- Без Автора - Физики продолжают шутить 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Триз Джефри

За Хартию!


 

Тут выложена бесплатная электронная книга За Хартию! автора, которого зовут Триз Джефри. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу За Хартию! в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Триз Джефри - За Хартию! без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой За Хартию! = 640.55 KB

Триз Джефри - За Хартию! => скачать бесплатно электронную книгу




«Ключ к тайне. Три повести.»: М.Детгиз; 1960
Аннотация
Повесть «За Хартию!» рассказывает о детях, принимавших участие в чартистском движении - организованном выступлении рабочих Англии в середине 19 века.
Джефри Триз
За Хартию
Глава первая
За хлебом
Сумрачны и пустынны Черные Горы; им к лицу невеселое их имя. Еще издалека, с лесистых холмов над рекой Уай или из поросших садами милых долин Герефордшира, видны эти мощные пласты и скалы. Они вытянулись под высоким небом подобно морскому чудовищу, выползшему на берег. А в ненастный день едва можно различить, где горная гряда, а где гряда низких туч.
Сумрачным и невеселым был год 1839. Народ Англии прозябал в нужде и горестях, тщетно силясь прокормить себя, работая по шестнадцать часов в день, и всё лишь для того, чтобы горстка жирных становилась еще жирнее, чтобы кучка богачей могла бездельничать с утра до ночи.
Королева Виктория только что вступила на престол. В Лондоне ревели трубы оркестров, реяли флаги, и джентльмены на благородных лошадях прогуливались неспешной рысью по аллеям парков.
Но в Англии, в Большой Англии, не слышно было веселой музыки - только рокот машин, которые вертелись все быстрей, быстрей, чтобы принести фабрикантам всё новые доходы, чтобы лишить работы всё новых ткачей и прядильщиков. Над заводской Англией не видно было ярких флагов - лишь полосы вонючего дыма, изрыгаемого бесчисленными фабриками. Народ стоял поодаль, бросая взгляды на чьи-то дворцы с гордыми стройными башенками, устремленными в небо; ему, народу, достались только закопченные башни заводских труб и сквозные пирамиды над угольными копями - на этих вышках медленно крутились огромные колеса, опуская людей в недра шахты.
Англия и Уэлс начинали роптать, и этот ропот, пока еще смутный, но упорный, был подобен перекатам приближающегося грома. Однако ее величество и парламент ее величества, оглушенные фанфарами на площадях и оперными хорами, не слышали ничего.
Надвигалась гроза…
Обо всем этом Оуэн Гриффитс не имел ни малейшего представления.
Весело насвистывая, шагал он по грязному проселку, направляясь к ферме мистера Джонса. Заботы? Горести? Разве они еще существуют в мире? Мартовский полдень полон солнца, холмы уже освободились от снега - весна в воздухе! Сегодня ему исполнилось шестнадцать! Еще много лет назад, когда Оуэн только поступал в подпаски, мистер Джонс пообещал, что с шестнадцати лет положит ему полное жалованье, как взрослому.
Жалованье пастуха - целых семь шиллингов в неделю! Разумеется, сердце мальчишки замирало при этой мысли.
Каждую субботу он будет давать маме на три шиллинга больше. Как много радости принесут эти деньги в маленький домик в Лланбедре, где он живет вместе с родителями и кучей братишек и сестренок.
Прошедшая зима была не из легких. Он не помнил дня, когда все они были сыты. Крыша протекала - владелец дома отказался чинить ее, и в комнатах разгуливали сырые сквозняки.
А порою странные мысли приходили ему в голову.
Вот он одиноко бредет со своим стадом по склону холма, и вокруг никого. Только овцы. Сотни маток и ягнят, и все они принадлежат мистеру Джонсу. А пастухи, которые выходили это стадо? Часто ли доводится им поесть вволю свежего мяса? Освежеванные туши отправляют на юг, в долины, где добывается уголь. Но, говорят, и там жены шахтеров покупают только самый дешевый бекон. И эти люди, которые в жизни не пробовали ягнятины, каждый день поднимают из-под земли гораздо больше угля, чем нужно им самим. Для кого? Оуэн едва ли хоть раз видел уголь в своем очаге: мать довольствовалась сырым хворостом, который его маленькие братья и сестры собирали в лесном овраге за деревней.
А почему бы пастухам не менять мясо, которого у них могло быть в избытке, на лишний уголь, который должен быть у шахтеров? Жизнь стала бы куда веселей и для тех и для других, не так ли?
Безнадежная мечта! Мистер Джонс - хозяин овец, а мистер Хьюз - хозяин шахты. Все прочие? Они работают на них, не более. Они голодают? Они мерзнут? Для мистера Хьюза и для мистера Джонса это не имеет значения…
Но в тот день подобные мысли не донимали Оуэна: теперь кое у кого дела пойдут лучше. Семь шиллингов, семь шиллингов, семь шиллингов! Какие звонкие слова! Сегодня же он купит чаю для матери и унцию табаку для отца. Да, да, они как следует отпразднуют это событие.
А вот и ферма. Длинное серое здание; перед фасадом - несколько одиноких деревьев, согнувшихся под ветром, а из-за кухонных труб видна плоская вершина Столовой Горы.
Оуэн счистил об ступеньку грязь с башмаков, окликнул собак и ступил на кирпичный пол кухни.
Фермер завтракал. Перед ним стояла большая тарелка, а в ней - яичница с поджаренным беконом. Он вытер рот рукой и что-то проворчал в ответ на вежливое приветствие мальчика.
- Отправляйся-ка в Кам Банв, - проговорил фермер. - Там, кажется, один баран отбился от стада. Если не проследить, этот старый черт Томас живо превратит его в баранину! А кроме того, получи-ка распоряжения на следующий день.
Оуэн слушал, мял в руках шапку и говорил себе: «Было б гораздо лучше, если бы завтрак на столе не пахнул так вкусно. Бекон с яичницей!» А он, Оуэн, сегодня позавтракал только овсянкой и куском хлеба.
- Вот и все, - закончил фермер. - И присматривай получше. Ну, чего ты еще ждешь?
- Мистер Джонс, я… Мне сегодня исполнилось шестнадцать лет.
- И что же? - Маленькие глазки фермера разглядывали Оуэна, тонкие губы раздвинулись в ухмылке. - Что мне следует предпринять по сему поводу? Поздравить тебя?
- Мистер Джонс, вы обещали, что дадите мне полное жалованье взрослого, когда мне исполнится шестнадцать. Семь шиллингов.
- Разве? - Фермер глотнул чаю и провел по губам волосатой рукой. - Что-то не помню.
- Нет, обещали, сэр.
- Мм… Сколько времени ты у меня работаешь?
- Почти семь лет. Большой срок, сэр.
- Пред лицом Господа нашего это всего лишь день. О нет, меньше чем день, - напевно проговорил мистер Джонс.
По воскресеньям он исполнял обязанности приходского проповедника, но и в будни не упускал случая объяснить своим работникам, каков их долг перед Богом и друг перед другом.
Внезапно он переменил тон.
- Уж очень сейчас тяжелые времена для нас, фермеров, - проговорил он, доверительно наклонившись к мальчику. - Может быть, мы вернемся к этому разговору на праздник святого Михаила?
- Четырех шиллингов мне мало, - твердо возразил Оуэн. - Я уже мужчина, то есть почти совсем мужчина. И мне причитается жалованье взрослого.
- А я говорю, время очень тяжелое, - продолжал фермер. - Но ты, я вижу, славный парень. Может, мне удастся выкроить для тебя еще шесть пенсов в неделю.
- Шесть пенсов? Не выйдет! - грубо сказал Оуэн. Он был еще мальчишка, он был вспыльчив и не сумел сдержаться. Ведь он честно и усердно работал на этого Джонса. Сколько лет он ждал этой прибавки, и вот награда за все!
- Время и для нас тяжелое, - продолжал Оуэн. - А вам, мистер Джонс, живется не так уж худо, насколько я знаю. Взгляните на холмы: они будто под снегом, столько на них пасется ваших белых овец…
- Я все понял, мой мальчик. - Фермер ухмылялся, прихлебывая из кружки. - Если тебе у меня не нравится, я тебя не удерживаю. Многие мальчишки в Лланбедре рады заполучить твою работу.
- И вы, конечно, будете кормить их теми же сказками, что меня: «Работай, надрывайся, а в шестнадцать лет дам тебе надбавку к жалованью». Теперь мне все ясно, мистер Джонс. Я не первый, с кем вы сыграли эту шутку, и, уж конечно, не последний.
- Убирайся отсюда! - зарычал хозяин, приподнимаясь в кресле. - И знай - надбавки тебе не видать, потому что не будет самого жалованья. Убирайся, пока я не спустил на тебя собак!
- Ну что ж, - Оуэн не спеша направился к двери, - я расскажу всей деревне, какой вы хозяин. Возможно, вам будет не так легко найти еще одного дурака.
- А тебе будет не так просто найти другую работу! Я дам знать всем фермерам, и никто не возьмет тебя. Можешь подыхать с голода, мне наплевать…
Хлопнула дверь. Оуэн снова шагал по грязному проселку. Он громко насвистывал, выражая этим свое презрение к невзгодам и заглушая растущее беспокойство. Невеселое это дело - оказаться без работы. Особенно если Джонс выполнит свою угрозу и сговорится со всеми окрестными фермерами. Нечего сказать, славно он отпраздновал день рождения!
Вступая в деревню, Оуэн уже не свистел. Он был хмур и мрачен…
Туристы, которые спустя десятилетие стали частыми гостями в Лланбедре, окрестили это местечко «маленьким раем», «эдемским садом» и другими романтическими именами Оно было и вправду прекрасно - даже для привычных глаз Оуэна. Семейка каменных домиков лепилась к лесистому горному склону, под которым пенистый Грвин Фечан с ревом перекатывался через огромные валуны. Но сегодня мальчик мог думать только о горе и нищете, что скрывались под нарядными крышами. И особенно о нужде в его собственном доме.
Дом! Три крохотные комнатенки на девятерых. Дождь, проникающий сквозь кровлю, сырость, вползающая сквозь щели в полу, и скудная, разваливающаяся мебель. Чего только мать не делала, чтобы содержать дом в порядке! И все напрасно. Двое сыновей умерли в прошлом году.
Оуэна встретили с удивлением и тревогой: он никогда не возвращался до темноты. У матери от ужаса перехватило дыхание, когда она услышала новость.
- Скорей! Скорей беги назад, извинись! Может, он возьмет тебя обратно. Четыре шиллинга лучше, чем ничего…
Оуэн не побежал, не извинился. Со следующего дня он стал обходить все фермы в округе. Стучался во все двери, отгонял палкой рычащих собак и просил работы. Любой работы!
К концу недели ноги еле носили его. Он совсем приуныл и готов был на какую угодно работу, сколько бы за нее ни платили. Но все бесполезно.
Безработица свирепствовала повсюду, сотни людей снимались с насиженных мест и отправлялись на юг - туда, где шахты, фабрики, заводы.
А если какой-нибудь фермер и соглашался нанять Оуэна, мистер Джонс был тут как тут. Он немедленно вставлял словечко, намекая, что парень-де ленив и нечист на руку, потому и пришлось его уволить.
Бороться, доказывать - бесполезно.
Оуэн совсем отчаялся. Он чувствовал, что не может больше и недели оставаться дома: семья по-прежнему тратила на него деньги, а он сам не зарабатывал ничего. И наконец Оуэн решился.
- Я спущусь в Эббу-Вейл или Тредигар, - объявил он однажды. - Может быть, найду какую-нибудь работу на шахтах.
- На шахтах! - повторила мать с ужасом. - Но я не хочу, не хочу, чтобы ты спускался под землю! Тебя там завалит, убьет…
- Пусть идет, - невесело проговорил отец. - Все лучше, чем здесь подыхать от голода. Может быть, устроится на фабрике или в литейной. Это не так уж плохо.
- Что-то делать надо, - продолжал Оуэн, связывая в узелок свои скудные пожитки. - Я, конечно, дам знать, как у меня дела. А вдруг все так уладится, что я даже смогу посылать вам немного денег!
Старики с сомнением закачали головами. Да, на рудниках платят больше, чем здесь, и все же они всегда мечтали удержать своих детей при себе, подальше от шахт. Одно дело перегонять овец по холмам с восхода до заката, совсем другое - проработать двенадцать часов под землей, где взрыв рудничного газа каждую минуту может похоронить тебя заживо.
Оуэн закинул свой узелок на плечо и вышел.
Он направился к западу, по дороге на Крикхауэлл. Перейдя по мосту через Аск, он свернул к Майнид Ллангатвиг - так было короче, чем вокруг Джилверна, а пустынная болотистая низина не пугала его. Он знал эти места, и они его знали.
Протоптанная дорожка пролегала через вереск и папоротники. Здесь она ненадолго отклонялась от нужного направления. Оуэн оставил ее и пошел через поле. Его пастушеское чутье подсказывало ему прямой путь, хотя то и дело приходилось огибать трясины, ручейки и протоки, которыми было изрезано плоскогорье.
Оуэн проголодался. Вынув несколько хлебных корок и кусок овечьего сыра, он расположился возле небольшого родника. Чистой холодной водой он запьет свою скромную трапезу.
Мартовский ветер кружил над плоскогорьем, свистел, что-то напевал в покрасневшие уши мальчика. И мальчик поеживался под этим ветром, потому что старенькая, выношенная одежонка слабо согревала его.
Ветер выл так громко, что Оуэн не услышал за своей спиной тихих шагов по упругому мху. И, когда жадная рука протянулась из-за его плеча, он был застигнут врасплох.
Он вскрикнул. Рука исчезла, а вместе с ней самая большая горбушка и сыр.
Оуэн вскочил, сжав кулаки. Парнишка примерно его возраста, но еще более оборванный, грязный и тощий, приплясывал в отдалении, запихивая в рот украденную еду.
- Вор! - крикнул Оуэн по-валлийски. Его лицо потемнело от злости.
Но противник оказался англичанином. Он явно не понимал по-валлийски. Тогда Оуэн повторил свое оскорбление по-английски, прибавив все обидные слова, какие только знал. Незнакомый мальчишка тоже рассердился. Сжевав последнюю крошку хлеба, он шагнул навстречу Оуэну:
- Сам ты вор! Грязный валлиец!
Кулак Оуэна ударил его в скулу. Воришка опрокинулся на спину. Еще через секунду ребята молотили, щипали и царапали один другого, сцепившись на вершине холма.
Глава вторая
Тени над долиной
Оуэн сразу почувствовал, что сильнее обидчика. Недаром он провел свою жизнь в горах, пас овец под открытым небом - сельский труд сделал его жилистым и гибким. А противник, судя по его бледному лицу, был горожанин. К тому же он совсем ослаб от голода.
Однако этот заморыш владел разными ловкими приемами, которые были незнакомы подпаску, привыкшему к бесхитростным деревенским потасовкам. Оуэн всё чаще получал неожиданные удары, а его собственные попадали в цель все реже.
- Ты, черт! Драться ты умеешь! - прошипел Оуэн, хватая ртом воздух. Он невольно начинал уважать этого мелкого воришку.
Английский паренек криво усмехнулся и очень больно стукнул валлийца по носу. Оуэн взвыл и, забыв о всяком уважении, бросился на врага, как дикий кот.
Благородный бокс перешел в неклассическую борьбу.
Англичанин попытался серией коротких зуботычин» навязать Оуэну дальний бой, но безуспешно. Противники сцепились, обхватили друг друга за шею и повалились на землю, перекатываясь один через другого и через колючие кусты.
- Все! Тебе конец! - выдохнул Оуэн.
Он был теперь наверху и чувствовал, что сопротивление врага слабеет. Потом сел на грудь англичанина, придавил коленями его руки, а свои собственные освободил, чтобы чуть придушить противника, если потребуется. Англичанин отчаянно извивался в последней попытке сбросить врага на землю. Но Оуэн сидел крепко, и внезапно борьба прекратилась. Лицо воришки совсем побелело.
- Твоя победа! - пробормотал он и закрыл глаза. Оуэн поднялся.
- Потому что ты усталый и голодный, - благородно признал он.
- Еще бы! - откликнулся тот. - Я ничего не ел два дня. С тех пор, как вышел из… - Он внезапно умолк, подозрительно оглядывая Оуэна. - С тех пор, как вышел из дому, - закончил он осторожно.
- Так бы сразу и сказал! Неужели я бы с тобой не поделился? - проговорил Оуэн. - Я сам знаю, каково это, когда есть хочется. Иди сюда, давай прикончим все, что у меня осталось.
Они уселись на земле и тщательно разделили пополам оставшуюся еду. Англичанин схватил свою половину и проглотил ее в один миг, бормоча слова благодарности.
- Ищешь работу? - осведомился Оуэн.
- Да. Думаю, может, в Эббу-Вейле или Тредигаре…
- По виду ты мало подходишь для работы в шахте.
- Да и ты не больше моего. Наверное, работал на ферме?
- Да.
- А жить как-то надо, - грустно сказал англичанин. Оуэн разглядывал его с любопытством.
- А что ты делаешь в Уэлсе? Ведь ты англичанин?
Снова тот же испуганный взгляд. Потом, после минутного колебания, мальчик ответил:
- Поклянись, что никому не скажешь. Похоже, ты человек порядочный.
- Клянусь, что никому никогда ничего не скажу. Удираешь от полиции?
- Нет, не совсем. Но если меня словят, то непременно упрячут в тюрьму.
- Ты не очень-то похож на бандита, - засмеялся Оуэн. - Что ты натворил?
- Сбежал от хозяина.
- Ну, это еще не так страшно, а?
- Но я должен был проработать в подмастерьях семь лет. Был заключен контракт, все по форме, как полагается. А если ты нарушаешь контракт, тебя могут отправить в тюрьму. Один мой приятель отсидел месяц в прошлом году.
Оуэн присвистнул:
- Скверно, что и говорить. А потерпеть семь лет ты не мог?
- Вот еще! Кормежка такая, что и свинью бы стошнило. И спать негде. Работа - четырнадцать часов в сутки, а жалованье - дунешь, и нет его. И так все семь лет, представляешь себе?
- От такого и вправду сбежишь. Где это было?
- В Герефорде.
- От самого Герефорда - пешком?
- Да. Погляди на мои ноги. Но я не жалею. Прошлую ночь спал в каком-то грязном сарае, и все равно там уютней, чем у хозяина.
Оуэн поднялся и произнес своим певучим валлийским говорком:
- Пора двигаться. Меня зовут Оуэн Гриффитс. Пойдем вместе?
- Давай. А меня - Том Стоун. Кстати, я… ты извини, что я обозвал тебя «грязным валлийцем».
Оуэн улыбнулся.
- И я зря обругал тебя вором. Когда человек подыхает с голоду, разве он вор, если даже и украдет? Вот если этакий жирный и краснорожий жрет яичницу с бараниной, когда ему уже и в глотку не лезет, он и есть настоящий ворюга.
- То же самое и я говорю! Представляешь себе - толстобрюхий судья отправляет в тюрьму человека только за то, что он стащил полбулки хлеба! А сам сидит за обедом часа три, потому что быстрее такой обед не съешь. И при этом считает себя честным.
Разговаривая, ребята шли через плоскогорье и вскоре достигли вершины, с которой им открылся вид на угольные долины Южного Уэлса.
В те дни большая промышленность еще не стала по-настоящему «большой». Поселки горняков - дымные, черные, страшные - еще не расползлись по всем долинам, еще не истребили их красоты.
Пирамиды над шахтами и дома вокруг них пока еще казались только черными оспинами на зелени равнин. Живые деревья еще шелестели листьями, птицы еще распевали в кустах, и горные потоки еще низвергались водопадами и растекались озерами - тогда еще в них можно было купаться.
Потребовалось пятьдесят лет, чтобы полностью изуродовать эту прекрасную землю. Пятьдесят лет, чтобы испоганить горные долины, чтобы покрыть луга грудами отработанной породы и шлака, чтобы вывести леса, вытравить траву, изгнать всех птиц до единой, чтобы превратить чистейшие реки в зловонные канавы, в которые заводы спускают ^мутную жижу.
Где были тишина, покой и солнце - там облака дыма закроют небеса, заскрипят угольные вагонетки, взвоют фабричные гудки. И весь этот ужас опустошения будет называться «процветание Южного Уэлса».
Оуэн и Том еще доживут до этого времени, увидят все собственными глазами. А уже после них, еще через пятьдесят лет, мимолетное «процветание» вдруг прекратится, а потом и забудется. Шахты? Закрыть их! Они больше не нужны, они не приносят дохода. Тысячи людей, что работали на шахтах? Они тоже никому больше не нужны. Но ведь они, кажется, голодают? А это никого не волнует - ни хозяев, ни правительство в Лондоне.
И вот загубленные долины, уже негодные для пашни, ненужные для промышленности, выброшены из жизни и из памяти.
Были люди, которые предвидели все это. Но их никто не желал слушать.
А пока целые семьи снимаются с насиженных мест, спускаются с горных пастбищ в долины, идут в шахты. Земля не дает им хлеба, может быть, они найдут его под землей? Может быть, шахты не так уж страшны? Ведь платят там чуть побольше, чем на фермах…
На пути Оуэна и Тома встал первый поселок. Одна-единственная улица - два ряда домов и узкие, проулки между ними, потому что каждый дом представлял собой, по сути, два дома, слепившихся спинами под одной крышей.
