Берджесс Энтони - Влюбленный Шекспир - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Мусаниф Сергей

Понты и волшебство


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Понты и волшебство автора, которого зовут Мусаниф Сергей. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Понты и волшебство в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Мусаниф Сергей - Понты и волшебство без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Понты и волшебство = 417.68 KB

Мусаниф Сергей - Понты и волшебство => скачать бесплатно электронную книгу




Сергей Мусаниф
Понты и волшебство
ГЛАВА ПЕРВАЯ,
в которой отважный герой встречает прекрасную леди, попавшую в беду, и отправляется на поиски приключений
Утро не задалось.
Не помню, с какой ноги я встал, зато прекрасно помню, что под нее сразу же подвернулась пепельница, которая, соответственно, тут же перевернулась, и окурки рассыпались по ковру. Ковер был правильный, с длинным ворсом, и процесс его чистки даже при наличии не менее правильного, чем сам ковер, моющего пылесоса обещал мне много недружелюбных взглядов домработницы.
В новом доме улучшенной планировки и повышенной комфортности вода из крана по утрам шла чуть теплая, а холодный душ, хоть он и способен разбудить человека, имевшего неосторожность под него залезть, и придать этому человеку заряд бодрости на целый день, отнюдь не способствует появлению у вышеупомянутого человека хорошего настроения. Вдобавок оказалось, что полотенце упало с сушилки, на которую я его вчера бросил, и всю ночь пролежало на полу, естественно не став от этого суше и теплее.
Разогнав холодную воду по телу при помощи мокрого и холодного куска ткани, я напялил спортивный костюм и поперся в кухню на предмет приготовления завтрака. Кофеварка неприятных сюрпризов не преподнесла, и это обнадеживало.
Я нарезал сосиски, обжарил их на вологодском сливочном масле, которое мой приятель Васька нарезает из ворованного на таможне «Анкора» в подвале одного из подмосковных домов, залил все это дело пятью яйцами и взялся за солонку, потом за перечницу. Крышка перечницы открутилась при третьем же взмахе руки, и ароматно пахнущая яичница покрылась толстым слоем, но отнюдь не восхитительного молочного шоколада, а жгучего красного перца, что явно делало блюдо непригодным для поглощения.
Оставлю за кадром все те слова, что я сказал перечнице. То ли ей не понравился мой тон, то ли то, что я кинул ее в угол, но она треснула и отказалась от дальнейшего функционирования в роли столового прибора.
Открыв холодильник, я обнаружил, что сосиски были последними, яйца тоже, и мне, видимо, придется обойтись без горячего завтрака, а я этого крайне не люблю.
Один мудрый дед, с которым я познакомился, когда служил в армии, за время долгого общения убедил меня в том, что завтрак является основной едой в течение всего дня. Завтрак можешь жрать сам, говорил он, обед подели с каким-нибудь другим духом, но ужин отдай деду; усекаешь, салага? Я усекал – по мере своих скромных возможностей.
Кстати, звучит парадоксально, но сами деды ужин почему-то любили. Будучи дежурным по кухне, я частенько видел их унылые лица, возникающие в окошке для выдачи пищи примерно через полчаса после отбоя. И хотя зачастую эти унылые лица целиком не помещались в окошко, в глазах у дедов были голод и тоска.
– Дай пожрать, салага, – говорили они.
– Идите, пожалуйста, в… – отвечал им я. – У меня проверка на носу, мне недостача не нужна.
Обычно после этого они вежливо уточняли, куда именно я рекомендовал им отправиться, закатывали рукава и стучали в дверь с требованием впустить их внутрь. С моей стороны не следовало никаких возражений, ибо дверь была хлипкой, а порча казенного имущества в мои планы не входила.
Деды заходили на кухню и убеждались, что размеры окошка для выдачи пищи не позволяли им правильно оценить реальные габариты салаги, отказавшегося дать им пожрать, после чего они говорили:
– Живи пока.
И, сохранив лицо, деды шли туда, куда я рекомендовал им отправиться с самого начала.
– Дай пожрать, – сказал я холодильнику.
– Дверца открыта, – ответило шведское чудо бытовой техники, а подумало, наверное, примерно то же, что я когда-то говорил стаям голодных дедов, имевшим неосторожность забрести на территорию кухни.
– Сам туда иди, – сказал я.
Масла было полно, оно и понятно, Васька заезжал в гости совсем недавно. Но избытка других продуктов, равно как и их присутствия, в означенном холодильнике не наблюдалось. Пива, водки и шампанского было хоть отбавляй, а вот продуктов – нет.
Немного порывшись в лесу стеклянных бутылок, я нашел банку лучшей закуски к хорошему коньяку – если вы настолько забыли правила хорошего тона, что имеете неосторожность закусывать хороший коньяк. Некоторые мои знакомые такую неосторожность имеют, поэтому закуска у меня была.
Я не большой любитель морепродуктов, да и стосорокаграммовой баночки, пусть даже с маслом и хлебом, моему организму явно недостаточно для того, чтобы с ходу вписаться в бурлящий жизнью реальный мир, но за неимением лучшего пришлось довольствоваться тем, что есть в наличии.
Когда я намазывал черной икрой второй бутерброд, за спиной раздались чьи-то шаги, сменившиеся весьма эротичным зевком.
– Что за дела, Светлана? – строго сказал я, даже не повернув головы. – Женщина в доме, а есть совершенно нечего.
В качестве прелюдии к ответу я получил два слабых удара кулаками в спину.
– Какая я тебе Светлана, свинья!
Тирада была достаточно гневной, чтобы заставить меня отложить в сторону бутерброд, убрать от греха подальше горячий кофе и обернуться. Действительно, это оказалась не Светлана. Но самый любопытный для меня факт заключался в том, что эту девушку я не знал.
А стоило бы, потому что она была как раз в моем вкусе.
Немного о моих вкусах.
Женщины!
О, женщины! О женщинах можно говорить часами, но, если попросить человека, который говорит о них часами, написать все то, что он говорил, он выдохнется уже на третьей строчке. Женщина – это самая непостижимая загадка Вселенной. Она может быть ангелом с нимбом над головой, но стоит какому-нибудь облачку омрачить горизонт ее жизни, и через десять секунд вы получите разгневанную фурию с развевающимися по ветру волосами, и в каждом ее взгляде вам будут мерещиться темные аллеи и отравленные кинжалы. Женщины прекрасны, нежны и добры. В то же время они коварны, хитры и злопамятны.
Кое-кто из моих знакомых считает, что женщине необязательно отягощать себя мозгами, и ссылается при этом на библейскую легенду об Адаме и Еве, согласно которой женшина была создана из единственной в теле мужчины кости, не имеющей костного мозга. Я не готов согласиться с таким взглядом. Глупые женщины так же неприятны, как и глупые мужчины, и все очарование самой раскрученной фотомодели рассыпается прахом, стоит ей только открыть рот.
Я люблю женщин вне зависимости от количества выпитой водки. Наверное, я – лесбиян.
Фигура, лицо, прическа, вкус при выборе одежды, отсутствие рязанского говора, хотя бы легкий налет интеллигентности и многообразие тем для беседы – вот что я в первую очередь ценю в противоположном поле. Существуют и другие критерии, но они не столь важны при первичной оценке кандидатуры на роль подружки.
С фигурой, лицом и прической у незнакомки все было в порядке. Что касается вкуса при выборе одежды, его трудно было оценить за полным отсутствием таковой. Вряд ли золотая цепочка на шее, серьги в ушах и браслет на левой ноге могли сойти за одежду, а больше на ней ничего, простите за подробности, не было.
Далее по списку. Рязанского говора в ее речи не было, равно как и любого другого характерного для провинции говорка. Она назвала меня свиньей, что не слишком интеллигентно, но, согласитесь, вполне могло иметь место в данной конкретной ситуации. Что касается всего остального, то выяснить это можно было, только вступив в диалог, к которому она, судя по всему, была не слишком расположена. Я имею в виду, что, если человек расположен к конструктивной беседе, он не будет гордо поворачиваться к вам голой… э-э-э… спиной и не уйдет в направлении спальни.
Во мне взыграла природная любознательность. Я быстренько сунул в рот бутерброд, запил его половиной чашки кофе и пошел по следам прелестной незнакомки на предмет установления личности и наведения контактов. Войдя в спальню, я понял, что подаренный мне эпитет был очень мягким, ибо сам себя в такой ситуации я охарактеризовал бы еще хуже. Наша одежда, я имею в виду ее и свою одежду, была разбросана по всему полу и завязана в очень хитроумные и наводяшие на длительные размышления узлы, зачастую встречавшиеся в самых неподходящих для одежды местах, чему я не придал особого значения при пробуждении ввиду своей непроходящей утренней невменяемости. Судя по этим узлам, а также по растерзанному состоянию постели, забыть имя девушки было просто верхом хамства и невоспитанности с моей стороны.
Девушка как раз развязывала один одежный узел в попытке высвободить свои колготки.
Я деликатно поскреб пальцами по косяку.
– Извини, – сказал я. – Имело место временное помутнение рассудка. Мне показалось, что сегодня четверг и пришла моя домработница. Она занимается всякими покупками. И ее зовут Света. Она приходит по четвергам.
– Я – не твоя домработница, – сказала она.
– Я уже догадался.
– Это же надо так нажраться, – сказала она, обращаясь к противоположной от меня стене. – Чтобы наутро даже забыть мое имя.
– Позволь внести поправку, – сказал я. – Я не нажираюсь, а выпиваю в компании хороших друзей, причем выпиваю весьма умеренно и знаю свою норму.
– Да уж, – сказала она.
– Да, – подтвердил я. – И вообще все твои обвинения беспочвенны. Я помню, как тебя зовут.
– И как? – Яда в ее голосе хватило бы, чтобы отравить половину моих сотрудников, а штат у меня, к слову, весьма нехилый.
– А вот теперь не скажу, – сказал я. – Потому что ты ложно обвиняешь меня во всяческих пакостях.
– Не выкручивайся, – сказала она. – Меня зовут Ира, свой телефон я тебе не оставляла, так что можешь не волноваться. Более мы с тобой не увидимся.
– Печально, – сказал я.
– А все могло бы быть не так, если бы ты не оказался такой сволочью, – сказала она.
В битве с одеждой Ира одерживала верх, и теперь я разговаривал уже не с голой, но с полуодетой девицей.
Ловить тут было нечего, и я ушел допивать свой кофе.
Один знакомый ловелас как-то поведал мне, что женщины, они на самом деле как трамваи. Не в том смысле, что красные и постоянно лязгают на стыке рельсов, а потому что бегать за ними нет никакого смысла, все равно не догонишь. А через пять минут подойдет другая.
Утешившись сей нехитрой философской мыслью мужской шовинистической свиньи, я допил кофе и закурил свою первую сигарету. Когда до фильтра оставалось две затяжки, со стороны входной двери послышались металлический скрежет и приглушенные проклятия.
– Верхний замок, два оборота по часовой стрелке, – сообщил я. – Потом дерни за засовчик. Кстати, тебя куда-нибудь подвезти?
Ответом был стук захлопнувшейся двери. Я пожал плечами. Поскольку о событиях предыдущей ночи я почти ничего не помнил, сожалеть было особенно не о чем.
Ну напился. Ну забыл. С кем не бывает? И зачем так драматизировать?
Я выглянул в окно и посмотрел Ире вслед. На улице была самая натуральная осень, унылые деревья, лишенные лиственного покрова, лужи на асфальте и спешащие по своим делам прохожие. Сашке Пушкину бы понравилось.
По пути на стоянку я выкурил вторую сигарету. Черная кошка дважды перебежала мне дорогу, так что пришлось плеваться, стучать себя по голове и держаться за пуговицу на пиджаке.
Сторож приветствовал меня своим обычным невнятным бурчанием и столь же обычным запахом перегара. Я помахал ему рукой, и выходить из своей каморки он не стал. Мой аппарат стоял рядом с выездом, на одном из самых престижных мест, и, как ни странно, стоял довольно ровно.
При моем приближении он радостно пискнул сигнализацией и открыл дверцу. Я плюхнулся на сиденье, сунул ключ в замок зажигания и закурил третью сигарету. Каким бы хорошим ни был собранный в Германии мотор, перед началом движения его надо прогревать. Те, кто пренебрегает этим правилом и крутит холодный двигатель на всю катушку, расплачиваются капитальным ремонтом поршневой уже через год эксплуатации.
Кстати, кто-то может заметить, что я слишком много курю. Это факт, с которым я не собираюсь спорить. Зато я регулярно навещаю спортзал, хожу в фитнес-клуб и бегаю трусцой по выходным. Дыхание у меня хорошее, на общее физическое состояние тоже грех жаловаться, так что можно покурить. Работа у меня довольно нервная.
Я бизнесмен, соответственно соседи считают меня бандитом, и при всем моем желании, если бы оно у меня присутствовало, я не смог бы их в этом разубедить. Но желания кому-то что-то доказывать у меня уже давно нет, кроме того, времена сейчас смутные и в некоторых ситуациях куда выгоднее иметь репутацию бандита, нежели таковой не иметь.
В общественном сознании произошли какие-то сдвиги. Слово «бандит» не потеряло своего первоначального значения и продолжает характеризовать человека с отрицательной стороны. Однако бандитами считаются почти все люди, которые умудряются зарабатывать больше трехсот зеленых американских рублей в месяц, независимо от того, как они их зарабатывают. Много денег у него, говорит простой обыватель, много денег и хорошая машина, понятное дело откуда. Бандит.
Страшно сказать, но некоторые девушки вместо того, чтобы ждать принца на белом скакуне, как и положено юным романтическим особам, стали мечтать о коротко стриженном отморозке на последней модели «БМВ» с непременным дробовиком под сиденьем.
Простой обыватель, который в любом деле разбирается куда лучше, нежели специалист, посвятивший этому делу всю свою жизнь, далее сообщает, что отличить бандита от нормального человека можно по некоторым внешним признакам. Бандиты, по мнению простого обывателя, обычно хорошо одеты, коротко подстрижены и ездят на новеньких импортных машинах. Разговаривают они либо на одних «понтах», и таких личностей относят к так называемым быкам, или торпедам, либо же, напротив, в общении весьма вежливы и обходительны. Вежливых и обходительных принято считать бандитами еще хуже, потому что они являются авторитетами и гораздо более жестоки, нежели их подчиненные. В качестве примера абсурдности такого определения хочу рассказать, что не далее вчерашнего дня по отношению к описываемым событиям имел удовольствие лицезреть посредством телевидения интервью с неким господином Швыдким, министром культуры РФ. Одет безукоризненно, разговаривает крайне вежливо, по городу передвигается на новеньком Б-пятом «фольксвагене-пассате», а прическу вы видели и сами. И какую же ступень в криминальной иерархии должен занимать этот воспитаннейший и культурнейший человек? Не иначе как казначея московского общака.
Так что если встретите где-нибудь простого обывателя, можете смело плюнуть ему в левый глаз. И скажите, что это я передал.
Поскольку я был единоличным владельцем и генеральным директором своего небольшого бизнеса, никто не стал указывать мне на прискорбный факт опоздания на работу.
Головной офис моего предприятия располагается на одной из периферийных бензоколонок из принадлежащей мне сети. В центр города по утрам добираться целая проблема, сплошные пробки и дорожные работы, а здесь, в Московской области, все довольно тихо и спокойно.
Здесь я встречаюсь с кем мне надо, а кто не надо не знает, где меня искать.
Я выпил чашку кофе, закусил парочкой бутербродов из кафешки при заправочном комплексе, позвонил двум нужным людям, послал подальше одного ненужного и углубился в бумаги.
Примерно в половине двенадцатого в кабинет завалился Александр и подпер собой южную стену. Он пожелал мне доброго утра, я ответил ему тем же, несмотря на то что по моим меркам уже давно наступил день, и тут Александр заглох, всем своим видом показывая, что знает нечто, о чем не хочет говорить, но говорить о чем ему явно придется.
– Ну, – сказал я, закуривая сигарету.
– Думаю, будут у нас проблемы, – сказал он и снова заглох.
Я выкурил сигарету до половины. Когда он в таком состоянии, лучше его не торопить. Начнет нервничать, заикаться и в итоге будет рассказывать свою историю в три раза дольше.
– Какого рода проблемы? – спросил я.
– С безопасностью, босс, – сказал он. – Борю вчера грохнули.
– А мы здесь с какой стороны? – спросил я.
– На его место придет Леня.
– Ну и что? Боря, Леня, это все мелкое местное хулиганье. Их проблемы никоим образом нас не касаются, так что вы что-то напутали, Александр.
– Нет, босс, – сказал он. – Ничего я не напутал. Леня – тот еще отморозок.
Я зевнул. Мне было скучно. Боря, Леня… Сколько на моем веку было таких Лень и Борь, и все они были либо отморозками, либо беспределыциками, либо кем-то еще. Главное в нашем бизнесе – это обращать на них поменьше внимания. Отличительной особенностью подобных субъектов являются крайне непродолжительные сроки жизнедеятельности их организмов, которые, я имею в виду сроки жизнедеятельности, обычно прерываются при помощи небольших кусочков свинца или пакетиков Си-4.
– Приедет – поговорим, – сказал я Александру. – И нечего раньше времени панику устраивать.
– Просто у нас тут, типа, заправка, босс, – сказал он. – Очень уязвимое место с точки зрения пожарной безопасности.
– Вы слишком много беспокоитесь, Александр, – сказал я.
– Лучше бы нам держать офис ближе к центру, – сказал он.
Это старая песня, он считает, что самые реальные люди в бизнесе должны иметь кабинеты с видом на Кремль. Сколько раз он пытался уломать меня арендовать здание в Москве, и сколько раз я говорил ему о практической стороне этого вопроса. Находиться в области было удобно, плюс к этому я имел возможность держать руку на пульсе событий. И никакие внутренние разборки местных криминальных группировок, на территории которых, совершенно случайно, кстати говоря, оказался мой головной офис, не могли поколебать мои позиции по данному вопросу.
Это случилось в три часа пополудни.
Я подкреплял силы в нашем кафе (лучшая кухня в Московской области, доложу я вам; от клиентов не было бы отбою, если бы шеф-повар готовил всем так, как он готовил мне!), когда заявился Александр с очень бледным лицом и трясущимися руками.
– Началось, – сообщил он, и если бы я не знал Александра так хорошо, как я его знал, то по его внешнему виду и тону, которым он произнес это одно-единственное слово, я мог бы предположить, что началась Третья мировая война или очередной Киндерсюрприз объявил очередной дефолт.
Поскольку требовать от него объяснений в этой ситуации было бессмысленной тратой времени, да и вряд ли бы мой заместитель сумел приехать с такими вестями откуда-то издалека, что в нынешнем его эмоциональном состоянии было просто нереально, я решил, что что-то началось здесь, и вышел посмотреть, что же именно началось. Александр пошел за мной.
Долго искать причину взбудораженного состояния моего помощника мне не пришлось, ибо обнаружилась она прямо по курсу, метрах в двадцати от выхода из кафе. Если бы я не обедал в отдельном кабинете, то имел бы удовольствие лицезреть происходящее прямо из-за столика, чем, кстати, и занимались немногочисленные посетители пункта общественного питания. Лицезрели.
Прямо Рим какой-то, подумал я. Хлеба и зрелищ.
Рядом с заправочными колонками стояла только одна машина. Это была, как говорится, того, кого надо, машина. Черный с тонированными стеклами «мерин» в сто сороковом кузове с шильдиком «600» на кромке багажника с одной стороны и табличкой «Брабус» на противоположной.
Вокруг машины имели место быть пятеро субъектов. Четверо в одинаковых кожаных плащах до самого асфальта и в темных очках. Их можно было бы принять за близнецов, если бы они не разнились возрастом и комплекцией. Пятым был мой заправщик. Он сидел на мокром асфальте рядом с валяющимся там же заправочным пистолетом и всем своим видом давал понять, что только что получил тяжелые повреждения – в рабочее, спешу заметить, время – той части тела, которая просто необходима для ношения черных вязаных шапочек с вышитыми на них логотипами моей компании. Иными словами, ему только что дали в глаз.
Он молчал. Очевидно, сказать ему было нечего. Зато остальные орали напропалую, и, судя по тому, что один орал громче других, главным был он. Это был тип, телосложением напоминающий матерого хряка, правда, если бы сему достойному представителю непарнокопытного животного мира ударила бы в голову блажь вырядиться в черный кожаный плащ и передвигаться только на задних ногах. Я подошел поближе и остановился, предоставляя всем возможность высказаться. Хряк сразу заткнулся, смерил меня весьма недружелюбным взглядом и заявил, что хочет видеть менеджера этой заправки.
– По какому поводу? – поинтересовался я.
Отличающийся благоразумием Александр стоял метрах в двух позади меня и намного восточнее.
– По поводу обслуживания клиентов на этой дерьмовой заправке, – сказал он.
– Вас плохо обслужили? – спросил я.
– Да!
– И в чем же это выражалось, позвольте поинтересоваться?
– А кто ты такой, чтобы чем-либо интересоваться? – крайне невежливо и агрессивно спросил он.
– Я не помню, чтобы вы входили в круг моих близких знакомых, – сказал ему я. – И я так же не помню, что мы пили с вами на брудершафт, так что не вижу для вас никакого извинительного повода говорить мне «ты».
– Он не заплатил за бензин, – сообщил Александр с безопасного расстояния.
– Вот как? – удивился я. – Вы не заплатили за бензин? И после этого вы еще жалуетесь на плохое обслуживание?
– Я – Леня Подольский, – сказал хряк. – Я не собираюсь ни за что платить в своем районе.
– А я – хозяин этой заправки, – сказал я. – И спешу вас уверить, что на моих заправках платят все.
– Ага, – сказал Леня. – Так ты, значит, хозяин. С тобой-то я и хотел побазарить.
– По какому поводу? – поинтересовался я.
– Насчет того, кто и кому тут платит, – сказал он. – У тебя большой бизнес на моей территории, а Бог велел делиться.
– Я делюсь, – сообщил я. – Но Бог не указывал лично на вас, поэтому я делюсь с Андрюшей Беляевским.
– Андрюша Беляевский здесь не катит, – сказал Леня.
– Любопытное замечание, – сказал я.
– И будешь ты мне отстегивать… тридцать косых для начала. В месяц. А потом посмотрим.
– Весьма самонадеянно с вашей стороны, – заметил я, – ставить мне такие условия.
– Ты же не хочешь, чтобы тут все вспыхнуло? – спросил он.
– Определенно не хочу, – согласился я. – И готов принять для этого любые меры.
– Вот и прими, – сказал он. – Тридцать косых в месяц.
Человек явно не представлял реальных масштабов моего бизнеса, иначе не стал бы требовать столь скромную сумму, но просвещать его на этот счет я не собирался. Его разведка плохо приготовила свое домашнее задание, и это уже не моя проблема.
– Это солидная сумма, тридцать тысяч, – сказал я. – Хотелось бы уточнить, что именно я покупаю за эти деньги.
– Тишину и спокойствие.
– Тут и так было тихо и спокойно, – сказал я. – До вашего визита. Кстати, раз уж мы заговорили о тишине и спокойствии, я хотел бы уточнить, за что вы ударили моего человека.
– Этого?
– Именно его.
– Он оперся на мою машину.
– Это серьезная причина, – согласился я. – Но, понимаете, в любом обществе существуют какие-то нормы приличия и правила, которыми руководствуются входящие в это общество люди, и согласно этим правилам, ударив моего человека, вы нанесли оскорбление лично мне. Так что, я надеюсь, вы сможете правильно оценить то, что я сейчас сделаю.
Весовые категории у нас были примерно одинаковые, разве он был чуть полегче, поэтому особо соизмерять силу удара я не стал и врезал ему от всей души. А человек я душевный.
Здесь я хочу заметить следующее: даже в банальной кулачной драке на бензоколонке к делу надо подходить профессионально и точно знать, какие именно повреждения вы хотите нанести каждым своим ударом. Для того чтобы точно отмерить дозу удара, вы должны отчетливо представлять, кого вы бьете, за что вы его бьете и какие в дальнейшем у вас с ним должны сложиться отношения. Допустим, если вы, приняв на грудь пару лишних бутылок водки, повздорили со своим близким другом, обсуждая подробности вчерашнего футбольного матча, нет смысла укладывать его в реанимацию с сотрясением мозга и множественными ушибами и переломами.
Леня, пришедшей на смену Боре, с которым у меня существовали определенные договоренности, мне не понравился, и никаких дальнейших с ним отношений я не планировал. Он вел себя глупо и, приехав сюда, совершил как минимум две грубые ошибки, каждая из которых была для него фатальной. Поэтому повреждения он должен был получить максимальные, чтоб и другим неповадно было… Кое-кто, конечно, может заметить, что бить в лицо главаря криминальной группировки не слишком-то разумно, поскольку подобные личности бывают крайне обидчивы и отличаются хорошей памятью к нанесенным оскорблениям, но, поверьте, у меня тоже были свои резоны.
Мой правый кулак вонзился в его челюсть. Челюсть хрустнула и уехала в сторону. Настоящий профессионал может многое определить по звуку удара в челюсть. Некоторые умудряются даже подсчитать количество выбитых зубов с погрешностью в одну единицу. Я такими способностями не отличаюсь, по моим прикидкам, жевательных и клыков он должен был потерять от двух до пяти штук. Получив в челюсть, Леонид отправился в непродолжительный полет, который был грубо прерван возникновением у него на пути бензоколонки. Приложившись о колонку затылком, он медленно сполз на асфальт.
Трое его коллег отступили на шаг и извлекли из-под плащей бейсбольные биты.
Забавно. Как-то не замечал, что американский вариант лапты пользуется в нашей стране бешеной популярностью, однако биты для него встречаются в любом магазине спортивных и около того товаров, расходясь в общем-то весьма неплохими партиями. Забавно, что другие аксессуары для этой игры типа бейсбольных мячиков, перчаток-ловушек и доспехов для кетчера таким же успехом не пользуются и встретить их на прилавке гораздо труднее. А биты – это да.
Вторым любопытным фактом было то, что никто из спутников Леонида не попытался подойти к нему и поинтересоваться, как дела. Зря. Если бы он им ответил, они бы дважды подумали, прежде чем сделали то, что они сделали.
Они пошли на меня.
Причем у них был такой вид, словно им не впервой было приближаться к людям с бейсбольными битами в руках и ярко выраженным намерением показать, кто на этой грядке главный перец. Они еще не знали, что это мой огород.
Мне давно не доводилось так веселиться, и я подошел к вопросу творчески. Перехватил первого молодчика, сломал ему руку, врезал по голове его собственной битой, при этом не позволяя ему выронить сей спортивный инвентарь на асфальт. Второго встретил ударом ноги в живот, и тот сразу же потерял биту, сознание и интерес к происходящему. Третий был достойным противником. Он продержался секунд пять, после чего получил тупоносым португальским ботинком в… район детородного органа, закричал фальцетом и упрыгал в сторону леса.
Я подобрал оброненную им биту и немного поработал над внешним видом их автомобиля, окрестив получившийся результат «тюнингом от Геныча». К этому моменту Леонид начал подавать признаки жизни, пробуждая во мне дикое искушение засунуть биту ему в… левое ухо. Однако я отказался от столь варварского способа общения и помог Леониду усесться в машину. Точнее, улечься. Через лобовое стекло. Его ботинки немного поелозили по полированному когда-то капоту и затихли.
– Вызовите эвакуатор и уберите отсюда этот мусор, – сказал я Александру, а сам пошел заканчивать трапезу.
Наблюдая через окно, как охранники грузят ребят в машину, а саму машину – на эвакуатор, я закурил сигарету и набрал телефонный номер. Как обычно, ответили после первого же гудка.
– Слушаю.
– Приветствую вас, Андрей.
– А, бензиновый король, – сказал Андрей Викторович, предпочитающий, чтобы в миру его называли Андрюшей. – Сколько лет, сколько зим!
– Два дня, – поправил я.
– Да? – удивился он.
– Сауна, – сказал я. – Девочки, пиво, карты, стрельба по неподвижным мишеням.
– Так ты тоже там был?
– Я все оплачивал, – сказал я.
– Провалы какие-то в памяти, – сказал он. – Сауну помню, девочек помню, пиво помню. Тебя и стрельбу не помню. Чего звонишь-то? Я на этой неделе больше не пью.
– А я так, из интереса, – сказал я. – Хотелось бы задать вам один весьма интимный, я бы даже сказал, деликатного свойства вопрос.
– Я люблю блондинок.
– А я – рыжих, но в данный момент я хотел спросить о другом. Известны ли вам места, где вы, прошу прощения за мой французский, не катите?
– Известны, – сказал он, мгновенно настораживаясь. – В Удмуртии, Ямало-Ненецком автономном округе и в Конго. Потому что я там никогда не был. Но не думаю, что мне бы там отказали, если бы я попросил.
– Забавные вещи в последнее время происходят с географией, – сказал я. – Никак не думал, что мой офис с утра переехал в Удмуртию.
– Зная твою извращенную манеру излагать свои мысли, – сказал Андрюша, – я могу предположить, что столь вычурным образом ты пытаешься дать мне понять, что на тебя наехали.
– Похоже на то.
– Ты сказал им, что работаешь со мной?
– Именно так я им и сказал.
– И они тебе ответили, что я там не качу?
– Так они и ответили.
– Козлы.
– Согласен целиком и полностью, – сказал я. – С этим надо что-то делать.
– Козлов надо учить, – сказал Андрюша. – А тех, которые не учатся, надо валить. Кто это был?
– Подольские, по-моему.
– Ага, Борю вчера завалили, – сказал Андрюша. – И поперла реакция. Если не ошибаюсь, за старшего у них теперь должен быть Леня.
– Он и приезжал.
– Сломали чего-нибудь?
– Можно и так сказать.
– Я оплачу ущерб, – сказал Андрюша. – Вышли мне все счета.
– Боюсь, мы друг друга не так поняли, – сказал я. – Я просто похулиганил немного.
– Куда приехать за трупами?
– Окститесь, молодой человек, – строго сказал я. – Трупов не было. Я же сказал, что похулиганил немного.
– Я твое «немного» знаю, – сказал он. – Леня, он… он в состоянии разговаривать?
– Разговаривать – не знаю, – честно признался я. – Но слушать может.
– И то ладно, – сказал Андрюша. – И пусть только попробует кивнуть не в том месте. Я закрою твой вопрос до вечера.
– Очень на это рассчитываю, – сказал я.
– Можешь о них забыть, – сказал он. Голос его не предвещал подольским ничего хорошего. – Я этих местных мальчиков знаю. Есть у них две машины и двадцать стволов, так они себя уже круче гор чувствует, а в нашем бизнесе, ты знаешь, это очень опасное заблуждение. Боря таким же был.
– Не вы его?..
– Сто лет он мне нужен, – сказал Андрюша. – Я на кабаки трачу больше, чем он в месяц зарабатывает. Зарабатывал.
Я не стал смущать его вопросом, когда он на самом целе в последний раз за что-то платил из собственного кармана, в конце концов, у каждого свой стиль. Мы еще немного потрепались о погоде, политике и финансах, после чего он сказал, что его мальчики уже вызвонили больницу, в которую везут Леонида, и он отправляется туда, чтобы поговорить с хирургами-косметологами. На этой оптимистической ноте мы попрощались.
Часа через два мне позвонил сам Леонид. Ну, если быть точным, то звонил и разговаривал кто-то из его мальчиков, однако сам Леонид присутствовал при разговрре в виде фонового мычания, кваканья, хрипения и сопения.
– Это, – сказал голос в трубке, – я, типа, от Лени звоню. По его просьбе, типа. Извините за беспокойство.
– Ничего-ничего, – сказал я. – Никакого беспокойства.
– Мы… э-э-э… как его, это самое то… типа, приносим вам свои извинения за утренний инцидент. Это, типа, целиком наша вина.
– Согласен, – сказал я.
– Мы готовы возместить весь ущерб, реально.
– Не стоит, – сказал я.
– Ну, тогда, типа, еще раз извините. Мы не правы были, реально. Нам уже все объяснили.
В это я готов был поверить. Уж кто-кто, а Андрюша может быть чертовски убедительным при любого рода объяснениях.
– Это, типа, больше не повторится.
– Знаю, – сказал я.
– Без обид? – с надеждой спросил голос.
– Без, – согласился я.
– Еще раз извините.
Он начал повторяться, и я положил трубку, про себя восхитившись оперативностью Андрюшиной работы. Вот почему в нашей стране организованную преступность не победить. Слишком хорошо она организована. Значительно лучше, чем те структуры, которые призваны ее победить.
Поразмышляв немного на тему, кто и как, а также для каких целей организовывает преступность, я закончил свой рабочий день, убрал документы в сейф, закрыл кабинет и пошел на парковку.
Тут-то все и началось.
Рассматривая произошедшие события задним числом, я пришел к выводу, что фраза «тут-то все и началось» не отражает полностью моего эмоционального отношения к этой истории. Это все равно как Великую Октябрьскую революцию, день свершения которой русский народ со свойственной ему одному логикой отмечает в ноябре, назвать незначительным событием в культурной жизни страны. Рядом с моей машиной стояла ОНА. Да, не она, а именно ОНА – тремя заглавными буквами. Она была вылитой копией матери моих восьмерых детей, которых у меня еще нет. Высокая, ниже меня лишь на полголовы, стройная, она должна была быть грациозной, как маневрирующий на горном серпантине «бимер», она была красива, как может быть красив сто сороковой «мерс» в день покупки, она была привлекательна, как может быть привлекательна цена в двадцать тысяч долларов за этот «мерс». Такой женщине можно было простить даже рязанский говор.
Одета она была странно. На ней были кожаные штаны обтяжечку, куртка с бахромой и кожаные сапожки. Что тут странного, спросите вы? Кожа была очень хорошей сделки, намекая о приличной цене на комплект, однако одежда выглядела так, как и должна выглядеть повседневная одежда человека, продирающегося через лес или преодолевающего водные препятствия вплавь. На клубный костюмчик она явно не тянула. Слишком много потертостей, царапин и заплат.
И в то же время она выглядела стильно. У нее были инные каштановые волосы, водопадом ниспадающие на плечи, пронзительные зеленые глаза и ослепительно белые зубы. К сожалению, поначалу я не смог оценить идеальной формы ее ушей, но и без этого эффект был поразительным. Она рассматривала мою машину. Это мне понравилось. Мне нравится, когда женщины знают толк в машинах, а в моем аппарате было что рассматривать часами. Но, как только моя нога ступила на асфальт стоянки, девушка сразу же обернулась и одарила своим взглядом меня. Под пристальным взором ее прекрасных глаз я почувствовал себя толстым, глупым и неуклюжим, хотя, по моему пристрастному мнению, не являюсь ни тем, ни другим, ни третьим. Как только она обернулась, я заметил на ее левом боку короткий кинжал. Ну, то есть коротким он был для кинжала. Для перочинного ножика он был очень длинным и легко попадал в категорию холодного оружия. Ходить по городу с таким инструментом, даже в качестве украшения, было не слишком разумно. Однако у меня почему-то сложилось впечатление, что незнакомка использует его не в качестве украшения.
– Добрый вечер, сударыня, – сказал я. – Могу ли я вам чем-то помочь?
– У тебя прекрасный скакун, – сказала она. – Благородных ли он кровей?
Манера выражать свои мысли у нее была странной, но порою и меня кидает в блажь словоблудия.
– Еще каких благородных, – сказал я. – Германская конюшня «Даймлер–Крайслер», тренировка «АМЖ», выведен специально для трудных дорожных условий.
– И как его имя, о незнакомец?
– Джи-ваген, – сказал я.
– Дивное имя, – сказала она. – Обнажи свою левую длань, благородный рыцарь!
– Э-э-э… – сказал я глубокомысленно. – Простите, но что именно вы хотите, чтобы я обнажил, сударыня?
Она протянула руку и дотронулась до моего левого бицепса.
Бицепсы – это моя гордость, так что упустить шанс покрасоваться перед красивой девушкой, тем более когда она сама об этом попросила, я не мог. Должен вам сказать, что демонстрация бицепса осенью – занятие неблагодарное. Летом вы просто задираете рукав футболки, при условии, что вы носите майки с рукавами, и вот он: хочешь – издалека любуйся, хочешь – руками щупай. Сейчас же мне пришлось скинуть куртку и закатать рукав рубашки.
Прекрасная незнакомка не обратила внимания на внушительный объем мускула, казалось, ее больше интересовала натянутая, как на барабане, кожа.
– Узрите знак Избранного! – чуть ли не благоговейно прошептала она и дрожащим пальцем дотронулась до моей татуировки. – Дракон, зверь небес!
Я не большой любитель тату, и вытатуированный на левом бицепсе дракон был вынужденной мерой. Дело в том, что в армии у меня было прозвище Бульдог, и на втором году службы кто-то из дембелей предложил сделать мне соответствующую наколку. То ли у дембеля тряслась с перепою рука, то ли по жизни он был не великим художником, но то, что должно было изображать упрямого и свирепого пса, превратилось в голодного шакала с маниакальными наклонностями во взгляде. Кроме того, наколка выглядела так, будто кто-то попытался рисовать на мне бледно-синей шариковой ручкой и не слишком в этом преуспел. Поэтому, когда я стал чуть старше и гораздо круче, наколка начала меня смущать. Результаты выведения татуировок, чаще всего в виде обезображенных участков кожи, как после ожогов второй степени тяжести, мне уже доводилось лицезреть, а посему я отправился в путевый салон и попросил наложить что-нибудь сверху.
Накрыть шакала оказалось возможным только драконом. Я не специалист, да и мастер едва ли был китайцем, обслуживающим триады или якудзу, но дракон получился неплохим. Сине-красно-зелено-золотой с черными вкраплениями, он раскрывал свою пасть, и вылетающее из нее пламя опоясывало всю руку. Тату было несравнимо лучше голубого шакала, однако я не думал, что оно способно повергнуть кого-то в благоговейный трепет.
– Да, симпатичный зверек, – сказал я, опуская рукав и надевая куртку. – Могу я сделать для вас еще что-нибудь, сударыня?
– Конечно, о благородный рыцарь, – сказала она. – Тебе потребно отправится со мной в священное место.
– Интересное заявление, – сказал я. – И далеко ли отсюда находится священное место? Потому что я знаю эти края довольно неплохо, и со священными местами здесь туговато.
– Четверть дневного перехода, – сказала она.
– Я не слишком разбираюсь в пешеходных мерах длины, сударыня, – сказал я. – Сколько это, если на ма… верхом?
– В путь! – провозгласила она. – Я покажу дорогу.
Я сделал шаг к машине и распахнул перед незнакомкой переднюю дверцу.
Многое можно сказать о женщине только по тому, как она садится в джип.
Существует много способов, скажу лишь о двух самых распространенных.
Первый заключается в том, чтобы повернуться к проему спиной, закинуть на сиденье свое мягкое место, а потом втянуть в салон ноги. Не самый эстетичный вид, если вы понимаете, о чем я говорю. Правда, второй способ еще менее эстетичен. Следует закинуть одну ногу в салон, а затем, опираясь одной рукой на сиденье, а второй на ручку дверцы, пропихивать свое тело в проем. К счастью, прекрасная незнакомка не воспользовалась ни одним из перечисленных. Она поставила сапожок на подножку и одним грациозным движением с небольшим разворотом в воздухе заняла свое место. А я для себя уже точно решил, что это действительно ее место.
Я вышел из ступора, обошел машину и уселся за руль. На трассу мы выехали в молчании.
Минут через двадцать незнакомка указала мне еле заметный с трассы поворот на проселочную дорогу, ведущую в глубь леса. Я крутанул руль, и мы запрыгали по кочкам. То ли от тряски, то ли оттого, что вокруг резко темнело, проснулась моя темная вторая половина. Она была гораздо мрачнее и жестче, чем первая, зато неизмеримо мудрее.
И, едва продрав глаза, она тут же начала вопить о ловушке.
Я призвал на помощь логическое мышление и пришел к выводу, что, если бы меня хотели похоронить в этом лесу, можно было избрать сотню более легких способов. Пуля на стоянке, пуля в подъезде, динамитная шашка в районе правого переднего колеса… Подсовывать мне девушку – это не стиль Леонида и ему подобных субъектов. Те действуют проще и прямолинейнее.
Моя спутница молчала, против чего я нисколько не возражал, любуясь ею в полумраке салона под легкую инструментальную музыку, струящуюся из колонок.
Примерно через полчаса автомобильной прогулки по лесу вокруг начало ощутимо светлеть. Логическое мышление отказалось помочь в разрешении этой ситуации, ибо до утра была еще целая ночь, а электрическое освещение в лесу не предусмотрено. За следующим поворотом ситуация прояснилась сама собой.
Свет исходил от установленной поперек дороги арки живого пламени.
Огонь был ярким, цвета расплавленного золота, и зависал в воздухе живым воплощением знаменитой операционной системы Билла Гейтса, короче говоря, вел себя так, как не положено себя вести любому порядочному лесному пожару. И, кстати о пожарах, вокруг ничего не горело.
Но главное было не в этом.
Арка делила дорогу пополам, и за ней начиналась другая реальность.
Не более и не менее реальная реальность, чем та, в которой я существовал всю свою жизнь. Она была просто другой, и это было понятно с первого взгляда. В ней тоже был лес, но он совсем не напоминал куцые и выхолощенные подмосковные насаждения. Это был стихийный, многовековой лес, заполненный гигантскими деревьями, перед которыми самые продвинутые земные баобабы выглядели бы тонкими, качающимися на ветру березками. Этот лес жил своей жизнью, не похожей на что-либо, виденное мною ранее. И в этом лесу, несмотря на полумрак, был день, откуда-то я точно это знал. А сумрачно там лишь потому, что могучая листва заслоняет солнце.
И еще в этом лесу были люди. Они призывно махали нам руками.
Я посмотрел на свою спутницу.
– Наш путь лежит в те места, о благородный рыцарь, – сказала она.
– Почему-то это меня не слишком удивляет, – сказал я.
И в этот ответственный момент у меня зазвонил телефон.
ГЛАВА ВТОРАЯ,
в которой герой знакомится со своими соратниками
и отправляется на поиски магического артефакта
Ни в коей мере не собираясь катить бочку или даже небольшой бочонок на монстров беспроводной телефонной связи типа «Эрикссона», «Моторолы» или «Сименса», хочу привести старый и не очень смешной анекдот.
Хорошо, когда у вас есть телефон.
Удобно, если их два.
Роскошно, если три.
Блаженство, если ни одного.
Может быть, и не очень смешно, зато справедливо. Понимающие люди со мной согласятся. Так вот, я бы в этот анекдот, ради исторической справедливости, добавил еще одну строчку. Про сотовый.
При всех своих неоспоримых достоинствах, которые я и не собираюсь оспаривать, сотовый телефон обладает также рядом недостатков, наиболее существенным из которых является его способность трезвонить в самые неподходящие моменты. О, сколько студентов было выдворено с лекций и экзаменов по его вине! О, сколько любовников проклинали его, лежа под кроватью в попытке спрятаться от рыскающего по квартире мужа и тщетно нажимая на все клавиши подряд голой пяткой своей левой ноги! Сколько чудных снов было нарушено с его помощью! Сколько романтических ситуаций испорчено проклятым виброзвонком!
Я полез в карман, нащупал там телефон и сунул его в ухо. Поймите меня правильно, я – парнишка крупный, а телефон у меня – продвинутый (читай – маленький), так что со стороны это выглядело именно так. Прекрасная незнакомка посмотрела на меня, как на врага рода человеческого.
– Алло, – сказал я.
– Здорово, Геныч, ты где пропадаешь?! – заорал голос в трубке. – Мы тебя уже полчаса ждем, чиксы реальные, клевая туса намечается.
– Без меня пока потусуйтесь, – сказал я. – Позже подрулю.
– Реально без тебя развод – не развод! Мы тут коньяку твоего любимого литру взяли, все окейно! Когда подрулишь-то?
– Я тебе перезвоню, – сказал я, складывая телефон в карман. – Весь к вашим услугам, мадемуазель.
Нажал на газ, выжал сцепление и въехал прямо в центр золотистого пламени.
Гм. Наиболее продвинутые читатели уже наверняка сообразили, что арка, возникшая посреди подмосковного леса, была не чем иным, как порталом, ведущим из нашего мира в мир другой. Соответственно, они уже представляют, как выглядит переход из одного мира в другой. Свет, тьма, все цвета радуги, боль, блаженство, ощущение, как будто тебя раздирает на куски и снова собирает в одно целое, но только в другом месте, краткое мгновение, длившееся целую вечность… Не хочу никого разочаровывать, я ничего особенного не почувствовал. По бортам машины полыхнуло отблесками огня, когда я проезжал через арку, и вот она уже осталась позади. А оставшись позади, сразу погасла.
Вместе с ней исчезло и Подмосковье, где леса используются в основном для тайных захоронений убитых в неправедном бою членов разных криминальных группировок. Дремучий лес окружал меня, мою прекрасную незнакомку, мой «Гелендваген» и троих парней, стоявших неподалеку и ожидающе смотревших в нашу сторону.
Тут я решил кое-что для себя прояснить. А поскольку процесс прояснения мог оказаться довольно-таки болезненным для противоположной стороны, я решил начать его с парней, оставив незнакомку на случай, если те не смогут сказать ничего путного. В конце концов, она мне слишком нравилась, чтобы задавать ей глупые вопросы типа «что происходит?» и «куда я попал?», сопровождаемые легким потряхиванием и похлопыванием.
Я открыл дверцу и вышел из машины. Изумрудная трава мягко пружинила под моими подошвами. Сколько лет надо стричь лужайку английскому лорду, чтобы добиться такого же результата?
Итак, парней было трое. Один из них более всего напоминал хиппи, потому как был он повышенно волосат в районе черепа, носил мешковидные и давно не стиранные штаны и козлиную бородку, которую модно называть эспаньолкой. Образ хиппи увенчивала висящая на плече гитара и мечтательно-рассеянный взгляд, коим смотрят на мир лишь настоящие поэты и шизофреники в последней стадии своего недуга.
Второй парень был похож на Антонио Бандераса. Но не на того стареющего и потасканного мужика, которым он стал теперь, а на молодого мачо, каким он предстал перед зрителями в «Убийцах», резко контрастируя с пожилым Сталлоне. Он был в черном прикиде и напоминал ходячую экспозицию из музея холодного оружия. Столько металла на одном человеке я не видел даже в Люберцах на рассвете тяжелого рока.
Иными словами, оба этих парня выглядели достаточно колоритно, но третий индивидуум, очевидно возглавляющий этот коллектив, устанавливал новые горизонты колоритности, придавая этому слову свежий оттенок.
Первое, что бросалось в глаза при взгляде на этого человека, была его борода – длинная, местами до белизны седая, местами иссиня-черная, и ее окладистости мог бы позавидовать любой православный священник. Не могу даже представить, сколько надо времени, чтобы вырастить такое чудо.
И лишь при втором взгляде я рассмотрел блестящую, словно наполированную, лысину, ковбойские сапоги с металлическими пряжками и набойками, шотландский клетчатый килт и длинную кривую трубку, из которой вился дымок.
Падать перед пришельцем из другого мира ниц никто из тройки не стал. Что ж, одно очко в их пользу. Их взгляды были оценивающими. И еще в них присутствовало с трудом скрываемое торжество.
– Милостивые государи, – сказал я, присаживаясь на капот своего скакуна, – не слишком ли смело с моей стороны будет ожидать от вас кое-каких объяснений?
– Пророчество сбывается, – сказал лысый бородач. Почему-то меня не удивило, что сказал он это по-русски.
– Не каждому пророчеству такое удается, – заметил я. – И в чем была суть вашего пророчества?
– И активируют трое кристалл Радагана, и откроются между мирами Врата, и пройдет Вратами лишь Избранный, носитель меча, что положит конец власти Тьмы и закроет Колодец Хаоса… – нараспев сообщил хиппи профессионально поставленным голосом популярного певца.
– Хорошая программа действий для пророчества, – одобрил я. – Конкретная. Но никакого меча у меня нет.
– Меч есть у нас, – сказал бородач. – Покажи знак Избранного.
– Обождете покамест. – Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, о каком именно знаке идет речь. Моя татуировка стала чересчур популярной в последнее время, не начать ли мне брать деньги за просмотр? Но история с властью Тьмы, Колодцем Хаоса и всякими мечами мне не очень понравилась. У мечей есть одна не слишком приятная особенность. Ими и зарубить могут. – И вообще, поскольку все мы здесь, надеюсь, цивилизованные люди, было бы неплохо познакомиться.
– Все верно, досточтимый рыцарь, – сказал «Бандерас», делая шаг вперед и отвешивая мне поклон. – Я – сэр Реджи…
В этом месте я решил пропустить пару тысяч слов, которыми сэр Реджи перечислял все свои титулы, звания, должности, вассальные обязанности и прочее, прочее, прочее. Я лишь успел уяснить, что он виконт Такой-то, граф Такой-то, отец своих крестьян, судья своих подданных, лучший клинок Третьего Королевства, прямой вассал Не-Помню-Как-Его-Там короля и кто-то еще в том же духе. Пока он говорил, я успел выкурить сигарету.
Когда он закончил, я затушил окурок о хромированный бампер своего джипа и бросил его в траву. Судя по тому, что вопля справедливого негодования после этого поступка не последовало, к Гринпису троица никакого отношения не имела. Еще одно очко в их пользу.
Хиппи представился как бард Гармон. Судя по его заявлению, он был весьма популярным исполнителем песен собственного сочинения, известным далеко не в одном из Двенадцати Королевств. Тот факт, что я не слышал ни одного его произведения, его несколько удивил и расстроил. Пришлось напомнить, что я только что прошел Вратами между мирами и так далее. Тогда он немного повеселел и пробренчал что-то на гитаре.
Бородач в шотландской юбке коротко буркнул, что он Морган. После велеречивых излияний его спутников это было истинным облегчением. Я тоже назвал себя. Как ни странно и ни обидно для меня, девушка к нашему разговору не присоединилась. Она так и осталась сидеть в машине. Видно, слишком устала с дороги или еще что-нибудь в этом роде.
– Ладно, – сказал я после того, как мы обменялись осторожными рукопожатиями. – Теперь я хотел бы выяснить еще кое-какие подробности. Это другой мир?
– Это тот самый мир, – сказал Морган. – Из другого мира пришел ты.
– Это зависит от точки зрения, а она может быть переменной, – заметил я. – И зачем, позвольте спросить, вы меня позвали?
– Чтобы случилось предначертанное, – сказал Гармон.
– И что именно было предначертано? – спросил я.
Это было ошибкой. Я имею в виду, ошибкой был не сам вопрос. Вопрос был насущной необходимостью. Ошибкой было задавать этот вопрос барду.
В ответ он запел.
Это была длинная песня. Не знаю, может быть, Гармон и величайший музыкант своего мира, на меня он особого впечатления не произвел. Я поклонник несколько другой музыки, и его баллада не затронула сокровенных струн моей души. Да и на гитаре он играл не очень. До Чака Берри или Лопе де Гарсия ему было далеко.
Другое дело – текст. Он был предельно информативным и очень познавательным, чего нельзя сказать о девяносто девяти и девяти десятых процента песен из нашего мира. Никаких юбочек из плюша или кримплена, никаких разбросанных по снегу белых роз или яблок, никаких завываний о маме, родном доме и вольной воле. Одни только голые факты. Такой подход к песне мне понравился.
В целом история оказалась довольно-таки банальной. Если за свою сознательную жизнь вы имели неосторожность прочитать хотя бы одну книгу, написанную в жанре фэнтези, а я прочитал их довольно много, она бы вряд ли вас удивила.
Жили-были на одном континенте Двенадцать Королевств. Жили они в мире и согласии, грызлись исключительно между собой и только по экономическим мотивам. Однако золотому веку междоусобиц пришел конец, когда в мир, а случилось это около пятисот или около того лет назад, пришел Темный Властелин. Он построил крепость в отдаленных горах и начал творить свои пакости, собирая ключи к Колодцу Хаоса. Местная эсхатология предполагала, что если – или когда – Колодец будет открыт, мирозданию настанет полный кирдык, потому что в местную реальность вывалится куча Первозданного Хаоса, из которого эта самая реальность когда-то была создана, и все сущее завершит свое существование. Апокалипсис сегодня, иными словами.
Соответственно, у Темного Властелина была целая куча пособников из всякой нечисти, которая досаждала пограничным королевствам. Кроме того, за последние пятьдесят лет Империя Тьмы начала расширяться и полностью аннексировала Второе и Четвертое Королевства.
И для того чтобы не допустить продолжения всяческих безобразий со стороны Темного Властелина, маги должны были призвать героя из другого мира, который должен был решить судьбу мира этого. Видать, свои герои у них перевелись или для этого дела не годились. Избранный, отмеченный особым знаком, должен был завладеть каким-то там магическим мечом и именно им отрубить Темному Властелину голову и прочие интимные части тела. Типа, ничем другим это сделать решительно невозможно.
Изложение этих нехитрых фактов в балладе заняло около полутора часов.
Бард закончил песню и убежал облегчиться в кусты.
Я закурил сигарету. Морган попыхивал своей трубкой.
– И кто из вас, милостивые государи, маг? – спросил я.
Морган молча поклонился. В принципе, методом исключения я и сам пришел к такому выводу, но все же хотелось убедиться. Конечно, я мало встречал магов в реальной жизни, но этот субъект не слишком соответствовал сложившемуся у меня стереотипу. Я имею в виду – где остроконечная шляпа, бесформенный балахон и магический посох? Где добрый взгляд бесконечно мудрых глаз? Если бы Морган прошелся по Москве, минут через пятнадцать его забрали бы в милицию, как духовного лидера ваххабитов.
– Значит, меня вызвали вы?
– Именно.
– Понятно, – сказал я. – И вы можете отправить меня обратно? Я чисто ради информации спрашиваю.
– Это не в моих силах, Избранный, – сказал он.
– Почему же? – спросил я. – И, кстати, не зовите меня Избранным. Я имею в виду, раз для этого дела подрядили именно вас, значит, вы один из самых могущественных магов этого мира. Если я ошибаюсь, можете меня поправить.
– Ты не ошибаешься, – сказал он. – Я действительно один из самых могущественных, но и у моих возможностей есть предел. Только боги могут открывать Врата между мирами.
– Но вы же уже один раз открыли.
– Я использовал кристалл Радагана, – объяснил он.
– А-а, – сказал я.
– Кристалл Радагана называется так, потому что его сотворил сам Радаган. Радаган был богом.
– Логично, – сказал я.
– Это произошло задолго до появления в мире Темного Властелина, потому что Радаган был провидцем.
– Для бога это не так уж и сложно.
– Кристалл Радагана открывает Врата только один раз, и лишь Избранный может пройти этими Вратами. Более того, как и все могущественные артефакты, кристалл Радагана можно использовать лишь однажды.
– Как презерватив, – пробормотал я. – Но постойте, мне показалось или вы на самом деле сказали, что только Избранный может пройти Вратами?
– Только Избранный, – подтвердил Морган.
– А как же девушка? – спросил я.
– Какая девушка?
– Которая привезла меня сюда. Она вон там… – Я обернулся.
– С нами не было никакой девушки.
– Послушайте, я же не слепой и даже не шизофреник, и, если я видел девушку, значит, девушка была.
– Если ты видел какую-то девушку, это была часть магии кристалла, – сказал Морган. – Потому что мы никакую девушку за тобой не посылали.
В машине никого не было. Не веря своим глазам, я открыл пассажирскую дверцу и тупо уставился на пустое сиденье. Развели на телке, как обычного лоха! Вот это подстава!
– Значит, – медленно сказал я, соображая, – это был билет в один конец? И для меня нет никакого способа вернуться обратно?
– Есть только один способ, – сказал Морган. – Сразиться с Темным Властелином и победить. Тогда ты сможешь уйти.
Вернулся Гармон и сел на траву.
– А если я – не Избранный? – спросил я. – Если вы ошиблись и позвали не того?
– Только Избранный может пройти Вратами. Случайный путник был бы сожжен на месте.
– Но откуда вы можете это знать? – спросил я. – Ведь до меня никто Вратами не проходил.
– Мы проводили эксперимент, – сказал Морган. – И подопытный был испепелен.
– И кто же это был?
– Кролик.
– Кролик?
– Маленький пушистый зверек из семейства грызунов. У него еще уши длинные.
– Я знаю, что такое кролик, – сказал я. – В моем мире они тоже водятся. Но вряд ли случай испепеления кролика что-то доказывает.
– Нас тут было трое, – сказал сэр Реджи. – Никто не выразил желания так глупо жертвовать собой, а крестьяне мимо не проходили.
Его тон не оставлял сомнений, что, если бы под руку подвернулась парочка-другая крестьян, он не замедлил бы швырнуть их в открывшийся портал эксперимента ради.
– Их счастье, – пробормотал я. – И какова дальнейшая программа наших действий? Раз уж я здесь, и вы здесь, и все такое.
– Мы должны отправляться в путь, – сказал Морган. – Дальнейшее пребывание на этом месте может стать опасным. Возмущение магического поля при открытии Врат было достаточно сильным, чтобы Темный Властелин его почувствовал. Конечно, мы не на его землях и он не сможет послать сюда целую армию, но лазутчики и диверсанты у него есть везде.
– И путешествие наше будет долгим и полным приключений и опасностей? – уточнил я.
– Похоже на то, – сказал сэр Реджи. – По крайней мере, я очень на это надеюсь. Руки чешутся в ожидании хорошей драки.
– Не разделяю ваших надежд, – сказал я.
– Предопределенное свершится, – туманно высказался Морган. – В путь.
Правда, перед тем, как мы тронулись с места, пришлось-таки показывать им знак Избранного.
Лошадей у них не было, так что оказалось очень удачно, что я въехал в этот мир на машине. Не знаю, действовали ли у них тут другие законы физики или химии, но бензин по-прежнему оставался в горючем состоянии и двигатель бодро зарычал после первого же оборота стартера, подтверждая непреложное для русского человека утверждение, что «мерседес», он и в другом мире «мерседес».
Нисколько не ломаясь, и не заставляя себя упрашивать, и даже не выказывая ни малейших признаков благоговейного ужаса перед невиданным доселе средством передвижения, они забрались в машину, и мы отправились в путь. Морган с Гармоном сели сзади, маг не выпускал изо рта своей дымящейся трубки, так что пришлось сразу же включить кондиционер. Сэр Реджи вольготно расположился рядом со мной, указывая дорогу. Странно, но обилие колюще-режуще-рубяще-калечащего оружия нисколько не мешало ему путешествовать с комфортом. Наверное, с такой способностью надо родиться.
Я закурил сигарету и задумался. Подумать было над чем.
Первым тревожащим меня фактом была та легкость, с которой я направил машину в проход между мирами. Способ бежать из своего мира в другой обычно ищут только неврастеники и романтически настроенные неудачники, к коим я себя никаким образом причислить не могу. Я довольно молод, достаточно красив, в меру крут, сообразителен, удачлив и богат. Мои друзья конкретные пацаны, девушки меня любят, по крайней мере, не чуждаются моего общества, так какого рожна обеспеченному и довольному жизнью человеку очертя голову бросаться в какие-то возникающие на лесных дорожках порталы? И, если уж на то пошло, зачем я вообще поперся в тот лес?
Основным источником информации, помимо троих спутников, которые вряд ли были в состоянии ответить на мои вопросы, являлись только слышанные в детстве сказки и прочитанные в юношестве книги, но толку от них было совсем немного. Пусть «Хроники Амбера» три года были моей настольной книгой, но проблемы Корвина и его сынка-колдуна никоим образом не касались моей ситуации. В конце концов, мой папа не был главной шишкой в этой половине Вселенной, не повелевал силами Порядка и не подсовывал мне для совокупления своих внучатых племянниц.
Томас Ковенант был Неверящим и Повелителем Белого Золота. Учитывая тот факт, что последний титул он получил благодаря купленному на какой-то распродаже кольцу… Да если бы все цацки, принесенные из нашего мира, в других мирах обладали магической силой, моих «понтов» хватило бы на усмирение целого батальона лордов Фоулов. Еще у Ковенанта была проказа. В происходящее он не верил до самого последнего момента. А может, и тогда не поверил.
О Свароге, русском аналоге Ковенанта, я знал только понаслышке. Но он был десантником, поэтому ничего разумного от его модели поведения ожидать не приходилось. Если он и в реальной жизни крущил кирпичи собственной головой, в мире магии у него бы точно съехала крыша.
Фродо Девятипалый с Гендальфом Серым были местными жителями и из мира в мир не путешествовали, у Скива был хороший учитель, а янки при дворе короля Артура слишком увлекался прогрессорством.
Чародей с гитарой был обкурившимся студентом и всю дорогу думал, что его глючит.
Героев было много, и все они были разными. Нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк Его.
Но всех героев этих сказок для взрослых объединяло одно – никто из них не хотел быть героем, поначалу всех мучили сомнения, и никого особо не колбасило от идеи спасать мир. Потом на них нападали плохие ребята, и мир приходилось спасать в порядке самозащиты.
Но я-то не герой книги, и вряд ли кто-то может гарантировать мне хеппи-энд.
То, что я прошел какими-то Вратами, испепелившими кролика, и имел армейскую татуировку, которой у испепеленного кролика не было, еще не доказывало, что я являюсь Избранным. Однако так считали мои спутники, а поскольку больше никого в этом мире я пока не знал, разубеждать их в данный момент было бы не слишком благоразумно.
Морган сказал, что не может отправить меня обратно, но Морган мог и солгать. В конце концов, ему нужен Избранный, чтобы потягаться силами с Темным Властелином, и не в его интересах сообщать этому Избранному о наличии другой дороги домой, нежели та, что лежит через битву с Мировым Злом. С другой стороны, не слишком-то меня домой и тянуло, и вкупе с первым тревожным фактом это было странно и чуть ли не пугающе.
Но я примерно представлял, почему оно так.
Вряд ли я попал под воздействие каких-то чар, хотя полностью исключить эту возможность нельзя. Но я не чувствовал давления на меня какой-то чужой воли ни сейчас, ни в момент перехода. Никаких изменений в мышлении, никакой несвободы воли не наблюдалось. Хотя, конечно, может быть, зачарованные и не должны чувствовать, что они зачарованы, но у меня были в этом сильные сомнения. Слабый пол тут тоже ни при чем. Девушка-призрак, вызванная волшебством Радагана, конечно, без всяких споров, была очень привлекательной, но мне давно уже не четырнадцать лет, переходный возраст благополучно пережит и похоронен под более яркими воспоминаниями молодости, и я перестал думать лишь тем, что находится у меня между ног. Я знал слишком многих женщин, чтобы это сработало.
Был, правда, еще один не слишком приятный вариант. Он гласил, что я сейчас не сижу за рулем своего «Гелендвагена» и не направляюсь с бардом, воином и магом на поиски магического меча, но являюсь пассажиром белой машины с синими мигалками и санитары везут меня в Кащенко. Однако, положа руку на интимные части своего тела, я в это не верил. Я служил в армии, водил машину и получал разрешение на хранение огнестрельного оружия, так что обследовался в психиатрических клиниках достаточно часто, чтобы не знать о собственных психических отклонениях, буде они имели место. Всю жизнь я отличался рациональным мышлением и взвешенными решениями, поэтому факт существования другого мира не стал для меня культурным и эмоциональным шоком. Если он есть, глупо сомневаться в его существовании.
Жизнь в Москве была скучной. Многие бы сказали, с жиру он, мол, бесится. Пусть попробует прокормить жену, двоих детей и больную тещу на зарплату инженера, и посмотрим, будет ли ему скучно тогда. Согласен, на какой-то стадии существование на планете может быть и веселым, но мне как-то не повезло.
С крушением светлой коммунистической мечты я что-то потерял. Крушение это произошло, когда я пребывал еще в блаженном детском неведении относительно методов построения светлого будущего всего человечества, и не скажу, что сегодняшний я хотел бы жить при том коммунизме, который мог бы быть построен в нашей стране.
Но мне очень нравилась теоретическая модель коммунизма, которую нарисовали братья Стругацкие и с которой я ознакомился уже во времена перестройки. Мне и самому хотелось бы жить в мире, где все без исключения занимаются любимым, интересным и крайне полезным для всего человечества делом, где понедельник начинается в субботу, а лучший отдых – это перемена работы. Сменившая эту утопию мечта капитализма была более приземленной и свела смысл человеческого существования от познания Вселенной к зарабатыванию маленьких зеленых бумажек. Кому-то и этого смысла хватает до конца жизни, но я, заработав некоторое число этих самых бумажек, быстро потерял к ним всякий интерес. Они делали жизнь легкой и приятной, иногда сложной и опасной, но никак не могли наполнить ее смыслом.
Я жил в нашем мире и, играя по его правилам, выиграл довольно много. Выигрывать еще больше мне не хотелось. Есть люди, которых увлекает сам процесс накопления капитала, для которых первый миллион и первый миллиард – лишь вехи на пути, и дорога эта бесконечна, ибо всех денег в мире не заработать.
Когда мне было двенадцать лет, я жил в коммуналке и ездил на велосипеде. Перед моим уходом в армию сосед подарил мне свой ушастый «запорожец», и я стал гордым автовладельцем. Во времена срочной службы я ездил на «бэтээре» и жил в казарме. Занявшись бизнесом, я купил себе однокомнатную квартиру и покатался на бесчисленном количестве подержанных машин, среди которых были и плоды отечественного автопрома, и иномарки. Сейчас я покрываю асфальтированные пространства посредством новенького «мерседеса», а в гараже у меня стоит спортивная «пятерка» от БМВ. У меня три квартиры в городе и приятная дача за его пределами. Комфортность моей жизни была достигнута уже на уровне однокомнатной квартиры и пятилетней «ауди-80», с тех пор принципиальных качественных изменений в ней не наблюдалось. Я могу поднапрячься и пересесть с «мерина» на «ламборджини-диабло» или «роллс-ройс», загибая пальцы на манер Кольца Всевластья, но разумом понимая, что это всего лишь понты и все дальнейшие изменения будут носить лишь косметический характер. Мне больше нечего было делать в своем мире.
А в другом мире у меня мог быть шанс сделать что-то, чего я не мог сделать на Земле. Я мог стать кем-то другим, а не просто своим в доску парнем, с которым легко и приятно и можно пошутить на тему пожарной безопасности.
Вряд ли все эти соображения могли прийти мне в голову, когда я проезжал через пылающую арку Врат. Скорее, тут уж подсознание подсуетилось и сделало выбор за все остальное.
Так что теперь придется изображать из себя спасителя мира и сражаться с Темным Властелином, а это вам не бензин ослиной мочой разбавлять.
Хотя, быть может, все эти Темные Властелины – лишь происки вражеской пропаганды. Не стоит ввязываться в чей-то давно текущий конфликт, не обладая полным объемом информации, – это одно из моих личных правил выживания, а поскольку мой информационный багаж не намного отличался от абсолютного нуля, я решил узнать об этом мире как можно больше.
Тут я заметил, что сэр Реджи болтает со мной, причем, судя по его оживленному виду, это занятие доставляет ему ни с чем не сравнимое удовольствие, которое не может омрачить даже тот факт, что я его не слушал.
– …Ну так и вот, – говорил он. – После того как я победил на трех дуэлях подряд в течение одного дня, рогатые мужья стали думать гораздо дольше, прежде чем бросать мне в лицо свои перчатки. Однако на мне еще висели те долговые расписки, а сидеть в долговой яме – едва ли самое достойное занятие для потомственного дворянина, и тут очень вовремя подворачивается этот небольшой крестовый походик, и я говорю себе: сэр Реджи, а почему бы и нет? Моргану нужен был вояка, который способен преподать Избранному пару уроков фехтования, если тот окажется не при делах, или станет его спарринг-партнером на время путешествия, если он будет мастером меча. Так вот я и хочу выяснить, сэр Геныч: хорошо ли вы фехтуете?
– Вообще никак. – Я решил говорить правду, чтобы потом от меня не ждали каких-то чудес. Если нам придется драться на мечах, пусть уж сэр Реджи рассчитывает только на себя. – В моем мире фехтование не является основным видом боевого искусства.
– Странный у вас мир, – сказал сэр Реджи. – Если двое мужчин не могут уладить возникшую между ними проблему при помощи меча, как же вы тогда разрешаете спорные вопросы?
– По-разному, – сказал я, не вдаваясь в подробности.
– Суд? – презрительно фыркнул бретер.
Презрение к цивильным у дворянина в крови?
– Иногда и через суд, – сказал я. – Но чаще, если у человека моего круга возникают проблемы, он решает их при помощи разборки.
– И как это работает?
– Это что-то типа дуэли, – сказал я. – Все начинается с взаимных претензий, плавно перетекает в стадию оскорблений, а заканчивается трупами.
– Значит, наши миры не так уж и отличаются, – сказал сэр Реджи. – А кем ты был в своем мире? Извини, я не знаю твоего титула, поэтому обращаюсь с тобой, как с равным, но если ты более знатен, чем я, то я готов принести свои извинения и…
Очевидно, мысль, что у Избранного, прошедшего Вратами и так далее, может вообще не быть титула, не могла зародиться в голове потомственного дворянина. Наверное, в его мире крестьяне и прочие нижние сословия Избранными быть просто не имеют права. С другой стороны, признаваться в своем безродстве тоже смысла не имело, потому что никоим образом не могло положительно сказаться на ситуации, а отрицательно – могло. Назовись я графом или бароном, сэр Реджи тут же примется расспрашивать меня о замках, гербах, флагах и девизах, а с геральдикой я не в ладах. Поэтому, немного подумав, я обозвал себя потомственным дистрибьютором, а за эмблему взял трехконечную звезду в серебряном круге, что было логично, поскольку именно эта эмблема красовалась на моей карете. Сэр Реджи принял объяснение.
Ехать по лесу было совсем не трудно, расстояния между исполинскими деревьями позволили бы развернуться не только моему джипу, но и шестидесятичетырехколесному вездеходу с баллистической межконтинентальной ракетой. Вскоре мы выехали на небольшую проселочную дорогу и повернули направо. Тот факт, что основным транспортным средством, использующимся на тракте, была крестьянская телега и колея была разбита именно под нее, никоим образом не мог сказаться на способности моей машины здесь проехать. Разве что нас немного трясло.
То ли от этой тряски, то ли потому, что ритуал открытия прохода между мирами был утомительным, но Морган заснул, и вскоре салон машины огласился его богатырским храпом. Гармон с задумчивым видом смотрел в окно. Насколько я понял из болтовни сэра Реджи, его присутствие, я имею в виду барда, носило в предприятии чисто познавательный характер. Он не был ни магом, ни хорошим бойцом, ни великим знатоком Темного Властелина и его прихвостней, его основной задачей было воспеть наш предполагаемый будущий подвиг во множестве баллад и не дать всяческим злопыхателям извратить изложение событий. Учитывая любовь рассказчиков приукрашивать факты при каждом следующем пересказе, это был довольно-таки логичный ход.
Еще через пятнадцать минут разговора выяснилось, что титулы и земли принадлежат сэру Реджи лишь в теории, поскольку его владения находились в одном из аннексированных Империей Тьмы королевств и были захвачены врагом еще при жизни прадедушки сэра Реджи. На жизнь до рискованного предприятия Моргана он зарабатывал на турнирах и в качестве наемного солдата.
– А чем ты занимался в своем мире? – спросил он.
– Бизнесом в основном.
– А что это – бизнес?
– Это такой вид войны, – сказал я. – Тесно переплетенный с коммерцией.
– То есть ты тоже дрался за деньги, как и я?
– Грубо говоря, да.
Мне не слишком нравилась манера сэра Реджи говорить мне «ты», хотя рассудком я понимал, что он таким образом выказывает мне свое уважение, признавая ровней. Я даже начал подумывать, не преподнести ли ему мой обычный выверт по поводу брудершафта, на который мы с ним не выпивали, однако делать этого не стал. Дворяне, насколько мне известно, народ довольно сволочной и вспыльчивый, а дуэли в этом мире в порядке вещей. И кто знает, что способно перевесить на его личных, находящихся в голове весах – спасение мира, в котором он живет, или задетая фамильная гордость.
– Хороших скакунов выводят в вашем мире, – сказал он, поглаживая сиденье. – Ими движет магия?
– Ими движет технология, – сказал я. – Наука.
– Наука! – фыркнул он. – Это та же самая магия, только сложнее. Если маг во время эксперимента разносит соседнюю деревню на клочки, он в отличие от алхимика хотя бы может точно объяснить, почему это произошло.
Не было смысла объяснять индивидууму, что алхимия – это не совсем та наука, которую я имел в виду. Тем более что отчасти сэр Реджи был прав. Или вы хотите сказать, что наши земные яйцеголовые всегда способны предсказать результаты своих трудов? Вспомните Альфреда Нобеля и динамит.
– Расскажи мне о вашем мире, – попросил сэр Реджи.
– Лучше ты мне о своем, – предложил я. – Этот рассказ будет иметь большую практическую ценность.
– Тут нечего особо рассказывать. – Он пожал плечами. – Короли, вассалы, маги, демоны… Все как всегда. Крестьяне волнуются.
– А что случилось с этой областью? – спросил я. Мы ехали по тракту вот уже полчаса и до сих пор никого не встретили. – Эпидемия чумы?
– Хуже, – сказал сэр Реджи. – Король Фридрих Третий объявил рекрутский набор.
– Темный Властелин или местные дрязги?
– Скорее, местные. Мы в Десятом Королевстве, отсюда слишком далеко до границ Империи. Зато я слышал, младший братец спит и видит, как бы стать узурпатором.
– Семейные проблемы. – Я вздохнул.
– У меня не было семьи, – сказал сэр Реджи, – в том смысле, в котором это понимают другие. Мои родители были убиты, когда мне не было и года. Меня воспитывал мой дядя. Он был лучшим клинком страны, между прочим.
Я подумал, что в мире, где разрешены дуэли и правят обычаи Средневековья, заслужить этот титул совсем не просто. Наверное, еще труднее его удержать.
– Дядя возглавил разведывательную экспедицию на территорию Империи, – продолжал сэр Реджи. – В его задачи входило дойти до Ущелья Рока и вернуться обратно, нарисовать карту местности и расположение гарнизонов. То ли в его отряде был предатель, то ли ему просто не повезло… Все погибли. Так что для меня в нашем предприятии есть что-то личное, потому как Властелин задолжал мне пару неприятных минут. Он имел неосторожность прислать королю Ричарду отрезанные головы разведчиков, тот передал голову дяди мне, как последнему из рода, а я даже не смог похоронить его в фамильном склепе. Потому что фамильный склеп разрушен.
– Какой он, этот Властелин?
– Кто знает, – сказал сэр Реджи. – Я никогда не заходил в глубь Империи, а он никогда не покидал своей Цитадели, По слухам, его вообше никто никогда не видел, кроме Черных Лордов.
– Черные Лорды? – спросил я. – Что за Черные Лорды?
– Их шестеро, – сказал сэр Реджи. – Ближайшие помощники Властелина, они преданы ему телом и душой, если у них есть душа. Говорят, все они были великими воинами и пали в далеком прошлом, их оживило заклятие. Они командуют его армиями.
– Опасные типы?
– Хорошие бойцы. Бэрд, принц крови из Второго Королевства, отважный и могучий воин, бросил вызов Черному Лорду Балдеру. Они бились на мечах три часа, а потом Балдер рассек его одним ударом от плеча и до пояса. Хороший удар. Но их сила не в этом.
Не было особой необходимости спрашивать, в чем же заключалась их сила. Сила в правде, как говорил Данила Багров, называя этнических афроамериканцев ниггерами и валя безоружных людей направо и налево. Сэр Реджи словоохотлив. Он и сам все расскажет.
– Они – не люди. – Сэр Реджи не разочаровал моих ожиданий. – Я не имею в виду, что они нежить, как говорят многие, но они уже перестали быть людьми. Вряд ли кто-то сможет назвать меня хорошим человеком, но по сравнению с ними я… Они творят истинное зло и живут во зле. Они убивают всех – мужчин, женщин, стариков, детей, даже грудных младенцев. Я – солдат, что бы обо мне ни говорили. Солдаты воюют с солдатами, но Черные Лорды воюют со всеми.
Типичный случай мании убийства, подумал я. Всяческие Темные Властелины, Повелители Боли, Князья Страха и Короли Хаоса обожают окружать себя подобными маньяками. Наверное, душа отдыхает в их компании. Или просто имидж обязывает.
Навстречу нам проскакал всадник на белом скакуне. Его одежда была пыльной, да и он был достаточно пыльным, видно, не первый день провел в дороге. Он одарил удивленным взглядом наш экипаж, но останавливаться и глазеть, а тем более лезть с вопросами не стал. В Средневековье любопытные долго не живут.
А мне было интересно все. Особенно, что, наверное, не является слишком уж удивительным фактом, мне была интересна история меча, которым мне предстояло владеть. Это в лучшем случае. А в худшем – разить им всяческую нечисть.
Сэр Реджи оказался подкованным и в этом вопросе, что совсем не странно. Как дворянин он был повернут на благородном оружии, а как спутник Моргана, не самого слабого волшебника в здешних краях и основного зачинщика этого похода, должен был выслушать эту историю хотя бы один раз.
Меч имел имя. Вообще все магические артефакты, от которых зависят судьбы мира, обзаводятся собственными именами, а в случае с мечами это особенно актуально. У Корвина была Грейсвандир, у Элрика Мелнибонийского – Повелитель Бурь, и даже полоумный отморозок Бранд орудовал Вэрвиндлом, а Искатель, для которого было написано уже восемь правил, размахивал мечом Истины. Только уважаемый А. Белянин не удосужился придумать имя для меча своего героя, так и назвал книгу «Меч без имени». Большой минус. Там, где авторы поизворотливее обошлись бы одним словом, ему приходилось использовать целых три.
Кстати, один мой знакомый фанатик древнего оружия, который по совместительству являлся главным ликвидатором Андрюшиной бригады, просветил меня, что в Средние века все мечи назывались женскими именами и, говоря о них, правильнее использовать местоимения женского рода. То есть мечи, которым имена не давались, были самцами, а те, которым посчастливилось обзавестись именем собственным, оказывались женщинами. Что ж, в этом есть своя логика, особенно если ты – странствующий рыцарь. Вспомните хотя бы опус главного певца еврейского казачества: «Только сабля казаку во степи жена». Если уж отождествлять меч с человеком, то пусть это будет женщина, не так ли? В конце концов, именно с мечами истинный воин проводил больше всего времени, и именно с ними он умирал.
Потенциально предназначенный для меня, а также для любого другого, кто осмелился бы возомнить себя Избранным, меч тоже был женщиной. Ее звали Валькирия. Не слишком оригинальное имя, правда? Я выбрал бы Галю или Наташу.
История ее происхождения была, как и положено, загадочна и окутана тайной. Глупо ведь пытаться убить Темного Властелина мечом, который выковали гномы с соседнего рудника. Меч для киллера Темного Властелина должен быть древним, необычным и кровожадным. Если уж и пытаться выковать такой меч в этом мире, то делать это должны какие-нибудь эльфы при участии могущественных колдунов и под чутким руководством местного божества не самого мелкого калибра, с соответствующими жертвоприношениями и окроплениями его лезвия слезами несовершеннолетних девственниц. Лучше заниматься ковкой в жерле действующего вулкана – и помешать никто не может, и антураж соответствующий. Правда, к моему мечу все вышесказанное не относится.
Валькирию в этом мире не ковали.
Откуда она взялась, тоже никто точно не знал. Она свалилась в мир Двенадцати Королевств так же неожиданно, как и Темный Властелин, и примерно в то же время, что ясно указывало на их связь (а как же иначе?).
Вот рассказ сэра Реджи в моем вольном изложении. В одно прекрасное – или не очень прекрасное, суть дела не в этом – утро главному стручку на грядке местного религиозного ордена воинствующих фанатиков было дано видение. Кстати хочу заметить, что большинство видений, полученных членами этого ордена, было ниспослано им по утрам, в чем прослеживается определенная логика, ибо служителям сего культа не запрещены обильные возлияния спиртного. Тело с утра занято своими проблемами, так что подсознание может заняться и другими делами навроде получения указаний свыше. Главный стручок с большого бодуна собрал вокруг себя баклажанов рангом пониже и отправил их на поиски того, что ему привиделось. Доказательством того, что это все-таки было истинное видение, а не похмельный бред, служит тот факт, что поиски длились недолго.

Мусаниф Сергей - Понты и волшебство => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Понты и волшебство автора Мусаниф Сергей дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Понты и волшебство своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мусаниф Сергей - Понты и волшебство.
Ключевые слова страницы: Понты и волшебство; Мусаниф Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн