Клейпас Лиза - Сладкий папочка 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Жукова-Гладкова Мария

Двойники идут на дело


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Двойники идут на дело автора, которого зовут Жукова-Гладкова Мария. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Двойники идут на дело в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Жукова-Гладкова Мария - Двойники идут на дело без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Двойники идут на дело = 240.02 KB

Жукова-Гладкова Мария - Двойники идут на дело => скачать бесплатно электронную книгу



Жукова-Гладкова Мария
Двойники идут на дело
Мария ЖУКОВА
Двойники идут на дело
Анонс
Вернувшись в родную хрущевку, Валерия с ужасом увидела, что дверь ее квартиры уже открыта. Молодая женщина, как две капли похожая на нее, пригласила изумленную хозяйку в собственную же квартиру. Именно так в жизни скромной труженицы Леры появилась Анька - двойник, энергия которой бьет через край, воображение работает на все сто, и идей - навалом! Она дочь одного из крупнейших питерских мафиози. Решив использовать умопомрачительное сходство с Валерией, ей не терпится поиграть в "кошки-мышки" с конкурентами отца. Сыну Леры мамина двойняшка очень понравилась. Это и решило дело в пользу Анькиной аферы...
Автор предупреждает, что все герои этого произведения вымышлены и сходство с
реальными лицами и событиями может оказаться лишь случайным.
ГЛАВА 1
Первый месяц летних каникул Костик провел у моей тетки, сестры отца, в Новгородской области. На остальные два его хотели взять мои родители, проживавшие с апреля по октябрь на даче в Белоострове, под Петербургом.
С одной стороны, мне будет намного удобнее ездить на дачу родителей, чем мотаться из Питера на Новгородчину, но с другой... Каждая моя встреча с отцом и матерью заканчивается грандиозным скандалом. По их мнению, я все делаю не так. А по-моему - они. Сейчас мне гораздо легче выдерживать их натиск и отражать удары, не то что в детстве, которое я вспоминаю, словно кошмарный сон. Нет, меня не били, почти не наказывали, только бесконечно "воспитывали". Как я их ненавидела временами... И дала себе слово: когда у меня появятся дети, я все буду делать с точностью до наоборот. И делаю. Я не хочу, чтобы у Костика сформировались какие-то комплексы, я стараюсь, чтобы его детство было по возможности веселым и беззаботным и он никогда в жизни не узнал, что такое домострой.
Два года назад мы с сыном перебрались в квартиру моей теперь уже покойной бабушки. Бабушку парализовало после смерти деда. Родители настаивали на том, чтобы отдать ее в дом престарелых, я же заявила, что буду за ней ухаживать - и мы с сыном переехали в ее двухкомнатную "хрущобу" со смежными комнатами. Признаюсь откровенно, я в первую очередь преследовала корыстную цель - наконец-то съехать от своих. Лежачая больная в доме была для меня предпочтительнее постоянных воплей. Более того, я наконец смогла жить в квартире, где нет радио, а телевизор никогда не включается. Он и сейчас у меня стоит в уголочке, прикрытый салфеткой. Я наслаждаюсь тишиной.
Мало того, что в доме родителей мне приходилось терпеть постоянные скандалы, так еще и в комнате и на кухне непрерывно работали два телевизора - мать заглатывала все примитивные до омерзения сериалы про мексикано-аргентино-бразильскую любовь, а отец старался пребывать в курсе всех политических событий, переключаясь с одной программы новостей на другую. В обоих телевизорах звук врубался на полную мощность. Слава богу, собственная политическая активность отца быстро сошла на нет - на первом же митинге, который он посетил лично, ему сломали руку и поставили хороший фингал под глазом, так что желание принимать в них участие у него было отбито в прямом и переносном смыслах, поэтому он "политизировался" дома у ящика или приемника. Но мне от этого было не легче.
После первых двух недель пребывания у бабушки мы с сыном вошли в ритм новой жизни и даже притерпелись к неприятному запаху. С бабушкой не требовалось разговаривать, ее не нужно было развлекать, она не смотрела телевизор и не слушала радио - ее не только парализовало, она постоянно пребывала в своем сказочном мире грез.
Я ухаживала за ней, кормила с ложечки, выносила "утку". Нанимать сиделку не требовалось - я работаю дома: расписываю деревянных матрешек, яйца, колокольчики и наперстки, пользующиеся большим успехом у иностранцев. Запах моих красок в какой-то степени перебивал запах лежачей больной.
В этом январе бабушка умерла.
Квартиру они приватизировали еще вместе с дедом и завещали мне, как единственной внучке. Я быстро сделала ремонт, и с тех пор Костик занимает меньшую комнату, а большая одновременно служит моей спальней, мастерской и гостиной. Теперь родители не предпринимают попыток вернуть нас с сыном под свои зоркие очи, правда, регулярно наведываются в гости с ценными указаниями по поводу того, как нам с их внуком жить и что делать. Дача ценных указаний, как я уже говорила, всегда заканчивается грандиозным скандалом, потому что мы не желаем принимать эти ЦУ к сведению, а также не позволяем включать телевизор. Родители же еще умудряются поругаться, спорят, кому что смотреть по моему ящику - новости или латиноамериканскую любовь (и это после того, как я один раз при них демонстративно развернула телевизор экраном к стенке!).
Но на каникулы сына следовало отправлять за город.
Я с радостью отдала бы его тете Кате на все лето, но она через три дня собирается на Урал к родственникам своего погибшего мужа. Поэтому придется отвезти сына в Белоостров. Все-таки он целый день будет на воздухе, да его и не воспитывают с такой назойливостью, как меня. А я стану наведываться пару раз в неделю без ночевки - и тоже не сидеть в доме, а вывозить Костика к воде. И до Курорта, и до Солнечного, где весьма неплохие пляжи, от дачи родителей на машине недалеко. А без меня Костик сам будет ходить с ребятишками на Сестру, протекающую поблизости от их дома.
В общем, в эту субботу я везла сына назад в Питер на старенькой "копейке", доставшейся мне от деда. Он сам ездил на ней тринадцать лет, а пять последних ее использовала я, влившись в ряды автолюбителей, когда дед решил, что уже стар сидеть за рулем. Да и куда ему было ездить? Они с бабулей безвылазно жили в своей "хрущобе", не желая проводить лето на даче моих родителей. А тетя Катя не была их прямой родственницей.
- Мам, а что, если я недельку с тобой поживу? - спросил Костик. - А потом съездим к бабушке на пробу. Или я недельку буду с тобой в городе, а недельку - на даче. Ну пожалуйста?
- В такую жару сидеть в Питере! - возразила я. - У бабушки речка, лес недалеко...
- Но еще телевизор и радио, - добавил сын.
Мы дружно рассмеялись. Представляю, как прямо сейчас мама с отцом тщетно пытаются разделить этот несчастный ящик. Или уже перевезли на дачу и второй? Хотя кто бы им его повез, кроме меня?
- Посмотрим, - сказала я Костику.
Мне тоже не хотелось отпускать его от себя, но сейчас стоит такая погода... Мне же некогда каждый день водить его по пляжам. Лето - наплыв туристов в наш центр мировой культуры. Спрос на сувениры огромный. Приходится работать с утра до вечера.
Я специально решила вернуться в Питер в субботу, зная, какие пробки могут образоваться на дорогах в воскресенье, когда дачники возвращаются в город. Сейчас дорога была относительно свободна, во всяком случае, мы нигде не стояли.
- Ой, мам, смотри, какой медведь! - крикнул Костик, вытягивая вперед ручонку с заднего сиденья.
Да, этого огромного деревянного мишки раньше тут не было. Установили только что - за те два дня, которые я провела у тетки. Медведь стоял у ответвления дороги, приглашая посетить ресторанчик "У Миши", и показывал лапой, по всей вероятности, в направлении этого самого ресторанчика.
Я притормозила. Костик выскочил из машины, я последовала за ним. На небольшом щите, установленном рядом, расписывалось, что именно могут попробовать усталые автомобилисты у гостеприимного Миши.
- Мам, давай по мороженому, а? - заканючил Костик. - И колы.
- Кола в багажнике, - заметила я.
- Она там теплая, - возразил Костик. - Мам, ну пожалуйста?
Желание единственного ребенка для меня - свято. Может, я и не права, но мне постоянно хочется чем-то его побаловать - как не баловали меня мои твердокаменные предки. Я посмотрела в направлении, куда указывала лапа медведя. В отдалении вытянулось деревянное строение, перед которым было припарковано несколько машин. Пока я его разглядывала, к ресторану завернула "Нива", в которой сидели молодые мужчина и женщина вполне приличного вида. То есть вроде бы не бандитское гнездо?
- Поехали, - сказала я, возвращаясь к "копейке".
- Ура! - Костик прыгал рядом.
На стоянке перед вотчиной некоего Миши обнаружились как машины отечественного производства, так и несколько иномарок, причем и навороченные, и, так сказать, среднего класса. В общем, Миша привлекал разных клиентов. Ну что ж, взглянем на цены.
Цены приятно удивили.
Нас с Костиком проводили в один из залов, отделанных в русском национальном стиле. Не могу сказать, сколько там было помещений, но, возможно, два молодца на входе быстро оценивали материальный достаток клиентов (судя по машинам, на которых те приезжали) и в зависимости от этого провожали в тот или иной зал? Не исключено, что одни и те же блюда в разных залах стоили по-разному. Парочка из "Нивы" оказалась в том же зале, что и мы с Костиком.
Сын изъявил желание отведать чего-нибудь существенного. Дома приходится прилагать немалые усилия, чтобы в него что-то впихнуть, а вот в гостях или какой-нибудь кафешке - это пожалуйста, уплетает за обе щеки.
Мясо в горшочке оказалось великолепным. После него мы съели клубничное мороженое, я выпила кофе, а сын - свою любимую колу.
Но во время поглощения десерта ситуация в ресторане начала нравиться мне все меньше и меньше...
Через наш зал четыре раза продефилировали два бритоголовых типа, род деятельности которых не оставлял сомнений. Эти дюжие молодцы совершенно не обращали внимания на пару из "Нивы", но пялились на нас с сыном, вернее, на меня. Мужское внимание вообще-то всегда приятно, но только не от подобных личностей, не в таком количестве и не в таком, стоящем в удалении от населенных мест заведении... Других посетителей, кроме пары, не видно и не слышно. Да и станет ли кто-то за нас вступаться, если что? Себе дороже.
Супермоделью меня не назовешь, буду откровенна, правда, натуральная блондинка, сейчас загорелая, а загар мне здорово к лицу. Серые глаза, рост средний, скорее худощавая, чем пухленькая. Без ложной скромности симпатичная, но чтобы все мужики тут же бросались... Да и нет во мне ничего такого, чтобы вот так пялиться. Грабить, по большому счету, тоже нечего если даже учитывать все добро, собственницей которого я являюсь.
Костик их пока не видел - он сидел спиной к залу, я же пару раз встречалась с холодными взглядами амбалов, от которых становилось не по себе... Или они на всех так смотрят? Если хотят ограбить, то будут страшно разочарованы - у меня в кошельке сто пятьдесят рублей, из которых большая часть уйдет на оплату ужина. На мне только маленькие золотые серьги, колец не терплю - они действуют мне на нервы, в особенности когда работаю. Моя "копейка" таким молодцам тоже не нужна, как я понимаю. Тогда почему они так глазеют? Было бы мне хоть двадцать... Но мне тридцать два... Самим орлам я не дала бы больше двадцати пяти.
Я расплатилась с официантом в вышитой крестиком косоворотке, и мы с сыном отправились к нашей машине. Бритоголовых молодцев видно не было. Я завела мотор и тронулась с места.
Уже подъезжая к основной дороге, я заметила, что за нами, не приближаясь и не удаляясь, движется "Паджеро" с тонированными стеклами.
"Кому ты нужна? - сказала я себя. - Не паникуй раньше времени. Подумаешь - "Паджеро", Хозяева тоже закончили ужин и едут домой".
Мы выехали на шоссе. "Паджеро" не отставал. Внезапно я заметила, что перед нами на той же скорости, что и я, движется белый "Форд-Скорпио". Этот-то откуда взялся? Сколько в нем сидит народу, рассмотреть было невозможно: стекла такие же, как в "Паджеро", тонированные. Правда, насчет джипа я могла сказать, что там по крайней мере двое - водитель и пассажир на переднем месте.
Я решила немного увеличить скорость. Потом снизила ее. Все мои действия повторял почетный кортеж. Костик тоже его заметил, но ему было страшно интересно. Он высказал несколько предположений, ни с одним из которых я не согласилась. Я вообще терялась в догадках, в очередной раз задавая себе вопрос: кому мы нужны?!
Километра через четыре на встречной полосе показалась "БМВ". Стекло у водительского места было приспущено. Поравнявшись с "Фордом", "БМВ" сбавила скорость, из окна высунулась коротко стриженная голова на толстой шее, что-то прокричала людям в "Форде", затем немецкая машина вообще встала, пропуская нас троих. С "Паджеро" они тоже обменялись какими-то репликами. Я посмотрела в зеркало заднего вида. "БМВ" разворачивалась.
А затем началось светопреставление.
"БМВ" догнала нас с Костиком, и все три машины сопровождения взяли мою несчастную "копейку" в "коробочку", прижимая ее к обочине. Скорость все время падала. Мне ничего не оставалось делать, как остановиться.
Из всех трех машин тут же высыпали дюжие молодцы, выведенные, должно быть, в одном инкубаторе, и лихо распахнули дверцу рядом со мной и заднюю.
- Вылезайте! - вместо приветствия заявил огромный бандерлог со сбитым на сторону носом.
- У меня только пятьдесят два рубля, - сказала я, не найдя реплики лучше.
- Вылазь, тебе говорят! - бандерлог начинал злиться.
Второй молодец тем временем выволок Костика с заднего сиденья. Ребенок заревел и заявил, что без Тамагошки (как сын его называет) он никуда не поедет. Я никак не могу привыкнуть к этому новомодному увлечению собственного отпрыска и не понимаю, как электронные игрушки смогли заменить привычные, в которые играли в детстве мы. Я сама очень хотела бы завести собаку, но понимаю, что мне не осилить три прогулки в день. Костик же не страдает от отсутствия домашнего животного, а младшего братика перестал хотеть с появлением тамагочи, которого он всюду таскает с собой. Правда, иногда забывает его покормить. Слава богу, ребенок переживал только после смерти первого электронного друга, а осознав, что его можно без особого труда "родить" заново, успокоился. На этот раз тамагочи лежал в багажнике в большой спортивной сумке с вещами Костика, которые я забрала от тетки.
- Кто такой тома... или как там его?! - заорал один из террористов.
Я пояснила. Неужели молодцы ничего не слышали про новейшие достижения электронной промышленности? Или им не до электроники? Все больше на свои пудовые кулачищи полагаются?
Мой багажник открыли без помощи ключей, схватили сумку с вещами и потащили ее в "Форд". Нас с Костиком бесцеремонно усадили в "Паджеро", подперев с двух сторон собственными торсами. Свою сумочку я прижимала к груди - там лежали ключи от дома и документы.
Как только все расселись по машинам, молодчики тут же сорвались с места, развив скорость, на которую я сама никогда бы не решилась. Моя незапертая "копейка" сиротливо осталась стоять на обочине.
* * *
Мы сделали несколько поворотов, я совсем запуталась, но вопросов не задавала. Костик пару раз открывал рот, но его попытки что-то разузнать были грубо пресечены. Я обнимала ребенка за плечи и прижимала к себе. Наконец мы притормозили перед каким-то строением, изрядно напоминающим средневековый замок. Не хватало только рва вокруг и подъемного моста. Правда, бетонный забор, окружающий замок, был весьма внушительным. Как я подозреваю, чтобы через него перебраться, потребовалось бы альпинистское снаряжение. Нельзя было исключать, что поверху пущен электрический ток. Я успела заметить какие-то провода.
Когда мы въехали во двор, залаяли собаки. К счастью, они были где-то заперты. М-да, отсюда так просто не убежишь...
Нас не очень вежливо вытолкали из машины, завели в дом и проводили в просторную комнату на третьем этаже одной из башенок.
На окнах были решетки, правда, фигурные, но сквозь них пролезть не смог бы даже Костик, не говоря уже обо мне. Да и как бы мы спустились на землю по гладкой кирпичной стене, не располагая никакими специальными приспособлениями? В комнате стояли две полуторные кровати, имелся большой стенной шкаф, два кресла, трюмо, журнальный столик, посередине которого красовалась огромная ваза с фруктами, холодильник, заполненный безалкогольными напитками и пивом, а также совмещенный санузел с импортной сантехникой. В общем, комната напоминала номер в дорогой гостинице - судя по качеству мебели, общему оформлению интерьера и всему, что предстало нашим взорам.
Костик тут же отправился в ванную и принялся изучать выставленные там бутылки с шампунем. Он терпеть не может мыть голову и всегда орет, что ему щиплет глаза, так что мы пользуемся только "Чебурашкой", на которую он соизволил согласиться. Тут, правда, именно этого шампуня не оказалось.
- Мы здесь надолго, мам? - поинтересовался Костик.
- Спроси что-нибудь полегче, - ответила я, не зная, распаковывать вещи или нет.
Барахла у Костика было предостаточно, я же брала себе только смену белья, майку, купальник, длинную футболку и спортивную олимпийку на тот случай, если вечером станет холодно. В общем, придется мне довольствоваться джинсовой юбкой и менять футболку, что была на мне сейчас, на майку, валявшуюся в сумке.
"Э, что это ты, милашка? - одернула я себя. - Нас что, тут всю жизнь держать собираются?"
Я подошла к двери, ведущей в коридор, и дернула ее. Она была заперта снаружи. Как, впрочем, и следовало ожидать. Правда, практически сразу же после того, как я ее дернула, ключ в замке повернулся, дверь распахнулась, и на пороге появился верзила в майке-тельняшке, подчеркивающей мощнейший торс. На правом бицепсе выделялась татуировка - якорь с надписью "Северный флот".
- Чего? - вопросительно уставился на меня моряк.
- "Чебурашки" нет, - встрял Костик.
- Чего? - повторил моряк, переводя взгляд на моего сына.
- Где "Чебурашка"? - спросил Костик. - Почему нет "Чебурашки"?
Я молчала, не принимая участия в этой высокоинтеллектуальной беседе.
- Сейчас узнаю, - заявил моряк, закрыл дверь, повернул ключ в замке и удалился - по крайней мере я слышала топот ног, спускающихся вниз по лестнице.
- Ты уверен, что он тебя понял? - обратилась я к сыну.
Костик ехидненько захихикал и ответил:
- А мы сейчас посмотрим. Как настоящие герои поступают с террористами?
Я не представляла, что с ними делают и ненастоящие, а главное - простые российские граждане, каковыми являлись мы с сыном.
- Они их ней-ней... нейтрализуют! - наконец выдал Костик. - Надо осмотреть нашу темницу. Какие тут есть средства борьбы с врагом? Нужно использовать все, что тут отыщется и что враг нам оставил.
И Костик принялся за дальнейшее исследование нашей "темницы". Правда, предоставленную нам комнату так назвать я бы не решилась: из трех окон, хоть и небольшого размера и закрытых решетками, света внутрь попадало достаточно. Мы вполне могли насладиться окрестным пейзажем - лесом, полем и дорогой, заканчивающейся у особняка. Других домов, насколько я помнила, вокруг не было, из окна тоже ничего похожего на человеческое жилище не просматривалось. Если и удастся отсюда сбежать, то не знаешь, куда выйдешь, если двинешься по этой дороге... Не в лес же углубляться? С другой стороны, только в лесу и можно скрыться. В поле и на дороге сразу же заметят.
Пока мы ехали сюда, машины здорово петляли - наверное, чтобы запутать меня. Глаза-то нам с сыном не завязывали. Вначале стояли какие-то дома, я что-то пыталась запомнить, потом бросила это занятие - и вдруг мы оказались на пустынной колее, по обе стороны которой вдаль уходили поля. И затормозили у этого средневекового замка. Что было перед поворотом? Нет, не вспомню. Я тогда уже запуталась. Да и местность эту совсем не знаю. Знаю только дорогу к тетке, а что по ее сторонам... И как отсюда убежишь? С такими головорезами в охране?
"Главное, - решила я для себя, - выяснить, что похитителям от нас надо. В общем-то, разместили нас, как дорогих гостей, если не считать решеток на окнах".
Моряк все не возвращался. Костик осмотр комнаты закончил, взял из холодильника банку колы, вытащил из сумки книжку русских народных сказок и углубился в чтение. Я решила выстирать майку и белье, чтобы иметь смену.
Когда я их уже развешивала на леску, на которой держалась закрывающая ванну непромокаемая занавеска, дверь в нашу комнату открылась и на пороге возник моряк в сопровождении невежливого бандерлога, ультимативно потребовавшего на шоссе, чтобы я вылезала из машины.
- Принесли? - невозмутимо спросил Костик, устроившийся в кресле.
Молодцы ему не ответили, вместо этого заглянули в ванную, увидели меня, развешивающую белье, выпучились, я же невозмутимо отвернулась и принялась расчесываться, наблюдая за тюремщиками в зеркало. Молодцы хмыкнули.
Костик поднялся с кресла и дернул моряка за штаны. Уж если моему ребенку чего захотелось, то так просто от него не отделаешься. Тюремщики, правда, об этом пока не знали.
- Дядя, ты принес мне "Чебурашку"? - снова спросил Костик у моряка.
- Чего? - опять удивился тот.
Мне хотелось поинтересоваться, знает ли представитель Северного флота еще какие-то слова, но я решила пока поумерить свое любопытство.
- Зачем он тебе? - спросил второй.
- Мама собиралась сегодня меня мыть, - ответил Костик.
- Чего? - снова выпучился на сына моряк.
- Не понял, - признался бандерлог.
- Чего тут непонятного? - спросил мой сын.
- Все, - сказал бандерлог.
По крайней мере, этот - человек честный, порадовалась я. Не понимает и смело признается в этом. Пытается докопаться до сути. Похвально. Но как бы нам побыстрее избавиться от общества обоих и продолжить свой путь домой?
- Ребенок, объясни подробно, - попросил бандерлог, устраиваясь на кровати. Кровать скрипнула.
Моряк занял одно из кресел. Я решила, что мне тоже следует поприсутствовать при беседе, и устроилась на подоконнике, предполагая, что следующие полчаса должны пройти очень интересно. Хоть развеем рутину привычных будней. Когда еще возьмут в заложники, да в такие ценные, судя по предоставленным условиям? Я вообще считаю, что по возможности нужно стараться от всего получать удовольствие. Ведь в любом явлении есть что-то положительное. Только не каждый его видит - или просто не хочет видеть. Если мы с сыном тут развлечемся, поживем на халяву (хоть денек) - не так уж плохо. А может быть, даже хорошо?
- Мама собиралась меня сегодня мыть, - начал Костик свои объяснения, потому что в понедельник отключают горячую воду, а раз в понедельник, то ее может не быть уже в воскресенье вечером, и завтра все станут мыться, и напор будет плохой, потому что мы живем на последнем этаже.
- Вода будет все время, - заявил бандерлог. - На всех этажах. Можете не беспокоиться.
- Не будет, - настаивал Костик. - Если объявление повесили, что отключат, то отключат. А мыться к бабушке я не поеду.
- Помоешься здесь, - бандерлог, кажется, начинал что-то понимать.
- Здесь нет "Чебурашки", - покачал головой мой сын.
Мы опять вернулись к исходным позициям.
- Тебе тамагочи мало? - спросил бандерлог, кивая на лежащую в изголовье одной из кроватей игрушку.
Значит, все-таки знает, что это такое? А возможно, проконсультировался у начальства? Или на шоссе вся компания была так увлечена процессом захвата, что не воспринимала иностранные слова? Плохо они проникали в серое вещество, скрытое пуленепробиваемыми лбами. Игрушка-то, по-моему, как раз предназначена для существ, находящихся на интеллектуальном уровне наших похитителей. Или для детей в возрасте моего ребенка.
- А он-то здесь при чем? - удивленно посмотрел на дядю Костик.
Молодцы решили обратиться за объяснениями ко мне. Но я не стала просвещать их по поводу наших семейных привычек, вместо этого поинтересовавшись, долго ли господа собираются нас здесь держать. Я предпочту погреть воду у себя на плите, чтобы вымыть сына в своей старой чугунной ванне, чем плавать в дорогой пене под сводами темницы. Сколько мне еще терпеть это заточение в четырех стенах? Правда, насчет стен я малость загнула - башня-то круглая.
- Пока твой папаша тебя не выкупит, - ответили мне.
- Чего? - на этот раз тупо удивилась я.
- А во сколько вы оценили маму? - встрял Костик.
- Миллион баксов, - небрежно сообщил бандерлог.
Я тут же посмотрела на себя в зеркало и заметно приподнялась в собственных глазах. Приятно было услышать свою оценочную стоимость, выраженную в твердой валюте. Только вот откуда родитель возьмет такие деньги? Но это было уже второй мыслью, немного омрачавшей радость от первой.
- И дите обойдется ему во столько же, - добавили молодцы. - Вот уж не гадали, что у Чапая внук есть. Скрывал ото всех. Старый прохиндей. Ты где его прятала?
Я удивленно посмотрела на молодцев. Какой Чапай? Мой родитель никоим образом не походил на легендарного героя, а все мои знакомые знали, что Костик имеет место быть.
С каждой минутой я убеждалась в том, что меня с кем-то перепутали. Вот только что они с нами сделают, когда об этом узнают? Развеивать ли заблуждение тюремщиков, или пусть пока пребывают в неведении?
- Ну, не хочешь говорить - не надо, - тем временем заявил бандерлог. Приедет Артем - ему все равно все выложишь. Он с тебя три шкуры спустит за Сашку. Как раз на днях собирался.
- Кто такой Сашка? - встрял Костик.
- Один бывший мамин знакомый, - пояснили ребенку.
- Никакого Сашки не было, - заявил мой сын. - Моего папу зовут Андрей. Потом был дядя Леша.
- Был еще и дядя Саша, - упрямо твердил бандерлог.
- Не было, - настаивал Костик.
- Саши не было, - подтвердила я, возмущенная тем, в каком неблаговидном свете меня представляют перед собственным ребенком. Можно подумать, я каждый день меняю мужиков. Я если и завожу отношения с мужчиной, то только с глубоко положительным и сразу же представляю его ребенку. Я считаю, что с сыном нужно быть честной. И объясняю, что мне нужно устраивать свою личную жизнь. Причем Костик твердо знает, что я никогда не выйду замуж за человека, который будет к нему плохо относиться.
- А кто из-за тебя, из-за маньячки, свихнулся?! - заорал моряк.
Я порадовалась тому, что он знает еще несколько слов русского языка, но тут же забеспокоилась о возможных последствиях неблаговидного поступка некой личности, которую мои тюремщики считали... не совсем здоровой. Следовало вытянуть из них как можно больше информации.
Но сын меня опередил, попросив пояснить, кто же все-таки такой этот Саша.
Оказалось, что дядя Саша - это друг и соратник дяди Артема, спутавшийся с мамой Костика, хотя его и предупреждали, что делать этого не следует. Но он никого не слушал, а мама тем временем крутила им как хотела, свела с ума, а потом бросила, найдя себе другую жертву. Дядя Артем, единственный, смог найти в себе силы первым порвать со мной отношения, чем меня сильно разозлил. Я и решила отыграться на его соратниках. Тут-то в мои сети и попался дядя Саша. Несмотря на лечение у каких-то модных сексопатолога и психоаналитика, дядя Саша с тех пор ходит сам не свой и постоянно бредит. Работать не может, делать ничего не хочет, вообще стал похож на животное.
Я не решилась высказывать свое мнение о том, на кого похожи наши тюремщики, хотя и ощущала себя, словно в загоне рядом с братьями нашими меньшими, только очень крупных размеров.
Вместо этого я попробовала выяснить, кто же такой Артем.
- Не придуривайся, - ответили мне.
- Кто такой Артем? - тогда спросил Костик.
- Дедушкин конкурент, - ответили ему.
- Он из другой партии? - на полном серьезе уставился на тюремщиков Костик.
Они тоже на него вылупились.
- А к какой партии принадлежит дедушка, ты знаешь? - спросили у ребенка, также посматривая и на меня.
- Он коммунист, - без запинки ответил Костик. - Он требовал, чтобы я вступил в октябрята. У них там была какая-то торжественная церемония для внуков и детей членов партии. А у нас в классе никто про таких не слышал. И даже кто такой Ленин, не все знают. А я знаю, потому что мой дедушка мне много всего про этого Ленина рассказывал. Но мама была против - не хотела, чтобы я вступал в октябрята, - и меня отбила. Дедушка не сдается и хочет, чтобы я потом вступил в пионеры. Но мама тоже против. А я еще не решил. Но у меня есть время подумать.
Взгляды у молодцев стали какими-то осоловевшими, они их постоянно переводили с Костика на меня и обратно.
- Чапай - коммунист?! - наконец натужно родил моряк.
- Дедушка Чапай? - тут же переспросил Костик, наслушавшийся от моего родителя сказочек про легендарного героя, кстати, одного из любимых литературных персонажей папаши. - А как же. Вы что, не знали?
- Не знали, - процедили молодцы и опять переглянулись.
- А вы что думали? - поинтересовался Костик.
По-моему, с этим процессом у молодцев было не очень, но они явно не предполагали, что некий ныне здравствующий Чапай поддерживает партию Зюганова. Выяснить бы, чем он вообще занимается. Кто такой и с чем его едят?
Внезапно на боку у бандерлога запищала рация. Молодец послушал, что ему сообщили, сказал: "Окей", отключил рацию и встал.
- Артем подъезжает, - сообщил он нам с Костиком. - Готовьтесь.
С этими словами моряк с бандерлогом покинули нашу комнату, закрыв дверь и повернув ключ в замке.
- Что будем делать? - посмотрел на меня сын.
- Готовиться, - ответила я, решив подправить макияж, чтобы предстать перед неизвестным мне пока Артемом в апогее своей формы. Уж если меня оценили в миллион долларов, то нужно не ударить в грязь лицом и постараться соответствовать оценочной стоимости. Хотя бы на одну д...цатую часть.
Я удалилась в ванную, оставив дверь открытой, а Костик устроился на подоконнике, чтобы наблюдать за развитием событий во дворе и комментировать происходящее.
Через несколько минут ворота отворились и на территорию замка въехал очередной навороченный джип с тонированными стеклами. Модель машины мой ребенок определить не смог. Из джипа выбрались четыре человека.
- Два монстра, два нормальных, - крикнул сын.
"И какими, интересно, окажутся эти "нормальные"?" - подумала я.
Теперь во дворе стояло уже четыре машины иностранного производства. Я же с ностальгической грустью подумала о своей "копейке". Где-то сейчас моя девочка? Стоит небось брошенная на обочине. Если еще не угнали. Неужели теперь останусь без машины? "С головой бы остаться", - тут же одернула я себя.
Минут через двадцать после прибытия в замок новой партии людей наша дверь распахнулась, на пороге возник моряк и произнес одно слово:
- Пошли.
Я хотела взять свою сумку, а Костик - тамагочи, но моряк велел:
- Все оставить здесь.
Мы оставили и тронулись вниз по лестнице. Моряк замыкал шествие. У нижней ступеньки нас уже ждал бандерлог, и мы вчетвером пошли в конец коридора первого этажа, где остановились у предпоследней двери. Бандерлог ее распахнул и приказал нам заходить.
Мы с сыном оказались в большой гостиной с камином, перед которым стоял обтянутый зеленым сукном стол с четырьмя креслами вокруг. Два были заняты. У каждого из двух окон находилось по молодцу, еще несколько личностей (все из того же инкубатора) прогуливались по коврам.
При нашем появлении все застыли на местах. Дверь за нашими спинами закрылась, и бандерлог с моряком вытянулись по стойке "смирно" справа и слева от нас с сыном. Я держала Костика за руку.
На несколько секунд в гостиной воцарилась мертвая тишина. Я чувствовала себя несчастной зверюшкой в зоопарке, на которую приходят посмотреть всякие идиоты, ожидающие увидеть что-нибудь "эдакое".
Что я сделала бы на месте такого зверя?
Я высунула язык и показала его мужчине лет тридцати пяти - довольно привлекательному кареглазому шатену, восседавшему в одном из кресел с сигаретой в руке. Мне показалось, что он тут главный.
Желание показать язык возникло не только у меня - у Костика оно появилось одновременно со мной. Вообще-то мы - мать с сыном, можем же мы думать одинаково? Особенно в критических ситуациях?
Мужик с сигаретой вскочил с кресла так, словно его в мягкое место только что ужалила пчела, и заорал благим матом:
- Кого, мать вашу, вы сюда привезли?!
Я быстро закрыла ребенку уши, чтобы он не слышал всех произносимых дядей колоритных выражений, адресованных нашим похитителям.
Если за миг до этого в гостиной стояла мертвая тишина, то теперь все, собравшиеся в комнате, орали как резаные. Сигарета у мужика в руке догорела до фильтра, он обжегся, в очередной раз выругался, бросил ее на ковер, прожег в ковре дырку, опять выругался, а потом в бессилии плюхнулся в кресло.
Крики стали понемногу стихать, и тут Костик заявил, что он хочет пить. Все смолкли.
- Принесите, пожалуйста, ребенку попить, - очень вежливо сказала я, подумывая, не попросить ли еще разрешения сесть. Стоять перед этой оравой мне порядком надоело.
- Принеси, - кивнул шатен моряку.
- Колы, - добавил Костик.
Моряк удалился.
- Садитесь, - устало сказал шатен нам с сыном, указывая на два свободных кресла.
Мы сели. Появился моряк с банкой колы.
- А стакан? - спросил ребенок. - Мама мне всегда говорит, чтобы я не пил из банки. На ней микробы.
Из бара, находящегося в комнате, тут же извлекли несколько бокалов и поставили их на зеленое сукно.
- А что будете вы? - спросили у меня.
- Виски. Без содовой, - ответила я, полагая, что сегодня за руль мне садиться уже не придется, да и, откровенно говоря, выпить хотелось здорово, причем чего-то покрепче. Я понимала, что в сложившейся ситуации без полбутылки не разберешься.
Когда мы все устроились со стаканчиками, а те, кому не хватило сидячих мест, подперли спинами стены, старший снова очень внимательно посмотрел на меня и заявил:
- Но похожа, черт побери...
- На кого я похожа? - решила выяснить я.
- На Анку, - пояснил старший.
Можно подумать, я знаю, кто такая Анка. Я как раз поинтересовалась об этом. Старший усмехнулся и наконец спросил, как меня зовут.
- Лера, - представилась я.
- За знакомство, Лера! - поднял свой бокал шатен и чокнулся со мной. Артем. Ребенок, а тебя как звать-величать?
Ребенок представился. Остальные присутствующие промолчали, да я бы все равно их всех не запомнила, тем более многие смотрелись как близнецы.
- То есть вы даже не знали, что так похожи на Анку? - поинтересовался Артем.
Я завелась и высказала Артему все, что думаю о захвате нас с Костиком в плен и его молодцах, обращавшихся с нами не очень вежливо, чтобы не сказать хуже.
- Я не знаю никакой Анки и никакого Чапая и знать их не хочу! закончила я свое сольное выступление.
- Но про Чапая ты знаешь, - заметил Артем, переходя на "ты". - Я его не упомянул ни разу. Упомянула ты.
- Эти рассказывали, - встрял Костик, кивая на застывших у двери моряка с бандерлогом.
- Что рассказывали? - быстро спросил Артем, бросая суровый взгляд на подчиненных.
- Они говорили, что Чапай - мой дедушка, сообщил Костик. - И не верили, что он коммунист.
Минут двадцать ушло на выяснение сути беседы, состоявшейся в отведенной нам с сыном комнате. Еще через полчаса собравшиеся знали все про мои отношения с родителями, умершую бабушку, наши с Костиком жилищные условия и род моих занятий. Мне же, к моему великому сожалению, ничего нового выяснить не удалось. Артем, следует отдать ему должное, очень умело вел допрос, выясняя все, что его интересовало, и не предоставляя взамен никакой информации. Остальные в разговоре не участвовали, только напряженно слушали.
Вскоре мы переместились в другую комнату, где уже был накрыт стол. Мы во второй раз поужинали. Ребенок уплетал подаваемые яства за обе щеки.
- В общем, так, - заявил Артем в конце трапезы. - Сегодня ехать в город уже поздно. Переночуете здесь. Условия, я надеюсь, устраивают?
Я кивнула. Мне еще не приходилось жить в подобных апартаментах.
- А завтра ребята отвезут вас домой.
- Где моя машина? - уточнила я.
Артем вопросительно посмотрел на бандерлога.
- Ну это... - протянул он. - Мы когда увидели, что Анька на такой колымаге...
- На ней мой прадедушка тринадцать лет ездил и мы с мамой уже пять, встрял Костик.
Бандерлог молчал.
- Где моя машина? - повторила я, глядя прямо на похитителя.
- Ну, там осталась... - протянул он. - Ну, мы думали...
Артем тут же отдал распоряжение, чтобы за моей машиной съездили и пригнали ее к дому. Я поблагодарила его.
Вскоре мы с сыном отправились в предоставленные нам апартаменты. Но перед тем, как ребенок заснул, я спросила его мнение о наших новых знакомых - всегда полагаюсь на его детскую интуицию.
Костику понравились два наших основных тюремщика - моряк с бандерлогом.
- А дядя Артем? - уточнила я.
- Он злой, - сказал ребенок. - Я ему не верю.
* * *
Утром нам предложили съездить искупаться и позагорать. Мне это не понравилось.
- Где Артем? - спросила я.
Мне ответили, что он уже уехал (и в самом деле, второго джипа во дворе не было видно), приказав развлекать нас до обеда, накормить, а потом отвезти домой.
- Вчера я поняла, что домой нас отвезут утром, - заметила я.
Мне ответили, что обстоятельства изменились.
Складывающаяся ситуация начинала мне нравиться все меньше и меньше. Прав был мой ребенок, заявив вчера перед сном, что дяде Артему он не верит. Хозяин замка, видимо, решил меня как-то использовать, заметив внешнее сходство с какой-то Анкой, дочерью Чапая? А если все-таки согласиться поехать на речку, а там попытаться сбежать? Нет, как тут сбежишь, от такой-то оравы?
- Где моя машина? - решила выяснить я.
На этот раз мне ответили, что машина будет позднее.
Костик высказался за купание, и мы отправились на "Паджеро" к какому-то очень чистому, но довольно холодному озеру, где провели часа три. Костика всячески развлекали, что ему очень понравилось. Приятный молодой человек поддерживал со мной беседу на отвлеченные темы, но стоило мне задать какой-нибудь вопрос на одну из интересующих меня, как он тут же уводил разговор в другое русло.
Когда мы вернулись в замок, нас уже ждал обед, после которого мне сказали, что можно возвращаться домой.
Я удивленно посмотрела на говорившего. Честно признаться, теперь я уже не ожидала, что меня так просто отпустят. Парень усмехнулся.
- Все нормально, - сказал он. - Задержка вышла, пока оформляли машину.
- Что? - уставилась я на него. - Зачем ее оформлять?
- Ну ваша, в общем...
- Где моя машина?! - взвизгнула я.
Мне предложили пройти во двор. Там стояла, поблескивая на солнце, ярко-красная "Тойота-Королла" с тонированными стеклами.
- Вот, - сказал провожатый.
- Что "вот"? - не поняла я.
- Ваша машина. Документы в "бардачке". Не волнуйтесь. Машина не "паленая". Документы в полном порядке.
У меня от удивления открылся рот. У Костика тоже.
- Простите за доставленное беспокойство. Вас проводят до выезда на шоссе.
Я приложила немалые усилия, чтобы не завопить от радости.
ГЛАВА 2
"Тойота" оказалась девяностого года выпуска, но в прекрасном состоянии и совсем недавно покрашена. Сидя за рулем, я просто наслаждалась жизнью.
Несколько дней весь наш двор обсуждал появление у меня новой машины. Я таинственно улыбалась. Костик молчал, как партизан на допросе в гестапо.
Мы, как я уже говорила, живем в самой обычной "хрушевке", но ее месторасположение имеет один большой плюс - перед домом простирается заброшенный яблоневый сад.
Когда мои бабушка с дедушкой переехали в этот дом из коммуналки, место новостройки еще нельзя было считать городом, хотя официально оно значилось в пределах его границ. Территория принадлежала то ли колхозу, то ли еще какому-то сельскохозяйственному объединению. Огромный сад был обнесен забором, его охранял сторож с дробовиком, иногда пускавший сюда молодых мамаш с колясками за рубль с носа. И до сих пор этот район Питера остается относительно зеленым. По крайней мере есть где гулять с ребенком, есть места для выгула собак, дорожки для бегунов, а посреди сада даже заасфальтирован круг, чуть меньше километра, на котором тренируются лыжники на лыжероллерах. Единственный недостаток - в саду нет никакого водоема, а то бы в жаркую летнюю погоду можно было, не отъезжая никуда от дома, просто лечь у водички и позагорать. Правда, я и так загораю в саду, потом плескаюсь в собственной ванной. И до карьеров, тоже оставшихся в нашем районе, от меня недалеко - в особенности на машине.
Автомобили, стоявшие вдоль нашей пятиэтажки, никогда не отличались ничем особенным. Да и что могут себе позволить жители "хрущобы"? Видавшие виды "жигуленки" и "Москвичи", "Запорожец", изредка иномарка с какой-нибудь немецкой свалки. Моя ярко-красная "Тойота" казалась дамой в вечернем платье в окружении бомжей.
Я решила, что обновку следует держать на платной стоянке, которой раньше никогда не пользовалась. Я вообще всегда считала: зачем машина, за которой нужно куда-то ходить? Многие могут со мной не согласиться, но, по-моему, машина должна стоять под окнами, чтобы прыг в нее - и понеслась по делам. Однако оставлять под окнами "Тойоту" было бы неразумным, тем более что мы живем на пятом этаже. И что я смогла бы предпринять против угонщиков? Все жду не дождусь закона, который давал бы владельцу полное право охранять собственное имущество любыми возможными средствами. А то наши правоохранительные органы и достаточную защиту обеспечить не могут, и нам прав не дают. Вот если бы каждый вор знал, что автовладелец имеет узаконенное право высунуться из окна с двустволочкой (дробовиком, автоматом и т. п. - у кого что имеется) и пальнуть по заинтересовавшимся его машиной лицам, не задавая никаких предварительных вопросов, угонов, наверное, стало бы гораздо меньше. Так же, как квартирных краж. Но все это - несбыточные мечты.
Вечером в воскресенье ко мне в дверь позвонил сосед, держащий в каждой руке по бутылке.
- Надо отметить твое приобретение, - заявил Артур. - У кого будем? У тебя, меня или Лехи?
Из комнаты появился Костик и поздоровался с дядей Артуром.
- О, ты ребенка еще не отправила? Ребенок, ты надолго к маме на побывку?
- Завтра повезу к бабушке с дедушкой, - сообщила я, ясно представляя, как родители отреагируют на новую машину.
- Ну тогда давай у тебя, - сказал Артур. - Сейчас Леху привезу.
Я должна сделать небольшое отступление, рассказать о моих соседях.
У нас на площадке три квартиры: две двухкомнатные - одна напротив другой, и трехкомнатная по центру. Напротив меня проживает Артур Михайлович Иванов вместе с мамой и бабушкой. Правда, дамы сейчас на даче поднимают сельское хозяйство, чтобы всю зиму кормить сына запасами, сделанными летом. Артур имеет кожу совершенно черного цвета. Хотя он и мулат, но при виде его никогда не скажешь, что матушка его - представительница белой расы.
Тетя Таня - детский врач-терапевт нашей районной поликлиники, в свое время стала невольной жертвой советско-нигерийской дружбы. СССР активно помогал нашим черным друзьям в подготовке национальных кадров, и дети царьков, князьков и прочих высокопоставленных лиц слаборазвитых стран обучались разным наукам, чтобы, в частности, развивать здравоохранение у себя на родине. Некий Муртала был одним из будущих врачей. Так он и познакомился с мамой Артура.
Правда, Артур появился на свет уже после того, как Муртала навсегда отбыл в солнечную Нигерию. Отчество сыну записали русское, наиболее близкое к тому, что можно составить, исходя из имени папаши, а фамилия досталась от матери. В результате получился Артур Михайлович Иванов, совершенно черного цвета.
Тетя Таня замуж так никогда и не вышла. Несколько поклонников, завидя ее отпрыска, как-то быстро исчезли с горизонта. Все эти сплетни я знала от своей бабушки, у которой часто гостила.
Артур, выращенный мамой и бабушкой, был ребенком избалованным, тем более что обе женщины считали его бедненьким, несчастненьким и обделенным и просто сдували с него пылинки. Его закармливали шоколадом и прочими сладостями, а родители деток, которых приводили на прием к тете Тане в поликлинику, зная, что у врачихи ребенок-негритенок, почему-то дружно презентовали ей бананы, являвшиеся в детские годы Артура дефицитом. Шоколад негритенок поедал с удовольствием, а вот бананы ему почему-то не нравились, и его стало от них тошнить уже в годы банановых лишений советского народа, теперь же он, как признавался сам, просто отворачивался, проходя мимо палаток, торгующих фруктами, продавцы которых, заметив Иванова, тут же начинали зазывать его к себе, предлагая купить ненавистные бананы.
В настоящее время господин Иванов представлял собой этакую стодевяностосантиметровую махину с огромными лапищами и небольшим животиком и смотрелся весьма экзотично на шестиметровой кухне и в прочих закутках наших мини-квартир.
В трехкомнатной квартире жил бывший одноклассник Артура Алексей Охрименко с родителями. Лехе в жизни крупно не повезло - он подорвался на мине в Афганистане и лишился обеих ног. Теперь его заветной, но, видимо, неосуществимой в обозримом будущем мечтой были немецкие протезы. Леха передвигался в инвалидной коляске, которую во двор ему помогал спустить друг Артур. Вот где пригодилась негритянская силушка - как бы Леха или его родители спускали его с нашего пятого этажа без лифта? Сидеть бы инвалиду безвылазно в четырех стенах, а так они запросто выходят погулять. Артур катает Леху по асфальтовому кругу в яблоневом саду.
Но выходят они явно не только погулять.
Я терялась в догадках, чем занимаются мои дорогие молодые соседи. Я знала, что Леха освоил компьютер и вообще хорошо разбирается в электронике, но, когда бы я ни заглянула к нему, он играл в игры на своем компьютере, но не работал. Время от времени я видела, как вдвоем с Ивановым они загружаются в "Жигули" Артура и куда-то уезжают. Возвращаются оба довольные, словно коты, налакавшиеся сливок. Я никогда не спрашивала ни Артура, ни Леху о роде их деятельности, а сами они никакой информацией не делились. По-моему, их родители тоже пребывали в неведении, или сыновья вешали им какую-то лапшу на уши, но, главное, деньги у ребят водились - хватало на нормальное питание обеих семей и даже на выпивку хватало, но только не на Лехины протезы.
Ни Артур, ни Леха женаты не были, и я ни разу за два года проживания в этой квартире не видела ни одного, ни другого с женщиной. Ну ладно Леха куда он пойдет искать девчонку? Но Артур-то? Ведь есть любительницы сыновей Лумумбы. Более того, многие белые женщины очень восприимчивы к специфическим микромолекулам, вырабатываемым только мужчинами негроидной расы (я, правда, к таковым не принадлежу и себя в постели с Артуром представить никогда не могла - ни за какие коврижки).
Парни могли бы хоть иногда вызывать проституток - летом-то у Артура квартира вообще свободна, а у Лехи только отец, мать опять же на даче. Но девчонки к соседям ни разу не приезжали. Я бы услышала - с нашими-то "хрущобными" стенами.
У меня вначале были подозрения насчет нестандартной сексуальной ориентации молодых людей, но после того, как я стала свидетельницей их гневных речей о "голубых" после просмотра какой-то передачи, а также нелицеприятных высказываний в адрес Бори Моисеева, я свое мнение изменила.
Мужики были явно натуральной ориентации, оказывали мне знаки внимания правда, соблюдали меру, но о женщинах никогда не говорили. Традиционного мужского трепа о своих победах и похождениях не было.
Матери Артура и Алексея после того, как я переехала в нынешнюю квартиру, исподволь выспрашивали меня, как я посмотрела бы на более тесные отношения с их сыновьями. Каждая, естественно, интересовалась своим. Меня считали женщиной вполне положительной, знали с детства, а уход за лежачей бабушкой добавил мне много плюсов.
Костика баловали всей лестничной площадкой. Я радовалась, что рядом живут два молодых мужика, которые хотя бы иногда занимаются моим сыном. Неплохо было бы иметь кого-то постоянного и в своей квартире, но, за неимением такового, приходилось довольствоваться соседями. Ребенок хорошо относился к обоим.
* * *
В самом скором времени Артур, Леха, Костик и я сидели на моей кухне. На кухне было уютней, чем в комнате, где к тому же всегда пахло краской и лаком от моих изделий.
Костику налили колы, мужики глушили водку, я потягивала винцо.
Я видела, что парни сгорают от любопытства, хотя и разговаривали пока на отвлеченные темы. Они расспрашивали Костика об отдыхе в Новгородской области, но время от времени косились на меня. Я про себя посмеивалась.
Наконец Леха не выдержал.
- Лера, а куда ты "копейку" дела? - спросил он.
- Нет больше "копейки", - заявила я.
- Слушай, ну не выбросила же ты ее?! - воскликнул Артур. - Ты не миллионерша, чтобы машинами разбрасываться.
Я сказала, что не знаю, где моя старая машина. Нет ее. И больше не будет.
- Ну не сквозь землю же она провалилась?!
Я пожала плечами.
- Лерка, ну не томи ты нас! - взмолился наконец Артур, вращая огромными белками. - Откуда "Тойота"? У тебя же бабок на нее отродясь не было. Поехала за ребенком на Новгородчину на "копейке", вернулась на "Тойоте". Где взяла-то?
- А там по пути раздают, - прозвучал ехидненький голосок Костика.
Соседи молчали, посматривая то на меня, то на сына.
- Это компенсация за доставленные нам неудобства, - честно ответила я.
Соседи вылупились на меня в четыре глаза.
Я уже несколько опьянела, да, в общем-то, захотелось и похвастаться перед кем-то. Мы с Костиком в два голоса принялись рассказывать о наших приключениях. Артур с Лехой слушали, раскрыв рты.
Когда я закончила, соседи долго молчали, потом хлопнули по очередной рюмке водки, и Артур спросил:
- Ты что, в самом деле не знаешь, кто такой Комиссаров?
- Я вообще не знаю, кто такой Комиссаров, - заметила я.
- А кто это такой? - встрял Костик.
- Дядя Артем, - пояснил Леха Костику.
- А в чем дело? - решила выяснить я.
Дело было в том, что Комиссаров, он же наш новый знакомый Артем, возглавлял одну из питерских бандитских группировок и просто так ничего никогда не делал. В особой щедрости тоже замечен не был, скорее наоборот, был прижимист и денег на ветер не бросал, независимо от того количества, в котором они у него водились. А водились в большом, поскольку основной интерес господин Комиссаров проявлял к нефтепродуктам. Женщины его слабостью ни в коей мере не являлись. Холост, женат вообще никогда не был. Услугами дам пользуется, но в умеренном количестве. По крайней мере, никогда никаких дорогих подарков даже постоянным подружкам не делал.
- А вы с ним лично знакомы? Откуда такие исчерпывающие сведения? поинтересовалась я.
- Наслышаны, - кратко ответил Леха, переглянувшись с Артуром.
- Ну, мало ли что люди говорят... - протянула я.
- Лера, это не шутки! - завопил Артур, а потом добавил более спокойным голосом: - Уехали бы вы куда-нибудь с ребенком на время. Хотя бы опять на Новгородчину.
Я призадумалась и как-то стала быстро трезветь. Разговор мне не нравился. Мои соседи не стали бы пугать меня зря. Что им с того? В правдивости их слов я тоже не сомневалась: конечно, этот самый Комиссаров бандит, разве честный человек может отгрохать подобный средневековый замок, в коем удалось погостить нам с сыном? Слово "нефть" и производные от него меня тоже как-то всегда настораживали.
- Я не могу никуда уехать, - сказала я парням. - У меня работы полно. И тетка Катя отчаливает на Урал.
- Поживи в ее доме, - тут же предложил Леха. - Она что, тебе ключи не оставит?
- Оставить-то оставит... Но мотаться с Новгородчины в Питер...
- Жизнь дороже, - заметил Артур.
Даже так? Далее мне сообщили, что Артем - человек, который никогда не упускает свою выгоду и извлечь ее может из чего угодно. Мидас какой-то все, до чего он дотрагивается, превращается в золото, вернее, в твердую валюту. Скуп, повторили мне. По его меркам, моя "Тойота", конечно, машинка дешевенькая, но все равно на незнакомую женщину он никогда бы не потратил несколько тысяч баксов, даже если бы эта женщина ему очень понравилась. Он определенно намерен использовать меня в своих корыстных интересах.
В каких - не составляло труда догадаться. Узнав о моем невероятном сходстве с одной своей знакомой (а знакомы они, похоже, очень тесно), Комиссаров тут же сообразил, как он сможет на этом заработать. И в эту самую минуту, не исключено, сидит в своем замке и что-то замышляет. Про Чапая мои соседи тоже были осведомлены и поведали, что зовут отца моей копии Василий Иванович, фамилию он имеет Поликарпов. С давних времен известен как Чапай. Во-первых, по имени-отчеству, во-вторых, потому что в юные годы, проведенные в местах не столь отдаленных, имел в этих самых местах "шестеркой" некого Петьку. В общем, кличка прилипла давно, и Чапай от нее не отказывается. Может, поэтому и дочь назвал Анкой. У него также имеется два старших сына. Все дети от разных жен, жены почему-то умирали в молодом возрасте (правда, злой умысел со стороны вдовца ни разу доказан не был), а дети до сих пор проживают то в папочкином имении, то в собственных апартаментах в городе. Ни сыновья, ни Анка в браках ни разу не состояли. Старшему сыну около сорока, второму - года тридцать три-тридцать четыре, Анке - лет двадцать восемь-двадцать девять.
- Мы в самом деле с ней очень похожи? - спросила я.
Соседи пожали плечами: они Анну Поликарпову никогда не видели, но раз орлы Комиссарова приняли меня за нее, то, должно быть, все обстоит именно так. Артур с Лехой обещали прощупать почву.
- А ты будь поосторожнее, Лера, - очень серьезно посмотрели они на меня. - Это не шутки. Комиссаров явно что-то задумал. Без надобности из дома не выходи. В безлюдных местах не появляйся. Ребенка завтра же отвози к своим родителям.
Но Костик решительно заявил, что непременно останется, раз тут намечаются такие события. Здесь так интересно, а его - к бабушке? Нетушки! Мы втроем дружно пытались увещевать дитятку. В конце концов договорились, что я буду забирать Костика в город на пару дней в неделю. Я очень надеялась, что, оказавшись на даче и встретившись с приятелями, с которыми он не виделся с прошлого лета, Костик откажется от идеи регулярного посещения города.
Но мои мечты так и остались мечтами.
* * *
При виде моей новой машины и мать, и отец разразились такими тирадами, включив при этом такую громкость, что, наверное, их услышал Комиссаров в своем имении. Обитатели домов, стоявших на соседних участках, высыпали на улицу или привели головы в вертикальное положение, опустив, для разнообразия, пятые точки вниз, если занимались в это время прополкой огородных культур.
Участок, на котором стоял дом моих родителей, был выделен папашке от его научно-исследовательского института, когда я еще ходила в школьном передничке. Соседи проработали с отцом более тридцати лет, все родственники сотрудников НИИ были давным-давно знакомы, проживали бок о бок каждое лето, в доперестроечные времена тихо ругая на кухнях советскую власть, а в последние годы регулярно обсуждая или судьбу Марианны, Розы и просто Марии (женщины), или левоцентристов, правоцентристов, радикалов, либералов и прочих из этого ряда (мужчины), а также, что когда высевать, что у кого как всходит, кто сколько чего запас на зиму и какие бессовестные дети у всех выросли.
На мою ярко-красную "Тойоту" смотрели как на восьмое чудо света.
Папашка орал на все садоводство, что "дочь-буржуинку он в своей семье не потерпит". Простые советские люди таких машин не покупают, жить надо бедно, но честно. Я заметила, что, во-первых, не желаю относиться к указанной категории (советские люди), а во-вторых, что в нашей стране жить честно невозможно, если хочешь жить, как человек, потому что самый большой вор у нас - родное государство, и не преминула напомнить дорогим родителям пару примеров из недавней истории - хотя бы реформу, в результате которой были потеряны накопления всей их жизни. Но это родителей только распалило. Папашка сыпал цитатами из всех просмотренных телепередач. Мамашка цитировала газеты. Я сказала, что печатное слово никогда не доводило до добра, а телевизор смотрят только те, кому нечего делать.
- Откуда ты взяла деньги на такую машину? Я всю жизнь работал и не смог заработать даже на "Жигули"! Потому что работал честно. А ты...
Отец захлебнулся праведным гневом. Костик молча стоял рядом со мной. Окрестные дети уже ходили кругами вокруг моей машины и с завистью поглядывали то на нее, то на меня, то на сына. Соседи тоже подтянулись на бесплатный цирк и ждали продолжения. Родители оправдали их доверие.
Мне быстро надоело это слушать и снова выступать в роли обезьяны из зоопарка (по крайней мере, за моральный ущерб в средневековом замке я получила "Тойоту", здесь же ожидать было нечего).
- Вы берете Костика или нет? - прервала я очередную тираду о моих нетрудовых доходах.
- Я сам тут не останусь, - заявил сын и демонстративно нырнул в машину. Я еще раздумывала.
Сын приоткрыл дверцу и спросил:
- Мама, ну ты едешь или как? Чего мы ждем?
Я поняла, что ждать нам больше нечего, прыгнула за руль, развернулась и была такова.
Пожалуй, подобного развития событий родители и их соседи никак не ожидали. Наверное, они рассчитывали, что я покорно выслушаю наставления, стану оправдываться (что я делала раньше), мне будет стыдно и т. д. и т. п. А может, хотели, чтобы я отказалась от "Тойоты", отправив ее в Фонд мира, в помощь Коммунистической партии или еще кому-то, и пересела на "последнюю месть Хрущева", как называют иностранцы "Запорожец"? Фигушки!
Я просто уехала.
Однако уже на полпути к Питеру, отсмеявшись на пару с сыном, который очень удачно копировал деда и кое-кого из зрителей, я задумалась: а что же мне теперь делать с ребенком? Тем более если господин Комиссаров задумал какую-нибудь гадость? Так, что мы имеем? Кто-то из одноклассников сынули до сих пор в городе, погуляют в яблоневом саду. Через день я буду вывозить его на один из карьеров, на пляже высплюсь, ночью поработаю. В крайнем случае, подкину Лехе - он выходит только с Артуром. Артур тоже может раз в неделю поразвлечь ребенка. Никто из моих подруг желанием сидеть с Костиком не загорится - летом все устраивают личную жизнь, да и сам сынуля предпочитает мужское общество. Ладно, выкрутимся. Нехорошо, конечно, что ребенок будет два месяца ошиваться в городе... Но почему два? Тетя Катя может вернуться к концу июля. Не навсегда же она на Урал подалась?
Справлюсь. Только бы Комиссаров не прорезался.
И вообще, неплохо бы завести постоянного мужика. Надежного и способного защитить нас с сыном.
С Андреем, его отцом, я развелась, когда сыну было семь месяцев. Андрей не выдержал сумасшедшего дома, каковым была квартира моих родителей (сам он из Петрозаводска), нашел другую женщину, старше себя и с ребенком, и перебрался к ней. Вначале я очень переживала, потом успокоилась. Та женщина родила ему второго сына. Мы с Андреем не виделись уже года три, алименты я получала по почте, хотя и жили мы в одном городе, попыток пообщаться с Костиком он не предпринимал. Я очень радовалась, что сын не переживает по этому поводу. Он знал, что папа у него есть, на вопросы детей и взрослых отвечал, что родители в разводе. Белой вороной Костик себя не чувствовал, потому что треть его одноклассников тоже жили без отцов, у второй трети были дяди Пети - дяди Васи, а из третьей если и можно было найти нормальных отцов, то не больше пяти. Остальные запойно пили. Андрея ребенок помнил плохо. Когда-то сын пытался звонить отцу, но говорить им было не о чем. Костик сам перестал это делать. Был он мальчиком общительным, я таскала его всюду с собой в гости, он обожал компанию взрослых, и везде находились мужчины, готовые его развлечь.
Потом у меня появился Алексей, с которым мы встречались три года. Костик его одобрял, но на брак я согласиться не могла - знала, к чему приведет совместное проживание в квартире моих родителей. Алексей жил в однокомнатной квартире с сестрой и ее мужем, спал на раскладушке в кухне. О том, чтобы снимать площадь, не могло быть и речи - тогда я еще не расписывала яйца и колокольчики, а работала художником-оформителем в одном Доме культуры, Леша инженерил в каком-то НИИ. Через три года мы расстались.
После переезда к бабушке у меня были только редкие встречи с поклонниками. Во-первых, пока не умерла бабуля, это было сложно технически приводить к себе некуда: мы жили с Костиком в одной комнате... Уходить надолго я тоже не могла: бабушку не оставишь. Мне было откровенно некогда устраивать личную жизнь: уход за бабушкой, Костик пошел в школу, зарабатывание денег... Слава богу, по соседству жили Артур с Лехой, уделявшие сыну внимание хотя бы время от времени...
