Биргер Алексей - Братья Болдины. Тайна неудачного выстрела - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Анненков Михаил Николаевич

Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера автора, которого зовут Анненков Михаил Николаевич. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Анненков Михаил Николаевич - Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера = 65.79 KB

Анненков Михаил Николаевич - Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера => скачать бесплатно электронную книгу



Михаил АННЕНКОВ
ВОЙНА 1870 ГОДА. ЗАМЕТКИ И ВПЕЧАТЛЕНИЯ РУССКОГО ОФИЦЕРА
Введение
Необыкновенные и быстрые успехи пруссаков в первый период кампании, ряд небывалых в военной истории поражений армий второй Французской империи, которые, почти в полном их составе, сдались военно-пленными германским войскам, – изумили Европу и встревожили все мыслящие умы. Чем объяснить эти поразительные факты? – как могло случиться, что военная слава Франции, созданная веками, рассеялась, как дым, от нескольких ударов, недавно возникнувшей в Европе силы?
Поражения австрийцев в кампанию 1866 года объяснялись, преимущественно, превосходством вооружения прусской пехоты – пресловутым игольчатым ружьем, и мы видим, что, вслед за Кенигсгрецким погромом, все европейские государства, – даже Турция, обыкновенно столь неподатливая на нововведения, – одно за другим спешат перевооружить свою пехоту и истрачивают громадные суммы на возможно быстрое приобретение этого, будто бы всеспасающего средства. Но, что же оказывается в настоящую войну? Магические свойства игольчатого ружья намного умалились: ряд недавних битв осязательно доказал, что ружья Шасспо, которыми вооружена Французская армия, имеют явное преимущество перед прусскими игольчатыми ружьями и по дальности и по настильности выстрела. Кроме несомненного превосходства ручного огнестрельного оружия, французские войска, которые, по общим отзывам, как их офицеров, так и врагов, – дрались как львы, – имели еще картечницы, действовавшие, в некоторых случаях, с необыкновенною силою. Не смотря, однако же, на все это, последняя прусско-французская борьба представляет два, беспримерные в летописях народных распрей, факта, – капитуляцию Седана и капитуляцию Метца, – далеко оставившие за собою все, что может нам напомнить в этом отношении военная история. Знаменитая капитуляция Мака при Ульме совершенно теряет свое значение при факте, где 80 000 и 170 000 армии принуждены победителем пройти под ярмом.
Чем же, наконец, можно объяснить эти поразительные успехи Пруссии, особенно при видимом превосходстве противника в ручном огнестрельном оружии?
В том-то и дело, что война, по словам Жомини, – великая драма, в которой, с большею или меньшею силой, действуют тысячи нравственных и физических причин, и которую невозможно подчинить никаким математическим расчетам[].
В виду того живого интереса, с каким наше общество следит за всеми фазами кровавой борьбы двух народов – представителей Европейской цивилизации, – нам хотелось бы разъяснить хотя отчасти, ряд тех явлений, которые в особенности содействовали необыкновенным успехам прусского оружия в первый период кампании.
Мы говорим, в первый период кампании , так как непосредственно за Седанскою катастрофою люди, захватившие в свои руки власть и, под именем правительства народной обороны, управляющие ныне Франциею, – необыкновенными усилиями, без кадров, почти без офицеров и генералов, собрали новые армии, которые, при самом несовершенном вооружении – ружьями всевозможных систем, скупленными на рынках Европы и Америки, – до сих пор мужественно держатся против неприятеля, защищая боевую славу Франции, целость и достоинство родины. Тем не менее, капитуляции Седана и Метца представляют собою явления такой поразительной величины и такого значения, каких военная история никогда еще не имела случая заносить на свои страницы.
Само собою разумеется, что в настоящее время, когда война еще не кончена, когда нельзя еще с уверенностью предсказать результат ожесточенной борьбы двух национальностей, – рассматриваемый нами вопрос не может быть вполне исчерпан; но мы все-таки, думаем, что наблюдения, сделанные нами на самом театре военных действий, вместе с теми сведениями, которые появились в печати по этому предмету, до настоящего времени, заграницею, дают возможность разъяснить до известной степени, некоторые из истинных причин этого успеха. Причины эти в высшей степени разнообразны, и мы отнюдь не беремся выяснить все те обстоятельства, которые с самого начала войны действительно заставили победу склониться на сторону германской расы; мы только просим позволения изложить перед читателем те из этих причин, которые производят на очевидца наибольшее впечатление.

I. Общий уровень образования воюющих армий
Нам за ученого дают трех неученых, – мало трех, – давай пять, десять!
Суворов.

В 1866 году, после поражения Австрии, в Европе повторяли, что вместе с скорострельным ружьем – австрийцев победил прусский школьный учитель, и это не пустая фраза. Превосходство умственного развития прусских солдат, прошедших через обязательную народную школу – не подлежит никакому сомнению: неграмотных в полках прусской армии, за весьма редкими исключениями, не имеется совершенно; кроме того, рекрутская повинность, обязательная для всех сословий государства, почти без всяких исключений и ограничений, привлекает в ряды войск, в виде вольно-определяющихся, – значительное число весьма образованных и развитых людей. Из этой среды большею частью выходят дельные и знающие свое дело унтер-офицеры, которые, по нашему мнению, сообщают дисциплине прусской армии тот замечательный характер сознательно понимаемого долга и служебных обязанностей и ту исполнительность, которые столь необходимы для достижения военных целей.
При подобном составе армии, части войск являются уже не бездушными машинами, не автоматами, действующими только по команде, идущими за командиром и нравственно теряющимися при утрате офицеров, – но сознательными боевыми единицами, до конца исполняющими предназначенную для них цель и, в то же время, умеющими пользоваться всеми случайными изменениями в ходе сражения. Случись такой части потерять всех своих офицеров, что и бывало не раз в кровопролитных битвах настоящей войны, – она все-таки будет поведена в бой и выведена из него, почти в таком же порядке и с таким же почти уменьем, оставшимся в живых старшим унтер-офицером или даже рядовым.
Обязательная народная школа придает также особый характер общей обязательной воинской повинности всей Германии, предоставляя ей возможность выставить, в случае войны, не орды гуннов и вандалов, у которых в сущности также существовала общая обязательная военная повинность, – а стройную армию, отлично организованную, в которой каждый сознательно и с пониманием дела исполняет возложенные на него обязанности.
Независимо этого общего образования нижних чинов прусской армии, превосходство ее объясняется высоким уровнем образования корпуса офицеров, для которых воспитание, получаемое в кадетских корпусах и гражданских учебных заведениях, служит лишь основательною подготовкою к дальнейшему развитию дельным чтением и постоянными занятиями военными науками, как в теории, так и на практике.
В окрестностях Парижа, каждая из дивизий союзной армии, облегающей этот город, имеет один, а иногда ж два обсервационные пункта, устроенные в наиболее высоких домах, откуда можно наблюдать за движениями неприятеля.
На этих пунктах обыкновенно находится молодой офицер, в чине поручика, с одним или двумя унтер-офицерами, командируемыми от одного из полков дивизии. Назначение этих офицеров, как замечено выше, – наблюдать за всеми движениями неприятеля, вести дневной журнал всем происшествиям дня и доносить своему начальству о всех изменениях в расположении неприятельских войск и об их движениях.
Каждый раз, как нам случалось бывать на подобном обсервационном пункте, нельзя было не обратить особого внимания на полное понимание дела и точность, с какими молодые офицеры разъясняли нам, сначала на карте, а потом из окна, на самой местности, расположение как тех дивизии, к которым они принадлежали, так и неприятельских войск, а также все сделанные неприятелем передвижения в последнее время. Подобное явление вовсе не случайное: каждый из тех ротных и батальонных командиров, с которыми нам приходилось встречаться, с тем же совершенным пониманием дела и с тем же уменьем читать карту, – объясняли особенности местности, на которых расположены их части, цель и назначение отрядов, к которым они принадлежали.
Если сравнить прусскую армию, почти всю грамотную, с армиею французскою, в которой, по позднейшим сведениям, не более 60% умеющих читать и писать; если сравнить прусских офицеров, основательно образованных, твердо знающих свое дело и серьезно подготовленных, теоретически и практически, к служебной деятельности, – с офицерами французской армии, в которой, в последнее время, на занятия их службою обращалось весьма мало внимания, – то не останется никакого сомнения, что немецкий школьный учитель действительно был одним из важнейших элементов в ряду тех успехов прусского оружия, которые так удивляют Европу.
Затем, переходя к сравнительному очерку вооруженных сил Германии и Франции, мы позволяем себе вдаться в большия подробности о первой, как в виду общего интереса, представляемого организациею прусской армии, так, в особенности, в том внимании, что общая обязательная военная повинность вводится ныне и в нашем отечестве.
Но, по кратковременности наших наблюдений, мы не имеем возможности провести параллель между воюющими армиями; мы позволяем себе высказать лишь ту мысль, что на сколько прусская армия замечательна своим образованием и военным порядком, настолько, по нашему мнению, противникам ее не достает этих качеств.

