Решта Алексей - Сказки Далекого Острова 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Мусаниф Сергей

Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка автора, которого зовут Мусаниф Сергей. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Мусаниф Сергей - Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка = 246.66 KB

Мусаниф Сергей - Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка => скачать бесплатно электронную книгу



Правила стрелка - 3

Сергей Мусаниф
Третье правило стрелка
Значит, никаких правил…
К ЧИТАТЕЛЯМ
Достопочтенные читатели, прежде чем вы откроете первую страницу книги, которую держите в руках, я хотел бы принести вам свои извинения за нашего автора. Дело в том, что это человек, абсолютно некомпетентный, не разбирается в магии и тонких материях и все же взял на себя труд описать главное приключение эпохи. Естественно, сей труд оказался ему не по плечу. Практически на каждой странице видно, что автор не очень хорошо справляется с заданием. Его творению явно не хватает эпичности, размаха, полета мысли… Впрочем, речь сейчас не об этом.
В конце предыдущей книги автор, бия себя в грудь, во всеуслышание заявлял, что третьего правила стрелка не существует, поэтому он не знает, как будет называться следующая книга. Он ошибался.
Третье правило стрелка существует. Более того, мне доподлинно известно о существовании четвертого и даже нулевого правил стрелков, и вы тоже о них скоро узнаете.
Хотелось бы отметить еще одну ошибку автора.
Он постоянно пытается представить меня в качестве второстепенного комического персонажа, которым я конечно же не являюсь. Пока услуги автора мне еще нужны, но когда он закончит свою работу, у нас состоится очень серьезный разговор. И еще не факт, что после этого разговора он будет в состоянии написать хотя бы одну строчку. Лягушки не умеют писать, знаете ли.
Искренне ваш, могущественный,
непобедимый и неустрашимый
Горлогориус Хруподианис,
волшебник вне категорий,
мудрость которого не знает границ.
ПРОЛОГ
По-моему, вы что-то против меня имеете.
Из обращения еретика к святой инквизиции. (Звучит обычно с вершины костра.)

Если вы молоды, амбициозны и в вас бурлит дух приключений, если вы любите природу и жить не можете без свежего воздуха, если вам нравятся дальние путешествия, ночевки под открытым небом и встречи с новыми людьми и разговоры около костра, вам непременно стоит попробовать себя в роли странствующего рыцаря.
Так гласят плакаты, призывающие молодых людей высокого происхождения в обитель истинного рыцарства – город Камелот, которым правит благородный король Артур. И поток идио… недоу… храбрых юношей, стекающихся под знамена рыцарства со всех концов королевства, отличается завидной стабильностью. Хотя избытка рыцарей в районе Камелота все-таки не наблюдается.
Многочисленные турниры, превосходящие числом разбойники, злобные людоеды, вероломные красавицы, коварные исполнительницы экзотических танцев, а также монстры всех мастей обеспечивают золотой камелотской молодежи постоянную ротацию кадров.
Отдельным пунктом в списке подстерегающих рыцарей неприятностей стоят драконы.
Сложные взаимоотношения, существующие между рыцарями и драконами, уходят своими корнями в глубину веков и напоминают взаимоотношения политиков и народа. Хочешь не хочешь, а время от времени противным сторонам приходится встречаться, и порой эти встречи бывают весьма неприятными.
Каждый уважающий себя рыцарь, желающий снискать славу и признание коллег, должен записать на свой счет хотя бы одного сраженного дракона. Поэтому рыцари, особенно молодые и еще не прославленные, постоянно ищут свидания с огнедышащими рептилиями.
Драконы таких свиданий отнюдь не жаждут, но…
Зачастую избежать встречи с рыцарем у дракона нет никакой возможности, и каждый уважающий себя дракон, желающий и дальше оставаться драконом, а не становиться чучелом в каменном замке, вынужден скрещивать струю своего пламени с длинным рыцарским копьем.
Драконы не ведут счета подобным поединкам, но доподлинно известно, что любой из живущих ныне драконов ухлопал на порядок больше рыцарей, чем каждый из живущих ныне рыцарей сразил драконов.
Люди часто задумываются, каким должно быть противоборство между рыцарем и драконом, чтобы его можно было признать честным и отвечающим всем правилам рыцарства поединком. Точного ответа до сих пор никто не обнаружил – слишком сильно отличаются друг от друга технико-тактические характеристики противоборствующих сторон.
Во-первых, противники заведомо находятся в разных весовых категориях. Вес самого толстого рыцаря, облаченного в полный комплект противопожарных доспехов, редко превышает двести килограммов, тогда как самый молодой и хилый дракон не может весить меньше полутора тонн.
С другой стороны, эти поединки всегда построены по принципу «двое на одного», ибо рыцарь и шагу не может ступить без своего верного боевого коня. Рыцари уже давно поняли, что самый простой способ избавиться от огнедышащего чудовища – пронзить его копьем на полном скаку.
Драконы обладают более дальнобойным оружием и благодаря способности к полету превосходят рыцаря в маневренности. Зато рыцари, как правило, хитрее. Именно рыцари владеют инициативой, ибо случаи, когда драконы нападали на рыцарей, а не наоборот, можно перечислить по пальцам правой руки Фродо Бэггинса, и именно рыцари могут выбрать для атаки наиболее благоприятный момент. Например, когда дракон спит или когда он только что поел и слишком тяжел для быстрого взлета.
Кроме того, рыцари живут куда меньше, чем драконы, поэтому их эволюция идет более широкими шагами. С каждым веком они совершенствуют свою тактику и принимают на вооружение все более эффективные доспехи. В последнее время в моду вошли магические зеркальные щиты, отбивающие струю пламени прямо в морду отправителю, самонаводящиеся копья с теплоискателями и тефлоновые мечи, прорезающие драконью шкуру, как столовый нож чуть подтаявшее масло.
Эволюции рыцарей драконы противопоставили естественный отбор. В результате постоянных кровопролитных сражений с вышеупомянутыми рыцарями выжили только самые хитрые, самые сильные, самые опасные экземпляры, и с каждым годом добыть голову дракона становилось для рыцаря все более сложной задачей.
Сэр Дейн прекрасно владел теорией и поэтому знал, сколь нелегкое дело легло на его широкие плечи.
Сэру Дейну было двадцать два года, самый расцвет для рыцаря, время, когда молодые бойцы совершают большую часть своих подвигов, о которых впоследствии слагают песни барды и прочие менестрели. Но сэр Дейн, зарекомендовавший себя подающим большие надежды рыцарем, еще не успел этих надежд оправдать, о чем весьма сожалел.
За его плечами было всего два выигранных турнира, в которых не принимали участия его более именитые коллеги, четыре стычки с разбойниками, двенадцать пьяных трактирных драк, которые не шли в общий зачет, и один сраженный великан, при ближайшем рассмотрении оказавшийся вставшим на ходули гномом, склонным к дурного вкуса розыгрышам.
В общем, хвастаться сэру Дейну было нечем, и он обеими руками ухватился за представившийся ему шанс.
Старшие товарищи заверили его, что дракон, с которым предстоит иметь дело, не идет ни в какое сравнение с теми драконами, которых довелось ликвидировать им, старшим товарищам, что это дело в общем-то плевое и они в сэра Дейна верят. При этом старшие товарищи отводили глаза и предпочитали не распространяться о судьбе сэра Барристана Обжоры, сэра Гламура Сверкающего и еще троих коллег, ранее отправившихся разобраться с чудовищем.
Официальная версия гласила, что вышеупомянутые рыцари сгинули по дороге и до жилища дракона не добрались. Неофициально ходили разные слухи, но в бредовое предположение о том, что пятерых прославленных бойцов слопала одна огнедышащая рептилия, никто не верил. По крайней мере вслух крамольные мысли не произносились.
Сам сэр Дейн даже думать не хотел о том, что огромного сэра Барристана, способного в одиночку прикончить дикого вепря как во время охоты, так и на праздничном пиру, сэра Гламура, ослеплявшего всех врагов блеском своих доспехов, а также еще троих не менее славных рыцарей мог прикончить малоизвестный дракон со странным именем Бозел.
До жилища дракона он добрался без проблем. Даже завалящие разбойники не пытались преградить ему путь, а все расспросы о других чудовищах, способных прикончить пятерку рыцарей, ни к чему не привели.
Миновав очередной холм и хвастливую табличку «Вы попали, Бозел.», сэр Дейн оказался перед входом в пещеру, служившую обиталищем дракона, и трижды протрубил в рог, вызывая чудовище на бой.
Сразу же после этого он поднял перед собой огромный зеркальный щит, ибо предательская струя пламени, пущенная из глубины пещеры, была излюбленным ответом любого дракона на брошенный ему честный вызов.
К великому удивлению сэра Дейна, струи пламени не последовало, и вообще долгое время ничего не происходило. Рыцарь устал держать перед собой щит и опустил его, положив руку на копье и готовый в любую минуту броситься вперед. Главное, думал он, – поразить дракона сразу же по выходе из пещеры, пока он не успел расправить крылья и взлететь. Потому что, если он взлетит, тут уж и сам сэр Ланселот ничего сделать не сможет. А может быть, даже и король Артур.
Потом сэр Дейн услышал песню. Как это ни странно, песня доносилась из глубины пещеры, хотя всем известно, что драконы не поют. Несмотря на то что исполнитель жутко фальшивил, молодой человек сразу же узнал довольно популярную в рыцарских кругах песенку «Нас подберут из-под доспехов…». Она повествовала о длительном кровопролитном сражении и погибшем в нем молодом рыцаре, приготовившем дорогой подарок своей молодой невесте, но не успевшем его вручить.
– …смахнет слезу старик-маркиз, – завывал голос из пещеры. – И молодая не узнает, какой у парня был сюрприз!
Когда певец вышел из пещеры на солнечный свет, сэр Дейн увидел средних лет человека в роскошном бирюзовом камзоле. Цвета его одежды были очень насыщенны, и сэру Дейну показалось, будто сама кожа человека отливает зеленоватым. Певец не был вооружен, даже завалящий кинжал не висел на его поясе.
Странно, подумал сэр Дейн. Что этот тип делает в пещере дракона и почему он до сих пор жив? Неужели он опередил меня и прикончил чудовище? Но как? Разве драконы обладают столь тонким музыкальным слухом, что их может доконать бездарное пение? Если так, этот способ следует взять на вооружение. Гораздо проще, чем размахивать мечом…
– Добрый день, благородный сэр, – приветствовал рыцарь певца. – Позвольте представиться. Я – сэр Дейн, рыцарь Круглого стола.
– Хорошо, что не Овального кабинета, – заметил певец.
– Боюсь, я не расслышат вашего имени, благородный сэр…
– Это потому, что я его не назвал, – сказал Бозел. Наиболее прозорливые читатели уже догадались, что это был он, а водить за нос наименее прозорливых автор не собирается. – Причина и следствие, дорогой друг. Как ни крути, а нам никуда не деться от причинно-следственного закона. Я не говорил, поэтому вы и не расслышали. Это же очевидно.
– Э… Но кто вы такой, благородный сэр?
– Начнем с того, что я не сэр, – сказал Бозел. – Хотя в недостатке благородства никто меня упрекнуть не сможет. Ответьте мне, дорогой друг, вы поверите, если я назовусь драконом?
– Боюсь огорчить вас отказом, благородный сэр, но не поверю, – сказан сэр Дейн. – Вы не похожи на дракона.
– Знаю, – вздохнул Бозел. – И этому тоже есть причина.
– А где дракон? – поинтересовался сэр Дейн. – Неужели я опоздал и его успел сразить кто-то другой?
– Не совсем чтобы опоздали, дорогой друг, – сказал Бозел. – Не совсем.
– То есть дракон еще не сражен? – уточнил сэр Дейн.
– Именно так, – заверил его Бозел. – И знаете ли, этот дракон вовсе не жаждет быть сраженным.
– Я могу понять его чувства, – сказал сэр Дейн. – Но тут уж ничего не поделаешь. Драконы существуют для того, чтобы рыцари их сражали.
– Видизм в чистом виде, – заметил Бозел. – Не допускаете ли вы, что сами драконы могут придерживаться другой точки зрения относительно занимаемого ими места в этом мире?
– Боюсь, что я не готов к подобной дискуссии, – признался сэр Дейн. – Ибо я никогда не смотрел на мир с точки зрения чудовищной твари.
– Конечно, вы не готовы, – согласился Бозел. – Обозрение мира через прорезь в боевом шлеме крайне сужает кругозор, вы не находите? Обедненное восприятие всего многообразия жизни является одной из наиболее очевидных проблем современного рыцарского сословия. Вам даже в голову не приходит поставить себя на место существ, которых вы истребляете. И вы явно преувеличиваете опасность, исходящую от представителей другого вида. За последние двести лет рыцари переколошматили куда больше народа, чем все так называемые чудовищные твари, вместе взятые.
– Я не потерплю оскорблений в адрес благородных рыцарей, – заявил сэр Дейн. – Если вы тотчас же не прекратите, я буду вынужден вызвать вас на бой.
– Считайте, что я уже прекратил, – сказал Бозел. – Вы желаете со мной о чем-то побеседовать или я могу идти по своим делам?
– Для начата я хотел бы узнать, кто вы такой.
– Разумно, – сказал Бозел. – Всегда следует знать, с кем имеешь дело. Поскольку вы уже не поверили моему заявлению, что я дракон, давайте будем считать меня представителем интересов обитающего в здешних краях «чудовища», уполномоченным вести переговоры со всеми лицами, желающими вступить с оным в непосредственный контакт.
– Секундант, – догадался рыцарь.
– Типа того.
– Никогда не слышат, чтобы у драконов были секунданты.
– Все когда-нибудь случается в первый раз, – сказал Бозел. – И как его секундант, я хотел бы прояснить некоторые детали. Насколько я понимаю, вы прибыли сюда с целью убить дракона, интересы которого я представляю?
– Сразить, – поправил его рыцарь.
– Пусть будет так, хотя я предпочитаю называть вещи своими именами, – сказал Бозел. – А чем объясняется такой интерес к скромной персоне моего доверителя? Разве он разорил какое-либо из находящихся по соседству крестьянских хозяйств?
– Насколько я знаю, нет.
– Похитил какую-нибудь принцессу или другую благородную деву?
– Ответ отрицательный.
– Напал на купеческий караван? Осадил чей-то замок? Спалил посевы?
– Я ни о чем таком не слышат.
– Тогда почему же вы стремитесь сжить бедолагу со свету? – поинтересовался Бозел.
– Э… А разве самого факта, что ваш доверитель является драконом, недостаточно?
– Для меня – недостаточно, – сказал Бозел. – И я не сомневаюсь, что и для моего доверителя тоже. Я хотел бы знать, что именно побудило вас отправиться в путь и бросить вызов обитающему здесь дракону?
– Мерлин, – честно признался сэр Дейн.
– Я совсем не удивлен, – пробормотал Бозел. Судя по всему, Мерлин обладал монополией на организацию подобного рода мероприятий. – А Мерлин не объяснял, чем мой доверитель так ему насолил?
– Нет, – сказал сэр Дейн. – Видите ли, я – человек маленький и у меня есть свое начальство. Я лишь делаю то, что мне скажут, выполняю полученные приказы…
– Эйхман тоже так говорил и чем дело кончилось? – вопросил Бозел.
– Чем? – поинтересовался рыцарь. – Боюсь, я впервые слышу о благородном сэре Эйхмане.
– Никакой он не благородный, – сказал Бозел. – И даже не сэр. Мерзавцем он был каких мало. Даже ваш кровопийца Ланселот по сравнению с Эйхманом – сущий ангел.
– О! – впечатлился сэр Дейн.
– Ого, – сказал Бозел. – Значит, дорогой друг, вы не знаете, на какую мозоль Бозел наступил вашему Мерлину, если он посылает против ме… моего доверителя одного рыцаря за другим?
– Вы хотите сказать, что сэр Барристан, сэр Гламур…
– И еще трое сэров были здесь до вас и уже бросали моему доверителю вызов, – подтвердил Бозел.
– И что с ними стало?
– А вы сами подумайте, – сказал Бозел. – Если дракон, как я говорил, все еще не сражен, а вы являетесь единственным рыцарем на расстоянии трех дневных переходов в любом направлении.
– Неужели чудовище погубило их всех?
– Логичный вывод, – сказал Бозел. – Именно так все и было. Погубило пятерых сэров, как одного. Этому чудовищу рыцаря вместе с конем сожрать – все равно что крестьянину на пол сморкнуться и пальцы о рубаху вытереть.
– Да, крестьяне – народ некультурный, – согласился сэр Дейн.
– Некогда им о культуре думать, – выступил на защиту крестьянства Бозел. – Им бы только вас, оглоедов, прокормить да самим с голоду не умереть…
– Э… Возвращаясь к дракону… Когда я буду иметь честь сразиться с вашим доверителем?
– Обсудим это, – сказал Бозел. – Да ты бы слез с коня-то. Нечего животину мучить. Сам ты парень немаленький, да и железок на себя нацепил…
– Есть правда в ваших словах, – согласился сэр Дейн, которому и самому надоело сидеть в седле и ждать неизвестно чего. Несколько неуклюже – мешало полное боевое облачение – он спрыгнул на землю, снял шлем и вытер выступивший на лбу пот.
– Нелегко вам приходится, – посочувствовал Бозел. – Сплошь в железе, прямо как Терминатор какой…
– Сволочная жизнь, – признался рыцарь. – Я бы в волшебники пошел, они полегче одеваются, но увы… Нет таланта.
– Не упоминайте при мне о волшебниках и их талантах, – поморщился Бозел. – Толпа недоучек с волшебными палочками. Наложить заклинание они, видите ли, могут, а вот качественно его снять, так, чтоб без последствий обошлось, это им уже не по силам. Конечно, есть и в этих последствиях некоторые преимущества, но недостатков больше, и они, недостатки, перевешивают.
– Боюсь, я потерял нить ваших рассуждений…
– Да это я о своем, о наболевшем, – сказал Бозел. – Довелось мне иметь дело с одним таким недоучкой. Зря, зря я не сожрал его при первом нашем знакомстве, как собирался…
– Простите, – насторожился сэр Дейн, кладя руку на эфес своего меча. – Вы что, людоед?
– Тяжелые времена, – туманно отозвался Бозел. – Они порождают странных героев, знаете ли.
– Нельзя ли нам поговорить о драконе? – спросил сэр Дейн.
– Вы хотите назначить время и место поединка? – уточнил Бозел.
– Честно говоря, куда больше я хотел бы узнать, где я могу его найти, – сказал сэр Дейн. – Чтобы застать его врасплох, так сказать.
– А вы умны, – похвалил Бозел. – Понимаете, что у вас нет никаких шансов, если столкнетесь с готовым к поединку драконом. По сути, все убитые вашей братией драконы были застигнуты врасплох. Таким образом вы собирались поступить и с моим доверителем, не правда ли?
– Ничего подобного, – возразил рыцарь. – Я честно протрубил в рог, вызывая дракона на бой.
– Тем не менее вы выбрали час послеобеденного отдыха, – заметил Бозел. – И пока ничего не соображающий спросонья и тяжелый после еды дракон выползал бы из своей пещеры и расправлял крылья, вы пронзили бы его своим копьем на полном скаку. – Бозел обладал информацией о тактике рыцарей из первых рук. – Думаю, если бы вы увидели дракона, парящего в небесах, вы не стати бы трубить в свой рог, а заныкались в какой-нибудь рощице или ложбинке, не так ли? Вместе со своим скакуном?
– Такова военная хитрость, – сказал сэр Дейн. – У дракона слишком большое преимущество, чтобы предоставлять ему равные шансы.
– В принципе я понимаю вашу логику, – сказал Бозел. – Возможно, на вашем месте я поступал бы так же. Поэтому я предлагаю вам сделку. Вы рассказываете мне все, что знаете о причинах, по которым Мерлин отправил вас на убийство дракона, а я посоветую вам, как можно застать моего доверителя врасплох.
– У Мерлина концессия на ликвидацию, – сказал сэр Дейн.
– Знаю, – сказал Бозел.
– Очевидно, кто-то попросил его ликвидировать этого дракона.
– Сие очевидно, – отрезал Бозел. – Меня интересует имя того парня, который ме. Который заказал моего доверителя.
– Я не мог бы вам его назвать, даже если бы знал, – сказал сэр Дейн. – Понимаете, в своих отношениях с заказчиком исполнитель обязан придерживаться определенной этики…
– …которая совершенно необязательна, если речь идет о самом объекте заказа, – сказал Бозел. – Толстяк, который приперся первым, пытался въехать в мою… то есть в пещеру моего доверителя верхом на коне и зарубить его – моего доверителя, конечно, а не коня, во время сна. Второй, у которого доспехи были обработаны какой-то блестящей гадостью, привел мне корову и предложил мне… моему доверителю подкрепить силы перед боем. Это было бы благородно, если бы он предварительно не отравил бедное животное медленно действующим ядом. К счастью, он не рассчитал дозировку, и скотина сдохла до того, как мой доверитель успел оторвать от ее туши хотя бы кусок мяса. Остальные трое проявили не больше склонности к честной игре. И после этого вы все имеете наглость именовать себя благородными рыцарями?
