Старонемецкий эпос - Песнь о Нибелунгах 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Бьянчин Хелен

Женатые - 4. Мой властелин


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Женатые - 4. Мой властелин автора, которого зовут Бьянчин Хелен. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Женатые - 4. Мой властелин в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Бьянчин Хелен - Женатые - 4. Мой властелин без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Женатые - 4. Мой властелин = 86.16 KB

Бьянчин Хелен - Женатые - 4. Мой властелин => скачать бесплатно электронную книгу



Женатые – 4

OCR: Lovely; Spellcheck: светляшок
«Мой повелитель»: Радуга; Москва; 2007
ISBN 978-5-05-006607-7
Аннотация
Оказавшись в затруднительном положении, Кайла Смит вынуждена обратиться за помощью к своему бывшему мужу Дуардо Альваресу. Он готов пойти ей навстречу, но для этого она должна выполнить одно условие – вновь стать его женой.
Хелен Бьянчин
Мой властелин
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Что ты сделал?!
Кайла не верила своим ушам. Ее лицо побледнело от ужаса.
– Думаешь, мне было легко пойти к Дуардо Альваресу и попросить его? – Слова Джекоба обрушились на Кайлу подобно удару хлыста.
Дуардо Альварес.
Одного упоминания имени этого человека было достаточно, чтобы у нее по спине побежали мурашки. Плохие парни часто преуспевают в жизни – теперь это предприниматель-миллиардер, владеющий недвижимостью в крупнейших городах мира. А еще он ее бывший муж и последний человек на земле, который мог бы помочь ей или ее брату.
– Какого черта ты это сделал?!
– У меня не было выбора! – Лицо Джекоба выражало такую муку, что у Кайлы внутри все сжалось.
О боже!
В последний раз она видела Дуардо на похоронах своего отца. Тогда, убитая горем, Кайла была как в тумане. С тех пор они больше не встречались. Да Кайла и не хотела этого.
– Черт побери, Джекоб! Как ты мог?!
Брат не ответил. Но у нее не было времени продолжать этот разговор. Через девять минут она должна быть на станции, иначе опоздает на поезд.
Кайла накинула куртку, повесила на плечо сумку и, резко повернувшись, посмотрела на брата.
– Мы поговорим позже.
Джекоб протянул ей листок бумаги.
– Это номер Дуардо. Позвони ему ближе к полудню.
Скорее верблюд пролезет сквозь игольное ушко!
– Пожалуйста!.. – Джекоб посмотрел на нее темными глазами, полными отчаяния, и она положила листок в карман.
– Ты хочешь слишком многого. – Не сказав больше ни слова, она покинула их маленькую двухкомнатную квартирку.
Кайла шла по улице в дешевом пригородном районе, по обе стороны тянулись обветшалые стандартные дома. Как это не похоже на ее прежнюю жизнь!
Пять лет назад семья Бенджамина Энрайт-Смита занимала почетное место в высших кругах сиднейского общества. Двадцатидвухлетняя Кайла, получившая степень по управлению бизнесом, занимала в компании своего отца чисто формальную должность с приличным жалованьем.
Представительница золотой молодежи, она не пропускала ни одной вечеринки, тратила бешеные деньги на наряды, много путешествовала и меняла кавалеров как перчатки.
Это продолжалось до тех пор, пока в ее жизни не появился Дуардо Альварес. Тридцатилетний мужчина, умудренный жизненным опытом, подающий надежды коммерческий делец и, по слухам, выходец с самого дна нью-йоркского общества, олицетворял собой все то, чего родители Кайлы не хотели для своей дочери. Именно поэтому она, избалованная богачка, привыкшая действовать всем наперекор, заинтересовалась им.
Запретный плод сладок. Она поставила себе цель завоевать Дуардо. Для того чтобы удержать его, ей понадобилось недюжинное самообладание. Добившись своего, Кайла, очевидно в момент чистого безумия, приняла его предложение полететь с ним на Гавайи и выйти за него замуж.
Спустя семьдесят два часа их брак распался.
Причиной стал ультиматум, предъявленный ей отцом… и сердечный приступ, унесший жизнь ее матери Бланш. В этой ужасной потере Бенджамин обвинил свою дочь, открыто назвав ее брак с Альваресом девчоночью прихотью.
Осуждение отца больно ранило девушку, и так мучавшуюся угрызениями совести из-за того, что ее скоропалительный брак убил Бланш. Мать всегда была ее доверенным лицом и подругой. Она часто выступала в роли буфера в столкновениях между упрямой Кайлой и самоуверенным Бенджамином.
После похорон матери Кайла старалась поддерживать отца и брата, когда ей самой так нужно было утешение единственного человека, который мог облегчить ее горе, – ее мужа.
Результаты вскрытия показали, что Бланш уже давно была больна, но Бенджамин отказался принять медицинские данные, продолжая обвинять в смерти жены Дуардо Альвареса. Это было тяжелое время, и сердце Кайлы разрывалось на части. Она опасалась за рассудок отца и осознавала, что Джекобу, как никогда, сейчас нужна материнская любовь и поддержка. Разве в такое время могла она думать о своей личной жизни?
Кайла боялась одного: Дуардо может, наконец, потерять терпение. Ультиматум Бенджамина: «Если ты оставишь этот дом, то больше никогда не переступишь его порог!» – не давал ей покоя.
Семья. Ее мать считала семейные ценности неприкосновенными.
И вот в один не самый лучший день Бенджамин представил Кайле письменное доказательство того, что Дуардо Альварес собирался прибрать к рукам компанию Энрайт-Смитов и она просто оказалась пешкой в его игре.
В тот день внутри нее что-то умерло.
Она отказалась отвечать на звонки Дуардо, и тогда он выдвинул свой ультиматум: «Выбирай. Либо я, либо твоя семья». Кайла просто сняла обручальное кольцо и протянула его человеку, имя которого она все еще носила. А затем, застыв, проводила его долгим неподвижным взглядом.
Через несколько месяцев империя Дуардо Альвареса поглотила компанию Энрайт-Смитов. Он приобрел славу безжалостного хищника, преследовавшего загнанную жертву до конца.
У Кайлы пропало всякое желание ходить на вечеринки, и, в конце концов, друзья перестали ее приглашать. Теперь мир беззаботного веселья, утраченный ею, вызывал у нее лишь боль, какой она не пожелала бы и врагу.
Единственными светскими мероприятиями, которые посещала Кайла, были скучные деловые обеды, на которых она была вынуждена наблюдать за тем, как все ниже опускается ее отец. В течение года компания Энрайт-Смитов обанкротилась и была куплена за бесценок не кем иным, как Дуардо Альваресом.
К этому времени все имущество семьи было уже продано с молотка: дом, «бентли», драгоценности Бланш, произведения искусства…
Пресса подняла вокруг этой истории грандиозную шумиху. Бенджамин не вынес краха и покончил с собой. Смерть отца повергло Кайлу и ее брата в отчаяние.
Но отчаяние отчаянием, а надо было как-то жить дальше. Денег не было. Кайла хваталась за любую работу. Последние три года днем она трудилась в офисе, а вечерами и по выходным подрабатывала в местном ресторане официанткой. Это обеспечивало им с Джекобом крышу над головой и предоставляло возможность потихоньку расплачиваться с долгами.
Джекобу было девятнадцать лет, когда он бросил университет и потерял всякую надежду стать врачом. Теперь он вкалывал не меньше сестры. Но, видно, судьба решила обойтись с братом и сестрой еще более сурово. В порыве отчаяния Джекоб как-то зашел в казино и, пристрастившись к игре, стал завзятым игроком. И однажды проиграл крупную сумму. Из-за этого никто из знакомых больше не давал им в долг. Банковский кредит они взять не могли, потому что у них не было поручителя. Все, что у них было мало-мальски ценного, пришлось продать…
Войдя в метро, Кайла помчалась вниз по эскалатору, но поезд ушел прямо у нее из-под носа. С чувством фатализма она лишь посмотрела, как он исчезает в тоннеле.
Девушка усмехнулась про себя. А ведь день только начался!
Было неразумно искушать судьбу, даже шутя. А если добавить к этому еще и цинизм, все может обернуться против тебя, думала Кайла, отвечая на шквал звонков, улаживая разногласия между двумя агрессивно настроенными коллегами и успокаивая клиента, который угрожал, что обратится в другую организацию, если не будут учтены его требования.
После ленча, состоявшего из йогурта, который Кайла быстро проглотила прямо за рабочим столом, последовал ряд циркулярных вызовов.
Было уже начало шестого, когда она закрыла свой ноутбук, порадовавшись, что очередной рабочий день подошел к концу.
Но не вечер, устало подумала Кайла, вешая на плечо сумку.
За сорок пять минут ей нужно сесть на поезд и добраться до итальянского ресторана в торговом центре. Работа официанткой давала ей право на бесплатный ужин, который она съедала в перерыве между приемом заказов. К тому же ресторан находился неподалеку от ее дома, и ей не нужно было пользоваться общественным транспортом.
Зазвонил телефон на ее столе, и Кайла немного помедлила, прежде чем поднять трубку. Кто бы это ни был, она уделит ему несколько минут.
– Слава богу, что я тебя застал!
– Джекоб? – Что-то произошло. Она ощущала это почти физически.
– Сегодня я не приду домой, – отрывисто произнес он. – Я в больнице. У меня перелом коленной чашечки.
– В какой больнице? – Кайла застонала про себя, узнав, что это находится на другом конце города. – Я приеду сразу же, как только смогу.
– Позвони Дуардо, Кайла. Надеюсь, мне не нужно разъяснять, зачем.
Когда он повесил трубку, ее прошиб холодный пот.
Брату сломали колено в знак предупреждения? Что последует за этим? Переломанные ребра, отбитые почки? Как долго эти головорезы будут ждать, прежде чем преподнести Джекобу следующий урок? Несколько дней? Неделю?
Как бы то ни было, ее финансовое положение за это время не изменится. Одному богу известно, когда Джекоб сможет вернуться к работе. Теперь к их расходам прибавятся еще и счета за лечение. Без его жалованья им придется туго.
Кайла закрыла глаза, затем снова открыла.
Листок бумаги, который ей утром дал Джекоб, лежал в кармане ее куртки. Достав его, она набрала номер Дуардо и стала ждать.
– Альварес.
Услышав звук его голоса, она на мгновение лишилась дара речи.
– Это Кайла, – наконец с трудом выговорила она заплетающимся языком. Господи, как она сможет все это выдержать? Молчание на том конце провода еще сильнее нагнетало обстановку. – Мне нужна твоя помощь.
Согласится ли он или оборвет разговор?
– Приезжай ко мне в офис через десять минут. – Дуардо продиктовал ей адрес и положил трубку.
Она еще раз набрала его номер, но наткнулась на автоответчик.
Дуардо решил заставить ее понервничать, и – будь он проклят! – ему это удалось.
Поняв, что находиться одновременно в трех разных местах невозможно, Кайла позвонила в ресторан и предупредила управляющего персоналом о своем опоздании. Чего ей сейчас не хватало для полного счастья, так это выслушивать гневную речь на итальянском. Правда, в конце ей все же выразили сочувствие по поводу несчастного случая, произошедшего с ее братом.
Выйдя на улицу, Кайла посмотрела на свинцовое небо. Почему бы не начаться дождю? Это было бы подходящим завершением дня!
Словно прочитав ее мысли, на землю упали первые капли, которые постепенно превратились в стену ливня. Похоже, дождь зарядил надолго.
Здорово! Она будет похожа на мокрую курицу, когда предстанет перед своим бывшим мужем.
Накрывшись вечерней газетой, Кайла за десять минут добежала до офисного здания из стекла и стали и, выбросив в урну промокшую бумагу, вошла в отделанный мрамором вестибюль и поднялась на лифте на верхний этаж.
Офис «Альварес Холдинге» занимал целый этаж. Кайла разглядывала толстые тонированные стекла, роскошную мебель и новейшее оборудование.
В приемной сидела безупречно ухоженная молодая женщина. Наверное, по совместительству позирует для журнала «Вог».
Оставь свой цинизм! – приказала себе Кайла. В наше время имидж – это самое главное, а Дуардо Альварес может себе позволить все, что угодно.
– Кайла Смит. – Некоторое время назад она отказалась от двойной фамилии. – У меня назначена встреча с… – Она немного помедлила. Это деловая встреча, не личная. – С мистером Альваресом.
На лице секретарши появилась заученная вежливая улыбка.
– Мистер Альварес задержался на совещании. – Она указала Кайле на уютное кресло. – Присаживайтесь, пожалуйста.
Кайла почувствовала, что от напряжения вся превратилась в комок нервов. Хоть бы все поскорее закончилось!
Но время тянулось медленно, и ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы каждую минуту не смотреть на часы. Она рассеянно листала рекламный проспект, не останавливая взгляд ни на тексте, ни на фотографиях.
Как долго еще придется ждать?
Дуардо нарочно тянет время, чтобы заставить ее нервничать?
Если бы она только могла отсюда уйти, мрачно подумала Кайла… Однако своим уходом она ничего не добьется. Девушка напомнила себе, что она здесь не ради себя.
– Кайла.
Услышав свое имя, она подняла голову.
– Мистер Альварес ждет вас.
Вставай и изобрази на своем лице вежливое равнодушие. Впрочем, последнее невозможно, учитывая нервное напряжение, в котором она находилась.
Она видела Дуардо по телевизору, натыкалась на его фото в газетах и глянцевых журналах, но со времени их последней встречи прошло несколько лет.
Интересно, он изменился? – спрашивала она себя, следуя за секретаршей по широкому коридору к внушительной двустворчатой двери.
Успокойся. Ты должна сохранять самообладание.
Кого она обманывает? Кайла нервничала, как школьница перед первым свиданием, и в этот момент ненавидела его, себя… а больше всего злилась на ситуацию, которая привела ее сюда.
Секретарша тактично постучала, затем открыла дверь и, сообщив боссу о приходе Кайлы, удалилась.
Кайла застыла на пороге при виде высокой широкоплечей фигуры в темном костюме, силуэт которой вырисовывался на фоне большого окна. С такого расстояния в вечерних сумерках было трудно разглядеть выражение лица мужчины.
Когда он направился к ней, у девушки перехватило дыхание.
От Дуардо Альвареса исходила сила, которой хотели бы обладать многие мужчины, но обладали лишь единицы. Суровые, точно высеченные из камня черты его лица свидетельствовали о жестком и безжалостном характере, о том, что этот человек представляет собой силу, с которой нужно считаться.
– Входи и закрой за собой дверь. – В его протяжном тоне слышались нотки цинизма, он уже оценивающе разглядывал ее изящную фигуру, светлые волосы, мокрые от дождя.
А где же «привет»? А чего ты, собственно, ожидала… любезностей?
– Во-первых, ты должен знать, что я не хочу здесь находиться.
– Я все понял. – Он указал ей на кожаное кресло. – Присаживайся.
И позволить ему возвышаться над ней?
– Я лучше постою.
Выражение его лица не изменилось, однако она почувствовала, что он готовится к нападению.
– Во-вторых, у меня мало времени. – Черт побери, она не собиралась оправдываться!
Дуардо подошел ближе, и она заметила мелкие морщинки в уголках его темных глаз. Да и щеки его показались ей более впалыми, чем раньше, а эти губы…
Остановись, приказала она себе.
Одна черная бровь вопросительно поползла вверх, и Кайла обнаружила, что с трудом может говорить.
– Джекоб в больнице. – Гордость не позволяла ей опускать голову. – Уверена, тебе не надо говорить – из-за чего.
С каждой секундой тишина становилась все более напряженной.
– Твой брат никуда не спешит. – Он немного помедлил. – И ты тоже.
Ее голубые глаза сверкнули.
– Прошу прощения?
Подавлена, но не напугана, подумал Дуардо. Она не разочаровала его.
– Давай обойдемся без притворства. – Когда дело касалось притворства, он мог дать ей сто очков вперед. – У вас огромный долг, с которым вам не разделаться до конца жизни. Эти ублюдки преподали ему первый урок за то, что он поздно им заплатил. Кроме меня у вас нет никого, к кому вы могли бы обратиться.
Она зло посмотрела на него.
– Осознание этого доставляет тебе удовольствие?
– Если тебе что-то не нравится, можешь уходить, – обманчиво спокойно сказал он.
– А что будет, если я это сделаю?
– Ты больше никогда не войдешь в эту дверь. Дуардо произнес это тоном, не допускающим дальнейшего обсуждения, и Кайла поняла, что он не шутил.
Она представила себе Джекоба, лежащим в гробу вместо больничной койки, и от страха у нее по спине побежали мурашки.
– Джекоб сказал мне, что ты в курсе нашей… ситуации.
Кажется, с ним все так просто не пройдет. А почему, собственно, должно быть иначе?
– Ты хочешь, чтобы я вам помог, – спокойно произнес Дуардо, увидев гнев бессилия в ее голубых глазах. Это не доставило ему никакого удовольствия.
– Да.
Он ждет, что она станет его умолять? Ради спасения Джекоба Кайла была готова пойти на это, потому что у нее не было иного выбора.
– Нам нужны деньги. – Черт побери, как же это тяжело! – Чтобы заплатить долги, иначе они вырастут как снежный ком и все повторится.
Разумеется, Дуардо прекрасно об этом знал. Ее брат разговаривал с ним, и не нужно было обладать большим умом, чтобы догадаться, что дела их плохи.
Кайле хотелось плакать, но сильные женщины всегда держат под контролем свои эмоции.
– Пожалуйста, – произнесла она надтреснутым голосом.
– У меня есть несколько условий.
– Что ты предлагаешь? – У нее внутри все сжалось.
– Я заплачу все ваши долги и оплачу обучение Джекоба в университете.
Заветная мечта ее брата, наконец, исполнится, но Кайла твердо себе уяснила, что за все в этой жизни надо платить. Пусть Дуардо назовет свою цену.
– В обмен на что?
– Я хочу вернуть то, что однажды принадлежало мне. – Немного помедлив, он закончил: – Тебя. В качестве жены.
Кровь отхлынула от ее лица, и Кайле на несколько секунд показалось, что комната закачалась из стороны в сторону.
Стать его женой?
Внезапно ей захотелось сесть, однако это могло быть расценено как проявление слабости, а она не хотела доставлять ему такого удовольствия. А еще Кайла не могла ничего поделать с тем, что ее сердце учащенно забилось при мысли о сильном мускулистом теле, которое когда-то вызывало у нее восхищение. За короткое время их брака Дуардо открыл ей мир чувственных наслаждений, и она почувствовала, что любит и любима. Даже сейчас ей снились эротические сны, главное место в которых занимал он.
Кайла уставилась на Дуардо, чувствуя исходящую от него пугающую силу.
– Это месть, Дуардо?
Он не спешил с ответом.
– Всему есть своя цена. – Его темные глаза буравили ее. – Таковы мои условия, – обманчиво мягко произнес он. – Можешь принять их или отвергнуть.
Вверить ему свою жизнь, позволить овладеть ее телом, играть роль его жены…
– Как долго это продлится? – сорвалось с ее губ.
– Поживем – увидим.
Пока она ему не надоест? Это все равно, что ходить по лезвию бритвы.
Она не может на это пойти. Но разве у нее есть выбор?
У нее стучало в висках, когда она отчаянно боролась с искушением повернуться и уйти из его кабинета… из его жизни.
Дуардо прекрасно все понимал и нарочно медлил, чтобы помучить ее.
– Я тебя ненавижу. – Казалось, эти слова, произнесенные шепотом, вырвались из глубин ее души.
– За то, что я потребовал у тебя снова стать моей женой?
– За то, что ты обращаешься со мной, как с вещью.
– Осторожнее, querida. – Ласковое обращение прозвучало как насмешка.
Она чуть не сказала ему, чтобы он шел к черту.
Лишь мысль об искалеченном Джекобе, лежащем в больнице, заставила ее сдержаться.
Есть только один способ покончить со всем этим кошмаром. Только один человек может ей помочь.
– Ты хочешь, чтобы я расписалась кровью?
Дуардо не стал притворяться, что не понял.
– Под своим согласием?
– Да, черт побери!
Он сократил расстояние между ними.
– Что-то не вижу никакой благодарности с твоей стороны.
– А чего ты ожидал? Что я упаду на колени к твоим ногам?
– Это наводит на кое-какие воспоминания. – Его циничная усмешка вогнала ее в краску.
Нельзя терять достоинство. Взяв себя в руки, Кайла ледяным тоном спросила:
– Ты закончил? Мне нужно навестить Джекоба, а затем идти на работу.
На полпути к двери она бросила на него взгляд через плечо.
– Ты свяжешься со мной, когда уладишь все формальности?
Дуардо не пошевелился, но у нее было такое ощущение, что он готовился к прыжку.
– Наше соглашение вступает в силу немедленно, – непринужденно заявил он.
– Что?!
Достав из кармана сотовый телефон, он протянул его ей.
– Позвони в ресторан и скажи, что увольняешься.
Когда Кайла открыла рот, чтобы возразить, он сердито посмотрел на нее.
– Давай, Кайла, иначе это сделаю я.
Она отказалась взять телефон, и Дуардо, сделав один за другим два звонка, оставил ее без работы. Значит, Дуардо знал оба ее рабочих номера!
– Ублюдок, – отрывисто бросила она, наблюдая за тем, как он убирает телефон и направляется к ней.
Кайла была абсолютно не готова к тому, что он сделал. Положив одну руку ей на затылок, другой Дуардо обнял ее за талию и притянул к себе. А затем поцеловал ее, тем самым, заявив о своем праве обладать ею.
На несколько головокружительных секунд Кайла забыла, кто она и где находится. Пока их губы были слиты воедино, для нее существовал только этот мужчина, его чувственная сила и ее собственное желание принадлежать ему.
О боже, что она делает!
Осознание этого заставило Кайлу вырваться из ее объятий, а он и не попытался ее удержать.
Ее глаза сверкали от ярости, щеки горели, грудь вздымалась.
– Теперь тебе есть, за что меня проклинать.
Кайла открыла рот, но не произнесла ни звука и снова его закрыла. Ей хотелось снова прижаться к нему, ощутить физическую и эмоциональную поддержку.
Но с какой целью?
Она посмотрела на Дуардо. Его дыхание было ровным. Как он может оставаться таким спокойным?
– Ну что, пойдем?
Джекоб, больница… Как она могла об этом забыть? Кайла быстро вышла в коридор вслед за Дуардо, который попрощался с секретаршей и вызвал лифт.
Пока они спускались вниз, Кайла дрожала от злости, гнев затмевал здравый смысл. Она говорила себе, что должна испытывать облегчение. Ее финансовый кошмар скоро закончится. Но когда она подумала, что ее ожидает, нервы зазвенели подобно натянутым струнам.
Наконец лифт остановился, двери раскрылись, и Кайла обнаружила, что они находятся в подземном гараже.
Ей нужен был вестибюль, и она нажала соответствующую кнопку, но Дуардо помешал ей.
– Ты поедешь со мной.
– Ни за что. – Ее глаза сверкали от ярости.
– В больницу, – мягко пояснил он. – А после этого мы перевезем твои вещи ко мне домой.
– Черт побери! Я…
– Ты пойдешь сама или мне тебя отнести? Выбирай.
По выражению его лица Кайла поняла, что он не шутит. Ее так и подмывало бросить ему вызов, но вместо этого она послушно проследовала за ним, опустилась на пассажирское сиденье его новенького «астон-мартина» и всю дорогу хранила ледяное молчание.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Джекоб лежал под капельницей в большой палате. Его больная нога была зафиксирована с помощью шины.
В первые несколько секунд брат показался ей бледным, подавленным и даже испуганным, но, увидев спутника Кайлы, он мгновенно повеселел.
Дуардо Альварес. Их благородный рыцарь в блестящих доспехах. Впрочем, прозвище «ангел тьмы» подошло бы ему больше, цинично подумала Кайла.
– Привет. – Наклонившись, чтобы поцеловать брата в щеку, она уловила еле слышное «слава богу».
В считанные минуты по распоряжению Дуардо Джекоба перевели в отдельную палату и установили там круглосуточное дежурство.
Вот какую власть дают деньги, подумала Кайла.
Пришла медсестра, чтоб сделать Джекобу укол обезболивающего, и Кайла неохотно попрощалась с братом.
– Я приеду завтра утром до того, как тебя увезут в операционную.
Было уже начало восьмого, когда они покинули больничную стоянку. Уже начало темнеть, и бледное небо на горизонте окрасилось в розовый цвет, который постепенно превращался в оранжевый.
Кайле хотелось лишь одного – вернуться домой, принять душ и лечь спать. Но этого в ближайшее время не случится, и постель, в которую она сегодня ляжет, будет его, а не ее.
От одной этой мысли ее бросило в жар, и она уставилась в окно, чтобы отвлечься. Загорелись неоновые вывески, соперничая в яркости с уличными фонарями, и в том месте, где несколько автомагистралей объединились в одну, чтобы пересечь Харбор-Бридж, движение транспорта уплотнилось.
Через некоторое время Дуардо остановил машину в незнакомом ей месте и выключил мотор.
– Для чего ты привез меня сюда?
– Поужинать. – Расстегнув ремень безопасности, он вылез из машины.
– Я не голодна.
Он обошел капот автомобиля и открыл ей дверцу.
– Выходи, Кайла.
Девушка не пошевелилась, и он нагнулся, чтобы расстегнуть ее ремень.
Когда его рука коснулась ее груди, у нее перехватило дыхание. Он был так близко, и она на несколько секунд застыла, словно завороженная.
Спорить с ним было бесполезно, к тому же Кайла была очень голодна. Она вспомнила, что с самого ленча ничего не ела.
С этой мыслью девушка вылезла из машины, и они вошли в маленький ресторанчик, где метрдотель, дружелюбно поприветствовавший Дуардо, провел их к уединенному столику.
Кайла отказалась от вина и выбрала суп, отбивную с жареным картофелем и свежие фрукты. Ожидая заказ, она съехидничала:
– Ты предпочтешь тишину или бессмысленный разговор?
Дуардо насмешливо посмотрел на нее.
– Ты могла бы рассказать мне о том, как жила последние несколько лет.
– Зачем, если тебе все и так уже известно? – Она взяла стакан с минеральной водой и сделала глоток. – Ты нанял кого-то, чтобы следить за каждым моим шагом?
Откинувшись на спинку стула, Дуардо пристально посмотрел на нее.
– Кажется, интересоваться делами бывшей жены не является преступлением.
Официант принес суп и свежий хлеб. Когда он удалился, Кайла окинула Дуардо презрительным взглядом.
– Не жены, а женщины, на которой ты женился, преследуя корыстные цели, – возразила она.
Выражение его лица стало еще более суровым, в глубине темных глаз появилось что-то пугающее.
– Может, ты объяснишь, что означают твои слова? – От его ледяного тона у нее по спине побежали мурашки.
– Как будто ты сам не догадываешься. Отец представил мне письменное доказательство того, что ты хотел нас разорить.
– Это было невозможно.
– Ты лжешь! Я видела письма.
Эта сцена отчетливо запечатлелась в ее памяти. Именно в тот момент и умерла ее любовь к нему. Бумаги с именем Дуардо. Громкий голос Бенджамина, осуждающий ее. Кайла невидящим взором просмотрела текст, после чего отец швырнул бумаги на пол своего кабинета и растоптал их.
– Ты не можешь отрицать, что достиг своей цели, прибрав к рукам компанию моего отца. – Ее понесло, и она не могла остановиться. – Тебе доставляло удовольствие наблюдать за тем, как он разоряется?
Он по-прежнему пристально смотрел на нее.
– Банкротство Бенджамина дало мне возможность сделать выгодные инвестиции. Я бизнесмен.
Не сделай этого я, его компанию купил бы кто-нибудь другой.
– Разумеется, – саркастически заметила Кайла.
За этим последовала напряженная тишина. Официант забрал их суповые тарелки. К супу Кайла почти не притронулась.
– Это произошло уже после нашего развода. Напряжение стало почти осязаемым.
– Я тебе не верю.
– Ты не допускаешь, что твой отец мог сфабриковать обвинения против меня и подсунуть тебе так называемые доказательства?
Ее глаза расширились от гнева.
– Он не стал бы этого делать. – Она слегка повысила голос. – Я была его дочерью!
Принесли главное блюдо.
– И самым ценным из всего, чем он обладал. – Вздохнув, Дуардо продолжил: – Поэтому он был готов пойти на все что угодно, чтобы устранить меня.
Взглянув на красиво разложенную еду у себя на тарелке, Кайла внезапно почувствовала тошноту.
– Ты ошибаешься.
– Я тоже могу представить тебе доказательства. – Дуардо взял вилку и, подцепив кусочек мяса, отправил его в рот. – Будет интересно сравнить их с документами Бенджамина, правда?
Если только они существуют. Когда Кайла попросила у отца бумаги, он сказал, что они находятся у его поверенного.
Который так и не смог их найти…
Неужели ее отец прибегнул к хитрости, чтобы разрушить ее брак? У Кайлы это в голове не укладывалось. Должно быть, из-за потери Бланш у него помутился рассудок.
– Ешь, – спокойно сказал ей Дуардо.
– Я не голодна. – Кайлу всю трясло, и тошнило от одного вида еды. Она отодвинула тарелку.
Сегодня был тяжелый день, и он еще не закончился. Ей хотелось убежать отсюда, от этого неприятного человека, от его предложения – от всего.
– Даже не думай об этом. – В его тоне слышалась угроза, и, поддавшись необъяснимому импульсу, она схватила свой стакан с водой и выплеснула его содержимое в лицо Дуардо.
Словно в замедленной съемке, Кайла наблюдала за тем, как он взял со стола салфетку, как к нему бросился официант… Подхватив свою сумочку, она выбежала из ресторана.
Оказавшись на улице, Кайла подняла руку, чтобы поймать такси, – и вскрикнула, почувствовав у себя на плечах чьи-то сильные руки. В тусклом свете уличного фонаря его лицо напоминало маску, за которой скрывался едва сдерживаемый гнев.
– Ты делаешь мне больно! – Это был крик отчаяния, вырвавшийся из глубин ее души.
На миг напряжение, повисшее в воздухе, достигло предела, и, сделай один из них хотя бы малейшее движение, посыпались бы искры.
Взяв ее лицо в ладони, Дуардо властно повернул его к себе.
– Мне нужно время, – пробормотала она.
– Время ничего не изменит.
– Пожалуйста.
Он провел кончиком пальца по ее губам.
– Нет.
Кайла больно укусила его, и он, выругавшись себе под нос, поднял ее и взвалил себе на плечо.
– Отпусти меня!
– Черта с два!
Сжав руки в кулаки, она начала молотить ими по его спине, но это оказалось бесполезно. Подойдя к своей машине, Дуардо открыл пассажирскую дверцу и опустил девушку на сиденье.
Он был так близко, когда застегивал ее ремень безопасности…
– Если ты пошевелишься, я не отвечаю за последствия.
Она ненавидела Дуардо за то, что по его милости оказалась в таком дурацком положении.
Однако… что, если он сказал ей правду? И ее отец солгал ей, преследуя собственные цели?
Кайла недоверчиво покачала головой. На нее слишком много всего навалилось.
Дуардо обошел автомобиль и сел за руль. В тускло освещенном салоне было трудно разглядеть выражение его лица, и Кайла тупо уставилась в окно.
– Я хочу видеть твои документы на приобретение компании моего отца.
Она должна знать!
– Я попрошу моего нотариуса сделать для тебя копию.
«Астон-мартин» тронулся с места. Кайла молча смотрела на пролетающие мимо дома и размышляла.
Дуардо предоставил ей возможность освободиться от долгов, исполнить мечту ее брата. Кроме Джекоба у нее никого не было, и брат заслуживал этот шанс.
Так же, как она. Кайла закрыла глаза, затем снова открыла.
В противном случае…
Не думай об этом. Это ни к чему не приведет. Сейчас для нее существовало лишь настоящее, и она должна смело смотреть ему в лицо.
Дуардо остановил машину на узенькой улочке в пригороде, где жила Кайла.
Рядом с ее домом был припаркован дорогой автомобиль, и он остановился, чтобы поговорить с водителем, а затем вошел в подъезд вслед за Кайлой. Несмотря на тусклое освещение, от него не укрылась убогость обстановки: обшарпанная деревянная лестница, отваливающаяся штукатурка и слабый, но отчетливый запах гнили.
За дверью с двумя замками располагалось небольшое помещение с ободранной мебелью. Это было не жилище, а место для ночлега.
– Собери все, что тебе нужно.
Кайле не понадобилось много времени, чтобы уложить в одну сумку свои скудные пожитки, а в другую – вещи Джекоба.
– Хозяин квартиры…
– Спенс все уже уладил. – Дуардо указал ей на маленький складной столик. – Положи сюда ключи.
В ее глазах застыл немой вопрос, когда он взял обе сумки.
– Я сделал несколько звонков из больницы. Ну, конечно – людям, которым он платил за то, чтобы они в случае необходимости появлялись по первому его требованию.
У богатства… огромного богатства, поправилась она, есть явные преимущества.
Через несколько минут они спустились вниз. Почти мгновенно на пороге возник высокий мужчина, который взял у Дуардо сумки и положил их на заднее сиденье своей машины.
– Это Спенс, – пояснил Дуардо Кайле. – Пойдем.
Было уже слишком поздно, чтобы передумать. А она могла бы?..
Да! И нет.
Она не заметила, что Спенс сел за руль, пока не увидела отъезжающий автомобиль. В котором находилось все, что у нее было.
Кайла бросила на Дуардо яростный взгляд, но в темноте от этого было мало толку.
– Ты умеешь читать чужие мысли?
– Ты хочешь с этим поспорить? – В его спокойном голосе все-таки слышались металлические нотки.
– Нет.
Подойдя к своей машине, Дуардо открыл пассажирскую дверцу и стал ждать, пока Кайла залезет внутрь. Она послушно проскользнула на сиденье. Это было началом обмана, в котором ей предстояло жить, пока Дуардо не сжалится над ней.
Что ему нужно? Теплое и податливое тело в постели? А что, если она забеременеет?
Кайла застонала про себя. Она не пила противозачаточные таблетки, потому что в этом уже давно не было необходимости.
– Тебе нечего сказать?
Кайла пристально посмотрела на его суровый профиль.
– Замышляю план мести. – (От его мягкого смеха ей стало не по себе.) – Не веришь?
– Нет, почему же. Думаю, что ты, по крайней мере, попытаешься.
– Можешь в этом не сомневаться!
«Астон-мартин» въехал в пригородный район Пойнт-Пайпер. Обшарпанные дома-коробки уступили место многоэтажным зданиям и особнякам, окруженным коваными изгородями.
Как писали газеты, Дуардо жил в роскошном особняке с видом на внутреннюю гавань. Собственно купил он его, еще, когда они были женаты, но Кайла никогда не видела этот дом.
Он тогда затеял грандиозную перепланировку, нанял бригаду рабочих, а затем потратил целое состояние на его обустройство. Это была настоящая крепость с высокотехнологичной системой охраны, куда постороннему человеку проникнуть было невозможно.
Причудливые фонари освещали безукоризненно подстриженные газоны, клумбы и извилистую дорогу, ведущую к особняку. При виде всей этой роскоши Кайла занервничала.
Когда они вышли из машины, на пороге появилась стройная пожилая женщина.
– Это Мария, – тихо пояснил Дуардо.
Спенс, Мария…
– Ее муж Джозеф ухаживает за садом. Они, как и Спенс, занимают отдельное помещение над гаражом.
Познакомившись с экономкой, Кайла вошла в холл – мраморный пол, красивая лестница, ведущая на второй этаж, полированная темная мебель и многочисленные резные двери.
– Вам кофе или чай? – спросила Мария. – Спенс отнес ваши вещи в комнату хозяина.
У Кайлы, словно что-то оборвалось внутри. Она даже думать не хотела о спальне Дуардо, не то что туда входить.
– Чай, если можно, – ответила она. – Но нельзя ли мне сначала принять душ?
Дуардо указал на лестницу.
– Конечно.
У дома было два крыла. В одном находились комнаты для гостей, а в другом, с видом на гавань, – покои хозяина.
Кайла очутилась в просторной комнате с большим альковом, в котором стояли два кресла и старинный стол. На полке встроенного шкафа блестел экран телевизора. К комнате примыкали две ванные комнаты и две гардеробные.
Кайла старалась не смотреть на кровать… очень большую кровать.
– У тебя красивый дом.
– Это комплимент?
– А ты сомневаешься, что я могу тебя похвалить?
Дуардо снял пиджак и повесил его на стул, затем развязал галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки.
– Когда закончишь, спустись вниз и открой вторую дверь слева, – сказал он, направляясь к выходу.
Оставшись одна, Кайла испытала огромное облегчение. Для нее будет настоящим блаженством вымыть волосы, высушить их феном, завернуться в мягкое полотенце и лечь в уютную постель…
Не в силах устоять перед искушением, она быстро разделась и, войдя в душевую кабину, включила горячую воду.
Ароматный шампунь и гель для душа оказались просто божественными. Кайла уже давно не позволяла себе такой роскоши. Интересно, Дуардо распорядился приготовить все это специально для нее или для одной из своих любовниц? Безусловно, его богатство и положение в обществе притягивали женщин как магнит.
Наконец Кайла закрыла кран, вытерлась и, надев халат, занялась волосами.
Постель еще никогда не казалась ей такой манящей, и она, отогнув край покрывала, мечтательно коснулась подушки.
Ей следует сначала распаковать вещи. Впрочем, разве это сейчас так уж важно? Ее гардероб настолько скромен, что на раскладывание и развешивание вещей ушло бы всего несколько минут. К тому же совсем не хотелось одеваться. Еще меньше – спускаться вниз.
Чувствуя на своих плечах тяжесть всего мира, девушка безвольно скользнула под одеяло.
Она никуда не пойдет! Дуардо сам найдет ее. С этой мыслью Кайла уснула.
Кайла не знала, что в полночь он зашел в спальню и долго смотрел на нее спящую, не слышала, как он принимал душ и ложился в постель.
Только когда на рассвете ее рука наткнулась на что-то твердое и теплое, Кайла встревожилась, не сразу поняв, где находится.
Она знала только, что это была не ее постель, и ей ужасно хотелось убежать.
Девушка услышала свое имя, затем какой-то шорох, и через несколько секунд комната наполнилась мягким светом.
Дуардо выругался про себя, когда увидел ее спутанные волосы, горящие щеки, вздымающуюся грудь и страх в сверкающих голубых глазах.
– Ты забыла, где находишься? О боже!
– Да, – с трудом вымолвила она.
Он лежал слишком близко. Кайла чувствовала тепло его тела, неповторимый чувственный аромат, присущий только ему. Она физически ощущала его присутствие, и в этом было что-то первобытное. Чарующее, гипнотическое…
Вдруг она почувствовала острую необходимость увеличить расстояние между ними и отодвинулась на край кровати.
Он мог легко дотянуться до нее, привлечь ее к себе, накрыть ее губы своими. Утешить ее, соблазнить… и пробудить в ней огонь желания.
Дуардо часто так поступал в те чудесные три дня на Гавайях. Оказавшись способной и прилежной ученицей, она таяла как воск в его умелых руках.
Сколько ночей она провела без сна, проклиная себя за то, что позволила ему уйти? За то, что ей не хватило смелости поступить против воли отца.
Сейчас она снова оказалась в постели Дуардо и ненавидела его за это.
– Спи.
Как будто это было возможно!
– Тебе нужна помощь? – протянул он.
– А у меня есть выбор? – с нескрываемой горечью произнесла Кайла.
– Пока да.
– Надо же – как мне повезло!
– Цинизм тебе не к лицу.
– Как жаль. – Кайла встретилась с ним взглядом. – Сейчас мне не до любезностей.
Его мягкий смех чуть было не лишил ее остатков самообладания.
– Помнится, когда-то ты была достаточно словоохотлива в это время суток.
Он имел в виду – после умопомрачительного секса. Когда она лежала, прижавшись щекой к его груди. Это было время мечтаний, любви, надежды.
– Меня удивляет, что ты об этом помнишь, – съехидничала она, – учитывая, сколько женщин побывало в твоей постели после меня.
– Думаешь, их было так много?
При мысли об этом у нее разрывалось сердце.
– Ради подобной чести они, наверное, выстраивались в очередь.
– Это комплимент, Кайла?
– Простая констатация факта.
– Основанная на собственном опыте?
– Это провокационный вопрос, Дуардо? – Он ни за что не должен догадаться, что после него у нее никого не было. Он был ее первым мужчиной. И единственным. Не будь Кайла так близка к истерике, она и сама бы с удовольствием посмеялась над собой.
– На который ты предпочитаешь не отвечать.
– Ты правильно понял.
На его губах появилась слабая улыбка.
– Ты закончила?
Кайла без зазрения совести повторила его слова:
– Пока да.
– Тогда давай не будем терять даром время… – Она тупо уставилась на него, словно не понимая.
– И поспим, – с усмешкой добавил он, поворачиваясь на другой бок.
И, слава богу, уверяла себя Кайла, пытаясь унять, бешено колотящееся сердце.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Ее разбудил солнечный свет, просачивающийся в комнату сквозь занавески. Кайла лежала одна на просторной кровати. Посмотрев на часы, она вскочила с постели.
Больница… Она обещала Джекобу, что будет там до того, как его увезут в операционную! Быстро умывшись и почистив зубы, девушка решила, что не будет завтракать, а перехватит что-нибудь по дороге.
Кайла надела джинсы, топ и жакет, собрала волосы в узел на затылке и немного подкрасилась. Вернувшись в спальню, она обнаружила, что перед зеркалом стоит Дуардо и завязывает галстук.
Гладко выбритый, одетый в безукоризненно скроенный костюм, он выглядел, как и полагалось преуспевающему бизнесмену. И слишком привлекательно для любой женщины.
Особенно для нее.
– Почему ты меня не разбудил? – проворчала Кайла.
– А где же доброе утро? – В его протяжном произношении с нью-йоркским акцентом слышалась насмешка, и она яростно посмотрела на него.
– Из-за тебя я могу опоздать.
– Мария приготовила для тебя завтрак.
– У меня нет…
– Я только что звонил в больницу, и мне сказали, что Джекоба начнут оперировать не раньше девяти.
– …на это времени, – закончила она.
– Ты должна поесть. – Дуардо окинул взглядом ее худенькую фигуру. Как часто ей приходилось отказываться от еды? – Спенс отвезет тебя.
Кайла открыла рот, чтобы возразить, затем снова закрыла.
Выражение его лица не изменилось.
– Это его работа. – Дуардо достал из кармана пиджака сотовый телефон и протянул его ей. – Он твой. Необходимые номера уже запрограммированы в телефонной книге.
Убрав телефон в сумку, висевшую у нее на плече, Кайла вопросительно посмотрела на Дуардо, когда он взял со стола несколько бумаг.
– Чтобы получить разрешение на вступление в брак, понадобится твоя подпись. – Он протянул ей ручку и показал, где она должна была расписаться. – Я оставлю тебе копию добрачного соглашения. В полдень у тебя назначена встреча с моим поверенным, чтобы подписать оригинал.
Вот это да! Кайла почувствовала, как у нее внутри все сжалось. Дуардо уже успел уладить все формальности, но она почему-то не горела желанием его благодарить.
Спокойствие, она должна сохранять спокойствие.
– Я так поняла, ты уже назначил дату бракосочетания?
– Да, на завтра. Священник проведет службу прямо здесь.
– Завтра? – У Кайлы в горле внезапно образовался комок, и она сглотнула.
Дуардо достал из кармана бумажник, вынул оттуда несколько купюр и передал ей.
– Сегодня я открою на твое имя банковский счет с кредитной картой. Спенс привезет тебе на подпись необходимые бумаги.
– Ты не боишься, что я могу скрыться с деньгами? – беспечно спросила она.
Дуардо прищурился.
– Предупреждаю тебя, ты далеко не уйдешь. У нее по спине побежали мурашки.
– Я заключила с тобой договор, – тихо произнесла она, – и для меня ставки слишком высоки, чтобы его нарушить.
Дуардо взял свой дипломат и ноутбук.
– Увидимся вечером.
– Поздно вечером, – уточнила Кайла. Увидев, как его брови поползли вверх, она пояснила: – Остаток дня я проведу с Джекобом в больнице.
– Спенс отвезет тебя туда днем.
– Я могу воспользоваться общественным транспортом.
– Однако ты этого не сделаешь, – произнес он тоном, не допускающим возражения, но Кайла проигнорировала его слова.
– Почему нет?
Ей так хотелось сохранить хоть чуточку независимости.
Дуардо пристально посмотрел на нее.
– Ты собираешься предъявить мне ультиматум?
Кайла слегка запрокинула голову.
– Да.
– Тогда мы все обсудим за ужином.
– Хорошо.
Не сказав больше ни слова, девушка спустилась вниз по лестнице. Дуардо последовал за ней. Она всем своим существом ощущала его близость, но даже не удостоила его взглядом, когда они пересекли холл и разошлись в разные стороны.
Войдя в столовую, Кайла с улыбкой поприветствовала суетившуюся Марию.
Апельсиновый сок, кофе, каша, фрукты, омлет… При виде этого пиршества у девушки разыгрался аппетит, и ей захотелось попробовать всего понемножку.
В течение последних пяти лет она утром перекусывала чем-нибудь по дороге на станцию. На то, чтобы посидеть и получить удовольствие от еды, у нее не было времени.
Когда Кайла допила кофе, появился Спенс, и она, поблагодарив Марию, проследовала за ним к машине.
Было уже почти половина восьмого, когда они подъехали к главному входу в больницу.
– Встречаемся на этом месте через сорок пять минут. Дуардо распорядился, чтобы я отвез вас за покупками, а затем на встречу с его поверенным.
За покупками?
– Вы, наверное, шутите?
Спенс пристально посмотрел на нее.
– Вы против того, чтобы я вас сопровождал?
– Конечно, нет. – Посмотрев на часы, Кайла ослепительно улыбнулась ему. – Тогда увидимся в девять пятнадцать.
Она поднялась на верхний этаж и без труда нашла палату Джекоба.
– Доброе утро, братишка. – Кайла наклонилась над ним и поцеловала в лоб.
– И тебе тоже.
Из-за воздействия болеутоляющего его голос был сонным и хрипловатым. И у нее защемило сердце.
Он был всем, что у нее осталось в этой жизни. Единственный человек, который после смерти матери всегда находился рядом. Они вместе делили горе, боролись с отчаянием и пытались сохранить достоинство, когда их отец пустился во все тяжкие. И когда им угрожала нищета, Джекоб, как и она, начал работать, не покладая рук, чтобы выжить.
Она обнаружила, что синяк у него на щеке стал более заметным. Сколько еще их было? При мысли о предстоящей операции к горлу подступала тошнота. Кайла боялась, что в случае неудачи ее брат навсегда останется, хромым и не сможет заниматься спортом.
Собственно, именно его благополучие было единственной причиной, по которой она приняла предложение Дуардо.
– Как ты себя чувствуешь?
На его губах появилась слабая улыбка.
– Я почти ничего не чувствую.
– У тебя все будет хорошо, – искренне заверила Кайла брата.
Он пожал ее руку.
– Спасибо.
Слезы застилали ей глаза, и она часто заморгала.
Через несколько минут появилась Медсестра, измерила ему пульс, температуру и давление, а затем вызвала санитаров, чтобы отвезти пациента в операционную.
– В конце коридора есть комната для посетителей. Внизу кафетерий. – Медсестра посмотрела на часы. – После операции его привезут в палату не раньше, чем через пять часов.
Джекоб улыбнулся Кайле, когда санитары выкатили его кровать из палаты.
Когда она вышла из здания, Спенс уже ждал ее Они сели в машину и отправились в Дабл-Бэй. Там находились дорогие бутики, в которых она делала покупки в своей прошлой жизни. Здесь можно было потратить целое состояние на наряды от известных кутюрье, обувь, драгоценности и всевозможные аксессуары.
– В первую очередь вам нужно выбрать свадебное платье, – сказал Спенс, припарковывая автомобиль рядом с одним из магазинов.
Она должна делать вид, что радуется? Насколько хорошо Спенс осведомлен о ее отношениях с его боссом?
Достаточно. Иначе и быть не может.
– Мне нужны более четкие указания.
Он не стал притворяться, что не понял ее.
– Это будет скромная церемония.
Значит, никаких гостей. Что ж, это все упрощает. Ей не нужно белое подвенечное платье и фата.
Может, следует остановить свой выбор на черном цвете? Впрочем, она сомневалась, что Дуардо оценит ее шутку.
Кайла нашла подходящий наряд в первом же бутике. Это было бледно-кремовое платье в стиле двадцатых годов с расшитым бусинами подолом и верхом без рукавов. Оно было элегантным и хорошо на ней сидело.
Платье разительно отличалось от того длинного белого наряда со шлейфом, в котором она выходила замуж в первый раз.
Тогда это было по любви, и она с нетерпением ждала первой брачной ночи, чтобы оказаться в объятиях Дуардо. А сейчас… сейчас при одной мысли об этом ее бросало в дрожь.
Смогла бы она закрыть глаза и притвориться, что ей доставляет удовольствие заниматься с ним любовью?
Не думай об этом, нашептывал внутренний голос. Действуй.
Глубоко вдохнув, Кайла бросила критический взгляд в зеркало. Да. Платье отлично подходило для скромной церемонии.
Взглянув на ценник, она на мгновение застыла.
Как все изменилось. Пять лет назад Кайла даже не задумалась бы над этим.
А сейчас Спенс, стоявший рядом с ней, протянул продавщице кредитную карту Дуардо, и та упаковала покупки.
Мельком взглянув на витрину магазина дамского белья, Кайла собиралась пройти мимо, но Спенс задержал ее и проводил внутрь.
Девушка словно оказалась в пещере Аладдина. Здесь было целое море тонкого шелка, атласа и кружева. Она могла бы провести среди всей этой красоты целый день, но вместо этого быстро выбрала один комплект белья, несмотря на то, что Спенс уговаривал ее посмотреть что-нибудь еще.
Выпив кофе в одном из уличных кафе, они отправились к поверенному Дуардо. Когда Кайла подписала добрачное соглашение, юрист вручил ей конверт.
– Дуардо распорядился, чтобы я передал вам эти копии.
На мгновение она удивилась, но затем все поняла. Это были документы на приобретение Дуардо компании ее отца.
Было уже начало третьего, когда они вновь оказались возле входа в больницу.
– Я отвезу ваши покупки домой и попрошу Марию отнести их к вам в комнату.
– Спасибо. – Кайла потянулась к дверной ручке. – Я очень вам признательна.
Спенс искренне улыбнулся ей.
– Всегда к вашим услугам.
Палата Джекоба была пуста, и Кайла разыскала медсестру, которая сказала ей, что операция заняла немного больше времени, чем ожидалось, и Джекоба привезут в палату только через час.
Тогда девушка спустилась в кафетерий, где, заказав прохладительный напиток, провела время, рассеянно листая рекламный буклет.
Ее мысли блуждали. Что ждет ее сегодня ночью?
Надо взять себя в руки. Ведь она уже спала с Дуардо. Черт побери, она всю прошлую ночь пролежала рядом с ним… и проснулась с мыслью о том, что, стоило ему только коснуться ее, она бы растаяла, как воск, в его объятиях.
Бессмыслица какая-то. Тело и разум должны быть заодно, однако у нее они, кажется, отделились друг от друга, потому что у них разные нужды…
Тут Кайла сообразила, что не позаботилась о самом главном. Она нашла аптечный киоск и купила противозачаточные таблетки.
Вернувшись в палату Джекоба, она нашла брата там – его только что привезли из реанимации.
– Ваш брат находится под воздействием болеутоляющего, – сообщила ей медсестра. – В течение некоторого времени он будет сонным. – Это было явным преуменьшением, потому что Джекоб на мгновение пришел в себя, улыбнулся сестре, а затем снова отключился. – По-моему, сейчас было бы разумнее для вас отправиться домой, а завтра утром снова приехать, – добавила она.
– Отличная идея, – прозвучал с порога знакомый мужской голос.
Дуардо…
Он смотрел на Кайлу сквозь полуопущенные веки.
– Я разговаривал с хирургом. Операция прошла успешно.
Ей не хотелось уходить.
– Но время для посещений еще не закончилось.
– Джекоб вряд ли проснется до утра.
Двое против одной. Здравый смысл победил, и Кайла, поднявшись, обратилась к медсестре:
– Пожалуйста, если он проснется, скажите ему, что я была здесь.
– Конечно.
Затем они с Дуардо молча спустились вниз и прошли на стоянку к его «астон-мартину».
– Тебе не нужно было за мной приезжать.
– Я думал, с разногласиями покончено. Кайла сердито посмотрела на своего спутника, но в тусклом вечернем свете это не произвело на него никакого впечатления.
– Надо же, какие мы заботливые! – Она немного помедлила. – Или ты просто выполняешь свой человеческий долг, а, Дуардо?
– Садись в машину, Кайла. – Его голос был обманчиво мягким. – И прикуси свой острый язычок.
– Это угроза?
– Понимай, как хочешь.
Должно быть, она сошла с ума, раз пытается взять над Дуардо верх. Этого не случится… только если он сам не позволит. А это произойдет не раньше, чем рак на горе свистнет!
Кайла проскользнула на пассажирское сиденье и пристегнула ремень безопасности. Они молча ехали по пригородным улицам. Девушка занервничала, когда впереди показался Дабл-Бэй – район эксклюзивных бутиков и дорогих ресторанов. Сюда приезжали, чтобы показать себя.
– Я не голодна, – солгала Кайла, бросив критический взгляд на свою одежду: джинсы и жакет в подобной обстановке были неуместны.
Дуардо припарковался на стоянке и заглушил мотор.
– Нам обоим нужно поесть. – Он оценивающе посмотрел на нее. – Ты отлично выглядишь.
У меня есть одно преимущество, решила Кайла несколько минут спустя, когда метрдотель заискивающе поприветствовал их и проводил к столику. Она была с Дуардо Альваресом, а это говорило о многом.
Кайла отказалась от вина и выбрала салат и свежие фрукты, а Дуардо заказал ассорти из морепродуктов.
– Мы вроде бы собирались поговорить, – сказала Кайла. – Может, начнем?
Дуардо насмешливо посмотрел на нее.
– Давай сначала поедим, хорошо?
Она может вести светскую беседу. У нее за плечами был многолетний опыт.
– Я должна поблагодарить тебя за то, что ты предоставил в мое распоряжение Спенса. Мы ездили за покупками.
– Надеюсь, ты осталась довольна. – Дуардо откинулся на спинку стула.
– Как любая женщина на моем месте, – ответила Кайла.
Официант принес их заказ, но аппетит у нее уже пропал. Ей казалось, что остальные посетители таращатся на нее, гадая, что за женщина находится рядом с Дуардо Альваресом. После их свадьбы любопытство окружающих только усилится.
На поверхность всплывет грязная история пятилетней давности, сплетники приправят ее новыми пикантными подробностями, и ей придется жить в постоянном эмоциональном напряжении под пристальным взглядом общественности.
Ей придется много притворяться и улыбаться, но она с этим справится.
– Что-то ты притихла.
Кайла отодвинула в сторону тарелку и сделала глоток воды.
– А ты хочешь, чтобы я без умолку трещала, Дуардо?
– Не совсем. – Ему было непривычно и вместе с тем приятно сидеть напротив женщины, которая не пыталась с ним флиртовать.
– Тогда мы могли бы перейти к вопросам, которые нам нужно обсудить.
Дуардо насмешливо посмотрел на нее.
– Ты составила список?
– А ты нет?
Официант принес блюдо со свежими фруктами, и они заказали кофе.
– У тебя целый штат прислуги, которая круглосуточно присматривает за домом, – начала Кайла. – Поэтому мне бы хотелось снова начать работать. Хотя бы неполный день. – Не дождавшись его ответа, она продолжила: – Мне нужно знать, где будет выздоравливать Джекоб. Я не хочу…
– Дуардо! Amico!
Дуардо поднялся и обменялся рукопожатием с мужчиной. Это был пожилой господин лет пятидесяти семи, которого сопровождала молодая женщина.
Дуардо непринужденно представил их Кайле.
– Дорогая, это Бенито Торрес и его жена Самара.
Дорогая?
Бенито, снисходительно улыбаясь, указал на Кайлу.
– А кто эта очаровательная молодая леди?
– Она скоро станет моей женой.
Взгляд Самары немного посуровел или ей это показалось?
– Как вам удалось поймать Дуардо? – весело спросила женщина, но в ее улыбке было что-то фальшивое.
– Очень просто: отказалась ложиться с ним в постель!
Понимайте это как хотите… Самара недоверчиво рассмеялась.
– Как… старомодно. – Она коснулась ярко накрашенным ногтем руки Дуардо и захлопала покрытыми тушью ресницами. – И… рискованно, не так ли?
– Наш друг увлекся, querida, – протянул Бенито, – и не хочет ни с кем делиться.
Когда они ушли, Кайла спросила Дуардо:
– Это одна из твоих бывших любовниц?
– Нет.
Он сказал правду? Впрочем, разве это имеет какое-либо значение? Она убеждала себя, что ей все равно. И знала, что лжет.
Официант принес кофе, и Кайла сделала глоток.
– Мы обсуждали важные вопросы, – напомнила она Дуардо.
– Я так понимаю, ты не хочешь быть светской львицей и проводить все время в магазинах, салонах красоты и на званых обедах.
– Не совсем.
– Тебе больше незачем работать.
Кайла отпила кофе и поставила чашку на блюдце.
– Неужели ты не понимаешь? – Ее глаза сверкали от ярости. – Я не хочу быть обязанной тебе за каждый цент!
Дуардо откинулся на спинку стула и задумчиво посмотрел на нее.
– Ты будешь получать ежемесячное содержание.
– Деньги на тряпки, – цинично согласилась она, зная, что больше никогда не станет тратить немыслимые суммы на наряды от известных кутюрье, в которых щеголяли модницы, принадлежащие к его социальному кругу. – Джекоб….
– После больницы переедет в квартиру.
– Какую еще квартиру? Где? – Она думала, надеялась, что ее брат будет восстанавливаться после операции в доме Дуардо. Черт побери, его дом достаточно просторен, чтобы разместить там нескольких гостей!
– В Роуз-Бэй.
– Не хочешь ли ты сказать, что она принадлежит тебе?
– Все здание, – насмешливо пояснил он.
– Ему понадобится уход, физиотерапия.
– У него все это будет. До тех пор, пока Джекоб сам не сможет передвигаться, Спенс будет возить его. – Дуардо допил свой кофе.
– Значит, разделяй и властвуй? Он задумчиво посмотрел на нее.
– Твой брат получит возможность жить своей жизнью. Конечно, если ты ему позволишь.
– Когда он полностью поправится, – с вызовом ответила Кайла, увидев в глазах Дуардо искорки смеха.
Подозвав официанта, Дуардо расплатился по счету.
– Ты устала?
– Нет, – мягко ответила девушка, поднимаясь. В замкнутом пространстве автомобиля она физически ощущала присутствие Дуардо. Чувствовала, как по всему ее телу разливается приятное тепло.
Так не должно быть! Черт побери, она не хочет испытывать подобное. Не хочет принадлежать ему.
Так уже было однажды. Пусть недолго, но Кайла так и не смогла забыть. В те безмятежные счастливые дни он многому научил ее… слишком многому, думала она, когда они направлялись в сторону Пойнт-Пайпер.
Поэтому она хотела только этого мужчину. Гипнотического экстаза, дикого, первобытного желания, чувственной магии, когда тела и души соединялись в гармонии, как половинки единого целого.
Это был не просто секс…
Возьми себя в руки!
Все это осталось в прошлом, а сейчас, при сложившихся обстоятельствах, она должна подумать о том, как ей жить под одной крышей с Дуардо Альваресом. Спать с ним.
У нее по спине побежали мурашки. Она еще не пришла в себя после развода. Как можно надеяться на то, что теперь она выживет в браке без любви?
Прервав размышления, Кайла обнаружила, что машина въехала в гараж. Это было просторное помещение, в котором стояли золотистый «лексус» и темно-синий «БМВ».
Дрожащими пальцами она расстегнула ремень безопасности и вылезла из автомобиля. Уже в холле Дуардо ослабил узел галстука и снял пиджак.
– Мне нужно просмотреть электронную почту и сделать несколько международных звонков.
– Хорошо.
Кайла поднялась к себе, разделась и пошла в душ. Затем, завернувшись в махровый халат, включила телевизор и уселась в одно из удобных кожаных кресел. Переключая каналы с одного на другой, девушка остановила свой выбор на сериале «Закон и порядок».
Именно здесь и нашел ее Дуардо, спящую, с распущенными волосами, похожими на покрывало из серебристого шелка.
Несколько минут он стоял, прислушиваясь к ее дыханию, ощущая ее ранимость. Ее скрытую силу.
Какое противоречие…
Она оказалась такой легкой. Слишком легкой, решил Дуардо, подняв ее на руки и направившись к кровати.
Вдруг она зашевелилась и проснулась.
– Что ты делаешь? – Кайла помнила, что смотрела телевизор. Затем, должно быть, уснула.
– Несу тебя в постель.
– Нет. – Но было уже поздно: он подошел к кровати. – Пожалуйста. – Его лицо находилась всего в нескольких дюймах от ее лица, и она обнаружила, что полы ее халата распахнулись, и что он тоже переоделся. – Отпусти меня.
Дуардо подчинился. Его глаза сузились при виде румянца, вспыхнувшего на ее щеках, когда она запахивала халат.
Он казался таким сильным, таким мужественным… Ее захлестнула волна желания, когда она вспомнила, какими были его прикосновения. Как он ласкал губами мочку ее уха, пульсирующую жилку на шее, затвердевший от желания сосок.
Как он любил исследовать самые сокровенные уголки ее тела, целовать их, распаляя ее, – до тех пор, пока она не просила о пощаде. Как она, смакуя каждую минуту божественного экстаза, постанывая от удовольствия, выгибалась ему навстречу…
Это была настолько изысканная, чувственная магия, что ее нельзя было описать словами.
Как и те прекрасные несколько дней, когда она всем сердцем любила его и думала, что это взаимно.
Но все это лопнуло как мыльный пузырь. Любви больше не существовало, и то, что было когда-то между ними, ничто не могло теперь воскресить.
Осознание этого придало Кайле смелости, и она произнесла слова, не дававшие ей покоя все это время:
– Я хочу, чтобы ты пользовался противозачаточными средствами, когда мы будем заниматься сексом.
Выражение его лица не изменилось, хотя у нее создалось впечатление, что за этой маской спокойствия скрывался гнев.
– Почему?
Она посмотрела на него с бесстрашным равнодушием.
– Незапланированная беременность была бы большой несправедливостью по отношению к нам обоим.
Перед ее внутренним взором предстал образ мальчика, как две капли воды похожего на своего отца. Образ крепкого темноволосого сорванца.
Сейчас же перестань думать об этом!
– Ты беспокоишься о своей фигуре?
– Нет, – поспешно ответила Кайла, и его глаза сузились.