Какая-то женщина, увидев изможденные лица ребят, пригласила их войти: чайник только что закипел, и они могут попить чаю, если им хочется. Мальчики поблагодарили и вошли.
Даже Оуэн, привыкший к тесноте в своем доме, был поражен тем, что увидел. В Лланбедре хоть светло было, воздух был! А здесь, в этом домишке, зажатом с трех сторон стенами других домов, скудный свет проникал только через дверь.
Трое ребятишек жались друг к другу и к огоньку камина. Все трое выглядели нездоровыми и вялыми, но при виде незнакомых пареньков оживились, и глаза их заблестели. Видно, этот дом не часто принимал гостей.
Мать поставила две лишние чашки на ветхую скатерть. И еще на столе была еда! Оба путешественника не могли отвести от нее взгляд. Женщина заметила это. Она улыбнулась:
- Да, сегодня мы богачи. Можете поесть. Мы только что похоронили нашего четвертого малыша. Поминки были за счет общины, и у нас кое-что осталось.
Разлив чай, она пододвинула каждому чашку и вздохнула:
- Странно, не правда ли? Нас кормит тот, кого уже нет в живых. Здесь все так - больше радуются похоронам, чем крестинам. Когда-то было иначе. .
Она опять вздохнула, вспомнив о тех далеких днях, когда еще девочкой жила на горной ферме. А теперь - шахты, и возврата к старым добрым временам уже не будет.
- Как вы думаете, найдем мы здесь работу? - спросил Оуэн, пытаясь переменить тему разговора.
Женщина покачала головой:
- На этой шахте полно своих. Наведайтесь в Эббу-Вейл и Тредигар. Говорят, там открыли новые пласты и набирают людей. Но, пожалуй, вы оба чересчур хлипкие для работы в шахте…
- Что же делать? Мы…
- Держитесь подальше от шахты! Бегите от нее! Здесь, на земле, - солнце, а там в любую минуту вас может взорвать, завалить, похоронить заживо. О, если б я могла, никогда бы не пустила моих детей в шахту! Но что делать? Им тоже придется идти. Иного выхода нет. - Она взглянула на старшую девочку. На вид ей было лет шесть, не больше. - Да, Анни уже пора спуститься под землю. Как мы ни старались, пришел и ее черед. Нам нужны деньги.
Том был поражен:
- Таких малышек пускать в шахту?!
- Пускают. И редко они возвращаются оттуда живыми. Их ставят возле дверцы, которыми перекрыты забои. Эту дверь надо открыть перед вагонеткой и поскорее захлопнуть. Тогда, если взорвется одна штольня, пламя в другую не перекинется.
- Да, я тоже слышал, - подтвердил Оуэн. - Даже пятилетних посылают на эту работу.
- Какое преступление! - горячо воскликнул Том.
- Нам нужны деньги, - отозвалась женщина. - Всего пенни или два в неделю, но без них не обойтись. Дети растут, и никакой другой работы для них не подыщешь.
Мальчики допили свой чай, поблагодарили и вышли. Пройдя еще две мили, они увидели шахту. Только что кончилась смена, и ребята остановились, глядя с любопытством, как бадья поднимала на поверхность земли свой угрюмый груз.
Неужели эти люди - уроженцы Уэлса? Белолицего, румяного Уэлса?
Их волосы, кожа, одежда были покрыты черной пылью. На бледных лицах были видны красные провалы ртов и светились белки глаз. Они разбредались маленькими группами, пыля по дороге отяжелевшими ногами.
Потом появились юноши и девушки. Рваное тряпье едва прикрывало их жилистые тела. Они тоже еле волочили ноги, но из них шахта еще не успела вытравить веселость. Проходившие перекидывались шуточками - главным образом насчет двух пареньков, что стояли у ворот.
Все говорили по-валлийски, и Том ничего не понимал, Зато Оуэн густо краснел от стыда и ярости - он слышал весьма неуважительные отзывы о своей собственной персоне. К тому же эти девчонки - любая не старше его младшей сестры - отпускали такие словечки, что деревенскому пареньку становилось не по себе. Они, наверное, всего понаслышались, работая с мужчинами.
Вслед за взрослыми вышли дети - мальчики и девочки шести-семи лет. Все они были голые и черные, совсем как маленькие негритята. Видно, большинство из них, проработав год или два под землей, навсегда в земле и останется. Всю смену сидели они скрючившись возле низкой дверцы и теперь не могли разогнуться. Их ноги и руки были тоньше спичек. Эти ребятишки никогда не имели вдоволь ни еды, ни тепла, ни солнца.
- Не очень мне нравится все это, - проворчал Том.
- И мне. Только податься-то некуда. Пойду потолкую вон с тем человеком.
Оуэн подошел к мужчине, который, судя по одежде, был надсмотрщиком или кем-то из начальства.
- Скажите, сэр, не найдется ли здесь работы? - проговорил он почтительно, притрагиваясь пальцем к своей шляпе.
- Нет.
Джентльмен сплюнул, растер плевок ногой и больше не удостоил мальчика своим вниманием. Оуэн пожал плечами и отошел.
- Сюда и не суйся, приятель, - проговорил сзади чей-то более дружелюбный голос. - Бесполезно.
Одна из девочек нагнала их и зашагала рядом. Она была примерно их возраста и недурна собой, хотя и густо припудрена угольной пылью. На ней, как и на других девчонках из шахты, были холщовые штаны, залатанные и перезалатанные, так что Оуэн и Том даже приняли ее сперва за мальчишку.
- Работу сейчас лучше искать в Тредигаре, - продолжала она. - Жалованье там неплохое. Вот только обдираловка еще хуже нашей.
- А что такое обдираловка? - спросил Том. Девочка поглядела на него с изумлением:
- Клянусь, ты единственный парень во всей долине, который не знает, что такое обдираловка! Мы-то хорошо знаем, что это такое, - каждый день чувствуем на своей шкуре.
- Так что же это?
- Лавка, где мы покупаем жратву. Понимаешь, нам на шахте денег не платят. Вместо этого открывают счет в лавке, которая принадлежит хозяину шахты. У него там можно купить и мясо, и овощи, и все, что надо.
- Ну что ж, по-моему, это неплохо, а?
- Ты так думаешь? - Девочка запрокинула голову и громко расхохоталась, ее белые зубы казались ослепительными на черном лице. - Неплохо? Куда уж лучше! Если б лавка была как лавка, а не обдираловка! Но ведь хозяин берет с нас за товары сколько ему вздумается: знает, что нам некуда податься. Кусок мяса, который у него стоит десять пенсов, в другом месте можно купить за шесть.
- Та-ак, - протянул Оуэн. - Хозяин в конторе дает вам жалованье, а в лавке забирает его назад. Просто перекладывает ваши денежки из правого кармана в левый.
- Ворюга! - подтвердила девочка.
Она остановилась возле подслеповатого домика; рядом выстроилась целая улица таких же хибарок - еще более невзрачных, чем в первой деревне.
- Вот здесь мы и живем. Только дом, конечно, не наш, а хозяина шахты. Он всех нас держит в кулаке…
Шахтовладелец, домовладелец, землевладелец, лавочник - все он! Попробуй сказать, что ты недоволен, сразу лишишься и работы, и дома.
- А говорят, Британия - свободная страна, - задумчиво проговорил Том.
- Помереть можно вполне свободно, - откликнулась девочка и засмеялась. - Прошу прощения, но я вас к себе не приглашаю. У нас в двух комнатках - шестнадцать человек. К тому же сейчас едва ли сыщется хоть крошка съестного. Разве что завтра, когда откроют обдираловку.
- Мы пойдем, - сказал Оуэн.
- Желаю удачи. Запомните на всякий случай: меня зовут Гвен. Может быть, еще встретимся, кто знает. Гвен Томас.
Мальчики назвали свои имена. Улыбнувшись на прощанье, Гвен вбежала в дом. А они двинулись дальше по дороге, туда, где на фоне заката маячил новый шахтный копер.
- Где будем ночевать/ вот вопрос, - проворчал Оуэн.
- Да, похоже, что невеселая нам предстоит ночка.
- Ладно, как-нибудь…
Стараясь забыть голод и усталость, они тащились все вперед. А впереди черное колесо подъемника вырисовывалось все четче и все чернее в ярком вечернем небе.
Глава третья.
Странствующий аптекарь
В следующей деревушке им посоветовали заглянуть в контору шахты:
- Если придете завтра раньше других, может, получите работу…
Друзья понимали: положение безвыходное. Есть нечего, денег нет - надо идти на шахту.
У обоих тряслись поджилки при этой мысли. Но, если придется очень скверно, можно податься на юг - говорят, работа на фабрике чуть полегче. А еще можно устроиться в док грузчиками. Но для этого надо подрасти хоть немного.
Стемнело. Пришла пора подумать о ночлеге. Оба знали, что проситься к кому-нибудь бесполезно: в каждом доме и без них полно. Люди спали вповалку и даже не представляли себе, что это и нездорово и неудобно, что можно жить иначе.
- Хорошо бы найти какой-нибудь сарай, - сказал Оуэн. - Лучше в стороне от жилья, где-нибудь в поле, - там не выгонят.
- Тогда свернем с дороги. Вот этот проулок, кажется, ведет на какой-то пустырь.
Они зашагали по узкому переулку. Вскоре появилась луна, осветив заборы и пристройки из белого камня. Мальчики никак не могли найти ничего подходящего - везде холодно, жестко», - Решили поискать еще - может найдется амбар, или навес, или стог соломы.
- До чего плохо, когда холодно и есть нечего! - бормотал Том.
Он вспомнил теплый отцовский дом в Бирмингеме. Видно было, что он не привык к долгим переходам, к холоду, не то что его товарищ. А неудачи последних дней и вовсе лишили его мужества.
Вышли в поле. Дорога, вырвавшись из тисков заборов, убегала вдаль и сияла под луной, как серебряная лента. Все было тихо, только журчал где-то родничок да издали доносился цокот легких копыт. Лошадь? Не похоже. Скорей пони.
- Здесь ничего не найдем, - снова забормотал Том. - Лучше повернем назад и устроимся под тем забором…
- Тише!
Оуэн прислушался. Его острый пастушечий слух, привыкший ловить и различать самые отдаленные шорохи, на этот раз не уловил звука копыт. Тишина. Только родник журчал по-прежнему.
- Странно. Готов поклясться, что минуту назад по этой дороге нам навстречу двигалась повозка, запряженная пони.
- Может, остановилась зачем-нибудь?
- Да, конечно. Но почему вдруг…
В тишине ночи прогремел пистолетный выстрел. Том схватил товарища за руку:
- Кто-то стреляет. Воры! Грабители!
Снова выстрел. Из-за поворота донеслись голоса, крики.
- Скорей туда! - Оуэн бросился вперед.
- Дурак, у нас нет оружия!
Но тут же, забыв осторожность, Том ринулся вслед за приятелем, прижимая локти к вздымающимся ребрам.
Опять крики. Теперь можно было различить проклятия и ругательства.
- Наконец ты нам попался, ты…
- Берегись, Джем, у него пистолет!
Опять выстрел. Пуля пропела где-то совсем близко. Оуэн добежал до поворота. Невдалеке в легкой повозке, запряженной пони, стоял, вытянувшись во весь рост, человек, с кнутом в одной руке и с пистолетом в другой. Вокруг суетилось несколько теней. Бандиты! У каждого - увесистая дубина.
- Джем, погляди! Кто-то идет!
Нападающие замерли. В этот решающий момент Оуэна осенило.
- Именем королевы - стойте! - прокричал он по-английски самым грубым голосом, на какой был способен.
Грабители заколебались.
- Ребята, это полиция!
Опять послышались ругательства, но уже откуда-то издалека. Тени растворились в темноте. Оуэн подбежал к тележке.
- Кто-нибудь ранен? - проговорил он задыхаясь.
- Нет. Благодарю вас, сэр… О Господи! Ведь это мальчишка…
Человек спрятал пистолет и легко соскочил на землю, Он смеялся.
- Должен тебе сказать, мой мальчик, что ты проявил изрядное присутствие духа. Впрочем… следовало ожидать, что за меня вступится кто угодно, даже ребенок, только не полиция. Вот не думал, что буду обязан жизнью ее величеству!
Он громко расхохотался и дружески хлопнул Оуэна по спине. В это время подбежал Том, оба стали с любопытством рассматривать незнакомца.
Судя по наружности, вряд ли этот человек, маленький и невзрачный, был привычен к ночным путешествиям по горным дорогам. Говорил он с бирмингемским акцентом и одеждой совсем не походил на фермера. Из-под плотного плаща с капюшоном и широкополой шляпы виднелись только крючковатый нос и кустистые брови.
- Думаю, что воры больше не вернутся, - сказал Оуэн осматриваясь.
- Воры? Нет, друзья, полагаю, это не просто воры, - незнакомец опять засмеялся, на этот раз скорее горько, чем весело, - им нужно было нечто большее, нежели деньги бедняги Джона Таппера. Однако благодаря вам они удрали. Весьма признателен за помощь. А ведь они и вправду могли…
Он внезапно умолк, не окончив фразы. Оуэн, почувствовав некоторую неловкость, поспешил вступить в разговор:
- Да, сейчас в горах много бродит всяких…
- Совершенно верно. Между прочим, позвольте представиться, - маленький человек сорвал шляпу в шутливом поклоне: - Джон Таппер, скромный аптекарь, которого местный люд по невежеству величает доктором. Готов к вашим услугам, джентльмены.
- А меня зовут Оуэн Гриффитс из Лланбедра. А это… - Оуэн вдруг вспомнил, что Том скрывает свое имя.
- А я Том Стоун из Бирмингема, - откликнулся Том.
Он сразу почувствовал, что этот странный ночной путешественник не может отплатить злом за добро.
- Ну, вот и познакомились, - сказал Таппер. - Кстати, вы ужинали?
Мальчики объяснили, что не обедали, не ужинали и на завтрак тоже не надеются. В ответ Таппер вздохнул.
- Да, сейчас немало ребятишек вроде вас бродит по дорогам Англии и Уэлса. Ну что ж, думаю, что смогу чем-нибудь помочь. И ночлег подыщем, если только вы не побрезгаете моим домом, который особым изяществом не отличается.
Он взял пони под уздцы и зашагал по дороге. Скоро свернули на узкую проезжую тропу, которая едва виднелась среди порослей вереска.
- Когда вот так ходишь по разным местам, торгуя нехитрыми лекарствами, то привыкаешь ко всему… Приходится ночевать Бог весть где…
Он остановился, достал из тележки фонарь и поднял его над головой. В желтом свете стали различимы очертания полуразвалившегося каменного амбара, в который все они и вошли - даже пони и повозка.
- Здесь нас никто не потревожит, - тихо проговорил аптекарь. - Я здесь скрывался… то есть я хотел сказать - ночевал - годами. Вот по этой лестнице можете подняться на сеновал. Сено свежее. Отдыхайте, пока я разведу огонь.
Мальчики с готовностью последовали совету. А Таппер удивительно проворно сложил костер неподалеку от амбара, и вскоре аппетитный запах мясного бульона стал щекотать ноздри.
- Я так и думал, что вы сегодня рано обедали и не откажетесь перекусить со мною, - обратился к ребятам Таппер, вручая им дымящиеся тарелки.
Он пристально оглядел Тома, его узкие плечи, изможденное лицо.
- Уж тебе-то нечего делать в шахте, мой мальчик, - сказал он.
- Завтра я вынужден буду туда спуститься.
- Ну что ж, - медленно проговорил Таппер, - спуститься ты можешь, а вот назад тебя вынесут ногами вперед. Ты к такой работе не привычен и, судя по твоему виду, вряд ли протянешь долго.
- Но…
- Я тебе это говорю как медик, - с важностью продолжал аптекарь, - как медик и как твой благодарный друг. Я решительно запрещаю тебе спускаться в шахту,
- Но что же делать? Надо как-то жить, как-то зарабатывать на жизнь…
- Работать будешь у меня, - прервал Таппер. - Мне нужен мальчик. Мне нужны два мальчика. Договорились?
Том и Оуэн чуть не выронили тарелки от такого неожиданного предложения. Они переглянулись с сомнением.
- Вы хотите сказать, что будете брать нас с собою в путешествия? - спросил Оуэн.
- Да. Ты мне пригодишься, потому что знаешь валлийский язык. Будешь моим переводчиком. Ведь местные жители не понимают по-английски.
- А я? Я-то не говорю по-валлийски, - запротестовал Том.
- Неважно. Тебе тоже найдется работа. Оба вы будете моими телохранителями - как видите, мне без них теперь не обойтись.
Маленький аптекарь, посмеиваясь, переводил взгляд с одного мальчика на другого, склонив при этом голову на плечо, как птица.
- Я согласен.
- Я тоже.
- Отлично! А теперь, мой верный Оуэн, если вы протянете руку и достанете вон ту сумку, то обнаружите в ней вареные яйца. Продолжим нашу скромную трапезу. Через полчаса, загасив огонь и засыпав лошадке овса, все трое поднялись на сеновал и взбили свои душистые постели.
- Весь Уэлс болен одной болезнью, - пробормотал Таппер, - и наш долг - обойти страну, чтобы научить людей средству от этого недуга.
- Что же это за средство? - полюбопытствовал Оуэн.
- Обожди немного, - усмехнулся аптекарь, - скоро узнаешь, какие у меня лекарства. Обожди немного…
Глава четвертая
Предупреждение
«Кто же он такой, этот Таппер?..»
Лежа без сна в тишине сеновала, Оуэн все припоминал слова аптекаря: «Полагаю, это были не просто воры»… Но, если это были не воры, зачем они напали на человека среди ночи? Впрочем, у обычных разъездных аптекарей действительно мало чем можно поживиться, а Таппер сам намекнул, что нападавшие имели в виду не деньги, а нечто иное. К тому же он обмолвился. «Я здесь скрывался», - сказал он, а потом поспешно поправился: «Я здесь ночевал». Но Оуэн не сомневался: этот амбар, конечно, тайное убежище, где Таппер прятался. Но от кого? Непонятно.
В этом было что-то таинственное, хотя Оуэн нисколько не сомневался, что Таппер человек честный и чистый. Возможно, аптекарь делал непозволительные вещи - с точки зрения закона, но ведь всем известно: законы придуманы для бедных. А богатым закон не писан.
И что это за недуг, которым страдает весь Уэлс? И какое есть у Таппера лекарство против этого недуга? Может быть, все эти разговоры - обычное хвастовство лекаря-шарлатана, шляющегося по рынкам и ярмаркам? Или в них какой-то скрытый смысл?
Казалось, недоумениям не будет конца. Так и не решив ни одной загадки, Оуэн наконец уснул.
Когда он проснулся, раннее солнце уже светило сквозь ворота амбара. Том лежал рядом, но аптекаря на сеновале не оказалось. Только сено было примято на том месте, где он спал.
Оуэн потянул носом. Ветчина! Запах ветчины! Невероятно! Это была бы чрезмерная роскошь. Но сомневаться не приходилось. Он подкрался к лестнице и глянул вниз. Их новый друг стоял, склонившись над огнем; сковородка в его руке отражала солнце своим вычищенным донышком.
- Доброе утро, сэр! - крикнул Оуэн сверху. Аптекарь поднял глаза, и его густые брови под выпуклым бледным лбом смешно задвигались.
- Для тебя я не «сэр», а друг или товарищ, - поправил он. - Доброе утро. Завтрак будет готов через минуту. Можешь разбудить нашего достойного Томаса.
Потягиваясь, мальчики спустились вниз. Потом размялись возле ручья, что пробегал у самого амбара. Холодная вода прогнала последний сон, прятавшийся в уголках глаз, и ребята принялись уплетать за обе щеки завтрак, приготовленный Таппером.
- Куда теперь? - проговорил Оуэн, набивая рот самой вкусной едой, какую только ему приходилось пробовать.
Таппер поднял голову и задумался.
- Сначала в Абертиллери, потом вниз до Риски. А может быть, и до Ньюпорта, как знать? В этой долине уйма больных - вдруг удастся им хоть немного помочь…
Когда завтрак был окончен, он сказал:
- Ну, можете приступать к делам. Ты, Оуэн, помой посуду в ручье, а Том пусть все упакует в дорогу. Я тем временем запрягу нашего верного Буцефала.
У Оуэна было легко на душе. О таком везении он и не помышлял: работа нашлась сама собой, причем не на этих страшных шахтах, а у хозяина, которого и хозяином-то не назовешь, такой он веселый и простой. А теперь они собираются на юг - к Абертиллери, к Риске и, может быть, к морю! Оуэн всегда мечтал попутешествовать, поглядеть, каков мир за пределами его горной деревушки. И вот - удача, неслыханная удача.
Делая свою нехитрую работу, мальчик напевал веселую валлийскую песенку, которой научился от пастухов, пасших вместе с ним овец на холмах родного Лланбедра.
Таппер прислушивался с улыбкой.
- Я научу тебя новым песням, - сказал он. - Вот, например.
И он запел на удивление глубоким и приятным голосом. Это была маршевая песня, которую ни Оуэн, ни Том прежде не слыхали.
Видел я, как тополь расцветал,
Окружен шиповником покорным.
Видел я, как ураганный шквал
Выворотил тополь с корнем.
Глаза его светились, голос крепчал и поднимался. Мальчики слушали стоя.
Пусть угнетателей сметет
Гроза огня и стали, -
Принес им Хартию народ,
Они его прогнали.
- Это и вправду славная песня, - проговорил Оуэн, - только я никак не пойму предпоследнюю строчку.
- Не беда. Со мною - скоро поймешь, - откликнулся маленький аптекарь. - А когда-нибудь - запомните! - стены Вестминстера эхом отзовутся на припев этой песни. Нет, они падут перед ней!
- Как стены Иерихона? - спросил Оуэн, которого с малых лет заставляли ходить в церковь.
- Как стены Иерихона, - согласился аптекарь. - А теперь пора в путь! Я поведу Буцефала, а вы идите следом, пока не выберемся на дорогу.
Ребята последовали за скрипящей повозкой, а когда вышли на гладкую дорогу, Таппер освободил для них место среди бесчисленных коробок и свертков. Усесться было нелегко, но оба пассажира, по выражению аптекаря оказались «полудохлыми от голодовки, так что от каждого осталась ровно половинка».
Когда все устроились, Таппер щелкнул кнутом. Буцефал бодро затрусил по дороге, хотя отлично знал, что хозяин по доброте душевной никогда его не ударит.
Солнечное весеннее утро. Холмы по обе стороны дороги уже покрыты зеленью, которая становилась все ярче по мере того, как рассеивался ночной туман. Справа пенился, перекатываясь по валунам, Эббв Фач, и только фабричные поселки да шахтные строения портили картину.
Несколько раз Таппер останавливал тележку возле какого-нибудь дома и быстро перекидывался словом с женщиной за забором. Она говорила ему, что у нее болит, и аптекарь доставал из тележки порошки или пилюли. Однажды Оуэн пригодился как переводчик в таком разговоре.
Таппер, казалось, знал всех в этом районе. Каждого спрашивал о здоровье, о работе и горестно прищелкивал языком, когда узнавал скверные новости: «умер», «потерял работу» - эти слова слышались повсюду.
По дороге из одной деревни в другую аптекарь беседовал с мальчиками. Говорили обо всем, и вскоре Оуэн и Том пришли к выводу, что хозяин - самый ученый человек в мире. А иногда он пел песни - большинство из них мальчики ни разу не слышали. Впрочем, одну песню Том узнал.
- Это французская песня? Да? - спросил он. - Ее пели солдаты Бонапарта, когда шли в бой?
- Верно. Они сделали ее военной песней - к несчастью для себя. А сначала это была песня трудового люда, песня революции. Она звала в бой, но не против англичан или австрийцев, а против собственных хозяев да против иноземных королей, которые им помогали.
И, закончив «Марсельезу», Таппер рассказал историю песни. И про то, как французский народ восстал, сбросил своих владык и как владыки соседних стран, боясь за собственную шкуру, страшась собственных народов, ополчились против молодой республики, чтобы вновь посадить на престол короля.
- Какая подлость! - воскликнул Оуэн. - И кто победил?
- Видишь ли, французы вышвырнули завоевателей, но заодно выкинули и то, чего добились с таким трудом. Им надо было навсегда разделаться с правителями, а они позволили Бонапарту стать императором. Где империя, там война. Так оно и вышло. Миллионы французов, русских, немцев, англичан были убиты или искалечены, прежде чем удалось избавиться от императора, А теперь - что делать! - у них снова король.
- Что императоры, что короли - мало в них проку, - произнес Том глубокомысленно.
- Да и в королевах не больше, - добавил Оуэн, вспомнив про маленькую девочку, которая, как считалось, правила Великобританией.
- Браво! - захохотал Таппер. - Я вижу, из вас обоих получатся славные республиканцы.
В полдень остановились у маленькой таверны. Столы и стулья были выставлены в этот солнечный день прямо на дорогу. Таппер потребовал пива, чтобы «выпить, - как он выразился, - за новое содружество!»
Хозяин харчевни обрадовался, увидев их. Он тихо переговорил с аптекарем, и тот вручил ему большой запечатанный пакет, в котором, судя по его форме, лежали какие-то бумаги или книги.
- Вот и отлично, доктор! - сказал хозяин с ухмылкой. - Уверен, что мальчишки скоро выучатся вашим рецептам…
Затем он вдруг исчез в доме, пряча пакет под полой. В ту же секунду Оуэн заметил на дороге всадника. Он-то, должно быть, и спугнул хозяина гостиницы.
Незнакомец оказался довольно полным мужчиной средних лет. Его лицо в красных прожилках ясно говорило, что он любит поесть и выпить, что он больше трудится ртом и брюхом, чем руками. Судя по одежде, это был богатый землевладелец. Великолепный конь под ним свидетельствовал о большом достатке его хозяина.
- Ты опять здесь, господин шарлатан! - грубо пробасил он, осаживая жеребца перед самым столом.
- Да, и останусь здесь, пока во мне будет нужда! - ответил Таппер, спокойно поднимая глаза от своей кружки.
- Мне на тебя плевать, пока ты занят таблетками и микстурами, - хрипло засмеялся всадник. - Можешь травить дураков своими порошками - все равно их останется больше, чем нужно мне для работ на шахте. Но только не вздумай пичкать их идеями! Понимаешь?
- Я понимаю, чего вы так боитесь. И вы понимаете: когда народ начнет думать, кончится ваша спокойная жизнь. - Маленький аптекарь говорил очень мирно, однако его глаза, бесстрашно глядевшие в лицо всадника, горели, как два угля. - Травить этих бедняков? Будто вы уже не сделали все, чтобы угробить их, поселив в домишках, подобных чумным приютам, безжалостно обсчитывая их в конторе! В лавке вы их грабите, в шахте ломаете им кости.
- Чепуха! Оскорбительная и опасная болтовня! - Красное лицо всадника стало пунцовым, волосатая рука схватилась за хлыст. - Помни, я мировой судья. Я могу упрятать тебя в тюрьму как агитатора! Я могу…
- Вы можете заткнуть мне рот, мистер Дэвид Хьюз. Вы и подобные вам уже заставили замолчать многих, это верно. Тюремные двери открываются и закрываются по вашему слову. Солдаты стреляют по вашему приказу. По вашему требованию корабли увозят каторжников в Австралию. Но вам меня не запугать. - Таппер встал. Несмотря на свой малый рост, выглядел он внушительно. - Вам не удастся заткнуть рот всему Уэлсу, сэр, всей Англии. И голос страны будет по-прежнему требовать справедливости и свободы.
- Вы получите розог по справедливости!
Лошадь мистера Хьюза пятилась, поднималась на дыбы, он сдерживал ее с трудом.
- Убирайся из моей долины, проклятый бродяга, или тебе придется любоваться ею из тюремного окошка.
- Из твоей долины! - тихо повторил Таппер с неизъяснимой насмешкой в голосе.
- Да, моя! Или не мне принадлежат здесь каждая пядь земли, каждая шахта, каждый дом? О нет - каждый мужчина, каждая женщина, каждый ребенок! Стоит мне сказать слово, и все они будут голодать.
- Твоя долина! - опять проговорил аптекарь. - Да, мистер Хьюз, это верно: тебе еще придется нести ответ за эту долину.
- А тебе придется отвечать перед Судом. Дай только повод… нет, половину повода, и я тебя упрячу!
Выругавшись на прощанье, Хьюз хлестнул коня и умчался.
Глава пятая
Государственная измена
- Ну, теперь все плохое вы обо мне знаете, - проговорил с улыбкой аптекарь, когда они снова тронулись в путь. - Если вы решили, что лучше вам со мной не связываться, я вас не держу.
- Я не совсем понимаю, - сказал Оуэн. - О чем он толковал? За что он грозил вам тюрьмой?
- А я, кажется, понимаю, - вступил в разговор Том. - Вы чартист?
Таппер кивнул.
- Да, - ответил он после минутного молчания, - я чартист.
Том даже присвистнул:
- Теперь все ясно!
- А мне нет, - нетерпеливо отозвался Оуэн.
Он прожил всю жизнь в маленькой деревушке, вдали от газет, городских новостей и никогда не слышал этого слова.
Таппер стал объяснять:
- Вы оба отлично знаете, что все наши законы придуманы парламентом. А в парламенте сидят одни богатые. Мы должны только подчиняться и терпеть, хотя богатые принимают лишь те законы, которые угодны им. Простые шахтеры или фермеры не имеют голоса и потому не в силах ничего изменить.
- Не очень это справедливо, - сказал Оуэн. - Если законы писаны без нашего участия, почему мы должны соблюдать их?
- Да. Это несправедливо.
- Теперь мне понятно, почему нам так скверно живется. Но что делать?
Требовать своих прав! - Аптекарь возвысил голос:- Надо заявить прямо, что это издевательство над свободой. Надо потребовать у парламента нашу собственную «Хартию вольностей», которая превратит нас из рабов в полноправных граждан!
Он поднял руку и указал красноречивым ораторским жестом на поля и холмы, мимо которых они проезжали:
- Взгляните! Кто принес богатство этой стране? Кто добывает уголь, кует сталь, кто ткет, кто выращивает овец? Парламент? Или девчонка, что сидит в Виндзоре? Или мистер Дэвид Хьюз, шахтовладелец? Нет! Шахтеры, рабочие, ткачи, крестьяне - вот кто! Но все они голодают, и все они вместе не имеют ни единого голоса в парламенте, чтобы заявить о себе.
- Это правда, - вставил Том. - Я не очень-то разбираюсь в политике, но ведь это понятно всякому.
- Да. Верно, - согласился Оуэн.
- А я-то думал, что чартист - это нечто среднее между вором и убийцей! - продолжал Том. - Во всяком случае, так говорил мой хозяин в Бирмингеме. Послушать его - выходило, что все беды, начиная от крушения на железной дороге и кончая плохой погодой, - все дело рук чартистов.
Таппер весело расхохотался.
- А теперь? Когда ты познакомился с настоящим чартистом, ты все еще веришь этому?
- Нет. Если Хартия поможет простому человеку вздохнуть полегче, то и я за Хартию. Я тоже чартист!
- И я! - добавил Оуэн.
Аптекарь, очень довольный, похлопал и того н другого по спине и пообещал:
- Сегодня ночью вы кое-что увидите! Такое, что удивит вас и обрадует.
Больше он не сказал ни слова, сколько ребята ни расспрашивали. Только качал головой, опять напевая «Марсельезу». Так они ничего и не узнали до вечера. А когда стемнело, оставили Буцефала и тележку в каком-то сарае, затерянном среди холмов и болот, а сами отправились пешком в горы.
- Смотрите под ноги, - предупредил аптекарь, - не то угодите в трясину1
Даже привычному Оуэну это тихое ночное путешествие казалось жутким. Таппер молча шагал впереди - неясное пятно в темноте ночи, - и мальчики изо всех сил старались не отстать. Подъем стал круче. Черная вершина горы едва выделялась на фоне беззвездного неба. Холодный ветерок пролетел над вереском, ночь была полна журчавших горных потоков.
Таппер остановился и проговорил:
- Эта плоская вершина зовется «Дьяволов Табурет». Говорят, в давние времена мужчины и женщины прилетали сюда на метле и плясали, а дьявол играл на дудке.
У мальчишек перехватило дыхание. Аптекарь, не сказав больше ни слова, зашагал дальше, прямо к вершине.
Оуэн внезапно почувствовал, что они уже не одни в этом месте, и холодок пробежал у него по спине. Да, он убеждался с каждой секундой, что ночная тьма, окутавшая мрачную гору, полнится живыми существами. Ветер доносил неясное бормотание и шепот, которые исходили не от бегущей воды и не от шуршащей травы. Там, где не было и не могло быть жилья, мерцали бледные огоньки. Они перебегали с места на место, пропадали и появлялись вновь. Ни дать ни взять фонарики сказочных эльфов!
А вдруг это души умерших?..
Все суеверия валлийской деревни вдруг ожили в нем. Он замер. Том, потерявший голову от страха, натолкнулся на него в темноте. Это прикосновение привело Оуэна в чувство. Он схватил руку Тома и прошипел:
- Гляди!
Огни теперь казались ближе. Они уже слились в дымное кольцо вокруг вершины, и кольцо это все сужалось, потому что огни ползли все выше по склону. Казалось, что это живые существа с желто-алой гривой упрямо стремятся к вершине. И вот некоторые уже вступили на Дьяволов Табурет, оттуда послышалась неясная музыка. Вперед! Вперед! - Голос Таппера, глухой и незнакомый, слышался откуда-то сверху.
- Я дальше не пойду, - сказал Оуэн упрямо. - Ведь там… там наверняка сам дьявол и черти!
- Не будь дураком, - убеждал Том. - Ведь все равно тебе не уйти - они и спереди и сзади.
Оуэн глянул через плечо. К своему ужасу, он увидел, что новая линия огней медленно ползет по склону, настигая их. Вся темная долина вдруг будто ожила и расцвела огненными цветами.
- Что это? - выдохнул он.
- Всего лишь чартисты! Не будь дураком, слушай! Откуда-то издалека слышался хор мужских голосов:
Видел я, как тополь расцветал,
Окружен шиповником покорным.
Видел я, как ураганный шквал
Выворотил тополь с корнем.
Оуэн густо покраснел и был очень благодарен темноте, которая скрыла от людей его трусость. Таппер опять позвал их, и они устремились вслед за ним вверх по склону.
На вершине уже собралась огромная толпа. Люди прибывали с каждой минутой. У многих в руках были факелы, и потому вершина пылала и дымилась подобно кратеру вулкана. Почти все собравшиеся были шахтеры. Многие только вернулись с ночной смены и не успели смыть угольную пыль. Таких и вправду легко принять за чертей.
По противоположному склону поднималась целая процессия. Впереди шел барабанщик, за ним - духовой оркестр и, наконец, длинная колонна мужчин; они шагали в ногу, по четыре в ряд, как солдаты. Хвост этой колонны, похожий на огненного дракона, извивался по склону холма далеко внизу.
Том и Оуэн вскарабкались на высокую скалу, чтобы лучше видеть. Их друг уже исчез в толпе, прокричав им напоследок:
- Ждите меня здесь, когда все закончится!
К этому времени несколько тысяч людей уже сошлись на вершине. Кто-то взобрался на большой плоский камень - Дьяволов Табурет - и заговорил напряженным, звенящим голосом. Толпа ежеминутно прерывала его речь ревом одобрения, криками: «Верно! Правильно!» и топотом ног вместо аплодисментов.
Из того, что было сказано в ту ночь, многое не дошло до мальчиков. Они узнали и поняли, что такое Хартия, лишь много дней спустя путешествуя с Таппером по бесконечным дорогам и расспрашивая его обо всем. Но уже в ту ночь они поняли достаточно, чтобы присоединить свои голоса к возгласам тысяч мужчин и женщин, чтобы вместе с ними принести клятву верности Народной Хартии.
- Чего вы требуете? - гремел оратор. - Вы требуете права голоса, права, равного для всех - для шахтовладельца и для шахтера. Неужели это несправедливо?
Толпа одобрительно загудела.
- И жалованья членам парламента, чтобы и бедный человек мог заседать там вместе с богатым.
- Верно! - выкрикнул кто-то. - Пусть рабочие тоже скажут свое слово в Вестминстере.
- И чтобы каждый год был новый парламент… Оратор перечислял один за другим все знаменитые пункты Хартии, объясняя, как они важны для каждого человека.
- Мне кажется, он толкует справедливо, - прошептал Оуэн.
- Все правильно! - откликнулся Том.
Оратор вдруг оборвал свою речь.
- Друзья! - прокричал он. - Хочу вас порадовать: сегодня среди нас Генри Винсент!
Волна возбуждения прокатилась по толпе. Прежний оратор спустился с каменной трибуны, и новый занял его место. Несколько минут оглушительные крики не давали ему начать. Это был Винсент, чартистский вождь, кумир Уэлса и всего промышленного запада.
Он был великим оратором, этот Винсент, хотя никогда не прибегал ни к каким приемам, чтобы расшевелить слушателей. Просто, спокойно, негромко он говорил людям об их бедах, против которых они бессильны, пока у них нет права голоса. Он говорил о нищенском жалованье, об убийственном труде в шахтах, каждая из которых - смертельная ловушка, готовая захлопнуться в любую минуту, о несправедливых ценах, которые запрашивают хозяева в своих лавках, и о продуктах, которые там продаются, - годных разве только для свиней.
А ваши жилища, - продолжал он, отыскивая взглядом женщин в толпе, - они непригодны и для свиней. А болезни, что гнездятся в ваших домах, калечат вас и убивают? Дом довершает то, что не доделала шахта!
Потом Винсент стал объяснять, в чем задача Хартий. Они смогут послать в парламент своих людей - рабочих, которые на себе испытали все лишения. Тогда парламент примет новые законы, увеличит жалованье, сократит часы работы, снизит квартирную плату и навсегда запретит ненавистные лавки-обдираловки.
- И это будет только справедливо, не так ли? - говорил он. - А правительство называет эти требования государственной изменой! Мы требуем наших прав, мы готовы завоевать эти права штыками, а они называют это предательством. Мы говорим королевским солдатам: «Не стреляйте в своих товарищей, в своих братьев!» - а они зовут это подстрекательством к мятежу. Но мы не остановимся, даже если избранный нами путь ведет на каторгу в Австралию или на виселицу!
Под одобрительные крики он спрыгнул с камня и скрылся из виду.
Люди снова построились в колонну, и процессия двинулась вниз. Тысячи ртов подхватили чартистскую песню. Остальные стали расходиться маленькими группами.
Оуэн и Том поджидали Таппера, оба слишком взволнованные, чтобы говорить. Какой-то шахтер, проходивший мимо, сказал, обращаясь к товарищу:
- Слова мы слышали правильные, но пора действовать!
Действовать!..
Сердце Оуэна вздрогнуло при этом слове. Новый и отважный план зародился в его мозгу в тот момент.
Глава шестая
Лавка-обдираловка
У мистера Дэвида Хьюза была только одна лавка, которая обслуживала все принадлежавшие ему шахты и деревни. Поэтому жены шахтеров истоптали не одну пару башмаков, провели не один час в дороге, чтобы закупить продукты.
Мистера Хьюза это не волновало. Так было дешевле - держать одну лавку и одного управляющего с помощниками. Да и стоили они ему не слишком много. Он милостиво разрешал им пополнять жалованье за счет покупателей, обвешивать и надувать их при расчете.
Ни одной лавки, кроме той, что принадлежала Хьюзу, не было во всей долине. Но, если бы даже была такая, люди не могли бы покупать в ней. Все они работали на шахтах и жалованье свое получали не наличными, а в виде кредита в хозяйской лавке. Волей-неволей приходилось покупать только там.
Когда шахтеры бастовали и требовали повысить жалованье, мистер Хьюз иногда соглашался - повышал жалованье и одновременно цены в своей лавке, так что не терял на этом ни фартинга. А потом, выждав, когда страсти улягутся, выискивал зачинщиков забастовки и выгонял их с работы, а порой и из дома.
Все это и многое другое мальчики узнали от своего взрослого друга, путешествуя с ним от деревни к деревне. Иногда они переходили в другие долины, где хозяйничали другие шахтовладельцы. Порой случалось зайти и к рабочим сталелитейных заводов, и к докерам Ньюпорта, но везде они видели одну и ту же картину. Миллионы людей трудились, как муравьи, чтобы несколько жирных присвоили плоды их трудов.
Через несколько недель они опять повернули к Эббу-Вейлу и Абертиллери, к деревням Дэвида Хьюза. В круговых странствиях Таппера явно была какая-то система, хотя мальчики так и не могли понять ее смысл.
Иногда он останавливался в какой-нибудь горной таверне и беседовал с разными людьми, причем случалось, что он за всю неделю не продавал ни одного порошка, ни одной бутылки микстуры. Иногда больные приходили к нему за помощью, и он лечил их, но часто не брал с них ни полушки. Это был самый странный торговец на свете!
Проезжая другой и третий раз по одним и тем же местам, они уже стали узнавать людей, которых встречали прежде, и завязывать с ними знакомство. Однажды дни перекинулись словом с Гвен Томас. Оказалось, что ее уволили. Гвен ругала порядки на шахте, кто-то подслушал и донес хозяину.
- Еще немного, и можно стать чартистом! - сказала она мрачно.
И мальчики улыбнулись, переглянувшись.
- А может, надо было сказать ей, что мы чартисты? - спросил потом Оуэн у друга.
Но Том считал, что говорить такие вещи девчонкам вообще опасно - они не умеют держать язык за зубами, - а в данном случае и бесполезно.
Однако в самом скором времени Гвен оказалась очень полезной для дела, которое оба задумали.
Они увидели ее на следующий день в толпе женщин, собравшихся возле закрытой лавки. Таппер был занят какими-то делами, и ребята ушли, ничего ему не сказав.
- Зачем говорить? А вдруг ничего не выйдет, - объяснил Оуэн Тому.
Было больше девяти - давным-давно пора открывать; многие женщины стояли уже несколько часов. Гвен, оставшаяся без работы, пришла в лавку вместо матери: шесть миль сюда, шесть обратно - нелегкое путешествие для старой женщины.
- Обращаются с нами, как со скотом! - ворчала она сердито, когда они подошли к ней. - Привет обоим! Что вы тут делаете?
- Пришли взглянуть на вашу обдираловку, - ответил Оуэн беззаботно. - А почему столько народу?
Гвен оглядела толпу:
- Да, сорок или пятьдесят человек. И будет вдвое больше, прежде чем его сиятельство соизволит открыть ставни.
- Два или три продавца держат в страхе сотню человек! Здорово! - В голосе Тома звучали удивление и вызов. - Неужели нельзя их чуть-чуть приструнить?
Женщина, стоявшая рядом, горько рассмеялась:
- За кого ты нас принимаешь, паренек? Или мы, по-твоему, боксеры-чемпионы? Они бы не посмели так издеваться над нами, если бы наши мужчины были поближе. А так… - Она безнадежно пожала плечами. - К тому же старший продавец сущий буйвол. Вы бы на него поглядели! Он не стесняется ударить женщину, стоит ей чуть перегнуться через прилавок.
- Какое безобразие! - проговорил возмущенный Оуэн.
Гвен внезапно схватила его руку, ее лицо вспыхнуло. Быстрый ее ум вдруг подсказал ей ту самую мысль, которую мальчики обдумывали неделями.
- Если вы, парни, начнете, - прошептала она, - женщины не отстанут, я уверена…
Каждый высказал свои соображения.
- Вам это легче, - говорила она. - Если старший заприметит зачинщиц, их мужья завтра же получат расчет. А с вами они ничего не могут сделать.
- Берем это дело на себя.
- Ладно.
Она нырнула в толпу и, переходя от одной знакомой к другой, с каждой перекидывалась словечком.
Из лавки донесся ленивый звон замков и скрип засовов - значит, скоро откроют. Оуэн понял: если действовать, то без промедления. Его трясло от страха, но он решился. Вскочив на низкий каменный забор против лавки, он прокричал:
- Женщины!
Никто не обратил внимания. Кумушки продолжали чесать языки, ни одна не взглянула на мальчишку. Он крикнул еще раз, громче и тверже:
- Женщины! Товарищи!
На этот раз они все повернули головы.
- Глядите! Это подмастерье доктора.
- Он хочет сказать речь.
- Он один из этих, чартистов!
Люди Уэлса никогда и ни за что не откажут себе в удовольствии послушать оратора. Разговоры смолкли, все столпились у забора. Судя по улыбкам, толпа пока была настроена благодушно.
- Я не оратор, - начал мальчик тоже с улыбкой, - я даже еще не совсем взрослый. Большинству из вас я в сыновья гожусь.
- Верно! Мы можем тебя хорошенько отшлепать! - выкрикнула какая-то старая ведьма лет девяноста.
Но остальные не дали ей прервать речь Оуэна и только посмеялись беззлобно.
- Я хочу сказать вам про эту лавку, в которой вас обдирают…
- Про это мы сами знаем! - откликнулся из толпы молодой голос - Скажи лучше, что мы можем сделать.
- Я скажу! - Оуэн умолк, он увидел, как за спиной толпы отворилась дверь лавки, и в ней показался огромный мужчина с палкой в руках. Пришлось собрать все мужество, чтобы продолжать. - Обдираловка грабила вас годами. Теперь ваша очередь ограбить обдираловку! Ведь это будет вовсе не грабеж - вы просто возьмете назад маленькую частицу того, что у вас уже отняли.
- Верно! - Это крикнула Гвен. Видя, что толпа колеблется, она решила раздуть огонек. - Как насчет этого, девочки?
- Долой обдираловку! - послышались голоса. Толпа подхватила хором:
- До-лой об-ди-ра-лов-ку!
Оуэн дирижировал, отбивая каждый слог кулаком по ладони. Сердитый рев толпы нарастал. Оуэн понял, что момент настал. Огонь загорелся, но долго ли он продержится?
Оуэн соскочил с забора, прошел через расступившуюся толпу и зашагал к двери лавки. Женщины последовали за ним.
- В чем дело?
Старший продавец загородил своим телом дверь, из-за которой выглядывали слегка побледневшие лица его помощников.
- Мы сегодня хотим получить продукты бесплатно.
- Да неужели? - Старший неприятно осклабился. - И по какому праву?
- Именем Народной Хартии!
- Правильно! - послышался из-за спины голос Гвен.
Ей вторили другие голоса.
Толпа наседала; женщины махали кулаками и кричали:
- Да здравствует Хартия!
- А если я не дам вам продуктов? - поинтересовался продавец, задумчиво раскачивая свою палку.
- Тогда мы сами возьмем свое.
- Значит, такой разговор? - Его голос вдруг перешел в крик:- Вот тебе и твоей паршивой Хартии!
Рука с палкой взлетела вверх и опустилась с огромной силой.
Но Оуэн увернулся, палка просвистела в воздухе; в тот же момент Том схватил старшего за ноги, и все трое покатились на землю.
- Я вас буду преследовать! По закону! - задыхался верзила, стараясь подняться на ноги. - Эй, Эван! Достань-ка мой пистолет! Я их быстро успокою!
Успех дела повис на волоске. Один из помощников выскочил наружу и вцепился в Тома, стараясь оттащить его от хозяина. Второй скрылся внутри, чтобы достать пистолет. Одно упоминание о нем привело женщин в ужас. Еще секунда - и все кончится полным провалом.
- Эгей! Кого ты испугаешь своей ржавой хлопушкой? - послышался смех Гвен.
Она выскочила вперед и своей большой рукой нанесла помощнику такой удар в челюсть, которому позавидовал бы любой мальчишка. Продавец пошатнулся, и тут другие женщины накинулись на него с кулаками; он едва вырвался и заперся в доме.
Второго помощника женщины перехватили внутри дома. Они вырвали оружие из его трясущихся рук, и он удрал. Оба не показывались до конца сражения.
Старший продавец оказался упорней. Он наконец стряхнул с себя мальчишек и потянулся за палкой, но Том успел ногою отпихнуть ее подальше.
Мимо к калитке пробежали женщины; их корзины были битком набиты мясом и всякими другими продуктами. Старший продавец не знал, что ему делать - то ли расправиться с мальчишками, то ли броситься внутрь спасать товар. И, поскольку за товар ему пришлось бы отвечать перед хозяином, он повернул вспять, объяснив мальчишкам на прощанье, кто они такие и что он с ними сделает, если они попадутся ему еще раз.
В лавке он застал ужасающую сцену.
Гвен и другие молодые женщины стояли за прилавком и со всей быстротой, на какую были способны, передавали другим женщинам продукты с полок, из ящиков и мешков, а те набивали хозяйским добром свои корзины и сумки.
- Грабеж! - взвыл старший. - Я вас…
Последняя угроза так и не вылетела из его рта, потому что шестифунтовый пакет с мукой ударился о его голову, лопнул и в одну секунду превратил его в рождественского деда-мороза.
- Ну, подождите! - прохрипел он, задыхаясь в белом облаке.
- А вот попробуй еще тухлые яйца, которые ты нам сбываешь!
Посыпались удары. Продавец пытался заслониться, но зловонные снаряды летели со всех сторон. Как сумасшедший он ринулся вон из лавки. Ничего не видя, он бежал зигзагами, стараясь увернуться от ударов. Впрочем, в этом уже не было нужды: лавка опустела.
Наконец он вырвался на улицу и, размазывая по лицу липкое тесто, помчался по дороге.
- Побежал за властями!
Власти! Это слово мгновенно облетело толпу. Властью был сам мистер Хьюз.
- Они ничего не смогут доказать, если будем держаться друг за дружку! - крикнула Гвен. - А мы все поклянемся, что и не подходили сегодня к лавке, верно? Поэтому прячьте все, что набрали!
Толпа рассыпалась, как по мановению волшебной палочки, оставив пустой магазин с пустыми полками и закромами. Зато многие в тот день смогли впервые в жизни как следует поесть…
- Слышишь? Кажется, скачут! - быстро проговорил Том. - Лучше скрыться, не то узнаем, как выглядит тюрьма изнутри!
Они ускользнули из деревни за минуту до того, как туда галопом влетела полиция.
Глава седьмая
Народный парламент
- Неплохо сработано! - встретил их Таппер; глаза его возбужденно поблескивали.
К их удивлению, Буцефал был уже в оглоблях, а вся поклажа - в тележке. Мальчики уселись, аптекарь щелкнул кнутом, и они тронулись.
- Я так и думал, что вы будете торопиться, - объяснил их взрослый друг. - Услышал, что творится в деревне, и решил, что лучше бы нам всем отсюда убраться.
Он правил в горы, и вскоре шахты скрылись из глаз, смолк скрип колес и грохот бадей. Буцефал замедлил шаг.
- Скоро им придется задуматься не только о лавках-обдираловках, - проговорил Таппер. - Слышали, что произошло в Лланидлусе?
- Нет. А что произошло?
- В точности никто ничего не знает. Во всяком случае, что-то вроде бунта. Возможно, они там не выдержали, не вытерпели. И их разбили - пока. Им следовало еще немного подождать.
- - Ждать? - удивился Том.
- Да. Сначала мы должны испытать все мирные средства. И, только если хозяева не пожелают прислушаться к голосу разума, мы заставим их прислушаться к голосу ружей. Сначала мы подадим петицию в парламент. Сейчас мы собираем по всей стране подписи под этой петицией. Говорят, будет не меньше миллиона подписей. А если они откажут мирным требованиям, тогда уж мы будем знать, что делать дальше.
Он замолчал и, казалось, даже загрустил. Было ясно, что человек этот ненавидел кровопролитие и если советовал прибегнуть к оружию, то лишь потому, что правительство упорно не желало прислушиваться к словам мира. Некоторое время ехали молча.
Вдруг Оуэн вскрикнул:
- Красные куртки! Поглядите! Красные куртки едут вон по той дороге!
Таппер поглядел, куда указывал Оуэн, и тихо выругался.
- Значит, правду говорили, что власти вызвали войска из Уилтшира. Значит, правда, что ребята в Монмутшире крепко их напугали! Они нас перехватят у поворота, но вы не бойтесь: придраться им не к чему.
Приближающаяся опасность вывела его из оцепенения, и он уже снова был самим собой: сметливый, проворный, всегда настороже.
Итак, они вызвали в долины солдат, чтобы подавить недовольство народа! Оуэн негодовал: ему говорили с детства, что он живет в свободной стране, но первое же волнение рабочего люда заставило правительство прибегнуть к оружию!
Они подъехали к перекрестку, стараясь ничем не выдать своего волнения. Офицер подал им знак рукой:
- Стой! Я должен обыскать вашу телегу - не прячете ли вы оружие.
- Обыскать? - Брови Таппера насмешливо поднялись. - С каких это пор Британией управляет русский царь и его жандармы?
- Во всем виноваты эти бандиты чартисты. А мы действуем по приказу министра внутренних дел. Все подпольное оружие подлежит конфискации.
- Отлично. Исполняйте свой долг. У нас только вот эти два пистолета. Ведь вы согласитесь, что кое-какое оружие необходимо на этих горных дорогах.
- Ладно, пистолеты можете оставить при себе. - Офицер порылся в тележке. - А мушкетов или пик не везете?
- Боюсь, что нет. Думаю, что и пушек вы ни одной не найдете. К сожалению, вынужден вас разочаровать.
- Можете смеяться, сэр, - отрезал офицер, заканчивая осмотр, - но вы бы не так заговорили, если бы повидали то, что привелось увидеть мне.
- Неужели? - Голос Таппера стал вкрадчивым. - Неужели вы видели… гм… все, что можно увидеть?
- Я отобрал сотню пик! Только в этом районе. Похоже, что в каждой деревне - тайный арсенал.
- Ах, это ужасно! - проговорил аптекарь, трогая поводья.
Когда они отъехали настолько, что офицер уже не мог их слышать, Таппер воскликнул, ликуя:
- Он нашел сотню пик! Значит, есть еще пять сотен, которые он найти не сумел!
- Куда мы теперь направляемся? - поинтересовался Оуэн.
- В Бирмингем. Тринадцатого числа там должны начаться заседания конвента. Мне надо быть там. К тому же для нас безопаснее скрыться сейчас из долины…
Они ехали через внутренние графства, пробираясь окольными дорогами, останавливаясь в странных на вид гостиницах и разговаривая с еще более странными людьми. Повсюду чувствовалось сильное недовольство, готовое в любую минуту вылиться в бунт и восстание.
Но чартисты пока что возлагали все свои надежды на мирную петицию, которую вскоре должны были представить парламенту. Не имея возможности участвовать в работе парламента, они созвали свой собственный конвент в Лондоне, неподалеку от Вестминстера. И, конечно, чартистский конвент имел куда больше прав говорить от имени народа, чем сборище богачей, которые после обильной еды и питья клевали носами в палате общин.
Что будет, если парламент отвергнет петицию, отвергнет волю народа?
Многие говорили, что парламент на это не решится. Другие были уверены: решится! Хозяева будут драться за власть до последнего. Но, если парламент не прислушается к требованию масс, что тогда?..
Конвент должен был собраться в Бирмингеме и обсудить этот вопрос. На улицах Бирмингема, революционного центра страны, люди открыто заявляли, что полны решимости отстаивать свои права даже с оружием в руках.
Таппер и оба мальчика прибыли сюда вечером двенадцатого числа. Делегаты должны были приехать поездом на следующее утро. Весь город готовил им теплую встречу.
Правительство тоже!
Усиленный отряд ирландских королевских драгун в любую минуту готов был очистить улицы. Расстановку артиллерии тщательно продумали: зияющие жерла злобно нацелились на площади. Власти города пополнили запасы пороха, ядер и пуль - чтобы на всех хватило!
Пусть только эти чартисты дадут повод…
Если не будет беспорядков, нельзя сделать предупреждение, согласно закону о мятеже. Если нельзя будет применить закон о мятеже, то нельзя будет сделать ни одного выстрела, ни одного удара клинком.
Офицеры облизывали губы; они надеялись, что эти мужланы непременно «дадут повод».
Таппер, Том и Оуэн проснулись рано и сразу направились к Булл Рингу - большой открытой площади, где в Бирмингеме проходили все общественные сборища. Булл Ринг был уже полон народа, а в стороне, на виду у всех, зловеще маячил отряд кавалеристов.
Ждут повода!
По спине Оуэна пробежал холодок, когда он подумал, что, может быть, сегодня острый клинок будет занесен над его головой.
По толпе пробежал ропот, потом рев негодования:
- Генри Винсент арестован!
Винсент, любимый вождь Уэлса и Запада, был арестован в Лондоне за несколько дней до открытия конвента.
Что ответят на это люди Уэлса и Запада?
Но вот еще одна новость облетела толпу: Уэлс и Запад ответили. Город Ньюпорт сказал свое слово, веское и твердое слово: огромная демонстрация прокатилась по его улицам; народный вождь арестован, и народ открыто выражал свой гнев, свое возмущение. Власти разогнали демонстрацию силой, но всем было ясно, что огонь не погас, что он вспыхнет, когда придет время.
- Мы еще услышим о Ньюпорте, - прошептал Таппер; он отлично знал, как бьется пульс революции в любом городе Уэлса.
Кто-то уже начал направлять движения толпы.
«К вокзалу!» - таков был приказ, и каждый, повинуясь, последовал за вожаками.
Несколько тысяч людей вышли с площади; из каждой улицы в процессию вливались новые толпы. В голове колонны загремел оркестр. Взвились знамена и полотнища с лозунгами чартистов.
АНГЛИЯ БЫЛА И БУДЕТ СВОБОДНОЙ!
ДЕСПОТИЯ ДРОЖИТ ПЕРЕД ЛИЦОМ ОБЪЕДИНЕННОГО НАРОДА!
Но деспотия пока еще не очень дрожала. Хозяева чувствовали себя в безопасности, им было даже забавно глядеть на всю эту возню. Они были уверены в своих слугах - наемных солдатах, которые охраняли их от народного гнева. Впрочем, директора железнодорожной компании не слишком-то развеселились, когда людское море затопило перроны и всю привокзальную площадь. Они предприняли отчаянную попытку скрыть прибытие поезда с делегатами и велели не звонить в колокол, которым обычно извещали, что поезд подходит к перрону.
Все тщетно! Поезд из Лондона вполз в вокзал, и вот из вагонов третьего класса вышли делегаты - лучшие представители рабочего народа Англии. Они сердечно поздоровались с людьми, и вся площадь откликнулась на их приветствие. От оглушительного крика многотысячной толпы дрожала крыша вокзала.
- Они здесь!
Делегаты выходили к толпе; люди приветствовали новыми криками каждое знакомое лицо.
О'Коннор…
Коллинз…
О'Брайен…
Доктор Тейлор…
Один за другим выходили к народу его вожди, чьи имена повторяли и знали в доме любого рабочего. Бирмингемский комитет по организации встречи приветствовал каждого.
Было много незнакомых лиц - люди, которых еще не знали за пределами их деревни или города. Шахтеры, работники с ферм, металлисты, ткачи, прядильщики, докеры - рабочие люди Англии, Шотландии, Уэлса.
Истинный парламент народа, первый в истории парламент, поклявшийся уничтожить нищету и тиранию…
Удивительно ли, что королева и ее Вестминстерский парламент встретили это новое собрание наточенными саблями, заряженными пушками?
В тот день чартисты не нарушили мира. Враг не останавливался перед самыми наглыми провокациями, но народ не сделал ни одного неверного шага. Беспорядочная толпа перестроилась в длинную колонну и, неся на руках своих делегатов, прошла парадом по главным улицам города.
Ни один император не знал подобной встречи. Пусть не было цветочных гирлянд, пусть улицы не были украшены знаменами - запертые ставни на витринах лавок, страх торговцев были лучшей почестью, лучшим признанием мощи народа.
И почетный караул, как положено, встречал народных делегатов. Пешие и конные солдаты следовали рядом с триумфальной процессией. И, хотя «красные куртки» явились на эту встречу не для защиты, а для нападения (только дай повод!), они выглядели не менее внушительно в глазах зрителей.
Ночь опустилась на ликующий город. Ни одного выстрела за весь день. Чартисты своей дисциплиной сорвали планы властей.
День расплаты был еще впереди, улицы Бирмингема еще ждали, когда им можно будет откликнуться эхом на гром ружей.
Глава восьмая
Бирмингем красный
Несколько дней Бирмингем был похож на город, захваченный неприятелем. Группы чартистов с барабанами и оркестрами разгуливали по улицам, наводя ужас на хозяев и лавочников. Конвент заседал ежедневно, процедура была не менее торжественной, чем в парламенте. Многим казалось, что народ уже у власти, что резолюции конвента - это новый закон страны.
Но Таппер не заблуждался насчет всех этих побед. Дальновидный аптекарь объяснял Оуэну и Тому, какой долгий путь еще предстоит рабочему классу, прежде чем он заставит хозяев считаться с собой по-настоящему.
- Капиталисты будут цепляться за жизнь до последнего, - говорил он. - Они будут преследовать нас сначала по закону, а потом истреблять оружием, гноить в тюрьмах. Нет, они не откажутся от сладкого стола, от своих богатств только потому, что мы проголосуем за конвент или подпишем петицию.
Шестнадцатого мая конвент закончил работу. Делегаты разъехались по домам - им предстояло рассказать в своих городах и деревнях о том, что было уже достигнуто, как обстоят дела в настоящее время, что следует предпринять в будущем.
В июле правительству должны были вручить Великую Петицию. После этого…
Что?
Никто не знал. Сами руководители не могли прийти к согласию в этом вопросе. Некоторые считали, что после первой петиции надо собирать подписи под следующими, повторяя свои требования, пока сердца тиранов не смягчатся. Другие смеялись над этой болтовней и открыто призывали к вооруженной революции.
Уэлс, Бирмингем, Ланкашир… Это были три основных центра мятежа, но и по всей Англии люди вооружались для близких битв. В некоторых местах рабочие ' открыто собирались в отряды, маршировали, изучали ^воинскую премудрость.
Таппер со своими мальчиками снова объезжал внутренние районы страны. Ему важно было знать, что думают и чем дышат рабочие Стаффордшира и других графств. В разных местах люди были настроены по-разному - в зависимости от того, насколько скверно им жилось. Там, где хозяева были поприжимистее и платили самое низкое жалованье, влияние чартистов было огромным, люди ждали только сигнала, чтобы начать борьбу. Борьбу не на жизнь, а на смерть.
Британия бурлила, как котел над очагом. Но когда же ярость плеснет через край?
Правительство, однако, не дремало.
У раздувшихся от гордости правителей тряслись поджилки; однако у них хватало ума и выдержки ничем не выдавать своего беспокойства. К счастью для них, кампания с петицией позволила им выиграть время. Народ готовился к борьбе, готовилось и правительство,
Гарнизоны северной части страны получили главнокомандующего - сэра Чарльза Напьера. Словно Йоркшир и Ланкашир были завоеванными провинциями вражеского государства!
Войска стягивались к Северу. Южные графства с их сельским населением едва ли могли грозить мятежом. Работники на фермах были разобщены и плохо организованы, поэтому южные гарнизоны переводились в большие промышленные города.
Здоровяки драгуны, королевские канониры и пехотинцы пополняли зарядные сумки и покидали свои казармы. Марш, марш, на Север! Июньское солнце жарко светило на медных пушках и начищенной амуниции.
Против какого врага выступала английская армия?
Против английского народа, который осмелился попросить малую толику того, что было сделано его же руками и в чем ему отказывали в течение столетий!
А военные оркестры разносили по дорогам национальный гимн Великобритании:

Триз Джефри - За Хартию! => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга За Хартию! автора Триз Джефри дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу За Хартию! своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Триз Джефри - За Хартию!.
Ключевые слова страницы: За Хартию!; Триз Джефри, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Андерсон Патрик