– Благородство для равных, – сказал сэр Дейн. – А на войне все средства хороши.
– Понятно, – сказал Бозел. – Кстати, дорогой друг, а вас не напрягает все время держать в руке щит? По-моему, он довольно тяжелый.
– Тяжелый, – согласился сэр Дейн.
– Тогда почему вы не отставите его в сторону? – поинтересовался Бозел. – Или вы ждете от меня какого-то подвоха? Вы же не поверили, когда я назвался драконом.
– Не поверил, – подтвердил сэр Дейн. – Драконы большие и страшные.
– И злобные, – сказал Бозел.
– Совершенно верно.
– Дьявольски хитроумные создания, – сказал Бозел.
– Именно так.
– Очень опасные.
– Точно.
– Не упускающие ни одной возможности, чтобы испепелить рыцаря прямо в его доспехах.
– И снова вы правы.
– Так почему бы вам не положить щит вон на тот камень?
– Пожалуй, я так и сделаю, – сказал сэр Дейн, избавляясь от добрых пятнадцати килограммов веса, которые он постоянно удерживал в левой руке.
– Ух ты! – сказал Бозел. – Красивый панцирь.
– Ручная работа, – похвастался рыцарь.
– С асбестовой прокладкой?
– Конечно.
– Наверное, тоже тяжелый?
– Да уж не из легких. Но что только на себя не наденешь ради стопроцентной гарантии от ожогов.
– А она действительно стопроцентная?
– Конечно. Для рыцарей Круглого стола – все самое лучшее. Оружие, снаряжение, доспехи…
– Должно быть, вам в панцире очень жарко, – посочувствовал Бозел.
– Это точно. Через час ношения доспехов я просто-таки купаюсь в собственном поту.
– Очень негигиенично, – заметил Бозел. – Но так как дракона здесь нет, вы вполне можете снять хотя бы панцирь.
– Я был бы вам очень благодарен, если бы вы мне помогли. В одиночку я его целый час снимать буду.
– Конечно, конечно, – сказал Бозел и помог молодому рыцарю разоблачиться.
– Уф, хорошо, – сказал сэр Дейн, подставляя взопревшее тело легкому прохладному ветерку. – Кстати, а как вас угораздило пойти на работу к этому врагу рода человеческого?
– Вы о моем доверителе?
– О ком же еще?
– Такие, как я, работу не выбирают, – сказал Бозел. – Она сама нас находит.
– И где я могу сразиться с вашим доверителем?
– А вы уверены, что вам это нужно? – спросил Бозел.
– Это мой единственный способ продвинуться и войти в рейтинг самых доблестных рыцарей, – сказал сэр Дейн.
– И вас совершенно не волнуют мотивы людей, которые отправили вас на это задание?
– Не особенно. Ведь речь идет о драконе.
– А каждый дракон хоть в чем-нибудь, а виновен? – уточнил Бозел.
– Именно так. Я рад, что вы хорошо понимаете суть проблемы.
– Вы не представляете, насколько хорошо я понимаю эту самую суть, – сказан Бозел. – Значит, вы намерены драться?
– Честно говоря, я предпочел бы застать вашего доверителя врасплох, но если это невозможно… будьте любезны, назовите мне время и место, где я смогу преломить копье с этим монстром.
– А стоит ли копья ломать? – вопросил Бозел и изрыгнул струю пламени, испепелившую беззащитного рыцаря на месте. – Никто не посмеет упрекнуть меня, что я напал на этого парня без предупреждения.
Боевой конь сэра Дейна, тупая скотина, натасканная не реагировать на любые внешние раздражители, вполне спокойно отнесся к гибели своего владельца и продолжал пощипывать травку.
– Я бы тебя сожрал, – сказал коню Бозел. – Но знаю, какие вы, ребята, невкусные. Твердые и жилистые.
Конь проигнорировал оскорбительную тираду, даже не подняв головы.
– Тупое животное, – заключил Бозел и полез в пещеру, вспоминая, куда он заныкал свой хрустальный шар. Ему давно уже следовало посоветоваться с кем-то мудрым, понимающим и могущественным, причем желательно, чтобы всеми вышеперечисленными качествами обладал один человек.
Часть первая
СЕРП И МОЛОТ
ГЛАВА 1
Небо становится ближе.
Борис Гребенщиков

Сэр Реджинальд Ремингтон, эсквайр, вышел на балкон спальни, любезно предоставленной ему хозяином башни Питером Гриффином, и подстрелил ночную пташку, посмевшую тревожить его сон.
Реджи было скучно, ибо стрелки не приспособлены к оседлой жизни. Его организм физически не переносил бездействия, и Реджи срочно требовалось новое задание, но задания не было. Негоро и Питер все еще не могли определиться, какой именно предмет во множестве миров является очередным ключом от двери, за которой ждал своего часа Большой Бо.
Перезарядив револьвер, Реджи крутанул его на пальце и сунул в набедренную кобуру. После возвращения из Древней Греции Реджи торчал в башне Гриффина уже больше недели, и каждый новый день ожидания давался ему тяжелее предыдущего. Стрелок должен быть мобильным. Остановка для него смерти подобна.
Не успел Реджи вернуться в комнату, как могучий порыв ветра сорвал занавески. Со всех сторон раздавался дикий, невообразимый грохот, пол ходил ходуном, а с потолка сыпалась штукатурка, и создавалось такое впечатление, что башня волшебника трещит по швам.
Землетрясение, подумал Реджи. Самое плохое в стихии то, что ее нельзя пристрелить.
Не будучи уверенным в том, что архитектурное излишество способно выдержать его вес после перенесенного потрясения, Реджи высунул на балкон только голову. Снаружи оказалось гораздо светлее, чем несколькими минутами раньше, и в этом призрачном свете Реджи рассмотрел вывернутые с корнями вековые деревья, разметанные по земле палатки орков и прочие разрушения. Потом Реджи глянул вверх.
Мгновение спустя он уже мчался по лестнице на смотровую площадку башни.
Стрелки стараются постоянно поддерживать форму, и их физическое состояние варьируется от просто великолепного до идеального, тем не менее Реджи финишировал лишь третьим. Негоро и хозяину башни, чьи апартаменты находились выше спальни стрелка, пришлось преодолеть гораздо меньшее расстояние. Поскольку Негоро был дублем, на нем небольшое физическое упражнение никак не сказалось, а вот волшебник хватал ртом воздух, как спринтер в конце марафонского забега.
Однако слов для описания произошедшего не нашлось ни у одного из тройки.
– О, – сказал Питер. – О… Об…
– Обо что? – поинтересовался Реджи.
– Обалдеть, – сказан Питер.
– Мягко сказано, – возразил Негоро.
Поскольку не так давно он стал почти бессмертным, ему все было по фигу, и он первым протянул руку вверх, дотронувшись до неба, внезапно ставшего таким близким. Его рука уперлась в синеву.
– Забавно, – констатировал Реджи.
Негоро постучат по синеве костяшками пальцев. Звук получился такой, словно стучали по очень качественному хрусталю.
– Небесная твердь, – сказал Негоро.
– Любопытный астрономический феномен, – заметил Питер Гриффин, к которому вернулся дар связной речи. Встав на цыпочки, он дотронулся указательным пальцем до тусклой звездочки, охнул и тут же сунул обоженный палец в рот.
– А не фиг всюду свои грязные руки совать, – назидательно сказал Негоро.
– Чего-то я в этой жизни не понимаю, – сказал Питер.
– Все вниз! – крикнул Реджи, ныряя в люк.
Негоро и Питер Гриффин оказались достаточно умны, чтобы довериться интуиции стрелка, и сразу последовали за ним. Спустя несколько секунд оглушительный треск повторился, и небесная твердь просела еще на десять метров, разнеся в пыль смотровую площадку и два верхних этажа башни волшебника.
Один из самых старых и, возможно, самый могущественный маг современности Горлогориус Хруподианис сидел за столом и мрачно смотрел в свой хрустальный шар, пытаясь собрать разрозненные куски поступающей к нему информации в общую картину. За этим занятием его застукал другой старый и могущественный маг, в последнее время откликающийся только на имя Мэнни.
– Чего уставился? – дружелюбно осведомился он. Мэнни был одним из немногих людей, осмеливающихся разговаривать с Горлогориусом в подобном тоне.
– Я думаю, – сказал Горлогориус. – И думы мои тяжелы.
– Опять плохие новости? – спросил Мэнни.
– Не так чтобы уж очень плохие, – сказал Горлогориус. – Если не считать плохими новостями полное отсутствие всяческих новостей.
– В нашей ситуации полное отсутствие новостей – это очень плохая новость, – сказал Мэнни. – Ибо времени ждать новостей у нас уже нет.
– Судя по твоему похоронному тону, стряслось еще что-то, о чем я не знаю, – сказал Горлогориус.
– Небо обрушилось, – сказал Мэнни.
Горлогориус оторвал взгляд от хрустального шара и выглянул в окно. Небо находилось, как ему и положено, довольно далеко сверху. Светило солнышко, щебетали пташки…
– Местами, – уточнил Мэнни. – В смысле, оно местами обрушилось.
– Жертвы были?
– Немерено, – сказал Мэнни. – Правда, в основном побило орков и несколько крестьянских хозяйств.
– Удачно, – заметил Горлогориус.
– Еще башню Гриффина придавило немножко, – продолжил Мэнни. – Ту самую, в которой Негоро с дружками засел.
– Потерян кто-то из основных персонажей?
– К сожалению, нет.
– Неизвестно еще, к сожалению это или к счастью, – сказал Горлогориус. – Чует моя селезенка, не так все просто, как нам казалось.
– А нового твоя селезенка ничего не чует? – поинтересовался Мэнни. – Потому что мне вся эта бодяга никогда простой не казалась.
– Ага, – рассеянно сказал Горлогориус. – Слушай, ты Мерлина когда последний раз видел?
– Я не понял, это сейчас что? Неудачная попытка сменить тему разговора? – поинтересовался Мэнни. – Дескать, как там наша старая гвардия и всякое такое, да?
– В гробу я вашу старую гвардию видел вместе со всяким таким. У меня к Мерлину серьезный разговор возник, а по шару я с ним уже вторые сутки связаться не могу, – сказал Горлогориус. – Так когда ты его видел?
– Давно, – сказал Мэнни. – Мрачный он тип, этот Мерлин. Мрачный и некомпанейский. Я от таких стараюсь держаться подальше.
– Это неправильно. Своих друзей надо держать близко, а врагов – еще ближе, – глубокомысленно заметил Горлогориус. Ему в области глубокомысленных замечаний вообще равных не было.
– С каких это пор Мерлин стал нашим врагом? – удивился Мэнни.