II. Военная организация армий Германии и Франции
Сильно ограниченная после разгрома 1807 года, в размере постоянной армии, Пруссия, по идее Шарнгорста приняла особую рекрутскую систему и, в 1813 году, с открытием войны за независимость Германии, был образован ландвер – земское войско. Система эта, с самого введения ее, давшая блестящие результаты и позволившая правительству выставить в короткое время 250 000 армию, доставила Пруссии возможность – быстрым прохождением через кадры, – подготовить к военной службе значительную часть населения страны.
Не вдаваясь в большия подробности описания всем известной прусской ландверной системы, скажем только, что, на основании законов, изданных в 1814 и 1815 годах, военная повинность сделана обязательною для всех без исключения[] прусских подданных: откупиться от службы или представит за себя наемника – невозможно. Позднейшими законоположениями, в прусской военной системе были произведены некоторые изменения, и в настоящее время каждый из граждан Северо-Германского Союза, способный носить оружие и достигший 20 летнего возраста, обязан прослужить в армии сем лет (от 20 до 27 лет), из коих три года полагаются на службу в действующих войсках, а четыре года, – которые, большею частью, проводятся в отпуску, – в резерве. Затем последующие пять лет (от 28 до 33 лет) полагаются для службы в ландвере.
В некоторых случаях, по семейным обстоятельствам, молодым людям дается отсрочка от 1 до 3 лет; кроме того, в виде льготы, установлен сокращенный срок службы: для учителей народных школ и кандидатов на эти должности, а также для оружейников, обязавшихся прослужить не менее 9 лет на одном из оружейных заводов, – 6 недельный срок, а для военно-госпитальной прислуги – один год.
Независимо лиц, достигших 20 летнего возраста, в действующую армию принимаются также вольно-определяющиеся – или на общих основаниях, т. е. на три года (все молодые люди от 17 до 20 лет, добровольно являющиеся на службу) или же один год (молодые люди, выдержавшие установленный экзамен или имеющие гимназические свидетельства, и которые в состоянии содержать себя на собственный счет, а в кавалерийских частях и в конной артиллерии – кормить, сверх того, лошадь и платить за пользование ею определенную сумму[].
Этот последний закон особенно важен в том отношении, что, не нарушая принципа общей обязательности военной повинности, дает молодым людям возможность своевременно окончить свое образование. Затем, все солдаты, прослужившие в действующих войсках определенный трехлетний срок и одобренные начальством, могут оставаться на вторичную службу.
Еще во время последней австро-прусской войны 1866 года, Пруссия, в виду территориального расширения своих владений, делала уже приготовления к увеличению своей армии, так что, по окончании кампании, ей не трудно было втянуть в свою военную систему не только присоединенные провинции, но также и государства Северо-Германского Союза.
До Пражского мира, в действующей армии Пруссии было всего 9 корпусов,[] в том числе и гвардейский, в общий состав которых, – почти одинаковый в каждом корпусе, входили: девять пехотных полков, трехбатальонного состава; один стрелковый батальон; шесть кавалерийских полков; одна артиллерийская бригада, из двух полков – одного полевого и одного крепостного; один саперный батальон и один обозный батальон, – всего численностью до 30 000 человек пехоты и кавалерии, с 96 полевыми орудиями.
С присоединением к Пруссии Ганновера, Гессена, Нассау и Шлезвига, прусское правительство решило образовать три новые армейские корпуса. Для этих трех корпусов следовало сформировать 27 пехотных полков, полагая по девяти полков в корпусе, в действительности же были сформированы только 16, а остальные 11 полков должны были пополнять контингенты мелких государств Северо-Германского Союза. Затем, 12 армейский корпус составляют войска королевства Саксонского, присоединившегося к Союзу.
Таким образом, общий состав действующей Северо-Германской армии, кроме великого герцогства Гессен-Дармштадтского, простирается до 358 батальонов, силою в 358 000 человек[], т. е. по 1000 человек в каждом батальоне; 296 эскадронов[], силою в 44 400 лошадей и 13 артиллерийских полков, в каждом из которых – 12 пеших и 3 конных батареи, шестиорудийного состава, всего же – 1170 орудий – 936 пеших и 234 конных; 13 пионерных батальонов, четырех-ротного состава (одна рота минеров, две роты саперов, одна рота понтонная), и 13 обозных батальонов (по одному в каждом корпусе).
Исключительное положение великого герцогства Гессен-Дармштадтского, стоящего одною ногою в Северной Германии, а другою – в Южной, – привело к особому договору от 7 апреля 1867 года, по которому все Гессенские военные силы поступили в состав Северо-Германской армии и причислены к XI армейскому корпусу. Итак, считая Гессенский контингент в 10 батальонов и 8 эскадронов, или в 11 200 человек пехоты и кавалерии, с 36 орудиями (30 пешими и 6 конными), вся действующая армия Северо-Германского Союза состоит: из 368 батальонов пехоты, в том числе 18 стрелковых; 304 эскадронов кавалерии; 1206 орудий; 13 батальонов и одной роты пионеров, и 13 обозных батальонов.
С приведением действующей армии на военное положение, каждая отдельная часть формирует свои резервы, так: в каждом пехотном полку формируется 4-й резервный батальон, силою в 1000 человек; в стрелковом батальоне – рота двух-сотенного состава; в кавалерии формируется 5-й эскадрон, который преимущественно занимается выездкой лошадей для действующих эскадронов; каждый артиллерийский полк формирует две пеших и одну конную батареи, по шести орудий в каждой; пионерные батальоны, в случае войны, разделяются на три одинакового состава роты, к которым еще присоединяются, смотря по их назначению, одна шанцевая колонна, один авангардный мостовой обоз или одна понтонная колонна; кроме того, пионерные батальоны доставляют кадры для необходимых телеграфных и железно-дорожных команд. Каждый пионерный батальон, с приведением армии на военное положение, формирует запасную роту[].
Для рекрутского набора, управления и созвания ландвера и вообще для приведения армии на военное положение (так называемой мобилизации), – все государства Северо-Германского Союза, кроме Гессен-Дармштадта, делятся на 12 округов; при чем каждый из округов соответствует одному из 12 армейских корпусов и имеет одного общего начальника, называющегося командующим генералом (Gommandirender General), так что в Пруссии корпус имеет тактическое и территориальное значение; гвардейский же корпус комплектуется людьми, набираемыми из всех провинций Пруссии. Каждый из корпусных округов[] разделяется, в свою очередь, на 9 участков, из которых один – резервный батальонный околоток ландвера, а 8 – полковых ландверных участков[].
В каждом полковом ландверном участке набирается соответствующий линейный пехотный полк; фузелерный же полк и стрелковый батальон, а также кавалерийские полки, артиллерийская бригада, пионерный и обозный батальоны набираются из всего корпусного округа.
Два полковые ландверные участка составляют один бригадный округ. Каждый полковой участок подразделяется на два батальонные ландверные околотка, из которых в случае мобилизации, может быть сформировано, кроме выставленных уже ландверных частей, еще по одному гарнизонному батальону из каждого[].
Каждый батальонный околоток ландвера делится, в свою очередь, на 3, на 6, а иногда и на 12 ротных дворов; но при этом не следует думать, чтобы, при мобилизации, батальоны ландвера формировались не из одинакового числа рот: все мобилизованные ландверные батальоны делятся, точно также, как и линейные батальоны – на 4 роты[].
Резервные батальонные околотки ландвера, хотя и сходятся своими нумерами с фузелерными полками, но, служат преимущественно для дополнения вновь сформированных крепостных батальонов; такое назначение оказалось необходимым потому, что в присоединенных недавно провинциях и в мелких государствах Северо-Германского Союза не могла быть тотчас же введена прусская ландверная система.
Гарнизонные войска, пополнение которых людьми лежит также на ландверных участках, могут быть, в случае надобности, стянуты в полки, бригады, дивизии, для образования, при оборонительной войне, стратегических резервов действующей армии, а также для гарнизона крепостей, или же для осады крепостей, остающихся в тылу армии.
Из вышеприведенного следует, что численность армий Северо-Германского Союза, вместе с Гессен-Дармштадтом, простирается до 644 600 чел. пехоты; 71 300 чел. кавалерии; 1656 орудий; 15 700 чел. инженерных войск и 13 батальонов и 13 отделений обоза; всего же 731 600 чел. и 1656 орудий[].
Блестящие успехи прусского оружия в войну 1866 года имели своим последствием введение прусской ландверной системы и в Южно-Германских государствах, так что в настоящую кампанию численность армий этих государств простирается до 122 150 челов. пехоты, 12 650 чел. кавалерии и 366 орудий. Кроме этого числа в южно-германских союзных государствах числится гарнизонных войск до 33 600 чел.[].
Сведя все вышеприведенные цифры, мы получим весьма интересные данные о силе действующих запасных и гарнизонных войск союзных немецких государств. Таким образом, действующие германские армии имеют 531 800 челов. пехоты и кавалерии и 1506 орудий; запасные войска 166 600 челов. пехоты и кавалерии, при 300 орудиях, гарнизонные 201 600 челов. и 216 орудий, а всего 900 000 человек с 2022 орудиями[].
Перейдем теперь к рассмотрению вооруженных сил Франции, которые могли быть выставлены, при начале кампании, против этой массы немецких войск.
Победа пруссаков под Кенигсгрецом тяжело отозвалась во всех слоях французского общества, точно национальному самолюбию военной нации была нанесена тяжкая обида. Правительство, как бы предчувствуя, что, вслед за австрийцами, французам также придется испытать на себе тяжелую руку возрождающейся Германии, признало необходимым приступить к реорганизации своих военных сил, с целью дать им большее развитие, а также изменить значение резервов и национальной гвардии, которые, до того времени, существовали почти только на бумаге.
По проекту, который своим происхождением обязан бывшему военному министру Франции, маршалу Ниэлю, все военно-сухопутные силы должны были состоять: из армии, резерва двух призывов и подвижной национальной гвардии. Армия предназначается для действительной службы; из резерва пополняются ряды армии и образуются новые части, если бы это потребовалось; подвижная же национальная гвардия служит для охраны городов и для содержания гарнизонов внутри государства. Размер ежегодного контингента определен в 160 000 человек, половина которого предназначается для армии, а другая для резерва; срок службы определен 9 летний, из коего 5 лет в действующих войсках и 4 года в резерве. Военной повинности подлежат все французы, достигшие 21 летнего возраста и пользующиеся политическими правами. Откупы от службы и дотационная касса, составлявшаяся из откупных денег, на счет которой военное министерство нанимало охотников, по новому закону, отменены; но лицам, попавшим в контингент действующей армии дозволяется представлять за себя заместителей, и тогда сами они зачисляются уже в национальную гвардию; лица же попавшие в резерв, могут обмениваться билетами с лицами зачисляемыми в национальную гвардию. Отличительную особенность в организации Французской армии составляет деление полков, батальонов, рот и эскадронов на две части, на постоянный кадр и на подвижную часть. В постоянном кадре состоят все штабные чины, офицеры, унтер-офицеры и капралы, а также и мастеровые разного рода; в подвижной части – простые строевые чины, число которых может быть увеличено или уменьшено, смотря по надобности.
Вышеозначенный проект преобразования армии, встретивший в законодательном корпусе сильную оппозицию, начал, однако же, приводиться в исполнение; но со смертью маршала Ниэля, осуществление этого проекта замедлилось, и некоторые, впрочем, очень важные основания его были изменены, так напр., подвижная гвардия, численность которой была определена проектом до 400 000 челов., – оставлена только в некоторых департаментах.
Новый военный министр, маршал Лебеф, отнесся с полным недоверием к этому учреждению. Во всех расчетах о сборе войск предназначавшихся для наступательной войны с Германиею, подвижные гвардейцы совершенно не были принимаемы в соображение.
По новому положению, численность Французской армии в мирное время простирается до 400 000 челов., с приведением же на военное положение, она увеличивается до 776 000 челов.[].
Если из общего числа действующей армии 776 000 челов., исключить жандармов, людей находящихся при различных депо, арсеналах, пороховых заводах и проч. военных учреждениях, а также римский оккупационный корпус, то вся действующая армия составит цифру не более 550 000 – 600 000 человек всех родов оружия[].
Таким образом при объявлении войны Германии, Франция имела армию всего от 550 000 до 600 000 человек.
Но дело в том, что, при открытии военных действий, французское правительство могло сосредоточить на своей германской границе только до 260 000 человек войска, распределенных на 7 корпусов, тогда как Пруссия придвинула к Рейну 12 корпусов и 4 кавалерийских дивизии, в 3 армиях, всего до 330 000 челов. и, кроме того, в Германии были уже совершенно готовы к выступлению, по первому требованию, еще 170 000 челов., в составе четырех армейских корпусов, пяти ландверных и двух кавалерийских дивизий.
Как только прусское правительство убедилось, что нет опасения в том, чтобы Австрия вмешалась в войну, и что со стороны северного прибрежья нельзя ожидать высадки в значительных силах, – войска эти немедленно были двинуты на театр военных действий, так что в самом начале кампании Пруссия имела весьма значительный перевес в силах.

III. Приведение армии на военное положение
Мобилизация прусской армии производится в необыкновенном порядке, заслуживающем особенного внимания, на основании серьезно-разработанной системы, выражающейся в особом положении, называемом: «Mobilmahungs Plan», т. е. план приведения армии на военное положение. В плане этом, ежегодно издаваемом военным министерством, – в главных чертах, но с точностью, день за день, обозначается, что должно быть сделано каждою частью и каждым управлением для приведения армии на военное положение. На основании этого плана, каждый из командующих войсками территориальных корпусных округов, составляет более подробное расписание, точно также изо-дня в день, о том, что именно должно быть сделано каждою частью округа, для приведения его на военное положение.
При этом заметим, что такая задача далеко не легка и требует особенной распорядительности и точности соображений. С объявлением военного положения, полкам приходится отдавать до 30% своих офицеров, как инструкторами в ландверные батальоны, так и для сформирования резервных и гарнизонных частей, а равно для новых штабов и военных управлении. Кроме этих 30% назначается еще значительное число офицеров в разные временные командировки: для принятия резервистов, собирающихся при ротных дворах ландвера, отвода их в подлежащие части войск и для приема лошадей. Правильный сбор людей резерва и ландвера обеспечивается особенною точностью ведения списков по-уездно, в ландверных ротных дворах. Что же касается лошадей, необходимых для укомплектования кавалерийских и артиллерийских частей, то на этот случай в Пруссии существует достойный внимания порядок, в силу которого, при приведении армии на военное положение, провинции обязаны выставлять, за определенное вознаграждение, известное число лошадей, которые выбираются из наличного числа особою комиссиею, состоящею из кавалерийских офицеров и ветеринарного врача.
Все пункты, в которых производится реквизиция лошадей, поименованы в плане мобилизации, в котором также указывается – куда, именно каждая часть войск должна командировать своих офицеров для выбора лошадей.
Весьма сложный процесс укомплектования частей до военному положению и сформирования резервов и ландвера в значительной степени облегчается тем, что каждая часть войск имеет свой постоянный район комплектования и постоянное месторасположение, и что все склады предметов вооружения, снаряжения и обмундирования находятся при частях на все то число людей, которое полагается в каждой части по военному времени.
Все частным распоряжения по приведению армии на военное положение, главные основания которых указываются в плане мобилизации, издаваемом военным министерством, делаются окружными штабами; а потому для успешного выполнения этой задачи в стране, где армия в мирное время содержится лишь в кадрах, необходимо чтобы местная военная администрация была хорошо развита и имела бы возможность самостоятельно производить все необходимые операции для укомплектования, снаряжения и вооружения войск, не испрашивая, каждый раз, по тому или по другому вопросу особого разрешения военного министерства.
В этом отношении прусская военная территориальная система вполне обладает средствами к быстрому приведению армии на военное положение.
На возражение, что подобная система, принятая, преимущественно, в видах возможно-быстрого приведения армии на военное положение, слишком дорого обходится стране, – можно ответить только то, что и постоянная армия находится точно в таких же условиях: – могут пройти целые десятки лет мирного времени, прежде чем окажется в ней надобность.
По приведении округа на военное положение, окружной командир или выступает в поход с действующими войсками округа, или же передает начальство над ними другому, вновь назначенному генералу, а сам остается в округе. В том и другом случаях, окружной штаб выступает в поход с мобилизованными частями и взамен его формируется новый штаб, в состав которого поступают только некоторые чины из штаба выступающего в поход.
По выступлении из округа мобилизованных частей войск, остающийся командир округа принимает в свое заведывание как все хозяйственные учреждения в округе, так и все резервные и гарнизонные войска, играющие, как будет объяснено ниже, весьма важную роль в военное время[].
Относительно корпусной организации, в Пруссии существуют различные мнения. Многие полагают, что действительная боевая единица – есть дивизия, имеющая в своем составе войска всех трех родов оружия, без взаимного действия которых невозможна победа[]; и что корпус, по значительной численности его боевых частей, не редко приходится дробить, отделяя различные его части для самостоятельных действий или же в состав других отрядов, для усиления которых они командируются. Так, в настоящую кампанию, 4 и 11 прусские корпуса, а также и соединенные, первоначально, в один корпус баденскую и вюртембергскую дивизии, пришлось употреблять отдельно, по дивизиям[].
Равным образом, мы видим, что с приведением армии на военное положение, пришлось не только перечислять людей из одного территориального корпуса в другой, но даже заменять целые дивизии; например, 17 дивизия была оставлена под начальством генерала Фогеля-фон-Фалькенштейна, для обороны северного прибрежья, а взамен ее, в состав 11 корпуса, к которому она принадлежала, – назначена 25 дивизия.
Затем, после разъединения баденской и вюртембергской дивизий, составлявших 14 армейский корпус, этот последний был составлен из баденской и 1 ландверной дивизии; гвардейская же ландверная и 4 ландверная дивизии вовсе не входили в состав корпусов.
Кроме того, не всегда оказывается возможным комплектование мобилизованных частей корпусного округа непременно людьми из резервов этого же округа, а приходится весьма часто некоторые территориальные корпуса пополнять резервистами других территориальных округов. В настоящую кампанию, для пополнения частей 5 корпуса были взяты люди из Силезии, которая, должна была комплектовать только 6 корпус; из провинции Померании люди поступали на укомплектование не только своего корпуса (2-го), но и нескольких других корпусов.
При постоянной корпусной организации, особенно на тех основаниях, на которых она принята ныне в Пруссии, т. е. чтобы все корпуса были одинаковой силы – в две дивизии, представляется еще то значительное неудобство, что в тех случаях, когда, по военным обстоятельствам, необходимо бывает соединить более двух дивизий, приходится формировать особый штаб армии.
Таким образом, армия Штейнмеца в начале кампании состояла всего из двух корпусов, т. е. 4 дивизии; после же сдачи Метца и по отделении генерала Мантейфеля на север, в армии сего последнего было также 4 дивизии.
Кажется, что гораздо удобнее такая корпусная организация, которая давала бы возможность увеличивать составы корпусов, смотря по военным обстоятельствам, а также соображаясь и с боевыми качествами корпусных командиров, как это и делал Наполеон I.
В 1812 году корпуса Французской армии были весьма различного состава; так например, у Даву, который всегда предназначался к отдельным самостоятельным действиям, было пять дивизий в корпусе, между тем как корпус Ренье состоял из двух дивизий. Иногда Наполеон I, даже в день самого сражения, передавал дивизии из одного корпуса в другой, и в Бородинской битве одна из дивизии корпуса Даву была передана им корпусу вице-короля Евгения, взамен дивизии Пино, неуспевшей подойти к месту боя.
В числе многих прений за и против системы корпусов, существующей ныне в прусской армии, нам не раз приходилось слышать, что организация эта имеет еще то важное неудобство, что, при небольших корпусах, с определенною нормою в две дивизии, – штаб большой армии, как например, армии наследного принца прусского, – должен находиться в сношениях с управлениями многочисленных отдельных самостоятельных частей, что крайне увеличивает и усложняет работу этого штаба.
Так в настоящую войну, штабу армии наследного принца прусского приходилось быть в сношениях с 2, 5, 6 и 11 прусскими корпусами, 1 и 2 баварскими корпусами, с 17, 22, гвардейскою ландверною и вюртембергскою пехотными дивизиями и с 2, 3, 4, 6 кавалерийскими дивизиями; кроме того, с главною этапною инспекциею и другими частями и управлениями.
Затем, однообразный состав корпусов из более значительного числа дивизий, например, из четырех или пяти, имеет на своей стороне, то неудобство, что случаи откомандирования, по военным обстоятельствам, из корпусов отдельных частей, будут встречаться еще чаще, чем это было в настоящую кампанию.
Вообще, из всего того, что нам приходилось слышать по поводу организации корпусов прусской армии, следует заключить, что наиболее удобное, во всех отношениях, составление корпусов различной силы, смотря по военным обстоятельствам и по способностям тех генералов, которым придется командовать этими корпусами; но при этом необходимо. чтобы входящие в состав корпусов дивизии были организованы из войск всех трех родов оружия и чтобы им была придана, по возможности, большая самостоятельность.
В пользу оставления за дивизиею (конечно в составе частей всех трех родов оружия) значения наиболее крупной боевое единицы, следует еще заметить, что в Пруссии, в военное время, корпусными командирами назначаются, обыкновенно, лица, приобревшие репутацию искусных теоретиков и практиков в военном деле, и боевая опытность которых всем известна. Для таких людей не потребуется много времени и особенного труда для того, чтобы быстро ознакомиться с начальниками дивизий и полковыми командирами их корпусов, и с достаточною верностью оценить достоинство тех и других в военном отношении.
Относительно же назначения, в некоторых случаях, корпусными командирами мобилизованных войск округа, лиц некомандовавших округами в мирное время, существует в Пруссии такое мнение, что способности генералов бывают иногда весьма различны: люди, обладающие всеми качествами боевого генерала и носящие в себе искру военного гения, часто тяготятся мелочами и подробностями строевого образования войск в мирное время. Между тем как этими-то подробностями преимущественно и вырабатываются боевые качества солдат. С другой стороны – много генералов, отличающихся всеми достоинствами хороших администраторов и организаторов, – людей, вполне способных с успехом вести, в мирное время, дело образования армии, но которые, однако же, оказываются неспособными на поле битвы и не поведут солдат к победе.
Что касается формирования штабов, как целых армий, так и корпусных, то в настоящую кампанию Пруссия выказала все свое искусство и вполне опровергла существующее мнение об особенной трудности организации названных управлений. После трехдневного боя под Метцом – 14, 16 и 18 августа (н. с), когда представилось необходимым обеспечить, с севера, движение наследного принца к Парижу, сформированием новой армии из 12 саксонского, 4-го и гвардейского прусских корпусов, под начальством наследного принца саксонского, – то штаб этой армии был немедленно организован со всеми чинами, присущими штабу армии в Пруссии, т. е. начальником штаба, генерал-интендантом, начальником артиллерии, начальников инженеров, главным врачом и инспектором этапов, со всеми их управлениями. Точно также, без особенных затруднений, был сформирован особый штаб герцогу Мекленбургскому, когда под начальством его были соединены баварский корпус Танна, 17 и 22 прусские дивизии, – на организацию штаба армии или корпуса потребовалось всего два или три дня.
С какою систематическою точностью, полным знанием дела и всестороннею предусмотрительностью составляется прусский «Mobilmahungs Plan», лучше всего доказывает та необыкновенная быстрота и тот порядок, с какими произведены были мобилизации войск перед настоящею кампаниею.
15 июля, вечером, разослан был по телеграфу приказ военного министра о приведении армии на военное положение, 16 числа был первый день приведения в исполнение Mobilmahungs Plan, а 26 июля, т. е. через 10 дней все действующие войска уже были приведены на военное положение и одновременно, по всем железным дорогам, двинулись к границам[].
Таким образом, нельзя не заметить, что, относительно мобилизации прусской армии все было заранее предусмотрено, глубоко обдумано и рассчитано. План приведения армий на военное положение и передвижения войск был составлен до начала военных действий. Все вопросы и справки были решены уже наперед, и следовательно, не могло быть никаких недоразумений, – оставалось только исполнять и действовать.
Посмотрим теперь, что было сделано в этом отношении во Франции, и для этого обратимся к брошюре, «Des causes qui ont amene la capitulation de Sedan», изданной, как говорят, под редакцией самого Вильгельмсгэеского пленника. В брошюре этой, между прочим, заключается следующее: «Император, по прибытии своем в Метц, 28 июля, убедился, что непреодолимые препятствия помешают его плану перехода через Рейн и наступательных движений против германской армии, так как метцкая армия, вместо рассчитываемых им 150 000 челов., имела только 100 000; в страсбургской армии было 40 000, вместо предполагаемых 100 000; в корпусе Канробера, формировавшемся в Шалоне, не доставало двух дивизий; кроме всего этого, во всех войсках был недостаток в оружии, снаряжении, обмундировании и обозе».
Вся эта неурядица, недопускаемая в армии, готовящейся не сегодня-завтра перейти в наступление и встретиться с сильным неприятелем, объясняется, в названной брошюре тем обстоятельством, что не было заранее определено: из каких именно пунктов и по каким путям должны были следовать команды, назначенные на укомплектование действующих частей войск; что склады интендантские, артиллерийские и обозные депо были расположены в различных местностях, тогда как не было предварительно составлено расписания, из каких именно складов каждая часть должна была получать предметы вооружения, снаряжения и проч.
Наконец, надо заметить, что во Франции не существует – как в Пруссии – постоянных территориальных корпусных округов, в которых дивизии, тотчас по укомплектовании их, готовы к выступлению по первому приказанию. Но Французские территориальные дивизии, не имеющие никаких самостоятельных хозяйственных органов, на которых лежали бы работы по приведению армии на военное положение, принуждены были по всем вопросам, относительно мобилизации, обращаться в военное министерство, которое, таким образом, было завалено работою и, конечно, не в состоянии было отвечать на массу поступавших запросов и справок, не подготовив заблаговременно всех мер к приведению армии на военное положение.
Что же касается разделения Франции на несколько больших территорий и подчинения их, в военном отношении, особым маршалам или генералам, – то лица эти имели только военное и политическое значение, и почти никакого административного и хозяйственного.
Итак, ни для наступательных, ни для оборонительных военных действий, во Франции ничего почти не было приготовлено, не смотря на то, что опыт прошлого времени и заявления компетентных, в этом отношении, лиц, своевременно указывали правительству на необходимость принятия рационального плана мобилизации.
Генерал Трошю, так энергически защищающий ныне Париж, в известной своей книге «Французская армия в 1867 году», наделавшей в свое время столько шума, рассуждая об этих весьма важных недостатках организации французской армии, обнаружил те беспорядки и опущения, которыми сопровождаюсь отправление в поход французских армий в Крымскую и Итальянскую кампании, – и что единственным приказанием, которое, в этом отношении, отдавало военное министерство, – было знаменитое d?brouillez-vous «разберитесь» .
Вот собственные слова этого генерала, выказавшего в настоящее время, замечательный талант военного организатора:

«Война казалась необходимою и занимала все умы: одни требовали ее, другие протестовали и – вдруг среди всех этих противоречий – война объявлена.
«С этой минуты, сухим путем и морем, в вагонах и на судах, с поспешностью и в замешательстве, приводятся в движение: сформированные части войск, интендантские склады, продовольственные запасы и т. п.; загромождая все пути, они скучивались в огромном числе и совершенно случайно – в том или другом пункте. Каждому отряду, высаживающемуся с недостатками в снаряжении и в беспорядке, какой только возможно представить, – говорили: «разберитесь» , и отряд беспечно отправлялся на встречу неприятеля, с этою, чисто французскою, формулою. Но, что всего удивительнее, – прибавляет автор, – было то, что действительно разбирались и, более или менее готовые, вступали в бой».

Французская армия, в настоящую войну, приводилась на военное положение точно также, как, по описанию Трошю, она выступала в поход в Крымскую и Итальянскую кампании, с тою лишь разницею, что не успели еще разобраться, как неприятель нагрянул огромными массами и застал все в невообразимом хаосе.

IV. Передвижение и сосредоточение войск по железным дорогам
26 июля, т. е. на 10-й день мобилизации прусской армии, началось передвижение укомплектованных частей ее. К 3 августа все войска, предназначенные для первого удара, были подвезены[] к определенным пунктам, а 4 августа уже перешли французскую границу.
Нельзя не заметить, что все передвижение прусских войск было произведено с необыкновенным искуством: оно совершалось одновременно по пяти параллельным линиям железных дорог и притом с таким расчетом, что передние части войск высаживались в 5 или 6 переходах от границы, куда и двигались в полном порядке, каждую минуту готовые встретить противника. Известно, что от начала мобилизации прусских войск, до самого сосредоточения их на Рейне, не только армия, но и вся Германия были вполне убеждены в том, что французы непременно откроют наступательные действия переходом за Рейн.
Вследствие этой уверенности встретить неприятеля на правом берегу Рейна, все движение прусских корпусов к французской границе было соображено таким образом, что части, следовавшие пешком, служили авангардом и прикрытием тем пяти колоннам, которые двигались по рельсовым путям. С приближением же этих авангардных частей к границе, и перевозимые по железным дорогам отряды высаживались ближе к ней, так что, одна из батарей 1 корпуса, следовавшая из Кенигсберга, высадилась с поезда железной дороги уже в Саарбрюкене и тотчас пошла в бой.
При распределении корпусов по армиям, на Рейне, было принимаемо в соображение направление тех путей, по которым они следовали к границе, как то: 7 корпус (из Мюнстера) и 8 корпус (из Кельна), составлявшие первоначально, под начальством генерала Штейнмеца, 1 армию, шли большею частью пешком; только с 23 по 26 июля некоторые части их были перевезены по оконечностям двух северных линий железных дорог. Затем, с 26 июля по 3 августа производилась перевозка, по трем северным параллельным линиям, следующих корпусов, составлявших 2 армию принца Фридриха Карла прусского: гвардейского и 3 армейского корпусов – из Берлина; 4 армейского – из Магдебурга; 10 армейского – из Ганновера и 12 армейского (саксонского) – из Дрездена.
Одновременно же с перевозкою означенных корпусов 2 армии, по двум южным параллельным линиям совершалось передвижение частей 3 армии наследного принца прусского: 5 армейского корпуса – из Позена, и 11 армейского – из Дармштадта и Франкфурта на Майне.
В тоже самое время по Баварским, Вюртембергским и Баденским железным дорогам были подвезены 1 и 2 баварские корпуса и сводный вюртембергско-баденский, также входившие в состав 3 армии[].
После 3 августа, по окончании перевозки вышеозначенных корпусов, и когда положительно уже выяснилось, что нечего было опасаться вмешательства в войну со стороны Австрии, – были двинуты по двум северным линиям – 1 армейский корпус из Кенигсберга, на подкрепление 1 армии; по двум средним линиям 2 армейский корпус – из Померании, и 9-й из Гамбурга, на подкрепление 2 армии; по южной же линии был перевезен 6 армейский корпус из Бреславля, на подкрепление 3 армии. Наконец, когда была окончена перевозка и этих корпусов, двинуты были пять ландверных дивизий, предназначавшихся первоначально для занятия завоеванных провинций в тылу армии.
Передвижение всех поименованных частей войск было совершено – как замечено уже выше – с необыкновенною точностью и в совершенном порядке, чему, впрочем, много способствовали заблаговременно принятые для сего меры.
Для приведения в исполнение предположенного передвижения войск на французскую границу, в Берлине была организована, так называемая, исполнительная комиссия из чинов главного штаба и министерства публичных работ и путей сообщения; этою комиссиею были разработаны как все планы перевозки (Fahr-Plan), так и соображения о том – с каких именно линий железных дорог и в каком количестве должен быть стянут подвижной состав в известных пунктах, для того, чтобы поднять предназначенные к передвижению военные силы.
Необходимо при этом заметить, что при составлении, исполнительною комиссиею, планов перевозки, движение по линиям железных дорог не было особенно усилено против обыкновенного: по каждой линии в один путь назначено всего по 12 войсковых поездов в день в одну сторону и 12 же обратных поездов, с пустыми вагонами; на линиях в два пути назначалось для движения по 18 поездов в день, как в одну, так и в другую сторону. Кроме того, для перевозки продовольственных запасов, посылались ежедневно по линиям в один путь от четырех до пяти поездов, а по линиям в два пути – от шести до семи поездов в сутки.
Для приведения в исполнение разработанных комиссиею планов перевозки войск по различным линиям, на линиях этих были образованы линейные комиссии , из офицеров генерального штаба и членов от управлений железными дорогами. На основании этих планов, линейные комиссии делали все необходимые распоряжения, с точностью исполняя все подробности, указанные в планах, и отступали от них в тех только случаях, когда это, по местным обстоятельствам, было совершенно необходимо.
Войсковые поезда составлялись, обыкновенно, весьма сильные; – каждый в 100 осей, т. е. по 50 вагонов, а там, где крутые подъемы пути того требовали, – употреблялась двойная тракция, т. е. два локомотива – один спереди, а другой сзади, двигали огромный поезд.
В каждом таком поезде были перевозимы: или батальон пехоты, или 1 1/2 эскадрона кавалерии, или же батарея артиллерии, с принадлежащим к сим частям обозом[].
Так как вместе с частями войск отправлялась лишь самая необходимая часть их обозов, то весь остальной обоз, в числе 1300 повозок (состоящий, под названием Train-colonne и Munition-colonne, в ведении корпусного управления), был отправляем в особых поездах, которые, однако же, следовали не непосредственно за частями войск, а шли в двух отдельных группах, так что первая была перевезена за первым рядом отправленных к границе войск, а вторая группа шла за теми четырьмя корпусами, которые были перевезены на Рейн после 3 августа.
Полагая, что для поднятия армейского корпуса, в полном его составе, из двух пехотных дивизий, с принадлежащими ему кавалериею, артиллериею и обозом, необходимо 90 поездов, в 50 вагонов и платформ каждый, – оказывается, что для передвижения всей германской армии, т. е. 15 корпусов, в течение 14 дней, потребовалось пустить по железным дорогам около 1300 поездов с войсками и столько же обратно, – пустых.
Продовольствие этой громадной массы войск, перевозимых по железным дорогам, было устроено таким образом, что на каждой линии было избрано несколько пунктов, называвшихся продовольственными, в которых войска получали горячую пищу и кофе. Эти же пункты были назначены и пунктами скрещения поездов, идущих с войсками, с поездами возвращающимися обратно.
Если сообразить все затруднения, сопряженные с одновременным движением такого огромного количества поездов, – хотя затруднения эти и были устранены, до некоторой степени, тем, что по всем линиям, по которым совершалась перевозка войск, было приостановлено движение пассажирских поездов на 10 дней, а товарных на целый месяц, – то нельзя не удивляться той предусмотрительности и точности, с какими было рассчитано и приведено в исполнение это передвижение.
При этом следует заметить, что не смотря на усиленное и беспрерывное движение по железным дорогам, и на утомление личного состава железно-дорожной службы, – был только один случай столкновения поездов, именно при Нордгаузене, причем число убитых и раненых было весьма незначительно.
Итак очевидно, что для передвижения прусских войск к французской границе, все было серьезно обдумано, рассчитано и подготовлено; самая перевозка сотен тысяч людей и лошадей и массы артиллерии и обоза была произведена с необыкновенною точностью и искусством.
Посмотрим теперь, – как совершалась подобная же операция во французской армии, и для этого обратимся к той же брошюре – «Des causes qui ont amene la capitulation de Sedan» составление которой приписывается императору, принявшему на себя, первоначально, командование действующими армиями: «Император считал возможным достигнуть такого важного результата[]; но в этом он горько ошибся, как и все те, которые полагали, что при помощи железных дорог, сосредоточение такого числа людей, лошадей и военных грузов, может совершиться в надлежащем порядке и с точностью, без заблаговременных распоряжений бдительной администрации».
Эти слова, как говорят, самого императора, бывшего главнокомандующего французскими войсками, лучше всего доказывают, что относительно передвижения войск – во Франции ничего не было подготовлено и предусмотрено.

V. Предварительное изучение театра военных действий
План операционный: в главную квартиру, в корпус, в колонну. Ясное
распределение полков. Везде расчет времени. В переписке между
начальниками войск следует излагать настоящее дело ясно и кратко,
в виде записок, без больших титулов; будущие же предприятия
определять вперед на сутки или на двое.
Суворов.

Каждый, кто внимательно следил за ходом настоящей войны, не мог не заметить – до какой степени основательно пруссаки изучили местные особенности театра военных действий и какая масса разнообразных сведений о местностях, на которых им пришлось действовать, была ими собрана еще до начала кампании. Карты, изданные французским генеральным штабом, были тщательно ими проверены, изданы на немецком языке и розданы, в огромном количестве, не только офицерам генерального штаба, но и чинам других штабных управлений, а также и в части войск.
Рассказывают, что местные жители французских провинций, занятых пруссаками, выбираемые ими в проводники, нередко удивлялись тому, что прусские офицеры указывали им по карте такие дороги, о существовании которых они ничего не знали, и которые, однако же, оказывались вполне удобными для движения войск.
Еще до начала войны, прусским генеральным штабом было произведено несколько так называемых поездок генерального штаба (General-Stabs-Reisen) до самых берегов Рейна, и затем составлены, по картам, всевозможные комбинации и соображения на случай военных действий в пределах Франции[].
По поводу этих экскурсий генерального штаба считаем необходимым сделать небольшое отступление, так как поездки эти представляют одно из тех занятий в мирное время, которые, по нашему убеждению, много содействовали успехам пруссаков в настоящую войну, приучив управления армий и корпусов искусно распоряжаться войсками, разбросанными на огромных расстояниях, держа их, в то же время, в постоянной связи между собою.
Соблюдение этого последнего условия в особенности необходимо ныне, когда на поле военных действий приходится двигать громадные армии, для которых требуется и значительное число путей.
Сущность поездок генерального штаба заключается в следующем: вызванные из окружных штабов офицеры генерального штаба, вместе с офицерами главного штаба и под руководством одного из опытных генералов, а иногда и самого графа Мольтке, совершают примерный поход, верхом, с незначительным числом конных людей, которые употребляются, как жолонеры, для обозначения, расположения различных корпусов и дивизий.
В этом примерном доходе, офицеры, представляющие собою корпусные штабы, вместе с жолонерами, держат постоянные расстояния между собою, как будто-бы это были действительно двигающиеся части войск; равным образом, для всех этих воображаемых корпусов и дивизий избираются места ночлега и бивуака, отдаются им письменные приказания для движения, остановки, сосредоточения с другими корпусами, дивизиями и отрядами, – словом, участвующие в примерном походе офицеры приучаются распоряжаться и действовать значительными боевыми силами на огромных расстояниях, сохраняя, в то же время, постоянные сношения с другими частями армии.
В какой мере это начало, т. е. постоянная связь между частями войск, корпусов и армий, – соблюдается в Пруссии, можно видеть из того, что кроме донесений, доставляемых весьма аккуратно, отдельными корпусами и дивизиями, в главную квартиру, – перед каждым решительным и более значительным военным действием, как, например, для сосредоточения войск, 16 и 18 августа, под Метцом, или перед сражением при Седане, 29 и 30 августа, – граф Мольтке, независимо отданных им приказаний, относительно движения и сосредоточения войск, посылал еще из главной квартиры особых офицеров генерального штаба, знакомых с общим планом предстоявшего дела, в главные отделы армии, в особенности в те корпуса, которым приходилось производить более сложные движения. Офицеры эти, передав приказания, оставались при частях войск, совершавших передвижения, до самого прибытия их в предназначенные пункты, и затем возвращались в главную квартиру с подробными донесениями об исполнении означенными частями данных им приказаний.
Только подобною предусмотрительностью во время военных действий, а также и практическою подготовкою офицеров генерального штаба в мирное время, и могут быть объяснены та необыкновенная точность и расчитанность во всех движениях прусских войск в настоящую кампанию, и та неразрывная связь, которая постоянно существовала между различными частями армии.
Говоря о необыкновенно тщательной подготовке прусской армии по всем отраслям военного управления, нельзя также умолчать, как о том внимании к служебным обязанностям и глубоком сознании долга, которыми отличаются все, в особенности высшие чины армии, так и о том общем уважении, каким пользуются в ней все серьезно занимающиеся и трудящиеся люди. В этом отношении особенно замечательны слова наследного принца прусского, главнокомандующего 3 армиею, который не раз высказывал свое сожаление о том, что, начальник штаба его армии, генерал Блюменталь не получил, в настоящую войну, начальства над корпусом, командование которым для него было бы приятнее, нежели исполнение обязанности начальника штаба; но, что он, принц, вполне ценя замечательные способности, ум и деятельность этого генерала, не мог отказаться от его услуг.
В этих словах повидимому нет ничего особенного, тем более, что каждому известно, что один человек, без способных помощников, не всегда в состоянии сделать много; но, вникнув внимательнее в смысл этих слов, нельзя не признать величия души в человеке, отдающем открыто должную дань своим помощникам, тогда как, по большей части, люди, сколько нибудь заметные в сфере служебной или общественной деятельности, стараются, обыкновенно, все приписать себе и даже умалить заслуги своих подчиненных.
По поводу вышесказанного, нельзя не припомнить здесь некоторые любимые изречения известных нам главнокомандовавших: «у меня начальник штаба – старший писарь», или «если моя шапка узнает, что я думаю, – я сожгу ее».
Насколько губительно действует такое пренебрежение к подчиненным и, скажем прямо – неблагодарное отношение к их трудам, часто весьма тяжелым, – можно видеть из того, что люди, служащие при подобных начальниках, теряют не только энергию и любовь к своему делу, но, кажется, даже и самые способности и, по большей части, пропадают в массе дюжинной посредственности.
Выбор корпусных командиров в прусской армии и вообще начальствующих лиц, весьма замечателен, – почти все они люди отлично образованные, даже ученые, – окончившие курс в высших военно-учебных заведениях и, следовательно, не только на практике, но и в теории изучившие военное дело.
Нижеследующий рассказ довольно хорошо подтверждает наше мнение об отношениях прусских высших чинов к своим подчиненным.
Однажды, после обеда у командующего 5 армейским корпусом, генерала Кирбаха, этот последний обратился к своему начальнику штаба, полковнику Эшу, с просьбою рассказать сражение при Верти, где 5 корпус играл такую важную роль. Надо было видеть, с каким вниманием и удовольствием старый генерал следил за блестящим рассказом своего подчиненного. Дело в том, что полковник Эш – воспитанник генерала Кирбаха, который прежде был директором кадетского корпуса, и который действительно смотрит на полковника, как на своего питомца и ученика. Но, не смотря на такие отношения начальника к подчиненному, Эш вероятно никогда и не задавался мыслью, что может знать дело лучше своего воспитателя, который, будучи хорошо знаком с научною стороною военного дела, обладает, притом, практическим опытом, приобретенным долговременною боевою службою.
Затем мы снова возвращаемся к рассматриваемому нами вопросу о подготовлении театра военных действий.
Показав, что было сделано, в этом отношении, в Пруссии, – теперь мы обратимся к ее противнику и взглянем в какой мере командующие лица, во французской армии, были ознакомлены с особенностями местности, долженствовавшей сделаться театром военных действий. Перед началом кампании, генералам и штабам французской армии были розданы, в большом количестве, карты Германии, изданные, впрочем, не особенно тщательно, причем и не подумали снабдить их картами собственной страны. До какой степени простиралась самонадеянность начальствующих лиц в армии и их уверенность в несомненной победе над пруссаками, можно видеть из рассказов о некоторых генералах, будто бы объявлявших, что они не нуждаются ни в каких картах и идут на выстрел (nous marchons aux canons).
Впрочем, не все были подобного мнения. Изредка раздавались одинокие голоса благоразумия, указывавшие на необходимость серьезного и внимательного приготовления к войне, в неизбежности которой не сомневались люди опытные и следившие за ходом событий в Европе в последние годы. Вот что, например, писал еще 7 декабря 1866 года, т. е. за три с половиною года до войны, один из способнейших французских генералов, – Дюкро, бывший тогда комендантом в Страсбурге, к генералу Трошю[].

«Так-как ты готовишься высказывать истины высоким лицам, окружающим тебя, то прибавь следующее: Пока мы торжественно и пространно обсуждаем – какие лучше принять меры к созданию армии, Пруссия очень деятельно готовится к вторжению в наши пределы. Она будет в состоянии выставить 600 000 человек и 1200 орудий, прежде чем мы найдем возможность организовать кадры для 300 000 человек и 600 пушек. По ту сторону Рейна нет ни одного германца, который не верил бы в возможность близкой войны. Самые миролюбивые, которых по родственным связям и интересам можно считать скорее французами, нежели немцами, – и те смотрят на борьбу, как на вещь неизбежную и не могут понять нашего бездействия; а так-как нет действия без причин, то они и объясняют это тем, что будто бы наш император впал в детство.
«Едва ли возможно сомневаться в том, что война вспыхнет не сегодня, так завтра. Только вследствие нашего тщеславия, безумной гордости и ослепления, мы можем думать, что будто бы от нас самих зависит сделать выбор – избрать удобный для нас день и час (т. е. конец всемирной выставки) для нашей организации и нашего вооружения. Откровенно говоря, я разделяю твое мнение и начинаю думать, что наше правительство в самом деле одержимо сумасшествием; но если оно обречено Юпитером на гибель, то не забудем, что судьба нашего отечества и наша собственная участь связаны с его судьбами, и так-как мы еще не поражены этим несчастным безумием, то и должны употребить все усилия, чтобы удержаться на том роковом склоне, который ведет прямо к бездне.
«Вот еще новая подробность, на которую обрати свое внимание, так-как она должна открыть глаза самым недальновидным. С некоторых пор, многочисленные прусские агенты шныряют по нашим пограничным департаментам, в особенности между Мозелем и Вогезами; они стараются узнать настроение населения и действуют на протестантов, которых не мало в тех местностях, и которые далеко не так преданы Франции, как вообще думают. Это истинные сыны и внуки тех людей, которые в 1815 году посылали многочисленные депутации в неприятельскую главную квартиру, с просьбою о возвращении Эльзаса немецкой родине. Этот факт не следует упускать из вида, так-как он может пролит яркий свет на планы и предположения неприятеля. Точно таким же образом, за три месяца до открытия военных действий против Австрии, пруссаки действовали в Богемии и Силезии.»

Итак, из приведенного письма генерала Дюкро видно, что о приготовлениях Пруссии к войне, было известно во Франции уже давно; но вследствие недостижимой самонадеянности правительственных лиц, не принималось никаких мер к приведению армии в такое состояние, чтобы можно было с успехом вступить в борьбу с сильным неприятелем. К этой самонадеянности примешивалось еще какое-то презрение к врагу, источником которого были прежние победы над пруссаками. На предостережения со стороны людей опытных и предусмотрительных, – те же, вероятно, генералы, не нуждавшиеся в картах и планах и готовые идти на встречу неприятелю без всяких разведок, обыкновенно отвечали, что пруссаки могут изучать Францию сколько им угодно, – это, мол, неопасно, так как, во всяком случае, общего плана кампании они не найдут, потому что такового вовсе не имеется!
Что же касается выбора и назначения главных начальников над французскими армиями и корпусами, то, после огромного числа брошюр и памфлетов, изданных самими французами в обвинение своих генералов, нам едва ли возможно что-либо еще прибавить от себя к той характеристике лиц, о которых уже составилось общественное мнение.
Когда подумаешь, что такие храбрые войска как французские, были водимы в бой без всякой подготовки и бесплодно гибли в неравной борьбе с неприятелем, то сердце невольно сжимается от негодования и жалости.
Война была несчастлива для французов, – по крайней мере до настоящего времени; они потерпели страшные поражения, понесли громадные потери, – но, по общим отзывам, как французских, так и немецких офицеров, французы (офицеры и солдаты) всегда шли на смерть с беззаветною храбростью и умирали как истинные герои! Отдадим же должную честь этим храбрецам, которым на этот раз не посчастливилось.

VI. Дисциплина и внутренний порядок воюющих армий
В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить;
безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать.
Суворов.

В Европе существует мнение, не только между военными, но и между всеми лицами, следящими за политическими событиями, что Пруссия своими победами, в настоящую войну, обязана, преимущественно, той железной дисциплине и тому необыкновенному порядку, которые введены в ее армии. Мнение это совершенно справедливо; но, под этою дисциплиною и порядком, отнюдь не следует понимать только одне формальности и мелочи, которые хотя и бросаются в глаза, но не составляют всей сущности дела.
Один из наших современных военных писателей, генерал Драгомиров[] в своих очерках австро-прусской войны 1866 года, следующими, по нашему мнению очень верными словами, определяет характер дисциплины прусской армии: «прусский офицер исполняет мелочную формалистику службы без малейшего отступления; но, в то же время, он не упускает из вида и существенных обязанностей; следовательно, обряд не убивает дела, по той простой причине, что этот обряд в Пруссии у себя дома, что он есть произведение прусского национального духа.
«Здесь разгадка того, на первый взгляд, странного явления, что в Пруссии педантизм никого не возмущает, что он не поглощает там всего человека до такой степени, что за обрядом совершенно забывается дело.
«Рассматриваемый с этой стороны, прусский формализм является не чем-то напускным взятым извне, а просто формой проявления закона в национальном костюме, – если можно так выразиться.
«Всякий пруссак в душе педант, но педант последовательный, педант относительно не только других, но и себя, не только в том, что ему приятно, но и в том, что его лично стесняет.»
В этом-то, кажется, и заключается тайная сила прусской дисциплины и военного порядка, что за формальностью не пропадает самое дело.
Внешняя сторона службы и мелочные ее требования в прусской армии исполняются, со всею точностью, и никто из служащих, конечно, не думает, чтоб в этих-то мелочах заключалась вся сущность военного дела; каждый сознает, что они существуют, не ради самих себя, а что за ними лежит серьезное, настоящее дело. Вот почему все чины прусской армии, так неукоснительно точны при исполнении возложенных на них обязанностей и нисколько не тяготятся формалистикой, – со стороны, иногда, кажущейся совершенно излишнею.
Так, например, расположенным под Парижем прусским войскам беспрестанно производятся инспекторские смотры, – либо высшими, либо второстепенными начальниками; но смотры эти обыкновенно бывают неутомительны, непродолжительны и делаются, преимущественно, с тою целью, чтобы только убедиться – действительно ли солдаты снабжены всеми принадлежностями, необходимыми для походной и бивуачной жизни.
Затем, не смотря на довольно тяжелую аванпостную и караульную службу, – войска, почти ежедневно, выводятся на ученья, весьма быстрые и живые, производящиеся единственно для поддержания строевого вида и внутреннего порядка в войсках и для того, чтобы сплотить фронт, – особенно в тех частях, которые понесли большия потери и на укомплектование которых прибывают люди из резервных батальонов и эскадронов. Ученья эти приносят еще и ту пользу, что, поддерживая в войсках бодрый дух, в тоже время служат для людей очень полезным моционом и развлечением, среди скучной и однообразной походной жизни.
Продолжительные походы, тяжелая бивуачная жизнь, исполненная всевозможных лишений, вид крови и человеческих страданий, постоянная готовность встретить смерть, – имеют то гибельное влияние на войска, что строго соблюдаемые в мирное время правила, невольно забываются, вследствие чего нередко ослабляется и нарушается военная дисциплина.
В прусской же армии мы видим совершенно иное:
Различные лишения походной боевой жизни, столь ощутительные для значительной части прусских войск, состоящих из людей более или менее образованных, до войны пользовавшихся некоторыми удобствами жизни и полною свободою в своих поступках, – не поколебали дисциплины и того глубокого сознания необходимости точного исполнения своих обязанностей, которым проникнуты все чины этой армии, от высших начальников до последнего рядового.
В окрестностях Парижа неоднократно случалось нам встречать команды, отправляемые, с самыми разнообразными целями, в то или другое место. Отряды эти – какого бы ни были малого состава (парковые ли повозки, сопровождаемые фурштатским унтер-офицером, кавалерийский ли разъезд, возвращающийся с рекогносцировки, или же целый полк идущий занимать позицию, или возвращающийся с инженерных работ), днем и поздним вечером, всегда следовали в совершенном порядке со всеми офицерами и начальником части или команды.
При встрече с каждым старшим в чине начальник отряда весьма обстоятельно докладывал откуда и куда идет команда, и с какою целью. Подобный пример точного исполнения своих обязанностей, подаваемый старшими чинами младшим, должен непременно иметь благодетельное влияние на подчиненных.
Но при всей строгости служебных отношений, при этой формалистике, – нередко можно встретить такое явление, которое поразило бы самого нетребовательного служаку иной армии. Так, например, в гостиницах и кафе-ресторанах нередко можно увидеть штаб-офицера и рядового, обедающих за одним и тем же столом; можно услышать разговор офицера с солдатом не о каких нибудь мелочных принадлежностях солдатской амуниции, а о современных военных событиях, причем и самый тон разговора и суждения, высказываемые этим солдатом отличаются иногда пониманием дела, точностью выражений и оригинальностью мыслей! И если б, в тоже самое время, пришлось офицеру отдать этому рядовому какое нибудь приказание по службе, то оно было бы выполнено беспрекословно и с педантическою точностью.
Что же касается характера дисциплины, существовавшей во французской армии, то нет никакой надобности приводить многочисленные рассказы и описания, давно появившиеся в заграничной печати. Полагаем, что большая доля ответственности за сильный упадок дисциплины и общую деморализацию всех почти французских войск, – ложится не на одних солдат и офицеров. Наше мнение до некоторой степени оправдывают следующие слова пленного французского солдата: «могли ли мы слушаться своих поручиков, когда наши генералы не хотели более повиноваться императору».
Чтобы лучше разъяснить состояние, в какое была поставлена французская армия, упадком в ней дисциплины, – приводим следующую выписку из брошюры: «Des causes qui ont amene les d?sastres de l'armе fran?аise dans la campagne de 1870»:

«Движение армии из Реймса на Вузье и к Шэн-Попюле производилось весьма медленно. Наша растянутая колонна с трудом подвигалась по узким дорогам, размытым постоянными дождями и разбитым тяжело нагруженными повозками. Войска наши, усвоившие себе губительную привычку к мародерству и грабежу, предавались им еще с большею силою, чем в предыдущих маршах. Бесчинства их стали, наконец, до того возмутительны, что обратили внимание главнокомандующего, который издал приказ об учреждении военных судов, действия которых, впрочем, мы до сих пор еще невидали, – и под своею ответственностью разрешил офицерам применять к виновным самые строгие меры. Но это, слишком позднее распоряжение, не произвело на наших солдат никакого впечатления и они продолжали грабить еще более прежнего.
«Не желая оправдывать эти преступные действия, мы, из чувства справедливости, должны, однако же, сознаться, что не смотря на настроение наших солдат, не смотря на дурной пример, подаваемый зуавами и тюркосами, занесшими в Европу свои хищнические привычки и неповиновение, – пример тем более вредный, что остальные войска, ему подражали, – не смотря на все это, мародерство и грабежи проявлялись не единственно из страсти к истреблению. Попался ли наш обоз, при нашем отступлении, в руки неприятеля, или же он был направлен к такому пункту, который мы, при наших нерешительных движениях и переходах с места на место, должны были обходить, – но дело в том, что, дневная раздача порционов производилась неправильно, и солдаты наши не получавшие в течении нескольких дней следующего им провианта, разбитые и утомленные усиленными переходами, промокшие до костей, под постоянным дождем, – не могли уже одним сном восстановить свои силы, и вынуждены были сами заботиться о приобретении средств к существованию…»

VII. Ручное огнестрельное оружие и артиллерия
Прусская пехота вооружена игольчатыми ружьями системы Дрейза.
Необыкновенно сильному огнестрельному действию этих ружей были приписаны все успехи пруссаков в войне 1866 года. После Кенигсгрецкого погрома, общее доверие к совершенству ручного огнестрельного оружия прусской армии было таково, что все государства западной Европы тотчас же приступили к перевооружению своих войск скорострельным оружием, затратив на это громадные суммы.
Между тем, в настоящую кампанию, с первых же встреч враждующих сторон, оказалось, что прусское ружье Дрейза, без преувеличения, почти в три или даже четыре раза хуже ружья Шасспо, которым была вооружена Французская армия: первое стреляет с достаточною верностью только на расстоянии не свыше 500 шагов, тогда как Шасспо бьет с значительною точностью на 1500 и даже 2000 шагов, и, независимо скорости самой стрельбы, это последнее ружье отличается большею настильностью выстрела. Одно, что следует заметить против ружей системы Шасспо, – это невозможность прицеливаться на дистанциях более 1200 шагов. Чтобы стрелять далее этого расстояния, с сохранением настильности выстрела, необходимо прикладываться с пояса, как, обыкновенно, французские солдаты и делают.
Масса французской пехоты стреляет не совсем хорошо, чем и объясняется слабая действительность ее огня, в сравнении с количеством выпускаемых пуль. Но если французская армия была недостаточно подготовлена к стрельбе, то, тем же менее, в рядах ее находились отличные стрелки, бьющие почти наверное, выбирая своею целью преимущественно неприятельских офицеров; вследствие того в прусской армии убыль в офицерах доходит до такой степени, что, под конец дела, ротами командуют фельдфебеля и унтер-офицеры.
Значительные потери пруссаков в настоящую кампанию следует тоже приписать и тому, что сомкнутые части слишком близко подходят к неприятелю и бросаются вперед, не выждав подготовки атаки стрелками и артиллериею.
Вообще говоря, относительное достоинство помянутых двух систем ручного огнестрельного оружия, принятых в прусской и французской армиях, почти тоже самое, какое существовало, в крымскую войну, между нашими гладкоствольными ружьями[] и штуцерами союзников.
В настоящую кампанию, в начале почти каждого боя, пруссаки, не отвечая на выстрелы противника, должны были сперва подводить войска на действительный выстрел своего ружья, и потом уже открывали убийственный огонь по неприятелю, который почти всегда выбирал оборонительные позиции, по возможности, с затруднительными к ним доступами, и действовал своим Шасспо с дальних расстояний.
Из всего сказанного очевидно, что, относительно ручного огнестрельного оружия, пруссаки, с самого начала войны, постоянно находились в более невыгодном положении, чем французы, и что успехи первых в настоящую войну отнюдь нельзя приписать – как это действительно было в 1866 году – превосходству их вооружения. Однако же, не смотря на это, все-таки следует заметить, что качество ручного огнестрельного оружия несомненно должно служить одним из элементов успеха военных действий. И если в этой войне французские войска, при всем превосходстве их ружья над прусским, почти постоянно терпели поражения, то причины этого следует искать в отсутствии на их стороне других необходимых условий победы.
Какими бы превосходными ружьями ни была вооружена армия (как, например, французская в настоящую войну), поражение ее неминуемо, если ей не достает боевых элементов и нравственное настроение войск неверно и ненормально.
Что касается прусской полевой артиллерии, то, судя по общим отзывам и громадным потерям, понесенным французскими армиями, она действовала превосходно. Уменье и навык прусских артиллеристов верно определять расстояния, – замечательны: после трех-четырех пробных выстрелов, сделанных выехавшею на позицию батареей, – все остальные выстрелы ложатся, обыкновенно, верно и наносят огромный вред неприятелю.
Автор упомянутой нами брошюры «Des causes qui ont amene les d?sastres de l'armе fran?аise dans la campagne de 1870», между прочим рассказывает:

«Сражение (при Седане) началось страшною канонадою с обеих сторон. Можно сказать, что дело это было чисто артиллерийским боем. В продолжение почти пяти часов наши артиллеристы, с изумительным спокойствием и твердостью, употребляли героические усилия, чтобы сбить неприятельские батареи; но противник, значительно превосходя числом, дальностью полета снарядов и калибром своих орудий, – постоянно держался на таком расстоянии, на котором наша артиллерия едва могла действовать; между тем как неприятельские снаряды градом осыпали наши батареи, с замечательною верностью разбивая наши лафеты и взрывая зарядные ящики. При всех усилиях с нашей стороны, не было никакой возможности воспрепятствовать такому разрушению. И лишь глубокое чувство горечи выражалось на лицах наших артиллерийских офицеров по окончании боя!»

По собранным нами сведениям, перед началом настоящей войны, Пруссия могла располагать следующим числом орудий: одною гвардейскою артиллерийскою бригадою, в числе 96 орудий; восемью армейскими артиллерийскими бригадами и тремя артиллерийскими парками, в числе 1056 орудий, и сорока восемью запасными батареями, в числе 192 орудий, – всего 1344 орудиями[].
Вся эта масса орудий составляла, собственно, только прусскую артиллерию, если же принять в расчет полевую артиллерию прочих государств Северо-Германского Союза и контингентов Баварии, Вюртемберга и Бадена, то силу полевой артиллерии союзной немецкой армии можно считать не менее как в 2022 орудия.
Против этого огромного числа орудий пруссаков, – французская армия могла выставить: два полка гвардейской артиллерии, – пешей (ездящей) и конной, – с 72 орудиями, и девятнадцать полков армейской пешей (ездящей) и конной с 878 орудиями – всего же – 950 медных нарезных, заряжающихся с дула, 12 и 4 фунтовых орудий.
Итак, уступая французской армии в ручном огнестрельном оружии, – прусская армия положительно превосходила ее артиллериею, не только по громадному числу орудий, но также по качеству их усовершенствованных систем, и в особенности по высшему состоянию материальной части, которое выразилось, как в меткости орудий, так и в устройстве снарядов. Кроме того, практическая стрельба в прусской артиллерии, производившаяся с 1866 года на весьма рациональных основаниях, подготовила основательно обученных артиллеристов.
Единственное неоспоримое преимущество, остававшееся, в продолжение всей кампании, – на стороне французов, – это скорострельные их пушки (митральезы, картечницы), которые наносили пруссакам сильный вред. В начале кампании у французов было всего 144 картечницы; из немецких же союзных войск, только одни баварцы были снабжены картечницами и то в незначительном числе.
Существующее в обществе мнение, что французские скорострельные пушки никуда негодны, совершенно неосновательно и, как кажется, возникло единственно вследствие целого ряда необыкновенных успехов прусского оружия.
До какой степени губительно действие этих орудий можно видеть из того, что в сражении под Гравелотом 18 августа, прусская гвардия, атаковавшая Сен-Приват, – потеряла, как говорят, большую часть своих людей, преимущественно от убийственного огня французских скорострельных пушек.
Вообще, стоит только внимательно проследить за ходом военных действий настоящей кампании, чтобы убедиться в неотъемлемом достоинстве этого нового рода орудий. Конечно, французские скорострельные пушки имеют и свои недостатки, так: они с трудом получают боковое вращение и почти не имеют обстрела, трудно устанавливаются и весьма тяжелы для возки; но не следует забывать, что орудия эти впервые введены во французской армии, почти перед самым началом войны, и потому все эти недостатки могли выясниться с точностью только на практике т. е. на самом поле битвы, когда уже было поздно и трудно делать в них какие либо улучшения и переделки.
Превосходство прусской крепостной артиллерии перед французскою выказалось ясно, как при осаде Страсбурга и других крепостей, так и ныне, при стрельбе с прусских осадных батарей против парижских фортов.
В настоящее время, перед страсбургским арсеналом выставлено до 120 французских крепостных орудий, подбитых прусскою артиллериею в течении осады: каждое из этих орудий было подбито несколькими выстрелами. Между тем французская артиллерия в этой крепости стреляла гораздо слабее, что доказывается уже тем, что все работы во время последнего периода осады, даже коронование гласисов пруссаки вели полутихою сапою и, вместе с тем, совершили крайне смелый переход, на плотах, через водяной ров. Едва ли это не единственный пример в истории осад крепостей, и конечно это ни в каком случае не могло бы иметь места, если бы французская артиллерия стреляла лучше.
Впрочем, говоря о слабом, относительно, действии страсбургской крепостной артиллерии, не следует забывать, что в крепости этой было всего только 1000 человек артиллеристов, – число далеко недостаточное для обороны таких значительных укреплений.
В Париже недостатка в артиллеристах не оказывается, так как в помощь артиллерийской прислуге, во все форты, назначены еще моряки, отличающиеся, по общим отзывам, храбростью и совершенным знанием артиллерийского дела. Но, при всем том, действия артиллерии как с парижских фортов, так и с самых укреплений, гораздо слабее и неудовлетворительное действия прусских батарей.
Переходя, затем, к бомбардированию Парижа, которое началось весьма поздно, лишь 15 (27) декабря т. е. через 100 дней после обложения этого города союзными германскими войсками, сначала против укрепленной позиции Монт-Аврона и потом против западных и наконец южных фортов, следует заметить, что относительно подобного военного действия в прусской армии существовали различные мнения и приводилось несколько оснований за и против .
Бомбардирование Парижа казалось одним совершенно ненужным, ибо город с двухмиллионным населением и без того принужден будет сдаться, вследствие недостатка продовольствия.

Анненков Михаил Николаевич - Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера автора Анненков Михаил Николаевич дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Анненков Михаил Николаевич - Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера.
Ключевые слова страницы: Война 1870 года. Заметки и впечатления русского офицера; Анненков Михаил Николаевич, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн