Хаммер Роберт - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Браун Сандра

Прозрение


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Прозрение автора, которого зовут Браун Сандра. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Прозрение в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Браун Сандра - Прозрение без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Прозрение = 126.46 KB

Браун Сандра - Прозрение => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Angel books
«Прозрение»: Олма-пресс; Москва; 1997
Оригинал: Sandra Brown, “A Whole New Light”
Перевод: Александр Романов
Аннотация
Молодая вдова Син Маккол и бесшабашный весельчак Уорт Лансинг были лучшими в мире друзьями – пока однажды, поддавшись чарам жаркой и пряной мексиканской ночи, не стали любовниками. Одна – единственная ночь навсегда связала две жизни. Напрасно Син и Уорт пытались убедить себя, что случившееся было лишь минутным порывом, – сила страсти, сводящей с ума, неодолимо влекла их в объятия друг друга…
Сандра Браун
Прозрение
1
Син Маккол подумала, что изюм и в самом деле выглядит отвратительно.
– Брэндон, прошу тебя.
– Мам, но мне нравится так делать, потом ты сможешь засушить изюм.
Син покачала головой и печально вздохнула. Ее мать, которая в этот момент вошла в кухню, услышала этот вздох.
– Что тут происходит? Чем ты недовольна, Синтия? – Ладония направилась прямиком к кофейнику и налила себе чашку кофе.
– Твой внук вылавливает изюм из каши и раскладывает по краю тарелки.
– Очень изобретательно!
Син взглянула сначала на мать, потом на молочные капли, стекавшие на стол с каждой ягоды.
– Мама, я ругаю его, а ты хвалишь.
– Ты что, встала не с той ноги? Опять? – Между этими двумя вопросами она выдержала паузу. И сделала это намеренно. Таким способом Ладония Паттерсон хотела подчеркнуть: у ее дочери участились приступы плохого настроения.
Син притворилась, что не заметила иронии в словах матери, и принялась вытирать молочные пятна кухонным полотенцем.
– Ешь тост, Брэндон.
– А можно я возьму его в комнату и съем, пока буду смотреть мультфильм?
– Можно.
– Нельзя.
Эти два противоречивых ответа были произнесены одновременно.
– Мама, но ты же знаешь, что я не разрешаю ему…
– Я хочу поговорить с тобой, Синтия. Наедине. – Ладония помогла четырехлетнему Брэндону слезть со стула и протянула ему в салфетке тост. – Только не сори. – Она слегка шлепнула ребенка, подгоняя его к двери, а потом повернулась к дочери, чтобы заговорить с ней, но та опередила ее:
– Мама, ты должна прекратить постоянно вмешиваться. Так я никогда не приучу Брэндона к дисциплине.
– Дело здесь вовсе не в этом. – Ладония – стройная, привлекательная, только что принявшая душ, строго посмотрела на дочь, стоявшую по другую сторону кухонного стола.
Син не хотелось выслушивать неизбежные материнские наставления. Она бросила озабоченный взгляд на часы.
– Мне надо идти, иначе я опоздаю на работу.
– Садись.
– Я не хочу начинать день со спора.
– Садись, – спокойно повторила Ладония. Син опустилась на стул. – Хочешь кофе?
– Нет, спасибо.
– Ты сама не похожа на себя, Синтия, – начала мать, усаживаясь напротив дочери с чашкой свежего кофе. – Ты какая-то озлобленная, раздражительная, придираешься к Брэндону. Если бы я не знала, что могла бы подумать, что ты беременна.
Син вытаращила глаза.
– Как тебе только могло прийти в голову такое.
– Синтия, где твое чувство юмора. И вообще, что с тобой происходит в последнее время?
– Ничего.
– Ладно, тогда я объясню, что с тобой происходит.
– Мама, давай не будем снова заводить этот разговор. Я прекрасно знаю все, что ты скажешь.
– И что же я скажу?
– Я не живу полноценной жизнью. Тим умер два года назад, но моя жизнь на этом не кончилась. Я молода, у меня все впереди. У меня чудесная работа, с которой я хорошо справляюсь, но это еще не все. Мне необходимы интересы и вне службы. Надо выходить из дома, общаться с людьми своего возраста, заводить новых друзей, вступить в клуб родителей-одиночек. – Син печально улыбнулась матери. – Правильно? Вот видишь, я все это знаю наизусть.
– Тогда почему ты ничего не делаешь?
– Потому что этого хочешь ты. А не я.
Ладония положила руки на стол и наклонилась вперед.
– А чего хочешь ты?
– Не знаю. Я хочу…
А чего она хочет? Син попыталась найти объяснение приступам своей хандры. Чего-то ей в жизни явно не хватало. Но если бы она точно знала чего именно, то давно заполнила бы этот пробел. Многие месяцы Син одолевало такое чувство, словно она живет в безвоздушном пространстве.
Брэндон подрос, с ним уже не требовалось постоянно нянчиться. Работа не приносила ей полного удовлетворения. Заботы по дому после смерти отца?! Но мать переехала к ней и взяла на себя большую их часть. Монотонность бытия поглощала молодость и жизненную энергию Син.
– Я хочу, чтобы произошло что-нибудь такое, – вымолвила она наконец, – что встряхнуло бы все вокруг и перевернуло мою жизнь.
– Будь осторожна с такими желаниями, – мягким тоном предупредила ее Ладония.
– Почему?
– Случайная смерть Тима действительно поставила все с ног на голову.
Син вскочила со стула.
– Ты говоришь ужасные вещи. – Она схватила сумочку, портфель, ключи и распахнула заднюю дверь.
– Возможно, это и так, Синтия. Но не надо считать меня бесчувственной. Если ты хочешь в жизни перемен к лучшему, то не следует сидеть сложа руки и полагаться на то, что судьба преподнесет их тебе. Тебе самой надо несколько измениться.
Эти слова матери Син оставила без ответа.
– Поскольку я выезжаю так поздно, то на Норт Сентрал сейчас будет полно машин. Передай Брэндону, что я позвоню ему во время перерыва на ленч. – И, изобразив на лице вполне законное возмущение, Син уехала в больницу.
– Да, Джордж, знаю, я говорил так, но это было вчера. Кто же мог предположить, что эти акции пустят в продажу до того, как…
Уорт Лансинг сделал знак своей секретарше налить ему еще одну чашку кофе. Ее обязанности выходили далеко за рамки чисто служебных. В зависимости от обстоятельств миссис Хардиман была для Уорта и секретаршей, и помощницей, и матерью, и другом, прекрасно проявляя себя во всех этих ипостасях.
– Я понимаю, что это моя работа, Джордж, но ты не потерял…
Пока клиент возмущался, Уорт прижал телефонную трубку к груди.
– Кто-нибудь еще звонил? – спросил он секретаршу, которая поливала цветы в его кабинете, расположенном на двенадцатом этаже.
– Только твой дантист.
– А что ему нужно? Я же виделся с ним на прошлой неделе.
– Он посмотрел рентгеновские снимки. Тебе надо поставить пару пломб.
– Хорошо, хорошо. – Уорт тяжело вздохнул. – А какие еще есть хорошие новости? Ты уверена, что Грета не звонила?
– Абсолютно уверена. – Миссис Хардиман убрала медный кувшин для поливания цветов в шкафчик под баром.
– Если она все-таки позвонит, сразу же соедини меня с ней, – предупредил Уорт, многозначительно подмигнув. – С кем бы я ни разговаривал.
Миссис Хардиман кивнула и удалилась в приемную.
Уорт снова поднес трубку к уху. Клиент все еще проклинал непредсказуемость фондовой биржи.
– Джордж, успокойся. Ты просто избавился от ненужных акций, вот и все. Дай мне подумать, я перезвоню тебе сегодня до закрытия торгов. У меня полно различных идей, уверен, что одна из них тебе подойдет.
Положив трубку, Уорт поднялся из красного кожаного кресла и взглянул на экран телевизора, постоянно настроенного на канал биржевых новостей. Потом взял мяч для мини-баскетбола, бросил его в корзину, прикрепленную к двери кабинета, – и промахнулся.
Ничего удивительного, ведь он давно не тренировался. Это была сумасшедшая неделя, Уорт даже ни разу не выбрался в спортзал, хотя обычно посещал его ежедневно. Но сегодня пообещал себе, что перед встречей с Гретой хорошенько разомнется. Ему необходимо было в предстоящий уик-энд находиться в отличной форме.
Информация, высвечивавшаяся в нижней трети экрана, с каждой секундой становилась все более удручающей. Обдумывая, какой бы совет дать Джорджу, Уорт, не прицеливаясь, швырял в мишень дротики. Он прервался, когда миссис Хардиман вызвала его по интеркому.
– Грета? – с надеждой спросил он.
– Нет, звонок об отмене встречи во время ленча.
– Проклятие. Эта старуха буквально набита деньгами, – пробормотал Уорт.
– Я перенесла вашу встречу на следующую среду. Правильно?
– Конечно, но я рассчитывал за счет ее толстого кошелька покрыть неудачи этой недели.
– Может, заказать что-нибудь на ленч в буфете?
– Ростбиф с пшеничной лепешкой. И побольше немецкой горчицы.
Уорт сделал несколько телефонных звонков, несколько раз бросил мяч в корзину, швырнул пару дротиков, проконсультировал клиентов, потерявших сегодня деньги, и поздравил тех, кому их удалось заработать. Торги закончились, а он так ничего и не успел посоветовать Джорджу, но пообещал ему, что в понедельник с утра первым делом займется его проблемами.
Когда вновь зазвонил телефон, Уорт поспешно схватил трубку.
– Да?
– Ростбиф у них уже закончился, – сообщила миссис Хардиман.
– Ну и черт с ним. Обойдусь и без ленча. – Швырнув трубку на рычаг, Уорт спросил, обращаясь к черным лакированным стенам: «Этот день когда-нибудь закончится?»
– Привет. Ты где прячешься?
Настроение Син совсем ухудшилось, когда Джош Мастерс вошел вместе с ней в лифт. Последние пару недель она избегала его. Многие женщины, независимо от их семейного положения, посчитали бы Син сумасшедшей за то, что она не принимает ухаживания этого симпатичного, обаятельного доктора – одного из наиболее преуспевающих акушеров-гинекологов Далласа. За прошедший год он принял родов больше, чем любой другой врач в городе.
А главное – доктор Мастерс был холост и богат.
– Привет, Джош. – Син улыбнулась ему, но как бы невзначай отступила на шаг назад, потому что доктор Мастерс стоял так близко, словно в лифте было полно народа. Хотя в кабине они находились вдвоем.
– Ты специально избегаешь меня? – спросил он, сразу переходя к делу.
– Я была ужасно занята.
– Так занята, что не могла позвонить?
– Я же сказала: была ужасно занята, – повторила Син с легким оттенком раздражения. Она не стала бы так разговаривать с любым другим человеком, испытывавшим к ней симпатию. Но здесь был совсем иной случай. Доктора Мастерса занимала лишь его собственная персона.
Его не так-то просто было обидеть. Как ни в чем не бывало он спросил:
– Может, поужинаем вместе?
Син попыталась сменить предмет разговора.
– Послушай, Джош, ты осматривал мою пациентку, Дарлин Доусон?
– Да, вчера.
– Спасибо, что принял ее, хотя ей и нечем заплатить. Я должна была направить девушку в бесплатную муниципальную клинику, но испугалась из-за ее возможных сложностей с беременностью.
– Судя по карте, она уже сделала два аборта.
– Это так. – Син печально покачала головой, жалея незамужнюю семнадцатилетнюю девушку, которую консультировала. – Но она хочет оставить этого ребенка, а потом отдать на усыновление.
– А ты хочешь, чтобы за ней был наилучший уход. – Доктор наклонился вперед, загоняя Син в угол кабины. – Но я прекрасно умею не только помогать вынашивать, но и рожать здоровых детей.
Джош Мастерс явно не страдал излишней скромностью.
– О, мы уже приехали. – Как только дверь начала раскрываться, Син проскользнула мимо него и вышла из кабины лифта.
– Подожди секунду. – Он выскочил вслед за ней, схватил Син за руку и отвел в сторону, чтобы не мешать посетителям, проходившим по первому этажу гинекологической больницы. Син пришла работать сюда после того, как овдовела. До этого ее диплом психолога оставался невостребованным. Сразу после окончания колледжа она вышла замуж, вскоре родился и Брэндон. После смерти Тима все ее уговорили пойти поработать в больницу. Син, понимая, что не имеет практики, согласилась на свою должность с условием испытательного срока.
Персонал больницы и социальные служащие, направлявшие к ней пациенток на консультации, были вполне довольны Син. И только она одна считала, что плохо справляется со своими обязанностями. Нередко беседы с пациентками оставляли у нее чувство разочарования.
– Ты не ответила на мой вопрос, – напомнил Джош.
– Какой вопрос?
– Как насчет ужина сегодня? – Он наградил ее ослепительной улыбкой, над которой хорошо потрудились косметолог и дантист.
– Сегодня? Ох, сегодня я не могу, Джош. Утром я торопилась, убегая из дома, и совсем не уделила времени Брэндону. Я пообещала заняться с ним вечером.
– А завтра?
– Что у нас завтра? Пятница? Ну, я не знаю, Джош. Надо подумать…
– Да что с тобой происходит? – Он упер руки в бока и с раздражением посмотрел на Син.
– Ты о чем?
– Мы с тобой встретились пару раз. Все было великолепно, а потом ты вдруг начала избегать меня.
Син обидели его слова, она встряхнула головой, убирая с лица распущенные, длиной до плеч волосы.
– Ничего подобного я не делаю.
– Тогда почему бы нам снова не встретиться?
– Я же сказала тебе, что подумаю.
– Для этого у тебя было несколько недель.
– Но я до сих пор не приняла решения, – огрызнулась в ответ Син.
Нежно взяв ее за руку, Джош сменил тактику:
– Син, Син, послушай, мы ведь с тобой взрослые люди, не так ли? И вести себя должны как взрослые. Нам надо встречаться, наслаждаться обществом друг друга…
– И спать вместе?
Джош медленно опустил ресницы.
– На мой взгляд, это звучит неплохо, – произнес он тем ласковым и успокаивающим тоном, который приводил в трепет медсестер и многих его пациенток.
Син вырвала руку.
– Спокойной ночи, Джош.
– Так значит, все дело в этом, да? – спросил он, догоняя Син. – В сексе.
– В каком сексе?
– В нашем случае ни в каком. Ты просто боишься секса.
– Вовсе нет.
– Но ты не желаешь даже говорить об этом.
– Я и так целыми днями говорю о сексе.
Стараясь говорить потише, Джош вышел вместе с Син из здания больницы и направился к стоянке.
– Говорить ты об этом можешь, но сразу замыкаешься, когда это касается лично тебя.
– Я уже пожелала тебе спокойной ночи.
– Успокойся, Син. – Джош снова взял ее за руку, но Син передернуло от этого прикосновения. – Вот видишь? Ты боишься, даже когда мужчина просто берет тебя за руку, – крикнул он вслед Син, спешащей к своей машине. – Если товар не продается, то не надо его рекламировать?
К тому времени, как Син выехала со стоянки, руки у нее перестали дрожать, но она все еще кипела от злости. Эгоизм доктора Мастерса был чудовищным и просто невыносимым. Да как он осмелился говорить ей такое только потому, что она не позволила их нескольким свиданиям за ужином перерасти в любовную связь!
Остановив машину перед светофором на одном из самых оживленных городских перекрестков, Син уткнулась лбом в руки, крепко сжимавшие руль.
А может, Джош и прав. Может, она действительно боится секса. Ее сексуальные чувства не умерли вместе с Тимом, но и ложиться в постель в первым встречным она не собиралась. Так что же делать в наш век СПИДа симпатичной, уважаемой в обществе вдове с ребенком, если объект ее сексуальных вожделений больше недоступен?
Сложный вопрос. Слишком сложный, чтобы попытаться решить его сегодня вечером. Вообще нынешний день плохо начался прямо с завтрака, а дальше пошло и поехало. Сейчас Син больше всего нуждалась в человеке, которому могла бы излить душу и который внимательно выслушал бы ее.
Когда загорелся зеленый свет, она, к неудовольствию других водителей, свернула в другой ряд и, вместо того чтобы ехать прямо, повернула налево.
– До свидания, и наслаждайся долгими выходными, – пожелала миссис Хардиман Уорту, когда он проходил через приемную.
– Это я и намерен сделать. И ты не торчи здесь долго, считай, что уже началась пятница.
– Спасибо. Я так и сделаю.
Лифт, бесшумно опускавший Уорта в подземный гараж, представлял собой образец современного модерна, как, впрочем, и все здание, где размещалась брокерская фирма. Уорт обменялся приветствиями с другими молодыми служащими, которые тоже уходили с работы.
Среди них была и женщина – адвокат с ногами газели и глазами лисы. Уорт уже несколько месяцев приглядывался к ней и решил, что на следующей неделе предпримет решительные действия. Он покажет этой «лисичке», что значит настоящая хитрость.
Уверенный в успехе с длинноногой адвокатшей, Уорт вышел из лифта и, насвистывая, направился к своей спортивной машине. Но улыбка моментально слетела с его лица, когда он увидел на лобовом стекле машины конверт, прижатый щетками.
Еще не вскрыв его и не прочитав записки, Уорт уже знал: содержимое конверта ему не понравится. И оказался прав. Бетонные стены гаража эхом отразили несколько его крепких выражений.
– Прекрасно, – пробормотал Уорт, садясь за руль и поворачивая ключ зажигания. – Это просто великолепно.
Солнце уже почти село, когда он добрался до своего многоэтажного дома на Тэтл Грик. Сдержав данное себе слово, Уорт заехал после работы в спортзал, где на тренажерах и баскетбольной площадке отвлекся от неприятных воспоминаний сегодняшнего дня.
Подкатив к воротам, где машину для парковки у него принял одетый в форму привратник, Уорт заметил у тротуара симпатичную женщину, прислонившуюся к капоту автомобиля.
Когда она увидела Уорта, то улыбнулась и помахала рукой. Махнув в ответ, он взял с пассажирского сиденья спортивную сумку, сунул чаевые привратнику и побежал к газону, к тому месту, где была припаркована ее машина.
– Черт побери, как я рад тебя видеть. – Он притянул женщину к себе и крепко обнял.
Син Маккол опустила голову на плечо Уорта и тоже обняла его.
– И я рада.
2
Они направились к солидному, красиво оформленному входу в дом.
Син улыбнулась швейцару, когда Уорт провел ее мимо него, а затем через сводчатый вестибюль с фонтаном.
– Я уже собиралась уезжать.
– Очень рад, что не уехала. Долго ждала?
– Около часа. Ты заезжал куда-нибудь выпить?
– Нет, после работы я поехал в спортзал.
В лифте они прислонились к противоположным стенкам кабины и смотрели друг на друга, улыбаясь. Син критически оглядела шорты и спортивную майку Уорта.
– В спортзал, говоришь? Надеюсь, ты не носишь такой наряд в офисе фирмы «Лансинг и Маккол». Иначе я была бы вынуждена сделать тебе замечание.
– Если ты приехала с намерением поругать меня, то лучше не надо. Ты просто не представляешь себе, какой у меня сегодня был трудный день.
– И у меня тоже. Я приехала попросить у тебя бокал вина.
– Пожалуй, найду один для тебя. – Радушно улыбаясь, Уорт пропустил Син вперед при выходе из лифта и повел по коридору к своим апартаментам, расположенным на двадцатом этаже.
Уже у двери Син повернулась к нему.
– А ты уверен, что там нет девушки, которая залезла в ванную и с нетерпением ждет твоего прихода?
– Ты считаешь меня таким испорченным? – Открыв дверь, Уорт подтолкнул Син вперед. – Эй, все красивые и голые девушки, убирайтесь отсюда! – закричал он. – Пришла женщина, наставляющая меня на путь истинный.
– Боже упаси. Наставлять тебя на путь истинный – это бесконечная и неблагодарная работа. – Син бросила свою сумочку на столик в прихожей. – Почти такая же неблагодарная, как и та, которой я сейчас занимаюсь.
– Что я слышу? – Уорт приставил ладонь к уху. – Профессиональное разочарование?
– Разочарование, жалость к себе и отчаяние.
Уорт вскинул бровь.
– Я думаю, это потянет на два бокала вина.
– Только небольших. Мне еще ехать домой.
– Я займусь вином, и встретимся на балконе.
Спустя несколько минут Уорт пришел туда. Син стояла, облокотившись на перила, и смотрела на центр города. Он находился от нее в нескольких милях, но казалось: можно протянуть руку и потрогать его.
Лучи заходящего солнца отражались в стеклянных небоскребах, которые стали отличительным признаком Далласа и превратили город в образец архитектуры конца двадцатого столетия. Вечер стоял холодный, ощущалось приближение осени. Небо было кристально чистым, ярко лиловым на востоке и пунцовым на западе.
Чудесный вид, открывавшийся с балкона, – одна из причин, по которой несколько лет назад Син уговорила Уорта купить эту квартиру. А Тим убедил его, что это будет беспроигрышное вложение денег.
Уорт протянул ей бокал с вином. Взяв его, Син сказала:
– Каждый раз, выходя на этот балкон, я думаю о Тиме.
– Почему? – Уорт уселся в плетеное кресло, снял кроссовки и носки и осмотрел волдырь на подошве, который натер во время тренировки.
– Потому что здесь он произносил тост за тебя в тот день, когда ты переехал в эту квартиру. Помнишь? Мы открыли бутылку шампанского…
– Теплого шампанского.
– И выпили за тебя и твое здоровье в новом доме.
– А ты назвала мою квартиру не домом, а дворцом удовольствий, – напомнил Уорт, поднимая бутылку с пивом. – А после шампанского вы с Тимом улизнули, оставив меня одного среди кучи коробок и упаковочной стружки.
Улыбнувшись при этих воспоминаниях, Син опустилась в шезлонг, поставила бокал на маленький столик и откинулась на спинку, заложив руки за голову. Еще до того как Уорт появился на балконе с вином, Син сняла жакет, вытащила блузку из юбки и сбросила туфли.
Давно она уже не чувствовала себя такой расслабленной. Едва улыбнувшись, Син сказала:
– Ты не можешь помнить, что мы оставили тебя одного.
– Шутишь? Я даже помню предлог, под которым вы улизнули.
– И что это за предлог?
– Якобы еще кормишь Брэндона грудью, поэтому вам пора домой.
– Очень уважительная причина.
– Убедительная, – съязвил Уорт, – и не предполагающая возражений. И еще ты упомянула что-то о сцеживании молока. И я страшно напугался, как бы не случилось чего-нибудь.
– Например?
– Откуда я знаю? Я ведь непросвещенный холостяк. А если и думаю о женской груди и сосках, то совсем в другом контексте.
Хихикнув, Син отхлебнула вина.
– А как дела в твоей брокерской фирме?
– Плохо. Последние три недели биржу лихорадит. Боюсь, это отразится и на твоем балансе.
– Я тебе доверяю.
По условиям завещания Тима, Син причитались проценты с чистой прибыли фирмы. Она получала ежемесячные отчеты, а дивиденды зачисляла на срочный вклад на имя Брэндона.
– Сегодня у меня намечался ленч с одной леди, я очень рассчитывал на ее деньги и ценные бумаги, – сообщил Уорт.
– С леди, говоришь?
– Да она старая, Син.
– Лет тридцать пять? – поддела Син.
– Нет, восемьдесят пять. Мы договорились встретиться в чайной Хайленд Парк. Ты же знаешь это место, там все посетители с голубыми волосами и в белых перчатках.
– И мужчины тоже?
– Но как бы там ни было, – продолжил Уорт, неодобрительно нахмурившись, когда услышал эту неудачную шутку, – она позвонила и отменила встречу.
– Жаль.
– Ладно, хватит о моих проблемах. Может, поговорим о твоих? – Уорт уперся локтями в колени и наклонился вперед. – Что случилось?
– У меня кончилось вино.
Пробормотав что-то в раздражении, Уорт взял у Син бокал и ушел в гостиную, где автоматически включился свет. Через стекло Син видела, как он наливает вино. Причем это было не ординарное, а дорогое, марочное вино.
Уорт любил роскошь, так как был окружен ею с детства. Единственный и обожаемый ребенок, он унаследовал после смерти родителей очень приличное состояние. Поэтому фирма «Лансинг и Маккол» была для него лишь средством добиться успеха, а не источником существования.
Его современная, роскошно обставленная квартира содержалась в безупречной чистоте. Однажды Уорт порвал с женщиной только из-за того, что та оставила в пепельнице фантики от любимых конфет. Син показалось это смешным, так как Уорт не курил сам и никому не позволял курить у себя в доме. Какой же был смысл держать пустые пепельницы?
Уорт проявлял чрезмерную разборчивость, когда дело касалось его жилища, одежды и женщин, особенно тех, с которыми он встречался. Слишком высокая. Слишком маленькая. Слишком худая. Слишком полная. Слишком шумная. Слишком тихая. Слишком амбициозная. Слишком ленивая. Слишком хорошенькая. Слишком бесцветная. Слишком приятная. Слишком отвратительная. Тим ругал Уорта за то, что он очень часто меняет партнерш, но ругал любя, как это может делать только лучший друг.
– Ладно, вот тебе вино, – объявил Уорт, возвращаясь на балкон, – а себе я принес еще пива. Теперь нам ничего не мешает поговорить? Почему у тебя такой мрачный вид?
– Я не знаю, Уорт.
– Рассказывай.
– Но я действительно не знаю.
– Может, мой крестник плохо себя ведет?
– У него странная привычка есть, а так…
– Странная привычка есть?
– Он вылавливает изюм и раскладывает его… – Син запустила пальцы в волосы, которым закат придал цвет расплавленной карамели. – Ладно, не будем об этом. С Брэндоном проблем нет. Пожалуй, он единственный, кто меня радует.
– Неприятности с Ладонией? Не могу себе этого представить. Если бы эта женщина согласилась, то я тут же женился бы на ней.
– Уорт Лансинг, ты бессовестный лицемер. Тебя абсолютно не интересуют женщины, чей возраст или коэффициент интеллекта превышают размер бюста.
– Сегодня ты меня обижаешь уже второй раз. Прекрати, иначе я разозлюсь.
– Ну и злись. Я переживу.
– Хорошо, но помни: я тебя предупреждал. Если ты не ладишь с матерью, то даю голову на отсечение – это твоя вина. Потому что Ладония – святая женщина.
– Согласна: в наших стычках виновата главным образом я, – устало вымолвила Син. – Это ведь была моя идея, чтобы она переехала к нам после смерти папы, но я вовсе не сожалею об этом. Брэндон растет дома, а не в детском саду. Обе – вдовы, мы помогаем друг другу переносить одиночество. И мне хочется думать, что я так же поддержала ее после смерти папы, как и она меня после гибели Тима.
– Несомненно.
– Но мама постоянно твердит мне одно и то же.
– Что именно?
– Я должна выходить из дома и жить не только работой.
– Она права.
– Ох, не надо.
Уорт поставил бутылку с пивом на стол и взял Син за руку. Усадив ее в шезлонге прямо, он сам сел позади, широко расставив длинные ноги.
– Подержи вот так. – Уорт собрал сзади ее волосы и поднял их, обнажив шею. – Если кому и требуется массаж шеи, так это тебе.
– Гм-м, спасибо, – пробормотала Син, когда сильные пальцы Уорта начали разминать ее напряженные мышцы.
– А теперь, Син…
– Ох. Когда ты начинаешь фразу со слов «а теперь, Син», это всегда означает: скажешь что-нибудь такое, чего мне не хочется слышать.
– Я говорю тебе, потому что уверен – Тим бы одобрил меня.
– Так и знала, массаж шеи – это просто уловка.
– Молчи и слушай, что тебе говорит твой лучший друг. Ты ведь пришла ко мне за советом, вот и получишь его. – Перед тем как продолжить, Уорт глубоко вздохнул. – Ладония права. Тебе нужны другие интересы, а не только дом и работа. Я знаю, как сильно ты любила Тима. Я его тоже очень любил. Он был отличным другом и деловым партнером, таким, о котором можно только мечтать. Никто и никогда не заменит его.
Минуту Уорт массировал Син плечо, расслабляя мышцы.
– Ты ведь не могла предположить, что Тим однажды погибнет, возвращаясь с работы домой на машине. Это был очень тяжелый удар для тебя. Но разве ты в этом виновата? Однако, Син, дорогая, – прошептал Уорт, упершись подбородком ей в плечо и говоря прямо в ухо, – это случилось два года назад. А тебе еще даже нет тридцати. Ты не должна ставить крест на своей жизни.
– Я понимаю это, Уорт. Мое сердце всегда болит, когда я думаю о том, что было и чего уже никогда не будет. Но я смирилась со смертью Тима. И сейчас меня тревожит и не удовлетворяет собственная жизнь.
– Мне казалось, что тебе нравится твоя работа. Хотя, конечно, ты могла обойтись и без нее. Тим оставил тебе вполне достаточно денег. Но разве не ты сама как-то назвала свои консультации любимым и бескорыстным делом?
– Похоже, от них нет никакой пользы.
– Как ты можешь так говорить? Попавшие в беду женщины приходят к тебе за помощью, и ты оказываешь ее.
– Неужели? Вчера я консультировала пациентку, беременную уже в третий раз. В третий, а ей всего семнадцать! – воскликнула Син. – Она не послушалась ни одного моего совета, которые я давала ей раньше. Ей доступны любые средства предохранения, но она ими не воспользовалась. Такое впечатление, будто я говорю со стеной.
– Ты не можешь винить себя за ее поступки. Ты даешь совет, а уж ее дело воспользоваться им или нет.
– Умом я это понимаю, но все равно руки опускаются. Одна пятнадцатилетняя девочка решила оставить ребенка и отдать его на усыновление, но боится ходить в школу во время беременности, так как возглавляет команду болельщиков. Она предпочитает бросить школу, лишь бы только не потерять популярность. А другая сегодня ревела у меня почти час из страха, что отец выгонит ее из дома, когда узнает о ее беременности. Но ребенка она хочет сохранить. Это только те случаи, которые вот прямо сейчас пришли мне на ум. А вообще я всю ночь могу рассказывать о подобных историях. И чем я могу помочь моим пациенткам? Сижу за своим столом и говорю банальности, убеждаю, что понимаю их проблемы, которые просто не могу понимать, так как, к счастью, у меня никогда не возникало подобных ситуаций. Я чувствую себя просто шарлатанкой.
– Ты чувствуешь себя так потому, что на самом деле не шарлатанка.
Син взглянула на Уорта через плечо.
– Думаешь, в твоих словах есть смысл?
– Разумеется. Если бы ты не принимала близко к сердцу их проблемы, то превратилась бы просто в одну из тех цыганок, которые за двадцать пять центов предсказывают каждому счастливую судьбу. Они успокаивают человека на некоторое время, а потом им на него наплевать.
– Ты правда так считаешь?
– Конечно. – Уорт легонько чмокнул Син в затылок и начал массировать большими пальцами позвоночник. – Возможно, неудовлетворенность работой стала в какой-то степени причиной твоего плохого настроения, но осмелюсь предположить, что дело все-таки не в ней.
– Мы опять начинаем спорить?
– Да.
– Тогда мне пора домой.
– Ни в коем случае. – Уорт схватил Син за плечи и прижал ее спину к своей груди. – А как у тебя с личной жизнью?
– Бьет ключом.
– Рад это слышать.
Син рассмеялась, откинув голову на грудь Уорта. Грудь его была широкой, волосатой, майка лишь частично прикрывала ее.
– Веришь или нет, но у меня действительно есть поклонник.
– В это я запросто могу поверить. И кто же этот счастливчик?
– Я познакомилась с ним в больнице. Он гинеколог.
– Шутишь? Ведь в детстве я мечтал стать именно гинекологом.
Син ткнула его локтем в живот.
– Извращенец.
Охнув от боли, Уорт попросил:
– Расскажи мне о нем.
– Он симпатичный, обаятельный и богатый. Настоящий ловелас.
– Гм, я потрясен. И долго вы встречаетесь?
– Да всего пару раз, но все прошло вполне пристойно.
– Почему?
– Потому что он симпатичный, обаятельный и богатый.
– Что-то я тебя не понимаю.
– Чего на самом деле может хотеть от меня симпатичный, обаятельный и богатый гинеколог?
– Который к тому же привык, что перед ним раздеваются все женщины.
– Ты просто невыносим! – Син вскочила с шезлонга и с воинственным видом повернулась к Уорту.
– Я просто произнес вслух то, о чем ты думаешь. – Всем своим видом Уорт попытался изобразить невинность, хотя уголки губ опустились в озорной усмешке. Его голубые глаза сверкали, как у обманщика, убеждающего поверить ему.
– Ты прав, – неохотно призналась Син. – Именно об этом я думаю. Он ухаживает за мной только потому, что я одна из тех немногочисленных женщин, с которыми он еще не переспал.
– Так в чем же дело, если он тебе нравится. – Уорт устроился в шезлонге, откинувшись на спинку и забросив руки за голову.
– Ты хочешь сказать?..
– Конечно. Это очень просто. Раз-два и готово.
– Я не могу, Уорт. – В голосе Син появились серьезные нотки, она повернулась к перилам и снова посмотрела на небоскребы, светившиеся на фоне темного неба. – Уж больно как-то это расчетливо и прозаично – лечь в постель с малознакомым человеком только ради секса. Тим был единственным мужчиной в моей жизни.
– Я знаю.
Син повернулась к Уорту и вопросительно посмотрела на него.
– А помнишь, – начал он, – когда только появилась угроза СПИДа, ты прочла мне целую лекцию о вреде случайных связей. Сказала, что я должен найти себе хорошую девушку и прекратить все сексуальные похождения. Я тогда возразил тебе: мол, хороших девушек уже не осталось, а ты ответила, что вышла замуж за Тима девственницей. Я, безусловно, уверен: у тебя никого не было после Тима, поэтому просто предположил… – Уорт пожал плечами.
Син опустила глаза и уставилась на свои ступни.
– Джош говорит, что я боюсь секса.
– Джош?
– Ну, этот врач. Он заявляет, что я могу только разговаривать о сексе с женщинами, которых консультирую, а у самой меня сексуальность отсутствует.
– Ему бы следовало поработать над своими манерами. Не слишком тактичный сукин сын, да?
– Я просто передаю смысл.
– Ну и как на самом деле? Он прав?
Зеленые глаза Син вызывающе сверкнули.
– Я так же сексуальна, как и любая другая женщина.
– Прими мои поздравления. И скажи доктору, что он неправ. А еще лучше, докажи ему это.
– Я не могу, Уорт. – Горделивая поза Син несколько поникла. – Поэтому и думаю, что есть в его словах доля правды. Я буду чувствовать себя неловко во время свидания, зная, какой предполагается финал. Мои старомодные взгляды на секс уже дали трещину, но все же я не могу опуститься до роли очередной шлюхи в постели самовлюбленного эгоиста.
– А как насчет того, чтобы заманить кого-нибудь в собственную постель?
– Уорт, ты что, не слушаешь меня? Моя проблема отнюдь не связана исключительно с сексуальным воздержанием. Эта депрессия не закончится в тот момент, когда я лягу с кем-нибудь в постель. Все гораздо сложнее. Это…
– Что?
– Я не знаю, – вымолвила Син с отчаянием. – Возможно, виной всему житейская рутина. После смерти Тима мне советовали изменить образ жизни. Может быть, он меня уже засосал и мне нужны перемены, какие-то неожиданные поступки. Сегодня утром я сказала маме, что ожидаю чего-то необычного, что могло бы… – Син оборвала фразу, заметив, что Уорт поднялся с шезлонга. – Уорт? Ты куда?
– Меня только что осенило, – бросил он через плечо, покидая балкон.
Охваченная любопытством, Син последовала за ним. Ее голые ступни утонули в ковре из овечьей шерсти, светлым островком выделявшемся на паркетном полу.
Уорт расстегнул «молнию» своей спортивной сумки, вытащил из нее пиджак, который свернул и сунул туда перед уходом из спортзала. Порывшись в карманах пиджака, он наконец нашел то, что искал.
Повернувшись к Син, Уорт положил конверт на одну ладонь, а сверху прихлопнул его другой ладонью.
– Юная леди, здесь находится лекарство, которое вылечит тебя ото всех твоих болезней.
С этими словами он протянул конверт Син. Бросив на Уорта взгляд, означавший, что, по ее мнению, у Уорта поехала крыша, Син взяла конверт и вытащила оттуда листок розовой бумаги.
– Дорогой Уорт, – начала она читать вслух. – Мне очень жаль, но я не смогу поехать. Возникли непредвиденные обстоятельства, о которых я расскажу тебе на следующей неделе. Люблю и целую, Грета. Постскриптум. Прошлый уик-энд был потрясающим. Я каждый раз дрожу в экстазе, когда думаю…
Уорт выхватил у Син листок и скомкал его.
– Это не то.
– Я только добралась до самого интересного.
– Ты не могла бы посмотреть, что там еще внутри? – с раздражением бросил Уорт.
На конверте был напечатан адрес туристического агентства. А внутри находилось два билета в Акапулько и обратно. Син недоуменно посмотрела на Уорта.
– Что это?
– Эй, да ты бестолковая. Посмотри на число.
– Сегодняшнее.
– Совершенно верно. Время вылета десять вечера. – Уорт сжал в ладонях плечи Син и, широко улыбнувшись, объявил: – А вылетаем мы с тобой.
3
– В-вылетаем? – пробормотала Син, запнувшись. – Ты имеешь в виду меня? Нас? Вместе?
– Тебя. Нас. Вместе. Мы едем с тобой отдыхать на выходные, в чем оба очень нуждаемся.
– Ты сошел с ума?
– Почти. Вот почему мне надо уехать.
– А как же Гретхен?
– Грета. Как сказано в ее записке, что-то случилось в последнюю минуту, и она поехать не может. Я об этом узнал, только уходя с работы. И страшно разозлился, решив, что уик-энд пошел насмарку. – Уорт снова широко улыбнулся. – Но тут появилась ты, и теперь все в порядке.
Взяв Син за руку, он протащил ее через всю комнату к телефону.
– Звони Ладонии и попроси ее собрать твой чемодан. – Уорт взглянул на часы. – По пути в аэропорт мы заедем к тебе домой. Билеты у нас уже зарегистрированы, можно будет сразу пройти на посадку. Если отправимся прямо сейчас, то вполне успеем. – Он помолчал, переводя дыхание. – Давай, звони.
Видя, что Син не берет трубку, Уорт сам снял ее и сунул в руку Син. Но она не стала набирать номер, а смотрела на него, широко раскрыв рот.
– Уорт, ты рехнулся? Я не могу поехать на выходные в Акапулько.
– Почему?
– Да миллион причин.
– Назови хоть одну.
– Работа.
– Один день смогут обойтись и без тебя. Ладония позвонит им завтра и скажет, что ты заболела, а в понедельник ты уже будешь там.
– А что я ей скажу?
– Кому? Ладонии? – Уорт пожал плечами и ответил без всякой тени смущения: – Скажешь, что уезжаешь со мной в Акапулько.
– Я не могу этого сделать!
– Почему?
Явно раздраженная его непонятливостью, Син бросила трубку на рычаг.
– Но она же моя мать. Она подумает…
– Что подумает?
Син закусила губу.
– Ты, наверное, привык вот так в один момент улетать куда-нибудь на уик-энд, а я нет. Да и мама не одобрила бы такой безответственный поступок с моей стороны.
– Послушай, Син, но этим самым ты окажешь мне большую услугу.
– Услугу? – недоверчиво переспросила она.
– Эти билеты – подарок Греты. Она купила их в туристическом агентстве со специальной скидкой. Я не могу сдать их и получить за них деньги. И действительны они только на сегодня, а обратные – на вечер воскресенья. Я должен использовать эти билеты, иначе они пропадут, а это будет просто расточительством. Ты же не хочешь, чтобы такой грех остался на твоей совести?
Син уперла указательный палец в грудь Уорта.
– Когда ты улыбаешься с такой кроткой улыбкой, Уорт Лансинг, это наверняка означает, что ты хитришь.
– Если не веришь мне, то посмотри сама.
Он протянул ей билеты. Син нашла графу специальных ограничений и убедилась: Уорт не солгал.
– Но я уверена, что у тебя есть целый список молоденьких девушек, которые с радостью бы приняли твое предложение провести уик-энд в Акапулько.
– Конечно, – честно признался Уорт, – но только не за два часа до вылета и не по билету, предназначенному другой женщине. А кроме того, Син, тебе трудно поверить в это, но я с большей радостью поеду с тобой, потому что в этом случае мне не придется играть свою роль.
– Какую роль?
– Принца Соблазнителя.
– Скажи уж Дон Жуана.
– Пусть так. А с тобой я смогу быть самим собой. Никакого притворства, никакой игры. Я смогу по-настоящему расслабиться. – Чтобы подчеркнуть значение своих слов, Уорт снова сжал в ладонях плечи Син. – А именно это мне сейчас и нужно – полностью расслабиться.
– А почему бы тебе не воспользоваться одним билетом? А второй пусть пропадет.
– Но на пляже скучно одному, – жалобно протянул Уорт. – Кто мне намажет спину кремом для загара?
– Уверена, что для этого ты кого-нибудь сможешь там найти, – поддразнила его Син.
– Но я не хочу еще на это тратить свою энергию.
Уорт снова снял трубку телефона, но на этот раз сам набрал номер.
– Ну давай, быстро решайся на поступок, который не укладывается в рамки твоей вдовьей жизни.
Прижав трубку к уху, он проворковал:
– Ладония, королева моего сердца, ну как ты, дорогая?.. Да, я тоже скучаю, но последнее время по горло занят. А как твои цветы? Последний раз, когда мы разговаривали, они еще не цвели… Хорошо, хорошо, я скоро приеду посмотреть на них. Подожди, дорогая, тут рядом Син, и она хочет сказать тебе что-то.
Син яростно затрясла головой.
– Нет, – прошептала она, но Уорт проигнорировал ее отказ и протянул ей трубку, зажав ладонью микрофон. – Уорт, это же сумасшествие.
– Именно поэтому ты и должна на него решиться.
Глядя на Уорта, чье лицо выражало крайнее самодовольство, Син взяла трубку.
– Привет, мама. Ты прослушала сообщение, которое я оставила на автоответчике?.. Хорошо, я позвонила, чтобы предупредить: не жди меня к ужину… Нет, все в порядке. Я просто заехала к Уорту повидаться, а он пристал ко мне с безумной идеей отправиться с ним на уик-энд в Акапулько.
Готовясь к недовольной реакции со стороны матери, Син закусила нижнюю губу и затаила дыхание. Но, услышав ответ Ладонии, она удивленно посмотрела на Уорта.
– И ты так считаешь? Нет, а я не согласна. Нахожу эту идею просто несерьезной.
– Она гораздо умнее тебя, – подал голос Уорт, наклонился вперед и покрутил указательным пальцем у виска.
– А как же работа?.. Да, наверное, ты сможешь позвонить и сказать, что я заболела.
Син продолжала выдвигать одно возражение за другим, но Ладония разбивала их, словно глиняные статуэтки. Уорт подал Син знак, что идет в спальню собирать вещи. К тому времени, как она закончила говорить с матерью, он уже вернулся с небольшим чемоданом и соответственно одетый для поездки на тропический курорт.
– Она посчитала эту идею превосходной, да?
Ошеломленная, Син повернулась к нему:
– Уорт, я все еще не уверена. По-моему, это неприлично. Что подумают люди?
– Какие люди?
– Все, кто узнает об этом.
Уорт наградил ее своим самым скромным, застенчивым взглядом.
– Ты имеешь в виду, что ты привлекательная вдовушка, а я мужчина с дурной репутацией в отношении женщин?
– Вот именно. Я не могу поехать на уик-энд с привлекательным холостяком.
– Но для тебя-то я не «привлекательный холостяк». А просто Уорт.
– Но никто не знает об этом.
– А кого это волнует?
– Меня.
Начиная терять терпение, Уорт тяжело вздохнул:
– А кто узнает об этом? Если кто-то спросит тебя, скажи, что поехала в Акапулько с лучшим другом. И это – истинная правда. Мы же не рассматриваем друг друга в качестве сексуальных партнеров. Ведь тебя не волнуют мои отношения с другими женщинами, не так ли?
– Разумеется.
– Ну вот, и здесь то же самое.
Син пробормотала:
– Вовсе нет. – Хотя Уорт и был ее лучшим другом, он все-таки являлся очень привлекательным сексуальным партнером. Вряд ли кто-либо поверит, что уик-энд в обществе такого мужчины может быть невинным для любой вдовы моложе семидесяти пяти лет.
– Нам надо торопиться. Уже девятый час. – Пока они разговаривали, Уорт запер квартиру, и теперь осталось только включить охранную сигнализацию.
Син схватила его за руку.
– Уже поздно. Поезжай без меня. Я не успею собраться.
– Я тоже взял самый минимум, – возразил Уорт, показывая на свою сумку. – Остальное купим на месте. И все, никаких возражений. – Шутливо шлепнув Син, он потащил ее к лифту.
Заехав на минутку домой к Син, они взяли ее чемодан, который уже собрала Ладония, и помчались в аэропорт. У Син едва хватило времени, чтобы сменить костюм на шелковые блузку и шорты.
Ладония вызвалась подвезти их, поэтому не пришлось связываться с парковкой и ехать на автобусе к терминалу. Пока они ожидали объявления на посадку, Ладония пообещала встретить их по возвращении в воскресенье вечером.
– Брэндон, ты себя хорошо чувствуешь? – спросила Син, прикладывая ладонь ко лбу сына. – У него щеки горят. Наверное, температура.
– Нет у него никакой температуры, – возразил Уорт, поднимая Син, стоявшую на коленях перед сыном. – А щеки горят потому, что он очень радуется своему новому пистолету. Правда, крестник? – Он потрепал Брэндона по щеке.
Мальчик держал в руках игрушечный шестизарядный револьвер. Он крутанул его на пальце и сунул в кобуру, висевшую на бедре. Потом улыбнулся крестному отцу, который всегда баловал его.
– Это отличная штука, Уорт.
– И очень дорогая, – напомнила Син. – Уорт, ты же знаешь, что не стоит ничего покупать в киосках аэропорта.
– Если он захотел сделать Брэндону подарок, то не надо ругать его за это, – вмешалась Ладония.
Уорт заключил ее в объятия и шумно чмокнул в щеку.
– Я люблю эту женщину, – заявил он.
Ладония осталась довольна подобным проявлением чувств.
– Я только надеюсь, что игрушка займет Брэндона, пока меня не будет дома. – Син произнесла эту фразу довольно тихо, но мать услышала.
– О Брэндоне не беспокойся. Я так займу его, что он и не заметит твоего отсутствия. И вообще, ни о чем не думай, кроме отдыха.
– Но со времени смерти Тима я ни разу не оставляла его одного на ночь. – Как и все матери в подобных случаях, Син испытывала тревогу и чувство вины.
– Небольшая разлука пойдет на пользу вам обоим.
– А вдруг он подумает, что я не вернусь?
Уорт обнял Син за плечи.
– Может быть, ты успокоишься? Разве он встревожен твоим отъездом?
Брэндона действительно абсолютно не волновал предстоящий отъезд матери, он прекрасно развлекался, спрятавшись за креслом и целясь оттуда в пассажиров из своего нового игрушечного револьвера.
– Давай-ка веди ее в самолет, пока она не передумала, – предложила Ладония Уорту, когда объявили посадку на рейс.
– Я тоже так думаю.
Не в силах сдержать слезы Син на прощание поцеловала Брэндона. Мальчик почувствовал некоторое смущение от того, что его обнимают прилюдно. Поэтому он постарался побыстрее вырваться из объятий матери. Слезы все еще стояли в глазах Син, когда Уорт уселся в кресло рядом с ней, закинув вещи на полку.
– Плакать не разрешается, – строго предупредили.
– Не буду, обещаю. – Син улыбнулась сквозь слезы.
– Ремень пристегнула?
– Все в порядке. Но я просто рехнулась, позволив уговорить себя. Все эти дни я буду беспокоиться о Брэн-доне.
Когда самолет взлетел, Уорт, вполне искусно имитируя Ворчуна Маркса, шевеля бровями и попыхивая воображаемой сигарой, промолвил:
– Ты еще никогда не проводила уик-энд со мной, крошка.
– Только не пытайся отвлечь меня от этой печальной сцены прощания. Я обещала тебе не плакать, но насчет грусти разговора не было.
Уорт протянул руку и неожиданно схватил Син за голое колено.
– Ох! Прекрати, Уорт, щекотно!
– А я знаю. Ты всегда боялась щекотки именно в этом месте.
– Прекрати. Ах! – Син даже подскочила в кресле на несколько дюймов, когда он снова сжал ей колено. – Я же сказала, перестань. – Отталкивая его руку, она рассмеялась.
Уорт обнял ее, потерся носом о шею и прошептал:
– В понедельник ты скажешь мне спасибо. Мы чудесно проведем время. Вот увидишь.
– Вы молодожены?
Уорт поднял голову, продолжая обнимать Син. Они вдвоем вопросительно уставились на стюардессу.
– Вы молодожены? – повторила она. – На этом позднем рейсе у нас всегда много молодоженов.
– Гм, нет, – буркнул Уорт.
Стюардесса бросила взгляд на обручальное кольцо Син, которое та продолжала носить после смерти мужа.
– Ах, – она дружелюбно улыбнулась. – Вы женаты давно, но до сих пор любите друг друга.
– Ну, мы… – Син замялась. – Мы не женаты.
– Она жена моего лучшего друга, – пояснил Уорт.
Губы у стюардессы округлились.
– Ох, я понимаю.
Когда она отошла, Уорт и Син расхохотались.
– Они считают, что не следует тратить электроэнергию на освещение дороги, да?
Син навалилась на Уорта, когда водитель такси на скорости заложил такой крутой вираж, что даже безбожник вспомнил бы в этот момент о Всевышнем. Сквозь пыльные окна колымаги она могла разглядеть с одной стороны дороги отвесные скалы, а с другой – зияющую пустоту.
– Ну и радуйся, – ответил Уорт, ерзая локтем по груди Син, пока не нашел для него место в ложбинке между грудей. – Если бы ты могла видеть, что творится вокруг, то перепугалась бы.
Машину здорово тряхнуло, и Син от страха крепко вцепилась в Уорта.
– А ты бывал здесь раньше?
– Один раз. Но очень давно. Нам пришлось приезжать сюда по делам.
– Нам? Ты имеешь в виду себя и Тима?
– Да.
– А он никогда не говорил мне, что ездил с тобой в Мексику.
– Правильно. И еще взял с меня клятву, что я никогда не проговорюсь тебе об этом.
– Почему? – Заметив усмешку Уорта, Син подозрительно посмотрела на него, прищурившись. – Что вы тут делали?
– Мужчины есть мужчины.
Из аэропорта с ними ехали еще шестеро пассажиров. Всех вместе с багажом разместили в пыльном салоне дряхлого фургона. По радио гремела музыка в исполнении духовых инструментов. Все просьбы уменьшить звук остались без ответа. Как только здешние водители договаривались с пассажирами и получали плату, они, по обыкновению, сразу забывали, что говорят по-английски.
– У тебя нет ощущения, что нас засунули в парфюмерную лавку? – спросил Уорт у Син.
Молодая женщина, сидевшая напротив него, захихикала. Она и ее молодая подруга уже в самолете начали бросать на Уорта кокетливые взгляды.
От внимания Син не ускользнуло: они по нескольку раз отправлялись в самолете в туалет, чтобы пройти мимо их кресел. И каждый раз при этом строили глазки Уорту. А когда садились в такси, то чуть не подрались из-за места рядом с ним.
– Как тут тесно, – тихонько пожаловалась Син Уорту. – Сидим, как сардины в банке.
– Но сардины, по крайней мере, перед укладкой поливают маслом.
– Очень интересная мысль, – вмешалась в их разговор женщина – соседка Уорта. При этих словах она демонстративно опустила глаза на его пах. Ее подруга издала похотливый смешок.
К счастью, на остановке у первого же отеля они вышли.
– Похоже, мы будем выходить последними, – извиняющимся тоном произнес Уорт.
– Теперь это уже не имеет значения. А то мне уже начали надоедать завистливые взгляды этих девиц.
– Неужели?
– Не строй из себя дурака. Они же пожирали тебя похотливыми взглядами, не обращая на меня никакого внимания.
– Только взглядами не обошлось, – хмыкнул Уорт. – Одна из них уперлась мне в плечо грудями… и отнюдь не случайно.
– Послушай, Уорт, если хочешь, то оставь меня в отеле и догони…
– Не говори глупости.
– Нет, я серьезно. Я хочу, чтобы ты развлекался и не был связан обязательствами по отношению ко мне.
– Они не в моем вкусе, ясно? А потом, я же говорил тебе, что не ищу в этот уик-энд любовных развлечений.
– Точно?
– Точно. – Он облегченно вздохнул, когда такси остановилось перед сходом в отель. – Вот этот наш.
Они прошли в розовый вестибюль. Пока портье в розовой униформе регистрировал их, им предложили какие-то розовые напитки. Син сняла со стакана розовый цветок гибискуса и принялась тянуть напиток через соломинку.
– Гм, – промычал Уорт, почти осушив одним глотком высокий узкий стакан. – Я и не подозревал, что так хочу пить. Как ты думаешь, сколько понадобится таких стаканов, чтобы свалить с ног человека моей комплекции?
– Я едва осилила половину. – Син отставила свой стакан в сторону. – Уже от первого глотка в голове зашумело. Они явно хотят, чтобы тебе здесь понравилось.
– Сеньор Лансинг? – Возле них возник услужливый посыльный. – Прошу за мной.
Все трое проследовали через вестибюль, продуваемый сквозняками, и вышли на подъездную дорожку, где их ожидал розово-белый джип, в который загрузили багаж. Водитель включил передачу, автомобиль, словно породистый скакун, вылетел из ворот и рванул вверх по склону пологого холма.
Посыльный (он же водитель) на испанском и ломаном английском пояснил, что машина используется в качестве подъемника и на нем в горы доставляется все – от постояльцев до постельного белья.
Извилистая дорога поднималась вверх среди густо поросших растительностью гор, с которых открывалась панорама на залив Акапулько, близлежащие холмы и раскинувшийся внизу город.
– Как здорово! – воскликнула Син. – От этого вида просто дух захватывает. Ох Уорт, я так рада, что ты привез меня сюда.
Когда они достигли вершины, водитель оставил машину, вытащил вещи и кивнул им в направлении белого оштукатуренного дома, окруженного буйной растительностью. Тропинку к нему освещали мерцающие фонари.
Заговорщицки улыбаясь, посыльный провел их через железные ворота и остановился у двери, которую отпер ключом, торжественно провозгласив при этом:
– Bienvenidos.
Апартаменты оказались просторными: в одном углу бар с напитками и буфет с закусками, в другом – мраморная ванна. Спальня находилась на отдельной террасе, откуда открывался потрясающий вид на сверкающий в лунном свете залив и мерцающие огни гавани. Посередине террасы был небольшой, мелкий бассейн, блестевший, как огромный драгоценный камень. На его поверхности плавали свежие цветы гибискуса размером с тарелку.
Пока посыльный обходил номер, показывал все прелести и объяснял, как пользоваться специальным выдвижным ящиком, в котором каждое утро оставляли завтрак, чтобы не тревожить постояльцев, Уорт и Син стояли, словно статуи, уставившись на кровать. Она была огромных размеров, но одна.
Наконец Уорт перевел взгляд на Син и беспомощно пожал плечами.
– Как ты и говорила, они явно хотят, чтобы постояльцам здесь понравилось.
4
Син швырнула сумочку на кровать и шлепнула ладонями по бедрам. Такой поворот событий моментально свел на нет ее мимолетное очарование.
– Самое время для шуток, Уорт.
– А что я могу сделать?
– Попросить другой номер.
Уорт повернулся к посыльному, который крутился поблизости, переводя встревоженный взгляд с одного гринго на другого, пытаясь понять, что это их так явно испугало и по какой причине разгорается ссора.
Уорт попытался воспользоваться своими ограниченными школьными знаниями испанского.
– Senor… рог favor…
– Si? – Мексиканец подошел ближе, ему очень хотелось угодить постояльцам.
– Есть ли у вас… un… una…
– Пока у тебя все получается великолепно.
– Пожалуйста, можешь помочь, – огрызнулся Уорт в ответ.
– Я изучала французский.
– Превосходно. Если мы когда-нибудь поедем во Францию, это может пригодиться, а сейчас я делаю все, что могу, ясно?
– Ясно.
Уорт снова повернулся к посыльному, наблюдавшему за ними со всевозрастающей тревогой.
– Комната. – Уорт очертил в воздухе руками прямоугольник.
– Las ventanas? – Обрадованный мексиканец показал на окна, закрытые ставнями.
– Нет, с окнами все в порядке. Нам нужен другой номер. Комната. Понимаешь, комната? С двумя кроватями. – Как и все туристы, не знающие местного языка, Уорт пытался говорить по-английски с испанским акцентом, причем говорил очень громко, почти кричал. – Dos, – произнес он, показав два пальца.
– Dos?
– Si, dos кровати. – Наклонившись, Уорт хлопнул по кровати два раза. – Кровати. Две.
На лице посыльного появилось явное недоумение.
– Quiere uncuarto con dos camas?
– Да, наверное, – неуверенно ответил Уорт. – Si.
Мексиканец широко развел руками и выпалил несколько фраз. Отчаянно жестикулируя, он пустился в пространные объяснения.
– Что он сказал? – поинтересовалась Син.
– По-моему, он говорит, что ничем не может помочь.
– Что?
Уорт провел рукой по русым волосам.
– Он говорит, что у них ничего нет. – Порывшись в кармане брюк, Уорт выудил несколько долларовых бумажек и сунул их клерку в руку. – Спасибо, сеньор посыльный. Вы нам очень помогли. Muchas gracias. – Вытолкав сбитого с толку мексиканца, он повернулся к Син.
Она стояла, скрестив руки на груди и притоптывая. Уорт моментально понял значение этой позы и поднял вверх руки, показывая всем своим видом, что он здесь ни при чем.
– Клянусь, я ничего не знаю.
– А почему мне с трудом в это верится?
– Клянусь, Син. Мне и в голову не пришло проверить. В большинстве отелей предоставляют две кровати, если только ты специально не просишь одну. Откуда же я мог знать, что это уголок для молодоженов? Вот Грета, наверное, знала, но мы не обсуждали этот вопрос.
– В случае с Гретой он не имеет значения. – Син более внимательно оглядела номер, заметив теперь то, что было ясно с самого начала. Номер представлял собой райское гнездышко для любовников.
Опустившись на кровать, усеянную лепестками свежих цветов, она пробормотала:
– В вестибюле никого не было, кроме нас и еще нескольких приехавших.
– И все парами.
– А ты не заметил ни одной семьи с детьми?
– Ни одной.
– Да и вообще народа мало.
– Все в номерах, наверное.
Син взглянула на Уорта, затем отвернулась.
– На наших воротах висела табличка «не беспокоить».
– А посыльный долго объяснял, как пользоваться ящиком, в котором по утрам оставляют завтрак.
– Гм… отдельная терраса и бассейн.
– И душ вполне просторный для двоих…
На этот раз они посмотрели друг на друга несколько дольше, а потом захохотали. Уорт смеялся так сильно, что в конце концов рухнул на кровать рядом с Син, держать руками за живот.
– Видела бы ты свое лицо, когда обнаружила эту кровать.
– Да и ты не остался равнодушным к этому зрелищу, мистер Лансинг. – У Син от смеха выступили слезы, и она вытерла их. – Да, наш уик-энд начался довольно неудачно.
– Но согласись, не скучно.
– Это уж точно. – Отдышавшись от смеха, Син продолжила: – Пока еще не поздно, надо позвонить по другим отелям и найти мне номер.
– Послушай, Син… – Он зажал в своих ладонях ладони Син.
– Ну вот, опять начинается. Ничего у тебя не выйдет.
– Син, выслушай меня, пока ты снова не разозлилась.
– Если ты собираешься предложить, чтобы мы остались здесь вдвоем, то не трать зря свое обаяние и силы. Мне нужен другой номер.
– Почему?
– Почему?
– Но нам же приходилось раньше спать вместе на одной кровати. – При этих словах у Син отвисла челюсть. – Неужели ты не помнишь тот уик-энд, который мы проводили втроем?
Порывшись в памяти, Син щелкнула зубами и упрямо покачала головой.
– Это совсем другое дело, – возразила она. – Тогда с нами был Тим, а сами мы были молоды, глупы и бесшабашны.
– Мы поехали на машине в Хьюстон на футбольный матч между «Пумами» и «Мустангами». Остановились на заправочной станции, поели, а потом смогли раздобыть в мотеле только одну комнату. Там была одна кровать, и мы втроем разместились на ней. Мы чертовски хорошо провели время, но целомудренно, как в церкви.
– Я помню, но…
– И сейчас будет то же самое, – заверил Уорт.
– Но, надеюсь, ты не собираешься приглашать никого третьего.
Уорт бросил на Син застенчивый взгляд.
– Будем спать одетыми. А я лягу поверх одеяла.
– Нет.
Уорт аж застонал от отчаяния.
– Но зачем, черт побери, в такой поздний час метаться по всему Акапулько в поисках номера, который будет стоить ужасно дорого и еще неизвестно как далеко будет находиться отсюда? А ты когда-нибудь пробовала ездить здесь на машине? Да мы большую часть времени потратим на то, чтобы добраться друг до друга, и у нас совсем не останется времени на отдых, а именно отдых – главная цель этой поездки. А кроме того, я постоянно буду волноваться, что оставил тебя где-то одну. Да тут полно распутников, которые только и гоняются за такими женщинами, как ты. Я обещал Ладонии, что позабочусь о тебе. И она никогда не простит мне, если я брошу тебя одну.
В доводах Уорта явно присутствовал смысл, что еще больше встревожило Син.
– Я не знаю, Уорт. Если кто-нибудь…
– Узнает об этом? Какого черта тебя это волнует? Ты же взрослая женщина, не так ли?
– Перестань! Ты пользуешься нечестными приемами.
– Но мы ведь с тобой действительно взрослые.
– Поосторожнее, Уорт. Ты начинаешь напоминать мне Джоша.
– Боже упаси. – Уорт сжал ладони Син, продолжая уговаривать ее. – Син, мы можем решить этот вопрос как разумные люди. Ради Бога, я не собираюсь гоняться по спальне за вдовой моего лучшего друга, – с раздражением добавил он.
– Я боюсь не этого.
– А чего?
– Что, если ты захочешь погоняться за кем-нибудь другим?
– О чем ты?
– Вдруг ты познакомишься с женщиной и захочешь привести ее сюда? Мне тогда придется ждать на улице?
– Значит, если бы у нас было две кровати, то я мог бы привести в номер женщину?
– Конечно, – согласилась Син с некоторой осторожностью в голосе.
– Но я совершенно не хочу этого. В эти выходные мне не до секса. Я просто хочу побыть с другом.
Сквозь открытые двери Син с тоской оглядела террасу. Великолепный бассейн, величественная луна, сверкающий залив – вид, от которого захватывает дух.
– Прекрасное место. Оно превзошло все мои ожидания.
– Вот и отлично! – радостно воскликнул Уорт, вскакивая с кровати. – Ты занимаешь эту сторону, а я эту. Какие ящики в шкафу ты предпочтешь?
Он начал распаковывать свой чемодан, как будто они уже пришли к соглашению. И Син не стала возражать. Ей не хотелось провести этот уик-энд в незнакомом городе, в неизвестном отеле, среди людей, говорящих на чужом языке.
Глупо было идти на все это только из-за того, что в номере имелась всего одна кровать. Как сказал Уорт, они взрослые люди и смогут вести себя подобающим образом.
– Ты поройся в буфете, пока я переоденусь. – Захватив с собой плавки, Уорт направился в ванную.
Син сидела на краю кровати и рассуждала о предупреждении матери быть осторожной в своих желаниях. Ведь Син ожидала чего-то такого, что встряхнет ее скучную, однообразную жизнь. Что ж, события превзошли ее ожидания.
– Очень вкусно. – Уже через пятнадцать минут Син облизывала пальцы после соленых картофельных чипсов. – Как насчет печенья с арахисовым маслом?
– Вполне съедобно, если очень хочется есть. Интересно, во сколько они приносят завтрак?
Уничтожив массу закусок из буфета и выпив две бутылки содовой, они оба по самую шею погрузились в шелковистую воду выложенного кафелем бассейна.
– M-м, – промурлыкала довольная Син. Она откинула голову на край бассейна и, шевеля ногами, чтобы удерживать их на плаву, уставилась на небо. – Почему мне не хочется спать?
– Потому что ты слишком возбуждена.
– Наверное. Как ты думаешь… что это? – спросила Син, принимая сидячее положение.
– Ты о чем?
– Этот писк. Вот, опять. Это, наверное, птицы. Слышишь?
– Птицы?
Выбираясь из маленького бассейна, Уорт поднял приличную волну. Он подошел к перилам балкона и покрутил головой по сторонам, прислушиваясь и отыскивая взглядом птиц, о которых говорила Син.
Она тоже присоединилась к нему. Завернувшись в банную простыню, Син все же слегка дрожала. Ветер с Тихого океана холодил влажную кожу.
– Вот она! – тихонько воскликнула Син, слегка наклонив голову, когда какое-то крылатое существо бросилось вниз на насекомых, круживших вокруг фонаря.
Стоявший рядом Уорт хмыкнул:
– Да, птицы, как же.
– А что же это?
– Нам лучше зайти внутрь. – Он обнял ее за плечи.
Син топнула босой ногой.
– Почему ты смеешься?
– Просто так.
– Ты лжешь, Уорт Лансинг. Что тут смешного?
– Твои птицы, – начал Уорт и рассмеялся, – это летучие мыши, дорогая.
Она тихонько повторила: «Летучие мыши» – и рванулась к двери террасы. Уорт успел схватить ее за простыню и крепко прижал к себе, смеясь и не пуская сопротивляющуюся Син в номер.
– Они не вампиры, Син.
– Откуда ты знаешь? Что ты вообще можешь знать о летучих мышах?
– Если говорить серьезно, – продолжил Уорт, трясясь от смеха, – они совершенно не опасны. Просто вылетели поохотиться. С рассветом они исчезнут.
– Прямо как Дракула. – Син вздрогнула, и Уорт прижал ее к себе еще крепче.
– На людей они нападают только в фильмах ужасов. А в качестве пищи предпочитают толстого, сочного жука, а не твою кровь.
Син освободилась от объятий Уорта, простыня упала на пол террасы.
– Ты уверен? – Она со страхом оглядела небо.
– Абсолютно. – И тут Уорт выкатил глаза, обнажил зубы и произнес, подражая Беле Лугоши*: – А вот я бы не отказался впиться в твою шейку.
Что он и сделал.
*Киноактер, исполнивший роль Дракулы.
Дурачась, Уорт захватил зубами мягкую кожу под самой мочкой уха Син. Она завопила от ужаса и изогнулась, пытаясь вырваться из объятий Уорта. Потом оба рассмеялись.
Но их смех резко оборвался, когда язык Уорта коснулся кожи Син. Произошло это случайно, и все же обоих словно пронзила искра.
Они замерли, моментально ощутив свои тела. Груди Син выпирали из лифчика, а складчатый, покрытый волосами живот Уорта прижимался к гладкому животу Син. И ноги их буквально сплелись.
Сознание каждого из них моментально отметило это. Уорт и Син неловко опустили руки по швам и отстранились друг от друга. Она подняла простыню, чуть не упав при этом от возбуждения.
Син принялась обмахиваться уголком простыни.
– Жарко стало.
– Очень, – сдавленным голосом произнес Уорт.
– Пойдем?
– Куда?
– В номер.
Уорт с трудом сглотнул слюну.
– В номер?
Син кивнула на раздвижные стеклянные двери.
– Ох, в номер, конечно, – громко произнес Уорт и неестественно закашлялся. – Но ты иди вперед. Теперь твоя очередь пользоваться ванной.
– Я быстро. Мне просто надо, ну, ты знаешь, почистить зубы… и прочее.
Чувствуя себя глупой, но не понимая из-за чего, Син прошмыгнула через комнату в ванную. Закрыв дверь, она первым делом посмотрела в зеркало и убедилась, что прямо под мочкой осталось маленькое красное пятнышко. Живот ее вздымался и опускался, словно парус, захваченный переменным ветром.
– Ты поступаешь ужасно глупо, – раздраженно произнесла Син, выдавливая по ошибке на зубную щетку гель для волос. К счастью, она вовремя спохватилась.
Водя щеткой по зубам интенсивнее, чем требовалось, Син проклинала в душе Джоша Мастерса, пробудившего в ней интерес к собственной сексуальности, которая после смерти мужа благополучно дремала где-то в глубине. А пару минут назад она вновь напомнила о себе. Шум фена заглушал бормотания Син. Она ругала себя за то, что как полоумная реагирует на этот легкий поцелуй в шею… такой теплый, влажный, чудесный, сводящий с ума поцелуй.
– Господи, но это же Уорт! – воскликнула Син, глядя в зеркало.
Она увидела те же самые золотисто-каштановые волосы длиной до плеч, которые плохо завивались, но хорошо смотрелись распущенными в прическе «паж»; то же самое худенькое, вытянутое лицо, только сейчас слегка раскрасневшееся; те же самые большие зеленые глаза.
Но если бы глаза, в которые она сейчас смотрела, были глазами Брэндона, то Син наверняка бы измерила у него температуру. Их сверкание и блеск говорили о наличии внутреннего огня.
Недовольная собой, Син натянула ночную рубашку и вышла из ванной, пока дурацкие фантазии не разыгрались еще больше.
Когда она вернулась в комнату, взгляд Уорта устремился прямо на ее шею, но ворот ночной рубашки закрывал то место, куда он поцеловал ее.
Уорт уже разобрал кровать и лежал на спине, закинув руки за голову. Мокрые плавки он сменил на нейлоновые шорты.
– Моя очередь? – спросил он.
Син кивнула. Уорт поднялся с кровати и направился в ванную. Син забралась в кровать и тщательно укрылась простыней по самое горло, хотя для этого вполне хватало ночной рубашки. Чтобы чем-то занять себя, она принялась листать рекламные проспекты, лежащие на ночном столике.
– Нашла что-нибудь интересное? – поинтересовался Уорт, вернувшийся из ванной через несколько минут.
И только когда он лег в постель, Син поняла, как сильно скучала по запаху влажной кожи мужчины.
– Полеты на управляемых парашютах.
– Я боюсь высоты.
Син отложила в сторону проспект и взяла другой.
– Круиз по заливу с остановкой на острове на пикник.
– Это уж как-то совсем по-туристски.
– Прогулка верхом…
– Забудь об этом. – Презрительно хмыкнув, Уорт продолжил: – Послушай, можешь высказывать любые идеи. И если тебе чего-то хочется, то я всегда с тобой.
Он еще не успел закончить своей фразы, как Син отрицательно замотала головой.
– Больше всего мне хочется ничего не делать. Никакого распорядка. Забыть о времени. Просто лежать на солнце. Вот и все.
– Отлично. Я тоже. – Уорт выключил лампу. Кровать слегка качнулась, когда он пошевелился. Потом Уорт взбил свою подушку. – Может быть, круиз с коктейлями по заливу на заходе солнца? – предложил он, улегшись окончательно.
– Это должно быть здорово.
– Давай посетим один из ночных клубов.
– Тоже интересно.
– Может быть, сходим потанцевать?
– Потанцевать… – мечтательно произнесла Син. – Я уже много лет не танцевала.
– Если хочешь, то обязательно сходим.
– Как скажешь.
Помолчав немного, Уорт спросил:
– Син?
– А?
– С каких это пор мы стали так вежливо разговаривать друг с другом?
– А разве мы всегда не были вежливы?
– Да, конечно. Но после того, как я поцеловал тебя, мы ведем себя, словно незнакомцы. – Уорт повернулся на бок лицом к ней. – Это произошло случайно, Син. Просто непроизвольное движение губ. Я клянусь тебе.
– Я понимаю это, глупенький.
– Иногда животные инстинкты берут верх. Когда держишь в объятиях женщину, они вырываются из глубины, и ты делаешь что-то, чего и не собирался делать.
– Я совершенно не обратила на это внимания, Уорт.
– Не обратила?
– Нет, – солгала Син.
– Ох, ну и отлично.
Но, судя по тону, каким были сказаны последние слова, Уорта не только не убедил, но и не обрадовал ее ответ. Он снова лег на спину. Син тихонько вздохнула, чтобы снять некоторое напряжение в груди.
– Син?
– Да?
– Ты спишь? Если да, то скажи мне, и я заткнусь.
– Нет, все в порядке.
– Я просто хотел спросить, не скучаешь ли ты…
– По кому?
– По мужчине в постели. – Должно быть, Уорт почувствовал, как насторожилась Син, поэтому поспешно добавил: – Я имею в виду такого мужчину, с кем бы ты могла проводить в постели каждую ночь и знала бы, что найдешь его рядом, проснувшись утром? Не скучаешь ли ты по мужчине, которого хорошо знаешь, знаешь, что он любит на завтрак?
На этот раз уже сама Син повернулась на бок лицом к Уорту.
– Неужели я заставила тебя пожалеть о твоем образе жизни?
– Нет. Нет, черт побери. – Помолчав несколько секунд, Уорт робко признался: – Да, наверное. Должно быть, я старею. Или устал играть роль. Не знаю. Просто последнее время я задумываюсь над тем, что и мне хотелось бы иметь с кем-нибудь такие же отношения, какие были у вас с Тимом.
– Любовь – это прекрасно, Уорт.
– Да, пожалуй, в моногамии что-то есть. А еще можно завести детей. – Уорт тоже повернулся на бок, теперь они смотрели друг на друга в темноте. – А хорошо иметь ребенка?
– Ох, это потрясающее удовольствие.
Уорт улыбнулся, услышав саркастические нотки в голосе Син.
– Нет, я имел в виду совсем не то. Господи, должно быть, это очень больно. Даже не могу себе представить. – Уорт вздрогнул. – А что ощущаешь, когда носишь в себе другое существо?
– Ты же должен это знать. Во время беременности ты каждый раз при встрече просил меня дать тебе послушать, как толкается малыш у меня в животе.
– Понимаешь, я был единственным ребенком. И не познал радость общения с младшим братом или сестрой. Син рассмеялась.
– А помнишь, как мы пошли в кино и Брэндон разбушевался? Весь фильм он стучал ножками по моим ребрам, как футболист, а твоя рука лежала на моем животе. Вы тогда поспорили с Тимом, сколько раз ребенок толкнется у меня в животе до конца фильма. Верно!
– Я не доверял его подсчетам. И выиграл десять долларов.
– Вот глупые, – со смехом воскликнула Син. – Я сижу с опухшими икрами и огромным животом, а вы заключаете дурацкое пари. Полные мерзавцы.
– Это точно. Мне кажется: в процессе воспроизводства потомства мужчинам выпал лучший жребий.
– Да, вам явно досталась легкая обязанность.
– Забавно, – заметил Уорт, снова поворачиваясь на спину. – А я был уверен в обратном – тяжелая обязанность.
5
– Ты уверен, что все в порядке? – встревоженно спросила Син, когда Уорт помогал ей выбираться из джипа, который они взяли напрокат в отеле.
– Может, ты перестанешь беспокоиться по поводу своего платья? Оно потрясающее.
– Вдов не интересуют наряды. Пусть их носят шустрые милашки, чьи фигурки не испорчены рождением детей.
– Послушай, Син. – Уорт обнял ее за плечи. – Сегодня на пляже я сравнивал твою фигуру с фигурами других женщин. Ты им ни в чем не уступаешь. А что касается платья, то в магазине на манекене оно выглядело великолепно, ты сразу положила на него глаз. И на тебе оно смотрится прекрасно, так что перестань волноваться и наслаждайся новым туалетом. И хватит об этом. А кроме того, если бы ты была одета как монашка, то это повредило бы моей репутации ловеласа, появись я с тобой в этом шикарном ночном клубе.
– Ты всегда разговариваешь со своими подружками таким раздраженным тоном?
– Нет, только тогда, когда они мне действуют на нервы.
– Наберись немного терпения, Уорт. Я не привыкла носить платья с открытой спиной.
Уорт положил ей ладонь на спину и повел к сверкавшему неоновыми лампами входу в одно из самых популярных ночных заведений Акапулько.
– Это платье демонстрирует твой сегодняшний загар.
– Кожа слегка обгорела. Ты пару раз забыл повернуть зонтик от солнца.
Да, это точно, Уорт весь день ощущал себя не в своей тарелке. С утра все было вроде бы хорошо. Шутки, которыми они обменялись перед сном, сняли напряжение, и ночь в одной постели прошла вполне нормально.
Проснулись они поздно, позавтракали на террасе, поели свежих фруктов, выпили сок и кофе. Чувствуя себя совершенно раскованной, Син машинально забросила ноги на один из свободных стульев. А Уорт с трудом сдерживал себя, чтобы не смотреть на ее длинные, гладкие ноги. И с каких это пор старенькая хлопчатобумажная рубашка стала для него самым сексуальным нарядом, который могла надеть женщина на ночь? Наверное, все дело здесь было в золотисто-каштановых волосах, рассыпавшихся по плечам этой рубашки.
– Платить за себя по счету я буду сама, – заявила Син, когда официант вел их сквозь толпу к столику.
– Сегодня я угощаю, – коротко бросил Уорт, отодвигая для нее кресло. Усевшись сам, он хлопнул себя по коленям и проворчал: – Я готов съесть пиццу размером с этот стол.
Когда официант удалился, приняв заказ на напитки, Син наклонилась вперед и знаком попросила Уорта сделать то же самое, потому что разговаривать мешала музыка.
– У тебя плохое настроение? Но ты вовсе не обязан развлекать меня. Мы можем уйти отсюда. Я с удовольствием просто посижу на террасе и понаблюдаю, как летучие мыши охотятся за насекомыми.
Их лица были настолько близко друг к другу, что Уорт мог пересчитать каждую ресничку Син. Опуская глаза вниз, он заметил и очаровательную улыбку, и тронутую загаром шею, бросив при этом тайком взгляд на груди, выступавшие из V-образного выреза платья.
– Настроение у меня прекрасное. – У Уорта свело скулы, он с трудом раздвинул губы, изобразив подобие улыбки. Ему явно не удалось обмануть Син, но она не стала больше ничего говорить, и в этот момент официант принес напитки.
Потягивая через соломинку фруктовый пунш с ромом, Уорт вспоминал день, проведенный вместе. После завтрака они закинули вещи в джип и поехали на частный пляж, куда пропускали постояльцев отеля.
Син без всякого подчеркнутого стеснения сбросила верхнюю одежду и направилась к воде. Уорт последовал за ней, напоминая себе, что эта женщина со стройными бедрами и пухленьким задом всего лишь друг, которого он знает много лет.
Уорт подшучивал над влюбленностью своего соседа по комнате Тима Маккола. Как-то раз после занятий по психологии тот набрался смелости и познакомился с Син и с тех пор говорил исключительно только о ней. Увидев Син, Уорт понял, почему его друг так влюблен, и одобрил его вкус.
Когда Тим сделал ей предложение, Уорт поздравил их и приволок в подарок упаковку пива. На свадьбе он был у них свидетелем, все время пока Син рожала, оба друга ожидали в приемном покое. Однажды Уорт даже наблюдал, как Син кормила грудью его крестника. Они с Тимом стояли и смотрели, сдерживая слезы умиления.
Но сегодня, когда Син появилась из волн и капельки морской воды стекали в ложбинку между грудей, а соски выпирали под тканью бикини, Уорта взволновала вовсе не духовная красота этих грудей, кормивших когда-то молоком младенца.
Его охватила похоть. Она ворвалась в него, словно поезд на полном ходу, протащила через тоннель сексуальных фантазий, таких же недвусмысленных, как порнофильмы, которые показывают в борделях, чтобы подзавести клиентов.
У него явно что-то произошло с головой.
Поэтому Уорт и чувствовал себя весь день не в своей тарелке, он не мог заставить себя игнорировать тот факт, что вдова его покойного друга была красивой и желанной женщиной. Когда Син попросила его намазать ей спину кремом для загара, сердце Уорта заколотилось в два раза быстрее, а вся кровь, похоже, устремилась в пах. Кожа у нее была необычайно мягкой и гладкой, он не мог оторвать взгляда от округлых форм ее бедер и зада.
Да, Уорт явно заболел.
Тим воскрес бы из мертвых и убил друга, если бы узнал, какие мысли сегодня тот вынашивал в отношении его жены, особенно когда она кружилась перед ним, невинным тоном спрашивая его мнение о коротком белом пляжном платье. Син очень хотелось приобрести этот наряд, но ее смущала его подчеркнутая сексуальность. Уорт одобрил выбор и настоял на покупке, так как платье было очень открытым и мягкий материал облегал груди Син, не стесненные лифчиком.
Явно больной.
И вот сейчас Син сидела напротив него, потупив взгляд, потому что он вел себя как грубиян, а она не понимала почему. Волосы Син зачесала вверх и собрала в узел, хотя раньше ей не нравилась такая прическа. Если бы только она знала, как восхитительно выглядели ее распущенные волосы, раздуваемые ветром, когда они ехали на машине в этот клуб. Если бы только она знала, какой чертовски соблазнительный аромат исходил от нес, как привлекательна ее улыбка, как очаровательна она… Она бы повернулась и убежала, и Уорт не обиделся бы на нее за это.
– Хочешь потанцевать? – спросил он.
– А ты?
– Но я же пригласил тебя.
Грубиян с больным воображением – вот кто он такой.
Уорт встал, обошел столик и помог Син подняться из кресла. Держа за руку, он повел ее на танцевальную площадку, заполненную обнимающимися и извивающимися в танце парочками.
– Я, наверное, разучилась танцевать, – с извиняющейся улыбкой вымолвила Син.
– Ничего страшного. Никто на нас не смотрит.
Никто, кроме него. Уорт следил за каждым чувственным движением ее тела. Плавное покачивание бедрами, грациозный изгиб плеч, легкое подрагивание грудей. Раньше Уорт очень много раз танцевал с Син, но всегда в тех случаях, когда они с Тимом менялись партнершами. И до этого момента он никогда по-настоящему не обращал внимания на то, как хорошо она танцует. Нет, Син вовсе не разучилась танцевать, она была великолепна.
Гремела музыка, они двигались, зажатые со всех сторон другими парами. Бедро Уорта иногда скользило по бедру Син, плечо касалось ее груди. По сравнению с сексуальной фамильярностью, которая присутствовала в его общении с большинством из женщин, эти прикосновения были просто невинными. Но тем не менее они всколыхнули в нем волны желания, вызывая удовольствие и боль.
Мелодия в исполнении ансамбля «Бон Джови» закончилась, и зазвучала песня в исполнении Уинти Хьюстон. В порыве чувств Уорт обнял Син. Только вчера вечером он массажировал ей спину, а сейчас ему было страшно дотрагиваться до нее. Он вполне пристойно положил ладони ей на талию и, только заметив, как один из мужчин бросил на Син похотливый взгляд, с видом собственника переместил ладони в центр ее обнаженной спины.
Руки Син обнимали его за шею. Уорт старался не думать о ее грудях, прижатых к его груди, таких мягких, белых и полных, и все же при мысли об этом с его губ сорвался тихий стон.
Син вскинула голову и с тревогой посмотрела на него.
– Ты не заболел, а?
Я страшно болен.
– Нет, с чего ты взяла?
– По твоему поведению не скажешь, что тебе весело здесь. Ладония дала мне несколько таблеток, по-моему, они от расстройства желудка.
– С желудком у меня все в порядке. – Источник его недомогания находился дюймов на двенадцать ниже. – Мне здесь очень нравится.
– Правда?
– Конечно, правда.
Улыбаясь, Уорт прижал Син крепче к себе… только для того, чтобы убедиться: он может сдерживать себя и не возбуждаться, словно школьник. Но выбрал для этого не лучший способ, так как их тела прильнули друг к другу… и было это восхитительно, и вместе с тем опасно. Син тоже заметила это и отстранилась.
– Что случилось? – Голос Уорта прозвучал неестественно даже для собственного уха. Может быть, потому, что его лицо находилось не более чем в дюйме от лица Син. Он заметил пятнышко, оставшееся от вчерашнего поцелуя. Уорт чувствовал дыхание Син, ощущая ее груди. Ее влажные губы так и манили к себе.
– Я… я, наверное, перегрелась на солнце. Или алкоголь так подействовал. Что-то голова кружится.
– Может быть, лучше вернуться за столик?
– Да, пожалуй.
Однако они еще некоторое время потоптались на едва гнущихся ногах, и только после этого Уорт с неохотой выпустил Син из своих объятий и повел к столику. Усадив ее в кресло, он спросил:
– Хочешь пить?
Син принялась обмахивать салфеткой раскрасневшееся лицо.
– Да, хочу. Бутылку воды, только не газированной.
– Я сейчас принесу.
– Но официант… – нерешительно пробормотала Син.
– Это будет долго.

Браун Сандра - Прозрение => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Прозрение автора Браун Сандра дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Прозрение своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Браун Сандра - Прозрение.
Ключевые слова страницы: Прозрение; Браун Сандра, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Шпаргалка по правоведению