* * *
Я притормозила перед нашим парадным, оставив Костика в машине, подняла наверх сумки с вещами и продуктами, которые планировала оставить у родителей, потом отогнала машину на стоянку, и мы с сыном медленным шагом отправились домой, в очередной раз перемывая кости бабушке с дедушкой. Мы слишком увлеклись беседой.
Рядом резко взвизгнул тормозами "Ниссан-Патрол", оттуда выскочили два широкоплечих молодца, схватили нас в охапку, затолкали в машину, дали нюхнуть какой-то дряни - и я отключилась.
ГЛАВА 3
Когда я пришла в себя, мы мчались уже за пределами города, и я никак не могла определить, в каком районе мы находимся. Откровенно говоря, не могу похвастать, что так уж хорошо знаю Ленинградскую область. Ближайшие пригороды - да, но область-то у нас большая.
Костик спал, уткнувшись мне в бок. Подпиравший меня с другого бока молодец тут же заметил, что я очнулась, и вымолвил:
- Сиди и не рыпайся.
Куда тут рыпнешься? Машина несется по почти пустынному шоссе на скорости под двести, не буду же я из нее выпрыгивать вместе с единственным ребенком?
Во рту ощущался какой-то неприятный привкус, хотелось пить, о чем я и заявила, обратившись к ближайшему ко мне похитителю.
- Обойдешься, - буркнул он.
Тут зашевелился Костик, приоткрыл глаза и тоже попросил пить.
Я завопила на похитителей, заявляя, что они чуть не погубили моего ребенка какой-то дрянью, теперь нас с ним мучает жажда, а мы вынуждены терпеть бессердечное к себе отношение, потом добавила, что за похищение людей полагается энное количество лет за колючей проволокой, впрочем, господа должны лучше меня знать, сколько именно. Или не удосужились почитать Уголовный кодекс перед операцией?.
Оказалось, что Уголовный кодекс не только читали на досуге, но и могли вполне бойко процитировать отдельные места по памяти. У нас завязалась оживленная беседа, я считала, что таким образом налаживаю контакт с террористами, иногда помогает, по крайней мере так считают авторы боевиков. Их надо расположить к себе. Бандюги расположились и даже отклонились от первоначального курса, чтобы заехать в какой-то поселок, зайти в сельмаг и снабдить нас с Костиком и самих себя прохладительными напитками. Костик даже ухитрился выклянчить мороженое.
Эти похитители, хоть и вели себя вначале отвратительно, оказались гораздо более обходительными в дальнейшем, а их интеллект был развит непомерно выше, чем у приближенных Артема Комиссарова. Я как раз пыталась выяснить, не от него ли они. Мне ответили, что если я хочу дожить до седых волос, то неплохо бы поумерить любопытство.
Я была готова последовать доброму совету, но сделала еще одну попытку, пойдя другим путем.
- Вы в курсе, что я не Аня? - уточнила я.
Ребята были в курсе. Им заказывали именно меня - Валерию Александровну Тетереву вместе с сыном.
- А я здорово на нее похожа? - задала я еще один вопрос.
- Мы подумали бы, что это она, если бы нас не предупредили, - ответил террорист, подпиравший мой бок.
- Чтобы Анька шла пешком... - сидевший на переднем месте пассажира парень повернулся ко мне и закатил глаза. - И представить ее в роли мамаши весьма проблематично.
- Подумайте, мужики, что бы сейчас было, если бы в машине сидела Анька, - хмыкнул водитель.
Любопытство я поумерить не смогла и поинтересовалась, что бы все-таки могло произойти в подобном случае? Теперь все трое похитителей закатили глаза. В очередной раз встрял Костик. Ему тоже было любопытно.
Подышать эфиром мне дали только потому, что на моем месте по какой-то иронии судьбы могла все-таки оказаться Анька. А вдруг? К тому же, если я, как ее копия, похожа на нее не только внешне, меня следовало отключить.
Если бы сейчас в машине сидела Анька, ее пришлось бы связать, но она тем не менее умудрилась бы покусать и расцарапать похитителей, она могла бы перегрызть веревки, потому что зубы у нее не хуже, чем у акулы. Ногти - тоже не подарок. Она бы плевалась и орала, поливая ребят такими эпитетами, что даже у молодцов, слышавших немало колоритных выражений, уши свернулись бы в трубочку. Народный русский язык Анька знала отлично, а уж комбинации у нее получались... За нею бы записывать какому-нибудь исследователю русского фольклора. Затем Анька предприняла бы попытку совратить похитителей. И пела бы сладко, как сирена, бросала бы жаркие взоры на несчастных мужчин, расписывая в красках то, что она позволила бы им с собой делать. И позволила бы. А воображение у Аньки в определенном русле работало прекрасно. Ее бы развязали, потому что слушать подобное нормальный мужик долго не может. Аньки хватило бы на всех троих. И на пятерых. И на десятерых.
"Ну и дал бог двойничка, - подумала я. - А вообще-то интересно было бы познакомиться".
Наконец мы оказались перед высокой стеной, уходящей куда-то вправо и влево. Парень с переднего места пассажира подошел к ней и нажал на какой-то неприметный звонок, потом что-то сказал в переговорное устройство. Почти сразу же послышался шум - и перед нами раскрылись плотно закрытые до этого ворота. Мне стена вообще показалась цельной - наверное, створки очень плотно прилегали друг к другу, и щель из машины рассмотреть было невозможно, тем более не зная, где она.
Мы въехали в парк, чем-то напомнивший мне тот, что раскинулся перед Екатерининским дворцом в Царском Селе. Но если там вход для туристов открыт сбоку, то здесь мы въехали в самой дальней части и продвигались к видневшемуся в отдалении зданию, чем-то напоминающему стиль Растрелли, по крайней мере издали.
На территории поместья находилось два небольших пруда, в одном плавали лебеди, дорожки были посыпаны песочком, тут и там попадались статуи, очень похожие на итальянские мраморные творения восемнадцатого века, украшающие Летний сад. "Вполне могут оказаться оригиналами", - решила я. Затем слева возникла несколько уменьшенная копия египетской пирамиды.
Мы с Костиком выпучились на нее и не могли отвести взглядов. Нам пояснили, что это - будущий семейный склеп. Хозяин приготовил для себя и для потомков. Пока пустует.
"Судя по величине пирамиды, - подумала я, - хозяин планирует иметь немало этих самых потомков".
Здание с одним большим куполом оказалось баней. Имелась и своя церковь - с пятью куполами. В ее стиле я нашла что-то византийское. В общем, я не жалела, что нас с Костиком сюда привезли - своими глазами смогла увидеть творения современных русских мастеров (а мне объяснили, что ансамбль был закончен лишь два года назад), которые, как оказалось, ничем не уступают западным архитекторам и скульпторам, создавшим некогда облик Петербурга. Да, на Руси всегда имелись классные мастера, только теперь они работают не на государство, которое не в состоянии достойно оплатить их труд, а на частных заказчиков, имеющих средства, чтобы потешить свою прихоть, ну и похвастать перед знакомыми.
Средневековый замок Комиссарова бледнел перед тем, что я увидела теперь.
Нас уже ждали и тут же проводили в огромную гостиную. Эту слизали с Малахитового зала в Эрмитаже - только увеличили раза в два с половиной по сравнению с оригиналом. "Может, тут еще и Янтарная комната найдется?" подумала я, оглядывая стены.
Но, подойдя поближе, разочаровалась. Стены, колонны и камин не были украшены крохотными кусочками камня, как в Зимнем дворце. Здесь, как я поняла, использовалась самоклеющаяся пленка. Из центра комнаты все смотрелось малахитом - подделка была великолепной, но, дотронувшись до чего-то зеленого, ты понимал, что никакой это не камень. Может быть, целью было просто сделать правдоподобно смотрящуюся копию, а те, кто заходит сюда в гости, никогда не посещали Эрмитаж и думают, что там тоже пленка? Или вообще ничего не думают? Им просто показали оригинальное решение дизайнера. Что-то тут в остальном дворце? Мне было бы интересно взглянуть.
Нас недолго продержали без внимания. Дверь распахнулась, и в гостиную влетел маленький мужичонка с очень большим животом (словно был беременным тройней), почти лысый, остатки растительности наблюдались лишь над маленькими ушками и в самом низу затылка. Но роскошная рыжая борода компенсировала этот недостаток.
Вслед за мужичонкой вкатилась огромная дама, которой он едва достигал до пышной груди. Лифчики, как я догадывалась, дама шьет лишь на заказ таких размеров просто нет в продаже. У нее были огромные грубые кисти рук, свидетельствующие о том, что она привычна к тяжелой работе, черты лица тоже отличались грубостью и массивностью. Все в ней казалось гулливерским и увеличенным по сравнению с нормальными размерами по крайней мере раза в два.
"Телохранительница?" - подумала я. Правда, лет ей не меньше пятидесяти. Но такой мастодонт...
- Здравствуйте, - сказала я.
Костик, как хорошо воспитанный мальчик, тоже пискнул приветствие, прижался ко мне всем телом, задрал голову и с любопытством разглядывал тетку.
Мужичонка выдал несколько приветствий - наверное, все, которые знал, причем произнес их скороговоркой, а потом с чувством исполненного долга плюхнулся в кресло у камина, тетка молча кивнула и, так и не произнеся ни слова, плюхнулась в другое, значительно превышающее по размерам первое. Мы с Костиком тоже хотели сесть и стали оглядываться, но нас остановил мужичонка.
- Ребенок пусть садится, - сказал он. - Вон туда, под зеркало. У окна. У того, что первое. От дальней стены. Сядь, в натуре! Оттягивайся! Тебе сейчас принесут мороженое. Или что хочешь. Дотумкал, сообразил, докумекал? Тогда садись!
Мужичонка выдавал слов сто подряд, потом выдыхался, замолкал, отдыхал и снова выдавал какую-нибудь тираду, периодически вставляя блатные выражения. Мне никогда не доводилось общаться с уголовниками, специалистом по воровскому сленгу я себя считать уж никак не могу, но у меня тем не менее почему-то сложилось впечатление, что ряд словечек мужичонка вставляет не к месту. Только бы вставить.
Костик сел, заявив, что хочет клубничного мороженого и колу. Тетка извлекла из недр платья рацию и передала заказ по инстанции. Я пожелала апельсинового сока. Тетка опять распорядилась. Затем меня попросили пройтись взад и вперед по гостиной.
- С какой стати я буду тут расхаживать? - решила я набить себе цену, развернула кресло, стоявшее у противоположной от входа стены, уселась в него и уставилась на мужика с теткой, сидевших у правой от входа стены. Костик быстро переместился ко мне на колени.
- Гадом буду, мы компенсируем вам ваши неудобства, Валерия Александровна, - затараторил мужичонка. - Мы понимаем, что доставили вам массу неудобств. Можно было бы просто пригласить вас в гости в мои стариковские хоромы. Но я не знал, как вы отреагируете. Вы могли мне отказать. А я не терплю отказов. Отказ просто невозможен. Поэтому я пошел на такие меры. Вы уже все равно здесь. Вам будет обеспечен максимальный комфорт. Я уверен, что мы договоримся. Скажите, чего бы вы хотели?
- Джип, - моментально отреагировал Костик.
- Заметано! - кивнул мужичонка.
- Что "заметано"? - почему-то я не сразу въехала в тему - как-то еще не свыклась, наверное, с новым миром, в котором приходилось теперь крутиться.
- Джип так джип, - как само собой разумеющееся, подтвердил мужичонка. Только, пожалуйста, уточните, какой модели.
- "Паджеро", - заявил Костик.
- "Террано", - возразила я.
- Давайте сойдемся на "Сузуки", - ровным голосом произнесла тетка. - У нас как раз новый стоит без дела.
Я вначале опешила, а потом все-таки поняла, что мне в самом деле на полном серьезе предлагают джип. Не за красивые же глаза? Во что я влипла? Следовало с этим разобраться.
- Давайте пока оставим обсуждение финансовых условий, - заявила я твердым голосом. - Вначале скажите, что вам от меня нужно, а потом я назову цену.
Я не стала признаваться, что примерно представляю, зачем я понадобилась этой парочке. Вернее, почему на меня решили взглянуть лично.
- Порядок, - кивнула тетка, беря инициативу в свои руки. - Я вижу, что вы женщина рациональная и трезвомыслящая. Я уверена, что мы договоримся. За ценой мы не постоим, можете не сомневаться. Вы, наверное, догадываетесь, почему вы оказались здесь?
- Я похожа на некую Анну, дочь Василия Ивановича. Василий Иванович это вы? - посмотрела я на мужичонку.
Он быстро закивал.
- Меня зовут Инесса, - представилась тетка. - Я, как бы это выразиться, экономка Василия Ивановича.
- Моя первая помощница! - Чапай погладил Инессу по мощной лапище, улыбнулся и, казалось, на какое-то время забыл о присутствии в комнате нас с Костиком. Оставалось только догадываться о глубине их отношений и о том, кто в доме хозяин, вернее, хозяйка.
Из мечтательного состоянии Чапая вывел появившийся официант с подносом. За ним следовали два крепких молодца, которые быстренько передвинули два столика, отделанных тоже под малахит. Один поставили перед Чапаем и Инессой, второй перед нами с Костиком. Сыну также пододвинули второе кресло. Перед нами выставили заказанные напитки и мороженое, Инессе с Чапаем подали спиртное.
- Вы уверены, что не хотите чего-нибудь покрепче? - спросила меня Инесса.
Я покачала головой.
- Ужин через полчаса, - бросила она молодым людям и забыла об их существовании, переключившись на меня.
- Валерия Александровна, - обратилась ко мне Инесса, - мы хотим предложить вам сотрудничество. Нам необходимо, чтобы вы иногда изображали Анну. Это все, что от вас потребуется.
- Зачем? - спросила я.
- Анна... как бы выразиться помягче, я бы сказала, не очень уравновешенная особа.
Чапай сокрушенно качал головой в такт словам Инессы.
- Она непредсказуема. Мы никогда не знаем, чего от нее ждать. Она может выкинуть все, что угодно. В самый неподходящий момент. Это вредит деловым интересам ее отца - Василия Ивановича. Я приведу пример. К Василию Ивановичу недавно приезжали партнеры из Тюмени. ("Не нефтяники ли, случайно? почему-то пронеслось у меня в мозгу. - И эти борются за нефтяной рынок? Так же, как Комиссаров".) Мы были уверены, что Анны нет в усадьбе. Но она появилась... Окна столовой, где проходят ужины, рассчитанные на небольшое количество гостей, выходят на фонтан. Василий Иванович сидел спиной к фонтану и ничего не видел. Я не присутствовала во время ужина. А господа сидели как раз лицом в сад - мы хотели, чтобы они наслаждались видом. Аня, облаченная лишь в какую-то прозрачную накидку - я не знаю, как эта штука называется, - танцевала в фонтане на протяжении всего ужина. Гости, конечно, решили, что так и было задумано. Ночью она по одному вывела гостей в пирамиду - вы видели это сооружение, когда подъезжали к дому, - и устроила там с ними оргию. Там была выпивка, травка. Развлечение происходило на могильных плитах. Там пока никто не захоронен, но тем не менее. Анин сообщник заснял все на пленку. На следующий день, когда бизнесмены еще думали, заключать им соглашение с Василием Ивановичем или нет, в отведенные им номера принесли кассеты. Съемку провели очень умело - нигде нельзя было разглядеть Анино лицо. Господа отказались иметь какие-либо дела с Василием Ивановичем в дальнейшем и переметнулись к нашему основному конкуренту. А нам стоило таких усилий убедить их иметь дело с нами! И все насмарку!
"Уж ни о Комиссарове ли речь? - опять пронеслась мысль у меня в голове. - И не заключила ли неизвестная мне пока Аня с ним какое-то соглашение? Но ведь Артем сразу понял, что я - не она... А для этого нужно очень хорошо знать человека - если уже столько людей нас с нею спутали. Но его люди говорили... Нет, их всех сам черт не разберет!" - решила я.
- Нашим несостоявшимся партнерам было все равно, что заснято, продолжала Инесса. - В общем-то, ничего особенного не произошло. Ну, пялились на голую танцующую девку в фонтане, ну, занимались втроем любовью с нею. Сейчас этим никого не удивишь и карьеру в их кругах не испортишь. Важен сам факт. Их снимали тайно, не получив согласия. В результате эти партнеры для нас потеряны.
Оказалось, что это только один из Аниных подвигов. Как я поняла из рассказа Инессы, такую стерву, как Анечка, нужно еще поискать. Чего она только не вытворяла...
- Но если в то время, когда я буду ее изображать, вдруг появится она сама... - начала я.
- Не волнуйтесь, Лера, - перебила меня Инесса. - Мы ее запрем.
У меня возник естественный вопрос: почему ее не запирали до сих пор? Мне ответили, что Аня также может стать душой компании. Если она вдруг исчезнет, возникнут ненужные вопросы. Забеспокоятся ее бывшие любовники - а таких немало, некоторые любовные связи она поддерживает годами, ее хватает на всех. Аня должна появляться - на вечеринках, устраиваемых отцом, на презентациях, еще кое-где... Раньше никто не подозревал о моем существовании, теперь же Анну можно спокойно изолировать.
Я молчала. Что они собираются сделать с этой неизвестной мне Аней? Пусть стервой, пусть первостатейной сучкой, но тем не менее? Я не могла стать соучастницей убийства (а этот вариант исключать было нельзя) и заявила об этом прямо.
- Ваши нравственные принципы похвальны, Лера, - заявила Инесса. - Но вы зря волнуетесь. Мы отправим Аню в клинику. Она психически неуравновешенна. Я - медсестра по образованию и работала в психиатрической лечебнице. Аня нездорова. И ей можно помочь. Пока можно. Пока еще она не совершила какое-нибудь преступление. Пока не вляпалась в историю, из которой ее не сможет вытянуть даже отец.
Василий Иванович опять молча кивнул.
- Уже есть договоренность с врачами. Через полгода она станет абсолютно нормальным человеком. Может, потребуется лишь месяца три-четыре. Мы не хотим, чтобы кто-то знал, где будет находиться Аня. Я понимаю, что вы можете не поверить нам на слово. Если вы захотите, мы отвезем вас в клинику, когда Аня будет уже там. В любом случае вам, наверное, следует посмотреть на нее в жизни. У нас имеются видеозаписи, чтобы вы изучили, как ходит Аня, как вообще двигается... Возможно, вам нужно будет поговорить с ней, но только после того, как на нее наденут смирительную рубашку. Это я образно. Мы поместим ее в частную, очень дорогую клинику, которая совсем не напоминает больницу. Уверяю вас, все это делается в ее интересах.
Василий Иванович опять затараторил, объясняя, что Аня - его любимая дочь и только она может родить ему наследника. Именно поэтому он решил привести ее в норму - а после того, как девушка немного остепенится, Чапай найдет ей хорошего мужа и получит желанного внука. Я не спрашивала, что мешает его сыновьям осчастливить отца.
- Подумайте, что вы хотели бы получить в благодарность от нас, Лера, сказала мне в конце беседы Инесса. - Квартиру? Все-таки джип? Какую-то крупную сумму в валюте? Оплату каждого - как бы это выразиться? - задания отдельно? Чтобы в каждом конкретном случае оговаривалась сумма в зависимости от... вида работы?
Я выбрала последний вариант. Отказ был исключен. Мне совсем непрозрачно намекнули на то, что если не захочу помочь им добровольно - меня заставят. У меня есть сын. Рисковать ребенком я не могла. Он у меня один и, скорее всего, так и останется единственным.
- Все будет хорошо, Лера, - в первый раз за время нашей беседы улыбнулась Инесса. - У вас получится. И мы с вами сработаемся. Не бойтесь: мы вас не обидим. Мы щедро вознаграждаем тех, кто нам верен. ("А что вы делаете с теми, кто неверен?" - вертелось у меня на языке, но я предпочла смолчать.) Придется, конечно, немного порепетировать... Вы не совсем такая, как Аня. Вернее, совсем не такая. Вы - ангел по сравнению с этим чертенком.
Инесса приготовила мне пачку фотографий, несколько видеокассет, очень удивилась, узнав, что у меня нет видеомагнитофона и только черно-белый телевизор, оставшийся от бабушки с дедушкой, который я все равно не смотрю. Меня снабдили всей необходимой техникой и с обещанием позвонить отправили домой на том же "Ниссане-Патрол", на котором привезли сюда.

Жукова-Гладкова Мария - Двойники идут на дело => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Двойники идут на дело автора Жукова-Гладкова Мария дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Двойники идут на дело своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Жукова-Гладкова Мария - Двойники идут на дело.
Ключевые слова страницы: Двойники идут на дело; Жукова-Гладкова Мария, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Багрянцев Борис