Пронин Виктор Алексеевич - Место происшествия 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Браун Сандра

Шелковая паутина


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Шелковая паутина автора, которого зовут Браун Сандра. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Шелковая паутина в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Браун Сандра - Шелковая паутина без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Шелковая паутина = 235.93 KB

Браун Сандра - Шелковая паутина => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Angelbooks
«Шелковая паутина»: Эксмо; Москва; 2000
ISBN 5-04-005300-2
Оригинал: Sandra Brown, “The silken web”
Перевод: Э. Э. Гришина
Аннотация
Роман популярнейшей американской писательницы Сандры Браун повествует о хитросплетениях любви, судьбы и долга — шелковой паутине, в которую попадают герои этой романтической истории.
Книга написана под псевдонимом Лаура Джордан.
Сандра Браун
Шелковая паутина
1
Воздушный змей резко нырнул вниз, заметался и пошел в глубокий штопор. Дети загалдели, завопили нестройным хором:
— Смотрите!
— Ах, Кэти, нет!
— Падает!
— Нет, не надо!
Глаза Кэти ни на секунду не отрывались от мечущегося змея. До боли закусив нижнюю губу, она удерживала натянутую веревку. Кэти подняла веревку высоко над головой и сделала несколько резких шагов назад, ступая чуть ли не по ногам возбужденных детей.
— Приспускай, детка, приспускай, только потихоньку.
Глубокий мужской голос, прозвучавший откуда-то сзади, испугал ее. Кэти, дернувшись, чуть не сбила с ног незнакомого мужчину, непонятным образом возникшего у нее за спиной.
Растерявшись, Кэти опустила руки, и змей окончательно и бесповоротно стал падать.
Он обрушился прямо на дуб, ветка безжалостно проткнула его насквозь, а хвост запутался в густой листве. Дети стали карабкаться на дерево, каждый предлагал наилучшие варианты и решения, а остальные встречали их дружным фырканьем и насмешками.
Мужчина наблюдал какое-то время за происходящим, потом повернулся к Кэтлин и уставился на нее своими голубыми глазами.
— Прошу прощения, — виновато проговорил он, прижав руку к сердцу. Однако блеск этих голубых глаз заставил Кэти усомниться в искренности его раскаяния. — Я всего лишь хотел помочь.
— Я бы и сама справилась.
— Охотно верю, но дело в том, что я принял вас за одну из беспомощных девчушек и решил, что вы нуждаетесь в моей помощи.
— Вы подумали, что я — ребенок?!
Конский хвост на затылке, никакого макияжа на овальном личике, синие шорты и белая футболка с эмблемой летнего лагеря «Горный». Что ж, он действительно мог ошибиться, признала Кэти.
— Я — Кэтлин Хэйли, одна из директоров лагеря.
Он окинул ее взглядом, недвусмысленно говорившим, что одета она не так, как положено директору.
— По совместительству я еще работаю вожатой, — добавила Кэти, протягивая правую руку.
Высокий блондин с пышными усами пожал ей руку.
— Меня зовут Эрик Гуджонсен. Произносится как Гуд-джонсен — хороший Джонсен.
— Ваше имя должно быть мне знакомо, мистер Гуджонсен?
— Я — оператор, буду снимать документальный фильм для Ю-би-эс. Разве Гаррисоны не говорили вам о моем приезде?
Если и говорили, то это совершенно вылетело у нее из головы.
— Они не сказали, что вы приедете именно сегодня.
Телепрограмма «Люди» должна была сделать передачу про «Горный» — лагерь для детей-сирот. Пытаясь привлечь к лагерю внимание общественности, а следовательно, и столь необходимые пожертвования, Кэтлин обратилась со своей идеей к продюсеру телекомпании. Оживленная переписка и долгие телефонные разговоры с Нью-Йорком в конце концов дали результат. Продюсер пообещал, что в течение лета пришлет оператора снять жизнь детей в лагере.
Кэтлин как-то не задумывалась, как будет выглядеть оператор. Разве они все не похожи один на другого? Потрепанные брюки да экспонометр на шее, выполняющий роль удостоверения личности. В любом случае, ее представлениям о людях этой профессии Эрик Гуджонсен никак не соответствовал.
Внешность его была столь же нордической, сколь и его имя. В его жилах, безусловно, текла кровь древних викингов. От своих воинственных предков он унаследовал мускулистое тело, излучавшее энергию и мужественность. Даже обманчиво расслабленная поза не могла скрыть его огромной силы.
Волосы Эрика Гуджонсена светились на солнце, словно золотой шлем. Они были густыми, блестящими и, небрежно разметавшись, обрамляли его аристократическую голову. Темные усы прибавляли чувственности крупному рту. Крепкие белоснежные зубы эффектно контрастировали с загорелым обветренным лицом.
Джинсы, туго обтягивавшие стройные бедра Эрика, сидели на нем как влитые. Так же плотно облегала тело прекрасно сшитая рубашка. Закатанные рукава открывали жилистые руки. Синяя ткань едва не лопалась на широкой груди, покрытой рыжеватыми волосками. Их трудно было не заметить, так как верхние пуговицы Эрик расстегнул. Его пальцы были сильными и в то же время тонкими, что совершенно необходимо при работе с чувствительной видеоаппаратурой.
Кэтлин почувствовала, что по какой-то необъяснимой причине в груди у нее все сжалось, когда она оглядела мускулистую шею Эрика, гордый, немного упрямый подбородок, чувственный рот и голубые глаза.
И когда ее зеленые глаза встретились с его взглядом, Кэтлин ощутила странное волнение — одновременно радостное и тревожное.
— Вы скорее похожи на репортера из программы новостей.
Он равнодушно пожал плечами.
— Я отправляюсь туда, куда меня посылают.
— Что ж, надеюсь, вы понимаете, что здесь вряд ли можно найти что-нибудь интересное. В противном случае вас ждет разочарование. У нас тут спокойно и безмятежно.
— Я ничего злокозненного не замышляю. К чему этот допрос с пристрастием? Вы не доверяете незнакомцам? — Он наклонился, пряча в усах улыбку, и прошептал: — Или вообще всем мужчинам?
Ледяным тоном она произнесла:
— Поднимитесь на пригорок и сверните направо. Потом въедете в главные ворота. Сразу за воротами, справа, будет здание — это офис. Там вы найдете Эдну или Би Джея.
— Благодарю вас.
Продолжая ухмыляться, он медленно зашагал по направлению к припаркованному «блэйзеру».
Весь оставшийся день Кэтлин не могла понять, почему она так раздражена. Однако с детьми она занималась с обычной своей энергичностью. Из всех вожатых дети больше всех любили Кэти — так они ее называли. Их обожание рождало в ней радостное чувство.
Сегодня, неизвестно почему, после встречи с Эриком Гуджонсеном, по мере того как солнце приближалось к горизонту, она становилась все вспыльчивее и раздражительнее и с нетерпением ждала пяти часов, когда обитатели лагеря обычно расходились отдохнуть перед ужином в огромной шумной столовой.
А сейчас, пока дети кувыркались в огороженной веревкой купальне, Кэти сидела на берегу и нежилась на солнышке. Она не отрывала глаз от своих подопечных, но все же могла позволить себе наслаждаться спокойствием, пока ребята плескались в воде.
Кэтлин глубоко вздохнула и зажмурилась — блики солнечного света на воде слепили глаза. Она любила это место. Каждое лето она приезжала сюда помочь своим друзьям Гаррисонам и поработать вожатой. Эта работа была для нее настоящим отдыхом.
На шестьдесят дней Кэтлин Хэйли, дилер по закупке модной одежды в «Мэйсонс» — большом универмаге в Атланте, как бы меняла кожу. Она вырывалась из безумной гонки, в которой участвовала десять месяцев в году, и возрождалась к жизни — дышала целебным горным воздухом, с аппетитом ела, занималась спортом — словом, вела здоровый образ жизни. Несмотря на строгий распорядок, работа в лагере была для нее отдыхом, отдыхом для тела и для души.
Многие деловые женщины, стремящиеся сделать карьеру, и не подумали бы тратить свое драгоценное время на то, чтобы работать вожатой в детском лагере, но Кэтлин подобное занятие было в радость. Она не понаслышке знала о детях, жаждущих ласки и внимания. Если бы она могла дать им хотя бы частичку той любви, которую сама получила здесь много лет назад, ее время и усилия окупились бы с лихвой.
— Эй, Кэти, а Робби заплыл за веревку! Она открыла глаза и посмотрела на ябеду, который, совершенно уверенный в своей правоте, указывал пальцем на мальчика, нарушившего строжайшее правило.
— Робби! — позвала Кэти. Когда голова провинившегося вынырнула на поверхность, Кэти очень строго взглянула на него. Этого оказалось достаточно, чтобы он немедленно вернулся за ограждение и вытянулся по стойке «смирно» — вода теперь доходила ему до плеч. Изобразив на лице осуждение, она предупредила: — Еще раз окажешься за веревкой, и в воду ты больше не войдешь. Понятно?
— Да, Кэти, — пробурчал нарушитель и опустил голову.
Она про себя улыбнулась, зная, что ее недовольство было вполне достаточным наказанием даже для самых неуправляемых детей.
— Лучше бы потренировался стоять на руках, как в тот раз. Интересно, сколько ты сможешь продержаться?
Поняв, что на него больше не сердятся, Робби заулыбался, глаза его заблестели.
— Ага! Смотри!
— Смотрю.
Кэти помахала ему с берега рукой и снова села, приготовившись к представлению.
— Джейми, спасибо, что обратил мое внимание на Робби, но вообще-то ябедничать некрасиво. Понял?
Худенький мальчик, темноволосый и темноглазый, казался немного растерянным, но, робко улыбнувшись, ответил:
— Да, мэм.
Каждое лето в лагере оказывался кто-нибудь один, кто трогал Кэти больше остальных. Нынешним летом им оказался Джейми. Он был самым младшим, неуклюжим, замкнутым. Занятия спортом давались ему с трудом, и, когда дети делились на команды для состязаний, его обычно выбирали последним. Он был тихим, серьезным и очень застенчивым. Однако Джейми оказался страстным любителем чтения и самым способным художником в группе. Его темные живые глаза в первый же день растопили сердце Кэти, и, хотя она очень старалась этого не показывать, она питала несомненную слабость к Джейми.
Она встала и подошла к воде. Опустившись на песок, она скинула теннисные туфли и носки и шагнула в холодную воду. Набрав пригоршню воды, выплеснула на уставшие мышцы ног. И тут почему-то в голове возник незваный образ Эрика Гуджонсена.
В жизни двадцатипятилетней Кэтлин было много поклонников, иногда она воображала, что влюблена в кого-то, но она никогда не хотела вступать с ними в близкие отношения. А может, она подсознательно избегала этого?
Визг и смех вернули ее в настоящее, и Кэти поспешно взглянула на наручные часы. Десять минут пятого!
Она засвистела в серебряный свисток, висевший у нее на шее на голубом шнурке. С недовольными возгласами дети выбрались на галечную отмель и стали надевать спортивные тапочки. Они переоденут купальники и плавки в кабинках и оставят их сушиться на солнце, а после прогулки заберут с собой. Дети расставались с купанием очень неохотно. Кэти поспешила надеть теннисные туфли и построила свою группу в относительно ровную цепочку, готовую подниматься на гору к лагерю.
Затянув песню с бесконечным количеством куплетов, они начали взбираться по склону. Кэти никогда не уставала восхищаться красотой этих мест. Дорога из красного гравия, ведшая к «Горному», пылила и дышала жаром, но даже это не могло умалить восхитительного очарования здешнего ландшафта. Организаторы лагеря мудро поступили, почти не коснувшись дикой окрестной природы. Для детей, живших в приютах в больших городах, жизнь в лагере была единственной возможностью приобщиться к живой природе, которой они были лишены среди каменных и бетонных джунглей.
В Озарксе все времена года были хороши, но в этом году после необычно дождливой весны в горах дубы, сикаморы, вязы и ели зеленели ярче обычного. Многие деревья были увиты диким виноградом, а землю покрывала поразительно пышная и густая трава.
Кингс-ривер плавно струила свои воды и была такой прозрачной и чистой, что просматривались камешки, лежащие на дне.
Как же Кэти все это любила! Любила горы, деревья, людей, живущих здесь на фермах или ранчо, любила эту сельскую простоту.
Их жизнь совершеннейшим образом отличалась от жизни самой Кэтлин в Атланте, жизни, полной частых стрессов и неослабного напряжения. Будучи дилером модной одежды огромного магазина, молодая женщина должна была постоянно принимать решения. Она закупала товар сразу для нескольких отделов — одежду для подростков, женскую спортивную одежду, вечерние платья, пальто, платья для коктейля, строгие деловые костюмы.
Но, хотя Кэтлин безумно уставала, она любила свою работу. Друзья и знакомые были поражены, когда в начале этого лета она подала в отставку.
— Кэти, а что Элисон мне ножку подставляет все время! Она нарочно, я знаю! — Очкастая Грейс обиженно засопела.
Мгновенно очнувшись от раздумий, Кэтлин автоматически произнесла:
— Элисон, а если тебе подставить ножку? Немедленно прекрати.
— Она первая начала, — возразила девочка.
— Тогда почему бы тебе не подать пример и не подставить другую щеку?
— Хорошо.
Солнце нещадно жгло спину Кэти, и, когда вдали показались вытесанные из кедра ворота «Горного», она промокнула футболкой струйку пота, скатившуюся в ложбинке между грудей.
Дети расшалились, и наступило самое время передохнуть. Мальчики и девочки разошлись по своим палатам.
— Прежде чем прозвенит звонок на ужин, каждый должен принять душ. Позже мы снова встретимся. Лэс, перестань толкать Теда.
Кэтлин проследила, чтобы дети спокойно разошлись по местам, а затем направилась к домикам для персонала. Благодаря положению, занимаемому ею в правлении лагеря, она имела право на отдельное помещение. Войдя к себе в комнату через раздвижную дверь, она немедленно включила вентилятор.
Совершенно измученная, она рухнула на кровать и расслабленно замерла, словно тряпичная кукла.
Усилием воли Кэтлин заставила себя глубоко дышать и вскоре почувствовала, как жар и усталость потихоньку начали уходить из ее тела. Она прикрыла глаза и невольно перенеслась мыслями в свой шумный магазин в Атланте.
Мистер Мэйсон, рассерженный и расстроенный, пожелал узнать о причине ее внезапной отставки. Однако сказать ему правду Кэтлин не решилась. Она не призналась в том, что больше не сможет работать с Дэвидом Россом.
Дэвид ведал всей бухгалтерией «Мэйсонс», начиная от закупки электрических лампочек и заканчивая огромными расходными ведомостями. Он строго придерживался субординации, но за пределами офиса вел себя вполне приятно и добродушно. Кэтлин с удовольствием пила с ним кофе в перерывах, они даже несколько раз вместе завтракали — вместе с другими коллегами, а то и вдвоем.
Скоро завтраки стали более интимными, «случайные встречи» более частыми, а нечаянные прикосновения более продолжительными. Вначале Кэтлин казалось, что его увеличивающийся интерес к ней существует только в ее воображении, но потом поняла, чтб Дэвид вполне серьезно настроен, а голодный блеск в его глазах при каждом брошенном на нее взгляде вовсе ей не чудится.
Кэтлин немедленно остудила свою симпатию к Дэвиду и дала ему решительный отпор. Росс был очень умным, очень симпатичным и, увы, очень женатым. У него было трое детишек, английский пудель, привлекательная жена и дом в пригороде Атланты.
Она перевернулась на живот на своей узкой кровати и уткнулась лицом в подушку, вспомнив последнюю вртречу с Дэвидом.
Это произошло в конце долгого утомительного рабочего дня. Кэтлин ужасно устала. Она вскрывала коробки с пришедшим товаром, вынимала и сверяла его с приходными ордерами. Магазин уже час как закрылся, все служащие давно разошлись по домам.
Дэвид вошел в ее кабинет и закрыл за собой дверь. Он ослепительно улыбнулся и, опершись на широко расставленные руки, наклонился над ее столом. Его голова почти касалась ее.
— Поужинаем вместе? — четким, как бухгалтерские книги, голосом спросил он.
— Не сегодня, — улыбнулась она. — Денек еще тот, и я страшно устала. Пойду домой, приму ванну и завалюсь спать.
— Ты должна есть, хотя бы иногда, — настаивал он.
— Кажется, в холодильнике завалялся кусок колбасы.
— Звучит не очень-то аппетитно.
Она весело рассмеялась, пожалуй, даже слишком весело.
— Что ж, значит, такой у меня сегодня ужин.
Кэтлин достала из ящика стола сумочку, встала и направилась к вешалке у двери, где висел ее пиджак. Но ее руку, протянувшуюся к вешалке, остановил Дэвид. Он развернул ее так, что они оказались лицом к лицу, вырвал сумочку, положил ее на стол и обхватил Кэтлин за плечи.
— Причина твоего отказа не в том, что ты устала, верно?
— Да. — Она спокойно смотрела ему прямо в глаза.
— Так я и думал. — Он осторожно коснулся пальцами ее щеки. — Кэтлин, не секрет, что ты мне очень нравишься. Более чем нравишься. Почему же ты не хочешь хотя бы поужинать со мной?
— Ты знаешь почему, Дэвид. Это тоже не секрет. Ты женат.
— Неудачно.
— Сожалею, но меня это не касается.
— Кэтлин, — хрипло проговорил он и привлек ее к себе.
Она отпрянула, но не смогла вырваться из его крепких рук. Решив попробовать по-другому, он спросил:
— Если бы я не был женат, ты согласилась бы встречаться со мной?
— Это спорный вопрос. Ты…
— Знаю, знаю. Но если бы я не был женат, согласилась бы?
Его глаза недвусмысленно требовали ответа, и, как всегда, Кэти предпочла сказать правду.
— Ты очень привлекательный мужчина, Дэвид. Если бы ты не был женат, я согласилась бы…
Не успела она договорить, как он заключил ее в объятия. Он сжал ее, словно клещами, и грубо припал к ее губам.
Целоваться он умел. На мгновение Кэтлин поддалась его мощному натиску, его страстным губам, призывавшим ее ответить на поцелуй. Почти неосознанно она приоткрыла губы, и его настойчивый, жадный язык оказался внутри ее рта. Рука его скользнула по ее спине к бедрам и крепко сжала их.
Кэтлин отчаянно начала отпихивать от себя Дэвида. Сделала несколько тщетных попыток ударить его кулаками по спине. Потом уперлась ладонями ему в плечи и изо всех сил оттолкнула от себя, одновременно ударив его носком туфли по лодыжке. Он отпустил ее.
Глаза его горели похотливым блеском, грудь вздымалась от возбуждения. Он шагнул к ней, но жесткое выражение ее лица и ледяной взгляд зеленых глаз остановили его. Дэвид понял, что зашел слишком далеко.
— Не подходи ко мне, — произнесла она сдавленным голосом. — Если ты еще раз дотронешься до меня, я официально обвиню тебя в сексуальном домогательстве.
— Чушь. Даже если ты осмелишься на такое, кто тебе поверит? Масса людей видели нас вместе. Ты делала мне авансы. Я только сделал ответный шаг. Все очень просто.
— Какое уж тут «просто», если ты не можешь отличить дружескую симпатию от «авансов»! Мы — коллеги. И все.
— Сейчас — коллеги…
— Сейчас и всегда, мистер Росс.
Он фыркнул и поправил сбившийся на сторону галстук.
— Там посмотрим.
Дэвид ушел, но Кэтлин знала, что передышка эта временная. Возможно, он обдумывает план следующей атаки. Она присела за свой стол и закрыла лицо руками. Что же делать?
Черт побери, он прав: она не станет обвинять его в сексуальном домогательстве. Может, ей и удалось бы чего-нибудь добиться, но сколько усилий, времени и энергии для этого потребуется! Даже если Кэтлин победит, ей все равно придется продолжать работать в «Мэйсоне», а она в последнее время стала все острее ощущать, что в работе наметился застой и она превращается в рутину. А Кэтлин хотела идти в ногу с прогрессом и использовать в своей работе новейшие тенденции моды.
Дэвид Росс стал последней каплей, заставившей Кэтлин принять непростое решение: оставить спокойное благополучное существование ради нового и неизведанного.
По крайней мере, так она себе тогда говорила. Вместо того чтобы бороться с трудностями, она предпочла от них бежать. Побег, уход — избранный ею способ самообороны, еще с тех пор, как в детстве она потеряла родителей. Некоторые вещи в этой жизни были так ужасны, что не оставалось ничего другого, как бежать от них.
По необъяснимой причине перед ее глазами вновь возник Эрик Гуджонсен. Его самоуверенное лицо слишком уж напоминало Дэвида Росса. Все мало-мальски симпатичные мужчины ведут себя одинаково. Неужели они полагают, что красивая внешность дает им особые привилегии? Неужели они и вправду считают, что любая женщина мечтает лечь с ними в постель? Отдаться их опытным рукам и губам?..
Кэтлин намеренно не стала обращать внимание на участившийся пульс и легкое покалывание в эрогенных зонах. Мимолетно мелькнула мысль: «Интересно, что чувствуешь, когда целуешься с усатым мужчиной? К дьяволу!» Кэти резко оборвала себя, поднялась с кровати и пошла в ванную.
Приняв прохладный душ с увлажняющим гелем, она вытерлась полотенцем и растерла тело лосьоном. Сняла резинку, державшую хвост, и принялась яростно расчесывать волосы. Сначала Кэти решила оставить их распущенными, но потом передумала. Даже после того как солнце скрылось за горами, все равно было довольно жарко. Кэти собрала волосы в хвост на затылке и перевязала голубой лентой. Влажные после душа локоны, обрамлявшие лицо, соблазнительно оттеняли сиявшую свежестью кожу.
Обычно в лагере она не употребляла много косметики. Веснушки на носу и высокие скулы выгодно подчеркивали абрикосовый цвет ее лица и блеск каштановых волос. Кэти положила немного румян на щеки, зачерпнула мизинцем чуточку блеска для губ с ароматом персика. Потом слегка тронула тушью ресницы и на этом закончила свой макияж.
Она надела кружевные бикини — единственную роскошь, которую позволяла себе во время работы в лагере, поверх натянула форменные шорты. Обычно к ужину она меняла футболку на блузку. «Вот бы хоть раз принарядиться как следует», — уныло подумала она.
Когда раздался звонок, призывающий к ужину, Кэти уже шла по направлению к шумной столовой. Еда была единственной вещью, за которой дети соглашались стоять в очереди. Кэтлин пристроилась в хвост у двери.
— Привет, Кэти, — поприветствовал ее один из вожатых.
Майк Симпсон был крепким жилистым парнем, он учился на преподавателя физкультуры в Арканзасском университете. Его огромный рост ничуть не мешал ему быть весьма обходительным и обращаться с детьми крайне терпеливо.
— Привет, Майк, — ответила Кэтлин, стараясь перекричать галдящих детей, нетерпеливо ожидающих, когда можно будет ворваться в столовую.
— Гаррисоны просили, чтобы перед ужином ты зашла к ним. Они тебя ждут.
— Хорошо, спасибо, — бросила через плечо Кэти, спускаясь по лестнице.
Сзади она услышала, как Майк сказал:
— Очень смешно. Где этот умник, который меня ущипнул?
Вопрос вызвал взрыв хохота.
Все еще улыбаясь, она толкнула дверь домика, где располагался административный офис лагеря «Горный».
— Это ты, Кэтлин? — крикнула Эдна Гаррисон, прежде чем дверь полностью отворилась.
— Да, — отозвалась Кэти.
Она миновала кабинет и вошла в квартиру, где жили Гаррисоны.
— Заходи, дорогая. Мы тебя ждем.
Кэти замерла в дверях, встретившись взглядом с Эриком Гуджонсеном. Он поднялся с дивана, на котором сидел.
— Познакомьтесь: Кэтлин Хэйли, Эрик Гуджонсен, — сказала Эдна. — Эрик — оператор с Ю-би-си. А Кэтлин — один из членов нашего правления. Просто не знаю, что бы мы без нее делали.
— О, мы уже встречались с мисс Хэйли. Сегодня днем мы наткнулись друг на друга.
2
Кэтлин едва сдержалась, чтобы не ударить по его наглой роже. Только ради своих друзей она вежливо произнесла:
— Здравствуйте, мистер Гуджонсен.
— Проходи, Кэти, садись, — пригласил Би Джей. — Мистер Гуджонсен расспрашивает про «Горный», а я ему говорю, что лучше всех про устройство лагеря можешь рассказать только ты, ведь ты посещала его, еще будучи ребенком. Сейчас пойдем ужинать.
Эдна и Би Джей занимали два единственных кресла, поэтому Кэтлин ничего не оставалось, как сесть рядом с Эриком на диван.
— Как прошел день, Эдна? — спросила она.
Эта супружеская пара была ей дорога, как родители. В свои шестьдесят муж и жена были полны сил. Они искренне любили сирот, проживавших каждое лето в лагере, и нежно заботились о них.
Кэти никогда не думала о Гаррисонах по отдельности, они до смешного походили друг на друга. Оба были коротенькими и толстыми. И карие глаза Эдны, и серые глаза ее мужа смотрели одинаково открыто и дружелюбно. Оба имели твердую, целеустремленную походку, а во время разговора жестикулировали совершенно одинаково.
Кэти была уверена, что ни у одного из супругов в голове никогда не возникало недобрых мыслей. Во всем они старались найти только хорошее. Сейчас Кэти вдруг пришло в голову, что нет ничего удивительного в этой похожести друг на друга — ведь супруги прожили вместе более сорока лет.
— В одном из домиков протекает труба, я сегодня с ней возился, — рассказывал Би Джей. — Думаю, я сэкономил на плате водопроводчику. Через день-другой узнаем. — Он хихикнул.
— Спасибо, дорогой, — погладила его по коленке Эдна. — Завтра попробуешь починить сломанный кондиционер.
— Вот видите, Эрик? — беспомощно развел руками Би Джей. — Они никогда не бывают довольны.
— Ах ты! — воскликнула Эдна, шутливо ткнув мужа в плечо. Потом обернулась к оператору, с явным удовольствием наблюдавшему за семейной сценой. — Эрик, впервые Кэтлин приехала в наш лагерь, когда ей было четырнадцать. Не хочу смущать тебя, Кэти, но мне кажется, Эрику следует знать твою историю.
Ее добрые глаза обеспокоенно посмотрели на Кэтлин, но улыбка молодой женщины успокоила Эдну.
— Да. О лагере «Горном» я всегда рассказываю с удовольствием.
Кэтлин заставила себя взглянуть в лицо Эрику, Диван был маленький, они сидели слишком близко, и ей это было неприятно. Мужское начало, столь явно в нем присутствующее, действовало на нее, странно щекоча нервы.
— Мои родители утонули, когда мне было тринадцать лет. Родственников у меня не осталось, братьев и сестер тоже. Друзья из нашего прихода поместили меня в сиротский приют в Атланте. Он считался самым лучшим в стране. Но поскольку я росла единственным ребенком в семье, мне было трудно приспособиться к новой жизни. Училась я довольно хорошо, но тогда «съехала». Я стала агрессивной, можно сказать, хулиганкой.
Би Джей засмеялся, но немедленно стих, когда Эдна укоряюще взглянула на него.
— Летом приют отправил меня сюда. Одна мысль о летнем лагере приводила меня в ужас, впрочем, я тогда пугалась всего нового. Я считала, что абсолютно все относятся ко мне несправедливо. Но в то лето моя жизнь совершенно переменилась.
Голос ее предательски задрожал от нахлынувших чувств, и Кэти дрожащими губами улыбнулась Гаррисонам.
— Би Джей и Эдна не позволили мне разрушить мою собственную жизнь горечью и ненавистью. Они снова научили меня любить, подарив мне свою любовь тогда, когда я меньше всего ее заслуживала. Потихоньку из раненого зверька я снова стала превращаться в человеческое существо. Вот почему я чувствую, что никогда не смогу отплатить за их доброту.
— Ты уже тысячу раз заплатила сполна, Кэтлин. — Эдна глазами, полными слез, посмотрела на Эрика. — Видите ли, мистер Гуджонсен, с тех пор Кэтлин приезжала в наш лагерь каждое лето, пока не выросла. Потом, когда она училась в колледже, мы попросили ее поработать вожатой. Поскольку она сама прошла через тяготы и разочарования, подобно нашим подопечным, она как никто умеет находить с ними общий язык. Она совершает чудеса даже с самыми неуправляемыми детьми. Когда открылась вакансия в Совете директоров, мы пригласили Кэтлин. Она отнеслась к предложению без энтузиазма, но мы настояли. И никто не остался в проигрыше. В прошлом году она сама добыла денег на кондиционер для столовой и устройство двух баскетбольных площадок.
Кэтлин густо покраснела оттого, что считала это незаслуженной похвалой. Неловкость ее увеличилась, когда она подняла глаза и увидела, что Эрик пристально смотрит на нее.
Заметив ее смущение, он отвернулся и обратился к хозяевам:
— Я хотел бы побольше узнать о ваших достижениях, но сейчас я страшно проголодался. Может, продолжим беседу в столовой?
— Юноша читает мои мысли! — воскликнул Би Джей и, весело хлопнув себя по коленкам, встал.
— Вряд ли нам удастся продолжить беседу в столовой, Эрик, — предупредила Эдна. Она без церемоний назвала его просто по имени. — Наша столовая абсолютно непригодна для серьезных разговоров.
Он рассмеялся, взял Кэтлин под руку и повел к двери.
— Неважно. В любом случае, я хочу попробовать уловить дух лагеря.
— О, если вам нужен дух, то вы направляетесь в самое правильное место, — расхохотался Би Джей.
— Не нарушу ли я ваши правила, если возьму с собой камеру? — спросил Эрик.
— Нет, конечно, — ответила Эдна. — Пока вы здесь, вы будете устанавливать свои правила.
— Спасибо, миссис Гаррисон.
— Эдна, — поправила она.
Его лицо озарила такая широкая улыбка, что впору было помещать ее на обложку журнала.
— Эдна. Я только сбегаю к машине и через минуту присоединюсь к вам. Займите мне местечко в очереди, Би Джей.
— А как же! Кэтлин, может, ты проводишь Эрика, чтобы он не заблудился?
Кэти хотела было возразить, но побоялась показаться невежливой. По какой-то причине ей не хотелось оставаться с ним наедине. Может быть, ее раздражало его сходство с Дэвидом Россом. Или же, как предположил тогда сам Эрик, она с недоверием относится к журналистам. В лагере никаких закулисных махинаций нет, и, поскольку «Горный» ей дорог, Кэтлин не может примириться с тем, что кто-то чужой будет рыскать здесь в поисках чего-нибудь жареного.
— Только вы поторопитесь, а то еда может закончиться. Добавок пока никому давать не будем, но вы все же не задерживайтесь, — предупредила Эдна.
Пожилая пара рука об руку двинулась к столовой.
— Где ваша машина? — поинтересовалась Кэтлин.
— Припаркована у моего домика.
Она развернулась и пошла по тропинке к гостевому домику.
Он располагался совсем близко, но, подойдя к машине, Кэтлин совсем запыхалась. Эрик, кажется, сообразил, что Кэтлин рядом с ним чувствует себя не в своей тарелке. Когда он поднимал дверцу багажника, Кэтлин заметила спрятанную в усах усмешку.
Он открыл черную пластмассовую коробку, вынул видеокассету и вставил ее в камеру. Кэтлин никогда еще не видела вблизи профессиональную камеру и, к собственному удивлению, была заинтригована.
— Вы можете понести это? — Эрик кивком головы показал на длинный металлический цилиндр с ручкой.
— Конечно.
Попытавшись поднять цилиндр, она чуть не вывихнула руки. Кэти и в голову не пришло, что он может оказаться таким тяжелым.
— Что там?
— Тренога.
— Она весит тонну!
— Да, я знаю. Вот почему я попросил вас понести ее. — Он подмигнул. — Кроме того, я никому не позволяю касаться моей камеры.
Одной рукой он ловко опустил крышку багажника, и они отправились в обратный путь. По дороге они не разговаривали. Кэтлин вряд ли вымолвила бы слово, даже если бы захотела. Под тяжестью треноги она могла только пыхтеть.
Эрик галантно распахнул перед ней дверь столовой. Кэтлин испепеляюще взглянула на него и, споткнувшись, ввалилась в зал. Их встретило гудение двух сотен детских голосов.
— Куда бы мне все это поставить? — спросил Эрик, оглядывая помещение.
— Вопрос сформулирован неточно, мистер Гуджонсен, — едва выдохнула Кэтлин.
— Ай-яй-яй, мисс Хэйли.
— Вот сюда, — перебила Эдна готовящуюся дать достойный отпор Кэти. — Эрик, почему бы вам не положить ваше оборудование на приступку? Здесь его никто не тронет. Берите скорее еду и садитесь к нам за стол. Сегодня здесь чуть тише, чем обычно.
Эрик забрал у Кэти цилиндр и поставил его и камеру туда, куда показала Эдна.
— Пошли? — Потирая руки, Эрик кивнул в сторону раздаточной ленты.
— Конечно, — холодно отозвалась Кэтлин. — Думаю, вас приятно удивит еда в нашей столовой: она едва ли не лучше домашней стряпни.
— Сейчас я готов съесть что угодно. Сегодня у меня и крошки во рту не было.
— Следите за фигурой? — едко поинтересовалась она.
— Нет, — глаза его сверкнули. — Но было бы чертовски занятно последить за вашей.
Она прикусила язык, не желая ввязываться с ним в беседу на подобные темы.
Кэтлин вынуждена была познакомить его с женщинами, хозяйничавшими на кухне. Это они три раза в день кормили вкуснейшими блюдами детей и персонал лагеря «Горный». Большинство из них годились Эрику в матери, но они буквально залучились от удовольствия, когда он принялся нахваливать их стряпню.
Эрику и Кэтлин положили на тарелки тушеного мяса и овощей, пока они двигались вдоль раздаточной линии. Кэтлин потянулась за стаканом мятного чая со льдом, когда Эрик вдруг поймал ее руку и потянул носом воздух.
— Чувствуете, пахнет персиком?
Персиком? Ее блеском для губ? Она подавила импульсивное желание облизать губы. Эрик внимательно ее оглядывал, стараясь увидеть нечто неуловимое.
— Персиком? — невинно переспросила она, — А-а, вот ваш персик. Персиковый мусс на десерт, — с облегчением добавила она.
— Прекрасно. Я люблю персики.
Странно, но Кэтлин уловила в его голосе некую угрозу.
Они подошли к столу, предназначенному для взрослых, где уже сидели другие вожатые и Гаррисоны. После того как его всем представили, Эрик сразу же извинился, если в первые дни он не сможет вспомнить чье-нибудь имя.
Ел он с аппетитом, однако умудрялся вежливо отвечать на обращенные к нему вопросы. Кэтлин с удивлением обнаружила, что женщины уделяют ему чересчур уж много внимания, однако Эрик разговаривал со всеми одинаково дружелюбно, невзирая на то, сидела перед ним дурнушка или красавица.
«Настоящий дамский угодник», — с неодобрением подумала она.
— Расскажите нам о себе, Эрик, — попросил Би Джей с набитым картофелем ртом.
— Да вообще-то рассказывать нечего, — он скромно пожал плечами.
— Ладно вам, Эрик, мы все прекрасно знаем, что вы — довольно заметная фигура в вашей профессии. Разве вы не работали в Азии?
— Да. Я выполнял кое-какие задания в Саудовской Аравии во время операции «Буря в пустыне».
— Ваша жизнь подвергалась опасности? — спросила одна молоденькая вожатая, затаив дыхание.
— Бывало разок-другой. — Эрик улыбнулся. — Но обычно я снимаю вполне заурядные вещи.
Как ни старались слушатели, им так и не удалось заставить его рассказать какую-нибудь леденящую кровь историю, хотя они были уверены, что кое-что с ним, безусловно, приключалось. Еще до его приезда в лагерь из разговора с телевизионным начальством Эдна узнала, что Эрик Гуджонсен — один из лучших репортеров, способных превратить самый заурядный или, напротив, самый необыкновенный репортаж в трогающую душу историю.
Перекусив, Эрик встал.
— Я бы хотел немного поработать, пока дети находятся в относительном покое.
— Прекрасная идея, — согласился Би Джей. — От нас требуется какая-нибудь помощь?
— Нет, просто ведите себя как обычно. Надеюсь, мне удастся не привлекать их внимания. Я хочу, чтобы они вели себя естественно. Мне только нужен мой помощник.
Кэти не поняла, что он говорил о ней, только увидела, что все замолчали и смотрят на нее.
— Это вы обо мне? — удивленно переспросила она.
— Если вы ничего не имеете против. Поскольку вы уже разбираетесь в моем оборудовании.
— Но я всего лишь…
— Прошу вас, Кэтлин, у нас мало времени, — перебил ее Эрик.
Она увидела, что все выжидательно смотрят на нее, и поняла, что ей ничего не остается, как следовать за ним.
— Чего вы добиваетесь? — шепотом спросила она, когда они пересекали огромный зал столовой. — Я ничего не понимаю в вашем оборудовании.
— Конечно, но вы мне в любом случае нужны.
Они подошли к небольшому возвышению, которое Би Джей обычно использовал в качестве трибуны, когда делал какое-нибудь важное сообщение. Эрик достал камеру, приладил ее на правом плече и прильнул глазом к видоискателю. Кэтлин заметила, что левый глаз он не закрыл.
— Постойте-ка минуточку спокойно, — попросил он, поворачиваясь к ней.
Кэти с ужасом увидела, что объектив находится всего в нескольких сантиметрах от ее груди, а сам оператор подкручивает какие-то линзы.
— Какого… — Кэтлин потрясенно отпрыгнула назад.
— Стойте спокойно, я сказал. — Свободной рукой он подтолкнул ее на прежнее место.
— Значит, вот что вам от меня нужно? Вижу, вы находите это весьма забавным, но я так не считаю.
Эрик отвел от глаза видоискатель и устало посмотрел на Кэтлин.
— Я просто использую вашу белую блузку для установки баланса цветности.
— Что это значит? — чуть спокойнее, но все еще с подозрением поинтересовалась она.
— Это значит, — медленно и терпеливо начал объяснять он, — что в камеру встроен экспонометр. Каждый раз перед началом съемки я должен проверить уровень освещенности и баланс цвета, направив камеру на что-нибудь идеально белое. Клянусь, мои намерения относительно вашей блузки были чисты и благородны.
— Почему вы не воспользовались скатертью?
Эрик криво усмехнулся.
— Я сказал, что я благородный человек. Но я же не дурак.
Кэтлин протиснулась мимо него и пошла обратно к столу. Когда она уселась на свой стул, Би Джей спросил:
— Ну как, все в порядке? Эрик начал снимать?
— Думаю, да, — пробормотала она, не уточнив, что ей глубоко наплевать, чем там занимается мистер Гуджонсен.
Следующие полчаса она болтала с вожатыми и намеренно не смотрела в сторону Эрика, которому, несмотря на его внушительные размеры, удалось сделаться совершенно незаметным. Он двигался с камерой, снимал, как дети едят, разговаривают, подшучивают друг над другом. Закончив, он громко свистнул, привлекая всеобщее внимание. Его густой голос можно было расслышать в самом дальнем конце комнаты.
— Меня зовут Эрик. Кто хочет посниматься для телевидения?
Реакция последовала оглушительная. Кэтлин почувствовала мрачное удовлетворение, когда подлетевшие к Эрику дети стали требовать поснимать все их идиотские кривляния. Однако оператор и не думал сопротивляться натиску.
Следующие полчаса он разрешил детям валять дурака перед камерой. Потом решительно закончил съемку, поставил камеру на прежнее место и вернулся к столу персонала, вытирая рукавом градом катившийся пот.
— Вы либо святой, либо мазохист, — смеясь, сказала Эдна. — Зачем вы подвергли себя этой пытке?
— Я уже давно понял, что нет ничего более пугающего, чем направленный на тебя объектив камеры. Даже у самых нахальных язык прилипает к нёбу, а движения становятся скованными. Поэтому я позволил детям вести себя по-дурацки, чтобы у них не было мистического ужаса перед камерой. А завтра вечером я покажу им все это по видео. Надеюсь, съемки перестанут казаться им чем-то необыкновенным, и они попросту перестанут меня замечать. Это единственный способ заставить их вести себя естественно.
— Вы зарываете свой талант в землю, мой мальчик, — сказал Би Джей. — Вам следовало бы стать детским психологом.
Прозвенел звонок, возвещающий, что пора идти спать. Дети нестройно пожелали спокойной ночи, и постепенно толпа разошлась, оставив Гаррисонов, Кэтлин и Эрика в столовой.
— Эрик, поднимаемся мы рано, — предупредила Эдна. — Завтрак — в семь тридцать.
— Я буду на месте вовремя. Как вы думаете, кто-нибудь из женщин с кухни заварит мне кофе в термос, чтобы я мог взять его с собой?
— Ну, конечно, — заверил его Би Джей. — Какой вы предпочитаете?
В темноте было видно, как сверкнула белозубая улыбка.
— Чернее дегтя и горячее преисподней.
Би Джей хлопнул его по плечу и рассмеялся.
— Вы мне нравитесь все больше и больше, мой мальчик. Пошли, дорогая, я устал.
Эдна встала.
— Кэтлин, отдаю Эрика тебе на попечение, поскольку ты знаешь о лагере больше, чем кто-либо другой. Следующие несколько дней он будет заниматься твоим отрядом. Есть возражения?
Последовало неловкое молчание, нарушаемое только треском цикад. Кэтлин вовсе не привлекала мысль оказаться под прицелом камеры.
— Кэтлин? — недоуменно нарушила тишину Эдна.
— Нет, возражений у меня нет. Я просто размышляла… что интересного мы можем устроить.
— У меня есть кое-какие идеи, — заметил Эрик. — Я составил примерный сценарий. Он в машине. Пойдемте, я дам вам его почитать. А завтра мы обсудим, разумны ли мои предложения.
— Отличная мысль, — улыбнулся Би Джей. — А мы по-стариковски пойдем спать. Да, Эдна?
— Да. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, — хором отозвались Кэти и Эрик.
Гаррисоны исчезли.
Темнота была — хоть выколи глаза. Здесь, в горах, ее не нарушали огни большого города, лишь в бездонном небе сияли звезды, о которых забываешь, когда вокруг слишком много электрических огней.
Кэтлин вздохнула про себя, но ничем не показала, что рассержена. Эрик только обрадуется, поняв, что она огорчена. Она уверенно шагала рядом с ним в темноте и едва сдержалась, чтобы не хихикнуть, когда он приглушенно выругался, ударившись головой о низкую ветку.
Он нес камеру и треногу, но она заметила, что дыхание его остается ровным. «Очевидно, привык к нагрузкам. Ну, ничего, посмотрим, как ты поведешь себя завтра», — подумала Кэти, уже придумавшая испытание, которое покажет, кто крепче и выносливее.
— Я открою машину, чтобы у нас был свет, — сказал Эрик и распахнул переднюю дверцу своего «блэйзера». — Кажется, сценарий где-то здесь, — пробормотал он, заглядывая внутрь. С заботливостью матери, укладывающей младенца, он положил камеру в специальную сумку, обитую изнутри чем-то мягким. Потом выпрямился и посмотрел на Кэтлин.
Прежде чем она осознала, что он намерен сделать, Эрик положил руки ей на плечи и притянул ее к себе. Нагнув голову, он провел языком по ее нижней губе, а потом поцеловал — быстро и страстно.
— Что это вы, черт возьми, делаете? — потрясенная, закричала Кэти.
— По-моему, это очевидно.
— Мне это не нужно и не интересно, мистер Гуджонсен. И если бы эта съемка не значила так много для нашего лагеря, я велела бы вам отправляться ко всем чертям. А я вместо этого обязана оказывать вам всяческое содействие.
— Я именно так и думал. Персики!
— Где ваш чертов сценарий?
— А его нет. Я соврал. Мне просто хотелось оказаться с вами наедине в этой кромешной тьме.
Кэтлин развернулась и молча зашагала обратно.
То ли с вызовом, то ли в радостном предвкушении он крикнул ей вслед:
— Завтра утром увидимся!
3
Следующий день начался не слишком вдохновляюще. Кэтлин почти не спала ночью, и дурное расположение духа ничуть не улучшилось, когда первым, кого она увидела за завтраком, оказался Эрик. Он улыбался, дурачился с детьми, заигрывал с вожатыми и выглядел отдохнувшим и довольным.
Обычно Кэти позволяла себе утром съесть несколько свежеиспеченных воздушных печений, однако сегодня вместо печенья она могла с тем же успехом жевать картон. Чисто механически она съела завтрак, закончив его кофе со сливками. Аромат жареного бекона и яиц не вызвал у нее ни малейшего аппетита. Вчера вечером весь мир для нее словно прокис, и виноват в этом был Эрик Гуджонсен. Она ненавидела его за это. Она оставила любимую работу, чтобы избавиться от бесцеремонного внимания мужчины, непомерно раздутого от самовлюбленности. Сейчас ей казалось, что Дэвид Росс — просто-напросто дилетант по сравнению с этим оператором.
Только в самом дальнем уголке сознания Кэтлин осмелилась себе признаться, что этот поцелуй оказал на нее сильное воздействие. Он был быстрым, почти шутливым, но весьма впечатляющим. Когда кончик его языка тронул ее губы, волна удовольствия пронзила все ее тело и оставила после себя зияющую пустоту.
Сейчас, тайком глядя на Эрика из-под полуопущенных ресниц, Кэтлин призналась себе, что, по сути дела, играла с ним в поддавки. Все ее поступки с первого момента их встречи были защитной реакцией на его мужское обаяние. Очевидно, поэтому Эрику так нравилось дразнить ее.
Твердо решив, что не позволит ему больше себя провоцировать, Кэтлин составила план на день. Она — самостоятельная, независимая женщина, и к концу дня он поймет это. А что касается их дальнейших отношений, что ж — она будет разговаривать с ним очень вежливо, очень официально и очень холодно, а на его двусмысленную болтовню будет реагировать спокойно и снисходительно.
Приняв решение, она встала, взглянула на наручные часы и свистнула в свисток, висящий у нее на шее.
— Четвертый отряд, встречаемся на улице. Живенько!
Кэтлин самой понравилось, как твердо и уверенно прозвучал ее голос. Выйдя на улицу, она столкнулась нос к носу с Эриком. Он немедленно вытянулся по струнке и четко отсалютовал, вызвав смех собравшихся детей:
— Явился для дальнейшего прохождения службы, сержант!
Проглотив рвавшийся наружу ядовитый ответ, Кэти вежливо спросила:
— У вас имеется все, что нужно?
— Да, я готов, — торжественно отрапортовал он.
«Это ты так считаешь», — мысленно ответила ему Кэтлин. Вслух же сказала:
— Тогда пошли.
Она приготовилась провести активные занятия по полной программе. Надеясь поставить мистера Гуджонсена на место, она с неудовольствием отметила, что в походе он держится молодцом. Довольно резво он взбирался вверх по крутой извилистой дороге, держа на плече камеру, готовый воспользоваться ею в любую минуту. «Как ему это удается?» — устало спросила она себя, когда отряд достиг места назначения. Обессиленная, Кэти рухнула на траву отдохнуть.
А Эрик в это время снимал, как дети доставали свои фляги и пили жадными глотками воду, скидывали на каменистый берег надоевшие кроссовки; некоторые из них уже направились в лес в поисках новых приключений.
Кэтлин привалилась к стволу дерева и прикрыла глаза. Их пришлось открыть, когда она услышала, как массивное тело Эрика плюхнулось рядом.
— Ну и ну! — шумно выдохнул он и промокнул лоб носовым платком. — Вы каждый день ходите в такие походы?
— Что, устали? — недоверчиво спросила Кэти.
— Еще как! А вы разве нет? Если бы мне пришлось вести подобный образ жизни, я через неделю отдал бы Богу душу.
Он улыбнулся, и она слегка усмехнулась в ответ. Может она засчитать себе это как победу?
Вернувшись в лагерь, отряд быстро пообедал и все отправились стрелять из лука. Дети заставили и Эрика попробовать свои силы. Его результат оказался куда лучше, чем у Кэтлин, и ребята, столпившись вокруг, с благоговением следили, как он отправляет стрелы в самый центр мишени. Затем он снова поднял на плечо камеру и начал снимать, как Кэти проводит тренировку.
К середине дня Кэтлин вынуждена была признать, что Эрик заслуживает определенного уважения. Он ни на минуту не забывал о своей работе. Камера словно являлась частью его самого, и обращался он с ней крайне бережно. Но больше всего удивило Кэтлин его отношение к детям: он был терпелив, отвечал на бесконечные вопросы, шутил, дурачился, мог отругать или утешить, ничуть не задев самолюбия ребенка.
Кэтлин свистнула, и дети с криками и воплями побежали к реке. Наблюдая за ними, Кэти взглянула через плечо и увидела, что Эрик идет назад к лагерю. Не желая признаваться себе, что слегка разочарована, Кэти пошла вслед за ребятами.
Под футболкой и шортами на ней было надето бикини, хотя и очень скромное. Кэти скинула форму и беззаботно кинулась в освежающую прохладу. Дети немедленно вовлекли ее в свою возню, и скоро главной задачей Кэтлин было удержать над водой голову, в то время как дети запрыгивали на нее и старались утопить.
Наконец, с визгом и хохотом, они вняли ее мольбам о милосердии и отпустили. Кэти вышла на берег и откинула прилипшие в лицу волосы.
И тут она увидела, что на берегу стоит Эрик в одних плавках, но с камерой на плече, и камера эта направлена прямо на нее. Она замешкалась, потом неуверенно улыбнулась и обернулась к детям, стараясь призвать их хотя бы к относительному порядку.
Кэти остановилась на отмели и отжала мокрые волосы.
— Я думала, вы закончили на сегодня, — прерывающимся голосом сказала она, желая только одного: чтобы он перевел куда-нибудь камеру с ее желтого купальника.
Эрик надежно пристроил видеокамеру на плоском камне в тени большого раскидистого Дерева. Теперь, когда одежда не прикрывала его тело, было видно, как прекрасно он сложен. У Кэти дыхание перехватило. Курчавые светлые волосы, покрывавшие его грудь, плавно переходили в шелковую ленточку, исчезавшую под широким поясом его голубых плавок. Его мускулистые стройные ноги были покрыты светлым пушком, подчеркивавшим загар.
— Я просто взял другую кассету и разделся.
— Собираетесь купаться?
— Да. Не могу устоять. Я совершенно выдохся. — Он махнул в сторону горы, на которую они сегодня взбирались.
Пока он плавал, Кэти сидела на берегу. Он направо-налево швырял мальчишек, с девочками играл осторожнее, но никто из детей не мог пожаловаться, что его обошли вниманием. Даже Джейми, весь день ходивший за Эриком как привязанный, был включен в общую игру.
Кэтлин пальцами расчесывала волосы. Они уже почти высохли, когда Эрик крикнул детям «хватит" и вылез из воды.
— Если я пробуду здесь слишком долго, мне понадобятся витамины, — заявил он и развалился на траве.
Она засмеялась.
— Не волнуйтесь, не такой уж вы слабый. — И, сама не понимая почему, добавила: — Просто я хотела, чтобы вы сегодня совершенно выдохлись.
Эрик перевернулся на бок и посмотрел на нее своими пронзительными голубыми глазами. Она, не желая встречаться с ним взглядом, с преувеличенным вниманием наблюдала за резвящимися в воде детьми.
— Почему? — тихо и серьезно спросил он.
— Сама не знаю. Может быть, виной тому моя инстинктивная неприязнь к тем, кто со своей камерой лезет людям в душу и радуется, когда удается снять что-нибудь пикантненькое. Я сразу решила, что вы циник, приехавший сюда снимать из-за какой-нибудь собственной мелкой выгоды. Лагерь «Горный» открыт для всех и существует только на частные пожертвования. Себе на зарплату Эдна и Би Джей берут совсем немного, а осенью и весной они работают как проклятые — набирают группы и все такое. Свою зарплату они тратят на нужды лагеря. Они считают этот лагерь для сирот собственным детищем, но они всегда готовы выслушать критику в свой адрес. А про вас я сначала подумала, что вы из этих нынешних охотников за ведьмами.
К ее удивлению, он рассмеялся.
— Несколько лет назад я именно таким и был.
— Неужели?
— Да. Я был циником. Я считал, что мир насквозь прогнил. Я, разумеется, знал, как его можно исправить, но своими соображениями на этот счет ни с кем не делился. Не хотел оказаться в одной компании с теми идиотами, которые жаждут установить всеобщую справедливость. — Он горько усмехнулся и стал пересыпать мелкие камешки из одной руки в другую.
— А что же заставило вас поверить в несовершенство этого мира? — спросила Кэтлин. — Было время, когда я тоже так считала, но у меня есть оправдание: этот мир отобрал моих родителей.
— В том-то и штука. У меня нет оправданий. Думаю, мною двигали незрелость и скука, а не что-нибудь осмысленное. Я — типичный представитель эгоистичного поколения. Раз уж мир вздумал лететь в тартарары, туда ему и дорога. Я же буду заботиться только о собственной персоне.
— И благодаря чему вы изменились? Хотя, по-моему, вы по-прежнему слишком много о себе воображаете.
— Меня послали делать репортаж об Эфиопии. Я отправился туда с твердым убеждением, что мир уродлив, и провел там шесть месяцев.
— И что же, там вы увидели еще большее уродство?
— Нет, — покачал головой Эрик. — Я нашел там красоту.
— Я не…
— Попробую объяснить, если смогу. Однажды я попал в лагерь для беженцев. Господи, Кэтлин, вы даже представить себе не можете, что существуют такие несчастья и лишения. Мы даже примерно… — Он беспомощно развел руками. — Невозможно описать словами эту разруху, эту… гниль. — Он потряс головой, словно пытался отогнать нахлынувшие воспоминания. — Однако я должен был все это снимать. Вдруг я увидел юную мать с младенцем на руках. Оба они были крайне истощены, просто ходячие мертвецы. Но, заметив, что я смотрю на нее, женщина попыталась выжать из своей груди последнюю каплю молока и вложила сосок в ротик ребенка. Она заплакала. Ребенок протянул ручку и коснулся щеки матери. Он словно утешал ее, давая понять: она сделала все, что могла, и он благодарен ей за это. — Эрик замолчал, глядя в пространство. Даже крики галдящих детей, казалось, не могли нарушить его задумчивости. — Посреди ужасающего уродства я увидел нечто прекрасное. Я не переродился в тот же миг, но я понял, что если хорошенько присмотреться, во всем можно найти хорошее. И вообще, мир стоит того, чтобы его спасти, хотя бы ради одного-единст-венного младенца.
На Кэти эта история произвела впечатление.
— Ваша камера может уловить сотню нюансов, недоступных невооруженному глазу. Она беспристрастна. Ей неведомы предрассудки.
— Идите сюда, — вдруг сказал он, схватив Кэти за руку и рывком подняв ее на ноги.
— Куда? — удивилась она. — А дети…
— Нет-нет. Мы никуда не уйдем отсюда. Мало кто удостаивается подобной чести. Надеюсь, вы оцените это по достоинству.
Эрик подвел ее к большому камню, на котором лежала камера. Подбоченившись, он оценивающе оглядел Кэтлин, потом перевел взгляд на тяжелую камеру.
— Интересно, как вы это будете делать? — пробормотал он. — Если я положу камеру вам на плечо, вы же по пояс в землю уйдете.
— Что…
— Ага! Придумал. — Он пощелкал кнопочками, совсем как вчера вечером, когда они возвращались к машине. — Так, теперь подойдите сюда. — Он взял ее за талию и придвинул к камню так, что ее глаза оказались на одном уровне с камерой.
— А теперь поднимитесь на цыпочки и прижмите правый глаз к видоискателю. Видите, там есть маленький монитор?
Она сделала, как он сказал. Было трудно сосредоточиться на чем-то другом, когда его руки касались ее обнаженного живота.
— Я вижу, но не уверена, то ли это. Он похож на черно-белый телевизор. Я думала, увижу то же самое, что и в обычной камере, — сказала она.
— Если вы снимаете этой камерой, вы можете сразу видеть, как это будет выглядеть на телевизионном экране, за исключением цвета. Вот почему мне необходимо было установить цветовой баланс. — Он откашлялся и слегка ткнул Кэти локтем в бок. — Что вы видите? Говорите мне о каждом движении камеры.
— Так, — неуверенно начала она. Вообще, она видела только размытый силуэт дерева, стоявшего перед ними. — Наверно, не наведен фокус, — предположила Кэти.
— Скажите «стоп» когда надо, — проговорил он совсем рядом с ее ухом. — Я постараюсь навести фокус.
Кэти смотрела, как ствол дерева постепенно становится все четче, наконец она смогла различить все мельчайшие детали.
— Стоп! — крикнула она.
— А теперь решите, куда вы хотите направить объектив. Направо? Налево? Вверх? Вниз?
— Немного вверх, поближе к веткам.
Эрик шагнул ближе и слегка передвинул камеру. Кэти почувствовала, как его теплая широкая грудь прижалась к ее спине. Руки его опустились ей на плечи, и он снова проделал какие-то манипуляции с линзами. Сердце Кэтлин учащенно забилось.
— Теперь левее, — с трудом переводя дыхание, сказала она. — Так… Подождите! Вот. Здесь что-то… А-а, это паук… и паутина какая огромная! Она тянется от ветки к ветке. Паук так занят своей работой. О, Эрик, а нельзя ли поближе, я имею в виду — сделать паука крупнее?
— Конечно. Но тогда нужно будет снова подкрутить фокус. Так хорошо?
— Да-а-а! Отлично! Он великолепен, просто великолепен.
— Значит, вы хотите снять день из жизни пауков?
— А разве мы не снимаем?
— Нет, я еще не нажал на «пуск».
— Но вы не возражаете?
— Конечно, нет.
«Раз мы начали снимать, он сейчас уберет левую руку», — подумала Кэти. Но она ошиблась. Наоборот, он оперся на камень, так что она оказалась зажатой между жестким, холодным валуном и теплым, вибрирующим телом Эрика. И она затруднилась бы сказать, где было больше мощи — в камне или в мышцах.
— Ну, как он? — прошептал Эрик. Его усы слегка пощекотали ей мочку.
— Чудесно. Он такой красивый.
Она почувствовала, как его колени касаются ее ляжек, и непроизвольно встала так, чтобы ему было удобнее.
— Ваши волосы пахнут медовым клевером, — прошептал Эрик.
На этот раз никаких сомнений не оставалось: его губы почти касались ее уха. Он чуть шевельнул бедрами, и тут Кэти вдруг поняла, что единственной преградой между ними является ткань ее купальника и его плавок.
— Эрик, — прошептала она.
— М-м?
Носом он зарылся ей в волосы возле уха.
— Мне кажется… я… паук… Нам лучше прекратить.
Она сама не была уверена, имеет ли она в виду съемку или опасную близость их тел, больше походящую на объятия.
— Хорошо, — вздохнул он.
Эрик выключил камеру, и маленький монитор снова стал серым. Вновь оказавшись на свободе, Кэтлин тряхнула головой и повернулась к Эрику. Однако она еще не могла встречаться с ним глазами и, глядя в землю, сказала:
— Спасибо. Это было чудесно.
— Правда?
В его грубоватом тоне звучало желание услышать правдивый ответ. Кэти быстро посмотрела на него, и ее поразила резкость его лица. Гипнотизирующие глаза скользнули по ее лицу и остановились на дрожащих губах.
— Кэти! Кэти!
Тихий детский голос ворвался в ее мозг, в котором не было ничего, кроме страстного желания. Она отвернулась от Эрика и невидящим взглядом посмотрела на Джейми.
— Кэти? — неуверенно повторил мальчик. — У меня ноги замерзли.
Кэтлин поспешно взглянула на часы и хлопнула себя по пылающей щеке.
— О, Господи! Уже четверть шестого!
Эрик рассмеялся, но она, не обращая на это внимания, побежала к берегу, порылась в одежде, достала свисток и громко засвистела.
— Быстро, быстро, ребята. Мы опаздываем. Обувайтесь и стройтесь.
Теперь, наконец, она заметила в своей руке маленькую ручку и вопросительно посмотрела на Джейми. Его глаза довольно посверкивали.
— Здорово сегодня было с Эриком, правда, Кэти?
Кэтлин обернулась к камню, где с камерой на голом плече стоял Эрик.
— Да, — задумчиво произнесла она. — Было здорово.
Эрик быстро проглотил свой ужин и направился к видеомагнитофону в столовой, чтобы продемонстрировать детям их вчерашние кривляния. Они немедленно отставили мясо с овощами и сразу перешли к шоколадному пудингу, надеясь таким образом побыстрее закончить ужин.
Как только Эрик это заметил, он громогласно произнес:
— Никто не встанет из-за стола до тех пор, пока не покажет чистую тарелку.
Раздался дружный вопль. Через полчаса двести ребят расселись полукругом перед телевизором.
— Итак, внимание. У меня очень жесткие правила. Мальчик, который вскочит и загородит другим экран, должен будет со мной побороться. Девочка, поступившая подобным образом, должна будет меня поцеловать. — Дети завизжали и захохотали. — Я не намерен повторять. Если вы будете спокойно сидеть, то всем будет видно. Понятно?
— Понятно! — хором завопили ребята.
Эрик запустил кассету, и скоро они корчились от смеха, наблюдая за своими кривляниями на экране.
— Он просто чудеса творит с детьми, правда? — воскликнула сияющая Эдна. Она, Кэтлин и другие вожатые сидели за столом, кто с чашкой кофе, кто со стаканом холодного чая.
— Да, он — человек опытный, — подтвердила Кэти.
— О, я знаю. Если бы у него не было опыта, он бы не работал на телевидении и не делал бы такие профессиональные репортажи. Но сами знаете, какой характер у людей творческих профессий — на всех орут, задирают нос, а Эрик управляется с детьми просто идеально.
Кэтлин сложила на груди руки. Ей не хотелось, чтобы он оказался таким уж чудесным. Она пыталась найти в нем недостатки. Ей хотелось, чтобы он совершал ошибки, попадал в неловкие ситуации. Его совершенство раздражало ее. Его присутствие раздражало ее. Он сам раздражал ее.
С тех пор как она вернулась с отрядом в лагерь и распустила детей по палатам, в голове ее царил хаос. К ее огромному огорчению, она постоянно ловила себя на том, что вспоминает, как он стоял прижавшись к ней, как шептал что-то на ухо. Она думала о его горячем теле, прерывистом дыхании и нежных прикосновениях.
«Ну, полная дура, — мысленно обругала себя Кэтлин. Я — взрослая женщина, слишком взрослая для того, чтобы у меня начинало колотиться сердце и учащаться дыхание при виде его обнаженного тела с небольшой полоской ткани, которая не скрывала, а наоборот еще сильнее подчеркивала его мужественность». Никогда раньше Кэтлин так много не думала об особенностях мужской анатомии.
Она преодолела в себе желание надеть к ужину что-нибудь более нарядное, чем форменные шорты и белая майка. Но все же не устояла перед искушением слегка попрыскать на запястья духами «Мицуко». Не из-за него, нет, обманывала она саму себя, касаясь надушенными пальцами внутренней стороны коленей.
Восхищение Эдны Эриком только убеждало Кэтлин в решимости не поддаваться его обаянию. Он поездил по миру. Он на несколько лет старше Кэти. Сколько ему? Тридцать? Тридцать пять? Вообще-то дело не в возрасте. Даже если бы он был моложе, чем она, он все равно оставался бы более опытным и повидавшим жизнь.
Конечно же, во всех частях света, где он бывал, он имел дело с женщинами. Мужчина с такой внешностью, как у Эрика, долго в одиночестве не останется. Он буквально излучает мужественность, и это не может оставлять равнодушным окружающих, особенно женщин. В отношениях со слабым полом он, наверное, пользуется даром убеждения только в одном-единственном случае — когда ему надо закончить с женщиной отношения и выставить ее из своей постели. Затащить ее туда не представляет для него особого труда.
В голове у нее невольно возникла картина: Эрик лежит на широкой кровати, рядом с ним женщина. Это она сама. Она не оказывает ни малейшего сопротивления. Он целует ее в шею. Его усы…
Да что она, в самом деле?! Кэтлин потрясла головой. Виновато оглядевшись, она увидела, что ни Гаррисоны, ни кто-либо другой не заметили ее странного поведения. Все с увлечением смотрели кассету, которую по просьбе ребят Эрик запустил второй раз.
Никто не обратил внимания, когда Кэти встала и вышла из столовой, тихонько затворив за собой дверь.
Никто, кроме Эрика.
Он видел, как Кэти вышла на крыльцо, присела на верхнюю ступеньку, запрокинула голову и стала смотреть в небо. Длинные пряди волос, собранные в хвост, рассыпались шелковыми темными полосками по ослепительной белизне футболки.
Прикрыв глаза, он вспомнил исходивший от ее волос запах медового клевера, который заставил его опьянеть сегодня днем.
Оторваться от соблазнительной картины за окном было не так-то легко. Жаль, что нельзя прервать показ. Он обернулся к монитору, но мысленно остался с девушкой на крыльце.
Девушка? Женщина? Не разберешь. По какой-то непонятной причине ни один из ярлыков, которые он обычно применял к женщинам, не подходил к Кэтлин Хэйли. Она была похожа и одновременно не похожа на других женщин. В ней присутствовала порода, некое достоинство, которое не позволяло отнести ее к какой-либо определенной категории.
Но она была женщиной. Господи! Да еще какой женщиной! Каждый раз, когда он смотрел на нее, его естество неопровержимым образом доказывало это.
Имелось еще кое-что, не вписывавшееся в привычный порядок вещей. Кэти была совершенно не в его вкусе. Гаррисоны рассказывали ему, что она работает в индустрии моды. Ну, об этом он и сам бы мог догадаться. На ком еще шорты и майка смотрелись бы, словно наряд от кутюр? Эрику всегда было наплевать, во что одета женщина. Он предпочитал женщин без одежды. И потом, ему нравились пышные тела, круглые бедра, большая грудь.
Кэти же была сложена как мальчик, однако ее крепкое тело сводило его с ума. Ему хотелось сжать его в объятиях и посмотреть, на самом ли деле оно такое упругое, каким кажется. Кэти не выставляла напоказ свои длинные стройные ноги, но вчера во время подъема в гору Эрик поймал себя на том, что любуется игрой ее мускулов. Грудь у Кэти была маленькой, но высокой и очаровательной формы.
Черт возьми, размечтался! Ведь ее и женщиной-то назвать трудно — почти ребенок. Он любил женщин, но любил их обнаженными, молчавшими и лежащими в его кровати. Он никогда не думал о них, как о равных себе существах. Ему никогда не приходило в голову вести с ними умные разговоры. А сегодня он поделился с Кэтлин соображениями, которые его самого удивили. Ее сосредоточенное внимание заставило его яснее выразить мысли, до этого смутно теснившиеся в его голове.
Вчерашний поцелуй не был случайным. Эрик заранее все обдумал. Ему очень хотелось ее поцеловать. Но вместо того, чтобы на этом остановиться, он стал желать большего: не пригубить, а насладиться ею сполна.
Кассета кончилась, видеомагнитофон щелкнул, и восторженные аплодисменты детей отвлекли Эрика от приятных размышлений.
— Еще, еще! — требовали ребята.
— Думаю, на сегодня хватит, — засмеялся Эрик.
— Дети, — громко позвал Би Джей и хлопнул в ладоши. — Уже был вечерний звонок, расходитесь по палатам. Вожатые, проследите за своими отрядами. Сегодня вечером у нас был настоящий праздник. Давайте-ка поблагодарим мистера Гуджонсена.
В ответ раздался оглушительный вопль — каждый старался перекричать соседа.
Кэтлин вернулась в столовую в самый разгар этой суматохи. Эрику с трудом удалось протиснуться к ней через толпу.
— Я собирался посмотреть то, что сегодня наснимал. Материал еще сырой, но мне бы хотелось, чтобы вы взглянули, как у меня получается.
— Да, но… — Она запнулась.
— Ну, пожалуйста, — настаивал он. — Считайте, что вам покажут бесплатное кино. — Он нерешительно коснулся ее плеча.
— Ну, хорошо, — улыбнулась Кэтлин.
Они пожелали спокойной ночи всем вожатым. Гаррисоны торопились к себе и отклонили приглашение Эрика остаться, так как Би Джей собирался посмотреть десятичасовые новости. Женщины, работавшие на кухне, закончили работу, и столовая опустела.
— Сейчас я поставлю первую кассету, — сказал Эрик. — Может быть, выключить свет? Нам будет лучше видно.
Кэтлин подошла к большой панели и щелкнула выключателем. Теперь горела только лампа рассеянного света в кухонной подсобке.
— Готово? — спросил, обернувшись через плечо, Эрик и улыбнулся.
— Готово.
Он включил видео, и Кэти села за один из длинных обеденных столов. Эрик устроился рядом, оперся локтями о стол, стоящий позади него, и положил свои длинные ноги на передний стол. Кэти взглянула на свои голые ноги, которые находились почти рядом с его, но не отодвинулась.
Они смотрели все подряд, и очень скоро начали дружелюбно болтать, обсуждая увиденное. Кэтлин не могла удержаться от смеха, когда камера наплыла на мокрое, зареванное лицо Грейс. Девочка упала во время похода и ушибла коленку, и теперь вопила так, словно на ноге у нее была не царапина, а страшная рана.
— Ах, Эрик, как это жестоко, — укорила оператора Кэтлин, продолжая смеяться.
— Может быть, — хмыкнул он. — Но я не мог устоять. Знаете, в один прекрасный день, когда она станет старше, снимет эти скобки на зубах и вставит контактные линзы, она всех красавиц за пояс заткнет, могу поспорить.
Его рука скользнула Кэти на плечо.
— Надеюсь, ей повезет. Она этого заслуживает. Ее родители и младший брат погибли в автомобильной катастрофе. Она сама пролежала в больнице несколько месяцев. Тогда ей было восемь, а в этом возрасте обычно редко усыновляют детей. Считается, что слишком поздно. Скорее всего она пробудет в приюте до восемнадцати, пока не поступит в колледж.
— Господи, какая жалость.
Кэтлин вздохнула.
— Да. Большинство из наших детей попали в приют при схожих обстоятельствах. У некоторых остался один из родителей, обычно отец, который не в состоянии ухаживать за ребенком. Очень мало незаконнорожденных или тех, кто потерял родителей в младенчестве. Младенцев легко усыновляют.
Тут на экране крупным планом появился Джейми.
— А вот Джейми — исключение из правила. Его родители никогда не были женаты. Мать отдала его в приют сразу же после рождения.. Но его никогда не усыновят из-за смешанной расы.
Рука Эрика скользнула с ее плеча на шею.
— Вы относитесь к нему по-особенному?
— Да. Я стараюсь ничем не проявлять своего отношения, но это так.
Кэтлин облегченно перевела дух, когда Эрик вынужден был убрать руку, чтобы поставить другую кассету. Она ведь чуть было не склонила голову ему на плечо.
Эрик снимал на двадцатиминутные кассеты и каждый раз вставал, чтобы перемотать одну и поставить другую. Возвращаясь на место, он клал руку ей на плечо или на спину.
Когда на экране появился паук, Кэти закрыла лицо руками. Из-за того что камера в ее руках дергалась, получилось, что паук исполняет какой-то странный танец на своей паутине. Они принялись хохотать.
— Я рада, что не стала оператором! — воскликнула Кэти.
— Вы находились в неудобном положении и не могли держать камеру своими руками. У меня тоже имеется смягчающее обстоятельство: я не видел того, что снимал.
Он придвинулся поближе и приложил губы к ее уху.
— И потом, я отвлекся.
Его губы слегка коснулись ее щеки. Тут видеомагнитофон остановился.
— Черт! — тихо выругался Эрик себе под нос и встал, чтобы переменить кассету.
Колени Кэтлин слегка дрожали.
— Я лучше пойду, — пролепетала она.
— Нет. Осталась еще одна. Сядьте, — приказал он.
Ей не хватило воли сопротивляться, а если честно — она не была абсолютно уверена, что хочет уйти. Она опустилась на скамейку. Эрик уселся рядом и решительно положил руку ей на плечо.
Несколько минут они молча смотрели, как резвятся дети в воде. Потом на мгновение экран стал серым, и тут Кэтлин увидела, как сама она медленно выходит из воды.
Кэтлин была центром движущейся картины. Деревья на другом берегу реки играли роль своеобразного зеленого занавеса. Движения выходящей из воды Кэтлин были полны соблазнительной грации. Намокший желтый купальник почти ничего не скрывал. Прилипшие к плечам мокрые волосы походили на пальцы любовника. Мокрые грудь, ноги, живот посверкивали на солнце, капельки воды напоминали крошечные бриллианты. Кэти неуверенно улыбалась Эрику.
И в этот момент экран мигнул и погас. В комнате воцарилось глубокое молчание. Не в силах пошевелиться, Кэтлин продолжала смотреть прямо перед собой. Звук выскочившей кассеты взорвал тишину, словно выстрел из пушки. Кэтлин не двинулась с места, ее сердце заколотилось как сумасшедшее.
Эрик слегка коснулся ее лица, а потом уверенно взял за подбородок и повернул к себе.
— Это для моей домашней видеотеки, — прошептал он, наклонив голову, и приник к ее губам.
Задохнувшись от поцелуя, Кэтлин оттолкнула его. Торопливо поднявшись, она шагнула к телевизору.
— Ваша кассета… Эрик мгновенно вскочил со скамьи, схватил ее за руку и обнял за талию.
— Черт с ней, — рявкнул он, прижимаясь к ней своим сильным, мускулистым телом. Потом ловко снял с ее головы ленту, державшую волосы, и стал перебирать пальцами тяжелые локоны. Запрокинув ее голову, он взглянул прямо в ее глаза. — Обо всем забудь. Думай только об этом.
Его губы, не терпящие споров и возражений, вновь припали к ее губам. Но теперь в поцелуе не было грубости. Мягкие губы касались ее, а усы слегка щекотали уголки рта, пока он не раскрылся. И тогда его вездесущий язык жадно проник внутрь.
Не отдавая себе отчета в том, что она делает, Кэтлин сжала его голову руками. Теперь ее пальцы перебирали его светлые волосы, ласкали шею.
Он прижался к ней всем телом, и она, инстинктивно подавшись к нему, не услышала, а скорее почувствовала, как из его груди вырвался стон. Потом он прошептал ее имя. Его рука скользнула по ее спине, задержалась на тонкой, гибкой талии и опустилась ниже. Тут рука его стала действовать смелее и он притиснул ее бедра к своим.
Эрик слегка укусил ее за мочку уха и скользнул губами по ее шее.
— Что это за запах? — выдохнул он.
— Это «Мицуко», — прошептала она.
— Никогда не встречал.
— Правда?
— Да. Но теперь я не забуду этот запах. Эрик коснулся ее груди, О Господи, да, да, да! Рука, сжавшая грудь, накрыла ее целиком, словно была специально для этого создана.
Нежные ласкающие движения его пальцев дарили ей такое наслаждение, что Кэтлин забыла обо всем на свете. Потом на смену рукам пришли губы. Она чувствовала его горячее влажное дыхание сквозь тонкую ткань. Его губы одновременно ласкали ее соски и шептали ее имя. Кэти услышала, как кто-то вскрикнул, но не поняла, что это была она сама.
И снова его руки сжимали ее грудь. Его большой палец оказался там, где только что были его губы, и мягко поглаживал ее твердеющие соски. Эрик хрипло прошептал ей на ухо:
— Куда ты хочешь пойти?
— Что? — удивленно спросила она.
— К тебе или ко мне?
Наконец сквозь туман чувственного забытья до нее дошел смысл его слов, и ее словно окатили ледяной водой. Страстное возбуждение мгновенно улетучилось, и все из-за одного простого вопроса.
Кэтлин отшатнулась и попыталась глубоко вздохнуть, чтобы привести в норму сбившееся дыхание.
— Кэтлин, в чем…
— Я не могу… не могу быть… с тобой, — быстро, чтобы не передумать, проговорила она.
— Почему, черт возьми? — Мгновение Эрик смотрел на нее, потом мягко добавил: — Извини. Глупый вопрос.
Он печально покачал головой, с растерянным видом пригладил волосы, растрепанные после объятий. Потом весело хмыкнул.
— Жаль только, что ты не сказала о своих «трудных днях» пятнадцать минут назад.
Она не сразу сообразила, что он имеет в виду. Если бы в комнате не было так темно, он обязательно бы увидел, как ее смутило это предположение.
Эрик приблизился к ней и взял ее лицо обеими руками.
— Спокойной ночи, — тихо сказал он и нежно поцеловал ее в губы и в лоб.
— Спокойной ночи, — пробормотала она, едва сдерживаясь, чтобы не броситься вон из столовой.
4
— У меня возникла чудесная идея! — воскликнула Эдна на следующее утро за завтраком.
— Какая идея, дорогая? — спросил Би Джей, надкусывая булочку.
— Кэтлин должна поужинать с Эриком в «Полумесяце».
Вилка выпала из рук Кэти. Она подняла голову и с изумлением взглянула в блестящие голубые глаза Эрика.
— Что это за «Полумесяц»? — спросил он Гаррисонов, не отрывая глаз от Кэтлин.
— Эрик, вам там очень понравится. Это отель в Юрика-Спрингс, построенный столетие назад и воссозданный в своем первоначальном виде в наши дни. Элегантный викторианский стиль. А ресторан просто огромный!
— Я не… — начала Кэти.
— А далеко этот Юрика-Спрингс? — перебил ее Эрик.
— Около тридцати километров отсюда, хотя ехать надо почти час. У нас тут нет скоростных магистралей, улыбнулся Би Джей. — Вам и вправду следует посмотреть этот город. Мы называем его «американская Швейцария». Юрика-Спрингс был построен прямо на горе. Дома там такие затейливые: один этаж вровень с улицей, другой выходит на обрыв и укреплен на здоровенных сваях.
— Вы мне об этом, кажется, рассказывали, — с энтузиазмом подхватил Эрик. — Я слышал о Юрика-Спрингс, но никогда там не был.
— Вот и хорошо. Теперь побываете, — сказала Эдна.
— Подождите, — воскликнула Кэтлин и залилась краской, когда три пары глаз уставились на нее. — Я не могу так вот взять и уехать. Я же… дети… это против правил.
— Ты — член правления. И ты не можешь нарушать правила, — с улыбкой подтвердила Эдна. — Тогда пусть их нарушит Эрик. Он не привык находится вдали от цивилизации так долго, как мы.
Кэтлин подозрительно посмотрела на Эдну. В ее словах был смысл, и, возможно, она действительно хотела, чтобы Эрик отдохнул от их шумной столовой. В то же время Кэтлин подозревала, что хоть немного неуклюже, но Эдна занимается сводничеством. Кэти не пришло в голову, как повежливее отказаться от предложения, поэтому она тихо сказала:
— Буду рада прокатиться.
— Вы можете уехать сразу после того, как ты приведешь детей с прогулки, — деловито завершая разговор, сказала Эдна. — Эрик, в «Полумесяце» есть еще чудесный зал для танцев.
— Звучит все соблазнительнее, — сказал Гаррисонам Эрик, оглянулся на Кэтлин и подмигнул.
«О Господи, — простонала она про себя. — Мне понадобилось все мое мужество, чтобы войти сегодня утром в столовую и вести себя как обычно. Что на меня нашло? Надо уметь владеть своими чувствами. Я вовремя его остановила, но и без того позволила ему столько, сколько не позволяла ни одному мужчине. А ведь мы знакомы всего два дня!» Собственные ощущения пугали Кэтлин.
Но все же у нее было оправдание. Его опытные руки блуждали по ее телу так безукоризненно и профессионально! Его губы выполняли свою работу мастерски, его горячие объятия сводили с ума. Он воспользовался ее слабостью. Поведал душещипательную историю о приключении в Эфиопии, а она и разнюнилась. Сколько раз он рассказывал эту историю, чтобы забраться к женщине в душу? Может, это вообще вранье!
Кэтлин была о себе слишком высокого мнения, чтобы тратить время на случайные романчики. Они ничего не давали ни уму, ни сердцу, были построены на самообмане и оставляли после себя лишь боль, разочарование и ощущение огромной пустоты. Именно поэтому она так резко оттолкнула от себя Дэвида Росса.
Вчера, прежде чем окончательно провалиться в сонное забытье, Кэтлин твёрдо решила: когда в следующий раз Эрик подступится к ней с этим, она немедленно ему сообщит, что романтические приключения ее ничуть не интересуют.
И вот теперь Эдна устраивает им поездку вдвоем! Поездку, которая займет несколько часов, если они поедут в Юрика-Спрингс по петляющей горной дороге.
Кэти охватило смешанное чувство облегчения и досады, когда она узнала, что сегодня Эрик проведет день с отрядом Майка Симпсо-на: они отправлялись в горный поход на лошадях. Это было мероприятие на целый день. Кэти понятия не имела, как Эрик собирается нести свою камеру, но она не сомневалась — он что-нибудь придумает. «Это человек редких дарований», — саркастически думала она, глядя, как он идет по лагерю, увешанный своим видеооборудованием, в окружении любопытных детей.
День пролетел незаметно. Кэтлин и ее отряд возвращались с прогулки, когда в лагерь спустился отряд Майка. Втайне она надеялась, что Эрик сильно устанет и передумает ехать с ней в Юрика-Спрингс. Но он, улыбающийся и сияющий, помахал ей рукой.
— Эй, Кэтлин, подождите!
Он что-то быстро проговорил Майку, взъерошил волосы маленькому мальчику, восхищенно взиравшему на него, сделал «козу» девчушке и бегом направился к Кэти.
Его рубашка была мокрой от пота, волосы прилипли ко лбу, но никогда еще он не был таким красивым. Слегка прищурившись, он улыбнулся Кэти.
— Как прошел день?
— Прекрасно. Дети скучали без вас. «И я, черт тебя побери, тоже», — добавила она про себя. — А вы как прокатились?
— Сначала было тяжеловато, но потом я приспособился, — со скромным видом ответил он.
Зная, что выглядит лет на двенадцать со своими косичками и в шортах, Кэти поежилась под его пристальным взглядом. Интересно, он помнит о том, что случилось прошлой ночью? Его глаза остановились на ее губах, и Кэти поняла: он все помнит. Щеки ее залил густой румянец, проступивший даже сквозь загар.
— А куда вы пристроили камеру? — с любопытством, которого не смогла скрыть, спросила она.
— Я положил ее прямо перед собой на седло. — Эрик улыбнулся, белоснежные зубы блеснули на смуглом лице.
— Весьма изобретательно!
— Я научился принимать нестандартные решения. — Он снова улыбнулся. Ей показалось, или у него была ямочка под усами? — Когда вы будете готовы? — неожиданно спросил он.
— Вы по-прежнему хотите ехать? Знаете, мне кажется, не стоит.
— Я знаю. Но мне хочется поехать, — он наклонился и таинственно прошептал: — Как вы думаете, почему я вызвался пойти в этот чертов поход верхом на лошадях? Я побоялся, что, мечтая о сегодняшнем вечере, я не смогу провести с вами целый день и не прикоснуться к вам. Ведь в учебную программу лагеря не входит сексуальное обучение?
Куда делись заранее заготовленные и тщательно отрепетированные слова? В каких закоулках ее затуманенного мозга спрятались нелестные эпитеты? Голос разума умолк, все ее существо захватило сладостное предчувствие. Язык прирос к небу, вместо того чтобы выпалить испепеляющую отповедь. Она с трудом оторвала от него взгляд, поглядела на деревья, на вяло развевающийся флаг на мачте, на разбредающихся по своим домикам ребят и вожатых.
— Через час?
Своими длинными тонкими пальцами Эрик взял прядь ее волос и, прежде чем заправить Кэти за ухо, слегка потянул.
— Через пятьдесят пять минут, — хрипло уточнил он, повернулся и пошел к своему домику.
Кэти отправилась к себе. В голове у нее все перепуталось. Что ей надеть? Она не взяла с собой ничего подходящего для выхода! Кэтлин с тоской вспомнила свой огромный шкаф дома в Атланте. Какие там висели платья! А великолепные туфли, всяческие украшения и аксессуары, которые она, благодаря своей работе, могла покупать намного дешевле!
Сейчас она невидящим взором смотрела на узенький металлический шкафчик и скорбела о скудости своего гардероба. Цветная рубашка из хлопка или марлевый сарафан? Кэтлин закусила губу. Рубашка миленькая, простенькая и… безопасная. Сарафан миленький, простенький и… сексуальный. Совсем не безопасный. Кэти приняла душ, но все еще не пришла ни к какому решению.
Поражаясь собственной глупости, она сорвала с вешалки сарафан. Тонкая ткань нежным облаком обволокла тело. Под сарафаном у Кэти было надето кружевное нижнее белье. Прозрачная камисоль все же не казалась слишком уж вызывающей, потому что на груди была собрана в складочку и застегивалась на перламутровые пуговки. Таким образом грудь была прикрыта двойным слоем ткани.

Браун Сандра - Шелковая паутина => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Шелковая паутина автора Браун Сандра дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Шелковая паутина своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Браун Сандра - Шелковая паутина.
Ключевые слова страницы: Шелковая паутина; Браун Сандра, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Животные и не только они - 12. Омлет по-византийски