– Думаешь, что я до этого пренебрегал безопасным сексом?
Мысль о том, что он доставлял чувственное удовольствие другим женщинам, была невыносимой.
– Конечно, вряд ли последние годы ты жил как монах.
– А ты, Кайла? – обманчиво мягко спросил он. Будь он проклят! Она ни за что на свете не доставит ему радости узнать правду.
– Развод освободил меня от клятвы верности.
– Ты не ответила на вопрос.
Кайла пристально посмотрела на него.
– У тебя не было никакого права его задавать.
Дуардо приблизился к ней, но она продолжала настаивать на своем, несмотря на то, что ей хотелось убежать от него подальше.
– Есть еще кое-что, – добавила она, не обращая внимания на мускул, дергавшийся у него на щеке. – Мы оба должны сделать анализ крови.
Ей доставляло удовольствие доводить его до крайности.
– А разве моего слова недостаточно?
Кайла не знала, что сказать.
Не дождавшись ее ответа, Дуардо подошел к туалетному столику, достал оттуда листок бумаги и протянул ей.
Ей понадобилось всего несколько секунд, чтобы убедиться в том, что он полностью здоров.
Ей следует благодарить его или осуждать? Ни то, ни другое, решила Кайла, раздраженная тем, что Дуардо снова оказался на высоте.
– У тебя еще есть ко мне вопросы?
Его голос был обманчиво мягким, и у нее по спине пробежал холодок.
– Пока нет.
– Хорошо. – Запустив руку в ее волосы, Дуардо наклонился и накрыл ее губы своими.
Он с бесстыдной легкостью играл с ней, пробовал ее на вкус, дразня, поглаживал кончиком языка ее язык, пока из ее груди не вырвался приглушенный стон.
Кайла сжала руку в кулак и толкнула его в плечо, но это оказалось бесполезным. Их тела не соприкасались, однако она словно полностью растворилась в нем. Дуардо умел делать так, что она теряла способность трезво мыслить, и для нее все переставало существовать, кроме него и желаний собственного тела.
Он засунул руку под ее халат, погладил напрягшийся живот, спустился ниже.
– Я тебя ненавижу, – прошептала Кайла.
Ее губы дрожали, голубые глаза стали огромными, как два прозрачных озера.
– Могу себе представить. – Он убрал за уши выбившиеся пряди ее волос, а затем взял ее за подбородок. – Но себя ты ненавидишь еще больше.
Затем Дуардо перебрался на другой край кровати, снял халат и, скользнув под одеяло, выключил торшер. Комната погрузилась в полную темноту.
Кайле захотелось швырнуть чем-нибудь в него, и она взяла подушку, чтобы обрушить ее на его голову.
Сильные пальцы обхватили ее запястье.
– Даже не думай об этом.
– Отпусти меня.
– Положи подушку.
– Черта с два!
В одно мгновение Дуардо вырвал у нее подушку, а затем схватил Кайлу и уложил ее на себя.
– Не надо… – Мольба, сорвавшаяся с ее губ, была прервана, когда он завладел ее ртом в голодном страстном поцелуе.
Распахнув ее халат, он принялся ласкать ее грудь, а затем скользнул рукой вниз по ее животу к заветному чувствительному бугорку.
О боже!
Она не хотела этого. Не хотела испытывать первобытный восторг от каждого его прикосновения.
Потому что иначе она пропадет, влекомая неистовым желанием принадлежать ему. Духовно, эмоционально, физически…
Ее тело захлестнула горячая волна, и Кайла, мотая головой из стороны в сторону, невольно простонала.
Тогда он вошел в нее, одновременно накрыв ее рот своим, и Кайла вся расслабилась и приняла его. Немного помедлив, он задвигался, увлекая ее за собой, пока их тела не закачались в едином ритме.
Затем Дуардо перекатился на спину, и она оседлала его, принуждая погрузиться еще глубже. Их слитые воедино тела набирали ритм, пока окружающий мир не разбился на множество разноцветных осколков.
У Кайлы на глаза навернулись слезы, но она, сделав над собой усилие, сдержала их. Желание дать волю эмоциям было так велико, что она дрожала всем телом, когда Дуардо обводил кончиком языка ее груди и нежно покусывал соски.
Ее горло сдавил спазм, и она тяжело сглотнула. Они все еще были единым целым, и она чувствовала жар его тела, слышала биение его сердца.
По ее щеке скатилась одинокая слеза и упала ему на плечо. Обнаружив на лице Кайлы высохшие ручейки, Дуардо нежно провел по ним кончиками пальцев. Затем он прижал девушку к себе и положил ее голову себе на грудь.
Она почувствовала, как его губы коснулись ее лба, затем он накрыл их обоих одеялом и успокаивающе погладил ее по спине.
– Давай спать.
Разве это возможно после того, как он испытала такое незабываемое удовольствие?
И все же, как только ее дыхание выровнялось, она забылась блаженным сном.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Почувствовав, как затекли ее мышцы, Кайла лениво потянулась и закрыла глаза, отдавшись воспоминаниям.
Черт побери, она все чувствовала прикосновения его губ, его рук. Приятное тепло, магию умопомрачительного наслаждения. Ведь это все, что между ними было. Физическая близость двух человек, которых влекло друг к другу.
Кого она пытается обмануть? – подумала Кайла, вставая с постели и направляясь в ванную.
Одетая в слаксы, майку и сандалии, с собранными в хвост волосами, она спустилась в столовую и обнаружила, что Дуардо уже уехал в город.
– Мы с вами отправляемся за покупками, – сообщил ей Спенс, когда она закончила завтракать.
– Опять? Вы, наверное, шутите. Он наклонил голову.
– Так распорядился Дуардо. Кто она такая, чтобы спорить?
– Давайте сначала навестим Джекоба, – сказала Кайла, вставая.
– Мы должны вернуться домой не позже трех. Церемония назначена на пять часов.
Свадьба.
О боже! К концу дня она станет Кайлой Антонией Альварес. Во второй раз.
– Конечно, – спокойно произнесла девушка, хотя ее нервы были натянуты как струна.
С течением дня это состояние не прошло, а лишь усилилось. Джекоб по-прежнему находился под влиянием перенесенного наркоза и все время спал. А Кайла так нуждалась в поддержке! К кому же обратиться? К мужчине, который скоро должен был стать ее мужем? Если бы их свадьба имела для него какое-то значение, он не стал передавать ей указания через Спенса.
Кайла еще никогда не чувствовала себя такой одинокой.
Когда девушка вернулась домой, выглаженное свадебное платье уже лежало на ее кровати, и она поблагодарила Марию.
– Вчера, разбирая ваши покупки, в одном из пакетов я обнаружила вот это. – Экономка протянула ей большой конверт. – На нем ваше имя.
Поняв, о чем идет речь, Кайла нахмурилась.
Это были документы, подтверждающие, что Дуардо завладел компанией ее отца на законных основаниях.
Разрезав конверт, Кайла достала бумагу.
Самое главное – это даты. Сам текст можно было не читать, но она все равно просмотрела его. К горлу подступила тошнота, когда Кайла поняла, что отец ей лгал.
Она закрыла глаза, затем снова открыла. Если Бенджамин солгал насчет этого… значит, эта ложь могла быть не единственной.
Боже милостивый!
Все же она должна была себя в руки, потому что до свадьбы оставался всего час, а ей нужно было еще принять душ, уложить волосы, нанести макияж и одеться.
Было уже половина шестого, когда Кайла надела кремовое платье и начала возиться с застежкой.
– Позволь мне тебе помочь, – предложил Дуардо, и их пальцы соприкоснулись, когда он взялся за замочек молнии.
Он двигался бесшумно, словно кошка, она даже не слышала, как он вошел.
Застегнув молнию, Дуардо повернул Кайлу к себе лицом и понял, как она внутренне напряжена. Ее расширившиеся голубые глаза тревожно смотрели на него.
Не говори банальностей и не прикасайся ко мне, молча взмолилась она, внезапно почувствовав себя уязвимой.
– Дай мне двадцать минут на то, чтобы принять душ и переодеться, а затем мы вместе спустимся вниз.
Кайла сомневалась, что сейчас было самое подходящее время, но не могла больше ждать.
– Я должна перед тобой извиниться. Он пристально посмотрел на нее.
– Я просмотрела бумаги и убедилась, что Бенджамин мне лгал, – произнесла она дрожащим голосом. – Прости меня.
– Извинения приняты, – тихо сказал Дуардо, снял пиджак и скрылся в ванной.
Через девятнадцать минут он был готов. Кайла так нервничала, что каждую минуту смотрела на часы.
Спенс, Мария, Джозеф и священник ждали их в гостиной. На маленьком столике, покрытом скатертью, стоял букет роз и свеча.
Произнеся вступительную речь, священник объявил Дуардо и Кайлу мужем и женой. Обмен кольцами завершал церемонию, и у Кайлы перехватило дыхание, когда она обнаружила, что это те же самые кольца, которыми они скрепляли свой первый брак.
Он сохранил их? Но почему?
Дуардо наклонил голову и легонько коснулся губами ее губ. В этот момент она заметила, как блестят его глаза. Интересно, что он сейчас чувствует? Удовлетворение собственника? Или торжество мстителя? Кайла подозревала, что и то, и другое.
Они вместе зажгли свечу, расписались в свидетельстве о заключении брака и поблагодарили священника.
Спенс принес бутылку шампанского и, наполнив бокалы, произнес тост, а Мария поставила на стол поднос с канапе.
Вскоре священник ушел, а следом за ним и слуги.
– На семь часов я забронировал для нас столик в ресторане. Мы отпразднуем нашу свадьбу наедине.
Было бы что праздновать, невесело подумала Кайла, поднимаясь к себе. Впрочем, уж лучше ужинать в ресторане на виду у других, чем дома наедине с ним.
Взяв подходящую к платью сумочку, девушка положила в нее губную помаду, носовые платки и пару банкнот.
«Никогда не забывай брать с собой деньги, дорогая, – часто говаривала ее покойная мать, – особенно если куда-то идешь с мужчиной».
Деньги на такси, подумала Кайла, спускаясь вниз.
Вечером Дуардо предпочитал передвигаться по городу на «астон-мартине». Сегодня он повез ее в ресторан эксклюзивного отеля «Ритц-Карл тон».
Что он задумал? Хочет выставить ее напоказ?
Метрдотель проводил их к уединенному столику, и они сделали заказ.
Изысканная еда, дорогое вино… Кругом богато одетые элегантные люди, готовые платить высокую цену, чтобы быть в центре внимания.
И Дуардо один из них. Правда, для него это была игра, вызов, брошенный всему миру: смотрите, мол, кем я был и кем стал. Доказательство того, что деньги открывают любые двери.