– Не знаю, – сказал Горлогориус. – Я его в свои враги еще не записал. Однако меня тревожат смутные сомнения.
– А когда они тебя не тревожили?
– В детстве, – вздохнул Горлогориус. – Говоришь, небесная твердь местами обрушилась?
– Нельзя сказать, что она окончательно обрушилась, – сказал Мэнни. – Она, я бы сказал, основательно просела. В некоторых областях до пяти-шести метров. У тамошних жителей начинается клаустрофобия.
– И в чем ты видишь причину этого… проседания?
– Причина может быть только одна, – твердо сказал Мэнни. – Защита, установленная творцом при создании мира, слабеет, и протуберанцы Большого Бо выбиваются наружу. Пока все это выглядит достаточно безобидно, но мы не знаем, каким по форме будет следующее проявление.
– Похмелье – штука тонкая, – заметил Горлогориус.
– Твои мудрецы-аналитики так и не выяснили природу остальных ключей?
– Они до сих пор даже не знают их конечного числа, – сказал Горлогориус. – Все орали: нет времени в бумажках копаться, купите нам компьютеры… купили, и что?
– Что? – переспросил Мэнни.
– Виснут они, вот что. – Горлогориус в сердцах сплюнул на пол, но вспомнил, что находится в собственном кабинете, и дематериализовал слюну еще в полете. – Не справляются с объемом информации. Попомни мои слова, Мэнни, адекватную замену человеческому мозгу придумают еще очень нескоро.
– Поживем – увидим, – сказал Мэнни. – А сейчас-то нам что делать? Положение отчаянное.
– Отчаянное положение требует крайних мер, – сказал Горлогориус, и Мэнни понял, что своими последними словами невольно спровоцировал продолжение спора, который они с Горлогориусом вели последние полтора дня.
– Нет, – не слишком уверенно сказал Мэнни.
– Да, – авторитетно сказал Горлогориус.
– Ты этого не сделаешь.
– Сделаю. И ты мне поможешь.
– Даже ты не настолько безумен, чтобы попытаться выкинуть этот фокус, – сказал Мэнни. – Ты хоть представляешь, что может случиться?
– Ну в одном из вариантов мы получим ответы на все интересующие нас вопросы.
– А в другом – наша вселенная накроется медным тазом даже без участия Большого Бо.
– Вот ему будет обидно, – хихикнул Горлогориус.
– Ты бы весьма меня обязал, если бы относился к обсуждаемым проблемам с большей серьезностью.
– Я серьезен, как стадо мертвых гиппопотамов, – сказал Горлогориус.
– Истории известны случаи, когда лекарство оказывалось страшнее болезни, и мне такие случаи тоже известны, – сказал Мэнни. – Ты собираешься заигрывать со слишком могущественными силами.
– Ничего подобного я делать не собираюсь, – сказал Горлогориус. – Не спорю, сила, к которой я собираюсь обратиться, когда-то была могущественной, но сейчас она не страшнее нас с тобой.
– Ты не представляешь, что я могу натворить, если выйду из себя, – сказал Мэнни.
– Представляю, – сказал Горлогориус. – Но если дело пойдет на наших условиях, то никаких неприятностей быть не должно.
– Не должно и не будет – это две разные вещи, – заметил Мэнни.
– Ты пытаешься задушить в зародыше все мои идеи, – пожаловался Горлогориус. – Ты сковываешь мою инициативу.
– Можешь расценивать мое высказывание как голос разума.
– Голос скептически настроенного разума, если быть абсолютно точным.
– История показывает, что в конечном итоге скептики оказываются гораздо разумнее оптимистов.
– Но результатов добиваются именно оптимисты, – сказал Горлогориус. – И замнем на этом. Руководство всей операцией поручено мне.
– А я осуществляю надзор.
– Вот и надзирай со стороны, – отрезал Горлогориус. – Нечего распылять мою креативную энергию.
– А что у тебя за проблема с Мерлином? – предпочел сменить тему Мэнни. – Может быть, нам стоит подключить к этому делу кого-нибудь из гильдии?
– Я еще не уверен в том, что у меня за проблема, – сказал Горлогориус. – Может быть, речь идет об обычной несогласованности действий, что не исключено ввиду повышенной секретности моей миссии. Но, может быть, мы имеем дело с заранее просчитанным саботажем. Хотелось бы верить, что это саботаж. Потому что, если мир вдруг ухнет в пропасть из-за нашей собственной безалаберности, мы все будем выглядеть очень глупо.
– К тому же с саботажем бороться легче, чем с безалаберностью, – согласился Мэнни. – Хочешь, я сам отправлюсь в Камелот и провентилирую этот вопрос с Мерлином? Конечно, удовольствия мне сие предприятие не доставит…
– Провентилируй, – милостиво согласился Горлогориус. – Великая вещь – распределение обязанностей.
И он коротко изложил Мэнни суть своей проблемы с Мерлином.
Волшебник Гарри Тринадцатый и стрелок Джек Смит-Вессон сидели на раскладных стульчиках в тени большого дерева, растущего неподалеку от строящейся башни Гарри, и пили холодное пиво. Как и их оппонентам в башне Гриффина, им тоже было нечего делать, ибо Горлогориус не спешил с очередным заданием. Правда, Джеку ожидание давалось куда проще, чем Реджи, – он все еще восстанавливался после полученной в Средиземье травмы.
Когда Гарри одной рукой схватил стрелка, а другой взялся за моргульский клинок, ради которого они и вписались в битву за Гондор на стороне Теодена, их моментально выбросило в родной мир Гарри, и молодой волшебник смог оказать раненому стрелку первую медицинскую помощь. Потом он связался с Горлогориусом, и тот оказал стрелку вторую, более качественную помощь, так что уже через три дня после тяжелого проникающего ранения в грудь, задевшего легкое, стрелок мог стоять на ногах. Еще через день он снова начал курить.
– Наколдовать тебе еще бутылочку? – спросил Гарри, заметив, что стрелок опустошил очередную посудину.
– Пиво охлаждается в ручье, – сказал стрелок. – До ручья – два шага. Яи сходить могу.
– Лучше предоставь это мне, – сказал Гарри. – Мне сейчас надо побольше колдовать. Я ведь к новой волшебной палочке привыкаю.
Старая волшебная палочка Гарри погибла в неравном бою за Гондор. Тогда Гарри придал главному инструменту всех чародеев вид бейсбольной биты и отмахивался ею от врагов. В ходе поставленного эксперимента он выяснил, что железо, которым орудовали его оппоненты, куда прочнее дерева, пусть даже и волшебного.
– Колдуй, – разрешил Джек. – Только сначала пустую бутылку подкинь. Мне тоже практиковаться надо.
Гарри повел волшебной палочкой, и пустая посудина левитировала метров на пятнадцать вверх, чтобы начать опускаться по пологой дуге. Но опуститься она не успела. Джек выхватил револьвер, и бутылка брызнула осколками в самой высокой точке своей траектории.
– Старею, – констатировал Джек.
– Еще подкинуть?
– Нет, сначала по пивку.
– Отлично. – Гарри наколдовал стрелку новую бутылку уже со свинченной пробкой.
– На пятом году обучения преподаватели устроили нам любопытный экзамен, – сказал Джек. – Они напоили нас до полусмерти, а потом заставили стрелять по движущимся мишеням. Вот по таким бутылкам, кстати. Только кидали их куда выше и куда резче. Тогда весь курс оскандалился.
– Почему?
– Трудно, знаешь ли, попасть в цель, когда все небо в бутылках и у револьвера восемь дул, – сказал Джек. – То есть, когда мы стреляли, нам казалось, что это легко. Но на поверку все бутылки разбивались не от наших пуль, а от ударов о землю. Потом с нами регулярно проводили такие занятия, и уже через год мы поражали любые цели независимо от того, какими пьяными мы в тот момент были.
Гарри попытался представить себе пьяного стрелка, но у него не получилось. За все время их знакомства Джек потребил не очень много алкоголя, и градусы на стрелке никак не отражались. Вот и сейчас, после десятка бутылок пива, Джек казался молодому волшебнику абсолютно трезвым.
– Стрелок должен поражать цели даже тогда, когда он не может стоять на ногах, – сказал Джек. – А разве вас не учили колдовать пьяными?
– Нет, – ужаснулся Гарри. – Сон разума порождает чудовищ. Иногда с обычного похмелья такое наколдуешь, весь курс потом справиться не может. Зато нас учили вытрезвительным заклинаниям.
– Успешно?
– Успешно. Только голова после них тяжелая и противный привкус во рту.
– Как думаешь, когда твой босс осчастливит нас очередным заданием? – поинтересовался стрелок. – Не люблю я без дела сидеть. Первое правило стрелка – надо двигаться.
– Поскольку на предыдущем задании нам чуть головы не поотрывали, я голосую за перерыв, – сказал Гарри. – По-моему, мы его заслужили.
– Мои учителя из ордена сказали бы, что я заслужил хорошую порку, – заметил Джек. – Меня чуть не гробанули во время обычной средневековой битвы без применения огнестрельного оружия. Стыд и позор, как сказал бы камрад Маузер, мой наставник по искусству ближнего боя.
– Против нас была куча народу, в том числе чародеи и заколдованные воины, которые считались чуть ли не бессмертными, – сказал Гарри. – Не вижу ничего позорного в твоем ранении.
– А я вижу, – сказал Джек. – Кстати, спасибо тебе за то, что меня вытащил.
– Ты меня уже благодарил. Неоднократно.
– Все равно. Ты ведь мог схватить моргульский клинок и бросить меня на поле боя.
– Я друзей в опасности не бросаю, – сказал Гарри, практически не покривив душой. В его жизни случай со стрелком был первым, когда он мог кого-то не бросить в опасности. Обычно в таких случаях не бросали самого Гарри. Или бросали, если посчитать неудачную попытку вызова суккуба и разборку с деканом на третьем курсе.
– Для меня это в диковинку, – признался Джек. – Стрелки не мыслят категориями дружбы. Первое правило стрелка – никаких привязанностей. В том числе эмоциональных. Но… Знаешь, что я по этому поводу думаю?
– Что?
– Иногда правила можно нарушать, – сказал Джек.
– Волшебники считают, правила только для того и созданы, чтобы их нарушали, – сказал Гарри. – Особенно старые волшебники.
– В вашей сфере деятельности нет такой жесткой организации, как у нас, – сказал Джек. – За любое нарушение правил можно и пулю схлопотать.
– Правда?
– Правда. Однако на этот случай существует третье правило стрелка.
– Не понял, – сказал Гарри. – Я всегда считал, что существует только первое правило. Ты сам говорил, что второго правила для стрелков не бывает.
– Второго не бывает, – подтвердил Джек. – А третье есть. Только мы о нем не особенно распространяемся.
– И что же говорит третье правило стрелка? Или оно такое же расплывчатое, как и первое?
– Нет, у третьего правила очень жесткая формулировка. В особо отчаянных ситуациях стрелок может сам устанавливать правила.
– А кто решает, насколько отчаянна та или иная ситуация?
– Сам стрелок.
– Удобно, – восхитился Гарри. – А четвертое правило у вас тоже есть?
– Вообще-то есть, – неохотно сказал Джек. – Но его стрелки довольно часто нарушают, так что это уже не правило. Так, просто пожелание.
– И?
– Последователи Святого Роланда не стреляют друг в друга, – сказал Джек. – Так нам говорили в Ордене. Однако в реальном мире оказалось, что они все-таки стреляют. Иногда весьма успешно.
– А тебе когда-нибудь доводилось? – спросил Гарри, вспомнив Лес Кошмаров и поединок стрелка с его порожденным воображением противником. Поединок, который стрелок все-таки выиграл, но не без усилий и не с первой попытки.
– Нет, – сказал Джек. – Надеюсь, что и не придется.
Осушив половину бутылки одним глотком, Джек погрузился в тягостные раздумья. Что-то ему подсказывало, что стрелять в своего брата по Ордену ему все-таки придется. Наверное, это была знаменитая интуиция стрелков. А может быть, он всецело доверял законам всемирного свинства, заставляющим людей делать то, что им больше всего в этой жизни делать не хочется.
Возникла неловкая пауза. Гарри не любил возникающих во время беседы неловких пауз, а потому сразу же постарался ее заполнить.
– Я все время думаю, как там дело кончилось, – сказал он.
– Где? – уточнил стрелок.
– В Средиземье.
– Дело в Средиземье кончилось запланированным хеппи-эндом, – сказал стрелок. – Хорошие парни зарубили нехороших парней и выбросили нехорошие артефакты куда следует. Не думаю, что наше присутствие могло сильно повлиять на общий сценарий.
– Только Ангмарца зарубил я, а не Эовин.
– И я до сих пор не понимаю, как тебе это удалось, – сказал Джек. – Вроде бы ни одному мужчине это было не под силу. По крайней мере так он сам говорил.
– Он говорил не «мужчине», а «смертному мужу», – поправил Гарри.
– Какая разница? Или ты теперь бессмертный? Или операцию по перемене пола сделал, а я ничего не заметил? Только не говори, что ты смог его одолеть, потому что ты холостяк. Кстати, в качестве боевого клича это тоже никуда не годится. Если ты будешь орать всем, что ты холостяк, люди перестанут принимать тебя всерьез.
– Надо же мне было хоть что-то сказать, – сказал Гарри, оправдываясь. – Он заладил «смертный муж» да «смертный муж», а мне больше в голову ничего не пришло. Конечно, сейчас я мог бы придумать ответ поостроумнее…
– Вряд ли тебе удалось бы сразить короля-призрака при помощи остроумия, – заявил Горлогориус, выходя из-за дерева, за которым он, по своему обыкновению, подслушивал. – Джек, если тебе на самом деле интересно, как он укоцал того парня, спроси лучше у меня. Потому что Гарри порой и сам не знает, как добивается результатов.
– Давно вы здесь? – поинтересовался Гарри.
– Не очень, – сказал Горлогориус. – Но достаточно, чтобы понять, чем вы тут занимаетесь. Пиво пьете, табак курите, по бутылкам стреляете, лясы точите и вообще морально разлагаетесь. Нельзя вас, молодежь, без дела оставлять.
– Вы оставите… – пробормотал Гарри.
– Разговорчики в строю! – рявкнул Горлогориус. – Ты, конечно, у нас герой и все такое прочее, но от уважения к старшим это тебя не освобождает. Понял?
– Понял.
– Так-то, – сказал Горлогориус. – В общем, ваша лафа кончилась, пацаны. Пора дела делать, тему разруливать и вопросы решать, ибо ситуация осложнилась и время не терпит. У нас целая куча проблем…
– Когда творец создал время, он создал его достаточно, – заметил Гарри.
– Эта поговорка хороша только для идеального мира, – сказал Горлогориус. – В нашем мире она почему-то не работает.
– А что за проблемы? – спросил Джек.
– Оперативная обстановка ухудшилась, и все такое. Вот вы тут пиво пьете, а небесная твердь, между прочим, упала на землю.
– Да ну? – сказал Гарри, уставившись в небо. На его дилетантский взгляд, с небесной твердью все было в порядке.
– Местами, – объяснил Горлогориус. – Короче, быстренько трезвейте и дуйте в башню. А то я вас сам протрезвлю и так дуну…
– Вы обещали объяснить, как Гарри удалось завалить короля-призрака, – напомнил Джек.
– Я объясню, – сказал Горлогориус и добавил тоном, не терпящим возражений: – Но позже.
ГЛАВА 2
Договориться можно с каждым. Однако существуют люди, с которыми не хочется договариваться.
Дон Корлеоне

По сравнению с Эмбером, Нью-Йорком или Москвой Камелот нельзя было назвать большим городом. По сути, это был обычный поселок, выросший вокруг большой крепости, построенной далекими римскими предками короля Артура. В стенах крепости жил сам король, его рыцари и их прекрасные девы, а под стенами ютился народ, обслуживающий сие благородное собрание. У входа в крепость постоянно дежурил один рыцарь и двое оруженосцев.
– С какой целью вы прибыли в Камелот, благородный сэр? – поинтересовался дежурный рыцарь у Мэнни. Двое оруженосцев скрестили перед носом старого волшебника свои алебарды.
– Я к Мерлину, – сказал Мэнни.
– По какому вопросу?
– По личному.
– По личным вопросам Мерлин принимает в каждую первую среду века. Хотите записаться на прием?
– Ты проведешь меня к Мерлину, – сказал Мэнни, проведя ладонью перед лицом дежурного рыцаря.
– Я проведу вас к Мерлину, – согласился рыцарь.
– А вы сейчас пойдете и засунете свои алебарды… куда-нибудь, – в последний момент смилостивился Мэнни, проведя ладонью перед лицами оруженосцев.
– А мы сейчас пойдем и засунем свои алебарды куда-нибудь, – согласились оруженосцы и ушли.
Мгновение спустя пост у ворот крепости остался покинутым, чем не преминули воспользоваться трое бродячих поэтов, двое бродячих музыкантов, пять бродячих собак и один вор-карманник. Наибольший ущерб обитателям замка нанесли поэты.
Мэнни нашел Мерлина в главном пиршественном зале Камелота, посередине которого находился знаменитый Круглый стол. Мерлин сидел на самом козырном месте и раскладывал пасьянс «Наполеон», попивая одноименный коньяк.
– Опа, – сказал Мерлин. – Какие люди – и без охраны!
– Правильному пацану охрана не нужна, – заявил Мэнни.
– Может, оно и так. А почему без приглашения приперся? Почему заранее стрелу не забил?
– Некогда мне стрелы забивать, – сказал Мэнни. – Кроме того, ты к шару своему не подходишь.
– Дела, – развел руками Мерлин и материализовал на столе второй бокал. – Булькнешь за компанию?
– Давай, – согласился Мэнни.
Решив не уподобляться молодым волшебникам и прибегать к помощи магии по поводу и без, Мерлин разлил коньяк по бокалам своей твердой рукой.
– Вздрогнем за старую гвардию, – провозгласил он тост, и представители старой гвардии вздрогнули. – Зачем пришел?
– Непонятки у нас какие-то нарисовались, – сказал Мэнни. – Вот я и хочу прояснить, непонятки ли это или нечто большее.
– Излагай, – сказал Мерлин. – Посмотрим, что там куда. Какая тема?
– Есть реальный дракон с погонялом Бозел, – начал Мэнни.
– Оставь высокий слог, прошу, – сказал Мерлин. – К чему нам эти церемонии?
– Этот дракон на протяжении долгих лет оказывал магическому сообществу услуги по хранению зачарованного меча, – сказал Мэнни, отбросив церемониальный язык. – А не так давно, по просьбе нашего сообщества, он пустил меч в дело, и мы оказались перед этим драконом в большом долгу.
– И что? – спросил Мерлин.
– А то, что рыцари Круглого стола, к коим ты имеешь непосредственное отношение, предприняли несколько попыток его физической ликвидации.
– Рыцари Круглого стола в магическое сообщество не входят, – сказал Мерлин. – Следовательно, у них никакого долга перед драконом быть не может.
– Но в магическое сообщество входишь ты, – сказал Мэнни. – Так что мог бы и попридержать своих архаровцев.
– Долги общества – это, вне всякого сомнения, хорошо, – сказал Мерлин. – Но бизнес есть бизнес. Ничего личного.
– То есть ты признаешь, что за этими покушениями стоишь именно ты? – уточнил Мэнни.
– Предъяву мне кидаешь? – насторожился Мерлин.
– Сам говорил, оставим высокий слог, – сказал Мэнни. – И я тебе не предъяву кидаю, а выясняю некоторые подробности. Так посылал ты своих архаровцев против Бозела или нет?
– Посылал, – сказал Мерлин. – У меня концессия на истребление драконов, если ты помнишь. Так что я в своем праве.
– Твоего права никто не оспаривает, – сказал Мэнни. – Однако твое поведение неэтично. Как представитель гильдии магов…
– Мне тысяча четыреста сорок пять лет, – сказал Мерлин. – Что я видел от гильдии магов за все эти годы? Ничего. Гильдия только берет, берет и берет, и ничего не дает взамен. Чихать я хотел на ваших старых пер… ворчунов. Долги гильдии – не мои долги.
– Опасная постановка вопроса, – сказал Мэнни. – Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Высказывая такие идеи, ты настроишь против себя весь коллектив.
– Чихать я хотел и на ваш коллектив.
– Чихай, – согласился Мэнни. – Чихай на здоровье. Мы – люди негордые, мы утремся. А вот, если мы на тебя чихнем, тебя по стенке размажет.
– А вот и не размажет!
– Размажет, – уверенно заявил Мэнни.
– Чего-то мы не в ту сторону заехали, – сбавил обороты Мерлин.
Как вы уже успели заметить, волшебники ладят между собой примерно так же, как воспитанники детского сада, не поделившие игрушки в песочнице, поэтому последнюю фразу Мерлина стоит расценивать как проявление немереной мудрости.
– Давай начнем сначала, – согласился Мэнни. Логическим окончанием предыдущей части разговора волшебников была магическая дуэль, а драться с Мерлином на его территории Мэнни не хотелось.
Он только порадовался, что пошел на эту встречу вместо Горлогориуса. Тот уж точно не упустил бы шанса помахать волшебным посохом.
Мерлин набулькал в бокалы на два пальца коньяку и провозгласил тост «За взаимопонимание!». Вздрогнули, налили по третьей, чтобы настроиться на благодушный лад, выпили за мир во всем мире, после чего пришлось наколдовать еще одну бутылку.
Следующий тост «За отсутствующих здесь дам!» произнес Мэнни, и волшебники выпили стоя.
– Мы друг друга тысячу лет знаем, – сказал Мэнни. – И это не преувеличение.
– Т…точно, – сказал Мерлин. Он начал пить намного раньше, и его уже развезло. – Не пре… не преувели… короче, не это самое. Тысячу лет и ни неделей меньше.
– Я тебя всегда уважал, – сказал Мэнни. – Конечно, иногда я твои методы не одобряю, но дело ты свое знаешь крепко.
– Это да, – согласился Мерлин и сжал кулак. – Я их всех вот так держу. Вот этой самой рукой, понимаешь. И я тебя тоже уважаю, хоть имя твое мне не нравится.
– Чем это? – насторожился Мэнни. Вопрос с именем, которое он выбрал себе по всем канонам научной именологии, был для него больным.
– П… проехали, – сказал Мерлин. – Так чего ты от меня хотел?
– Чтобы ты от Бозела отвалил.
– А кто это такой? – удивился Мерлин.
– Дракон.
– Разве я к нему пристаю?
– Твои парнишки его вовсю прессуют, – сказал Мэнни. – Вторую неделю уже.
– Ах этот дракон, – вспомнил Мерлин. – Увы, ничем тебе помочь не могу.
– Почему?
– Потому что, – отрезал Мерлин. – Хорошие отношения хорошими отношениями, а работа есть работа.
– Кто тебе его заказал? – спросил Мэнни.
– Уважаемый человек, – сказал Мерлин. – И он очень настаивал, чтобы я не разглашал его имя ни при каких условиях. Я ему свое слово дал.
– Клятву нарушать я тебя не прошу, – сказал Мэнни. – А что этот уважаемый человек против дракона имеет?
– Клиент не обязан раскрывать мотивы своих действий, – сказал Мерлин. – Он платит, мы выполняем. Лишних вопросов не задаем.
Мэнни не поверил, что такой маститый волшебник, как Мерлин, мог действовать вслепую, но вида не подал.
– Это и неважно, – сказал Мерлин. – Уже без разницы, что мой клиент против Бозела имеет. Даже если ты его найдешь, в чем я сильно сомневаюсь, так как его имя я тебе все равно не назову, и убедишь клиента снять заказ, мы все равно не остановимся.
– Почему? – удивился Мэнни.
– Потому что этот твой Бозел шестерых моих рыцарей уконтрапупил, – пояснил Мерлин. – Уж не знаю, как ему удалось, но… Понимаешь, друг, я не могу позволить какому-то дракону убивать моих парней. Такое поведение драконов бросает тень на мой бизнес, и если я закрою на него глаза, то могу потерять лицо. А терять лицо я не могу. Это очень вредно для бизнеса, сам понимаешь.
– Ты не остановишься ни при каких условиях?
– Ты меня правильно понял, – сказал Мерлин. Как только речь зашла о его деловых интересах, он чудесным образом протрезвел.
– Даже если я тебя попрошу?
– Лучше не проси, – помрачнел Мерлин. – Яне люблю отказывать старым знакомым. Дракон убил шестерых моих рыцарей…
– Простите, – подал голос щуплый человечек, мгновение назад вошедший в пиршественный зал. – Мне казалось, что это мои рыцари.
Прищурившись, Мэнни разглядел на голове человечка скромных размеров корону. А на поясе человечка висел нескромных размеров меч.
– Отвали, Артурчик, – сказал Мерлин. – Не до тебя сейчас. Видишь же, серьезные люди тему трут.
– Ты сидишь за моим столом, – неуверенно сказал король Артур. – И это мой пиршественный зал. И мой замок. И вообще… Что-то ты мне в последнее время хамить начал, Мерлин. Между прочим, это ты мой придворный чародей, а не я твой придворный король.
– Простите, ваше величество, – сменил тон Мерлин. – Просто мы тут кое-какие чародейские вопросы обсуждали…
– Насколько я слышал, один из этих вопросов касается моих рыцарей, – сказал король Артур, сделав упор на слове «моих». – Я хотел бы узнать об этом поподробнее.
– Пустяки, ваше величество, – сказал Мерлин. Отказаться давать объяснение королю, при дворе которого он состоял в должности чародея, Мерлин не мог, однако постарался свести рассказ к минимуму. – Небольшие проблемы с одним драконом.
– Потери были?
– Незначительные, ваше величество.
– Сколько?
– На данный момент шестеро.
– Так, – тихо сказал король Артур. В его негромком голосе, почти шепоте, проскальзывали опасные нотки. – Шестеро моих рыцарей погибли, и ты называешь это незначительными потерями?
– Ну… это были не самые лучшие наши рыцари…
– Значит, пошлем лучших, – решил король Артур. – Ланселота пошлем. Что за дракон и где его можно найти?
– Может, не стоит? – поинтересовался Мэнни. – Мы тут как раз с камрадом Мерлином на эту тему разговаривали… Типа, может быть, стоит проявить милосердие…
– Никакого милосердия, – отрезал король Артур. – Любой, кто посягает на жизнь моих рыцарей, будь то человек, дракон или кто-либо еще, должен быть наказан.
– Полагаю, бессмысленно предлагать ограничиться штрафом, – сказал Мэнни.
– Совершенно бессмысленно, – сказал король Артур. – У вас есть еще какие-то дела в моем замке?
– Нет, – сказал Мэнни.
– Тогда я попросил бы вас удалиться, – сказал король Артур. – Нам с ребятами необходимо спланировать один военный поход.
ГЛАВА 3
Элементарно, Ватсон.
Один очень известный сыщик

– Как я уже говорил, оперативная обстановка крайне осложнилась, – сказал Горлогориус. – Небесная твердь, как я тоже уже говорил, местами обрушилась на землю, но это только цветочки. Ягодки, как говорится, еще впереди, и когда они, эти ягодки, созреют, то сегодняшние цветочки покажутся вам просто лютиками. Я понятно излагаю?
Прошло около минуты.
– Да, – сказал Гарри. – Вы излагаете понятно. Только туманно.
– Времени до освобождения Большого Бо остается все меньше и меньше, – сказал Горлогориус. – Ткань между нашим миром и измерением, в котором он заперт, становится тоньше с каждой минутой и своей толщиной уже напоминает паутину. Вам понятно, чем это грозит в самом недалеком будущем?
– Паутина порвется, – сказал Гарри.
– Молодец, – одобрил Горлогориус. – Схватываешь на лету. Сразу видно, что ты мой ученик. Как вы оба знаете, мы предприняли определенные усилия, чтобы справиться с последствиями появления Большого Бо в нашем мире. Ключевым условием является обладание всеми артефактами, отпирающими двери в измерение Большого Бо.
– Да, – сказал Гарри. – Мы помним.
– Совместными усилиями, вашими и ваших конкурентов, к настоящему моменту удалось добыть четыре ключа, – сказал Горлогориус. – К сожалению, на этом дело и остановилось. Мы не только не знаем, где спрятаны остальные ключи, но даже не смогли рассчитать, сколько их всего. А в нашем, с позволения сказать, цейтноте подобное незнание может быть чревато очень неприятными последствиями.
– Согласен, – кивнул Гарри. – Но мы тут ни при чем, не так ли? Мы делали все, что могли, из кожи вон лезли…
– Вас я пока не обвиняю, – сказал Горлогориус. – Вы добыли два ключа, еще два заполучили наши конкуренты. Но для спасения мира этого явно недостаточно.
– Э… – сказал Гарри.
– Я просто хочу, чтобы вы двое осознали серьезность текущей ситуации, – сказал Горлогориус.
– Мы уже давно все осознали, – сказал Гарри. – Делать-то чего?
– Не мешай своему учителю нагнетать драматичность момента, – сказал Джек.
– Вот именно, – недовольно буркнул Горлогориус. – В данный момент мы испытываем дефицит информации. Если в ближайшее время мы его не восполним…
– Насколько я понимаю, вы уже придумали, как устранить этот самый дефицит, – сказал Джек. – А так как время дорого, пора бы вам перейти к сути вопроса.
Несмотря на пиво и стрельбу по бутылкам, Джека немного раздражало бездействие нескольких последних дней, и словоблудие Горлогориуса выводило из себя обычно невозмутимого служителя револьвера.
– Существует способ получить ответы на все интересующие нас вопросы, – сказал Горлогориус. – Из абсолютно надежного источника. Так сказать, из первых рук.
– Не понял, – сказал Гарри. – Что вы имеете в виду, говоря о первых руках?
– То и имею, – сказал Горлогориус.
– Но ведь… – Гарри задохнулся от ужасающей дерзости замысла Горлогориуса. – Разве такое возможно?
– Вполне возможно, – сказал Горлогориус. – Мы начнем ритуал сегодня в полночь.
– Почему именно в полночь? – спросил Джек, глянув на левое запястье. – Зачем терять шесть с половиной часов?
– Во-первых, такие дела всегда делаются в полночь, – сказал Горлогориус. – А во-вторых, нам еще одного товарища подождать надо.
Обосновавшись в башне Гарри, Горлогориус оккупировал лабораторию молодого волшебника и потребовал, чтобы никто не мешал ему думать. Поэтому сразу по окончании вышеописанной невнятной беседы главные исполнители его замыслов снова отправились на улицу и устроились в тени, на этот раз уже без пива. Хотя у них в запасе оставалось шесть с половиной часов, которые надо было чем-то занять, но… Отрезвительное заклинание Гарри оказалось уж слишком неприятным для повторного использования в один и тот же день.
– Горлогориус меня нервирует, – признался Гарри, закуривая сигарету. – Он и раньше пугал меня до чертиков, но в последнее время прямо-таки нагоняет на меня ужас.
– Я заметил, – сказал стрелок. – Но что именно тебя так взволновало? Подумаешь, нашел он какой-то новый источник информации…
– Ты так ничего и не понял? – удивился Гарри.
– А что я должен был понять? – спросил Джек.
– Он говорил о первых руках! – воскликнул молодой волшебник.
– И что?
– Неужели ты не понимаешь? Или ты забыл, что Большой Бо появился одновременно с сотворением нашего мира и является не чем иным, как похмельем самого творца, – сказал Гарри. – Как, по-твоему, сколько человек может знать об этом так много, чтобы полученную от них информацию называли сведениями из первых рук?
– Подожди-ка, – сказал стрелок. – Не хочешь ли ты сказать, что эти пресловутые первые руки…
– Это самые первые руки, – подтвердил Гарри. – Самые-самые первые. Те, которые создали наш мир. Горлогориус собирается допросить создателя.
– Как это возможно? Это же… – в свою очередь ужаснулся стрелок. Служителей ордена Святого Роланда трудно чем-либо удивить, и за все время их знакомства Гарри чуть ли не впервые увидел, как знаменитая невозмутимость стрелка дала брешь. – Это ведь уже не магия, черт побери. Это религия, а религия – штука опасная…
– Я не знаю, как такое возможно, – сказал Гарри. – Но Горлогориус собирается сделать именно это.
– Разве можно беспокоить создателя?
– Э… я не знаю, – сказал Гарри. – Может быть, небольшая лекция поспособствует твоему пониманию…
Он щелкнул пальцами, и перед стрелком возникло голографическое изображение Горлогориуса из второй книги.
– Речь сейчас идет о творце, а не о Творце, и о вселенной, а не о Вселенной, – начал вещать прозрачный Горлогориус. – Наша вселенная, в отличие от Вселенной, созданной Творцом, небезгранична, хотя и очень велика. Изначальный Творец создал Вселенную из ничего, потом появились творцы рангом пониже и творили свои вселенные из имеющегося под рукой материала. Я приведу пример, который подойдет для твоего ограниченного ума. Вселенная – это планета, а вселенные – это города на ней. Наша вселенная – один такой город. Или можно взять виноград. Изначальная Вселенная – это ветка, а наша вселенная – одна из гроздей, которые висят на этой ветке, и каждая виноградинка этой грозди является миром…
– Даже если это творец с маленькой буквы, он все равно является могущественной силой, – сказал Джек, не подозревая, что почти слово в слово повторяет возражения Мэнни, высказанные Горлогориусу не столь давно. – А заигрывание с такими силами может быть опасно. Очень опасно.
– Поход за продуктами в соседнюю лавочку тоже может быть опасен, – сказал Гарри. Поделившись своим ужасом со стрелком, он немного воспрянул духом. Что делать, когда вам страшно? Попробуйте напугать другого еще сильнее. – Мне хочется верить – Горлогориус знает, что делает.
– Мне хочется верить, ты знаешь, что делаешь, – сказал Мэнни, появляясь в лаборатории Гарри. Горлогориус сидел в кресле своего бывшего ученика и гонял подопытных мышей миниатюрными молниями.
– В данный момент? – уточнил Горлогориус.
– В целом, – сказал Мэнни.
– Ты видел Мерлина? – элегантно ушел от ответа Горлогориус.
– Мерлин темнит, – сказал Мэнни. – Мне не удалось отговорить его от попыток гробануть Бозела. Более того, в расклад сил вмешался сам король Артур, который взял ситуацию под личный контроль.
– Он пошлет Ланселота?
– Скорее всего. И еще тройку-другую вместе с ним. Рыцари Круглого стола очень не любят, когда кто-то убивает их коллег.
– Ты не выяснил, кто заказал им Бозела?
– Мерлин заказчиков не сдает. А кроме него там никто ничего не знает.
– Отрадно слышать, что старый пень соблюдает хоть какую-то этику, – сказал Горлогориус. – Однако мне не до конца понятна роль Бозела во всей этой истории, и я бы не хотел, чтобы его прикончили раньше, чем я во всем разберусь.
– Хочешь, я возьму Бозела под свою защиту? – спросил Мэнни. – Мне пяток рыцарей истребить – все равно что высморкаться.
В подтверждение слов он изысканно сморкнулся на пол лаборатории Гарри. Волшебники не считают нужным соблюдать правила приличия, находясь в башнях своих младших коллег.
– Идея заманчивая, – сказал Горлогориус. – Но волшебники не сражаются с рыцарями. Существуют определенные правила, черт подери!
– Или так, или Бозелу конец, – заметил Мэнни. – Ты Ланселота в бою видел? Чистый зверь, хуже Валуева. И команду он себе подберет под стать. Гавейн, Тристан, Борс…
– Разве Тристан уже разобрался со своей любовной историей?
– А я знаю?.. Как только у рыцаря Круглого стола заканчивается одна любовная история, тотчас же начинается следующая. Возьми хотя бы Ланселота с Гвиневерой… Уже лет десять встречаются и думают, что Артур ничего о них не знает…
– А он знает? Впрочем, любовные дела этих охламонов меня мало интересуют, – спохватился Горлогориус. – Бозел против Ланселота не выстоит, это факт. Если мы хотим его защитить, нам следует найти бойцов, достойных Ланселота и его приятелей.
– А такие есть? – скептически поинтересовался Мэнни. – Разве что Зигфрид, но он тот еще отморозок. И дракона защищать ни в коем случае не станет. Он его быстрее сам зарубит.
– Зигфрид нам не нужен, – сказал Горлогориус. – Необходимо найти воинов, достаточно умелых, чтобы противостоять Ланселоту, и недостаточно умных, чтобы они начали задавать лишние вопросы.
– Где ж ты таких найдешь?
– Найду, – уверенно сказал Горлогориус. – Есть у меня пара идей.
– Смотри, как бы твои идеи в конечном итоге не погубили всю нашу вселенную, – сказал Мэнни.
– Отставить панику, – сказал Горлогориус. – Мои идеи нашу вселенную спасут.
– Значит, ты все еще намереваешься воззвать к создателю и задать ему вопросы относительно количества ключей и их местонахождения?
– О да, – сказал Горлогориус. – Я люблю простые пути.
– Простые? Ты называешь выбранный тобой путь простым?
– Конечно. По сути, это должно быть не сложнее, чем вызов обычного демона. Чертишь пентаграмму, зажигаешь факелы, и дело в шляпе.
Мэнни сразу же нашел изъян в логике Горлогориуса.
– Создатель – это не обычный демон, – заявил он.
– Сейчас я уже в этом не уверен, – сказал Горлогориус. – Ты знаком с теорией Гарвина?
– С теорией Гарвина Безумного? – уточнил Мэнни. – Которую совет гильдии объявил чистой воды ересью? Помнится, ты тоже против нее голосовал.
– Я все чаще думаю, был ли я тогда прав, – сказал Горлогориус. – Были ли мы все тогда правы? Наша гильдия всегда являлась слишком консервативной организацией, с ходу отвергающей любые новые идеи, даже не попытавшись их пристально рассмотреть. И лишь через несколько веков мы убеждались в собственной слепоте. Вспомни, сколько столетий наши предшественники носились с мыслью, будто Земля круглая? Будто ее окружает бесконечная пустота, а каждая звезда на нашем небосклоне похожа на Солнце, только удалена от нас на безумное расстояние? Что сказали бы те реакционеры, доживи они до наших дней и воочию убедившись в частичном обрушении небесной тверди? Ты помнишь их идиотский девиз, которым они тогда отвечали на все наши доводы? «А все-таки она вертится», говорили они и закрывали дискуссию. И кто в итоге оказался прав?
– Ты хочешь сказать, что в случае с Гарвином мы заняли место тех, кто когда-то составлял нам оппозицию?
– Я допускаю такую мысль, – сказал Горлогориус. – И допускаю, что Гарвин может оказаться вовсе не таким Безумным, как мы его окрестили. Сегодня в полночь мы узнаем правду.
– Почему именно в полночь?
– Будем следовать традиции.
Мэнни согласно качнул головой. Как всякий настоящий волшебник, он тоже любил театральные эффекты.
В долгом споре, который волшебники вели между собой относительно того, является ли магия искусством или же ремеслом, победило мнение в пользу искусства. Некоторые особо циничные волшебники считают, что это искусство запудривать мозги.
Обычно волшебники не ищут простых путей и любят ходить в обход, запутывают любую ситуацию и нередко доводят ее до полного абсурда. Если нормальному человеку требуется забить гвоздь, он берет в руки молоток. Если же гвоздь требуется забить волшебнику, он отправляется в ближайшую библиотеку, тратит некоторое время на изучение древних свитков, затем чертит на полу каббалистические символы и призывает к себе в помощь духов железа. Волшебник никогда не даст какому-нибудь факту простого объяснения, если сумеет найти более сложное. На вопрос «Который час?» волшебник может разразиться многочасовой лекцией, в конце которой вы забудете, о чем спрашивали.
Волшебники обожают чертить пентаграммы, зажигать разноцветные ароматические факелы, вызывать демонов и назначать все самые важные события на полночь. Иными словами, напускать тумана, без которого вполне можно было бы обойтись.
Классическим примером подобного поведения волшебников является знаменитая история, случившаяся в Средиземье. Вместо того чтобы отправить к Ородруину одного матерого профессионала, Гэндальф поручил самую сложную работу парочке дилетантов, а сам с головой погрузился в сложные игры, включающие прыжки с мостов, поединки с демонами, отвлекающие маневры в Рохане и Гондоре, а также знаменитую психическую атаку на Черные Врата Мордора, и умудрился растянуть историю, способную уложиться в один коротенький рассказ, на целых три тома.
Однако больше всех в искусстве запудривания мозгов преуспела парочка так называемых магов, фигурировавших в измерении Базар-на-Деве под именами Скив и Ааз. Как вы помните, извращенец Ааз был лишен магических способностей в результате глупого розыгрыша со стороны коллеги, а пентюх Скив только приступил к изучению чародейского искусства, тем не менее парочке долгое время удавалось водить за нос несколько государств и частных компаний, находящихся в разных измерениях, и сбить неплохой капиталец, впоследствии организовав целую корпорацию по оказанию волшебных услуг. Насколько мне известно, их до сих пор так никто и не разоблачил.
Если такой шорох сумела навести парочка нахальных неумех, вы можете себе представить, какими могучими парнями казались своим современникам люди вроде Горлогориуса, Мэнни или того же Мерлина.
– Множественная Вселенная бесконечна, – заявил Горлогориус. – Творец ее был бесконечно могуществен, можно даже сказать, всемогущ. Однако наша собственная вселенная, как и многие другие, составляющие Множественную Вселенную, имеет конец, и, следовательно, ее творец не так могуществен. Я бы даже сказал, не всемогущ. Что из этого следует?
– Не считая религиозного диспута? – уточнил Гарри. – Много чего.
– Связываться с бесконечным и всемогущим разумом не рискнул бы даже я, – признался Горлогориус. – Но с разумом не бесконечным и не всемогущим… Можно попробовать.
– Слишком велик риск, – возразил Мэнни.
– Кто не рискует, тот не побеждает, – отрезал Горлогориус.
– Но ты собираешься поставить эксперимент, основываясь на теории Гарвина Безумного, – сказал Мэнни. – Всеми осмеянной и ничем не подтвержденной.
– Что за теория? – удивился Гарри. – Мы в колледже ничего подобного не проходили.
– Потому что обучение студентов всякой ереси в обязанности учителей не входит, – сказал Мэнни.
