Колетт Сидони-Габриель - Клодина - 6. Дом Клодины 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

 

Тут выложена бесплатная электронная книга Звездные осы автора, которого зовут Вильямс Роберт Муур. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Звездные осы в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Вильямс Роберт Муур - Звездные осы без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Звездные осы = 90.17 KB

Вильямс Роберт Муур - Звездные осы => скачать бесплатно электронную книгу



Вильямс Роберт Муур
Звездные осы
1
— Алло, парень! Не хочешь ли освободиться?
Дерек слонялся возле ограды на третьем этаже эскалатора. Крупный мужик, он спокойно передвигался так, что по нему не было видно никакого беспокойства.
Человек, к которому он обращался только что сошел с подвижной части бокового тротуара и пытался прикурить сигарету. На нижних этажах небоскреба Корпорейшн Билдинг всегда дует холодный ветер и это было для него трудной задачей. Перед тем как продолжить беседу, Дерек внимательно посмотрел на человека, раздумывая может ли этот парень пригодиться ему. Почти каждый может сжечь предохранитель.
Парень сгорбил плечи. Он был бледным как обычный конторский работник.
Его руки очень дрожали и он не мог поднести зажигалку к концу сигареты. Очевидно, понимая причину этой дрожи и приняв решение, он полез в карман и вытащил небольшую коробочку с лекарствами, которую носит каждый в этой просвещенной эре. Из нее он извлек маленькую таблетку, одну из сотен различных транквилизаторов, которые продаются в каждой лавке и бесплатно выдаются каждому конторскому рабочему. Он проглотил таблетку и, казалось, мгновенно избавился от дрожи в руках. Но теперь появилась другая проблема. Его зажигалка не работала. Проклиная и щелкая по ней своими пальцами, он вдруг внезапно понял, что какая-то большая загорелая рука поднесла зажигалку к его лицу. В этот момент он вспомнил, что к нему обращались. Он посмотрел вверх.
— О, да. Спасибо, благодарю. Он взял сигарету, которую держал Дерек. — Спасибо. Ох… — Человек насупил брови. — Что ты сказал?
— Я спросил тебя, хочешь ли ты быть свободным? — повторил Дерек.
Слова, казалось, коснулись чего-то чувствительного внутри этого человека. Руки его снова задрожали. Его лоб снова нахмурился. Для того, чтобы увидеть кого-то, кто еще мог услышать вопрос, он быстро оглянулся вокруг. Двигающийся боковой тротуар нес свою тяжелую нагрузку, состоящую из конторских рабочих вверх к площадке, с которой подъемники подымали их еще выше. Наверх поднималась смена, которая шла на работу в восемь часов утра. Никто не обращал внимания на двоих мужчин, которые разговаривали между собой на краю эскалатора. Большинство рабочих смотрели вниз. Было ли у них достаточно духа, чтобы поднять головы и посмотреть на голубое небо Колорадо над ними и на покрытый снегами Длинный Пик в отдалении? Или весь дух иссяк в человеческой расе? Эти рабочие не хотели прогуливаться. Эскалатор нес их на себе. Освобождая их от необходимости передвигаться, эскалатор предоставлял им возможность полюбоваться цветом неба, высотой и глубиной Вселенной. Но ничего подобного не происходило. Рабочие смотрели вниз. Человек снова посмотрел на Дерека. Какое-то удивление промелькнуло в его глазах, когда он о чем-то напряженно думал.
Дерек ожидал этого выражения удивления в глазах человека, и когда оно появилось, он знал, что делать.
— Здесь, — сказал он, протягивая руку.
Подставленная ладонь человека медленно покрылась потом, несмотря на освежающее утро. Дерек опустил в нее большой стеклянный шарик. Он был похож на мраморный шарик, которым дети забавлялись в деревне, давно ушедшие дни прошлого перед тем, как их лишили возможности заниматься детскими играми.
— Что это такое? — спросил человек. В его голосе послышалась заинтересованность.
— Это ключ к свободе, — ответил Дерек, улыбаясь. Затем улыбка исчезла и голос стал твердым. — Но я хочу предупредить тебя, что свобода никогда не дается и не будет отдаваться свободно никому. Каждый человек должен забрать ее для себя. Но это поможет, — наклонил голову Дерек. На его лице снова появилась улыбка.
— Свобода? Я стремился к ней и ждал ее. — На мгновение через транквилизатор, который проглотил человек пробилась заинтересованная улыбка. После того, как он осознал, что сказал, улыбка исчезла. Ее сменило выражение почти ужаса. Снова он посмотрел на движущийся эскалатор, чтобы убедиться в том, что никто ничего не заметил. Когда он снова взглянул на Дерека, в нем была какая-то растерянность. Он даже немного негодовал.
— Ну и что это за затычка? — резко проговорил человек. — Мы свободны. У нас есть величайшая цивилизация из когда-либо существовавших на земле. Если ты в это не веришь, посмотри вокруг. Дерек не посмотрел вокруг себя. Уже знакомый со всем происходящим, он не нуждался в этом. Он знал, что Корпорейшн Билдинг устремляется на сто сорок этажей в бодрящее небо Колорадо. Он знал, что огромное здание имеет много наклонных входов, где приземляются вертолеты, и все это образует пригород Северного Денвера. Сделанное из стали, литого алюминия и стекла, оно, казалось, плавает как мечта в воздухе планеты.
Прошлые поколения мечтали о таком здании, как это. В 2470 году оно стало реальностью. Может ли мечта прошлых поколений пройти через время и превратиться в ночной кошмар? Дерек думал, что такое может случиться. Он думал так, потому что на самом верху здания, в суперконструкции, которая сверкала как серебро разместились центральные штаб-квартиры Супер Корпорации. Дерек не любил ее. Еще меньше он любил человека, который был ее владельцем.
— Я знаю, как выглядит Корпорейшн Билдинг снаружи, — сказал Дерек. — Я знаю, что каждая корпорация любого достоинства имеет здесь свои главные офисы. Я также знаю, что корпорации, которые не имеют здесь офисов, попадают под управление тех корпораций, которые представлены здесь. Я знаю, что все эти компании являются собственностью и управляются Супер Корпорейшн. Я также понимаю, что происходит с мужчинами и женщинами, работающими в этом здании. Они все являются рабами, включая тебя.
Дерек попытался выражаться без грубости и критицизма. Как он видел этот человек, как и многие другие, был жертвой сил, с которыми трудно бороться и управлять ими. Этот человек не был врагом Дерека. Его врагами были силы, которые сделали его таким.
Постепенно человек понял, что его не критикуют. На его лице появилось выражение понимания. Но нечто большее чем понимание довлело над ним — страх. Он двигал им.
— Вы… наверное, сошли с ума… Я не должен говорить с вами, у меня могут быть неприятности. Страх все более охватывал его. — Я… я хочу иметь работу. Вы знаете, что нельзя опаздывать. За опоздания наказывают. Идите вы к… — Страх заставил его передвинуться на край двигающейся дорожки. Это остановило его. Он столкнулся с другими рабочими, которые поднимались наверх. Они выругались на него. Он исправил свое положение и твердо поставил ноги на эскалатор, который уносил его вверх. Поднимаясь вверх он не обернулся, чтобы посмотреть на крупного мужчину, который слонялся возле ограды.
Дерек вздохнул. Так с этими людьми случается, что они всего боятся. Но, этот, по крайней мере, унес с собой стеклянный шарик. Непроизвольно Дерек посмотрел вверх на серебряную верхушку здания, подумав о том, сколько времени пройдет, пока небольшой стеклянный шарик достигнет верхушки Корпорейшн Билдинг. Он знал, что из-за темпа, существовавшего в здании для этого не понадобится много времени. Он не хотел оставаться здесь на открытом месте, когда небольшой стеклянный шарик попадет в главный офис Супер Корпорейшн.
Спеша уйти, он почти переступил через молодую женщину, которая сошла с эскалатора и стояла перед ним.
В руке она держала сигарету.
— Закурите тоже? — спросила она. Она не застала его врасплох. Он знал, что она слышала то, что он сказал человеку, и остановилась, чтобы задать вопросы, на которые он не хотел отвечать. С ней даже пришло еще нечто более важное. Дерек быстро оглянулся по сторонам.
В воздухе не было никаких мерцающих голубых огоньков. Он снова обратил внимание на молодую женщину. Она была наиболее привлекательной женщиной из тех, которых он когда-нибудь видел — он даже не мог понять почему он так решил. Она была немного высокой для женщины, но все-таки смотрела на него снизу вверх. Ее глаза говорили, что она понимает это, но она находит в этом какую-то безопасность. Он также видел, что ее глаза были серыми с небольшой голубизной в них, которые были похожи на высокое небо при закате солнца, когда в воздухе нет ни смога, ни дыма, ни мглы. В их глубине он поймал взгляд чего-то, что она никогда не знала, но к чему всегда стремилась и надеялась когда-нибудь увидеть. У Дерека перехватило дыхание, когда он увидел большое желание в ее глазах, которое отвечало желанию в его собственной душе.
Но он знал, что с ней у него не получится. По крайней мере не теперь. Может быть, завтра… но кто он был таким, чтобы думать о том, что произойдет завтра?
— Не беда, Сис, — сказал он. — Если я хочу женщину, я куплю ее.
Ее лицо напряглось, но, казалось, она не попала в замешательство от его грубых слов.
— Конечно, вы можете купить женщину, — сказала она. — Но таким путем вы не получите ту, которую вы по-настоящему хотите.
— Тогда как же заполучить ее?
— Вы должны заработать ее. — Серые глаза были совершенно откровенными. — И когда вы заработаете ее, она будет работать с вами как равный, но свободный компаньон, и, как она надеется, очень любимый. — В ее голосе появилась хитрость.
Такие события случаются с женщинами. Мужчина, следуя охотничьей привычке такой же старой как человеческий род идет за событиями, нюхая ветер и наблюдая за небом, всегда готовый к неприятностям. А женщина идет и надеется, что ее заработают.
— Когда вы заработаете ее, она последует за вами на край земли и даже дальше, свободно, потому что все это происходит взаимно по ее и вашей воле. У вас еще есть… — Опять хитрость появилась в ее голосе. — У вас есть еще один такой маленький стеклянный шарик?
— Вы подслушивали? — спросил Дерек спокойно.
Она засмущалась и кивнула головой.
— Я… я надеюсь, что вы сильно не будете сердиться. Вы — первый мужчина, а на самом деле, единственный, с которым я говорю так серьезно.
Ее голос звучал смущенно, а глаза вглядывались в него, чтобы увидеть, что он сильно не сердится.
Такие события случаются с женщинами. Красивое платье, пара сережек, мужчина. Конечно, важнее всего — мужчина.
Дерек изучал молодую женщину. Все, что он увидел в ней, ему нравилось. То, что она говорила, ему тоже нравилось. Но он снова посмотрел наверх, на башню Супер Корпорейшн. Женщины, которые в ней работали, вели мужчин к смерти. Он заколебался, зная, что долго колебаться не может. Человек со стеклянной сферой уже давно прошел через вход здания.
— Меня зовут Дженни Фарго. Сегодня я не работаю и пришла сюда, чтобы… просто посмотреть. Если я могу говорить о себе, то я — хороший малыш. — Ее лицо покраснело при этом. — Но я надеюсь, что женщины тоже могут быть свободными. Может быть, свобода не является чем-то, что женщина может по-настоящему иметь, особенно во взаимоотношениях с великим человеком. Сама природа ее пола делает настоящую свободу затруднительной для нее. Но она может мечтать и, может быть, надеяться…
— Мечтать в определенных пределах — это очень важно для каждого, — сказал Дерек. — На основе наших мечтаний мы строим будущее. Иногда будущее идет не совсем по тому пути, о котором мы мечтали. Очень давно человек мечтал об этом, — и показал в сторону Корпорейшн Билдинг.
— Я знаю, что всегда найдутся такие, кто захочет использовать мечты людей в своих собственных целях! — Ее слова были похожи на небольшие жаркие порывы звука. — Я знаю, что те, которые говорят нам о нашей свободе, лгут нам, используя самые сокровенные наши мечты для собственного обогащения. Я ненавижу это. Ненавижу всем своим сердцем. Маленькие порывы звука содержали в себе страстный протест, протест, который становился все сильнее потому, что он был тщетным.
Дерек молчал, он не собирался заводить здесь женщин. Он даже не знал, что будет делать с одной, если заведет ее.
— Я не знаю кто вы. Мы никогда больше не увидимся, — мольба звучала в голосе Дженни. — Пожалуйста, дайте мне один из этих маленьких стеклянных шариков.
Дерек по-прежнему молчал. Ему захотелось куда-то двигаться. Краем глаз он наблюдал за воздухом.
— Из-за этого с вами ничего плохого не будет. Я клянусь в этом, — продолжала она. — Я… я также хочу почувствовать вкус свободы. Я живу в маленькой квартире в полном одиночестве. У меня хорошая, отличная работа с большим количеством свободного времени. Многие женщины завидуют мне. Но несмотря на хорошие условия моей работы, приличный заработок и по-настоящему симпатичную квартиру, это все как-то надоело, у меня не лежит к этому душа. Я хочу…
— Вы говорили мне, что женщину нужно заработать, — сказал Дерек.
— Да…
— Вас окружающих.
— Я знаю это. Но…
— Наихудший вид смерти оставлен для провокаторов. Они редко умирают легкой смертью.
При этих его словах ее лицо стало напряженным, но говорила она спокойно и твердо.
— Я не шпион Супер Корпорейшн, сэр. И если только вы еще раз намекнете на это, я двину вас кулаком по зубам. — При этом она сложила кулачок.
Дерек усмехнулся при виде этого кулачка. Он мог легко завладеть им и полностью спрятать в своей руке.
— Вы хороший малыш, Дженни. — Но лучше оставайтесь в той жизни, которую вы знаете. Это, может быть, уныло, но зато безопасно.
Она смотрела как он будто сейчас зарыдает.
— Ну, пожалуйста.
— Вы не знаете, о чем просите, Дженни. Вы не знаете, как трудно вынести все это раз и еще раз и не иметь пристанища во Вселенной. Вы не знаете что бывает, когда за вашу голову назначили вознаграждение, и каждый так называемый честный человек может получить его только за информацию о вас; и это все только за единственный ваш грех, состоящий в том, что пытаетесь дать людям возможность освободиться.
Она выслушала не все, что он сказал, а только часть.
— У вас нет дома? О вас некому позаботиться, приласкать вас немного, когда вам плохо и полностью подчиняться вам все время для… — Она сделала шаг навстречу. Ее глаза светились теплотой.
— Я… — Дерек знал, что он не решится избавиться от этой женщины. Он пытался проявить твердость, зная, что его сердце не позволит ему сделать это. — Я… — и опять он потерял свое сердце.
После этого, он боковым зрением заметил, что слева от него в воздухе появилась искра. Она была слабой с мимолетной окраской, которая появляется при отражении солнечного луча от тонкой пленки лопнувшего мыльного пузыря. Перед тем, как он осознал, что на самом деле видит ее, она исчезла, как лопнувший мыльный пузырь, который ничего не оставляет после себя.
Это зрелище вызвало цепную реакцию напряженности в его нервной системе, он посмотрел вверх на высокую башню. Безусловно, прошло слишком мало времени, чтобы сфера попала наверх через все каналы! Наверное, это какое-то совпадение. Он пытался ступить на эскалатор, чтобы пройти незамеченным в двигающейся толпе, но тут понял, что Дженни что-то пытается сказать ему.
— Вы видели их тоже? — спросила она.
Это был вопрос, который Джон Дерек не надеялся услышать ни от кого.
— Что я мог видеть? — Опять в его голосе появилась жесткость.
— Эти маленькие искры голубого цвета, — ответила она.
— Вы подразумеваете вирусы?
— Я не знаю как они называются. Я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь дал им название. Я не знаю, есть ли у них название. — Удивление в ее голосе было похоже на настоящее.
Дерек мгновенно придумал что-то.
— Пойдем, Сис, — жестко сказал он. — Мы не можем здесь оставаться, беседуя целый день. Мы опоздаем на работу, если мы не поторопимся. Ни один из нас не должен больше проявлять своих недостатков.
Взяв ее твердо за локоть, он показал ей на движущуюся поверхность бокового тротуара.
— Поссорься со мной, — прошептал он ей в ухо. — Притворись немного пьяной. Попытайся расслабиться, но не очень сильно.
Она мгновенно поняла его. За секунду ее естественное достоинство покинуло ее. Вместо этого она казалась подвыпившей женщиной. Не сильно пьяная, она имела небольшую перепалку со своим парнем. Ссора была наполовину серьезной и наполовину смешной. Дерек отвечал в тон. Они по-прежнему ссорились, когда движущийся боковой тротуар доставил их в огромный холл Корпорейшн Билдинг. Здесь работники могли перейти на другие конвейеры, которые мгновенно поднимали в помещения над ними или на подъемники, если они работали на корпорацию достаточно долго и полезно, чтобы иметь офисы на самых верхних этажах. Звук шагов был сильным этом холле. Это не было похоже на легкий звук шагов мужчин и женщин, торопящихся на работу. Это напоминало шаркающую походку рабов, медленно перемещающихся, чтобы выполнять ненавистные задачи.
Дерек не воспользовался подъемниками или эскалаторами, идущими вверх. Вместо этого ворча на нее за то, что она напилась, он затащил ее в нишу. Тщательно осмотрев воздух, он не увидел мерцающих голубых огоньков.
— Все в порядке, Дженни. Ты можешь больше не притворяться пьяной, — сказал Дерек, переведя дух.
Она сразу отрезвела.
— Как это случилось, что ты можешь видеть вирусы? — спросил Дерек.
— Я хорошо… вирусы? Я не знаю как это случилось, что я могу видеть их. Разве это не может сделать каждый?
— Нет.
— Ладно, но я могу. Но я не знаю, что они собой представляют. Разве они опасны? — Ее лицо выглядело напряженным. — Я видела их не очень часто — обычно когда гуляла в небольшом парке возле своего дома — но они всегда казались мне симпатичными.
— Симпатичными? — Дерек повторил ее слово как эхо. Голос его стал шершавым.
— Я видел мужчин и женщин тоже, которые умирали в результате работы этих симпатичных голубых искр, носящихся в воздухе. Они могут высосать жизненную энергию из человека, сделать это так, как пиявка высасывает кровь, высосать ее до конца, пока у человека не останется ничего, кроме плоти и костей. Они могут выбирать все силы из человека до тех пор, пока он не сможет пошевельнуть мускулом и держать его в таком состоянии до тех пор, пока мускулы его сердца не смогут сжиматься. Симпатичные! Симпатичные маленькие дьяволы! Шершавость в его голосе превратилась в замешательство.
Лицо Дженни Фарго из серого стало белым, когда она выслушала все это.
— Я не знаю этого, — воскликнула она.
— Ни один обычный человек не знает этого, — продолжал Дерек. Теперь ему мешало говорить замешательство. — Он даже не знает, что эти вещи существуют. Он не может увидеть их, он не слышит их и не может их почувствовать. Если они нападают на него, он думает, что просто устал. Он берет тонизирующую таблетку. Если она не действует, он берет еще одну. Если и это не действует, он ложится. И никогда снова не поднимается. Когда приходит доктор, он выписывает свидетельство о смерти из-за сердечного приступа. Сами доктора не могут придумать ничего лучшего. Все, что они знают — это то, что количество сердечных приступов все время увеличивается. Они и понятия не имеют о том, что происходит.
Замешательство настолько сильно овладело Дереком, что его голос прервался.
На белом лице Дженни глаза были полны ужаса.
— Один из моих друзей умер. Доктор сказал, что это сердечный приступ.
— Было ли это…
— Я не знаю сделал ли это вирус, — ответил Дерек. — Есть много причин в нашей жизни чтобы умереть от сердечного приступа без вируса.
— Я знаю, — голос стал твердым и напряженным. — Но если никто не может видеть этих существ, как можно защитить себя?
— Это именно так, — ответил Дерек.
— Как случилось, что вы можете видеть их? — продолжала Дженни.
— Я могу видеть их, так как достаточно тренировался, чтобы достигнуть этого. — В его голосе прозвучала горечь, когда он вспомнил процесс его тренировки… — Шесть месяцев по восемь часов в день я проводил в полной темноте. Если этого было недостаточно, я надевал специальные очки, которые отфильтровывали обычный диапазон излучения, к которому чувствителен глаз. Очки пропускали только те частоты, которые используют вирусы. Главной задачей этой тренировки было заставить видеть глаза в диапазоне частот, который обычно невидим для них.
— Это, наверное, было очень трудно сделать!
— Мои глаза сильно пострадали от этого. Несколько раз случалось так, что я вообще ничего не видел.
— И вы почти становились слепым?
— Я был слепым в течение нескольких недель. Постепенно мое нормальное зрение восстановилось. Вместе с этим появилась возможность видеть частоты, на которых работают вирусы. Именно поэтому я могу их видеть. — Его голос изменился. — Я не знаю, как случилось, что вы можете видеть их. Я предполагаю, что некоторые люди могут видеть на таких высоких частотах. Для них такое зрение является нормальным. Но большинство из нас… Он покачал головой, но при виде ее белого лица понизил голос.
— Мне жаль, если я испугал вас.
— Меня испугало совсем не то, что вы рассказали, — прошептала Дженни.
— Но что же еще?
— Прямо за вами я вижу мерцание голубого света. Именно оно испугало меня.
Дерек медленно повернулся. Сначала искоса, а затем полностью он увидел крошечный танец голубых огоньков.
При виде этого он почувствовал, что у него сперло дыхание.
2
Человека, которому Дерек отдал маленький стеклянный шарик, звали Джерри Фалькон. Его имя не имело значения ни для него, ни для кого-нибудь еще. Он так редко слышал его, что почти забыл о нем. Он был известен его мастерам и друзьям рабочим как Р-133, что было номером сложной бухгалтерской машины, на которой он работал.
В 2470 году человека называли по имени машины, а не наоборот.
Р-133 был женат четыре раза. Каждый брак заканчивался разводом по самой простой причине — несовместимости характеров. Каждая неудача в браке делала его немного более несчастным и немного обиженным глубоко внутри, где скрывались страх и ненависть. Р-133 каждый день приходил на работу со смутной надеждой, что сегодня день закончится его смертью.
Это была надежда, которую лелеяли многие, работающие в этом здании. Вся их жизнь была предопределена как на работе, так и дома. Все средства рекламы сообщали им, что они очень счастливы. Если они не подвергались штрафам, у них было все — безопасность на работе, медицинская, госпитальная помощь и пенсия. Вопрос, который часто задавали руководители состоял в том, чего еще они пожелают? Ответом, который, однако, никто из них никогда четко не сформулировал и никогда не нашел для себя, было то, что человек хочет знать степень свободы в своей жизни. Не имеет никакого значения какую опасность приносит свобода, если человек остается живым. Без этого, как бы не была велика его безопасность, он чувствует, что ему лучше умереть. Транквилизаторы могут создать ложное ощущения благосостояния, но они не могут принести свободы, а тонизирующие таблетки создают ощущение нереальной эйфории. Единственный смысл благосостояния возникает только от надежды и появления свободы.
Р-133 снял свое пальто и повесил его позади бухгалтерской машины, у корой был огромный банк клавиш. Часы подсказали ему, что у него еще осталось две минуты до начала работы. Вспомнив про маленький стеклянный шарик, он вытащил его из кармана пальто и положил его перед машиной. Он осмотрел сферу. Ему показалось, что она была пустой. Очевидно, человек, который дал ему ее был лунатиком. Он подумал с некоторым беспокойством, что количество лунатиков в настоящее время все больше увеличивается. Топот ног вокруг него говорил о том, что другие рабочие торопятся к своим машинам. В огромном помещении находилось 150 машин и всегда на смене было 160 операторов. 10 резервных операторов всегда были готовы заменить тех, кто из-за болезни не мог справиться со своей клавиатурой. Этот дополнительный резерв из десяти операторов не всегда был в готовности из-за гуманных действий со стороны Машинск Инкорпорейтед, которая обладала всем имуществом, находящимся здесь, но эксперты компании по производительности труда решили, что лучше держать на дежурстве десять человек все время, чем допустить, что-бы какая-то одна важная машина вышла из строя на один час.
Люди были дешевыми, а машины такими дорогими!
— Что ты принес сюда? — спросил сосед Р-133 по машине. — Что это за маленький стеклянный шарик?
— Он ничего не значит, — ответил Р-133. — Какой-то псих дал его мне по дороге на работу. Он сказал, что это сделает меня свободным.
— Тогда он по-настоящему псих, — проворчал его сосед.
Р-133 открыл свой личный шкафчик и положил в него стеклянный шарик. Каждая машина была снабжена таким личным шкафчиком шириной в шесть дюймов и глубиной в один дюйм. В таком шкафчике разрешалось хранить свои личные вещи. Какой-то критик сказал, что жизнь оператора машины зависит от глубины и ширины его персонального шкафчика. В шкафчике лежала поломанная шариковая авторучка, три упаковки жевательной резинки, содержащей слабительное средство, одна небольшая бутылочка с транквилизирующими таблетками и три маленьких бутылочки с тонизирующими. Р-133 подумал, что ему следует принять одну из тонизирующих таблеток, чтобы скомпенсировать действие той транквилизирующей таблетки, которую он принял беседуя с тем психом снаружи, а затем решил подождать пятнадцать минут.
Прозвучал предупредительный звонок. Это говорило о том, что машина начнет выполнять операции через тридцать секунд. Р-133 закрыл свой личный шкафчик, расслабил пальцы, посмотрел на стопку бумаг, с символами, которые он должен был передать машине и подготовился к утренней разборке. Снова прозвучал звонок, на бухгалтерской машине зажглись огни, и тут же включились в работу машины запахов и музыки. Утренняя музыка была в темпе марша. Эксперты по производительности труда считали, что люди работают быстрее, если работа сопровождается тихим звуком марша. Позднее в фиксированное время музыка изменится, но всегда сохранит темп марша.
Машина запаха распространяла аромат хвойных лесов, благоухание весенних цветов и острый запах соли, рассеиваемой ветром. В эту машину запахов были также включены другие тонкие эссенции, включая лекарства, которые создавали транквилизирующий гипнотический эффект. Из-за этих тонких наркотиков, распыленных в воздухе люди мечтали во время работы, сосредоточивались на ней и могли даже забыть, что они люди, а не просто придатки машины, ее рук, глаз и мозга.
Большая комната была заполнена звуками марша. Беззвучное замыкание тысяч клавиш на счетных бухгалтерских машинах только слегка сопровождало его. Длинные ряды молчащих людей стали роботами, которые были глазами машины и ее руками.
Символы, которые они вводили в машину не означали ничего ни для одного оператора. Все это было продуктом другой машины. Эти данные, отсортированные и упорядоченные их мастерами, они преобразовывали в базу данных для другой машины. Эти результаты, в свою очередь, поступали на какую-то другую машину, может быть на машины отдельных корпораций, где они становились данными, управляющими жизнями людей.
Р-133 мог только мечтать о космическом полете, настоящем запахе хвойного леса и бледно-желтом ореоле цветения весны. Он, на самом деле никогда их не видел. Он принадлежал своей бухгалтерской машине. Цепи, которые приковывали его к ней были невидимыми, но тем не менее, реальными.
Пальцы Р-133 имели большой опыт и механически перемещались по клавиатуре. Мастера с перечнями итоговых данных ходили от машины к машине. За стеклянной перегородкой в комнате готовности ожидали резервные операторы. Для того, чтобы их пальцы сохранили гибкость и их мозгам ничего не мешало они тренировались на имитированных бухгалтерских машинах.
Музыка марша только началась, когда Р-133 совершил свою первую ошибку. Он не знал когда и как это случилось. Он думал о чем-то — о чем, он никогда не мог вспомнить — когда палец пропустил клавишу.
Машина издала звук возмущения. Р-133 удивился и посмотрел на нее. Красная лампа, которая указывала на ошибку, мигала. К нему поспешил мастер.
— Ошибка Р-133! — голос мастера был холодным как северный ветер.
— Я прошу прощения, — поспешил ответить Р-133.
— Извинение не исправляет ошибок. Это будет стоить тебе одного штрафа.
— Этого больше не случится, — пылко пообещал Р-133. В его голове пронеслись видения, что он потеряет работу и нигде больше ее не найдет. Когда одна корпорация увольняет человека, другая очень часто не принимает его на работу. Если он не найдет работу в качестве оператора бухгалтерской машины, единственной работы, которую он знал, ему придется спуститься на нижние этажи Корпорейшн Билдинг, вниз в подземелья и подвалы и распрощаться с цивилизацией. Они там даже не получают транквилизаторов!
Р-133 снова вернулся к своей работе. Он сосредоточился на своей задаче и теперь пальцы подчинялись ему. Но сосредоточенность постепенно исчезала. Его умом завладела какая-то другая мысль. Он гнал от себя ее прочь, но она снова возвращалась. Теперь она приносила с собой образы. Он узнал образ большого человека, который дал ему маленький стеклянный шарик.
Его пальцы снова совершили ошибку. Он вовремя заметил ее.
— Черт с ним с этим парнем! — подумал он. И он понял, что именно воспоминание об этом большом человеке заставило его совершить первую ошибку. Он попытался выбросить все это из головы.
Но оно снова вернулось. Вместе с ним пришла мысль о свободе. На что похожа жизнь на Луне или на Марсе? Что делают там люди? Зачем они уходят так далеко, когда на Земле такая свобода?
— Виззт!
На этот раз он не заметил как загорелась красная лампочка. Предупреждающий звонок машины указывал непосредственно на него перед тем как он понял, что совершил ошибку.
Посмотрев на лист с символами, он с ужасом увидел, что переставил целую строку!
— Тебя не было на работе пять минут и ты сделал три ошибки, последняя из которых была очень серьезной, — сказал мастер.
Р-133 попытался повернуться и посмотреть вверх. Он хотел сказать, что заправит новую ленту и исправит ошибку. Повернувшись во вращающемся кресле, ему показалось, что оно выскальзывает из-под него. Затем ему показалось, что пол переместился наверх. Он попытался дотянуться до своего личного шкафчика, чтобы взять другой, более сильный транквилизатор, но он теперь был выше его и он не смог туда дотянуться. Как в тумане он понял, что упал из кресла и лежит на полу.
Он попытался дотянуться. Но это не удалось ему. Он подумал.
— К черту все это! Я просто полежу здесь на полу. Каким-то образом это стерло из его памяти образ крупного человека, который дал ему стеклянный шарик. При этом также исчезли мысли о сопротивлении. После этого он потерял сознание.
Р-133 не видел как над ним наклонился мастер, как быстро выбежал резервный оператор из комнаты готовности. Он и не подозревал, что бригада скорой помощи быстро уложила его на носилки и вынесла из помещения. Люди, обслуживающие другие машины едва обратили внимание. Или слишком много транквилизаторов или слишком много тоников.
Р-133 получил четыре штрафа, но и не подозревал об этом.
Когда он пришел в сознание, у него была мечта. Она была яркого цвета и наполнена теплыми, обнадеживающими эмоциями. Он не ощущал ее четко, но как-то понимал, что она связана с луной. Она была также связана с личной свободой для Р-133, который имел имя, но почти его забыл. Личная свобода для него! Это сжигало его сердце как пылающий уголь.
Когда он пришел в себя, он увидел склонившегося над собой человека в белом халате и с трудом понял, что это доктор. Часы на стене показывали ему, что он опоздал на десять минут на работу. Бормоча, что он опоздал, он попытался сесть. Доктор сказал ему, что он должен лежать. Доктор думал, что это просто обморок, что нужно сделать укол и отослать его домой. Доктор был очень молод и очень волновался о своих обязанностях перед властями, которые оплачивали его обучение в медицинской школе. В колледже он прослушал много лекций о том, что нужно подчиняться законам местных властей. Он также выслушал лекции об ответственности врача за здоровье своего пациента, но их было очень немного по сравнению с лекциями об ответственности перед местными властями. Объяснением такого несоответствия, если такое можно вообще объяснить, было то, что каждый здравомыслящий студент-медик должен знать о своей ответственности перед пациентом. В системе образования, которая существовала в 2470 году вряд ли кто из них подозревал об этом.
— У вас обморок, — сказал доктор. Он приготовил шприц для укола. — Все будет в порядке. Это поможет вам. — И он сделал укол. — Между прочим, кто был тот крупный человек, о котором вы упоминали, когда были без сознания?
— Крупный человек? — удивился Р-133. Он не знал, что говорит вслух. К нему снова вернулась память. — Это человек, который обещал мне помочь обрести свободу.
— О, — сказал доктор. Он не сказал Р-133, что его разговоры в бессознательном состоянии пробудили в нем любопытство, а укол, который он сделал Р-133 должен развязать его язык. Р-133 хотел только говорить. Доктор поощрял это. Когда Р-133 замолчал, доктор показал ему маленький стеклянный шарик.
— Это тебе дал крупный мужчина?
— Да, но откуда он у вас?
— Вы вспоминали об этом, когда были без сознания и я сказал сестре, чтобы она обыскала ваш личный шкафчик. — Что это такое?
— Я не знаю. Ну просто не знаю. Это то, что он дал мне.
Доктор попытался продолжить разговор, пока понял, что Р-133 ничего не знает об этом маленьком стеклянном шарике. Затем доктор начал задавать вопросы о крупном человеке. Когда он отослал Р-133 домой у него было полное описание Дерека.
Он послал это сообщение и маленький стеклянный шарик вверх по каналам. Доктор сделал пометку «Срочно». На следующем этаже она получила отметку «Сверх секретно» и была передана со специальным курьером на самый верх Корпорейшн Билдинг. Здесь ее принял личный секретарь президента Супер Корпорейшн мистера Эразмуса Глока.
Мистер Глок сидел в огромном офисе, который имел такую звукоизоляцию, что уши уставали, пытаясь уловить хоть малейший шум. Если мистер Глок нажимал одну кнопку с докладом являлся один секретарь, когда он нажимал вторую, появлялся другой. Когда он нажимал еще одну, появлялся президент самой большой корпорации в стране, который стоял на дрожащих ногах в ожидании, пока мистер Глок соизволит его заметить перед столом из красного дерева настолько большим, что на нем можно было играть в футбол. Справа от него находился замаскированный корпус машины, которая синтезировала данные всех машин, размещенных на нижних этажах. Эта машина слушала биение коммерческого сердца всей нации. Если сердце билось не так, как это угодно было мистеру Глоку, он мог ускорить это биение или замедлить его, в соответствии с ожидаемой прибылью.
Очень мало людей знали о существовании мистера Глока. Он не принимал представителей общественности, его лицо не появлялось на экранах телевизоров, и его имя никогда не появлялось ни в одном из журналов. Ему нравилось вести такой образ жизни. Мистер Глок любил только те события, которые ему нравились.
Он был очень крупным человеком. И при весе около 300 фунтов у него были короткие руки и жирные, опухшие ладони. Глубоко посаженные крошечные голубые глазки глядели на мир, который они никогда не понимали. В его уме понимание не было таким важным, как способность управлять. Если вы управляете вещью, которая может быть машиной, человеком или самой большой корпорацией на земле, это все, что нужно для понимания.
Несмотря на свой внешний вид, мистер Глок совсем не был слабым. Его мускулы, находящиеся под слоем жира обладали огромной силой. Но еще сильнее, чем сила мускулов, была сила его воли. То, что он хотел всегда реализовывалось. То, чего он не хотел не было доступно глазам людей.
Люди не знали, что это так. Они думали, что судьба, циклы бизнеса и плохие годы уничтожают их. Они не знали, что за сценой стоит президент Супер Корпорейшн, мистер Глок, этот толстый паук, который плетет свои паутины контрразведки и извлекает прибыль из их доходов и потерь. Если маленькая корпорация терпела крах, мистер Глок подбирал обломки и делал из них прибыль для себя. Если большая корпорация имела жирные доходы, мистер Глок откачивал большую часть этих доходов с помощью налогов за обслуживание, которое никогда не проводилось.
Мистер Глок был настоящим гением в сфере финансов. Он обладал интуицией в финансовых делах, что сделало его одним из сильных мира сего. Никто не знал, сколько он стоит. Его положение было таким, что он стоил столько, сколько он говорил. До такой степени, что он управлял всей безопасностью и реальным положением в обществе. Он был финансовым колоссом. Он не знал ни моральных принципов, ни понятия чести. Он сам определял понятие чести.
В его жизни не было ни одной женщины, которая могла бы скрасить ее, и придать ей эмоциональную окраску, которая сделала бы ее осмысленной. Еще в молодости он решил, что женщины только отвлекают человека от его настоящего призвания, которое состоит в достижении силы и власти.
Мистер Глок назначал и смещал президентов. Законы проходили гладко и просто через законодательные органы, если мистер Глок желал этого. Сенаторы спрашивали разрешения у одного из его секретарей, чтобы поговорить с ним. Конгрессмены с тоской ждали его одобрения.
Мистер Глок был государством внутри государства.
Когда мистер Глок прочитал сообщение доктора об Р-133 и обследовал маленький стеклянный шарик, его начала бить дрожь. Капли пота появились на его лице. Его маленькие голубые глазки осматривали комнату в поисках врага, который мог появиться из ниоткуда.
Мистер Глок поднялся из-за своего массивного стола и направился к потайной двери, которая была спрятана в стене его офиса. Дверь и то, что было за ней, было секретом из секретов.
Он не открыл дверь. В последний момент мужество изменило ему. Пот все сильнее лился по его лицу. Он стоял перед дверью дрожа в нерешительности так, как стояли президенты корпораций перед его столом.
Отвернувшись от двери, он снова направился к столу. Здесь он нажал на кнопку. Вытирая пот с лица, он уселся в кресло и попытался совладать со своими эмоциями.
На звонок ответили меньше, чем за тридцать секунд. Человек, который вошел, был маленьким и толстым. Как и мистер Глок, он выглядел дряблым, но, на самом деле совсем не был таким. Его звали Холлоу. Его лицо совершенно ничего не выражало. Если у него и были какие-то эмоции, они никогда не появлялись на его лице.
Холлоу был полностью лысым.
Мистер Глок жестом показал на доклад доктора и на маленький стеклянный шарик на его столе.
— Дерек снова на земле, — сказал он.
— Да, сэр, — ответил Холлоу и ничего не изменилось в выражении его лица.
— Заполучи его, — сказал мистер Глок.
— Да, сэр, — ответил Холлоу. Его лицо по-прежнему ничего не выражало, он повернулся чтобы идти и только тогда понял, что шеф требует, чтобы он задержался.
— Я не имею ввиду, чтобы ты убил его. Ты должен привести его сюда, — сказал Глок.
— Сюда? — переспросил Холлоу. Теперь впервые на его лице появилось какое-то выражение. Оно было похоже на удивление, граничившее с шоком.
— Я хочу поговорить с ним, — сказал мистер Глок.
— Поговорить с ним? — повторил Холлоу, как будто он не верил своим ушам.
— Я сказал то, что думаю! — заорал мистер Глок. — Теперь убирайся к чертям отсюда и найди его!
— Да, сэр, — ответил Холлоу. Хотя это и стоило ему сил, он попытался, чтобы на его лице не было следов удивления и шока перед тем, как он вышел из комнаты.
3
Дерек отвел глаза от того места, где маленькие голубые огоньки мерцали в своей невидимой матрице.
— Ты пьяна, — сказал он Дженни Фарго. Я сейчас возьму тебя…
Дженни Фарго была по-настоящему пьяной.
— Только не дома. Дом — это то место куда вы идете, когда все остальное закрыто.
— Хорошо, — ответил Дерек. — Я найду какое-то другое место и куплю тебе еще выпить.
Он шлепнул ее по заду. Она открыла рот от изумления, затем хихикнула и схватилась за руку, которую он ей предложил.
Они двигались к нижнему эскалатору. Позади их не было никого. Но оба они знали, что за ними следуют крошечные танцующие огоньки.
На нижнем эскалаторе было очень мало пассажиров. Это было время дня, когда нет большого движения. Эскалатор шел вниз через перекрестки дороги, откуда к нижнему этажу огромного здания Корпорейшн Билдинг мчались небольшие автомобили, похожие на электрических клопов. С верхней точки Дженни и Дерек посмотрели вниз. Позади их никого не было. У них на уме было только одно — найти какое-то новое место для развлечений, чтобы провести утро.
Но оба они знали, что за ними следят, знали не видя этого, знали где-то глубоко внутри себя там, где спрятан едва различимый страх. Дерек знал, что на его верхней губе появился пот. Он чувствовал как дрожит ладонь Дженни в его руке.
Самым худшим в этой ситуации было то, что Дерек знал, а Дженни подозревала, что они беспомощны. У них не было ничего, чем бы они могли защитить себя! Если вирусы следуют за ними, сопротивляться бесполезно.
Он помог Дженни стать на эскалатор, идущий вниз. Когда он устроился позади нее, то оглянулся по сторонам.
Танцующие голубые огоньки находились не далее, чем в пяти футах от них. Эскалатор, скрипя своими редукторами и электронными внутренностями нес их вниз. Зловоние нижних этажей все усиливалось. В нем ощущался запах хлорина, который использовался для того, чтобы подавить это зловоние. Но этот химикат не справлялся со своей задачей. Что-то происходит с воздухом, когда столько много людей живут в такой тесноте, и никакая очистка не может снять этот запах.
Уголками глаз Дерек видел, что Дженни решительно смотрит вперед. Ее коричневые волосы разметались по голове. Так, словно она была уверена, что он подсматривает за ней, она повернулась и хихикнула. Вдруг в ее глазах появился ужас. Мерцающие огоньки двигались к Дереку слева и зависли прямо над ним. Уровняв свою скорость с движением эскалатора, они висели над ним, в воздухе. Дерек не имел понятия изучают ли их вирусы или происходит что-то еще. Он знал, что никому не известно как контактируют вирусы с окружающей средой, есть ли у них глаза и уши, или какие-то эквивалентные этих органов чувств, или как они концентрируют свое внимание. Все, что он знал — это то, что вирусы может быть, и понятия не имеют о своем существовании. Они могли быть следствием чего-то другого.
На самом деле он не верил, чтобы прошло достаточно времени для реакции, которая должна появиться в результате того, что он дал стеклянный шар конторскому рабочему.
Молодой парень-курьер в яркой униформе проскочил мимо них. Эскалатор двигался для него слишком медленно. Он бежал. Он пробежал мимо мерцающих голубых огоньков и даже не заметил их.
Дерек представил себе, что будет, если он пробежит сквозь них. При этой мысли он содрогнулся. Парень никогда не узнает что же случилось с ним.
Посмотрев вперед, он увидел, что голубые огоньки приблизились к ним. Теперь они находились на расстоянии не более трех футов.
— Вы предполагаете, что мы можем — ах — заговорить с ними, — прошептала Дженни.
— Они могут управляться и управляются без всякого разговора с ними, — ответил он.
— Тогда как же…
— Шшшшш! — зашипел он. — Ты слишком пьяна, чтобы задавать вопросы.
— Я совсем не пьяная! — возмущенно ответила Дженни. Она еще крепче сжала его руку.
Вирусы были всего в двух футах от них.
Он почувствовал, что она дернула его за руку, чтобы привлечь его внимание на то, что происходит справа.
Откуда-то из-за них появились зеленые огоньки, которые медленно двигались мимо них.
Дерек подивился. Зеленых вирусов он еще никогда не видел.
Зеленые огоньки двигались как вспышка света.
Голубые огоньки устремились вверх. За ними светясь цепочкой поднимались зеленые.
— Они дерутся! — пальцы Дженни глубоко впились в руку Дерека.
— Этого не может быть! — ответил Дерек.
— Люди дерутся друг с другом, — сказала Дженни. — Почему это не могут делать вирусы?
Дерек едва расслышал вопрос. Он наблюдал за двумя световыми структурами. У него было впечатление, что две кошки из джунглей обмениваются ложными выпадами в борьбе за пространство. Однако даже леопард выглядел медлительным по сравнению с этими структурами. Теперь они кружили друг возле друга, голубые двигались в одну сторону, за ними устремлялись зеленые, чтобы вступить с ними в мгновенный контакт.
Дерек не знал, как он понял, но он был уверен, что это битва не на жизнь, а на смерть. Он не понимал этого. Он наблюдал. Крошечные мерцающие огоньки двигались настолько быстро, что только специальная визуальная система могла обнаружить их. То исчезал голубой цвет, то зеленый, когда вирусы вступали в мгновенный контакт друг с другом. Дереку показалось, что вирусы уничтожают одну световую точка другой.
Спускаясь вниз, они проехали перед человеком, который ехал на эскалаторе под ними. Он хлопал себя по лицу так, как будто его окружил рой невидимых мошек, потом посмотрел вокруг себя в поисках того, что он не видит. Очевидно, решив, что ему мешает ветер, он надвинул на глаза шляпу.
Дереку было жалко этого парня. Смерть пронеслась на крыльях света возле этого человека, а он думал, что это ветер.
Мерцающие голубые и зеленые огоньки снова начали перемещаться. В этот раз они прошли сквозь человека. Он дернул головой, чтобы посмотреть на Дерека.
Световые рои двигались в направлении к Дереку.
Он одернул Дженни, чтобы она опустилась вниз.
Вирусы прошли над их головами.
— От чего вы увертываетесь? — спросил их человек, находившийся ниже их.
— Что это… что это такое…
Он не договорил и упал.
Он упал на эскалатор. Его лицо совершенно ничего не выражало.
Эскалатор понес его вниз.
Дженни с ужасом посмотрела на Дерека.
— К чему вы дернули меня, чтобы я опустилась вниз? — прошептала она. Она посмотрела на мужчину впереди них.
— Почему… почему… но он мертв! — Ее голос звучал приглушенно.
— Вирусы прошли сквозь него. Я дернул тебя вниз, чтобы они не прошли через тебя, — ответил Дерек.
Поднимая Дженни, он медленно стал на ноги.
Собачья драка между голубыми и зелеными огоньками продолжалась на десять футов над их головами.
Два сражающихся роя вирусов оставались там, где они были. Эскалатор уносил от них Дерека и Дженни. Впереди них на площадке двигался охранник. Он снял тело с эскалатора. И посмотрел на них с подозрением.
— Я не знаю его, я никогда не видел его раньше, — сказал Дерек.
Охранник что-то проворчал. Мертвый человек не имел большого значения. Он сообщит об этом в полицию. Они уберут тело. В каком-то месте уставший молодой врач осмотрит тело и выпишет свидетельство о смерти от сердечного приступа.
На первом этаже Дерек соскользнул с эскалатора и повернул налево. Дженни последовала за ним большими шагами. Если в ее сердце было беспокойство, это свидетельствовало о том, что она утаит его для себя. Если она нашла этим утром что-то, к чему стремилась, это было хорошо понятно ей. Она также знала, что нашла что-то еще — опасность. Она посмотрела наверх через сеть дорог, накладывающихся друг на друга, на поднимающиеся и опускающиеся эскалаторы, на огромный корпус здания, уходивший ярус за ярусом в чистое голубое небо над ней. Дрожь охватывала ее. В небе было что-то, что она уже когда-то видела, но не узнавала, что-то, о чем знали только несколько человек.
Дерек погладил ее по руке, — Теперь ты уже отрезвела?
— Полностью, — ответила она.
— Ты не спрашиваешь, куда я возьму тебя?
— Имеет ли это значение, но только когда это будет? — ответила она.
Он снова погладил ее по руке.
Первый этаж на этой улице не был тем ярким, сверкающим зданием, которое возвышалось над ними. На самом деле, эта улица не была частью Корпорейшн Билдинг. Здесь жили и работали люди, продавались и покупались товары. Сама улица напоминала во многом одну из улиц под поднятой железной дорогой в Чикаго в дни, которые давно миновали. Заполненная электрическими грузовиками, ворчащими своими коробками передач, протестующим ворчаньем самого эскалатора, она всегда была заполнена шумом. Запахи, которые доносились сверху были более сильными, более пикантными и острыми. Дженни казалось, что над каждой дверью горит неоновая лампа, которая сообщает о том, что здесь в каком-то виде можно купить алкоголь. Она только сомневалась, позволит ли алкоголь жить в этих трущобах. Супер Корпорейшн может спиралью уходить в небо так, что люди могут видеть его из далека и вдохновляться им, но корнями своими оно уходит в зловоние, шум и людей, которые пьянствуют.
Дерек, который еле передвигал ноги, вдруг повернулся перед качающимися дверями помещения, которое было анахронизмом в 2470 году, салуном старого времени с баром из красного дерева, большим зеркалом над ним и опилками на полу. Дюжина мужчин пили пиво за грубыми деревянными столами, разбросанными по большой комнате. Позади мужчины сидели на длинных деревянных скамейках.
Старомодный пианист сидел за каким-то прообразом древнего пианино, которое было популярно в прошлом веке и наигрывал старомодный мотив.
Единственным, что относились к этому веку, были украшения на баре, которые были сделаны из крученого алюминия, а не из латуни. Здесь даже была плевательница!
За баром стоял бармен, одетый в белый фартук, его волосы посередине были расчесаны на пробор. Единственным покупателем возле бара был тощий маленький человек, который с грустью смотрел на пустую кружку от пива перед собой.
Дженни с сомнением огляделась вокруг.
— Это точное воспроизведение старомодного западного салуна, — сказал Дерек. — Не тревожься. Мы находимся здесь в гораздо большей безопасности, чем наверху. Он вздернул голову и показа на Корпорейшн Билдинг. Дерек подошел к бару. Бармен с прической, разделенной пробором испытующе посмотрел на него. — Два пива, — сказал Дерек.
Бармен снова поклонился.
Дженни казалось, что во всей этой большой комнате мужчины прислушиваются. Ей казалось, что ее представили не только бармену, но и всем остальным, находящимся в комнате. Она также чувствовала, что это представление является очень важным. Она не сомневалась, что бармен знал крупного мужчину, который привел ее сюда. Ей также казалось, что каждый, кто находится в этой комнате, знал его.
Маленький человек, стоящий возле нее перед баром поднес свою кружку к губам. Он посмотрел мимо нее на спутника.
— Джон Дерек! — сказал маленький человек и резко поставил свою пустую кружку на бар.
В комнате мгновенно все утихло. В этой тишине звук пианино казался очень громким.
Дерек не пошевелил и мускулом. Все делал бармен.
— Иди и садись назад, Джои, — сказал бармен. Его голос был спокойным, но очень твердым.
Маленький человек не двигался. Наверное, он не брился уже несколько дней. Он уставился на Дерека. В его глазах светилось счастье. Правая рука бармена поднялась над баром.
— Убирайся, Джои, — сказал бармен. — Убирайся и садись.
Казалось, что маленький человек не слышит его.
— Я хочу поговорить с тобой, — сказал он Дереку. — Я хочу сказать тебе очень много.
Его речь была очень четкой, с оттенком высокой образованности. В ней не было никаких признаков опьянения.
— Я вижу… — начал бармен.
— Я послушаю его, — сказал Дерек.
— Он пьяный, потому что болтается здесь уже в течение нескольких месяцев! — запротестовал бармен.
— Я выслушаю его, — повторил Дерек.
— Да, сэр, — сказал бармен. — Я только хотел, чтобы вы знали…
— Я понял. Спасибо, — ответил Дерек. Он повернулся с внимание к маленькому человеку, который теперь стоял рядом с ним.
— Это правда, что я болтаюсь здесь уже несколько месяцев, но я не пьяный, — сказал маленький человек возмущенно. — Причиной этого является то, что рано или поздно я надеялся увидеть тебя здесь.
Дженни слушала и у нее были спорные представления. Но она была уверена в одном — что все, находящиеся в комнате прислушиваются. Один человек поднялся и щелчком выключил пианино.
— Почему ты ищешь Дерека? — спросил Дерек.
— Потому что мне необходима его помощь, — ответил маленький человек с запальчивостью.
— О, — сказал Дерек, — но почему ты думал, что встретишь его здесь?
— Мне намекнули, не знаю даже откуда. Пьяный разговор с ним в космическом порту, молодой парень, пытающийся сбежать на Луну. Этого было недостаточно, но это было лучшим, что я имел. Но более всего, моя интуиция подсказала мне, что, если я буду искать в таких местах, как это, я найду Джона Дерека. И я нашел его не так ли?
Позади косматых бакенбард глаза человека светились надеждой.
— О, — сказал мягко Дерек. Это прозвучало как вопрос.
Дженни Фарго казалось, что все в комнате напряженно вслушиваются. Она едва сдерживала крик. И в то же время она ощущала, что ситуация была более угрожающей, чем встреча с вирксами. Она также понимала, что совсем не ожидала того, что относилось к большому мужчине.
— Я нашел его, не так ли, — повторил маленький человек.
— Как тебя зовут? — спросил Дерек.
— Все здесь зовет меня Джои, — ответил маленький человек. — Если я скажу вам свое настоящее имя и вы поймете его, тогда я мертвец.
— Хм, — ухмыльнулся Дерек. Я не думаю, что в этом месте мы можем продолжать беседу в таком тоне, сэр.
Маленький человек вздрогнул.
— Я знаю, я знаю. Все мужчины здесь — это волки, ваши волки, Дерек, голова каждого из них уже оценена и все они готовы служить вам до смерти. Я знаю все это…
Дерек моргнул с удивлением.
— Несколько человек могут захотеть повторить то, что вы сейчас сказали, сэр.
— Я уже знаю цену своей головы! — ответил напряженно маленький человек. — Смерть поджидает меня на каждом углу. Я хочу быть одним из ваших волков. Джон Дерек и если кто-то заплатит за мою голову, я хочу быть уверен, что он заплатит полностью.
Снаружи на улице мягко шуршали электрические двигатели. Внутри помещения не раздавалось ни звука.
— Меня зовут Джозеф Коттер, — сказал маленький человек, который открыл вирусы и случайно выпустил их на людей.
Джон Дерек подавился своим пивом.
4
Бармен, прижав одну руку к боку, расхаживал вокруг бара. Дерек покачал головой.
— Но он — чудак, — сказал бармен. — Я видел таких придурков раньше. Последний из них утверждал, сто он Магомет.
— Я не чудак, — озлобленно настаивал маленький человек. — И я не Магомет.
— Вы Джозеф Коттер? — спросил Дерек.
— Да.
— И вы ищете человека по имени Джон Дерек?
— Да.
— Считали ли вы когда-нибудь, что Джон Дерек тоже может искать вас?
Джои, маленький человек, удивился:
— Дерек ищет меня? — он открыл рот от изумления. — Но я всего лишь неизвестный астрофизик!
— Дерек ищет вас, — продолжал Дерек. — Для этого он вот уже два года разослал по все Земле своих людей.
У Джои были глаза как у совы. По его мнению, его всегда считали неважным. Его всегда беспокоило чувство неполноценности. Он не знал, может ли он поверить в то, что слышит.
— Но почему Дерек ищет меня? — спросил он с изумлением в голосе.
— По той причине, о которой вы только что сказали — потому, что вы тот человек, который открыл вирусы.
— И вы… вы в самом деле верите мне? — начал заикаться Джои.
— Да.
— И вы в самом деле Джон Дерек.
— Да, — ответил Дерек.
Выражение лица Джои было таким будто он был человеком, у которого сбылись самые сокровенные мечты.
— Я хочу поговорить с вами, мистер Коттер, — сказал Дерек. Глазами он дал знак двум мужчинам, сидевшим в комнате. Взяв за локоть одной рукой Джои, а другой Дженни, Дерек пошел вместе с ними к задней части комнаты.
Когда они выходили через дверь Дженни оглянулась и увидела, что два человека, которым дал знак Дерек, следуют за ними. Другие спокойно сидели в салуне. Когда дверь затворилась, снова началась игра на пианино, кто-то снова включил его.
— Волки Дерека, — вспомнила она как назвал людей в салуне маленький странный человек.
Из-за бара за ними тусклым взглядом наблюдал бармен. Наверное, он тоже был одним из волков Дерека, подумала она.
Она не задумывалась над тем, почему их назвали волками. Каким-то образом это название полностью подходило к ним. Она знала, что после того, что случилось с вирусами и после того, как она оказалась в этом окружении, она могла испугаться до смерти.
Ей было приятно отметить, что она совсем не испугалась даже теперь. Она предполагала, что большой человек, который держал ее за локоть, рассчитывал на это.
В узком проходе, который вел в заднюю часть помещения, Дерек шел впереди. Но сзади них молча шли два человека, наблюдая глазами за ними.
Воздух здесь пахнул несвежим пивом и плохо промытыми хлорированными туалетами. Дерек шел быстро. Джои и Дженни должны были бежать за ним рысью. Она чувствовала себя как маленькая девочка, торопящаяся за большими мальчиками. Ей нравилось это ощущение. Подобно маленькой она была в чьей-то взрослой компании. Эти большие мальчики могли привести ее к опасности. Она не возражала против этого. Опасность — это цена, которую платят за жизнь.
Проход оканчивался дверью со сложным замком. Дерек нажал на ручку и дверь отворилась. Они прошли через нее. Один из двух мужчин, следовавших за ними, остановился здесь, прислонившись к стене. Другой пошел вместе с ними. Дерек закрыл дверь. Дженни открыла рот от изумления, когда почувствовала, что пол под ними начал внезапно опускаться, затем она поняла, что они опускаются на лифте. Он шел все время вниз, вниз и вниз. Когда он остановился и открылась дверь, она увидела, что они находятся в кромешной темноте.
— Это один из тоннелей, который использовался для рытья под фундаментом Корпорейшн Билдинг, — сказал Дерек в темноте. Луч его светового карандаша развеял мрак и осветил бетонные стены и потолок, покрытый влагой. По полу тоннеля протекала маленькая речка. Грубые бордюры образовывали над водой тротуар.
Джои и Дженни следовали за лучом фонаря Дерека. За ними шел один мужчина. Они спустились на один пролет влажных бетонных ступенек, затем прошли вперед, затем спустились еще на один пролет. Стены тоннеля были покрыты влагой, а воздух в нем был тяжелым. Огромные бетонные колонны диаметром около ста футов спускались откуда-то сверху.
— Они поддерживают здание, — пояснил Дерек. Они глубоко уходят в ложе скалы под нами. В тусклом свете фонарика бетонные колонны были похожи на лес каменных деревьев. Воздух казался тяжелым от тягостного чувства, что колоссальный вес здания над ними может разрушить все, что находится под ним.
Дерек остановился перед одной из колонн, тщательно осмотрел ее в свете фонарика, затем потянулся вверх своей длинной рукой и на что-то нажал. Прозвучал щелчок, послышалось шипение воздуха и часть колонны повернулась вовнутрь. Там находилась комната.
Дерек довольно рассмеялся.
— Волки превратились в мышей и прогрызли дыру в самом фундаменте высотного здания Раза, — сказал он. — Входи, Дженни. Вы тоже, сэр. Джуп, ты остаешься здесь и будешь наблюдать. — Последние слова относились к мужчине, который шел за нами.
— Да, сэр, — ответил Джуп. У него был такой глубокий голос, как у лягушки-быка.
Когда дверь закрывалась, Дженни увидела, что Джуп занял позицию напротив бетонной колонны.
Внутри комната была маленькой. Возле одной из стен стояла койка; здесь же находился небольшой электрический нагреватель и шкаф, забитый всякой пищей в упаковке. Грубые деревянные коробки были уложены в стопку друг на друга почти до потолка. На полу одна из коробок была открыта. Дженни увидела, что она была заполнена оружием и амуницией.
— Газовые пистолеты малого калибра, — сказал Дерек. Он предпочел ничего не объяснять ни об оружии, ни о комнате, ни о ее содержимом. Ни Джои, ни Дженни не чувствовали необходимости ни в каком объяснении.
Дерек повернулся к Джои.
— Мне любопытно, мистер Коттер, как вы остались в живых.
Дрожь пробежала по телу маленького человека. Он сильно затряс головой, как бы показывая, что для него это тоже тайна.
— Глок должен был захотеть, чтобы вы были мертвым, — продолжал Дерек.
— По крайней мере, он хочет этого, — ответил Джозеф Коттер. — Я часто задумывался, как мне удавалось ускользать от убийц, которые охотились за мной. Что это — случайность, везение или судьба? Знает ли кто-нибудь судьбу своей жизни, который может принести ему необъяснимую смерть или необъяснимую жизнь? Как я могу объяснить то, что привело меня к вирусам? Я не искал их, вы можете побиться об заклад! Я даже не знал, что они существуют!
В его голосе был страстный протест.
— Я — ученый. Я хотел сделать людям как можно лучше, дать им больше знаний о вселенной, в которой мы живем. Дудки! Вместо этого я ухватил тигра за хвост! — он развел руки выразительным жестом.
— И когда вы рассказали о том, что нашли. Вы обнаружили, что держите двух тигров за хвост, — добавил Дерек.
— Мой друг, как вы правы! — воскликнул Коттер. Я никогда не видел второго тигра, но я предполагаю, кто может им быть. Эразмус Глок! — В трепете, прошедшем по его телу, теперь были элементы дрожи. — Этот человек, это жирное чудовище! Его не видно. Я только видел людей, которые работают на него. Это достаточно плохие люди. Когда бы они не промывали мне мозги, они всегда угрожали мне пытками!
— Я знаю, — сказал Дерек. — Раза никогда не видно и другие люди делают для него грязную работу.
— Раз, — спросил Коттер.
— Так я его называю всегда. Это сокращение от Эразмус, — пояснил Дерек.
— Вы говорите так, будто хорошо знаете его.
— Это так, — ответил Дерек. — Мы вместе с ним росли в жестоком мире трущоб Чикаго. Тогда Раз был жирным и запуганным, запуганным, жадным и хитрым. Первоклассный мозг. Человек, который может ходить кругами вокруг большинства людей. Но этот мозг искажен и порочен. Раз думает, что он самый важный из всех людей, когда либо живших на земле. Он собирается доказать это, не заботясь о том, сколько потребуется убить людей на своем пути.
Дженни слушала и чувствовала большой гнев в голосе большого мужчины. Она чувствовала что-то еще, какую-то грусть, которая говорила, что сердце этого человека было таким же большим, как и его тело, настолько большим, что оно могло поболеть немного даже за его врагов.
— Я понимаю это очень плохо, но так иногда бывает, — ответил Коттер.
В его голосе тоже был оттенок грусти. Грусть исходила из его собственного опыта, что мы живем в больном мире, в котором ученый должен прятаться, чтобы сохранить свою жизнь.
В мире, о котором мечтал маленький человек, этого не должно быть. На протяжении всей истории человечества люди мечтали об этом лучшем мире. В двадцатом веке, когда на землю падали большие бомбы, они думали, что это произойдет в будущем.
Но это не наступило и в 2470 году. Даже возможность себе представить этот мир отдалялась в такое неясное будущее, что ни один человек не мог поверить в это.
— Ладно, — Джозеф Коттер покачал головой. — Мне немного жаль Эразмуса Глока, но в то же самое время мне гораздо больше жаль других людей. Но то, что его мне немного жаль не удерживает меня от того, чтобы убить его! — В глазах маленького ученого появился орлиный взгляд.
— Почему? — спросил Дерек.
— Он взял у меня вирусы! — ответил Коттер. Даже до того, как я понял их, его люди похитили их у меня. Затем они забрали все мое оборудование, все мои записи, всех людей, которые работали со мной. Когда я попытался протестовать, то понял, что, вероятно, моя жизнь и, безусловно, свобода, находятся в опасности.
— Это совершенно ясно, — ответил Дерек. — Почему вы искали меня?
Коттер понизил голос.
— Они говорят, что у вас есть убежище на Луне. Они говорят, что у вас там несколько верных людей. Это правда?
— Да, это правда, — ответил Дерек.
Коттер стал возбужденным.
— Они говорят, что у вас там есть лаборатории. Я подумал, что если бы я добрался туда и поработал…
Возбуждение свело его голосовые связки и выпучило глаза.
— У меня есть такая лаборатория, — сказал Дерек.
Возбуждение Коттера все возрастало. Позвольте мне попасть туда и продолжить свою работу. На их родной планете вирусы должны иметь естественных врагов. Может быть я смогу перенести этого врага через…
Дерек молчал, его лицо было спокойным.
— Не так быстро, мой друг, — сказал он.
Лицо Коттера сникло.
— Вы имеете ввиду, что не позволяете мне попасть туда…
— Я не говорю этого. Но перед тем, как я приму решение, я должен больше узнать о вирусах.
Джозеф Коттер начал говорить. Дженни слушала, но многие из сказанных слов, были непонятны ей. Когда Коттер заговорил о своем успехе, его речь стала почти нечленораздельной. Когда он говорил о своих неудачах, ему снова становилось трудно говорить. Но между успехом и неудачей нужно было отметить один факт — этот маленький человек с всклокоченной бородой, который выглядел так, как будто он вылез из какой-то сточной канавы, имел мощный дух. Коттер мог выглядеть, как задница. Но в своих мечтах он охватывал звезды.
— Я не знаю о вирусах столько, сколько я бы хотел знать. Например, я не знаю, как они размножаются. Они должны как-то воспроизводить свою породу. Как? Я не знаю, также, какую частотную энергию они используют и каково форма ее сигнала. На физическом уровне человек является сложной системой, в которой используются элементы химии, электричества и механики. Человеческое существо использует электрическую энергию на многих частотах. Я также подозреваю, что оно использует формы энергии, которые можно назвать магнитными. Тело человеческого существа рассчитано на работу в физической вселенной, может видеть физические объекты, ощущать их органами осязания, слышать их, если они вибрируют в определенном диапазоне частот, и иногда даже попробовать. Есть датчики, с помощью которых человек осознает окружающую среду, располагает себя в его мире, и направляет себя через него. Он также имеет другие, внутренние датчики для ощущения эмоций, с одной стороны, и для ощущения формы, гармонии и красоты в любой ее форме, с другой. В нем, в каждом человеке также заложен импульс делать добро, с помощью которого он живет в гармонии со своей окружающей средой и со своей вселенной так долго, как это для него возможно.
Коттер размахивал руками со все возрастающим возбуждением.
— Вирусы, — мягко сказал Дерек.
— О, да я заговорился, не так ли? — сказал маленький человек, улыбаясь.
— Но я не мог совладать с этим. Вселенная такая большая и все в ней так интересно. Но вернемся к вирусам. Как вы знаете, я — астрофизик. Большинство моих работ было связано с электронными телескопами — огромными параболическими антеннами, которые собирают излучение, идущее из космоса. Их можно расположить в любом направлении и сфокусировать на любой конкретной звезде. Я изучал одну звезду, Росс 154, С джи Р, которая находится на расстоянии около десяти световых лет от нашей Солнечной Системы. Уже в течение многих лет ученые знали, что специфическое излучение на высокой частоте. Все, что я сделал — это сконцентрировал ее излучение на некоторых химикатах, самым важным из которых был кобальт и бинго! — Голос Коттера стал неуверенным, а глаза его широко раскрылись.
— Что случилось, — спросил Дерек.
— Из комбинаций этих химикатов и этих излучений родился вирус, — продолжал Коттер. — «Родился», может быть не совсем подходящее слово, вероятно, лучше сказать, что я открыл канал, который позволил форме жизни, невероятной для нас переместиться через космос от Росс 154 и что с помощью моих химикатов я нашел среду для того, чтобы она формировала свое тело и росла и процветала на нашей планете.
Его речь стала нечленораздельной, когда он выбирал слова, чтобы рассказать о том, что случилось, и он неистово тряс головой, когда мысли перемещались у него в мозгу.
— Может быть люди, может быть вся жизнь пришла на Землю таким способом. Может быть, миллиарды лет тому назад жизнь пришла на нашу планету с лучами звезд, найдя здесь подходящую химическую среду, начала формировать тела.
— Такое называется эволюцией, — сказал Дерек спокойно.
— Я знаю, я знаю, — быстро ответил Коттер. — Эволюция — это способ описания роста и изменений в телах в течение миллиардов лет. Я говорю о самом принципе жизни, организации, функции подачи энергии, которые дают телам существование и поддерживают его после того, как оно начинается. На одной этой планете существуют миллионы, миллиарды форм жизни. Как же все это началось?
— Мутации, адаптации, — сказал Дерек.
— Это можно отнести к какой-то части, но можно ли считать это причиной разнообразия всех форм жизни, имеющихся в нашем мире? — возбужденно сказал Скоттер. Я много передумал, когда увидел, что маленькие голубые мерцающие огоньки образуют какие-то структуры над моими химикатами. Не в химикатах, имейте ввиду, а над ними.
— Вы можете видеть эти маленькие голубые огоньки? — спросил Дерек.
— Конечно я могу видеть их! Мои глаза видят в этом диапазоне спектра. Если бы я не мог видеть их, как бы я остался в живых? — Маленький ученый еще больше возбудился. — У Глока есть мой метод управления ими, метод использования высокочастотного излучения в спектре радиочастот, над которым я работал наиболее мучительно. Он использует его для охоты за мной точно также, как и для охоты за любым человеком, которого он считает своим врагом. Если бы я не видел их и не мог от них ускользнуть, я давно был бы уже мертвым!
Дерек посмотрел на Дженни. Она спокойно слушала.
— Эти вирусы разумные, — продолжал Коттер. — Их понятие от ценностей полностью отличается от нашего. Подобно Глоку их не волнует жизнь любого другого создания. Мой друг, я бы лучше никогда не родился, чем родиться для того, чтобы выпустить эту форму жизни здесь на Земле.
В голосе маленького человека была глубокая откровенность.
— Поэтому, если вы возьмете меня на Луну и позволите использовать лабораторные средства, я сделаю все, что смогу для того, чтобы исправить мою грубую ошибку. В их собственном мире должно быть что-то, что удерживает их под контролем. Повсюду природа работает так, чтобы все находилось в равновесии. Когда одна форма жизни начинает внезапно увеличиваться в количестве, другая форма удерживает ее под контролем.
— Это зеленые вирусы, — внезапно сказала Дженни.
Ее слова мгновенно привлекли внимание Джозефа Коттера.
— Зеленые вирусы? Я никогда не видел таких. Только голубые, молодая леди.
— Но мы видели зеленых, — настаивала Дженни. — В действительности, казалось что именно они спасли нам жизнь.
Она описала что случилось на эскалаторе.
Теперь Джозеф Коттер был по-настоящему возбужден.
— Тогда форма жизни, которая держит вирусов по контролем или пришла сюда с Росс 154 или появилась здесь в результате мутации!
Он повернулся к Дереку.
— Мой друг, я должен попасть на Луну. Или в другую такую же лабораторию где-нибудь. Я должен больше узнать об этих зеленых вирусах, которые борются и уничтожают голубых. Мой друг…
Его лицо стало удивленным, когда в комнате прозвенел зуммер.
— Что это такое?
— Предупреждающий зуммер из салуна, — ответил Дерек. — Мы имеем прямую телефонную связь.
Он пересек комнату, взял деревянный ящик и вытащил из него портативный крошечный телевизор. Затем он включил его. Два дюймовых экрана ожили и показали салун старых времен. Звуковое сопровождение подтвердил, что пианино по-прежнему наигрывает старые мотива. Волки по-прежнему спокойно пили свое пиво. Бармен стоял позади своего бара из красного дерева.
Возле бара стоял полностью лысый человек с кружкой пива.
Они видели, что лысый вытирал обильный пот, катившийся по его голове и лицу. Он заговорил с барменом, очевидно во второй раз.
— Я хочу поговорить с Джоном Дереком. Не рассказывайте мне о том, что вы не знаете, как установить контакт с ним.
Бармен покачал головой.
Дженни Фарго показалось, что крупный мужчина, стоящий рядом с ней вдруг очень напрягся. Казалось, у него перехватило дыхание.
— Он спрашивает о тебе, — произнесла она. — Кто он? Ты знаешь его?
— Его зовут Холлоу, — медленно сказал Дерек. — Да, я знаю его. Это убийца Глока.
— Что? — Она открыла рот от изумления. — Но как он узнал, где найти тебя?
— Это означает то, что Глок уже знает об этом месте. Когда он узнал, что я в городе, он уже знал, где искать меня. — Он посмотрел на нее вниз. — Мы никогда не должны думать, что Глок глупый. Это не так.
— Но… — внезапно в ее голосе появился страх.
Крошечный телевизор показывал, что лысый наклонился над баром и продолжает говорить.
— Скажи Дереку, что я хочу поговорить с ним, — шептал его голос из маленького громкоговорителя. — Скажи, что большой человек послал меня. Скажи ему, что большой человек лично гарантирует безопасность Дерека.
Взглянув на Дерека, она увидела, что его лицо почти было в шоке от удивления.
— Глок хочет поговорить со мной! — прошептал Дерек. — Он хочет поговорить! Он гарантирует мне безопасность! Что же случилось на небесах, что могло его так потрясти?
— Глоку нельзя доверять! — сказать Коттер.
— Я знаю.
— Это какая-то ловушка. Он не знает, где вы находитесь и хочет, чтобы вы засветились, — сказал маленький человек.
— Это может быть, — ответил Дерек. Он подошел к двери, открыл ее и поманил человека, который стоял на страже, снаружи. Когда человек вошел. Дерек посмотрел на Коттера.
— Вы осуществите свое желание, мистер Коттер. Вы полетите на Луну. Джуп доставит вас туда. — Его глаза переместились на Дженни. — Вас обоих!
Она посмотрела на него с внезапным страхом.
— Но что же будет с тобой? — требовательно спросила она.
— Я иду наверх и поговорю с Холлоу, — ответил Дерек.
— Но… — она пыталась что-то сказать.
— Ты хотела приключений, — сказал Дерек. — Ты их получишь.
5
— Джуп, — сказал Дерек.
— Да, Джонни. — В голосе, который напоминал голос лягушки-быка, слышалось уважение, несмотря на упоминание первого имени Дерека. В нем также были другие тона, включая восхищение с страстное желание быть похожим на Дерека.
— Мы поднимаемся наверх. У нас есть там гость, человек по имени Холлоу.
— Я должен придушить его, сэр? — Большие грубые руки Джупа образовали сжимающиеся когти.
— Нет, — сказал Дерек.
— Но этот Холлоу тот человек, который убил много наших друзей! — В его голосе был тон протеста.
— Я знаю, Джуп. Но время убивать его еще не наступило. — Теперь в голосе Дерека появился протест, который звучал как твердая, жестокая горечь. Он тоже увидел, что его руки образовали когти для удушения. — Ты пойдешь со мной и будешь защищать меня с тыла.
— Я сделаю это, сэр, — энергично сказал Джуп.
Услышав это, Дерек еще раз осознал, что может управлять верностью людей. Они следовали за ним, смотрели на него, инстинктивно выбирали его своим вожаком, не зная сами почему. Если в этом был какой-то секрет — и этот секрет приносил многим людям удачу — то Дерек не знал его. На способности управлять верностью людей строились империи. Никто не знал природы этой способности, кроме того факта, что это было магнетическим качеством личности, которое было известно только некоторым. Дерек знал о той ответственности, которая необходима, чтобы оставаться таким же верным людям, которые шили за ним.
Идя по темным тоннелям вместе с Джупом, который следовал за ним как огромная, преданная охотничья собака, Дерек не оборачивался. Дойдя до второго охранника, которого звали Лунный Человек, он остановился.
— Возьми с собой на Луну женщину и мужчину, — сказал он Лунному Человеку.
— Но я предполагал взять их с собой, — запротестовал Джуп.
— Я знаю, но я принял другое решение. Я хочу чтобы ты пошел со мной на тот случай, если потребуется уделить немного внимания мистеру Холлоу.
— Хорошо, — ответил Джуп.
— Они пленники? — спросил Лунный Человек, имея ввиду Дженни и Коттера.
— Они не пленники, — ответил Дерек многозначительно. — Они на нашей стороне, они для нас как новобранцы. С ними нужно обращаться со всем возможным вниманием. Возьми их на наш корабль. Я воспользуюсь космическим радио, чтобы сообщить, когда вернуться и забрать меня.
— Я сделаю это, Джонни, — сказал Лунный Человек. Как и старина Джуп, он был готов следовать за Дереком повсюду. Дерек хотел идти, но он остановился и вернулся назад.
— Позаботься… позаботься… — он обнаружил, что почти заикается, когда пытается говорить. — Хорошо позаботься о женщине, о Дженни, — сказал он Лунному Человеку.
— Да, сэр, — с удивлением ответил человек.
— Ты слышал, что он сказал, — спросил Джупа Лунный Человек, когда Дерек скользнул в темноту.
— Я все слышал, — ответил Джуп.
— Но… я никогда не слышал, чтобы Джонни говорил что-нибудь подобное раньше.
Джуп осуждающе покачал толстым пальцем перед своим напарником.
— Это случается с каждым, Лунный Человек, это случается с каждым.
— Но этого не случалось с Дереком раньше.
— Может быть раньше он никогда не встречал настоящей женщины. — Старина Джуп посмотрел в темноту, в которой исчез Дерек. — Я должен идти, Лунный Человек. — Нас наверху ожидает старый друг. Мы не хотим заставлять его ждать. — Легкий акцент на некоторых словах указывал на то, что он имел в виду.
Он поторопился за большим мужчиной, который ушел вперед.
Дерек не пошел прямо в салун. Он выбрал другой маршрут по подземным лабиринтам тоннелей под Корпорейшн Билдинг, который привел его в переулок, где он через заднюю дверь зашел в ломбард, его заметили хозяин ломбарда и старый космонавт с внимательными и быстрыми глазами, который вразвалку плелся позади, но никто из них ничего не сказал. Снаружи в дверях ломбарда Дерек сделал паузу. Наверху ворчали и грохотали эскалаторы. Наверху в лабиринте пересекающихся воздушных путей маленькие спортивные автомобили жужжали, как энергичные клопы. Снаружи на улице мягко жужжал транспорт, а электрические двигатели гремели от нагрузки, а цепи передач жалобно выли в протест.
Близился полдень. Солнце стояло высоко в ясном голубом небе. В воздухе стояло зловоние подвала.
Но хотя в воздухе стояло зловоние, в нем не было голубых огоньков. По крайней мере, в это время. Дерек очень твердо в это убедился и только после этого вышел из ломбарда и повернул направо. Внизу не было эскалаторов, здесь люди по-прежнему пользовались своими ногами.
Снаружи салуна все было спокойно. Поблизости не было видно подозрительных бродяг. В воздухе не было искр голубых огоньков. Дерек вошел через качающуюся дверь салуна и остановился.
Возле бара стоял один человек. У бармена было неистовое выражение лица. В комнате люди пили пиво и спокойно играли в карты. Мгновенно почувствовав, что Дерек вошел, они ничем не показали, что заметили его.
Они ожидали нападения и, возможно смерти с любого направления и в любой момент пытались подготовиться, чтобы встретить его. Даже волкам нелегко оказаться перед лицом смерти. Когда Дерек вошел, они немного расслабились. Если в его присутствии и не было безопасности, то, по крайней мере, было чувство охраны перед лицом опасности. Теперь он находился здесь и отдаст команды. Это помогало.
Если бы им дали команду, мужчина, стоящий возле бара был бы мертв через несколько минут. Они бы разбежались по норам, чтобы спрятаться до тех пор, пока не спадет жара, норам, которые находились в переполненных городах Земли, забытых на Земле вершинах, на склонах кратеров Луны.
Дерек шел так бесшумно, что оказался позади приземистого лысого мужчины перед тем как он его заметил. Краем глаза Холлоу сначала уловил, что кто-то подошел к нему слева. Он не повернул свое тело и делал вид, что не может повернуть его. Но он повернул свои глаза. И тут он понял, что возле него находится Джон Дерек.
Дрожь, которая была почти шоком, прошла по его телу. Это говорили о себе сверхнапряженные нервы. Холлоу знал, что в это месте жизнь его находится на волоске. Он не пришел бы сюда по приказу никого, кроме Эразмуса Глока, и только потому, что это было меньшей из двух опасностей. Он не знал, пришел ли Дерек сюда, чтобы поговорить или чтобы лишить его жизни.
— Я не видел как вы вошли, сэр, — с удивлением сказал приземистый мужчина. Вытащив из кармана пиджака платок, он промокал им свой лоб, затем снял шляпу и начал промокать лысину.
Дерек даже не взглянул на него. Вместо этого он пристально смотрел на бармена.
— Пиво, — сказа он. И показал большим пальцем в сторону Холлоу. — И одно для него.
Старомодные глиняные пивные кружки, переполненные белой пеной скользнули по бару. Дерек заплатил наличными, бросив на стол купюру, и пристально наблюдал, как бармен звенит деньгами, отсчитывая сдачу. Если он не заплатит, то будет понятно, что его здесь знают. Холлоу мог знать об этом, а мог и не знать. Дерек не был намерен давать приземистому мужчине информацию кроме той, которая уже у него была.
Холлоу смотрел на пиво, которое стояло перед ним. Он видел, что бармен налил его из того же самого крана, что и кружку Дерека, но это еще не доказывало, что его можно пить. Кран мог быть устроен так, что легкое прикосновение в одном направлении позволяло капнуть несколько капель в кружку, а такое же прикосновение в другом — прекратить этот поток.

Вильямс Роберт Муур - Звездные осы => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Звездные осы автора Вильямс Роберт Муур дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Звездные осы своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Вильямс Роберт Муур - Звездные осы.
Ключевые слова страницы: Звездные осы; Вильямс Роберт Муур, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Орсо