Куксон Кэтрин - Семья Молленов - 3. Время перемен 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Круковер Владимир Исаевич

Воспитание подростка


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Воспитание подростка автора, которого зовут Круковер Владимир Исаевич. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Воспитание подростка в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Круковер Владимир Исаевич - Воспитание подростка без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Воспитание подростка = 169.01 KB

Круковер Владимир Исаевич - Воспитание подростка => скачать бесплатно электронную книгу




Владимир Круковер
Воспитание подростка
400 практических советов
Предисловие
В этой книге автор попытался объединить простое и сложное, старое и новое, важное и второстепенное. Каждая часть сборника вполне самостоятельна, но в то же время связана с другими.
Первая:
пытается пояснить некоторые поступки детей и взрослых с точки зрения этологии и обычной физиологии. Человек хоть и высшее, но животное и во многом руководствуется инстинктами. Желание пообедать одинаково и у человека, и у льва, а мощный зов продолжения рода вызывает безумие не только у кошек. Другое дело, что воспитание нравственности доступно лишь человеку.
Вторая:
часть в большей степени обращена к учителям. Но в широком понимании этого слова. В ней рассказывается не о том, как научить чему-то, а о том, как научить учиться.
Третья часть:
полностью посвящена сексуальным извращениям и методам их нейтрализации. Уберечь ребенка от извращенца, какой родитель не хочет этого? Уберечь ребенка от превращения в преступника задача не менее важная.
Четвертая часть:
содержит несколько рекомендаций по развитию памяти. Это чистая, практика, своего рода калька, сюжет, по которому вы можете сами сочинять темы других занятий.
Основы понимания

1. Для начала вспомните многочисленные вопросы, которыми нас засыпает ребенок.
Почему снег мокрый, почему взрослые скучные, почему огонь жжется, почему нельзя шуметь, почему часы тикают?.. Некоторые вопросы не представляются трудными, на другие мы ответить не можем. Например, простой с точки зрения малыша вопрос: почему кошка – кошка? Действительно, почему? И не только на, русском языке. Англичане тоже зовут ее похоже «кэт».
Наступает время, и подросток уже не мучает нас «наивными» вопросами. Скорее мы пристаем к нему с подобными. Почему ты не заправляешь рубашку в брюки, зачем девочке так вызывающе краситься, для чего надо включать музыку на полную громкость, почему тебя домой не загонишь, где ты научился так разговаривать с родителями?..
2. Чтобы разобраться в поведении детей, давайте заглянем далеко назад, в прошлое человечества. Придется обратиться за помощью не только к истории, но и к науке, изучающей поведенческие причины у животных и людей.
Поиск истоков нашего поведения во внешне иных, но по сути своей сходных действиях животных, особенно человекообразных обезьян, одно из крупнейших открытий нашего века. Занимаются этим ученые-экологи и ученые-этологи. Именно они открыли причины агрессивности, оставшиеся в нас на уровне инстинктов, именно они объяснили нашу любовь к коллекционированию, украшениям, именно они «расшифровали» причины ревности и причины национальной вражды.
КТО НАС ЗАПРОГРАММИРОВАЛ?

3. Очень может быть, что вы из тех родителей, которые ворчат, выгребая из мальчишеских карманов разнообразный «хлам» гайки, пружинки, камушки, стекляшки, фантики… Попробуйте взглянуть на эту проблему шире.
Всем приходилось видеть расхаживающих по берегу реки или моря чаек и ворон. Они ходят не без дела они собирают. Для эколога это слово научный термин. Собирательство это экологическая ниша, профессия животного, его способ добывать себе пропитание. Нелегкая профессия. Другие умеют нырять за рыбой, или бить птиц на лету, или нападать из засады, или долбить деревья в поисках насекомых, или безошибочно вынимать длинным клювом червей из-под земли, а собиратель ничего этого не может. Он бродит, подбирая все, что не убежит, что удается найти, переворачивая коряги и камни, роясь в выбросах водорослей. Они умны, эти собиратели. Природа не снабдила их специализированными органами орудиями, они все время сталкиваются с нестандартными ситуациями: каждый раз приходится решать, как вынуть насекомое, спрятавшееся под этот камень, как перевернуть именно эту корягу, как извлечь объедки из брошенных человеком предметов. Они учатся всю жизнь.
4. Мы все собираем, отдавшись инстинкту, голосу предков человека, ибо человек начал свой путь на Земле, имея единственную экологическую нишу, нишу собирателя. Постарайтесь не забывать об этом.
И сейчас еще в дебрях Амазонки, в пустынях Австралии и Южной Африки, на островах Океании существуют племена собирателей.
Многим видам животных, например травоядным, пища дается даром, она вокруг. Первобытный человек не был наделен ни быстрым бегом, ни острыми когтями, ни мощными зубами, ни желудком, способным переваривать траву, листья и ветки. Пищевые ресурсы человека всегда были ограниченны, голод постоянный его спутник. Даже в наш самый сытый в истории век более 2-х миллионов человек живут на грани голода или голодают. Небольшие группы два-три десятка предков человека бродили по тропической саванне, вблизи водоемов и рек. Дохлая рыба, объедки со стола хищников, моллюски, почки, побеги, камбий со стволов деревьев, ягоды, орехи, черви, насекомые, пресмыкающиеся, изредка мелкие зверьки, птицы, яйца, вот меню собирателя. Не многое из этого странного набора используется в современной кухне. Но наша склонность лакомиться продуктами с разными оттенками запаха тухлятины с тех времен. Такие блюда есть у всех народов от сыра рокфор и камамбер у французов до копальхена у эскимосов.
5. Азарт, сопутствующий сбору бесполезных предметов, демонстрирует нашу инстинктивную тягу к подобным занятиям.
Так ли нам нужны грибы ведь их сложно купить, но вы любите их собирать. Может статься, что вы и есть их даже не любите. Но, собирая, вы счастливы, когда внутреннее чувство «там, за этой березкой» не ошибается: гриб там и есть. Это счастье предвидения, знания наперед, счастье сбывшегося инстинкта.
6. Что же такое инстинкт? Нужен ли он нам? Вреден он или полезен? Насколько подвержены ему дети? Давайте разберемся вместе.
Слово это часто употребляется в быту как символ самого низменного, все: го дурного в человеке. Инстинкты рекомендуется скрывать и подавлять. Инстинкту противопоставляются мораль и разум. Но в биологии, у этологов, слово «инстинкт» имеет иное значение. Им обозначают врожденные программы поведения. Можно собрать очень сложную ЭВМ, но пока ее не снабдят программами, она ничего не сумеет рассчитать. Программы инстинкты ЭВМ. Так же и мозг. Чтобы начать действовать, он нуждается в программах: как узнавать задачи и как решать их, как учиться и чему учиться?
Животное рождается с этими программами, с весьма большим набором очень сложных и тонких программ. Они передаются с генами из поколения в поколение, их создает естественный отбор, без конца по-разному комбинируя малые, простые блоки в новые системы. Комбинации проверяются в судьбах счастливых и несчастных миллионов особей. Неудачные программы выбраковываются с гибелью особи, удачные размножаются. Это и есть естественный отбор.
Инстинкты вырабатываются медленно так же долго, как и новые органы, а, став ненужными, перестраиваются или разрушаются медленно, зачастую не быстрее, чем морфологические приспособления число пальцев, форма клюва, строение зубов.
7. Не стоит забывать, что наши предки были не беднее инстинктами, чем любые другие животные.
Множество инстинктов, которые унаследовал, человек, не только не успели разрушиться, но более того, они не исчезнут никогда. Потому что они нужны, потому что они по-прежнему служат, составляя фундамент новой, рассудочной деятельности. Она развивалась не на пустом месте, а от врожденных программ.
Например, инстинкт собирателя, содержащий в себе стремление искать, различать, классифицировать, учиться награждающий нас за правильное применение программы радостью удовлетворения. Этот инстинкт проявляется не только в атавизмах сборе даров природы. Он в азарте коллекционера марок и этикеток, он в страсти зоолога и ботаника собирать и классифицировать коллекции животных и растений, он и в неутомимой жажде геолога к пополнению коллекций минералов.
Никого из нас не заливает краска стыда из-за того, что все мы рождаемся, питаемся и умираем, как животные. Тогда не стоит и стыдиться, что во многих своих пристрастиях и поступках мы руководствуемся инстинктом.
8. А есть ли инстинкты, присущие только человеку? Зоологи утверждают: в двух проявлениях человек уникален в животном царстве он пользуется речью и огнем.
Использование огня утилитарно, но тяга к огню у человека бессознательна, инстинктивна. Это единственный инстинкт, которого не знают звери. Инстинкт человека. Он возник у нашего далекого предка и сохранился в нас. Но как только не преломлялся он в сознании! Культы огнепоклонников. Разрушительные блаженства пироманов. Подожженный и заново отстроенный Рим. Пионерские костры. Вечный огонь в честь павших…
Думая подобным образом, мы открываем для себя еще один путь познать образ предка, а через это по-новому понять и себя, и своих детей.
Это стихотворение написал Николай Рубцов. И вот что интересно: возьмите любого поэта, найдите стихотворение воспоминание о родном доме, где прошло детство, и вы почувствуете силу такого стихотворения. О Родине или ничего, или хорошо.
9. А теперь давайте прочтем большое стихотворение:
Тихая моя родина!
Ивы, река, соловьи…
Мать моя здесь похоронена
В детские годы мои…
…Тина теперь и болотина
Там, где купаться любил…
Тихая моя родина,
Я ничего не забыл.
Новый забор перед школою,
Тот же зеленый простор.
Словно ворона веселая,
Сяду опять на забор!..
С каждой избою и тучею,
С громом, готовым упасть,
Чувствую самую жгучую,
Самую смертную связь.

10. Так неужели любовь к Родине инстинкт? На этот вопрос этологи отвечают решительным «да».
А выяснено это было в опытах на перелетных птицах. Брали птиц в разном возрасте еще не вылупившихся, только что вылупившихся птенцов, слетков, покинувших гнездо, молодых, живущих с родителями, молодых чуть постарше, взрослых и перевозили из места, где были их родительские гнезда, в другое. На новом месте пернатых подопытных задерживали до начала осенней миграции на зимовки, окольцовывали и отпускали. А весной ждали по обоим адресам. Оказалось, что, слетав на зимовки, взрослые птицы возвращались «домой», причем поведение молодых зависело от возраста в момент опыта. Если их перевозили по достижении некоторого критического возраста, они возвращались к «родным пенатам» (то есть туда, откуда их увезли). Не достигшие этого рубежа возвращались туда, где их выпустили. Значит, у птиц привязанность к определенному месту на Земле образуется в детстве, в каком-то критическом возрасте. Где они в этом возрасте окажутся, там и будет их родина, на которую они станут возвращаться всю жизнь.
11. Запечатление каких-либо образов мозгом в детстве и на всю жизнь этологи называют импринтингом «впечатыванием» в формирующийся мозг.
Заметьте, что инстинктивная родина не обязательно место рождения, это место, где прошел чувствительный отрезок детства. Теперь импринтинг родины изучен у многих животных рыб, черепах, птиц, млекопитающих. Видимо, этот же механизм действует и у детей в возрасте старше 2 и моложе 12 лет.
12. Есть территориальные животные и есть номады бродяги, не знающие дома. Каков же человек? Со школы мы знаем: есть оседлые народы, есть кочевые. Это зависит от уклада жизни, экономики. А каким был наш предок собиратель?
Как всякий собиратель, он должен был бродить. Но небольшое стадо брело не куда попало оно бродило по своей, общей для стада, традиционной территории. Это была их родина, которую они помнили и готовы были защищать. А дальне простирались владения других групп, Откуда их изгоняли. Кочевать по знакомой территории выгоднее уже известны и кормные угодья, и водоемы, и укрытия, и живущие на ней хищники.
13. В детстве каждого территориального животного есть особый момент период закрепления территории.
В это время происходит импринтинг запечатление в мозгу облика окружающего мира. Запечатление навсегда. Став взрослым, животное будет стремиться не потерять этой территории, возвращаться на нее.
Если период запечатления короткий, а животное в это время малоподвижное, оно запомнит маленький участок. Если период длинный, как у человека, и животное много перемещается, оно запечатлеет обширную территорию. Для детей оседлого крестьянина их индивидуальная родина деревня и ее окрестности. Земли за их пределами чужды им, не влекут. Если жизнь складывалась спокойно, крестьянин мог не покидать родной деревни от рождения до смерти. Но и сын кочевника тоже запечатлевает родину обширную территорию, по которой он кочевал с родителями. Разные результаты, но основа одна. Кочевник не бродяга, не знающий дома.
14. Значит, чем больше вы путешествуете со своими детьми, тем лучше.
Ребенок должен много ездить, это развивает в нем широту мышления, увеличивает способность к адаптации. И возможно, став взрослым, он выберет для постоянного проживания другое место, более для него подходящее.
Наша маленькая индивидуальная родима всегда прекрасна, где бы ни вырос человек в тундре или в тайге, в пустыне или на берегу моря, на островке или в городе, ибо она запечатлевается в нашем мозгу и окрашивается всеми теми положительными эмоциями, что так свойственны детству.
15. Но многие виды животных имеют и еще один, уже врожденный образ– образ подходящей для вида экологической среды.
При возможности выбора выросший в изоляции олень предпочтет лес, а сайгак открытые пространства. Исходная среда человека всхолмленные берега озер и рек в саванне. И для нас до сих пор самый приятный ландшафт слабовсхолмленный, где деревья и кустарники чередуются с открытыми пространствами, а вблизи есть река или озеро. Недаром ведь люди безжалостно вырубают леса вокруг поселений в лесной зоне, но упорно сажают деревья вокруг поселений в степи.
16. Такой же необходимой «программой» нормального человека является любовь к природе. Ребенок, равнодушный к природе, ущербен.
Первобытные собиратель, охотник, садовод являлись естественными членами экологических систем. Казалось бы, их влияние на природу не было разрушительным и они не нуждались в запретах поведения, нарушающего окружающую среду. Более того, обладай они сильными запретами, человек не мог бы идти по пути прогресса. Но и представление о том, что только в наше время люди столкнулись с отрицательными последствиями воздействия на окружающую среду, неверно.
Неумеренный выпас скота и выжигание саванны превратили сначала Аравию, а затем и Северную Африку в пустыни. И от некогда многочисленных ее обитателей почти никого не осталось. Истощенные и брошенные земли, хранящие материальные остатки своеобразных культур, встречаются на всех материках. Где их обитатели? Все они жертвы катастроф, вызванных разрушением окружающей среды. Раз погибали те, кто не мог остановиться вовремя, раз выживали те, кто не доводил среду до катастрофы, значит, мог действовать естественный отбор: вырабатывались защитные механизмы, изменявшие поведение популяции при опасном нарушении экологической среды. Один из таких механизмов любовь к природе. Жалость к животным, к деревьям. Стремление не портить их зря, больше необходимого.
17. Удивительное качество сопереживание страданиям чуждых нам существ. С ним родится почти каждый из нас. Его очень легко развить и усилить в ребенке, довести до полного психологического запрета.
Однако это чувство глохнет, когда ребенок убеждается, что взрослые, поведению которых он доверяет и подражает, легко нарушают этот запрет.
Вот, например, описания Геродота, посетившего Древний Египет. В Нижнем Египте, наиболее заселенном и окультуренном, горожане рыли пруды, в которых содержали бегемотов и крокодилов. Их кормили за общественный счет, и горе тому, кто их обидит. Священна кошка, священны ибисы, даже некоторые насекомые. Нельзя рвать священные цветы, священными рощами можно только любоваться. И в то же время в Верхнем, менее обжитом Египте на крокодилов и бегемотов разрешалось охотиться. Там их еще встречалось много.
Прообразы заповедников, заказников, зоопарков… Нормы поведения, которые мы хотим выработать… Все это было значит, возможно и вновь. Еще недавно учитель разъяснял школьникам на примере священных животных и растений неразумность и религиозный фанатизм древних египтян, а теперь тот же пример мы приводим как символ их высокой культуры и осмотрительности.
18. А теперь поразмышляем о том, как и почему человек полюбил собак. Прочтите внимательно, возможно, тогда вы уступите своему ребенку в его настойчивых просьбах завести щенка.
Человек расселился по всей Земле шире, чем любой другой вид животных. И везде вместе с ним была собака. Собака для охоты, собака-пастух, ездовая собака, боевая собака, собака пищевая и собака без определенного применения просто собака. Последних больше всего, и число их растет. Некоторые социологи считают число собак в городе одним из показателей жизненного уровня жителей.
19. Если вы хотите наглядно увидеть, что такое невозможность взаимопонимания, втяните в спор любителя собак и собако-ненавистника. И если вы (редкое качество) не принадлежите ни к одному из этих миров, вы, пожалуй, согласитесь, что в ненависти второго много разумных доводов.
Хорошая собака не только стоила вам денег при покупке их приходится тратить на нее все время. Ее нужно кормить. Покупать ей билет в поезде и самолете, платить за прививки и в клуб. Во многих странах приходится платить налог, покупать абонементы на площадки. Она стоит вам времени. С ней нужно гулять, и не только когда погода хорошая и прогулка приятна, но и когда хороший хозяин собаку из дома не выгонит. Вам приходится заезжать домой, чтобы выгулять ее, пристраивать ее, если вы уезжаете. Собака стоит вам нервов. Вы жили в доме в мире со всеми, вы завели собаку и у вас появились недоброжелатели. Каждый раз вы боитесь, что она попадет под машину, потеряется, укусит кого-нибудь. Наконец, от собаки лишняя грязь в доме и есть небольшая опасность чем-нибудь заразиться. Этого довольно, чтобы убедить вас не заводить ручную козу, медвежонка, ворону или попугая. Но не собаку.
20. Это все так, ответит любитель собак, но не это главное.
А что главное? То, что я люблю собак, что я с детства мечтал о собаке, что с собакой мне хорошо, а без собаки тошно.
И никаких разумных объяснений.
Собаку к человеку влечет инстинкт. А нас к собаке? Да он же!
21. В первичную мораль человека, как и многих животных, входит запрет причинять ущерб тем, кто ему доверяет.
Несколько видов животных воспользовались этим качеством человека, чтобы сблизиться с ним. Кошка, которую мы считаем домашней, аисты, голуби, ласточки, которых мы домашними не считаем, поселились среди нас и пользуются нашей защитой. И мы их любим. А к действительно прирученным животным курам, свиньям, овцам, козам человек не испытывает бессознательной любви.
Давно прошли те времена, много раз снимались с места и перемещались по разным направлениям потомки первобытных охотников, пастухов и пахарей, дав начало новым народам. И давно уже не нужна нам собака в той мере, как нашим предкам. Но – по-прежнему во многих из нас живет и требует удовлетворения тяга к собаке. Мотоцикл, автомобиль многим заменили лошадь, но собака незаменима.
22. Человек разумный не появляется на свет, ничего не зная о нем.
Он рождается с программами, как вести себя в этом мире.
С огромным набором напутствий, выстраданных и проверенных в несметном числе поколений его предков, в калейдоскопе ситуаций. Тщательно отобранных, умело сформированных инстинктов. Мы обсудили для начала не самые важные, не самые очевидные из них. Напротив, почти забытые, почти не нужные, проявляющиеся в небольших наших странностях, привычках, пристрастиях, хобби. Таких неясных, необъяснимых для нас самих. Но куда более понятных, если мы обращаемся к образу жизни наших предков.
23. Инстинкт удивительно корректен по отношению к разуму. Древний повелитель поведения, он обычно не командует, не требует слепого подчинения, даже не советует.
Он только незаметно направляет желания и мысли, оставляя разуму полную свободу облечь желание в подходящую времени и обстановке форму. Ведь он, инстинкт, древен и консервативен. Жизнь же меняется, на то и дан разум, чтобы ориентироваться в меняющихся, нестандартных ситуациях и принимать решения.
Нам кажется, что мы поступаем так, а не иначе потому, что так хотим, нас так воспитали, это наше убеждение, и почти никогда нам не кажется, что нас побуждает к этому что-то слепое, грубое, враждебное нашему разуму. Нам так трудно поверить, что в мотивации нашего поведения участвуют инстинкты!
Ибо разум почти никогда не борется с инстинктом и инстинкт не глушит разум. Они сотрудничают. Миллионы лет.
ОБЕЗЬЯНА И РЕБЕНОК

24. Теперь затронем более конкретно проблемы наших взаимоотношений с детьми. И в первую очередь посоветуем не забывать, что несколько лет детства значат для человека больше, чем вся остальная жизнь.
Мир предков это детство человечества. А еще есть мир просто детства, такой знакомый и такой особенный…
Детство короткий по времени отрезок нашей жизни. Но мудрецы говорят, что это половина жизни. А самые мудрые называют его второй жизнью. У пожилого его далекое детство почему-то (начинает играть все большую роль в воспоминаниях и снах. Тому, кто находится посредине жизненного пути, кажется, что он почти забыл свое детство, и многое поведении его и чужих детей кажется ему странным и непонятным. А у юного индивидуума все не как у взрослых: он понимает именно те поступки, которые них так естественны и нормальны.
25. У клетки обезьян хохочет тол па людей. Что же такое делают обезьяны? Нет, они не смешат нас они живут обычной жизнью, не обращая внимание на людей, к которым давно утратили интерес за годы жизнь в зоопарке. Задумайтесь над тем, что заставляет людей смеяться.
Они видят знакомые, «наши» движения и мимику в карикатурном исполнении. И это не случайно. Многие животные близких видов карикатурны, противны друг другу. Отбор часто «специально» усиливает различия в поведении у похожих видов, меняет местами отдельные позы ритуалов. И тем самым не допускает образования смешанных пар. Этологическая изоляция видов.
Вот уже более ста лет в США нет-нет да и затевается очередной «обезьяний процесс». В каком-нибудь местечке родители, определяющие, чему учить их детей, требуют запретить преподавание теории Дарвина. «Я знаю все ваши аргументы, но мне глубоко противна мысль о происхождении от обезьян, она для меня унизительна, и я не хочу, чтобы мои дети такое узнали», заявил один из родителей на подобном процессе. Очень четко выразил свою позицию: мне противно. А вам, любезный читатель, разве не противно? Ну почему от обезьян? За что такое наказание?! Не обидно было бы произойти от львов, волков, медведей, орлов, ну от муравьев, на худой конец! (Многие народы в своих преданиях от всех них себя и выводили.) Один человек написал мне, что у него есть доказательства, что человек произошел от дельфинов. О происхождении от инопланетян мечтает немало людей. И мне, сказать по правде, происхождение от обезьян не по нутру, я знаю много неприятных черт в их введении.
26. И все же наука утешает– и здесь: ведь вы, узнав, что такое этологическая изоляция видов, поняли, что от какого бы вида мы ни произошли, мы были бы на него похожи и он казался бы нам карикатурой на нас.
Этот эффект одна из причин того, почему зоологи не любят писать о человеке в популярной литературе: потом только отбивайся от защитников Человека. Да и среди тех, кто держит сейчас в руках эту книгу, наверняка есть благосклонные, которым интересно, и неблагосклонные. Со вторыми беда: они и умные, и начитанные, и заинтересованные словом, прекрасные, но они не приемлют ни темы, ни подхода, потому что сам факт биологической природы человека для них обиден.
Да выкормить такого ребенка очень трудно, а научить сосать невозможно. Малыш сосет и, вскидывая руки, судорожно сжимает пальцы. Дайте ему в руки теплый пушистый предмет и он прижмет его к себе и замрет. Позвольте ему уцепиться за ваши пальцы и ребенок крепко их стиснет. А теперь смело поднимайте это беспомощное существо оно удержится. Это древний инстинкт приматов найти мать и уцепиться за ее шерсть. Мать стала другим видом человеком и уже десятки тысяч лет лишена шерсти, а инстинкт жив.
Вот ребенок научился поворачиваться на бок. На какой? На тот, что ближе к стене или более темному предмету. Проверьте, переложив младенца головой в то место, где были ноги. Он снова повернется к стене. Это тоже инстинкт.
27. Много ли инстинктивных действий мы можем наблюдать у ребенка? Обычный ответ: немного, может быть, три, пять… Оказывается, их сотни.
Ребенок родился и сосет молоко это сложный инстинктивный акт. Редко у кого из детей он бывает нарушен то да выкормить. Малыш сосет и, вскидывая руки, судорожно сжимает пальцы.
Дайте ему в руки теплый предмет– и он прижмет его к себе и замрет. Позвольте ему уцепиться за ваши пальцы– и ребенок крепко их стиснет. А теперь смело поднимайте это беспомощное существо оно удержится. Это древний инстинкт приматов– найти мать и уцепиться за ее шерсть. Мать стала другим человеком и уже десятки тысяч лет лишена, а инстинкт жив.
28. Возможно вы удивитесь, но ребенок, еще не родившись, знает, как будет выглядеть мать.
Попробуйте поэкспериментировать. С самого рождения кормите ребенка, попеременно надевая себе на лицо две маски: одну плоский белый квадрат, а другую белый овал с большой черной буквой Т в середине. Регистрируйте реакции, и вы обнаружите, что младенец предпочитает овал с Т-образным пятном: это врожденный образ лица матери. Он ловит ногами погремушку еще одна древняя реакция. Сел, встал, пошел, пробует издавать звуки весь набор всех языков. Начал узнавать любых людей как особей своего вида и всех их приветствует улыбкой. Начал отличать своих от чужих и чужим угрожает: хмурит брови, сжимает губы, а если боится, то кричит, отворачивается и делает рукой движение «прочь!». Чтобы обратить внимание на предмет, показывает на него глазами и пальцем. Пробует все предметы на вкус, но особенно стремится подбирать все с земли. И так без конца. Все, что перечислено, проверено экспериментально да, врожденные реакции. Все они есть у приматов.
29. А вот более забавные примеры.
У хвостатых приматов детеныш, обследуя мир, сохраняет спасительный контакт с матерью, держась за ее хвост. Макаки, воспитанные на макетах матерей с длинными хвостами, вырастали более смелыми и общительными, чем воспитанные на макетах с короткими хвостами или без хвостов, потому что имели больше возможностей обследовать мир. Миллионы лет у всех гоминид нет хвоста, а инстинкт цепляться за него сохранился. Ребенок, если он волнуется, цепляется вместо хвоста за юбку матери.
Совет: если вы, мать, выходите на прогулку с ребенком в узких джинсах, совсем нелишне было бы привязать на пояс искусственный хвост.
30. Ребенок, родившись, инстинктивно ищет мать, покрытую шерстью. Когда он волнуется или хочет спать, ему очень важно, чтобы рядом был пушистый предмет игрушка, одеяло, волосы матери.
Инстинктивная потребность успокоить себя контактом с матерью остается на всю жизнь. В любом возрасте чаще других слов человек в отчаянии кричит: «Мама!» И хватается руками за шерсть, которая всегда под руками, за собственные волосы. Точно так же поступают несчастные обезьянки, у которых на глазах экспериментаторы ловят и утаскивают мать. Но они хватаются за собственную шерсть в любом месте своего тела, так как она есть везде.
31. Инстинкт собственности один из самых мучительных для детей человека: из-за собственности приходится вступать в конфликты с другими детьми.
Ребенок может быть добрым, нежадным, но если у него силен этот инстинкт, он не может не отнимать у других и не отстаивать то, что считает своим. Не сумев удержать собственность, он испытывает страшное горе.
Нам такое дитя кажется жадным, упрямым, мы ругаем его, часто помогаем чужому малышу забрать у него игрушку и еще больше увеличиваем его горе. Несколько десятилетий назад прекрасный этолог детей доктор Б. Спок призвал американских матерей изменить свое поведение, понимать и щадить детей с сильным инстинктом собственности. Эти дети теперь давно взрослые. Они не стали ни жадными, ни грабителями. А дети, из которых жадность выколачивали, часто становились ими.
Полагают, что у наших первобытных предков, не имевших ни сейфов, ни сундуков, ни замков, личная собственность являлась неприкосновенной. Поэтому после смерти человека никто не смел взять ее. И его орудия, его собаку, а позднее и его жену погребали вместе с ним. Возможно, тогда еще у людей не было идей о загробной жизни, где эти предметы могут понадобиться покойнику.
32. Лишение собственности или ограничение на владение ею деформирует психику и взрослого человека. Делает его агрессивным, завистливым и вороватым.
Это прекрасно понимали античные законодатели, наделяя гражданским правом участвовать в выборах и защищать отечество лишь тех членов общества, у которых была собственность. Это не притеснение «правящим классом» «угнетенных», но вынужденная мера, делавшая демократию более стабильной, а войско храбрым.
В XX веке эксперимент по массовому лишению людей частной собственности ясно показал, что противодействие этому инстинкту делает людей не лучше, а хуже, чем они могли бы быть, владей они собственностью.
33. Попробуйте давать ребенку задачи возрастающей трудности или затейте неприятный для него разговор, принудите его делать что-нибудь скучное.
И вдруг экая бестия! он неожиданно переключит ваше внимание на другое. Что-нибудь спросит, увидит кого-нибудь за окном, уронит что-то на пол, а то и скажет, что звонят в дверь. Иногда он кажется не по возрасту хитрым, находчивым, лживым. Но пока все это не он придумал сработала, спасая его из сложной ситуации, программа замещающего поведения.
В таких ситуациях многие животные ведут себя не менее хитро. Некоторые ученые считают, что ложь такое, если вдуматься, странное поведение столь точной машины, как мозг, имеет в основе своего формирования программу замещающего поведения.
34. Замещающее поведение широко распространено среди животных и среди людей. Не стоит об этом забывать.
Два петуха конфликтуют. Драки не миновать. Один напирает, а другой боится драться, но и отступать не хочет. И в самый драматический момент он вдруг начинает клевать мнимые зерна. Забияка растерян: пищевое поведение: второго петуха совсем не агрессивно, драться не с кем.
У собак замещающее поведение очень похоже на детское! Даже этолог, прекрасно знающий, как проявляются инстинктивные программы, часто затрудняется, к чему отнести те или иные действия собственной собаки. Когда ваш четвероногий друг, перед тем как лечь, скребет лапой паркет (это сработала начальная часть врожденной программы образование ямки в траве и земле), а затем, изогнувшись дугой, крутится на месте (это следующая часть программы примятие травы в форме лунки), то все ясно: ваша собака полностью перешла на инстинктивное поведение. Ведь она прекрасно видит, что никакой травы вокруг нет, а в том, что паркет бесполезно рыть лапой, убеждалась сотни раз. Но вот когда та же собака, чтобы прекратить ваше – скучное для нее занятие вдруг бросается с лаем к калитке во дворе или к входной двери в доме, изображая, что пришел кто-то посторонний, и не успокаивается, пока вы не прекратите свое скучное занятие и не займетесь ею, очень трудно понять, хитрый это замысел или замещающее поведение.
Когда дипломаты двух стран, получив инструкцию затягивать переговоры, годами на полном серьезнее обсуждают вопрос о протоколе и повестке дня, возможности программы замещающего поведения проявляются в полном блеске.
35. К огорчению родителей, их совсем маленькие, все имеющие дети вдруг попадаются на воровстве. Причем крадут не что-то им нужное и для других не существенное, а именно то, что красть нельзя, и именно там, где им этого делать никак не следовало. Скандал.
Детские психологи давно поняли, что это не беда, что красть запретное детям очень хочется. Сторонники теории «tabula rasa», считающей ребенка «чистой доской», на которой еще ничего не написано, говорят, что он крадет по незнанию, не ведая, что этого делать нельзя. Психологи же уверены, что это не так. Ему хочется украсть именно потому, что он прекрасно знает: это запретно.
Для этологов тут нет ничего особенного: программа воровства есть у многих видов животных. В трудных условиях она помогает выжить, особенно если животное оказалось на дне иерархической пирамиды в группе и его к пище не подпускают более сильные сородичи. У сытого же животного она проявляется в форме игры. Живущие в достатке вороны городских пригородов могут подолгу крутиться вокруг собаки, пока не– украдут из-под носа припрятанную той кость. А если у вас была ручная ворона, то вы убедились, что она крадет и прячет буквально все и у всех.
36. Этот инстинкт носит название клептомании.
Вы наверняка видели, что чайки клептоманы, но когда дел много, они воруют и отнимают редко. Однажды жарким летом в заливе, на берегу которого я жил, случился замор рыбы, и вся вода у берега была покрыта буквально слоем мелкой рыбешки. С раннего утра на рыбу слетелись озерные чайки и съели ее столько, сколько смогли. А дальше началась вакханалия клептомании. Сытые чайки сидели среди рыбы на воде и на берегу и ждали, пока одна из них схватит рыбку. Тут же на нее бросалось несколько птиц отнимать. Она наутек, за ней погоня. Со страшным гвалтом десятки чаек гонялись друг за другом, по очереди отнимая рыбешку, бросая ее и ловя на лету. Наконец добыча падала в воду, и все на время успокаивались, пока кто-нибудь не затевал тем же способом новую кутерьму.
37. Вернемся к детям. Вам полезно знать, что их клептомания врожденная и пока что носит форму игры. Они не воры во взрослом понимании этого порока.
Но, конечно, кое-кто из них может стать вором. Изредка встречаются люди, у которых клептомания болезнь.
Среди взрослых людей навязчивая склонность к излишнему порядку и строгому соблюдению ритуала проявляется у дебилов. И у детей.
38. Вспомните, как в возрасте 2 -4 лет ребенок требует, чтобы все лежало на определенных местах, чтобы кормление и одевание происходили по неизменному порядку, чтобы вы держали книгу определенным образом, по сто раз читали одну и ту же сказку, проигрывали одну и ту же пластинку, включали один и тот же мультфильм и т. д.
Что это какая-то врожденная особенность поведения, я никогда не сомневался, но смысл ее был темен. Блестящую разгадку дал К. Лоренц. Мозг, неспособный безошибочно разбираться в причинно-следственных связях между событиями, не должен пользоваться результатами их анализа, потому что, приняв следствие за причину, можно жестоко поплатиться. Лучше эти события воспринимать как единое целое, запоминать комбинации, оказавшиеся успешными или безопасными, и стремиться их повторять. Если под этим деревом вчера росли ягоды, поищи их там и сегодня. Если на этой поляне вчера поймал зайца, поищи его там и сегодня. Если по дороге к норе эту ветку перепрыгнул, а под эту подлез и все обошлось, поступай так и впредь.
39. Каждый из нас в детстве связывал себя уймой подобных табу.
Шагая по плитам, не наступай на их стыки. Проходя по темному коридору, не оглядывайся. Благополучно миновав его, подпрыгни, и т. д. Поведение нормального взрослого человека тоже сильно ритуализовано. А людей суеверных и верящих в приметы большинство. Правила хорошего тона, семейные и народные традиции это тоже ритуалы. Религия же не только в высшей степени ритуализована, но и требует от паствы не подвергать сомнению и анализу свои догматы.
Мой говорящий попугай не терпит никаких перемен в комнате. Если на полу клетки вместо газеты постелить оберточную бумагу, он приходит в крайнее негодование. Когда его отправляют в клетку, он требует, чтобы сначала сказали: «Рома, в клетку!» Пройдя часть пути, в строго определенном месте он ожидает слов: «Давай, давай быстрей!» Перед входом в клетку ему следует напомнить, зачем он туда идет: днем «купаться», вечером «спать». После того как он вошел в клетку, нужно сказать: «Аи молодец, Рома, аи молодец!» Стоит что-нибудь упустить, и он подсказывает, говоря это за вас. Если что-то напутали возвращается к исходной точке и повторяет всю процедуру сначала.
Так что все мы немножко дети и попугаи.
40. Чрезвычайно важны для нормального развития детей разнообразные игры. Препятствовать игре ребенка нельзя, какой бы странной она ни казалась.
Молодые животные тоже много играют между собой, с родителями, с детенышами других видов, с предметами. Даже те виды, которые всю взрослую жизнь живут угрюмыми одиночками, медведи, дикие кошки, например, в детстве очень общительны и игривы. Игры не только приятное препровождение времени, они необходимы для полноценного развития особи, как физического, так и психического. Лишенные игр детеныши вырастают агрессивными, трусливыми. Их реакции на ситуации, особенно при контактах с другими особями, часто ошибочны. Им трудно образовывать пары, жить в мире в стае, достается и их детенышам. Фактически это как бы преступники в мире животных.
41. Постарайтесь увидеть в играх тренировку, проверку выполнения врожденных программ поведения как подходить к своим, как действовать с половым партнером, детенышами, объектами охоты, как убегать о хищника, как драться, как побеждать и как уступать, как рыть, строить, прятать.
В играх можно нарушать личную дистанцию, вступать в телесный контакт с партнером, бороться словом, узнать, что такое другая особь, чего от нее можно ожидать и как себя вести. Большинство игр это вариации на три главные темы: «хищник жертва» (один убегает, другой ищет, догоняет, ловит), «брачные партнеры» (разыгрываются ритуалы знакомства, ухаживания, сопровождения, спаривания, борьбы за самку, строительства гнезд), «родители дети» (один делает вид, что кормит другого, защищает, согревает, чистит, переносит с места на место и т. д.). Для игр обязательна смена ролей. Сначала один изображает хищника, а другой жертву, потом наоборот. Молодой самец выполняет ритуалы то самца, то самки, самка выполняет ритуалы самца. Молодая особь проверяет не только те действия, которые ей всерьез предстоит производить в будущем, но и те, которые будет выполнять партнер, объект охоты или враг.
42 Вам может быть интересно обнаружить, что в детстве воспроизводятся и такие программы, которыми взрослые уже не пользуются, но которые были у предков.
Ваша взрослая кошка, например, охотится двумя способами: подкарауливает, затаившись, или прыгает, подкравшись. Она прижимает добычу двумя лапами к земле. А котята, играя, демонстрируют еще несколько способов: догоняя, ударяют в конце концов лапой по спине жертвы (как львы), настигая, хватают двумя передними лапами (как гепарды), прыгая сверху, вцепляются зубами в загривок жертвы (как леопарды и рыси). Играя на гладком полу шариком, они, согнув лапу крючком, резким движением поддевают его снизу и подбрасывают вверх. Это ловля рыбы из воды, так охотится кошка-рыболов. Что это, запасные программы или программы предков?
43. Присмотритесь, во что играют ваши дети, во что играли в детстве вы сами, что вам нравилось, к чему вас тянуло. Игры в догонялки, прятки, пап и мам, мнимое кормление кукол, уход за ними, борьба, коллективная борьба (игры в войну) все знакомые темы, общие с животными. Поэтому дети так легко находят общий язык и играют с щенками, котятами, козлятами.
Конечно, дети играют в не меньшей степени и в чисто человеческие игры, в которые со щенком не поиграешь, подражают труду взрослых, играют в специально придуманные родителями, воспитателями игры, в игры, развивающие память, эрудицию, и т. д. Но здесь не о них речь. У многих приматов есть врожденные программы строить себе убежища (обычно настил из веток на деревьях) или занимать подходящие места дупла, пещеры. И дети проходят период увлечения строительством примитивных настилов, шалашей, а к дуплам, пещерам и похожим на них искусственным – выемкам их тянет очень сильно. И неверно думать, что они подражают взрослым, строящим дома. На оборудованной площадке для игр могут стоять очень уютные домишки, большие кубики, из которых можно построить дом, но если где-нибудь в углу площадки растет дерево с большим дуплом, оно гораздо сильнее притягивает детей, нежели подготовленные взрослыми сооружения.
44. Игрушки нужны детям, и, если им их не хватает, они способны находить и делать их сами. Так и было раньше. Из палочек, глины, травинок, шерсти, шкурок, тряпочек дети создавали нечто, в чем только их особое воображение могло увидеть куклу, козлика, зайчика, медвежонка.
Современного ребенка окружает гигантский мир игрушек, которые поставляет весьма прибыльная производственная индустрия игрушек. Десятки тысяч опытных специалистов ищут и находят пути к сердцу ребенка, создавая все новые модели, перед которыми ему не устоять. Они знают массу секретов, далеко не очевидных. Прежде всего, если речь идет об игрушках, изображающих продукты деятельности человека инструменты, машины, оружие, домашнюю утварь, то чем натуральнее они, чем точнее воспроизводят «всамделишные» вещи, тем больше нравятся малышу.
45. Однако с игрушками, изображающими животных, это не так. Точная копия животного меньше привлекает ребенка, чем искаженная, но искаженная определенным образом. Как же?
Голова должна быть большая и круглая, конечности укорочены, нос приплюснут, уши большие, округлые и топорщатся, глаза смотрят вперед, живот большой и округлый. В таком исполнении ребенок одинаково хорошо принимает и мышь, и зайца, и обезьяну, и собаку, и медведя, и тигра. Его не смущает, что некоторые из них хищники. Но если, наоборот, сделать голову меньше и удлиненной, нос и конечности длинными, уши прижатыми и острыми, а глаза сдвинуть на бока головы, дети будут избегать таких игрушек, особенно изображающих хищников.
46. Очень хорошо, если игрушка покрыта шерстью (вы уже знаете почему) и шерсть эта мягкая и длинная.
Мастера давно обнаружили этот сек-, но этологи только недавно поняли, в чем тут дело. А дело в том, что детям нравятся игрушки, несущие общие для многих животных признаки детеныша. Это не зайцы, псы, медведи, козлы, тигры, а зайчата, щенки, медвежата, козлята, тигрята. С ними можно играть, они любят играть. А со взрослыми играть нельзя, они играть не будут.
Опыты с животными показали, что многие из них узнают в показанной им модели детеныша по этим же признакам. Поэтому они узнают детенышей не только своего вида, но и многих чужих видов. Суровый пес терпеливо сносит заигрывание ребенка, козленка, гусенка потому, что пес не может обижать щенка. Мы тоже испытываем теплое чувство, жалость, умиление к детенышам с ярко выжженными детскими признаками. А виды, сохраняющие их всю жизнь, нам очень симпатичны.
47. В играх, как известно, игрушки оживают. Для ребенка противоречие между тем, что они заведомо неживые, и тем, что они должны быть живые, так как изображают животных, преодолимо.
Первое есть знание разумное, второе инстинктивное. Такая же двойственная реакция на модели живых объектов обнаружена у многих животных. Но не смейтесь над ними. Для разумного пришельца с иной планеты не меньшей загадкой было бы то, что взрослые люди в кино всерьез переживают заснятые на пленку надуманные события, давно сыгранные актерами (которые все живы-здоровы и сейчас заняты совсем другим). Сила искусства. Она не только в умении создать (лепкой, рисованием, игрой) модели, действующие сильнее, чем реалии, но и в нашей способности реагировать на модели как на реалии.
48. Дети очень любят качели. И в этой страсти они нашли бы общий язык с детенышами обезьян или медведей, но ни щенку, ни жеребенку качели не доставляют удовлетворения.
Ведь у них нет врожденных программ брахиации (перепрыгивания с ветки на ветку, раскачавшись на руках), а у нас эти программы наших предков сохранились. И один из загадочных мотивов снов почти у всех людей полет во сне. Полет брахиатора. И отсюда же ночные кошмары, воспроизводящие ощущение при падении в бездну, столь частый для брахиатора страх промахнуться и разбиться.
49. Если вы не склонны согласиться со мной, то задумайтесь над таким вопросом: почему людям не снится другая опасность утонуть? Потому что для наших предков при их образе жизни она не была актуальна.
Мы вместе с обезьянами, в отличие от большинства животных, не имеем даже врожденной программы, позволяющей плавать, не обучаясь. И все знают, что темноты мы тоже боимся инстинктивно (как все дневные животные), а не в силу каких-то реальных опасностей, которых она для нас уже давно не таит ни в лесу, ни в пустом доме. Все животные наделены инстинктом самосохранения, страхом смерти программами, обеспечивающими узнавание главных, стандартных опасностей с первого предъявления. Для гусенка или индюшонка это летящий темные крест с укороченной передней перекладиной образ хищной птицы. У очень многих птиц и зверей врожденный образ хищника совы, кошачьих это овал с острыми ушами, круглыми, нацеленными на них глазами и оскаленными зубами.
50. Если будете в зоологическом музее в Санкт-Петербурге, посмотрите в отделе насекомых, сколько видов бабочек имеют на крыльях снизу маскировочную окраску, а на крыльях сверху четкий «глазчатый» рисунок.
Если маскировка не помогла и враг обнаружил сидящую на стволе дерева со сложенными крыльями бабочку, она распахивает крылья. И птица (да и мы с вами) на столь нужный для бабочки, чтобы улететь, миг парализована испугом.
Самый страшный хищник для наземных приматов и наших предков леопард. Его окраска желтая с черными пятнами самая яркая для нас, наиболее привлекающая наше внимание (это используют рекламе, в дорожных знаках). Вы едете ночью на машине, и в свете фар на обочине дороги вспыхнули два огонька глаза всего лишь кошки, но вы вздрагиваете. Как же вздрогнете вы, в упор наткнувшись ночью в лесу на два желтых горящих кружка с черными зрачками! Увидев днем в листве маску морду леопарда, учиться узнавать которую нам не нужно дети пугаются сразу.
Усиливая эти «хищные признаки» в облике животных, художники иллюстраторы и мультипликаторы создают потрясающие по воздействию образы кровожадных хищников.
51. Зачем? Чтобы дети пугались. Зачем же их пугать? Да потому, что это им нужно, они этого сами хотят хищных волков, тигров-людоедов, чудовищ, страшных мест в сказках.
Если их не даем мы, они придумывают их сами, то есть, по сути, сами устраивают для себя игровое обучение, чтобы узнавать хищников и проверять свои врожденные реакции на них. Эти хищники уже в Красной книге, давно они не едят людей, и самая большая опасность для детворы – транспорт, но наши врожденные программы о зверях, а не об автомашинах.
52. Спок выделяет в развитии духовной жизни детей время после четырех лет как период интенсивного раздумья о смерти, ее причинах и способах избежать ее.
Не только разговоры взрослых или смерть кого-нибудь из них, но в большей мере наблюдения за гибелью мелких зверьков, птиц, насекомых, цветов питают размышления ребенка. В конце концов маленький человек осознает, что скорее всего тоже смертен, но он уверен, что ему удастся перехитрить смерть. Это как раз тот возраст, в котором у матери его предка-собирателя рождался следующий ребенок, а старшему приходилось заботиться о себе все более самостоятельно. И современный счастливый ребенок, окруженный заботой родителей, подчиняясь древней программе, упорно анализирует то, о чем, казалось бы, ему лучше пока что совсем ничего не знать.
53. Кстати, именно в этом возрасте дети часто возмущают на внешне беспричинным, жестоким убийством мелких животных. Потребность своими глазами увидеть смерть одна из причин этого.
Хороший способ перехитрить смерть это заключить с ней союз. Вы знаете, что многие виды заключают между собой союзы, что можно, вступив в особые отношения с хищником, не только не быть съеденным, но и получить защиту.
«Механика» тут простая, она воспроизводится в мультфильмах. Маленький зверек (в мультфильмах это обычно мышь или заяц), улепетывая от хищника средних размеров (скажем, кота), бежит к крупному зверю (медведю, собаке) и пробегает рядом с ним.
Что видит крупный зверь в первую очередь? Пробежавшая рядом мышь его не волнует, а вот кот, мчащийся прямо на него, это неслыханная наглость. И он угрожает коту или даже атакует его. Переключившись на наглеца, крупный зверь не обращает на мышь внимания, она может за него спрятаться.
Малыши недаром любят эти мультфильмы: они соответствуют их врожденной программе. У взрослых та же мечта о союзе с сильным и страшным хищником порождает попытку внушить себе и другим, что такой союз заключен. И это удается! Все первобытные религии искали и находили животных-покровителей.
54. Наша неосознанная, иррациональная боязнь змей, ночных и дневных хищных птиц наше генетическое наследство. И подсознательная тяга, и «повышенный интерес» к ним оттуда же.
Человекообразным обезьянам из-за их крупных размеров хищные птицы и змеи не опасны. Но небольшие древесные обезьяны (а наши отдаленные предки были и такими) очень боятся и хищных птиц, и сов, и змей, охотящихся на приматов среди ветвей.
Из прочитанного ранее вы можете вывести, как естественно было детям скотоводов начать обожествлять быка и корову. Позднее вы убедитесь, что можно признать священными жука и павиана. Быка и жука обожествляют на разные подсознательных основах. Третья инстинктивная основа, о которой здесь речь, адресована кошачьим, хищным птицам и змеям самым популярным мнимым покровителям всех народов на всех материках. Вспомните хотя бы гербы и геральдические знаки, всех этих львов и орлов.
Этологу особенно забавны химеры совмещение в одном теле животного-защитника частей, взятых от нескольких животных. В химере всегда есть кусочки льва, орла или змеи трех врожденных образов врагов приматов. Кусочки можно «приклеить» и к быку, и к человеку, но этологически чистая химера это грифон, жуткая помесь льва, орла и змеи.
55. Хотя Бог с ним, с особым «первобытным сознанием». Весь фокус в том, что человек объясняет свои поступки, если в них есть инстинктивная основа, крайне путано.
Иначе и быть не может. Если же мы выясняем путем сравнения с другими животными, в чем суть инстинктивной программы, мы проникаем к истокам «подсознания». – А они очень просты и рационалистичны для тех условий, когда их создавал отбор. Вы только что познакомились с программой «везде ищи глаз, бойся глаза». И теперь вам понятно, почему такое место во многих религиях отводится глазу, почему для нас глазасты солнце, и луна (кстати, на луне мы, как младенец, пытаемся увидеть лицо «матери»)
56. Подытоживая сказанное, отметим: не пытайтесь понят человека, изучая только чело века, без его генетически корней.
Это все равно что изучать, историю человечества, прочитав все газеты за сегодня, вчера и позавчера. У биологии иной масштаб времени.
ИНСТИНКТ ЛЮБВИ
С нашей инстинктивной любовью к детям (этологи сказали бы родительской заботой) мы не одиноки в мире животных. У многих видов родители привязаны к своим детям. Часто именно только к своим. Чайка, прекрасная мать, клюет может даже убить чужого птенца забредшего на ее окологнездовую территорию. А забрести недолго в колони все гнезда рядом.. Есть люди (и их довольно много, они просто обычно скрывают это), которые тоже любят лишь своих детей.
57. Но у большинства людей есть еще и другая любовь, любовь к детям вообще. К чужим детям. А это с точки зрения инстинктивных программ совсем не одно и то же. Когда она возникла и чему служила? Давайте рассмотрим эту интересную историю, которая приводит нас к возникновению человека.
Наши ближайшие родичи крупные человекообразные обезьяны по образу жизни своей собиратели, как и наши прямые пращуры. Они живут не стадами, а очень малыми родственными группами. И это понятно: крупному собирателю ни к рему большое, сложно организованное стадо. Каждый собирает для себя, и больше пищи не соберешь, если вокруг собирают другие.
У человека много инстинктивных программ, соответствующих такому образу жизни: стремление не пускать посторонних на свою территорию, инстинкт собственности, индивидуальная дистанция минимальное расстояние до другой особи, нарушение которого вызывает дискомфорт агрессивность, сложные ритуалы сближения (подходи ко мне не неожиданно спереди, в упор не смотри, руки не прячь, а предъяви для осмотра, покажи зубы улыбнись и т. д.). У очень социальных животных обычно эти неудобные при постоянном общении инстинкты ослаб лены, часто рудиментарны.
58. Есть мнение, и его-то мы и обсудим, что первоначально наших предков-собирателей толкало к групповой организации очень долгое детство их потомства.
Почему детство так растянулось – тоже очень интересно, но здесь для нас не важно. Давайте считать. Половое созревание в возрасте 14–16 лет. Первый ребенок в возрасте 15–17 лет. Диета собирателей такова, что дети могут ее усваивать в возрасте 4 лет. Четыре года мать кормила ребенка молоком и в это время забеременеть не могла. Следующие роды, следовательно, в 20–21 год. А средняя продолжительность жизни матери 26 лет. «Среднестатистические матери» не доживали до совершеннолетие своих детей. Кто мог заботиться о них родственники и все другие члены группы. Но чтобы такой путь воспитания был эффективным, во-первых, требуется более тесное объединение довольно большого числа особей в стадо, а во-вторых, нужно, чтобы инстинкт заботы о потомстве распространялся на всех детей и проявлялся в раннем возрасте еще до рождения своего ребенка. Все это у нас есть. Вспомните, как девочки-подростки прямо-таки жаждут нянчить детей (не кукол, как раньше, а живых), а сестры-женщины питают любовь к племянникам и племянницам.
59. Как и некоторые животные волки, дикие гуси, мы помним и любим своих детей до конца жизни. А они нас? Тоже, но их реакция имеет возрастную программу.
Ребенок, родившись, запечатлевает (импринтингует) мать ее образ, голос, запах, даже ритм пульса. Все ее качества докрашиваются положительными эмоциями (она, как и запечатленная родина, лучше всех) и обсуждению со стороны рассудка не подлежит, пока дитя находится в зависимом возрасте.
60. У человеческого ребенка явно есть и потребность иметь отца.
Это очень важное наблюдение. Оно говорит о том, что когда-то у кого-то из наших предков отцы были подключены к заботе о потомстве. (У кого и как это тема отдельного исследования.) Вам желание ребенка иметь отца кажется само собой разумеющимся. А мне нет. Потому что я знаю, что у человекообразных обезьян самцы о детях не заботятся и детеныши в отцах не нуждаются.
По программам, общим со многими животными, родитель противоположного пола одновременно и модель будущего брачного партнера. Поэтому дети часто проходят период влюбленности в одного родителя и ревности его к другому.
61. Не игнорируйте такой вопрос: почему и для чего естественный отбор примешал к любви к родителям немного половой любви? Эта нужная примесь из-за того, что происхождение ее люди не понимают, зачастую оказывается очень горькой.
Значительная часть фрейдистских комплексов плод этой инстинктивной программы. С наступлением половой зрелости молодого поколения семья у большинства животных должна распасться, чтобы дети начали самостоятельную жизнь. Инициатива в осуществлении распада семьи у многих видов животных возложена на молодых. Они начинают инстинктивно проявлять такое поведение, которое нетерпимо для взрослых. Подросшие самцы время от времени обращаются с отцом, как посторонние взрослые самцы, раздражая его и даже угрожая ему. На старого самца такие нападки действуют вызывающе, и он дает отпор, демонстрируя всю мощь своей агрессивности, перед которой молодой самец пасует и возвращается к зависимому, детскому поведению. Однако стычки повторяются, и в конце концов выводок распадается, так как родители перестают узнавать в молодых своих детенышей, а молодые своих прежних родителей.
62. Когда эта программа начинает действовать у человека, она порождает проблемы «отцов и детей».
Современные дети так называемого рудного, переходного возраста еще полностью зависимы от родителей юридически, территориально, материально и духовно. Они не могут покинуть семью. Это усиливает конфликт, так как программа не достигает успеха. Видя, как иногда при этом искажается поведение подростка, сколько мук претерпевает он сам, не зная, что с ним происходит, как страдают родители, тоже ничего не понимая, ясно осознаешь вдруг, как властны над человеком инстинктивные программы поведения предков. Можно сказать, что подлинно человеческие отношения между родителями и детьми складываются лишь после того, как переходный возраст пройден.
63. Долгое детство нужно человеческому ребенку затем, чтобы растянуть период самого эффективного обучения период импринтингов, которые возможны, только пока продолжается формирование новых структур в мозгу.
Одна лишь программа импринтинга речи занимает несколько лет, начинаясь еще во внешне бессознательном возрасте. К году происходит главное чудо: пассивно слушая поток речи, мозг завершает анализ ее структуры и назначения. Ребенок еще не разговаривает, но явно уже понимает, о чем говорят, В двуязычных семьях он разделяет два языка! Мать помогала ему освоить речь тем, что все время, находясь при нем, говорила. Умная, образованная, на людях молчаливая женщина, которая, конечно, не раз слышала от педантов-рационалистов, что новорожденный ребенок глуп, как амеба, наклоняясь к нему, говорит, говорит. Сама удивляется себе, но не говорить не может. Тоже программа, нарушь которую, послушайся мать знатоков рационального воспитания, развитие речи ее ребенка затянулось бы, как оно затягивается у приютских детей.
64. Учиться всегда, всему и у всех бесполезно. Нужно знать, когда, чему и у кого учиться. Это знание и содержит программа импринтинга.
Животные обучаются сами в играх со сверстниками, у родителей и у взрослых. Программа такова, что чем старше выглядит взрослая особь, тем эффективнее обучение. Молодые павианы особенно охотно учатся у старых самцов с большой седой гривой. Самцов остригли (омолодили) и павианыши хуже усваивали то, что им показывали. Учителям приклеили огромные парики и успеваемость молодых стала выше прежней.
65. Этот принцип учиться у стариков, а стариками в те далекие времена считались мужчины старше 25 лет, был незыблем в человеческом обществе многие тысячи лет.
Он поколебался лишь совсем недавно, в период бурного роста как средней продолжительности жизни, так и новых знаний. В этой кратковременной ситуации люди среднего поколения стали обладать более свежими знаниями, чем люди очень старые. Но тяга детей без конца расспрашивать дедушку (и соответственно его тяга рассказывать и показывать внуку) очевидна. Прожившие жизнь люди утверждают, что самыми прочными, сохранившимися на всю жизнь знаниями они обязаны старым школьным учителям.
66. Пока речь шла почти исключительно о врожденных программах поведения, против содержания которых наш рассудок не протестует. Но мы несем в себе и такие программы, без которых наш мир стал бы лучше. Давайте рассмотрим их сущность, а потом обсудим способы их нейтрализации. И начнем с наиболее характерного агрессивности.
В животном мире агрессивность к себе подобным в первую очередь служит для замены физических стычек, наносящих телесные повреждения, стычками психологическими. Два животных при конкуренции за территорию, пространство, пищу, самку и т. п. не вступают сразу в драку, а начинают один другому угрожать, принимая соответствующие позы. Если противник не пугается, ему демонстрируют оружие зубы, когти, рога, шипы, часто при этом наглядно показывая их действие: щелкают зубами и клювом, роют копытом, когтями или клювом землю, рвут траву, ломают палки, смотрят в глаза противнику выкаченными глазами, как бы оценивая расстояние для решающего прыжка или удара. И конечно, рычат, шипят, ревут, воют. Угрожающее животное само боится обострения ситуации, но прекратить стычку не может: это значит признать себя побежденным и сдаться. Если противники равноагрессивны, они будут Долго держать друг друга в крайнем напряжении. Пока наконец чья-то психика не выдержит первой. Но теперь выход один чтобы снять агрессивность победителя, побежденному следует принять позу подчинения и покорности. В ней все противоположно агрессии. Размеры свои нужно унизить – сжаться, поджать ноги, упасть на колени, на брюхо или на спину, голову опустить, когти и зубы спрятать, в глаза не смотреть, вместо устрашающих звуков издавать писк, визг, причитания. И предлагать победителю самые уязвимые места для удара.
При виде позы подчинения победитель постепенно умиротворяется и может заменить действительное избиение ритуальным потрепать за волосы, похлопать лапой, толкнуть, ущипнуть, обгадить.
67. Великий положительный смысл этих отвратительных сцен в том, что кровопролитная стычка между собратьями заменена психологической дуэлью. Но побеждает в ней не более сильный физически, не более умный, а более агрессивный тот, кто легко приходит в ярость, может долго и часто угрожать и устойчив к чужим угрозам.
Беседуя об эволюции, мы часто невольно представляем себе естественный отбор как некую мудрую, рачительную, добрую силу. Поэтому, столкнувшись с негуманными его решениями, мы зачастую недоумеваем и возмущаемся. Но естественный отбор бездушная и безжалостная статистическая машина, ей не присущи гуманистические принципы. Раз на основе соподчинения найдена возможность образовывать упорядоченные отношения, от которых популяции в целом выигрывают, значит, эта возможность будет использоваться.
68. Любой взрослый, если он не забыл свои мальчишеские годы или если он по профессии своей иерархии, своего места в ребячьем сообществе.
Именно мальчишки, ибо девочки сложной иерархии не образуют. Потому что у приматов особи женского пола, как правило, не конкурируют с самцами за лидерство, а между собой образуют слабовыраженные и неустойчивые соподчинения из немногих особей.
Для некоторых мальчиков борьба за иерархический ранг крайне важна, они способны ради нее на любые лишения, побои, готовы, чтобы утвердить свой ранг в глазах других, на опаснейшие для себя проделки. Психологи называют таких людей естественными лидерами, а этологи потенциальными доминантами.
69. В стихийно формирующейся группе доминантой совсем не обязательно станет самый выдающийся по человеческим качествам мальчик.
Очень часто им становится, к ужасу родителей и воспитателей, отпетый второгодник или уличный хулиган. Для захвата доминантного, положения иногда достаточно стать обладателем какого-нибудь символа исключительности или превосходства игрушки, которой нет и не может быть у других, оружия (пусть даже бездействующего, но не игрушечного), удачно вставляемых рассказов о дальних и экзотических местах, где он был, а другим не бывать, и т. д.
Символы, потенциально достижимые всеми отличник, прекрасный скрипач, начитанный, здесь не – проходят. Всеобщее восхищение символом исключительности переносится и на обладателя этого символа и может начать повышать ранг подростка без усилий с его стороны: вступающие с лидером в конфликт заранее сомневаются в себе, а тот, кто не верит в победу, всегда проигрывает состязание в агрессивности. У счастливчика же от победы к победе уверенность растет.
Этологи любят изучать иерархию на молодых петухах, которые очень агрессивны и быстро образуют иерархию. В одном эксперименте ловили самого жалкого, забитого петушка из группы, приклеивали на голову огромный красный гребень из поролона символ исключительности и Спускали обратно в загон. Петушок не знает, что у него на голове, и поначалу ведет себя по-прежнему забито. Но подбегающие клюнуть его другие петухи видят на нем огромный красный гребень и пасуют. Раз за разом обнаруживая их неуверенность, петушок надувается, поднимает голову, выпячивает грудь и таким образом, без сопротивления, шаг за шагом восходит на вершину иерархической лестницы.
70. Если бы агрессивность и иерархичность угасали у людей вместе с концом детства, это был бы еще один наш забавный биологический атавизм.
Однако человек иерархичен до старости и, став взрослым, воспринимает в себе эти инстинктивные позывы очень серьезно. Субъективно он придумывает для них массу объяснений и оправданий кто низких, кто бытовых, а кто и очень возвышенных.
Иерархическое построение людских группировок неизбежно для нас. Всякий раз, когда мы хотим навести порядок в группе людей, мы берем за основу принцип соподчинения. Человек, стихийно получивший руководящее положение в группе, если он не только доминантен, но еще и умен, талантлив, порядочен, обеспечивает всей группе большой успех. Но беда в том, что доминантой может стать и человек очень опасный для общества, аморальный и даже психически больной.
71. Уже тысячелетия назад человечество понимало эту опасность. Разум в борьбе с инстинктом противопоставлял ему одну идею равенства всех членов группы.
Ее воплощали по-разному. В одних случаях сильно выделявшихся людей толпа подвергала остракизму, убивала. В других предлагалось вообще запретить всякое соподчинение как отдельным личностям, так и всей группе, в результате получалась анархия, которая неизбежно приводила к самой максимальной власти грубой силы. Единственно приемлемым оказался путь, на котором неизбежность иерархического построения, как того требует биологическая сущность человека, принимается, но вместо стихийных иерархов ведущее положение занимают люди, выбранные или назначенные группой с учетом качеств их разума и морали.
Некоторые выдающиеся этнографы прошлого века представляли себе первобытное общество как некий золотой век полного равенства. Этот миф и сейчас еще присутствует в школьных учебниках. Но теперь мы знаем, что это не так. Первобытные группы строились по иерархическому принципу и жизнь в них была разной в зависимости от того, какими оказывались иерархи мудрыми, сильными вождями, свирепыми громилами или бесноватыми колдунами.
72. А теперь поразмышляйте еще об одном комплексе врожденных программ поведения, с которым борется разум. При столкновении с более агрессивным человеком нам хочется с ним не связываться, уклониться от ссоры или умиротворить, задобрить его, а уж если конфликт произошел уступить: сдаться.
Это инстинкт. Но разум говорит иное. Потакая агрессивному человеку, мы в дан ной ситуации действительно выручаем себя, так как нападающий, подчиняясь инстинкту, сменит гнев на милость. Но в следующий раз с нами, а также с другими людьми забияка будет еще агрессивнее и, чтобы умиротворить его, потребуется еще большая уступчивость. Разумное поведение заключается в том, чтобы как южно сильнее и всегда давать отпор агрессивной личности. Причем лучшее данном случае оружие то, против которого у агрессора нет врожденной программы: одновременный отпор нескольких людей, каждого из которых он считает слабее себя. В школах, гимназиях, бурсах и тому подобных группах мальчишек-подростков был свой грубый, но очень эффективный метод лечения доминант «темная».
73. А как быть, если агрессивные особи мы с вами?
Тогда нам кажется, что нас в чем-то все время ущемляют, недооценивают, недодают. Что с нами ведут себя недостаточно почтительно, не уважают, смеются за спиной, нас это раздражает, злит, и мы хотим постоять за себя. И вскипает гнев, и находит себе объект, и произойдет скандал, в котором мы не уступим, пока не разрядимся.
Субъективно наш разум оценивает сие неверно, он находится во власти рожденной программы. Агрессивному человеку действительно очень трудно, почти невозможно сдержать свой гнев. Хуже того: валимы сдержим его, он переадресуется на другой, еще менее виновный объект.
74. В этом случае воспользуйтесь хоть и неожиданным, но этологически верным решением: разумом, усилием воли переадресуйте гнев с особи слабее вас на особь более сильную.
Прежде всего заставьте себя по-доброму думать о слабом человеке: что он в общем-то хорошо относится к вам, что он когда-то что-то сделал для вас, что у него маленькие дети, больная мать и т. п. А затем вспомните, что вы так и не решились что-то сказать человеку сильнее вас, а пора бы.
И идите, скажите. Прирожденные администраторы высокого класса, подавив гнев на подчиненного, идут к начальнику, чего-то добиваются для подчиненных, и агрессивность снимается. Во-первых, они расходуется на преодоление сопротивления вышестоящего. А во-вторых, превосходство над подчиненным продемонстрировано, но в форме для него не обидной и даже приятной.
В нас, к сожалению, есть еще довольно много неприятных инстинктов, которыми вечно борется общество и всю жизнь каждый из нас.
75. Мораль и этика, огромные области проявления человеческого разума, из чего: возникли они? Родимся ли мы безморальными, и только воспитание делает нас гуманными, или мы появляемся на свет с каким-то набором чувств, что хорошо и что плохо, а воспитание направляет и развивает их?
Вы вольны принимать одну из этих точек зрения, но в любом случае теперь вы не можете не учитывать знаний, полученных этологами.
Этологи обнаружили у животных, как высших, так и низших, большой набор инстинктивных запретов, необходимых и полезных им в общении с сородичами. К. Лоренц пятьдесят с лишним лет назад, открыв первые из них, решился написать «Мораль в мире животных».
76. Что мораль не абсолютно чужда животным, люди знали с незапамятных времен: перед ними была собака. Каждый, воспитывая собаку, может уединиться, как легко ей привить некоторые морально-этические правила человека, которые этому животному исходно совершенно чужды.
Вы не хотите, чтобы она ела без разрешения пищу, которую может найти в доме, пожалуйста, она не ест. Вы не хотите, чтобы она справляла нужду в доме, пожалуйста, она будет терпеть, пока вас нет дома. Вы не хотите, чтобы она запрыгивала на стол, стул или кровать, она не будет этого делать. Нельзя играть игрушками вашего ребенка, такими соблазнительными для нее, она вздохнет и не будет. И главное, она переживает, если нарушила ваш запрет, просит простить ее. Более того, она может сама запрещать то же своим щенкам.
77. Но если бы в собаке была только эта понятливость и послушность, боязнь наказания, мы назвали бы ее своим четвероногим рабом. А мы зовем ее другом.
И помимо продуманной нами для нее этики. Мы видим в собаке ее собственную мораль во многом совпадающую с нашей. Нам нельзя бить женщину, ребенка пес не может применять силу к щенку. Нужно выручать друга в беде и наша собака умрет за друга. Нужно защищать своих, свой дом так же поступает и собака. Если друг расстроен, мы чувствуем потребность видеть это, обласкать его и наша собака наделена той же чуткостью. Нельзя лгать, обманывать, скрывать и собаке противен обман. Если обидим, мы извиняемся и собака тоже. Трус презренен для нас обоих, и оба мы уважаем храбрость. И так далее, и так далее. Более того, хороший человек перед хорошей собакой чувствует себя немного виноватым: ее устои кажутся сильнее и бескомпромисснее. «Благородное животное», говорят люди.
«У сильного животного сильна и мораль» говорит К. Лоренц.

78. Так что же такое «мораль» животных? Это созданные естественным отбором врожденные запреты на выполнение в некоторых случаях обычных программ.
«Не убей своего» первый запрет очень многих видов. Для одних «свои» это любые особи собственного вида, для других только члены своей группы, лично знакомые или носящие общий отличительный признак группы. У последних тогда обязательно есть программа «различай всех на своих, к которым запреты применяй абсолютно, и на чужих, к которым применение их не строго обязательно». Человек среди этих видов. Раньше все было просто: свои это наше стадо, а все остальные чужие. Мир человека стал неизмеримо сложнее, а мы все ищем своих и чужих: родные не родные, соседи не соседи, земляки не земляки, одноклассники не одноклассники, соотечественники иностранцы, единоверцы-неверные, и так без конца.
79. Другой запрет: «Чтобы не убить своего, прежде всего не нападай неожиданно, сзади, без предупреждения и без проверки, нельзя ли, поугрожав, разрешить конфликт без драки».
Для соблюдения этого правила у животных существует масса забавных и красивых ритуалов подхода, демонстрации намерений и силы.
Более того, у хорошо вооруженных природой животных есть запреты применять смертоносное оружие или убийственный прием в драке со своим. Волк может убить оленя и даже лося одним ударом, клыками разорвав горло или брюхо. Но в драке с другим волком он этих приемов применять не имеет права. Он бьет сородича-противника открытыми зубами по губам, разбивая их в кровь. Очень больно, достаточно, чтобы выиграть психологически и «по очкам», но не смертельно. Лев, наскочив на быка сбоку, одним ударом лапы ломает позвоночник, а кривыми ножами-когтями делает огромную рану на боку. Но два дерущихся льва не смеют применять этот «коронный удар». Они бьют друг друга когтями по ушам. Тоже очень больно, но тоже не смертельно. Собаке или другому врагу не своего вида кот норовит попасть когтями в глаза и часто достигает успеха. Когда дерутся два кота, удары сыплются градом. Но среди бродячих котов-драчунов почти нет одноглазых. Уши же изодраны в клочья. Олень, защищаясь от хищника, норовит ударить его рогами в бок, и этот удар страшен: несколько копий сразу пронзают тело. Но в драке с оленем же он бьет его по рогам или, сцепив рога, заставляет опустить голову и пятиться. Грохот боя слышен на весь лес, а соперники невредимы.
80. Люди вооружены от природы слабо, два человека, дерущиеся голыми руками, не смертельно опасны друг другу.
В стычке один из них устанет и отступит раньше, чем противник его убьет. Поэтому у человека, как и у многих других слабовооруженных животных, почти нет врожденных ограничений для действия в драке. Они были не нужны. Но человек изобрел оружие и оказался редчайшим существом на Земле: он убивает себе подобных. Мы пытаемся компенсировать отсутствие врожденного запрета воспитанием: в драке не хватай в руки что попало, особенно орудие защищаясь, не превышай меры, стыдно вооруженному конфликтовать с безоружным… А оружие все совершенствуется и накапливается, а люди убивают друг друга все в большем и большем количестве… Плохо, оказывается, разуму, когда он не обуздан инстинктом. Будь он у нас сильным, мы бы решали мировые конфликты турнирами.
81. Следующий запрет: «Не бей того, кто принял позу покорности». Вы уже поняли, что это наши «не бей лежачего» и «повинную голову меч не сечет».
Как проигравшему остановить распаленного в драке победителя? Отбор нашел блестящее решение: пусть слабый предложит сильному нарушить запрет. И запрет остановит его. Проигравшие волк, лев олень вдруг прыжком отскакивают от противника и встают к нему боком, в положение, самое удобное для нанесения смертельного удара. Но именно этот-то удар противник и не может нанести. Пробравший мальчишка закладывает руки за спину и, подставляя лицо, кричит: «На, бей!» Даже для нас, людей, в которых запрет очень слаб, это действие впечатляюще. Этот мальчишка ничего не слышал Библии, в которой еще несколько тысяч лет назад безвестный психолог написал загадочную фразу: «Если ударят по одной щеке подставь вторую». Зачем? Да чтобы не ударили еще! Тьма комментаторов не могли понять то, что волк объяснил бы нам с ходу.
82. И наконец, еще такой принцип: «Победа с тем, кто прав».
Животное, защищающее свою территорию, свой дом, свою самку, своих детенышей, обычно выигрывает в конфликте даже с более сильным. И не только потому, что отчаяннее обороняется или нападает, но и потому, что противник заранее ослаблен. Его агрессивность сдерживается запретом тем самым запретом, который когда-то люди сформулировали как «не пожелай ни дома ближнего своего, ни жены его…», а современные юристы называют неприкосновенностью жилища, яичной жизни и имущества. Очень забавно наблюдать, как ссорятся птицы – два самца-соседа на границе своих участков: по очереди проигрывает тот, кто залетит на участок другого.
83. Многие морально-этические нормы поведения человека, называемые еще общечеловеческой моралью, имеют свои аналоги во врожденных запретах разных видов животных.
В некоторых случаях можно предполагать, что это совпадение чисто внешнее. Что моральная норма у человека возникла на разумной основе и случайно оказалась похожей На инстинктивный запрет животного. Но по крайней мере часть наших так называемых общечеловеческих норм морали и этики генетически восходит к врожденным запретам, руководившим поведением наших предков, в том числе и дочеловеческих. И стесняться этого не нужно. Как не нужно, кокетливо считать себя сверхсуществом, забывая не только свое происхождение, но и то, что человек разумное животное.
Семье, правда, легче. Основу благополучного развития своих детей и внуков мы с вами закладываем более или менее правильно, независимо от господствующей идеологии, потому что эта идеология не может лишить нас главного оружия непроизвольной, инстинктивной любви к детям.
84. Однако, вспомните о детях в приютах, где господствует идеология рационального воспитания («сыт, одет, обучен, послушен»).
Раньше мы могли верить, что «там все в порядке», а теперь? И если вам сейчас что-то «сжало сердце», то это опять инстинктивная программа сработала программа сопереживания.
Недаром древнеримский философ Сенека утверждал, что сопереживание противоречит разуму, что оно иррационально. А раз так от него надо освобождаться. Рационалистически воспитывая в этом духе своего ученика Нерона, Сенека поплатился: ученик, повзрослев и став императором, велел своему воспитателю умереть. Это было далеко не единственное злодеяние рационалистически воспитанного Нерона: за ним числится и убийство собственной матери.
85. Этологические знания полезны многим.
Они нужны учителю и врачу, психологу и социологу без них трудно воспитателю, офицеру, тюремщику, судье, администратору. Очень хотелось бы, чтобы для пользы всего человечества ими обладали политики. Но самое главное они нужны каждому из нас, ведь у всех есть или будут дети, младшие братья, внуки.
Природа наделила их самым долгим среди живых существ детством, чтобы они могли, овладевая своими инстинктами и учась, пройти за полтора десятка лет огромный путь от прачеловека до современного человека. Они способны пройти его сами, без нас, страдая и ошибаясь. Но путь их будет прямее, а результат выше, если мы будем любить и понимать наших детей такими, какими их создала природа, а не такими, какими их рисует наше воображение.
ВСТРЕЧА С БАНДОЙ

86. Не думайте, что мы исчерпали «детскую тему», ведь ничего еще не было сказано ни о половом поведении детей и подростков, ни об организации их в клубы и банды. И то и другое темы во многом этологические. Рассказать о них нужно так, чтобы во взрослом читателе меня понял уснувший подросток, а в подростке пробуждающийся взрослый. Начнем с клубов на примере фанатов рок-музыки.
Древние египтяне причисляли павиана к священным животным, потому что на заре он поднимается на открытое место и при восходе солнца воздевает к небу руки, громко ревет и кланяется. Священно животное, подобно человеку поклоняющееся солнцу… Все логично. Через тысячелетия этология внесла лишь одну поправку: не павиан поклоняется солнцу, подобно человеку, а человек подобно павиану. Ибо кричать на заре общее свойство приматов. Впрочем, не только приматов, но и некоторых других животных, особенно птиц. («Ночь с ее опасностями миновала! Слышите? Я жив! А вы?» и крики соседей оглашают округу. Вот коммуникативное содержание утренних криков.)
Для жителей Севера гомон леса это птичий гомон. В тропиках же все перекрывает рев обезьян. Это самые шумные млекопитающие. Лес время от времени оглашается групповыми криками потрясающей силы. Обезьяны приходят в возбуждение, трясутся, подпрыгивают, сотрясают деревья. Цель такого демонстративного поведения (как называют его этологи) показать соседним группам мощь и единство своей группы. После участия в демонстративном шуме каждый член группы чувствует себя увереннее, особенно если его группа перекричала соседние.
87. От подобных предков нам, людям, досталась не только звуковая коммуникативность (и именно звук, а не жест, например, стал базой для языка), но и многие связанные с ней врожденные программы поведения.
Одна из них потребность в групповых пошумелках.
В ритмичных грохоте, выкрике, топоте движениях боевой группы мужчин любой без труда узнает ее прародительскую основу.

Круковер Владимир Исаевич - Воспитание подростка => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Воспитание подростка автора Круковер Владимир Исаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Воспитание подростка своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Круковер Владимир Исаевич - Воспитание подростка.
Ключевые слова страницы: Воспитание подростка; Круковер Владимир Исаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дерлет Огэст