Фет Афанасий Афанасьевич - Ты прав: мы старимся... 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Мусаниф Сергей

Имперские танцы - 2. Имперские войны


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Имперские танцы - 2. Имперские войны автора, которого зовут Мусаниф Сергей. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Имперские танцы - 2. Имперские войны в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Мусаниф Сергей - Имперские танцы - 2. Имперские войны без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Имперские танцы - 2. Имперские войны = 486.65 KB

Мусаниф Сергей - Имперские танцы - 2. Имперские войны => скачать бесплатно электронную книгу



Имперские танцы - 2

«Имперские войны»: АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»; М.; 2007
ISBN 5-93556-848-9
Аннотация
Танцы кончились.
У Человеческой Империи серьезные проблемы.
Флот вторжения таргов все ближе, мятежники адмирала Клейтона продолжают удерживать богатейшую Гамму Лебедя, не желая вступать в переговоры, старый император мертв, молодой император только входит в курс дел, все высшие чины Империи убиты террористом-камикадзе.
В общем, проблем много, и надо их решать. А решать их можно только одним способом, и этот способ хорошо известен императору Юлию Первому и его советнику по вопросам национальной безопасности барону Клозе.
Надвигаются Имперские войны.
Сергей Мусаниф
Имперские войны
Часть первая
БИТВА ЗА ФЛОТ
Глава 1
Юлий Первый Морган, первый представитель фамилии Морганов, сменивших на престоле Человеческой Империи династию Романовых, лежал, скрючившись на полу туалета, и время от времени блевал в позолоченный унитаз.
Примерно раз в час в императорский сортир входила Пенелопа, юная сестра императора, и спускала в унитазе воду. Попытки поднять брата и уложить его в постель она бросила еще пять часов назад. Вызвать императорского лекаря она тоже не решалась - Юлий пообещал, что, если кто-нибудь, кроме нее войдет в его апартаменты, он начнет стрелять. В подтверждение этих слов его «офицерский сороковой» лежал на полу рядом с ним. Пенелопа хорошо знала своего брата. Он всегда держал свое слово, хотя порой это обходилось ему очень дорого.
Сегодня утром, сразу же по прилете на Землю - столичную планету Человеческой Империи - в присутствии большого числа официальных лиц и высокопоставленных дворян Юлий возложил на свою голову корону. Согласно древним традициям, установленным первым императором Петром Романовым, императоры Человечества короновали себя собственноручно.
Четыреста лет назад Петр Первый самолично принял решение стать императором и убедил в этом тридцать пять миллиардов человек. После этого было бы странно, если бы он принял корону из чужих рук.
С момента окончания коронации Юлий пил. Таким образом он решал сложную проблему поиска гармонии между его внутренним состоянием (дерьмовым) и внешним видом (пока еще недостаточно дерьмовым). Юлию хотелось напиться до потери сознания и пульса и хотя бы на время отключиться от проблем Империи. Другого способа отключиться он для себя не видел.
Правда, и этот не слишком помогал.
С той самой минуты, как майор Винсент Коллоджерро, сотрудник Управления имперской безопасности (УИБ) на планете Эдем, известил Юлия о кончине императора Виктора Романова и всех его наследников, предшествовавших Юлию в очень длинном списке, в количестве семидесяти с лишним человек, Юлий не мог заснуть.
Проблемы Империи в один миг стали его личными проблемами.
А проблем у Империи всегда было предостаточно. На текущий момент выделялись две главные.
Меньшей из них был недавний мятеж адмирала Клейтона, в результате которого Империя лишилась богатейшей звездной системы Гаммы Лебедя и потеряла треть своего военно-космического флота, последовавшую за мятежным адмиралом, который имел наглость провозгласить себя Новым Императором, соблюдая славные традиции дома Романовых.
Но это еще можно было бы пережить, если бы не проблема номер два.
Самой большой и животрепещущей проблемой был огромный флот вторжения инопланетной цивилизации таргов, который достигнет границ Империи приблизительно через семь месяцев и для противостояния которому очень не помешала бы та самая треть флота, которая была потеряна.
Юлий не знал, что по этому поводу думал прежний император, Виктор Второй из династии Романовых. При их личной встрече, состоявшейся незадолго до гибели сюзерена в результате террористического акта, император был бодр и уверен в скорой победе Империи в обоих конфликтах. Юлий не разделял его показного оптимизма тогда, не мог понять его и сейчас.
Юлий был военным, а потому очень хорошо представлял себе расклад.
Клейтона можно было вышибить из системы Гаммы Лебедя, но за это пришлось бы заплатить большей частью имеющегося на данный момент флота, оголив свою и так не слишком надежную оборону от внешнего врага.
А Чужие… Их просто было слишком много.
Три с лишним тысячи кораблей. Юлий сам летал на разведку, поэтому прекрасно представлял истинные масштабы вторжения. Человечеству требовались все боевые корабли, которыми оно располагало, и даже их могло бы не хватить.
Новый император Клейтон не собирался принимать участие в отражении агрессии таргов. Он был твердо убежден, что со своим флотом сумеет отстоять захваченную систему Гаммы Лебедя, а остальное его не волновало. Юлий считал, что Клейтон спятил и не воспринимает сложившуюся ситуацию всерьез.
В общем, императору Юлию Первому досталось очень непростое наследство.
Всю жизнь граф Морган бегал от ответственности за кого-то, кроме самого себя, любимого и обожаемого, и, очевидно, добегался. Теперь на его плечи свалилась ответственность чуть ли не за все человечество.
Поделить сию тяжкую ношу ему было не с кем.
Император был убит. Граф Питер Морган, отец Юлия и советник императора по вопросам общей безопасности, был убит. Генерал Краснов, директор Управления имперской безопасности, весь кабинет министров, спикер парламента, высшие чины из командования флота, куча дворян, которые присутствовали на дне рождения императора… Этот список можно было продолжать бесконечно. Ну, может быть, не бесконечно. Просто очень долго.
Мать Юлия тоже была убита. Его сестре чудом удалось уцелеть, потому что во время взрыва, разнесшего на части весь Лувр и еще пару вспомогательных строений, она целовалась в дворцовом парке с молодым лейтенантом Орловым из Военно-космических сил Империи (ВКС). Уже за одно это Юлий готов был произвести парня в капитаны.
Впрочем, сейчас многим предстояли незапланированные повышения. Впереди Империю ждало целых две войны, а война - это лучший способ показать себя и продвинуться по службе.
Юлий был потомственным военным, но войну ненавидел. Он принимал участие в полицейской операции на Сахаре, которая, по сути, тоже являлась войной, хотя имперская пропаганда этот факт отрицала. На Сахаре Юлия все время пытались убить. А потом на его истребитель свалился линейный крейсер класса «деструктор», и Юлию пришлось два дня выбираться из непролазных болот Сахары, волоча на спине одноногого Клозе.
Кого Юлию не хватало в нынешней стрессовой ситуации, так это Клозе. Но барон догуливал свой отпуск после ранения на планете Эдем, а пребывание самого Юлия на Эдеме оказалось прискорбно коротким. Он вылез из одного курьерского корабля, выслушал хреновые новости от майора Коллоджерро, запрыгнул в другой курьерский корабль, скоренько переименованный УИБом в «борт номер один», и улетел обратно на Землю. Короноваться.
Полет занял три дня.
А потом, спустя два часа после приземления, Юлий вошел в Тронный зал Букингемского дворца, зачитал подобающую случаю речь, положил корону на голову, заверил подданных, что в Империи все нормально и он постарается, чтобы так оно и осталось, отдал первые распоряжения в качестве главы государства и начал пить.
Последнего его действия, разумеется, в новостях не показали. Зато все остальное транслировали по разным каналам, слишком часто, на вкус Юлия, включая крупный план.
Юлий принял безответственное решение, и в глубине души он прекрасно понимал, что поступает неправильно. Но в тот момент ему было жалко себя и плевать на всех остальных. Пятьдесят с лишним миллиардов человек с имперских миров и сопредельных планет могли подождать, пока он справится с самим собой.
Империи сейчас до зарезу был нужен сильный и уверенный в себе император.
Пенелопа снова зашла к брату в три часа ночи и обнаружила, что унитаз пуст и смывать нечего.
Юлий сидел на полу, прислонившись спиной к мраморному основанию ванны.
- Долго ты собираешься продолжать в том же духе? - осведомилась сестра.
- Уже закончил. Фактически. Все равно не помогает.
- Тебе понадобилось слишком много времени, чтобы это понять. Для пилота ты слишком тормозной.
- Твой лейтенантик наверняка порасторопнее, - признал Юлий.
- Это точно. Только никакой он не мой.
- Ага.
- Угу.
- Хватит препираться. Лучше свари кофе, - попросил Юлий.
- А ты прими таблетки и душ. Не обязательно в названной последовательности.
- Непременно.
Юлий вышел из ванной в халате и в плохом настроении. Это был значительный шаг вперед, ибо раньше настроение у него было отвратительным.
Пенелопа вручила брату чашку кофе. Кофе был сварен как надо. Крепкий и сладкий. Самое оно для мучающегося похмельем человека. Интересно, откуда сестричке известны такие подробности?
Юлий сделал первый обжигающий глоток, уселся в кресло и пошарил рукой в поисках табака. Пенелопа молча подала ему дымящуюся сигарету и пепельницу.
В последнее время они редко виделись, но все же она хорошо знала своего брата.
- Значит, так, - сказал Юлий. - Высочайшим повелением назначаю тебя своим секретарем отныне и во веки веков до следующего моего распоряжения.
- Допился, - констатировала Пенелопа.
- И ничего не допился, - сказал Юлий. - Ты сама как-то говорила, чтобы на этой планете я доверял только тебе. Именно так я и собираюсь поступать.
- Мало ли что я говорила. Я - молодая и глупая. И я не умею быть секретарем императора.
- Ты не одинока в своем неумении. Я, например, не умею быть императором. Будем вместе учиться по ходу дела. И во избежание дальнейших споров… Хочу только напомнить тебе, что ты тоже принадлежишь к роду Морганов. А Морганы служат Империи там, куда их назначает император. И не думай, что это верно только по отношению к мужчинам.
- Сейчас ты дьявольски напоминаешь мне отца… Черт!
- Мне тоже его не хватает, - сказал Юлий. - Странно, я даже не ожидал, что так привязан к старому мерзавцу. Но оплакивать свои потери мы будем потом. Время дорого.
- Жаль, что ты не помнил об этом весь сегодняшний день.
- У меня стресс, - сказал Юлий. - Я не знаю, как со стрессом боретесь вы, женщины, но мы, мужчины, пьем.
- А мы, женщины, едим.
- Судя по твоей фигуре, ты стрессов никогда не испытывала.
- Жалкий льстец. Да, я редко испытывала стрессы. Но ты, как я посмотрю, явно собираешься исправить эту ситуацию.
- Зато я не буду заставлять тебя выйти замуж.
- Правда?
- Если этого не потребуют интересы Империи, конечно. Я бы с радостью выдал тебя замуж за Клейтона, если бы твое замужество вернуло мне мои корабли.
- Я за Клейтона под дулом пистолета не выйду. Он старый и сумасшедший.
- И кораблей мне все равно не вернет. Ладно, шутки в сторону. Найди мне каких-нибудь шишек, с которыми я мог бы устроить совет прямо сейчас.
- Это без проблем. Они целый день торчат в приемной и никуда не уходят. Ждут твоего просветления, так сказать.
- О, - сказал Юлий. Он даже почувствовал себя немного виноватым. - Тогда пригласи их в какой-нибудь кабинет. Я скоро приду.
Из доброго десятка собравшихся шишек Юлий знал в лицо только генерала Торстена, и. о. директора УИБ, и то только потому, что видел его мельком перед коронацией. Все остальные лица были незнакомые, и среди них не было ни одного человека моложе пятидесяти.
Юлий подумал, что ему в его двадцать шесть будет трудно найти с ними общий язык. С другой стороны, он был императором, а императору совсем необязательно находить с кем-то общий язык. Император может просто приказать.
Подсчитай выгоду, сказал он себе.
Юлий уселся во главе стола, поправил полы халата, прикрывая голые ноги, и хлебнул кофе.
- Извините, господа, но я вас в лицо не знаю. Который из вас главнокомандующий ВКС?
- Вообще-то это вы, сир, - заметил генерал Торстен. - Верховный главнокомандующий всеми военными силами Империи.
- Верно, это я, - сказал Юлий. Напоминание Торстена ему не понравилось. Формально оно было точным, но генерал не мог не понять, что Юлий имел в виду. А если он все-таки не понял, тогда он дурак. Значит, или он дурак, или он меня не уважает. Какой из этих двух вариантов предпочтительнее? - А я и забыл, что я теперь главнокомандующий. А после меня кто?
- Полагаю, что я, сир. Адмирал Круз, заместитель погибшего адмирала…
- Достаточно, адмирал Круз. Мы все тут заместители погибших, так не стоит об этом постоянно напоминать. А кто тут у нас представляет законодательную власть?
- Я, сир. Вице-спикер Палаты представителей. Моя фамилия Смирницкий.
- Многих вы потеряли?
- Нет, сир. Палата лордов потеряла куда больше.
- Назначьте довыборы и все такое, что положено делать в таких случаях, - сказал Юлий. - Палата лордов сама разберется, у них места наследуются проще, чем у вас. То есть у вас они вообще не наследуются, я это знаю… Ну, надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду. Вы же понимаете?
- Конечно, сир.
- Хочу сразу расставить точки над «ё», - сказал Юлий. - Сейчас не время для всех ваших законодательных выкрутасов. Империя находится в очень сложной ситуации, поэтому вы должны утверждать все мои указы незамедлительно и без разглагольствований. Иначе я объявлю чрезвычайное положение и распущу вас всех к чертовой матери - это вам тоже понятно?
- Да, сир.
- Значит, мы сработаемся. Моя сестра Пенелопа назначается моим секретарем. Иными словами, в мое отсутствие она говорит моим голосом и слушает моими ушами. Если вам что-то от меня потребуется, связывайтесь с ней. Но лучше бы вам ничего от меня не требовалось. Это вам тоже доступно?
- Да, сир.
- Тогда идите и займитесь своими делами.
- Да, сир.
Смирницкий, несколько удивленный напором нового императора, почтительно поклонился и вышел из кабинета. Оставшиеся в кабинете сановники провожали его завистливыми взглядами, считая, что тот легко отделался. При смене верховной власти головы обычно летели направо и налево.
- Генерал Торстен, мне нужна связь с адмиралом Клейтоном не позднее завтрашнего… точнее, сегодняшнего утра.
- Слушаюсь, сир. - Генерал отошел от стола и зашептал в свой коммуникатор.
- Оперативно, - одобрил Юлий. - Берите с него пример, господа. А вы кто?
Человек, в которого уперся указующий перст императора, побледнел и задергался.
- Дерек Махоуни, сир. Представляю полицию Земли, сир.
- Какого черта вы здесь делаете? Вы уже можете мне сказать, кто устроил теракт?
- Нет, сир, но мы проводим необходимые оперативно-следственные мероприятия и…
- Вон, - сказал Юлий. - Я не желаю вас видеть ровно до тех пор, пока вы не будете способны доложить мне об успешном завершении ваших мероприятий. Ясно?
- Да, сир.
- Отлично. Среди присутствующих есть кто-нибудь еще, кто мог бы сейчас быть занят своим делом, а не просиживал бы задницу в моем кабинете? - Молчание. - Отлично. Добровольцев нет, пойдем по порядку. Вы кто?
- Маркиз Джиованни, сир. Министерство пропаганды.
- Можете остаться. А вы?
- Генерал Хоук. Командующий наземными силами Империи, сир.
- Останьтесь. Вы?
- Граф Тристан, сир. Заместитель министра обороны.
- Останьтесь. Вы?
- Виконт Джонсон. Заместитель министра транспорта.
- Мы войдем в историю как правительство заместителей, - сказал Юлий. - С этим уже ничего не поделаешь. Единственно, не хотелось бы войти в историю как последнее правительство. Генерал Торстен, вы уже поговорили?
- Да, сир. Связь будет утром, как вы просили.
- Хорошо. Адмирал Круз, я хочу знать точную численность наших ВКС с учетом кораблей союзников. Все, что мы имеем на данный момент.
- Отчет будет у вас через два часа, сир.
- Это слишком поздно. Отчет должен быть у меня через сорок минут.
- Он будет у вас через сорок минут, сир. Только одна загвоздка… Учитывать ли в нем корабли Третьего флота?
- Да.
Это со стороны Юлия было оптимистично. Третий флот больше не принадлежал имперским ВКС. Но ведь лучше быть оптимистом, правда? Юлий подозревал, что без кораблей Клейтона картина в отчете будет совсем уж безрадостная.
- Я могу идти, сир? - поинтересовался Круз.
- Я удивлен, что вы до сих пор здесь. Виконт Джонсон, я хочу знать точную численность гражданских судов Империи, которые могут быть переоборудованы в военные корабли в кратчайшие сроки. Если такие работы уже ведутся, я желаю знать подробности.
- Да, сир. Ведутся, сир. Я готов представить вам отчет в любое удобное для вас время. Собственно говоря, я лично курировал работы.
- Отлично. Генерал Торстен, вместе со мной прилетел майор Коллоджерро с планеты Эдем. Он тоже из вашей конторы. Я хочу видеть вас обоих через двадцать минут или раньше, если вы сможете найти его быстрее. Кроме того, на Эдеме остался небезызвестный вам барон Клозе. Он вроде как отпуск там догуливает. Я хочу, чтобы его в ближайшее время доставили сюда.
- Он будет доставлен, сир.
- Только поаккуратнее с ним, ладно? Он вам не багаж.
- Конечно, сир.
- Отлично. Все остальные должны подготовить отчеты по своим ведомствам, указать первостепенные проблемы с учетом грядущего вторжения и дать свои рекомендации. Все это нужно мне не позднее завтрашнего полудня.
- Ни фига себе, ты их построил, - сказала Пенелопа, когда они остались вдвоем. В глазах сестры Юлий увидел восхищение. - Какой-то ты резкий. Откуда в тебе такая резкость?
- Я служил в армии, сестренка.
- Я просто в шоке.
- Я сам в шоке.
- И они в шоке. Все в шоке. Правительство заместителей!
- И правление дилетантов. Сейчас поговорим с уибэшниками, а потом можешь немного поспать.
- А мне обязательно присутствовать при вашем разговоре с уибэшниками, сир?
- Обязательно.
- Деспот.
- А еще тиран и самодур. Но ты все равно останешься. Ты нужна мне для моральной поддержки.
Майор Винсент Коллоджерро выглядел удивленным. Свой отлет с Эдема вместе с Юлием он объяснял шоковым состоянием нового императора на момент отдания соответствующего приказа и с минуты на минуту ждал отправления обратно. А вместо этого он получил приказ явиться в личные покои главы государства вместе с и. о. директора УИБ.
Винсент тоже был в шоке. Это явственно проступало на его лице.
- Я хочу обсудить с вами только один вопрос, - заявил уибэшникам Юлий. - Ситуация в Гамме Лебедя. Как она изменится с учетом последних событий в Империи?
- Полагаю, что никак не изменится, сир, - сказал Торстен. - Клейтон не признает над собой имперской власти, и ему должно быть все равно, кто сейчас является императором.
- Ваше мнение, майор?
- Аналогичное, сир. Но я не занимался этим вопросом вплотную.
- Займитесь изучением проблемы Третьего флота сейчас же после нашего разговора. Генерал Торстен, ваш предшественник генерал Краснов считал, и я был с ним согласен, что ситуация в Третьем флоте держится исключительно на личном авторитете Клейтона и нескольких преданных ему офицеров. Просчитывалось ли, что будет с флотом после смерти адмирала?
- У нас нет возможности сейчас его устранить, сир. Наша резидентура в Третьем флоте больше не действует, а подобраться к адмиралу снаружи практически невозможно…
- Вы огорчаете меня, генерал. Я не спрашивал у вас, можете ли вы к нему подобраться. Я задал вам прямой вопрос и хотел бы получить на него прямой ответ. Просчитывалась ли такая ситуация?
- Да, сир. Просчитывалась.
- И что?
- Развитие событий зависит от того, кто именно придет к власти. Ну и от многих других вводных.
- Даю вводные, - сказал Юлий. - Клейтон мертв. Остальным мятежникам обещано императорское прощение, если они вернутся на нашу сторону и примут участие в войне с таргами.
- Это неприемлемо, сир. Империя никогда не прощает мятежников.
- Вы только что второй раз огорчили меня, генерал. Я - ваш император и не желаю слышать от вас, что приемлемо, а что нет. Продолжаю давать вводные. У меня есть основания полагать, что Клейтон замалчивает информацию о вторжении таргов. Мятежники ничего толком не знают, а раз так, то они должны узнать о грядущей войне от нас. Узнать все подробности. Подумайте, как можно это сделать и что может быть после этого. Задайте работу вашим аналитикам. Результаты нужны мне еще до разговора с адмиралом Клейтоном.
- Да, сир.
- И еще одно, генерал. Если вы огорчите меня в третий раз, мне придется искать вам замену.
- Да, сир. Извините меня, сир.
- Идите. Майор, вас я попрошу остаться.
Красный от негодования Торстен удалился, аккуратно закрыв за собой дверь и стараясь не огорчить своего императора в третий раз.
- Пенелопа, это Винсент, - сказал Юлий. - Винсент, это Пенелопа.
Винсент промямлил, что ему очень приятно познакомиться, и поцеловал даме руку.
- Винсент, я буду краток, - сказал Юлий. - Мне не нравится Торстен. Он - олух и напрочь лишен полета мысли. Как вы смотрите на то, чтобы возглавить УИБ?
- Я, сир? - Винсент задохнулся то ли от удивления, то ли от ужаса. - Но я всего лишь майор.
- Звания - дело поправимое. Я, например, вчера был всего лишь полковником.
- Все равно, ваше предложение слишком неожиданно, сир. Мне надо подумать.
- У вас тридцать секунд, - сказал Юлий. - Мне вы столько не предоставили, и выбора у меня не было. Винсент, вы же понимаете, что такие предложения делают только раз в жизни.
- Я не уверен, что справлюсь…
- Добро пожаловать в наш клуб. Но я уверен, что вы, как и все здесь присутствующие, приложите все силы к работе.
- Я… Ну…
- Да или нет, Винсент?
- Да, сир. - Глаза майора сверкнули.
- Отлично. До завтрашнего дня никому ничего не говорите, я все всем скажу сам. А теперь идите и изучите все аспекты проблемы Клейтона. Мне нужен ваш подробный отчет. Я хочу знать ваше личное мнение.
- Сир, я благодарю вас…
- Не стоит благодарности. Отплатите мне лучше верной службой и хорошей работой, - сказал Юлий. - Вы свободны, майор. Кстати, я думаю, что вы проводите в майорах свой последний день.
Винсент ушел огорошенный, как и все прочие.
- Ты круто начинаешь, братик, - сказала Пенелопа. - Ты уверен, что поступаешь правильно?
- Нет. И спасибо за поддержку.
- По-моему, надо было дать Торстену еще один шанс.
- Торстен дурак. Кроме того, он стар, а я хочу иметь под рукой кого-то своего возраста. Как мне сказали когда-то мудрые люди, политика - игра командная, а в команду, как правило, входят игроки одного поколения. Наш отец был ровесником Виктора и генерала Краснова. И Торстена, если уж на то пошло. Лично я бы с Торстеном не сработался.
- А с Винсентом ты сработаешься?
- Время покажет. Если он умный человек, то у меня будет свой генерал Краснов. А если он дурак… тогда он спалится в ближайшие дни и я найду на это место кого-нибудь еще. Кстати, мне нужен новый адмирал флота. Твой Орлов чем занимается?
- Никакой он не мой. И потом, он всего лишь лейтенант.
- Сопляк и молокосос. Я помогу ему сделать карьеру, но при условии, что ты его бросишь.
- А если не брошу?
- Он же никакой не твой.
- А я из принципа не брошу.
- Тогда я отправлю его навстречу таргам. В первой линии.
- Ты - вылитый отец.
- Надеюсь, что нет, - сказал Юлий. - Ладно, можешь найти себе какую-нибудь кровать и немного поспать.
- А ты?
- А я почитаю отчеты Круза.
- Спать ты не собираешься?
- У меня сна ни в одном глазу, - сказал Юлий.
- Не надо было пить столько кофе.
- Кофе тут совершенно ни при чем, - сказал Юлий. - Проблема гораздо глубже.
- Все проблемы у тебя в голове.
- Вот именно, - сказал Юлий. - И кончатся они только тогда, когда мне вышибут мозги, как их вышибли Виктору.
- Дурак.
- Не просто дурак. Сейчас я своей скромной персоной представляю самый опасный вид дурака, - сказал Юлий. - Я - дурак в императорской короне.
Глава 2
- Я всегда знал, что этот парень далеко пойдет, - сказал Клозе. - Но даже моего богатого воображения не хватало, чтобы предсказать ему такую карьеру. Он ведь был семьдесят шестым в этом долбаном списке, черт побери!
- Так ты знал? - спросила Изабелла. - Знал, что он - наследник?
- Какие шансы у семьдесят шестого по счету претендента сесть на трон?
- Как показывает история, шансы довольно неплохие. Подумать только, теперь я смогу хвастаться, что отвергла ухаживания самого императора.
- Зато меня он таскал на спине.
- А за меня он вступился перед тремя хулиганами.
- Меня он вытаскивал из болота.
- Но он не танцевал с тобой танго.
- Зато всадил мне пулю в живот. Я был ранен самим императором! Этого тебе не переплюнуть. Ведь ты с ним даже не целовалась.
- Пожалуй, ты прав. Почему ты нервничаешь, Генрих? Тебя беспокоит, что Юлий Морган стал императором?
- До ужаса.
- Почему? Это из-за меня?
- Нет. Это из-за нас всех. Я не представляю себе, что такой человек может сделать с Империей. Он же не выносит личной ответственности.
- Раз так, то он всегда может отречься.
- Только не после коронации. Возлагая на себя корону, он дал слово служить Империи до последнего вздоха. А этот псих всегда держит свое слово. Уж я-то знаю.
- Он всегда держит слово?
- Абсолютно. По крайней мере, он держит слово все то время, что я его знаю. Но теперь он император! Черт побери, не понимаю, как он умудряется выдерживать такое давление.
- Ты хочешь быть рядом с ним?
- Чтобы он назначил меня каким-нибудь адмиралом? Ну уж нет. Увольте. Мне нравится быть майором. Я и так чуть ли не самый молодой майор в истории ВКС.
Юлий стал императором!
Клозе не мог в это поверить.
Конечно, он знал о списке наследования и когда-то даже купил шпагу, чтобы охранять драгоценную кровь напарника во время опасного отпуска, но подумать о том, что Юлий попадет на престол в этой реальности… Увольте. Чудес не бывает.
Но чудо произошло, и Клозе сочувствовал Юлию от всей души. Быть главой государства несладко в любые времена, а уж теперь и подавно.
Три дня после смерти Виктора Второго они ждали новостей в квартире Изабеллы. Жизнь в Империи замерла. Работали только те службы, без которых нельзя было обойтись. Все остальные прильнули к экранам.
Увидев трансляцию с Земли, во время которой Юлий возложил на себя корону, Клозе поверил в реальность происходящего и на некоторое время впал в ступор. Потом он дико хохотал, хохотал до тех пор, пока Изабелла не окатила его кастрюлей холодной воды.
Тогда Клозе заткнулся и молчал почти час. У Клозе взрывался мозг.
Зато потом он начал говорить, и остановить его словоизвержение было невозможно. Изабелла даже не пыталась. Кроме того, ей было безумно интересно послушать этот рассказ.
Клозе рассказал ей о Сахаре. О боевых вылетах, дружеских пикировках, тупости начальства и играх в покер. О последнем их бое на этой планете, в ходе которого они утопили в болоте целый крейсер.
Клозе рассказал ей о полете навстречу флоту таргов. О Снегове, Мартине и Остин. О смертельной игре в кошки-мышки с боевым кораблем таргов и о сумасшедшем прорыве через их флот.
И о том, как он получил от Юлия пулю в живот ради экономии кислорода. Эту историю Изабелла уже слышала по долгу службы в отделе внутренних расследования УИБ, но сейчас она узнала интересные подробности.
А потом, много часов спустя, Клозе заткнулся, и они занялись сексом.
В два часа ночи ожил коммуникатор Изабеллы, и вежливый голос поинтересовался, не знает ли она, где сейчас находится майор Клозе. Клозе сунул наушник себе в ухо и узнал, что через полтора часа он вылетает на Землю на скоростном курьерском корабле, ибо его требует к себе император. Клозе простонал в ответ и сказал, что начинает собирать вещи.
Вместо этого он вернулся в постель к Изабелле, рассудив, что, если на Земле ему понадобятся какие-нибудь шмотки, он сможет купить их в магазине или одолжить у кого-то из знакомых. Мысль о том, что теперь он на короткой ноге с самим императором, немало его позабавила.
Он не видел Юлия с тех пор, как тот уложил его в криокамеру выстрелом в живот. Зато они пару раз общались по гиперсвязи и могли вдоволь любоваться рожами друг друга в передачах новостей.
Клозе понятия не имел, зачем он потребовался Юлию. Когда они оба были боевыми пилотами, между ними все было ясно. Юлий был чуть старше по возрасту и по званию. Он был мудр и осторожен, а Клозе был резок и храбр, и в бою они прекрасно дополняли друг друга.
Клозе знал Юлия как графа Моргана, военного пилота, собутыльника, картежника, собеседника и брата по оружию. Но император Юлий Первый был Клозе абсолютно незнаком, и барон не представлял, зачем он понадобился правителю государства на Земле.
Изабелла сварила ему кофе. Он успел выпить полчашки, когда к подъезду подали атмосферный флаер с опознавательными знаками УИБ.
- Это за тобой, - констатировала Изабелла.
- Подождут, - сказал Клозе.
- Как думаешь, когда ты вернешься?
- Понятия не имею. Ты будешь меня ждать?
- А есть ли смысл в ожидании?
- Не знаю. Впереди война, меня и убить могут. Ненароком.
- Или ты можешь встретить какую-нибудь смазливую медсестричку, что еще хуже.
- Меня больше интересуют смазливые ищейки.
- Кстати, раз уж я теперь встречаюсь с пилотами… После твоего отъезда тут останется еще очень много парней с черепами на бицепсах.
- Ты знаешь хотя бы одного, у кого этих черепов было бы больше, чем у меня?
- Нашего императора. У него их точно больше. Даже считать не надо.
- Шансы, что сюда прилетит наш император, еще меньше, чем мои шансы вернуться сюда в течение недели.
- Посмотрим. Передавай ему привет, кстати.
- Обязательно передам.
Майор Клозе поцеловал на прощание капитана де Вильер и спустился к ожидающему его флаеру.
Глава 3
Гиперсвязь была самым быстрым средством общения с абонентами на других планетах галактики, но и она не позволяла вести беседу в режиме реального времени. Задержка при доставке очередного сообщения составляла от трех и более секунд в зависимости от расстояния.
Удаленность Гаммы Лебедя от столицы Человеческой Империи тянула на задержку в восемь секунд, то есть в разговоре Юлия с мятежным адмиралом Клейтоном будут возникать постоянные паузы для обдумывания следующей фразы. Юлий не знал, хорошо это или плохо. То, что лишнее время будет у него, это хорошо. А то, что оно будет и у Клейтона, - не очень.
В центре связи, расположенном в подвале Букингемского дворца, было полно народа, и Юлий, не терпящий толпы, выгнал всех, кроме двух техников, без которых сеанс связи просто бы не состоялся. Еще он оставил майора Коллоджерро.
- Десять минут до связи, сир, - доложил один из техников.
Юлий кивнул ему, уселся в кресло и жестом подозвал Винсента.
- Вы с генералом Торстеном уже подготовили прогноз развития ситуации?
- Да, сир.
- Изложите в двух словах, пожалуйста.
- Прогнозировать такие вещи достаточно проблематично, сир. Если в двух словах, то решить проблему возврата флота в состав ВКС в отсутствие Клейтона будет очень сложно. При наличии Клейтона - просто нереально.
- Почему-то я так и думал.
- Есть еще один момент, сир. Ваш брат.
- Что с моим братом?
- После вашей коронации его положение во флоте Клейтона может сильно осложниться.
- Клейтон полностью ему доверяет.
- Простите, сир, но полностью Клейтон не доверяет никому.
- Ну и черт с ними обоими, - сказал Юлий. - Мой брат - предатель и мятежник. Разве его судьба должна волновать имперскую безопасность?
- Нет, сир, но я подумал, что она может волновать вас лично.
- В любом случае, я ничего не могу сделать для моего брата.
Гай Морган служил адъютантом при мятежном адмирале. После захвата Гаммы Лебедя он получил новую должность и остался в круге максимально приближенных к Клейтону лиц.
Если бы не мятеж Клейтона, то императором сейчас мог бы быть Гай, а не Юлий. Интересно, кусает ли теперь старший брат свои локти?
Проблема Третьего флота…
Виктор Романов собирался решить ее самым простым и надежным способом. Он был намерен расстрелять Гая вместе с Клейтоном и другими высокопоставленными мятежниками. Ни о каких компромиссах он и слушать не желал.
Юлий же был готов простить всех предателей, если ему вернут его корабли.
Его корабли. Он поймал себя на мысли, что уже не в первый раз думает об имперском флоте как о своем собственном. Наверное, так и должен думать император.
Хотя откуда мне знать, как должен думать император на самом деле? Прямых наследников с детства учат думать так, как должен думать император, вести себя так, как должен вести себя император. Может быть, Виктор был прав и Империя действительно не должна прощать?
Раньше Империя никогда никого не прощала.
Разница только в том, что все предыдущие мятежи ВКС могли задавить силами трех-четырех кораблей. Слону несложно не простить муравья и примерно его наказать. А как быть с другим слоном?
Юлий поймал себя на мысли, что он подозрительно быстро привыкает к своей новой роли. Неужели на самом деле он всегда подсознательно хотел именно этого? Встать у руля, забраться на вершину?
Всю жизнь Юлий считал, что это невозможно. Но когда это невозможное все-таки произошло, он довольно быстро привык к своему новому статусу.
Власть.
Сама идея монархии строится на допущении, что один человек может быть умнее миллиона. Юлий себя таким человеком не ощущал. Он не был ни умнее, ни храбрее, ни решительнее других людей. Ему просто повезло родиться в близком родстве с правящей фамилией. Или не повезло родиться в столь близком родстве.
Хотя, не стоит лукавить. Юлию нравилось быть графом и входить в число наиболее высокопоставленных и знатных дворян. Его жизнь от этого становилась гораздо комфортнее. Когда ты граф, некоторые проблемы решать куда легче. А некоторые проблемы ты можешь просто не замечать.
Но когда ты становишься императором, проблем становится гораздо больше, и проблемы это другого порядка. Они нарастают как снежный ком, каждая новая проблема серьезнее предыдущей, и скоро они превратятся в лавину и попытаются похоронить тебя под собственным весом.
Править - это работа.
Адмирал Клейтон на экране гиперсвязи тоже не выглядел бесконечно счастливым человеком. Юлий был императором всего несколько дней, но уже начинал понимать, что довольный и счастливый правитель - это мертвый правитель. Мертвый или сумасшедший. Впрочем, сумасшедшие правители Человеческой Империи очень быстро оказываются мертвыми, так что большой разницы между двумя этими понятиями не существует.
Возможно, что в далеком прошлом сумасшедшим удавалось надолго задерживаться у власти. Но современная Империя была жестока и требовательна к своим сюзеренам. Стоило только кому-то проявить слабину, и он тут же оказывался не у дел.
С перерезанной глоткой, пулей в голове или ядом в желудке.
Императоры не уходят в отставку. Вместо отставки они умирают. Иногда императоры делают это сами, а иногда при помощи верных и доброжелательных подданных.
- Удивительно видеть у власти новое лицо, - сказал адмирал Клейтон. Во время их прошлой встречи он обозвал Юлия «цепным псом императора», и Юлий этого не забыл. - А как насчет политического курса? Тоже новый?
- Политический курс старый, - заверил его Юлий. - В этом отношении у нас нет никаких изменений.
- То есть я все еще предатель и бунтовщик, но никак не царственный брат?
- Когда вы решились на мятеж, вы знали, на что именно вы идете. Политика Империи в таких ситуациях неизменна, вне зависимости от того, кто стоит у руля.
Юлий уже жалел, что затеял эту беседу. Им с Клейтоном было решительно не о чем разговаривать. С самого начала было очевидно, что ни тот, ни другой ни за что не изменят своих мнений.
- Таких ситуаций до сих пор не возникало, - заявил Клейтон. - Если вы говорите правду о вторжении таргов, в чем я, кстати, до сих пор сомневаюсь, то вам чертовски нужны мои корабли. А это значит, что мы можем договориться.
Раньше Клейтон заявлял, что вторжение таргов - чистой воды вымысел УИБ, и о дележе кораблей он и слышать не хотел. А теперь он вроде бы демонстрирует готовность к диалогу. Что заставило его изменить позицию?
Он поверил в реальность таргов?
Или просто боится, что Империя пойдет на силовое решение конфликта, как этого хотел Виктор, и не хочет давать лишний повод?
Юлий с большим удовольствием разнес бы Клейтона на атомы или проверил на нем действие новой разработки имперских оружейников - гравимеча, но сейчас он не мог позволить себе подобной роскоши.
Клейтон отказывался вести какие бы то ни было переговоры с Виктором. Но с Юлием он разговаривать готов. Не значит ли это, что Клейтон организовал смерть Виктора?
Бред, сказал себе Юлий. Сидя в системе Гаммы Лебедя, Клейтон не имел никаких возможностей устроить теракт на Земле, наиболее защищенной планете Империи. Если уж всесильное УИБ не может добраться до самого Клейтона, то у мятежного адмирала нет никаких шансов ударить в самое сердце Империи.
- Мы можем с вами договориться только в одном случае, - сказал Юлий. - Если вы сложите оружие и признаете над собой власть Империи.
- Я теперь сам себе Империя, - сказал Клейтон.
- В таком случае в нашей беседе нет вообще никакого смысла. Империя одна.
- Давайте будем прагматиками, а не идеалистами, - предложил Клейтон. - Истина такова, что на данный момент империй все-таки две. Мы с вами представляем два разных государства. У вас свои цели, у меня - свои. У вас есть флот, у меня есть флот. И вы говорите, нам угрожает внешний враг.
- Он на самом деле нам угрожает.
- Значит, мы должны пойти на компромисс.
Юлий не мог заставить себя думать о Третьем флоте и Гамме Лебедя как о другом государстве. Это была часть Империи, его Империи. И отдавать эту часть за просто так какому-то выскочке Юлий не собирался.
Его всю жизнь учили, что Империя неделима. Ему так долго вдалбливали в голову это утверждение, что он и сам стал считать его истиной.
- Я понимаю, о чем вы сейчас думаете, - сказал Клейтон. - Вы думаете, что я не шел ни на какие переговоры с Виктором, но почему-то готов разговаривать с вами. Да, готов. Но это совершенно не значит, что я приложил руку к смерти Виктора и она была хоть чем-то мне выгодна. Мне все равно, что один император, что другой. Но если то, что вы говорите о пришельцах, правда, то вам действительно нужна моя помощь.
- А идея закрыться от таргов Империей как живым щитом уже потеряла для вас свою актуальность?
- Это будет моим запасным вариантом.
Скотина, подумал Юлий. Он знает, что мне нужны его корабли, и думает, что теперь может из меня веревки вить.
«Его помощь». Это его долг, черт побери. Защищать Империю Человека от врагов внешних и внутренних.
Никогда не любил адмиралов.
Убью. Найду способ и убью.
Клейтону нужно, чтобы Империя признала новое государство. Ему нужны торговые соглашения и пакт о ненападении. Ему нужно легализоваться. Поэтому он и начал торговлю.
Умнеет, гад.
Фиг ему.
- Передавайте привет моему брату, - сказал Юлий и попросил техников прервать связь.
- Это все без толку, сир, - заметил Винсент. - Мы не можем дать Клейтону ничего из его списка, зато нам нужно от него все. На таких условиях мы с ним никогда не договоримся.
- Он дело говорит, братец, - сказала Пенелопа. - Некоторых людей проще убить, чем переубедить.
- Гениальная в своей новизне мысль, - сказал Юлий. - Если бы еще кто-нибудь из вас, юных гениев, придумал, как воплотить ее в жизнь… Цены бы вам тогда не было.
На самом деле у Юлия был готов один план по устранению Клейтона. Проблема состояла только в том, что план был ненадежен, строился на непроверяемых предпосылках и самому Юлию не нравился.
План был подлый и бесчестный. По мнению Юлия, он вполне соответствовал нормам большой политики.
- Винсент, вы уже придумали, как донести до людей Клейтона всю правду о таргах?
- Да, сир. Это довольно просто. Клейтон заблокировал все флотские приемники с мобильной космической крепости (МКК) «Зевс», но с гражданскими приемниками Гаммы Лебедя он ничего сделать не способен. Слишком далеки, слишком много, и его «глушилке» элементарно не хватит мощности. Мы можем обратиться к гражданскому населению системы в любой момент, а через население наша информация дойдет и до военных. Не сразу, конечно, но дойдет. Надо только придумать, что им сказать.
- Все уже давно придумано, - объявил Юлий. - Надо сказать им правду.
- Всю правду, сир?
- Да. Только надо подать ее под правильным углом. К этому надо будет добавить мое личное обращение к нации, то есть к мятежной части нации, и терпеливо ждать плодов.
- Возможно, нам придется очень долго ждать этих плодов, сир, - сказал Винсент. - Конечно, у людей могут возникнуть сомнения, но авторитарная власть на то и авторитарная, чтобы на эти сомнения наплевать.
Собственно, план Юлия был вовсе и не планом, и конкретного автора у него не было. Просто ситуация могла сложиться таким образом, что Клейтону придет конец. Независимо от того, что предпримет Юлий.
А может, и не придет.
Повлиять на развитие событий в данном случае Юлий никак не мог. Но он надеялся, что обращение к населению Гаммы Лебедя и к личному составу мятежного флота это самое развитие событий не затормозит.
Юлий, Винсент и Пенелопа устроили совет в личном кабинете императора, находящемся над покоями Юлия. Прежде чем вынести свое окончательное решение, Юлий хотел обсудить его с единственными представителями его поколения в императорском окружении.
Кроме того, Винсент, сам того не зная, сдавал последний экзамен на профпригодность перед тем, как занять высшую должность в организации, в которой он работал.
Дни генерала Торстена в качестве директора УИБ были сочтены. Юлий их лично посчитал.
- Клейтон - толковый военный, - сказал Юлий. - Но он взялся за принципиально новую для него игру, и я сомневаюсь, что он в ней хоть что-то смыслит. Винсент, какое самое главное оружие у политика?
- Я знаю, - объявила Пенелопа. - Мне папа говорил.
- Мне тоже, - сказал Юлий. - Но, к счастью для мистера Коллоджерро, у нас с ним были разные папы и он сию «мудрость от Питера Моргана» вряд ли слышал. Так что вы по этому поводу думаете, Винсент?
- Говоря по правде, сир, на этот вопрос может существовать бесконечное количество ответов. Сколько людей, столько и мнений. Так что вряд ли я способен угадать вариант, принадлежавший вашему отцу.
- Умно, - признал Юлий.
Пенелопа зааплодировала:
- Вы хорошо уклоняетесь, Винсент.
- Спасибо, госпожа секретарь. Может быть, вы меня просветите насчет высказывания вашего отца?
- Валяй, - сказал Юлий сестре.
- «Главное оружие политика - это его интеллект», - процитировала Пенелопа. - Команду можно набрать любую, имидж можно поменять, программу переделать, а идеологию - высосать из пальца. Но если нет интеллекта, то ничего этого не получится.
- Клейтон - не гений, - сказал Юлий. - Говорят, что он талантливый тактик, но политика - это война, которая никогда не прекращается. Война, которую невозможно выиграть в одном сражении, и даже в десятке сражений. Думаю, что мы его сделаем.
- Виктор тоже так говорил, - заметила Пенелопа.
- Кто? - переспросил Винсент.
- Виктор Второй. Знаете, тот парень, что правил нами до моего брата.
- Извините, просто я не привык, когда императоров называют по именам…
- Виктор настаивал на прямом штурме МКК «Зевс», и я не сомневаюсь, что он предпринял бы такую попытку, не считаясь с потерями, - сказал Юлий. - Это вполне в его стиле. «Ого-го! Только вперед и мозги по стенке…» Мы будем действовать тоньше. Для того чтобы сплотить эту чертову Новую Империю, Клейтону в нашем лице нужен враг. Внешний враг, страх перед которым будет держать его людей в повиновении. А мы одурачим и постараемся вести себя как друзья его подданных.
- На это могут уйти годы, - заметила Пенелопа. - Или он может использовать таргов в качестве своего пугала.
- Таргов он использовать не может. Если он признается перед своими людьми, что тарги настолько опасны, как мы о них говорим, он сам себя поставит в глупое положение. Любой человек, который раскалывает человечество на два лагеря перед лицом внешней угрозы, автоматически заполучает имидж всеобщего предателя. Я уверен, что по поводу вторжения таргов он будет молчать до тех пор, пока это только будет возможно.
- Надеюсь, что ты прав, братец, - сказала Пенелопа. - Потому что если ты ошибаешься, то у нас скоро будут очень большие проблемы. Даже еще больше, чем сейчас.
Пенелопа оказалась пророчицей.
У Империи действительно возникли куда большие проблемы, чем она, Империя, имела до сих пор, но произошло это гораздо раньше предсказанного и с Клейтоном связано не было.
Юлий часто ловил себя на мысли, что идиотские идеи, высказанные в ходе приятельских и ни к чему не обязывающих разговоров ни о чем, имеют тенденцию воплощаться в жизнь неожиданным и довольно неприятным образом.
Когда-то в одной пьяной беседе со своими сослуживцами на Сахаре он выдвинул теорию, согласно которой любой из командующих имперскими флотами адмиралов имеет возможность взбунтоваться и начать войну за власть. Или отколоться от Империи и основать свое собственное государство. Он даже назвал фамилию одного такого адмирала - «Клейтон».
Спустя каких-то полгода предсказанный в шутку мятеж произошел в действительности. Конечно же, это было совпадение чистой воды, ибо Юлий служил на другом конце галактики и не мог ничего знать о планах адмирала, тем не менее это совпадение показалось Юлию зловещим.
Правда, когда-то он также предрекал невозможность звездных войн с другими цивилизациями - и оказался не прав.
Юлий считал, что кто-то там, наверху, здорово над ним подшутил. За последний год в его жизни случилось столько невероятных вещей, что он сам стал считать их нормальными.
Семьдесят шестой кандидат в списке наследования, он умудрился сесть на престол. Слетав в разведку, обнаружил огромный враждебный флот, приближающийся к границам Империи на релятивистских скоростях.
И один из адмиралов затеял бунт в самое неподходящее для этого время.
Кроме того, Юлий влюбился, хотя и был отшит предметом своей страсти после нескольких часов знакомства.
Совещание военного кабинета состоялось через несколько часов после разговора с Винсентом и Пенелопой.
К явному неудовольствию генерала Торстена, пока еще директора УИБ, пока еще майор Коллоджерро сел по правую руку императора, заняв место, до этого принадлежавшее покойному генералу Краснову. По левую руку Юлия оказалась Пенелопа - его бессменный спутник в коридорах власти, родная сестра и секретарь.
Помимо вышеперечисленных присутствовали: адмирал Круз, командующий Военно-космическими силами Империи, генерал Хоук, командующий ее наземными силами, и министр обороны, генерал Тристан.
Совсем недавно все эти люди были заместителями и помощниками руководителей в своих ведомствах. Но первые лица государства и еще очень много других людей погибли вместе с императором во время празднования его дня рождения.
Юлию не нравились темпы, которыми шло следствие по поводу этого вопиющего террористического акта. Он считал, что Краснов справился бы с расследованием куда лучше.
Но теперь Империи надо научиться жить без Краснова. И без графа Питера Моргана тоже, если уж на то пошло. Сам Юлий предпочел бы до конца своих дней управлять истребителем, а не таким огромным количеством людей.
- Прежде чем мы начнем обсуждение ситуации в Гамме Лебедя, для чего, как я полагаю, мы здесь собрались, я хотел бы сообщить новости, которые только что получили свое подтверждение, - сказал адмирал Круз.
Юлий эти новости уже знал, так как до начала совещания кратко пообщался с каждым из его участников наедине. Новости, как и следовало ожидать, были плохими. Императору казалось, что в его государстве других новостей просто не бывает.
- Как вы знаете, мы продолжаем наблюдение за тем сектором космоса, откуда на нашу голову свалились тарги, - продолжал адмирал Круз. - Совсем недавно мы обнаружили там еще одну аномалию, а говоря простым человеческим языком, еще один флот этих тварей.
Юлий не дрогнул. У него было целых сорок минут, чтобы осмыслить эту информацию.
По кабинету прокатился шорох. Кто-то просто сдавленно выдохнул, кто-то тихо и коротко выматерился.
- Большой флот? - спросил Винсент.
Этот вопрос Юлий тоже задал первым.
- В два раза больше, чем тот, что мы обнаружили раньше, - сказал адмирал Круз.
На этот раз матерились и вздыхали куда громче.
Флот, который Юлий с Клозе обнаружили во время разведывательного полета на «Одиссее», насчитывал три тысячи двести сорок два корабля. Правда, по ходу дела будущий император и его стрелок зашибли целых три штуки, что является рекордом для разведкатера, но общего расклада этот факт никоим образом не менял. Человечество, объединив все свои ресурсы и выложившись до предела, могло выставить против Чужих в полтора раза меньше кораблей.
Правда, во время первой пробной схватки воевали Чужие неважно и при соотношении сил один к полутора у человечества оставались неплохие шансы на победу. Но дополнительные шесть тысяч кораблей таргов превращали ситуацию из неблагоприятной в катастрофическую.
- Когда они прилетят? - спросил Винсент.
Этот вопрос Юлий сорока минутами раньше задал вторым.
- Второй флот будет здесь примерно через год после первого, - сказал адмирал Круз. - Точнее сказать пока невозможно. Они еще слишком далеко.
Первая волна вторжения - через полгода, вторая - через полтора. Возможно, вторая таргам и не понадобится.
А ведь может быть и третья, подумал Юлий. Кто знает, сколько этих тварей в их родной системе. В их родной галактике.
Неизвестно, сколько планет они заселили и сколько цивилизаций вышибли из Вселенной к настоящему моменту. Мы собираемся с ними воевать, но мы ничего про них не знаем. Зато они знают все про нас. Они нас долго изучали, а мы долгое время не могли заметить их присутствие.
Неужели человечество - тупиковая ветвь развития, и какие-то тараканы, встретившиеся на его пути, способны уничтожить целую цивилизацию?
- Постараемся избежать паники, - сказал Юлий. - Информацию о второй волне вторжения засекретить и полностью закрыть к ней доступ. Пусть знают только те, кому это положено по долгу службы. Предлагаю решать проблемы по мере их возникновения. Сначала - первая волна, вторая - потом. Вполне возможно, что о второй волне нам думать уже не придется.
Это была крамольная мысль, и никто, кроме императора, не решился бы ее озвучить. Но Юлий не хотел строить из себя безудержного оптимиста, как покойный Виктор, пытавшийся внушить своему окружению чувство, что человечество способно перешибить таргов одним плевком.
Юлий и Клозе были первыми представителями человечества, которые сражались с таргами и сумели выбраться из этой битвы живыми. Остальные корабли, посланные генералом Красновым в дальнюю разведку, так и не вернулись.
«Одиссею» удалось уничтожить три корабля таргов, каждый из которых на порядок превосходил «Одиссей» в размерах. Юлий до сих пор не знал, чем это было вызвано. То ли эффектом внезапности, то ли феноменальным везением, то ли тем, что Юлий был офигенным пилотом, а Клозе - не менее офигенным стрелком. Но строить на этом допущении стратегию всей войны было нельзя.
Эффект внезапности сработает только один раз, феноменальное везение может смениться чередой фантастической непрухи, а также Юлий знал, что далеко не все пилоты ВКС дотягивают до их с Клозе уровня.
- Сейчас нам как никогда нужны корабли Третьего флота, - заметил генерал Торстен.
Банально, подумал Юлий. Ничего нового Торстен не сказал. Корабли Третьего флота были нам отчаянно необходимы уже вчера.
- И что вы предлагаете? - спросил император у пока еще директора УИБ.
- Думаю, что с Клейтоном придется договориться, Я понимаю, что это идет вразрез с основополагающей концепцией, но у нас нет другого выхода.
- Это говорит мне директор УИБ? - зацепился Юлий. Он знал, что рано или поздно Торстен предоставит ему повод, и тот не заставил себя ждать. Дурак. Предсказуемый дурак. Краснов держал его на административной работе, пусть там и остается. Если сработается с новым руководством, конечно.
- Увы, сир.
- Отлично, - сказал Юлий. - Если это все, что вы можете мне предложить, то я полагаю, мне стоит найти другого человека на ваше место.
- Сир, я…
- Ваше прошение об отставке с поста директора Управления имперской безопасности удовлетворено, - сказал Юлий.
- Но я не подавал такого прошения, сир.
- Так подайте его немедленно, в устном виде. Вы же не хотите, чтобы я вас уволил?
- Я… Я прошу у вас отставки, сир.
- Как я уже сказал, вы ее получили, генерал. Спасибо вам за верную службу и все такое. Дела передадите своему преемнику в течение суток.
- А кто будет моим преемником, сир?
- Майор Коллоджерро, разумеется, - сказал Юлий. - Поздравляю вас с новым назначением, майор.
Для Винсента новое назначение не было сюрпризом, но выглядел он все равно ошеломленным. Мог ли молодой офицер УИБ, встретивший на болотах Сахары грязного оборванца на угнанном катере, предполагать, что спустя каких-то полгода грязный оборванец станет императором и назначит этого молодого офицера на один из самых ответственных постов в Империи? Тот грязный оборванец и сам не мог предположить подобного исхода.
Глава 4
Разделавшись с военным кабинетом и новым назначением Винсента, Юлий отпустил всех заниматься делами, а сам заперся в кабинете императора. В своем личном кабинете.
Голова соображала плохо. Юлий так и не смог заснуть с тех пор, как покинул планету Эдем на борту номер один.
Второй флот таргов, сколь бы велик он ни был, не слишком волновал Юлия. До его появления у границ Империи было еще очень далеко. Конечно, маловероятно, что имперские ВКС отразят вторую волну с теми силами, которые останутся у них после отражения первой. Если вообще хоть что-то останется и Империя выиграет свой первый крупный бой.
А до всего этого есть еще проблема Клейтона и Третьего флота.
Но и это еще не все. Совершенно непонятно, кем был террорист, ухлопавший прежнего императора, отца и мать Юлия, генерала Краснова и еще целую кучу народа. Был ли это террорист-одиночка или он принадлежал к какой-то крупной организации? И если верно последнее, то не стоит ли ждать повторения теракта?
Верить в такое не хотелось, но версия с бомбистом-одиночкой не выдерживала никакой критики.
Бомбист-одиночка, каким бы гением и каким бы профессионалом он ни был, не способен преодолеть многослойные кордоны УИБ и планетарной полиции и подобраться к императору на расстояние удара.
Следствие установило, что в Лувре было взорвано восемь граммов антинатрия. Воронка на месте бывшего дворца выглядит весьма внушительно. Когда борт номер один заходил на посадку, Юлий попросил пилота пролететь над местом трагедии, а записи взрыва и его последствий ему довелось посмотреть еще во время полета.
Добыть антивещество на Земле было невозможно. На столичной планете человечества не велись никакие опасные эксперименты, кроме тех, которые проводило УИБ. А УИБ никогда не позволило бы похитить у себя восемь граммов самой разрушительной материи во Вселенной.
За пределами Земли антинатрий можно было купить на нелегальном рынке вооружения. Стоил он баснословно дорого, но достать его было вполне по силам любому человеку, располагающему нужной суммой денег. Ввоз антинатрия в Солнечную систему составлял гораздо большую проблему, чем его покупка, и сложности все нарастали по мере приближения к Земле.
Одиночка не смог бы все это провернуть. Террористу явно кто-то помогал. Вполне возможно, кто-то из ближайшего окружения императора. Только вот ведь беда - ближайшее окружение императора погибло вместе с ним и спросить не у кого. А останки террориста, находившегося в эпицентре взрыва, не удалось обнаружить даже при помощи микроскопа.
Взрыв был мощный. Столб пыли висел над древней Францией целый день, пока за дело не взялись службы атмосферного контроля. Собственно, кроме пыли, ничего и не осталось.
Идеальное убийство. Ни тел, ни обломков. Никаких свидетелей, никаких улик.
И никакого видимого мотива. Человеком, поимевшим в результате наибольшую выгоду, оказался сам Юлий, прорвавшийся к власти из последних, но одно он знал точно - он в этом преступлении не замешан и не имеет к нему никакого отношения. А если так, то кому еще может быть выгодно, чтобы у власти оказался именно младший Морган? Или на престол должен взойти кто-то другой и Юлию следует опасаться нового теракта, призванного расставить все точки над «ё»?
Увы, раньше Юлий не интересовался политикой и не знал, кому и что тут может быть выгодно. Он плохо разбирался в закулисных интригах и ничего не знал о целях действовавших вокруг императора группировок. Самая мощная из которых - группировка самого императора, Краснова, графа Моргана и еще парочки старых головорезов - была во время взрыва выбита полностью. Юлий уже не мог считаться продолжателем ее славных традиций.
Юлия тревожило то, что в конечном итоге все упиралось в УИБ.
УИБ занималось охраной императора. УИБ занималось экспериментами над антивеществами. УИБ контролировало все подходы к Лувру.
УИБ не справилось со своей работой, провалив ее по всем направлениям сразу. Юлий не хотел об этом думать, но ситуация чертовски напоминала ему заговор. Отчасти поэтому он настаивал на отставке генерала Торстена. Тот был высокопоставленным офицером и почему-то выжил после теракта, в то время как Краснов и несколько других генералов погибли вместе со своим сюзереном. Если бы у Юлия была хотя бы одна косвенная улика против Торстена, обычной отставкой тот бы не отделался. Но улик не было. Были лишь предположения и смутное ощущение, что с нынешним УИБ что-то не так.
Винсент был подходящей кандидатурой для директора Управления. Он был молод, принадлежал к поколению Юлия, он был довольно умен и, что самое главное, проходил службу далеко от столицы, а потому шансы, что он мог быть замешан в гипотетическом заговоре, представлялись Юлию мизерными.
И это был единственный офицер УИБ, которого Юлий знал лично. Из тех, которые остались в живых, разумеется.
Юлий ранее не встречался с Торстеном, а потому не мог точно знать, дурак ли он на самом деле или только очень удачно носит дурацкую маску. Вполне возможно, что если он и не был основным организатором, то входил в число посвященных в заговор.
А может быть, никакого заговора и нет. Может быть, он, Юлий, просто становится параноиком. Говорят, так случается со, всеми, кто наделен большой властью. Только в случае с ним это почему-то произошло очень быстро.
Но если пойти на поводу у собственной паранойи еще дальше, то очень странно, что отсутствие Юлия на Земле совпало с днем рождения и гибели императора. Конечно, Юлий сам настаивал на отпуске, но он настаивал на нем с момента возвращения дипломатической миссии от адмирала Клейтона. В конечном итоге дату начала отпуска и его сроки определил лично генерал Краснов.
Но Краснов был мертв и спросить, почему он выбрал столь подходящие дни, было невозможно. Вряд ли Краснов участвовал в заговоре, иначе он просто не позволил бы себя убить, но генерал мог что-то слышать об опасности и вывел Юлия из-под удара. Интересно, почему тогда он не вывел из-под удара самого императора? Почему подставился сам? Потому что празднование дня рождения Виктора - праздник для всей Империи и откладывать или отменять его нельзя? Или Краснов просто не знал ничего конкретного, а потому убрал с Земли тех, кого можно было убрать, не вызывая лишнего шума и подозрений?
Темный лес.
Если заговор все-таки имел место, хотели ли заговорщики видеть на троне какую-то конкретную персону или просто желали убрать с престола Виктора? И если хотели убрать Виктора, то почему? А если хотели посадить кого-то конкретно, то кого? Вряд ли Юлия. Он бы об этом знал.
Вопросов несчитано, и главное, задать их просто некому. Любой из окружающих сюзерена типов может оказаться врагом.
Да, на Сахаре все было проще. Хотя бы и условная, но линия фронта там все-таки присутствовала. Так же, как и система распознавания «свой-чужой».
Там не стреляли в спину, а если и стреляли, то исключительно по ошибке. Если после такого выстрела тебе посчастливилось выжить, перед тобой тут же извинялись, хлопали по плечу и наливали пива.
Потому что - по ошибке. Потому что - не со зла.
Юлий включил коммуникатор и вызвал своего личного секретаря.
- Черт побери, я думала, что ты спишь, - заявила Пенелопа, устраиваясь в кресле. - Ты вообще когда-нибудь спишь? Или тебя на болоте вампир укусил?
- Вампиры тоже спят, - просветил младшую сестру Юлий. - В гробах.
- Ты там скоро окажешься, если будешь продолжать в том же духе. Знаешь, что бывает от бессонницы?
- Нет, а ты?
- И я не знаю. Но я могу позвать доктора, и он тебе все расскажет. И вряд ли в этом рассказе будет хоть что-то хорошее.
- Не успеет он ничего рассказать. Я очень быстро стреляю.
- Дурак.
- Ты слишком непочтительно разговариваешь со своим работодателем. Уже не первый раз.
- В гробу я такую работу видала.
- Может быть, ты сама вампир?
- Ты меня для чего-то конкретного позвал или просто хотел поупражняться в остроумии?
- Увы, из-за отсутствия практики мое остроумие выдыхается с каждой минутой. Я хотел с тобой поговорить про тот день, когда на нас свалилась эта чертова работенка.
- Не обобщай. В тот день она свалилась только на тебя. Меня ты припахал позже.
- Значит, ты поняла, о каком дне я говорю.
- Поняла-поняла. Что тебя интересует?
- Этот лейтенант Орлов, ты его хорошо знала?
- А вы уверены, что это ваше собачье дело, сир? - холодно поинтересовалась Пенелопа.
- Я не лезу в твою личную жизнь, - заверил ее Юлий. - Даже если такое могло тебе показаться. Просто я хочу понять, благодаря чему или кому ты осталась в живых.
- В смысле?
- В смысле случайность это или нет. Ты осталась в живых только потому, что вы с Орловым куда-то там убрели. У тебя с ним раньше что-то было?
- Допустим.
- Значит, было! Как давно вы познакомились?
- Номинально - пару лет назад. Но более близко мы стали знакомы за несколько месяцев до того как.
- Орлов как-нибудь связан с УИБ?
- Вообще-то он служит в ВКС.
- Как я понимаю, одно другого не исключает. Устрой-ка этому парню приватную аудиенцию с моим величеством, ладно?
- Когда?
- Как насчет прямо сейчас?
- Где же я его прямо сейчас найду?
- Ты - лицо, наделенное властью. Тебе не надо самой его искать. Пойди и заставь кого-нибудь сделать за тебя всю работу.
- Именно так ты и поступаешь, верно?
- Распределение обязанностей - это мой конек. Найти бы еще парня, который просиживал бы задницу на троне во время всех официальных церемоний…
Лейтенант Орлов нервничал. Впрочем, сей факт вряд ли мог кого-то удивить. Имея дело с Юлием, нервничали почти все. Так повелось еще во времена, когда Юлий был просто пилотом. В нем было что-то такое, что заставляло людей нервничать. Для незнакомых людей Юлий был в чем-то сродни обкуренному марихуаной слону. Никогда не знаешь, в какую сторону ломанет.
Орлов был моложе императора лет на пять, только что из Летной академии. Юлию было приятно видеть перед собой брата-пилота.
- Садитесь, лейтенант, - сказал Юлий.
- Я лучше постою, сир.
- Нет, лучше вы сядете, - сказал Юлий. - Я не люблю разговаривать, не видя глаз собеседника. Или вы хотите, чтобы ваш император смотрел на вас снизу вверх?
- Никак нет, сир. - Орлов приземлился в кресло со скоростью экстренного спуска «игрек-крыла».
- Как вас зовут, офицер Орлов?
- Виталий, сир.
- Виталий, как давно вы знаете мою сестру?
- Несколько лет, сир. Мы познакомились, когда я еще учился в академии. Они с подругами приходили к нам на вечеринку.
- И как вы к ней относитесь?
Орлов побледнел.
- Расслабьтесь, Виталий, я пока не собираюсь вас расстреливать за растление особы императорских кровей.
- Я… я очень хорошо отношусь к вашей сестре, сир.
- А как вы относитесь к УИБ?
- Боюсь, я не вполне понял ваш вопрос, сир.
- Тогда я перефразирую, хотя ваша непонятливость меня и не радует. Вы имеете какое-то отношение к УИБ?
- Ну, я проходил проверку на лояльность, как и все кадеты… И мой дядя служит полковником в отделе внутренних расследований.
- До сих пор служит? То есть ваш дядя не пострадал во время теракта?
- Нет, сир.
- Ага, - сказал Юлий. - А ваш дядя случайно не давал вам каких-нибудь советов относительно того, где вам следует быть во время празднования дня рождения императора в Лувре? Или с кем вам там следует быть?
- Боюсь, я не настолько близок со своим родственником, чтобы обсуждать с ним мою личную жизнь, - отчеканил Орлов.
- Вы намекаете, что вы не настолько близки и со мной, чтобы ее обсуждать, так?
- Я не хотел бы оскорбить вас, сир, вольно или невольно.
- Вы пока еще этого не сделали.
У него есть родственники в УИБ. А сотрудники Управления умеют манипулировать людьми так, что те и не догадываются об этих манипуляциях.
Но все равно это чертовски подозрительно. Орлов с Пенелопой оказались в единственной части парковой зоны, где особенности рельефа могли защитить их от взрывной волны. Погибших были тысячи, а выживших - единицы. И каждый такой случай заслуживал отдельного внимательного рассмотрения.
- Сир, могу ли я спросить, чем вызваны ваши расспросы?
- Спросить - можете. Но я вам не отвечу. Вас уже допрашивали люди из УИБ?
- И не один час, сир.
- Это хорошо. Но я хочу, чтобы прямо сейчас вы нашли директора УИБ майора Коллоджерро и рассказали ему обо всем, что он захочет от вас узнать.
- Слушаюсь, сир.
- Исполняйте.
Как только Орлов покинул кабинет императора, Юлий связался с Винсентом.
- К вам сейчас придет лейтенант Орлов, - сказал Юлий. - Он был с моей сестрой во время теракта, а потому они оба остались живы. Я, конечно, очень ему благодарен и все такое, но хочу, чтобы вы выяснили, почему случилось именно так.
- Вы не верите, что это случайность, сир?
- Я ни во что не верю, пока УИБ не представит мне полный отчет о событиях. И даже после этого я продолжаю сомневаться. Я хочу, чтобы вы тщательно проверили всю его биографию, а также подняли личное дело его дяди. Он служит у вас и тоже остался жив. Правда, и это только что пришло мне в голову, я не уточнял у Орлова, присутствовал ли его дядя на празднике вообще. Но если дядя присутствовал, тогда у нас вырисовывается интересная тенденция неумирания фамилии Орловых в момент общей гибели.
- Подозрительно, сир, - согласился Винсент. - Если дядя там был, конечно.
- Я плохо соображаю, поэтому и забыл спросить, - признался Юлий.
- Вам бы надо поспать, сир, - сказал Винсент.
- В могиле отоспимся, - сказал Юлий. - Все.
Нет, Шерлока Холмса из меня не получится, подумал Юлий. Одного взгляда на грязь, налипшую на ботинки Орлова, великому сыщику было бы достаточно, чтобы однозначно ответить на вопрос о его виновности.
К сожалению, Винсент тоже не Пуаро.
Глава 5
Юлий принял Клозе в старой библиотеке Букингемского дворца, а не в своем кабинете или в императорских покоях. Не хотел давить на старого д… коллегу своим нынешним положением.
Клозе было сложно смутить, но, когда бдительные сотрудники УИБ наконец-то оставили двух пилотов наедине, барон явно чувствовал себя не в своей тарелке.
Юлий затушил сигарету и поднялся ему навстречу. Больше всего в эту минуту он боялся, что Клозе обратится к нему так, как положено обращаться к венценосной особе. Лучше бы он брякнул какую-нибудь свою фирменную глупость или попытался бы Юлия подколоть.
Но Клозе вообще молчал.
Они не встречались лицом к лицу слишком давно, а во время их последнего совместного задания Юлию пришлось пустить Клозе пулю в живот и запихнуть его в камеру криозаморозки. Хотя Клозе и не возражал против подобного решения и другого выхода у них на тот момент не было из-за намечающегося дефицита кислорода, но Юлий все равно чувствовал себя виноватым.
- Не ожидал, что когда-нибудь тебе это скажу, но я рад тебя видеть, - сообщил бывшему коллеге Юлий.
- Ты хреново выглядишь для императора, - сказал Клозе. - Впрочем, на данный момент ты выглядишь хреново даже для завалящего графа, каким ты и был всю свою никчемную жизнь.
- Зато ты загорел. По-моему, ты даже поправился.
- Твоими молитвами. Ты устроил мне прекрасный отпуск своим выстрелом. С тех пор я только и делаю, что отдыхаю.
- Я знал, что ты меня поблагодаришь, - сказал Юлий.
- О да. - Клозе без приглашения уселся в кресло и схватил со столика пачку императорских сигарет. Вроде бы ничего не изменилось, но Юлий чувствовал: что-то не так. Впрочем, глупо было бы рассчитывать, что все останется по-прежнему. Слишком много событий произошло за последние дни. - Я хотел поблагодарить тебя по всем правилам, но твоя охрана отняла у меня бейсбольную биту.
- Мне тебя не хватало, Клозе.
- Зато я прекрасно чувствовал себя вдали от твоей теперь слишком уж благородной персоны, - сказал Клозе.
Им слишком многое надо было высказать друг другу, и они оба не знали, с чего начать.
Детские игры кончились. Начались игры взрослых парней, гораздо более изощренные и опасные. Полицейская операция на Сахаре и утопленный в болоте «деструктор» теперь казались им обоим возней в песочнице.
- Ты все-таки спас мою задницу. Унес ее от таргов, - сказал Клозе. - Не хочется этого признавать, но ты - хороший пилот.
- А ты - хороший стрелок, - сказал Юлий. - Вроде бы. По крайней мере сигареты ты стреляешь классно.
- На этом покончим с комплиментами, - сказал Клозе. - Лучше расскажи мне, как случилось все это дерьмо?
- Сложно сказать. Я летел на Эдем, хотел присоединиться к тебе в блаженном ничегонеделании, когда какой-то идиот разнес на молекулы весь Лувр.
- Соболезную, - сказал Клозе. - Мне жаль, что твои родители погибли.
- Спасибо.
- Насколько я слышал, твоя сестра уцелела?
- Да. Я познакомлю вас за обедом.
- Я удостоен чести быть приглашенным на обед с императором?
- Ты всегда был поразительно догадлив.
- Разве у тебя нет более важных дел? Типа управления Империей и всего такого?
- Куча дел, - сказал Юлий. - Но я все равно не успею переделать их все. Одним обедом ситуацию не испортишь.
- Боже, кому мы доверили свои судьбы, - простонал Клозе. - Что там с Клейтоном и Третьим флотом? Или это государственная тайна?
- Никакой тайны. Флот скоро снова будет нашим.
- Это каким же образом?
- Самым примитивным. Через труп адмирала Клейтона.
- Полагаю, нет смысла спрашивать, как вы собираетесь организовать этот труп.
- Полагаю, все срастется само по себе, - сказал Юлий.
- В жизни так не бывает.
- В жизни бывает еще и не так.
- Может быть, ты и прав. Как показывает история, и семьдесят шестой имеет шансы стать первым.
- Это мне просто не повезло.
- Давай поговорим серьезно, - сказал Клозе.
Он много думал об этой части разговора во время перелета на Землю и решил выпалить все сразу, не откладывая дела в долгий ящик. Впрочем, Клозе был известен тем, что всегда говорил прямо. Он не резал правду-матку. Он расстреливал ее в упор.
- Поговорим о социальном положении. Мы с тобой никогда не были равны. Ты был графом, а я - бароном, ты был капитаном, я - лейтенантом, потом ты стал полковником, а я - майором. Но это было незначительное неравенство, оно не слишком бросалось в глаза, пока мы оба были боевыми пилотами. Но сейчас я все еще барон и майор, а ты стал целым императором, и мы больше не можем закрывать на это глаза. Думаю, что это последний наш разговор, когда я называю тебя на «ты».
- Ты что, кретин? С чего ты это решил?
- Потому, что так будет правильно. Ты - император, я - пилот. Каждому свое.
- Иными словами, ты бросаешь меня одного в сложной ситуации?
- Мой долг - служить Империи. А тебе в твоей сложной ситуации я никак не могу помочь. Политика - это не моя игра.
- Когда-то я тоже так думал.
- Не ври. Ты часто говорил, что по окончании военной карьеры собираешься пойти по стопам отца.
- Но я не собирался становиться тем, кем я стал. К сожалению, я зашел слишком далеко.
- Это тебе просто не повезло, - сказал Клозе. - Политика - это танец, со множеством фигур, а я не знаю ни одной. Сам знаешь, стоять во время танцев у стены я не люблю. И не буду. Мне нужно новое назначение. Согласен на все, что ты можешь мне предложить. Готов долбать таргов или внушать Клейтону верноподданнические чувства.
- Но на Земле ты не останешься? - уточнил Юлий.
- Нет. Если только ты не прикажешь. Но не хотелось бы, чтобы ты мне такое приказывал.
- А заманчивая, кстати, мысль. Мне рядом со мной нужны люди, которым я всецело могу доверять.
- Ты не можешь мне доверять, - сказал Клозе.
- Это еще почему? Социальное положение не играет никакой роли. Мой отец не был герцогом, а Краснов и вовсе был простолюдином, но оба говорили Виктору «ты» и он прислушивался к их мнениям.
- Я - не твой отец. И тем более не Краснов.
- Я знаю.
- Тогда не пытайся вылепить из меня того, кем я не могу быть. И не хочу. Ты же знаешь, я не терплю сложностей. Покажи мне врага, и я вцеплюсь в его глотку зубами. Я примитивен. А все эти закулисные игры созданы для кого-то более хитрого и изворотливого. Для тебя, например.
- Значит, ты не станешь моим советником по вопросам национальной безопасности?
- Нет. К тому же я в этом ничего не смыслю.
- Я тоже.
- Именно поэтому тебе нужны рядом компетентные люди. Люди, которые смыслят. Доверять такой пост непрофессионалу - безумие чистой воды.
- Значит, ты хочешь продолжать военную карьеру?
- Никакая другая карьера мне не светит.
- Я скоро верну себе Третий флот. Ему будет нужен новый адмирал.
- Ты шутишь?
- Нет.
- Ну и дурак. Это очень лестное предложение, но я вынужден тебе снова отказать.
- Почему? Разве ты не мечтал сделать карьеру?
- Мечтал. Но не такой ценой. Я не хочу быть адмиралом только потому, что мне когда-то довелось летать вместе с императором.
- Боишься, пальцами в тебя тыкать будут?
- И это тоже.
- Не думал, что тебя заботит мнение окружающих.
- Это не главная причина.
- А в чем же главная?
- Я не могу быть адмиралом. Пока не могу. Я не умею командовать людьми. Никогда этого не делал. Я долгое время был лейтенантом, и ниже меня были только техники, с которыми я не имел дела в условиях боя. Моим непосредственным командиром был ты. Капитаном я стал совсем недавно, после чего мы с тобой отправились в эту чертову разведку. Меня даже вроде бы повысили до майора, но ты опять был моим командиром, а больше на том корабле военных и не было. А потом пропаганда пыталась слепить из меня героя, и с тех пор я нахожусь в отпуске, дабы восхищенный моими деяниями народ в лице противных репортеров мог достать меня в любое время дня и ночи. Я никогда никому не отдавал приказов в бою. Не командовал даже звеном истребителей, поэтому не могу принять от тебя целый флот. Я просто не знаю, что с ним делать.
- Разве ты не учился в академии?
- Ты тоже в ней когда-то учился. Ну и как тебе управлять Империей?
- Кошмар.
- И ты хочешь устроить такой же кошмар мне? У тебя куча советников, а у адмирала их нет. Тем более у адмирала-выскочки. Другие офицеры обязательно будут считать меня выскочкой и постараются усложнить мне жизнь, а не облегчить ее.
- Иными словами, ты опять отказываешься?
- Да.
- Чего же ты хочешь?
- Чего и раньше. Служить Империи. Я - пилот, и на флоте от меня больше толку.
- Ты не примешь от меня даже корабль?
- Сейчас - нет. Я хочу, чтобы ты не вмешивался в мою карьеру. Это единственное, о чем я тебя прошу.
- Даже так?
- Ага.
- Не ожидал от тебя такой принципиальности.
- Сюрприз.
- Значит, наши пути окончательно расходятся?
- Похоже на то. Правда, не думаю, что это надолго.
- Это еще почему?
- Потому, что, когда прилетят тарги, у нас у всех будет только один общий путь, - объяснил Клозе. - В могилу.
- Ты стал пессимистом.
- Нет, просто я хорошо информирован. Ты теперь наш император, и мне не стоит заводить такие речи, но эту войну мы проиграем. С Третьим флотом или без него.
- Я не желаю слушать такие речи.
- Извините, сир.
- А в лоб? - осведомилось Его Императорское Величество. - А еще лучше - в первую линию обороны?
- Легко. Только прикажите, сир.
- Брось дурака валять, - сказал Юлий. - И без тебя тошно. Я дам тебе свое слово не вмешиваться в твою чертову карьеру, если ты не будешь называть меня сиром, по крайней мере в частных беседах.
- Твое слово?
- Да.
- Договорились.
- Вот и хорошо. Я знал, что могу на тебя рассчитывать.
- Ты мне скажи, как Краснов и его архаровцы умудрились проморгать этого террориста, - сказал Клозе.
- Для меня это такая же загадка, как для тебя.
- Знаешь, Краснов не производил впечатление человека, который может что-то проморгать.
- Знаю. Но, как показала практика, это впечатление было ошибочным.
- Увы, - согласился Клозе.
За обедом присутствовал только узкий круг избранных: император, его родная сестра и Клозе.
Пенелопе Клозе понравился. Впрочем, Юлий не сомневался, что так оно и будет. Клозе нравился почти всем женщинам, с которыми его сводила судьба. Остальные в него сразу влюблялись.
Юлий надеялся, что с Пенелопой этого не произойдет.
- Клозе не хочет остаться на Земле и влиться в нашу дружную компанию, - сообщил Пенелопе Юлий, как только подали десерт. За обедом о делах он предпочитал не разговаривать. И так аппетит ни к черту.
- Почему, Генрих? - поинтересовалась Пенелопа.
- У вас тут вроде семейный бизнес, - сказал Клозе. Он все еще не рассказал Юлию об Изабелле и надеялся, что за грузом новых забот император благополучно успел о ней позабыть. - Я в него не вписываюсь.
- А ты женись на моей сестре и тоже станешь членом семьи, - предложил Юлий.
Пенелопа поперхнулась мороженым.
- Не примите это как личное оскорбление, Генрих, - сказала она. - Но я замуж не собираюсь. Ни за вас, ни за кого-либо еще.
- Империя прикажет - выйдешь, - заявил Юлий. - Как ты смотришь на мое предложение, Клозе?
- Не примите это за личное оскорбление, Пенелопа, - сказал Клозе, - но я жениться не собираюсь. Ни на вас, ни на ком-либо еще.
- Империя прикажет - женишься, - заявил Юлий.
- Надеюсь, что этого Империя мне никогда не прикажет, - сказал Клозе.
- Можешь продолжать надеяться, - сказал Юлий. - Но решать в данном случае буду я. Потому что я - это Империя и есть.
- Гад ты, - заявила Пенелопа.
- Еще какой, - подтвердил Клозе.
- Спелись, - констатировал Юлий. - Посмотри, барон, как органично ты вписался в наш круг. А ты еще оставаться не хочешь.
- Если моя служба будет состоять из сплошных обедов, то я согласен, - сказал Клозе. - Могу быть твоим пробовальщиком блюд.
- Хочет легко отделаться, - заметила Пенелопа.
- Он всегда хочет легко отделаться, - сказал Юлий.
- Спелись, - констатировал Клозе.
- Жизнь - это не одни только обеды и развлечения, - сказал Юлий.
- А жаль, - сказал Клозе. - Так тебе точно не нужен пробовальщик? Вдруг тебя захотят отравить?
- Кто?
- Враги. У тебя что, врагов нет?
- Врагов у меня полно. Но ни тарги, ни Клейтон к моей кухне и на километр не подойдут.
- Виктор, наверное, тоже так думал.
- Его не отравили.
- Но с обедом его смерть все равно была связана. Кто-то к нему подобрался.
- Но не тарги.
- И даже не Клейтон, - сказал Клозе. - Но кто-то же подобрался. Хотя подобраться было нелегко.
Может, никто и не подбирался, подумал Юлий. Может, он там с самого начала был.
После обеда Юлий с Клозе вернулись в библиотеку. Император отменил назначенную на вечер встречу с представителями независимых планет, перенеся переговоры на следующий день. Подчиненные отреагировали на это с видимым облегчением. По их мнению, Юлий и так слишком много работал.
И он до сих пор не мог заснуть. Лежать в кровати без дела он тоже не мог, поэтому всех своих подчиненных он уже загонял.
- Говоря по правде, ты похож на труп, - заметил Клозе. - И еда ситуацию явно не поправила. Я видел запись твоего прибытия на «Наполеон» после нашей разведки. Два месяца на воде, сухпайке и голых нервах. Так вот, на этой записи ты выглядел лучше, чем сейчас. Власть давит?
- Власть давит, - согласился Юлий. - Но по большей части она давит тех, у кого ее нет.
- Спишь нормально?
- Вообще не сплю. Как, по-твоему, это нормально?
- С медиками беседовал?
- Нет.
- Почему?
- Я им не доверяю.
- Паранойя. А говоришь, пробовальщик тебе не нужен. Слушай, ты пить пробовал?
- Зачем?
- Чтобы спать.
- Не помогает.
- Может, мало пьешь?
- В одиночку много пить не могу.

Мусаниф Сергей - Имперские танцы - 2. Имперские войны => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Имперские танцы - 2. Имперские войны автора Мусаниф Сергей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Имперские танцы - 2. Имперские войны своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мусаниф Сергей - Имперские танцы - 2. Имперские войны.
Ключевые слова страницы: Имперские танцы - 2. Имперские войны; Мусаниф Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Крегер Александер