. Оби-Ван считал, что его наставник – величайший из живущих джедаев, сильный воин, которого не устрашит даже самый смертельный враг. И что он очень хороший и добрый… Наверное, поэтому у него всегда неприятности. С Советом он препирается по любому поводу. Как правило – по такому, о котором даже говорить не стоит. И без повода он с ними тоже спорит. И у него собственный взгляд на предназначение джедаев и цель их служения… и он выбрал свой путь без колебаний и идет по нему точно так же – не задумываясь о последствиях. Да, конечно, он, Оби-Ван, молод, нетерпелив, упрям и совсем не так хорошо владеет Силой, как учитель, ему все об этом говорят (и говорят больше, чем хотелось бы), но он лучше понимает, как опасно ставить перед собой так много задач. Ведь как хорошо: придумал задачу, выполнил, придумал вторую, опять выполнил… Конечно, к чести учителя, надо сказать, что он на все пойдет, если решит, что должен что-то сделать. Даже если рискует при этом собственной шкурой. Вот как сейчас.
Не подозревающий ни о чем Джар Джар бормотал, стенал, пыхтел и оглядывался по сторонам в поисках одному ему известных меток, по которым он непременно выберет правильный путь, как только вспомнит, как он выглядит. Ну, по крайней мере, он был при деле.
– Эй! – окликнул его Оби-Ван.– Бери управление.
Сам он перебрался назад. Места на сидении для двоих не было, так что Оби-Ван кое-как втиснулся между спинкой водительского кресла и коленями наставника.
– Учитель,– негромко сказал он,– почему вы все время возитесь с существами, от которых так мало пользы?
Куай-Гон едва заметно улыбнулся. Ну вот, здравствуйте. Человек тут, можно сказать, места себе не находит, а он – улыбается.
– Гунган может показаться бесполезным на первый взгляд,– ответил учитель,– но ты должен заглянуть глубже, Оби-Ван.
– Я заглянул достаточно глубоко, но там не на что смотреть! Он только отвлекает нас попусту!
– Сейчас – может быть,– возразил Куай-Гон.– Но все со временем меняется.
Оби-Ван открыл рот, чтобы возразить, но старший джедай перебил его.
– Послушай, мой юный падаван. В Силе заключены тайны, которые не так легко обнаружить. Силе нет границ, она – всюду, и все живые существа – часть ее. Не всегда их предназначение становится очевидным с первого взгляда. Иногда следует почувствовать такое предназначение и лишь потом обнаружить его.
– А по-моему, некоторых тайн лучше вовсе не касаться,– пробурчал Оби-Ван. Он покачал головой.– И кроме того, почему именно нам надо быть первооткрывателями? Вы же знаете, как Совет относится к таким… обходным путям. Может, лучше оставить разгадки для кого-нибудь другого – хотя бы на этот раз?
Ну вот, теперь он, кажется, расстроил учителя. Даже в полутьме кабины было видно, каким печальным стало лицо Куай-Гон Джинна.
– Нет, Оби-Ван,– сказал учитель.– Любая тайна имеет смысл лишь в то мгновение, когда находишь ее. И если на пути к ее решению перед тобой лежит, как ты говоришь, «обходной путь» – иди по этому пути. А если ты встал на перекрестке или пути дальше нет, то никогда не оставляй другому то дело, которое можешь сделать сам.
Последний отсвет ярких городских огней поглотила тьма, сразу стало холодно и неуютно. Джар Джар включил прожекторы, но два голубоватых тусклых луча не могли пробить толщу темной воды. Они показались юному джедаю вслепую выставленными вперед клинками мечей в жалкой попытке защититься от неведомого.
– Я уважаю ваше мнение, учитель,– сказал он.– Но не могу перестать беспокоиться.
Беспокоиться за вас, хотел добавить он, но не добавил. Как и всех остальных, его определили и забрали у родителей в раннем детстве. О родителях Оби-Ван забыл очень давно, его семьей стали рыцари джедаи. А самым близким другом он вот уже больше двенадцати лет считал Куай-Гона.
– Будь терпелив со мной, Оби-Ван,– вполголоса попросил учитель. – Порой немного веры помогает свершить большие дела.
Бонго нырнул в коралловый туннель. Во все стороны брызнуло серебро – растревоженные рыбьи стайки.
– Гунганы воюют с народом набу? – спросил Куай-Гон у Джар Джара. Тот помотал головой:
– Война – нет,– заявил он.– Набу и гунганы драка нет. Давно-давно, может, бывай. Теперь набу не ходи в болото, гунган не ходи на равнину. Наша друг друга не видеть.
– Но друг друга они не любят? – продолжал спрашивать джедаи. Джар Джар презрительно фыркнул. Оби-Ван понял, что беседа с учителям закончена и не возобновится, пока Куай-Гон сам того не захочет – или не возобновится никогда,– и полез на прежнее место. В лабиринте туннелей он предпочел быть там, где сможет что-то сделать, если у Джар Джара возникнут сложности с управлением бонго. Пока, правда, все было в порядке.
– За что тебя изгнали, Джар Джар? – поинтересовался Оби-Ван. Тот зашлепал губами.
– Это долгая говори, но если короче говори, то моя… – Тут Джар Джар разразился длинной серией охов, ахов и шлепков.– Моя неуклюжий.
– Тебя выгнали, потому что ты неуклюжий?– изумился Оби-Ван. – Можно и так говори,– согласился гунган. За их спинами чему-то негромко рассмеялся Ку-ай-Гон Джинн.
Несмотря на свое утверждение, Джар Джар довольно ловко справлялся с вертким корабликом, и Оби-Ван решил пока не вмешиваться. Коралловые стены выплывали из мрака и вспыхивали ярко-алым, когда на них попадал свет прожекторов. Разноцветные любопытные рыбки плыли по своим делам. Позади бонго царила тьма, поэтому ни джедаи, ни гунган не заметили, как довольно большая часть этой тьмы вдруг снялась с места и последовала за кораблем.
– Моя причиняй один-два маленький, но плохой авария,– продолжал горестное повествование Джар Джар.– Раньше бум и нет гассер, дальше разбей хейблиббер Босса. И изгнать!
Оби-Ван не совсем понял, что именно было взорвано и разбито, но был вполне согласен с Боссом, что Джар Джар – редкостный экземпляр, и жить спокойно можно лишь вдали от него. Но, прежде чем он успел уточнить, что же все-таки пострадало, бонго завалился на бок и замер на месте, как будто налетел на обломок скалы. Только у этой скалы было множество членистых ног, каждая размером с Оби-Вана, и длинный язык, которым она ловко обхватила кораблик и теперь тащила к себе в рот.
– Морской убийца! Опи! – заверещал Джар Джар и бросил штурвал.– Большой рыба! Зубастый!
Куай-Гон оглянулся через плечо и увидел гостеприимно распахивающуюся пасть, оснащенную острыми длинными зубами в несколько рядов. Клыки сомкнулись, проскрежетав по крыше бонго.
Оби-Ван отпихнул гунгана от штурвала и вывел двигатель на полную мощность. К его удивлению, опи-морской убийца разинул пасть, и бонго вырвался.
– Свобода! Свобода! – ликовал гунган, подпрыгивая на сидении.
Позади них огромная тварь с длинным узким телом – таким, что морской убийца опи казался мальком рядом с ним – и когтистыми передними лапами тоже оказалось не прочь пообедать.
– Сандо, водяной зверь! – простонал Джар Джар.
Он зажал себе рот лапами, поэтому стон получился несколько задушенный. Оби-Ван с удовольствием затолкал бы в пасть паникеру какой-нибудь кляп, но его ладони словно прилипли к штурвалу. Учителя вопли гунгана, похоже, не беспокоили. А жаль… Хотя лучше бы он занялся этим самым водяным зверем…
– На каждую рыбку найдется рыба побольше,– философски изрек Куай-Гон, с интересом рассматривая новое чудовище, которое жевало морского убийцу и не обращало никакого внимания на их кораблик.
Бонго вдруг без видимой причины нырнул глубже, свет его прожекторов мигнул и стал тускнеть. Негромкий хлопок под контрольной панелью, писк аварийной сирены и душераздирающий вопль гунгана раздались одновременно. Из-под панели посыпались искры.
– Учитель,– негромко и на редкость спокойно произнес Оби-Ван,– Мощность снизилась.
– Наша здесь умирай!!! – подтвердил Джар Джар.
– Расслабься,– флегматично посоветовал Куай-Гон.– Это еще не беда.
– Вот как?! – булькнул гунган. Он даже поперхнулся от возмущения.– Монстры – тама! Вода – здеся! Мы тонуть совсем! Эта мотор сдохла! А твоя говорить: это не есть беда?! А когда твоя думай: беда?
Свет в кабине мигнул еще раз и погас. Совсем. Джар Джар получил ответ на свой вопрос.
x x x
В зале для совещаний присутствовали двое – и голограмма. Голубоватая, светящаяся фигура в низко опущенном капюшоне молча разглядывала наместника и его помощника.
– Вы разочаровали меня,– прошуршал наконец по залу негромкий голос.
– Влад'ика,– начал Нуге Гунрай,– я уверен, что все…
– Более того,– продолжал негромкий голос. Фигура слегка пошевелилась, колыхнулись складки тяжелого плаща.– Вы не подчинились приказу.
– Нет, влад'ика! – неймодианец в отчаянии заломил руки.– Но эти джедайя такие… изобр'етательные. – И, следовательно, живые? – Н'ет, н'ет, я увер'ен, что н'ет. Они мертвы. Должны быть м'ертвы. Мы… мы просто н'е можем это подтвердить… пока.
Может быть, человек в плаще как-нибудь и отреагировал на это заявление. Трудно сказать, когда в тени капюшона видны только шевелящиеся губы.
– Если они живы,– прошелестел он,– они объявятся. А когда это случится, наместник, я хочу узнать об этом немедленно. Я займусь ими сам.
Словно ледяной ветерок прогулялся в неподвижном, сухом воздухе станции. Голограмма исчезла.
x x x
Беспомощный бонго висел посреди кромешной тьмы. Оби-Ван на ощупь искал крышку энергоблока, он точно знал, что она находится где-то здесь, потому что еще до начала их подводного путешествия он туда сунулся и едва успел отдернуть руку. Наконец, он подцепил ее и запустил пальцы внутрь. Рядом во мраке сопел и ворочался гунган. С заднего сидения не доносилось ни звука.
В недрах бонго что-то мурлыкнуло, Оби-Вана все-таки шарахнуло током, а на контрольной панели зажглись лампочки.
– Готово,– Оби-Ван сунул саднящий палец в рот.
Ожили прожектора, осветив ажурное кружево кораллов, бурые ленты водорослей, уходящие вверх и вниз стены ущелья и – еще одну зубастую пасть, размером с хорошую пещеру.
Коло! – завопил гунган.– Когтистый рыба!
Успокойся, – с легкой досадой попросил Куай-Гон и ухватил Джар Джара за плечо, потому что в этот самый момент Оби-Ван резко накренил бонго в лихом развороте. Гунган дернулся и обмер.
– Вы перестарались, учитель, – фыркнул Оби-Ван. Ему стало весело.
Коло, действительно, оказалась когтистой рыбой. И на редкость проворной. Удирать от нее по узкому ущелью было непросто.
– Чтоб ты лопнула от обжорства,– от всей души пожелал Оби-Ван, заваливая их суденышко в очередной вираж.
Коло сделала еще одну попытку заглотить увертливую добычу, но бонго был уже у самого края ущелья. От одного взгляда на этот край Оби-Вану захотелось поговорить о нехороших предчувствиях. Зазубренные скалы торчали во все стороны, как гигантские иглы, за ними чернел зев следующего ущелья, но если бы им удалось протиснуться между каменной решеткой и стеной рифа, то дальше перед ними лежал бы только открытый океан. Им удалось. Бешено вращая хвостовыми ластами, их кораблик вырвался на свободу. Коло повезло меньше. Чудовище, не снижая скорости, ударилось об острые скалы. И те с хрустом сомкнулись. Целый подводный хребет открыл глаза, подслеповато моргнул и поплыл по своим делам, пережевывая неожиданный завтрак. Оби-Ван вытер мокрый лоб. Джар Джар очнулся, посмотрел на удаляющегося зверя и снова потерял сознание.
x x x
Распугав местных водоплавающих пернатых, бонго выскочил на поверхность и поплавком закачался на мелкой волне. Прибрежные холмы поросли густой зеленью. К самой воде спускались широкие каменные ступени. Оби-Ван посмотрел на небо над головой и торопливо убрал защитное поле. Пахло незнакомыми цветами и соленой морской водой.
Куай-Гон встал в полный рост и огляделся. Оби-Ван тоже покрутил головой по сторонам. Вокруг было безлюдно и тихо, только в лесу пронзительно кричали птицы.
Понадобилось немало времени, чтобы привести в чувство Джар Джара. В конце концов, гунган приоткрыл один глаз, осторожно осмотрелся, открыл второй, убедился, что зрение не подвело его, и вдруг завопил: – Наша спасайся!
Оби-Ван попытался вскочить и выхватить из-за пояса меч, но оказалось, что Джар Джар всего-навсего подвел итог их непростого путешествия через ядро планеты. Куай-Гон уже стоял на берегу.
– Посмотрим, насколько он прав,– сказал рыцарь.– Пошли.
Оби-Ван решительно полез из бонго на ступени. Джар Джар столь же решительно замотал лопоухой головой. – Моя сиди здеся!
– Ладно,– покладисто согласился Куай-Гон и пошел прочь. Через пару секунд гунган догнал его.
4 глава
Примерно через неделю после последних гонок выяснилось, что нужно ехать в Дюнное море. Там как раз встали лагерем йавы, и Уотто, конечно же, польстился на их барахло. Ну, ехать так ехать. Тем более что в хламе, которое йавы предлагали на продажу – или на обмен, для них все было хорошо – можно было порой отыскать что-нибудь интересное. Однажды он откопал там почти целого древнего дроида, никакой электроники, сплошь механика. Уотто тогда чуть с ума не сошел от восторга. Правда, продать его так и не удалось, до сих пор где-нибудь пылится на заднем дворе. Порой Анакин подозревал, что Уотто больше увлекает процесс торговли, а не ее результат.
О деньгах можно было и не заикаться. Уотто никогда ничего не покупал. Так что Анакин отобрал парочку залежавшихся на складе двигателей и полуразобранную систему наведения.
Иавы почему-то высоко ценили детали боевых кораблей. Особенно старых. Хотя Анакин никогда не слышал о том, чтобы хоть кто-нибудь из этого малорослого народца летал в космос.
Уотто придирчиво осмотрел товар, испустил над ним пару душераздирающих вздохов. Можно было подумать, что он прощается с кем-то из особо ценных и дорогих его двум сердцам родственников. Потом велел забрать еще и проржавевший насквозь стабилизатор от «сэйбра». Прямиком в Дюнное море, сказал он. Встречаешься с йавами, торгуешься и сразу назад. Никаких объездов, никаких «я пошел поговорить с вон тем космолетчиком» и прочих неумных занятий вроде «а что это такое интересное лежит под скалой». Похоже, Уотто все еще злился за разбитую на той неделе машину. И пусть дроиды идут пешком! Если они не могут покрыть столь мизерное расстояние, то он, Уотто, не видит в них никакой ценности. Его репутация – превыше всего. Пеедункель!
Сам ты пеедункель… Анакин слушал и даже кивал, когда это было необходимо. А сам потихонечку радовался: как хорошо, что Уотто не знает его маленькой тайны. Пусть считает, что Анакин так здорово торгуется, что даже иавы не могут его обмануть. Весь фокус удачливой жизни раба в том, что хозяину неведомы все знания и возможности раба. И конечно же, нужно уметь извлекать из этого преимущества выгоду.
Перед отъездом Анакин заглянул домой и усадил на второе сидение флайера робота-секретаря, свой первый секрет. Робот был еще не доделан, но уже запрограммирован на несколько языков, в том числе и на язык йавов. При торговле полезно иметь под рукой переводчика.
Потом не удержался и заглянул под навес на заднем дворе, где был спрятан второй – и главный! – секрет. Анакин собирал гоночную машину. К сожалению, ему пока что ни разу не удавалось ее завести. Но когда-нибудь этот мотор заведется. И тогда Анакин в свои почти десять лет станет пилотом самой быстрой машины, какую только видели гонки. И он будет первым на финише! А потом он построит истребитель. Может быть, «сэйбр», а может, попроще – «феррету», картинку он видел, надо только внести некоторые изменения в конструкцию. И тогда он улетит далеко-далеко, в другие системы, а маму возьмет с собой, разумеется, и они отыщут себе новый дом. А он – Анакин – станет самым великим пилотом в истории звездных войн, он будет летать на всех кораблях, а мама им будет гордиться…
– Анакин Скайуокер, сколько можно мечтать? – спросила с крыльца очень сердитая мама.– Тебе давно пора ехать.
До края Дюнного моря – огромного пространства песка и солнечного света, пересекать которое осмеливаются только йавы на своих несуразных громоздких краулерах, – добираться не больше двух стандартных часов. Так что, когда Анакин увидел вдали разбитый ими лагерь, оба солнца не успели забраться по небосклону слишком высоко. Он рассчитывал, что самое горячее время проведет у йавов за торгами, а в обратный путь отправится ближе к вечеру. В этом месяце солнца-близнецы Тату-1 и Тату-2 вставали и закатывались почти одновременно. Старики говорили, что это знак, но не говорили, чего именно.
Уотто сказал, что йавы будут ждать его возле утеса Мокот, огромной скалы, одиноко торчащей из песка недалеко от берега. Краулер йавов уже прятался в тени Мокота, а выставленные на продажу дроиды были выстроены в нескольких шагах от опущенного трапа. Вокруг них суетились коренастые, низкорослые фигурки, с ног до головы закутанные в просторные робы с вечно опущенными капюшонами. Из-под капюшонов хищно горели желтые глазки.
Анакин поставил флайер в тень и принялся выгружать товар. Десяток йавов немедленно облепили двигатели – разве что не облизали их. А когда выяснилось, что у Анакина спрятано еще кое-что интересное, галдеж поднялся такой, что впору было уши затыкать.
– Который из дроидов самый лучший? – Под шумок поинтересовался мальчик у робота-секретаря.
И как обычно, вместо ответа получил пространную речь, суть которой заключалась в том, что, несмотря на знание пяти сотен пятидесяти одной разновидностей дроидов и их модификаций, а также более шести тысяч различных процессоров, он все-таки затрудняется ответить на столь сложный вопрос так быстро и без подготовки.
– Ц-3 ПО, просто скажи, какой из них лучше,– прошипел сквозь зубы Анакин, чтобы не привлекать внимания йавов. – Слева направо. Просто скажи его порядковый номер. Который?
На его счастье робот так и поступил. Правда, поинтересовался, не надо ли перечислить технические характеристики и специальные возможности. Анакин вежливо попросил его отказаться от подробностей.
Тут из краулера вышел глава клана, и начался торг. Некоторое время йава расхваливал свой товар и критически отзывался о том, что привез мальчик. Анакин, в свою очередь, морщил нос, как только оборачивался в сторону плавящихся под солнцем дроидов.
Поле битвы осталось за Анакином. Когда обмен был завершен, он получил двух механических роботов в превосходном состоянии, трех многофункциональных дроидов в относительном порядке и один поврежденный конвертер гипердрайва, который вполне можно было починить. И все это за половину того, что дал ему Уотто. Можно было бы выторговать еще парочку дроидов, а может быть, даже трех, но это был уже такой хлам, к которому даже руки не хотелось прокладывать.
Конвертер погрузили на флайер вместе с роботом-секретарем, остальные дроиды выстроились в цепочку, и их маленький смешной караван двинулся в обратный путь. В Мое Эспа они должны вернуться дотемна, решил Ана-кин, на глаз прикидывая высоту Тату-1 над горизонтом. И у них еще будет пара часов, прежде чем сядет Тату-2. Как раз хватит времени закинуть домой робота-секретаря и сгрузить новые приобретения на заднем дворе Уотто. Может быть, тойдарианец даже подобреет. Особенно Уотто дллжен обрадовать конвертер. Здесь трудно достать такие, и если он сможет заставить его заработать – Анакин ни капли не сомневался, что сможет, – то выгадать за него можно будет в два раза больше, чем за все остальное.
Они оставили за собой плоские заливы Дюнного моря и потихоньку начали взбираться к Кселрик Дро, широкому и неглубокому каньону, что отделял кряж Моспик от Дюнного моря. Температура упала на несколько градусов, стало легче дышать. Анакин не забывал оглядываться по сторонам. Конечно, здесь практически безопасно, но никогда не знаешь, куда занесет Песчаных людей, верно?
Робот-секретарь безостановочно говорил, но Анакин не выключал его, чтобы хоть что-то еще нарушало молчание гор и пустыни.
– …соотношение между хаттами и родианцами достигло четырех к одному, когда поселение стало приобретать вид и свойства торгового центра. Хотя и до этого было ясно, что хатты – доминирующая раса и что родианцы могли с тем же успехом сидеть дома вместо того, чтобы предпринимать долгий и в какой-то мере бессмысленный перелет…
Анакин отвернулся. Что это там? На первый взгляд – куча камней, теряющаяся в тени высокой скалы. Но скорее всего – там кто-то лежит. Анакин остановил флайер.
– Масса Анакин, что вы делаете? – жалобно возопил Ц-ЗПО.– Мое Эспа в другой стороне! Нам нужно ехать вниз по каньону, а не… Ох, беда! Вы делаете то, что я думаю? Хозяин, я считаю, что есть много веских причин, чтобы…
– Я знаю,– кивнул Анакин.– Я просто хочу посмотреть.
Робот принялся взволнованно жестикулировать, но Анакин отвернулся.
– Масса, я должен высказать неодобрение,– не унимался дроид.– Вы приняли не то решение. Если я прав, то должен сказать вам, что я оцениваю в девяносто девять и семь десятых вероятность того, что если мы поедем прямо…
Анакин отмахнулся. Он уже без вероятностных подсчетов видел, что находится впереди. Под грудой щебня и песка на земле лежал тускенский разбойник. Ошибиться практически невозможно. Если, конечно, какой-то шутник не решил побегать в песках, завернувшись в драный балахон цвета пыли и обувшись в тяжелые сапоги. Конечно, такой наряд очень удобен для пустыни. Только вряд ли самый безмозглый кретин закроет лицо и голову уродливой маской. Всего в двух шагах от вытянутой руки лежало длинное ружье кочевника. Пальцы тускена скребли по песку, пропахивая в нем глубокие борозды.
Анакин поднял голову. Свежая отметина на скале тоже не оставляла сомнений. По свойственной его племени привычке тускен явно собирался с вершины скалы понаблюдать за их караваном, может, даже напасть, но плохо держащийся камень обрушился под его ногой.
– Масса Анакин,– опять подал голос робот-секретарь,– я не считаю, что то, что вы задумали, стоит делать!
– Я хочу посмотреть,– повторил мальчик, пока еще терпеливо.– Вот и все.
Может быть, робот прав, но он никогда еще не видел тускенов так близко. Едва ли когда увидит в будущем. Конечно, он слышал рассказы о них. Говорили, будто тускены считают пустыню своей собственностью и исправно взимают дань с тех глупцов, что осмеливаются пересечь их территорию без оружия. Говорили будто верхом на прирученных бантах или на своих двоих они путешествуют, где им вздумается, что они грабят дальние фермы и почтовые станции, мародерствуют и крадут все, что попадается под руку, но по большей части наводят на мирный люд страх и ужас. Если что – могли и хаттов поприжать. Говорили, будто они живут со своими бантами в странном союзе или симбиозе. Говорили, будто их можно отравить подслащенной водой. Говорили, будто каждый год в одно и то же время они собираются в тайном месте для кровавых ритуалов. Говорили, будто они не снимают своих масок, потому что… чего только не болтали.
Анакин пока не имел собственного мнения о кочевниках. Истории о них холодили кровь, но у любого рассказа есть две точки зрения – как минимум. И очень любопытно было бы послушать сторонника другой.
Он вылез из флайера.и подошел к кочевнику. Робот-секретарь продолжал говорить, но мальчик уже не слушал. Что плохого, если он только посмотрит? Потом он расскажет, что видел тускена. Он расскажет, какие они на самом деле. Что ему может сделать тот, кто, наверное, уже умер? Огромный валун придавил одну ногу кочевника. Анакин наклонился и поднял ружье. И чуть было не уронил. Ого! Ничего себе тяжесть! Какую надо иметь силу, чтобы с ним управляться! На прикладе были вырезаны непонятные изящные значки. Наверное, метки клана.
Тускен вдруг приподнял голову, и запыленные стекла очков уставились прямо на мальчика. Анакин сделал шаг назад, но тускен вновь уронил голову. Наверное, ему больно… Анакин сделал еще один шаг. Беги, сказал бы ему Уотто. И мама, и Вальд, и Китстер, и Джира, и каждый на этой планете сказали бы ему: беги со всей мочи. Тускен пошевелился. Ему же больно…
– Ц-3 ПО,– окликнул он робота-секретаря,– приведи всех сюда.
Протестуя на каждом шагу, тот собрал недавние приобретения и погнал всех туда, где стоял мальчик. Анакин отложил ружье в сторону и приказал: копайте. Они справились быстро. Даже камень удалось откатить, не повредив ногу кочевника больше, чем она уже была повреждена. Тускен был без сознания или же хорошо притворялся. Дроиды перенесли его на ровное место и уложили поудобнее. Анакин нагнулся над ним. Нога сломана в нескольких местах, кости пробили кожу. Анакин не был ни врачом, ни ученым, но сломанная кость есть сломанная кость, верно? Он принес из машины аптечку и послал одного из дроидов, посообразительнее, найти две прямые ровные палки.
Близился вечер, тень от скалы удлинилась и, наконец, пересекла весь каньон. Анакин сидел возле маленького костра и думал, что ему дальше делать. Тускен лежал и, похоже, спал. Его нога была неумело, но старательно перевязана. Флайер и дроиды спрятаны за скалой от лишних глаз. Все просто здорово. Вот только мама, наверное, сходит с ума от беспокойства. Уотто тоже свихнулся, но по другой причине. Но до рассвета никто не пойдет искать ни его, ни того, что от него останется к утру. Но к тому времени он уже будет дома… Да, жаль, что пустыня глушит все передатчики. Он просто сообщил бы маме, что задерживается… Хотя неизвестно, в каком случае мама волновалась бы больше. Такое соседство. Мальчик покосился на тускена.
– Думаешь, с ним все будет в порядке? – спросил Анакин робота-секретаря.
Ц-ЗПО ответил. Как всегда, витиевато. Ему, видите ли, не хватает медицинских познаний и опыта, чтобы сделать верное заключение.
– Но я думаю, масса Анакин,– закончил он,– вы сделали все, что было в ваших силах. Мальчик кивнул.
Масса Анакин,– вновь заговорил робот.– Мы не можем оставаться здесь на ночь. Совсем не можем. Эта местность очень опасна.
А оставить его здесь мы можем?
О да, весьма сложное решение,– согласился робот.– Мне нужна информация.
И с собой мы его тоже не можем взять…
Определенно – нет!
– Нам его просто будет не поднять на флайер,– согласился Анакин.
Он посидел возле тускена еще немного, глядя, как тот спит. Потом это «немного» растянулось так невообразимо, что Анакин сам умудрился задремать и поэтому очень испугался, когда тускен вдруг повернул к нему голову. Тускен с всхлипом втянул воздух, приподнялся на локте, посмотрел на себя, посмотрел на мальчика и на свое ружье, которое Анакин отложил подальше. Анакин не шевелился. Тускен все смотрел и смотрел на него. Потом медленно сел. Протянул длинную руку и ощупал повязку на своей сломанной ноге. – Привет! – сказал ему Анакин. Тускен не счел нужным ответить. – Хочешь пить? Ни звука.
– Думаю, мы ему не нравимся,– вставил робот.
Анакин попробовал еще несколько раз завязать разговор. Напрасно. Тускен только смотрел на него и не произносил ни слова в ответ.

Брукс Терри - Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза автора Брукс Терри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Брукс Терри - Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза.
Ключевые слова страницы: Звёздные войны. Эпизод 1. Призрачная угроза; Брукс Терри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Прогулка романтика