Однако глубоко под маской преуспевающего, уверенного в себе предпринимателя прятался мальчишка, познавший суровые законы нью-йоркских улиц. Это читалось в его жестком взгляде, в пугающей безжалостности, скрывающейся за ледяным спокойствием.
Она стала свидетелем этого три года назад, когда вернула ему кольцо.
– У меня что, внезапно выросли рога? – насмешливо протянул Дуардо, и она невозмутимо посмотрела на него.
– Я еще не успела тебе их наставить. От его мягкого смеха она вздрогнула.
– Надеюсь, не собираешься делать это в ближайшее время?
– Нет.
Мысль о том, что ей снова придется появляться в обществе в роли жены Дуардо, не вызывала у Кайлы особой радости. Она знала, что улыбки и дружелюбие окружающих будут такими же фальшивыми, как и их лживый брак.
– Может, все же попробуешь улыбнуться?
– А разве для этого есть причина?
– Нас хотят сфотографировать. Черт побери, началось!
– Не беспокойся, – заверила она его, – в обществе я всегда буду вести себя так, как того требуют приличия.
Фотограф сделал снимок и, увидев у них на пальцах обручальные кольца, поздравил их, а его спутник записал что-то в своем блокноте.
Завтра сообщение об их повторном браке появится во всех газетах.
Подождав, пока представители прессы уйдут, Кайла спросила:
– Игра на публику, Дуардо?
– Нет.
Могла она ему верить? Впрочем, разве это имело какое-то значение?
– Это как нельзя кстати, – произнес он с едва скрываемой насмешкой, – потому что завтра вечером мы должны будем появиться вместе на благотворительном аукционе.
Неужели?
Мысль о том, что ей после долгого перерыва снова придется появиться в обществе, пугала.
– Предварительная информация, которая увеличит или уменьшит количество сплетен?
Положив вилку, Дуардо ответил:
– Думаю, это послужит обеим целям.
Вне всякого сомнения. У нее на губах появилась готовая улыбка, но глаза оставались серьезными.
– Замечательно.
– Ты справишься.
Да, она справится. Но в ее памяти сохранилась отчетливая картина того, как ее отец скатывался вниз по общественной лестнице. Отложенные, затем отмененные деловые ужины, все уменьшающееся число приглашений. Давние друзья, которые больше не хотели иметь ничего общего с Бенджамином Энрайт-Смитом и его семьей.
На собственном горьком опыте Кайла убедилась, что жизнь – это постоянная борьба за выживание в жестоком мире.
Сделав глоток вина, она поставила на стол бокал.
На благотворительном аукционе соберутся представители высших слоев общества. Женщины, потратив целый день на приготовления к этому мероприятию, будут из кожи лезть, лишь бы превзойти друг друга красотой платьев и дороговизной ювелирных украшений.
– Мне придется добавить к своим покупкам вечернее платье.
Дуардо откинулся на спинку стула и пристально посмотрел на нее.
– Ты позаботишься об этом завтра.
– Приобретение жены-трофея может дорого тебе обойтись.
Его глаза сузились.
– Если бы мне была нужна жена-трофей, ты бы сейчас здесь не сидела.
У нее кровь застыла в жилах, когда она представила себе, как они с Джекобом, отчаявшись, меняют имена и переезжают в другой город, где живут в постоянном страхе, что их вот-вот обнаружат…
У Кайлы пропал аппетит, и она отодвинула в сторону тарелку. Она не знала, что сказать в ответ, и испытала огромное облегчение, когда Дуардо попросил официанта принести счет.
Глядя в окно автомобиля, Кайла вспоминала свою первую брачную ночь. Как они с Дуардо кормили друг друга десертом, не замечая ничего вокруг.
Как бродили босиком по белому песку Вайкики-Бич, наслаждаясь каждой минутой в обществе, друг друга, а затем вернулись в номер отеля и всю ночь занимались любовью под шепот прибрежных волн…
Она подарила ему свое тело, свою душу… любовь. И верила, что это было взаимно. Тогда больше ничего не имело значения. Пока не вмешалась реальность, и Кайла не сделала неправильный выбор.
Сейчас она вернулась к мужчине, который украл ее сердце. Только с тех пор все изменилось. На этот раз им двигала не любовь, а месть.
Когда Дуардо с помощью пульта дистанционного управления открыл ворота, вдоль подъездной дороги к дому загорелись огни.
Войдя в фойе, он спросил у Кайлы:
– Может, шампанского или кофе?
– Нет, спасибо, – ответила она, поднимаясь по лестнице.
Ей было все равно, последует он за ней или нет, и она, не оглядываясь, прошла в спальню.
Сняв платье и туфли, Кайла быстро приняла душ и надела халат. Вернувшись в спальню, она включила телевизор, нашла интересную программу и села в кресло. Поглощенная документальным фильмом, она потеряла ощущение времени.
– Не можешь уснуть?
Она вздрогнула и, обернувшись, обнаружила, что он переоделся в халат.
– Ты давно пришел?
– Несколько минут назад.
Не успела она и глазом моргнуть, как Дуардо взял Кайлу на руки и опустился в кресло, держа ее на коленях.
– Что ты делаешь? – Кайла попыталась освободиться, но у нее ничего не вышло.
Он обхватил ее за плечи и прижал к себе.
– Тебе нужно, чтобы я ответил на этот вопрос?
Кайла почувствовала, как его теплая ладонь скользнула под ее халат и задержалась на груди. Ее сердце учащенно забилось, и она разозлилась на саму себя за то, что так реагирует на его прикосновения. Хуже всего было то, что он об этом знал.
– Отпусти меня.
– Тебе неудобно?
Ее глаза сверкали от ярости.
– Не играй со мной!
– Ты думаешь, это игра?
Ее ярость только усилилась.
– Да!
Он приподнял ее подбородок, и его рот накрыл ее губы в опустошительном поцелуе, который заглушил ее немой протест.
Кайла стиснула пальцы в кулак и неистово толкнула его в грудь, но все оказалось напрасно. Дуардо лишь на секунду оторвался от ее губ, а затем продолжил свое чувственное вторжение, не переставая ласкать ее до тех пор, пока она не застонала и не начала отвечать на его ласки.
Только почувствовав под собой матрас, Кайла поняла, что он отнес ее на кровать.
Искушение заставить его потерять самообладание было непреодолимым, и Кайла, подождав, пока Дуардо не начнет засыпать, начала свою собственную игру.
Легко, словно крыльями бабочки, она прикоснулась пальцами к его мускулистому животу, затем обвела контур пупка и спустилась ниже, туда, где находилось средоточие его мужественности. Нежно погладив его чувствительную плоть, она почувствовала, как он возбуждается.
На ее губах появилась мечтательная улыбка, но вдруг его сильные пальцы обхватили ее запястье.
– Думаю, тебе лучше остановиться. Месть оказалась чертовски приятной.
– Дорогой. – Ласковое слово, сорвавшееся с ее губ, было не чем иным, как насмешкой. – Я только начала. Что, не в силах это вынести?
Из его горла вырвался еле слышный звук… приглушенный стон или смешок?
Кайла сказала себе, что ей все равно. Дуардо отпустил ее руку.
– Только потом не говори, что я тебя не предупреждал.
Подмяв Кайлу под себя, Дуардо мощным рывком вошел в нее, и они, доведя друг друга до предела в этом первобытном эротическом ритуале, испытали состояние свободного полета.
Кричала ли она? Кайла ничего не помнила, кроме чарующей магии умопомрачительного секса и того, что за ним последовало.
Его руки нежно поглаживали ее тело, губы касались ее виска. Она не хотела двигаться, да и не могла.
С ее губ сорвался стон разочарования, когда Дуардо подхватил ее на руки, вынес из спальни и погрузился вместе с ней в ванну, наполненную теплой ароматной водой.
Кайла не стала открывать глаза.
– Это сон, правда?
– Гмм…
Все было просто великолепным: вода, мягкое полотенце, которым Дуардо вытер ее, удобная кровать, душистое постельное белье.
И руки, которые нежно обнимали ее, пока она спала.
– Вставай. Уже десять часов.
Кайла засунула голову под подушку – и застонала, когда подушку убрали.
– Разве? – пробормотала она. – Я думала, еще только девять.
– Поднимайся, – прозвучал знакомый мужской голос, и, перевернувшись на спину, она открыла глаза.
Дуардо выглядел отдохнувшим… и чертовски мужественным.
– Сначала завтрак, – протянул он, – а затем шопинговая терапия.
Подняв руку, Кайла откинула назад прядь волос.
– Я уже устала ходить за покупками.
– Благотворительный аукцион. Вечернее платье. Ты забыла?
– О, это настоящий ад…
– Возможно. Но сама по себе благотворительность очень достойное занятие. К тому же я уже обещал, что приду. – Он наклонился и положил руку на одеяло. – Спенс ждет тебя.
Кайла быстро позавтракала, и они сразу же поехали в больницу. Ортопед сообщил ей, что доволен тем, как идет процесс восстановления. У Джекоба, который, наконец, окончательно пришел в себя после наркоза, было хорошее настроение, и он искренне поблагодарил сестру за то, что она сделала ради него.
– Это уже входит в привычку; – сказала Кайла Спенсу, когда они вошли в один из бутиков в Дабл-Бэй.
К полудню они покинули торговый район, нагруженные яркими пакетами.
– Теперь домой? – устало спросила Кайла, уложив покупки на заднее сиденье «лексуса».
– Не совсем. Нам еще нужно заглянуть в ювелирный. Дуардо хочет, чтобы вы что-нибудь себе выбрали – из того, что он отобрал.
Возражать было бесполезно. Кайла знала, с какой целью все это делалось. Как жена Дуардо Альвареса, она должна соответствовать определенным ожиданиям.
Час спустя девушка уже рассматривала изысканные бриллианты во всевозможных оправах. Немного поразмыслив, она выбрала пару сережек, ожерелье и подходящий браслет.
– Мистер Альварес распорядился, чтобы я преподнес вам вот это. – С загадочным видом человека, готовящего сюрприз, ювелир достал бархатную коробочку и открыл ее.
Кайла взглянула на изящный кулон, серьги и браслет, и у нее внутри, словно все оборвалось.
– Откуда это у вас? – произнесла она не своим голосом.
– Мистер Альварес, кажется, приобрел этот гарнитур на аукционе.

Бьянчин Хелен - Женатые - 4. Мой властелин => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Женатые - 4. Мой властелин автора Бьянчин Хелен дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Женатые - 4. Мой властелин своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Бьянчин Хелен - Женатые - 4. Мой властелин.
Ключевые слова страницы: Женатые - 4. Мой властелин; Бьянчин Хелен, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Джеймс Бонд - 15. Полковник Сун