– Вовсе это и не ересь, – возразил ему Горлогориус.
Джек зевнул и посмотрел на часы. До полуночи оставалось еще двадцать минут, но стрелок не был уверен, что волшебники успеют закончить спор и перейти к делу. Дискуссии старших волшебников почти так же бесконечны, как и Множественная Вселенная.
– Нельзя ли познакомиться с этой неересью поподробнее? – спросил Гарри. – В конце концов мы тут тоже жизнью рискуем…
– Энциклопедии почитай, – бросил ему Горлогориус. – Мы тут мир спасаем, и у меня нет времени заниматься твоим образованием.
Когда речь заходила о молодых волшебниках, старшие волшебники придерживались грибной концепции, то есть держали младших в темноте и кормили… чем-то не очень вкусным. Но Гарри слишком многое пережил, чтобы продолжать есть это самое не очень вкусное.
– Черта с два, – заявил он. – Вы мне с самого начала ничего не рассказывали, и, как выяснилось, большинство ошибок я совершил только потому, что не владел информацией в должном объеме. И я не намерен участвовать в вашей постановке в качестве статиста.
– Главных ролей захотелось, малыш? – почти ласково спросил Горлогориус. – Условия мне выдвигать вздумал? Может быть, ты думаешь, что и заменить тебя некем?
– Зато заменить меня вам будет довольно трудно, – заметил стрелок. – И я тоже хотел бы побольше узнать, прежде чем встрять в очередную историю.
– Нашей вселенной угрожает опасность, – сказал Горлогориус. – Разве тебя это не касается? Разве ты не в этой вселенной живешь?
– Вы тоже в ней живете, – сказал Джек. – И в ваших интересах рассказать нам то, что мы хотим знать.
Обычно Джек предпочитал не узнавать лишних подробностей, и теория Гарвина, сколь бы безумной она ни была, не слишком его интересовала. Он делал это только ради Гарри. Так уж получилось, что он оказался в долгу перед молодым волшебником, а ходить в должниках стрелок не привык.
Молодой волшебник спас ему жизнь. Те случаи, когда жизнь волшебника спасал сам стрелок, Джек не считал. Для служителя ордена Святого Роланда спасение чужих жизней было в порядке вещей.
– Если вкратце, Гарвин Безумный предположил, что Творец, создавший Множественную Вселенную, сколь бы всемогущ он ни был, не стал бы взваливать на свои плечи бесконечную работу и продумывать все детали для каждого мира, – сказал Горлогориус. – Поэтому он создал базовый мир и разместил в Множественной Вселенной огромные запасы творческой энергии, чтобы любой индивидуум, достигший определенного уровня и натолкнувшийся на эти запасы, мог творить свои собственные вселенные.
– И что? – не понял Гарри.
– А то, что создателем нашего мира может быть не какая-то загадочная суперсила, способная оторвать нам головы при попытке контакта, а вполне обычный человек, принадлежащий базовому миру. Или любому другому миру, созданному раньше, чем наш. Может быть, этот парень даже не подозревает, что в его жизни состоялся акт творения.
– И как это нам поможет? – спросил Гарри.
– Творец должен знать все о созданном им мире, – сказал Горлогориус. – По крайней мере он точно должен знать о ключах. Ведь он сам их создавал.
– Гм, – сказал Гарри. Его дико нервировало, что Горлогориус начал оперировать такими словами, как «может быть» и «должен знать». Потому что «должен знать» это не то же самое, что «знает». А «может быть» не то же самое, что «есть». Раньше Горлогориус никогда не действовал, опираясь только на предположения. Насколько Гарри был осведомлен, никогда.
А если Гарвин ошибался и Горлогориус сейчас ошибается вместе с ним? Если творцом окажется не обычный человек из другого мира, а какая-нибудь злобная сверхъестественная сила? Посмотрите на этот мир, подумал Гарри. Мог ли такое сотворить приличный человек? Вряд ли.
– Судя по твоему глубокомысленному «гм», твое любопытство удовлетворено, – сказал Горлогориус. – По крайней мере на данный момент. А посему предлагаю приступить к ритуалу.
– Поднимемся наверх? – спросил Гарри.
– Лучше выйдем на свежий воздух, – предложил Горлогориус.
При проведении тонких оккультных ритуалов волшебнику следует оставить себе свободу маневра. Для побега из рушащейся башни даже волшебнику потребуется определенное время. А с открытого пространства можно стартовать в любую сторону.
Четверо людей, из которых только один был более-менее уверен в правильности задуманного предприятия, вышли из башни на свежий воздух. Отыскав относительно ровную площадку, одну из немногих, которую орки еще не успели завалить стройматериалами, Горлогориус начертал на земле загадочную пентаграмму о восьми углах, вонзил в землю тринадцать сиреневых ароматических факелов и для пробы воззвал к демонам Нижнего мира.
Тотчас же посреди пентаграммы заклубился зеленый дым, а затем появилась уродливая фигура, принадлежавшая помеси козла, жабы и трехколесного велосипеда.
– Чего звали? – осведомился демон.
– Изыди, – досадливо поморщился Горлогориус.
– Не понял, – сказал демон. – Только явился, и тут же изыди. Зачем тогда тревожили?
– Для проверки.
– Могли бы просто сказать «раз, два, три», – сказал демон. – Вызывают, понимаешь ли, тревожат, а чего вызывают? Чего тревожат?
– У вас в Нижнем мире все такие занудные или нам просто исключительно повезло? – осведомился Мэнни.
– Хочешь поговорить об этом? – спросил демон. – Или, может, тебе экскурсию в Нижний мир устроить?
– Изыди, – повторил Горлогориус. – У нас времени нет.
– А вот не изыду, – сказал демон. – Вызвали – теперь терпите.
– У них там в Нижнем мире очень скучно, – объяснил Гарри стрелку. – Любой вызов сюда является для них событием, о котором потом говорят столетиями, вот парень и пытается задержаться подольше. Типа кто ему поверит, что он здесь строил дворцы и сокрушал армии, если он отсутствовал всего пару минут?
– Он мог бы сослаться на нелинейность времени, – заметил Джек.
– На что? – спросил Гарри.
– В сказки о нелинейности времени у нас уже никто не верит, – отреагировал демон на реплику стрелка. – Как и в теорию относительности и идею о том, что мир покоится на трех китах. Все знают, что он базируется на четырех слонах.
– Изыди по-хорошему, – сказал демону Горлогориус. – Потому что ты все равно изыдешь, но тебе не понравится мой способ.
– Злые вы здесь, наверху, – сказал демон.
Между большим и указательным пальцами правой руки Горлогориуса проскочила молния. Так старый волшебник выражал свое нетерпение.
– Поддаюсь угрозе насилия, – сказал демон, побибикал в велосипедный звоночек и изошел.
– Весьма своевременно, – сказал Мэнни. – Уж полночь близится, создателя все нет…
– Э… – сказал Гарри. – Я все еще не уверен в правильности вашего решения. Даже если творец не всемогущ, то все равно достаточно силен. Сильнее нас всех. И ему не понравится, что его создания беспокоят его по пустякам. Мне бы не понравилось.
– Фундаментальный изъян твоих рассуждений заключается в том, что творец – не ты, – сказал Мэнни.
– И вообще, у него больше нет власти над нашим миром, – сказал Горлогориус. – Возьми, к примеру, художника и его картину. Когда картина закончена, к ней ничего нельзя прибавить. Или убавить. Когда картина закончена, она принадлежит народу, а не тому, кто ее нарисовал.
– Написал, – поправил Горлогориуса Мэнни.
– То есть художник не может прийти в музей с палитрой? – уточнил Гарри. – Или с ножницами? Или с баллончиком серной кислоты? Не представляю, что могло бы ему помешать.
– Например, охрана этого музея, – сказал Горлогориус.
– Фундаментальный изъян ваших рассуждений заключается в том, что наш мир – не картина, – сказал Мэнни. – Хватит болтать. Время произносить заклинание вызова. Ты уверен, что успеешь это сделать, Горлогориус?
– Конечно, – сказал Горлогориус, воздевая руки к небу. Молнии срывались уже со всех его пальцев, и зрелище получалось достаточно величественным. Горели и благоухали факелы, начертанная на земле пентаграмма светилась зловещим фиолетовым цветом, внезапно налетевший ветерок шевелил траву и волосы присутствующих. – Это довольно короткое заклинание.
Джек рефлекторно положил руки на рукояти револьверов. Конечно, пуля вряд ли поможет против могущественного оккультного существа, которого собирался вызвать Горлогориус, но такова уж сила привычки.
Гарри теребил волшебную палочку, Мэнни закусил нижнюю губу.
– Призываю творца! – возвестил Горлогориус, и десять молний из его рук вонзились в самое небо.
Гарри подумал, что со спецэффектами у волшебника все нормально, но вот само призывание не впечатляло. Слишком короткое.
Тем не менее заклинание срабатывало. Пламя факелов достигло двух метров в высоту, линии пентаграммы ярко засветились красным, а в середине заклубился белый туман, медленно принимавший окончательную форму.
Создатель?
Или очередной демон?
В магии ни в чем нельзя быть уверенным до конца, даже если заклинание творит сам Горлогориус.
А ну как эта штука окажется сверхъестественной и злобной и прямо сейчас поотрывает нам головы, доказывая неправоту теории Гарвина, подумал Гарри. Вот Горлогориус удивится!
Образ отчитывающегося о сотворенном им мире создателя никак не укладывался в голове молодого волшебника. Более абсурдным мог быть только образ творца, оправдывающегося за созданный им мир.
Щелчок пальцев Горлогориуса прозвучал как удар грома. Туман посреди пентаграммы исчез, оставив вместо себя фигуру с более-менее гуманоидными очертаниями. Фигура… хихикала.
ГЛАВА 4
От демона до творца один шаг.
Демон Фил

– Не может быть! – выдохнул Гарри.
Стрелок и старшие волшебники хранили гробовое молчание. Они пребывали в изумлении. Но если Мэнни Удивила причудливая форма, которую принял творец, Джек и Горлогориус были поражены тем, что уже встречали эту форму ранее.
Творец носил цветастые шорты и пляжные шлепанцы. У него было загорелое тело, солнцезащитные очки и в руке зеленый напиток в высоком стакане с маленьким зонтиком и трубочкой.
– Ребята, вы клевые, – сказал творец. – Кстати, а кто вы такие? И где пляж? Куда подевались все телки?
– Э… Горлогориус, со всем моим уважением, но вы уверены, что все сделали правильно?

Мусаниф Сергей - Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка автора Мусаниф Сергей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мусаниф Сергей - Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка.
Ключевые слова страницы: Правила стрелка - 3. Третье правило стрелка; Мусаниф Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Куст сирени