Лысенко Владимир - Вокруг света на автомобиле 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Ширрефс Гордон Д.

Поезд из Ган-Хилла


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Поезд из Ган-Хилла автора, которого зовут Ширрефс Гордон Д.. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Поезд из Ган-Хилла в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Ширрефс Гордон Д. - Поезд из Ган-Хилла без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Поезд из Ган-Хилла = 120.38 KB

Ширрефс Гордон Д. - Поезд из Ган-Хилла => скачать бесплатно электронную книгу



Library of the Huron: gurongl@rambler.ru
Гордон Д. Ширрефс
Поезд из Ган-Хилла
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Дело было поздним летом. Стоял погожий, типично оклахомский денек. Дальние холмы плыли в розовом мареве; сухой, горячий ветер носился по прерии сминая и раскачивая широкими волнами бесконечное море пожелтевших трав. Коляска, запряженная вороным жеребцом, появилась словно из-под земли, вынырнув из болотистой низины, и покатилась по ближнему склону невысокой скалы. Луговые жаворонки с шумом выпархивали из травы прямо перед мордой коня. Его черная шея грациозно изгибалась, голова мерно покачивалась вверх-вниз, а копыта почти бесшумно ступали по толстому слою пыли, покрывавшему ковром дорогу.
Кэтрин Морган легко правила раскачивавшимся из стороны в сторону жеребцом, уверенно держа вожжи ручками в изящных перчатках. Если судить по клетчатому льняному платью, то ее можно было принять за жену владельца ранчо или поселенца, но в ее облике отсутствовал основной признак дам подобного рода — накрахмаленная до окаменения шляпка от солнца. Вместо этого ее густые черные волосы были лишь перехвачены на затылке ярко-красной лентой Мальчик, сидевший рядом с ней, запрокинул голову и, казалось, упивался несущимся навстречу ветром словно дикий мустанг. Его глаза сияли от удовольствия, когда он переводил их с мерно бежавшего коня на свою прелестную мать.
— Подстегни вороного, Пит, — сказала женщина с шутливой серьезностью. — Он что-то сбавил ход.
Мальчик улыбнулся и потянулся за хлыстиком рукоять которого была отделана серебряной каймой. Подстегивать энергичного жеребца не было ни малейшей необходимости, но мальчик все-таки громко щелкнул хлыстом над головой коня. Держа хлыст в руке он посмотрел вдаль. Высоко в ясном небе висел ястреб. Пока мальчик смотрел на него, ястреб развернулся по ветру и пустился вниз, как будто его что-то обеспокоило. В ту же минуту Пит заметил, что в четверти мили впереди над дорогой поднялся шлейф пыли.
Что-то ярко сверкнуло на солнце.
— Двое верховых впереди, мама, — сказал мальчик.
Она кивнула. Впереди сквозь облако пыли опять что-то блеснуло.
— Роскошное седло, — заметила мать. — Не похоже на седло какого-нибудь бродяги.
Пит прищурился и внимательно посмотрел на приближавшихся двух мужчин.
— Не так чтобы они очень спешили.
— Пит! Ну и грамматика! Мальчик ухмыльнулся.
— А папа сказал бы именно так. Мать улыбнулась ему в ответ.
— Поэтому, значит, ты сказал правильно?
— Во всяком случае, обычно папа все говорит и делает правильно.
Она не ответила. От ее наметанного взгляда не ускользнуло, что в облаке пыли блеснуло кое-что еще: один из мужчин поднес ко рту бутылку. Она крепче сжала вожжи. Поворачивать назад было уже поздно.
Рик Белден повернулся в своем роскошном седле и посмотрел на дорогу. В уголке рта у него небрежно висела сигарета; струйка дыма, извиваясь, проплывала перед его полуприкрытыми глазами. Несколько секунд он смотрел в одну точку, а затем отшвырнул сигарету прочь.
— Эй, Ли, — быстро проговорил он, — ты только погляди на девчонку в коляске!
Ли Смитерс поднес бутылку к обвислым губам и глотнул как следует. Вытерев рот рукавом рубахи, он тоже повернулся и всмотрелся в облако пыли.
— Ага, — проговорил он с одобрением. — На! Держи! — он бросил бутылку Рику.
Тот ловко поймал ее и быстрым движением вытащил пробку. Вылив себе в рот все, что еще оставалось в бутылке, он швырнул ее в траву. Мускулы его лица заметно напряглись, горячая алкогольная волна прошла по всему телу. Порывшись в седельной сумке, он достал еще одну бутылку и посмотрел ее на свет, чтобы оценить качество содержимого.
Коляска находилась от них уже в двадцати футах. Оба всадника развернулись в седлах и разглядывали с нескрываемым восхищением изящную фигурку Кэтрин Морган. Она никак не выказала своего отношения к их бесстыдным, ощупывающим взглядам. Холодно кивнув, когда коляска проезжала между двумя всадниками, она устремилась вперед, не оглядываясь, но мальчик не мог не взобраться с ногами на сиденье, чтобы полюбоваться еще раз седлом Рика Белдена;
более красивой упряжи он не видел еще ни разу в жизни.
— Не смотри на них, — сказала ему мать.
— Но седло, мама!
— Повернись! Они пьяные.
Рик Белден вытащил зубами пробку из бутылки, его налитые кровью глаза неподвижно смотрели в спину женщине. Быстрым движением он поднес бутылку ко рту, осушил ее и бросил в траву.
— Еще один убитый солдат отправился в ад, — проговорил он севшим голосом.
— Эй, Рик, — запротестовал Ли. — Это уже третья за сегодня, и я готов поклясться, что выпил их в основном ты!
— Заткнись! Плачу за них всегда тоже я, разве нет? — Рик нахлобучил на голову шляпу. — Поехали!
— Не стоит гнать лошадей в такую жару. Рик ухмыльнулся и бросил взгляд на коляску.
— Нам не придется долго гнать их, амиго, — он развернул гнедого жеребца и ринулся вслед за коляской.
— Нет, Рик! — хрипло заорал Ли. — Не делай этого!
— Поехали, дубина, а то все достанется мне одному!
Ли поколебался, а затем хлестнул своего гнедого и бросился вслед за Риком, скрывшимся в облаке пыли.
Ястреб висел высоко в небе, почти неподвижно паря в потоке встречного ветра. Кэтрин Морган обернулась и посмотрела назад, заслышав дробь копыт на выдубленной солнцем дороге. Выхватив из рук Пита хлыст, она с оттяжкой стегнула по крупу вороного жеребца. Тот сначала сдал назад, изумленный непривычным обращением, а затем перешел, на легкий и быстрый бег. Коляска раскачивалась и подпрыгивала на изгибах и ухабах дороги. Ястреб опять ринулся вниз и исчез за дальними холмами.
— Они догоняют, мама, — тихо сказал Пит. Он поднял глаза на ее искаженное тревогой лицо. — Что им надо?
— Помолчи! — оборвала его мать.
Коляска въехала на широкую, почерневшую от выжженной травы равнину. Всадники неумолимо приближались. Они разделились, выехав на обочины дороги, чтобы использовать преимущества ровной местности. Арапники взлетали в их руках и с сухими щелчками опускались на взмыленные бока перегретых лошадей, изо рта у которых клочьями летела пена.
Рик Белден чувствовал себя на верху блаженства. Расслабленно ухмыляясь, он ощущал приятное жжение в животе от хлебной водки и легкое возбуждение от мерной и неутомимой работы мускулов гнедого жеребца под его седлом. Ветром с его густых волос сорвало шляпу, и теперь она болталась на шнурке у него за спиной. Бросив взгляд на Ли Смитерса, он заорал от переполнявшего его наслаждения. Ли неуверенно ухмыльнулся в ответ. Он совсем не был уверен, что ему нравится последняя затея сына его хозяина, но если он не будет подыгрывать Рику, то тот просто бросит его ко всем чертям!
Пит прижался к матери. Она правила повозкой, используя все свое прирожденное умение, внимательно следя за колеей и ямами на дороге, чувствуя маленькими ручками каждое движение вороного. Стук копыт позади раздавался все громче, и она не стала оглядываться, когда Рик Белден приблизился вплотную к коляске и слегка замедлил ход, чтобы выровнять скорость.
Ли Смитерс подъехал с другой стороны и продолжал нестись в том же темпе, пытаясь добраться до головы вороного. Размашистым пьяным движением он попытался перехватить вожжи и едва не вывалился из седла.
Пит сжал кулаки. У него не было никакого оружия, даже того складного ножа, который ему подарил отец в день рождения.
Рик перегнулся и попытался поймать вожжи. Кэтрин Морган встала, покачнулась, но удержала равновесие, затем взмахнула хлыстом и что было силы вытянула Рика по покрытому потом лицу, Охнув от обжигающей боли, он инстинктивно толкнул гнедого коленом и отвел его в сторону. Прижав правую руку к вспухающему рубцу, сочащемуся кровью, он вздрогнул всем телом.
Коляска сильно подпрыгнула, и Кэтрин упала обратно на сиденье. Рик яростно двинул гнедого прямо в бок вороному и перехватил вожжи. Мундштук впился вороному в нижнюю губу, конь встал на дыбы и отпрянул влево. Оглобля треснула, и в то же время передние колеса попали в глубокую рытвину и резко развернулись. Коляска накренилась, на мгновение зависла в воздухе и опрокинулась.
Пит прыгнул и приземлился на ноги, но его мать с силой швырнуло о землю. Дважды перевернувшись, она осталась лежать неподвижно в высокой траве. Изо рта у нее стекала тоненькая струйка крови. Пит прыгнул в ложбину, прополз в заросли высокой травы, а затем осторожно выглянул из своего укрытия.
Кэтрин Морган открыла глаза и осмотрелась с ошеломленным видом. Лента, удерживавшая ее густые черные волосы, порвалась, и они рассыпались у нее по плечам. Она ощупала дрожащей рукой разбитое лицо и подняла взгляд на двух ухмыляющихся мужчин.
Рик Белден потрогал пальцем рваный рубец у себя на щеке.
— Сучка с норовом, — тихо проговорил он. — Чуть не оставила меня без глаза, Ли.
Ли кивнул со всей силой пьяного участия. Он попытался сфокусировать взгляд своих белесоватых глаз на женщине.
— Девчонка что надо, Рик. И не сомневайся. Она ведь скво, правильно? — он икнул.
Рик кивнул и слегка покачнулся в седле.
— Идем, — сказал он.
Кэтрин попыталась встать. Из ее груди вырвался сдавленный стон, а на лбу крупными каплями выступил пот.
— Пит! — позвала она.
Мальчик поднял голову. Он сглотнул ком в горле, когда увидел приближающихся к его матери всадников.
— Пит! — опять позвала она. Ее лицо исказила гримаса боли, в отчаянии она стукнула кулаком по окаменевшей под жарким солнцем земле. Перейдя на родной язык своего племени шайен, она заговорила с сыном прерывающимся голосом.
Двое мужчин, которые вели себя так странно, сильно напугали мальчика. Но когда мать скороговоркой приказала ему бежать к отцу, он встал и сжал кулаки.
— Нет, — громко произнес он.
Одним махом Рик соскочил с седла и остановился, широко расставив ноги, глядя сверху вниз на раненую женщину. Он вытер кровь и пот с лица и ухмыльнулся.
Пит бросился вперед. Рик выждал, сколько было необходимо, а затем, взмахнув левой рукой, сбил Пита с ног затрещиной в ухо.
— Пошел отсюда, щенок, — процедил он сквозь зубы.
— Уходи, Пит, — крикнула ему мать на шайенском. — Эти люди убьют тебя! Ты все равно ничего не сможешь сделать! Уходи и отыщи отца!
Рик попытался достать его ногой, но Пит увернулся от удара, откатился в сторону и уполз в траву. Он скрылся в одно мгновение, будто перепуганный кролик.
Рик заложил руки за ремень и встретился глазами с твердым взглядом женщины. Ли покачал головой.
— Рик, я вообще-то не сказал бы… — начал он неуверенно.
Рик хлопнул его по спине, выбив облачко пыли из его куртки и рубашки.
— Ты посмотри — кругом ни души. Она вся наша.
— А мальчишка? Рик сплюнул.
— Забудь о нем, — он презрительно усмехнулся, глядя на замолчавшую женщину, и облизал губы. — Ладно, скво, — хрипло проговорил он, — хватит ломаться. Деваться тебе все равно некуда. Расслабься и получи удовольствие, — Рик потянулся к ней. Она схватила его за правое запястье и, притянув руку к себе, вонзила в нее зубы. Он поднял ногу и размашистым ударом в голову отбросил ее обратно на траву. — Будь ты проклята! — взвизгнул он и принялся облизывать рану.
Ли Смитерс вытер пот со своего сухонького лица.
— Она же просто дикая кошка, Рик. Лучше отпустим ее. Мы найдем множество девчонок где-нибудь в другом месте. А с этой у нас все закончится кучей неприятностей, из которой нас не вытащит даже твой отец.
— Мой отец вытащит нас из любых неприятностей. Лучше тебе не забывать об этом!
— Может оно и так, но…
Рик Белден в ярости повернулся к своему спутнику.
— Ты что, дурак? Да ты глянь на нее! Боже ты мой! Одна грудь чего стоит! Не так часто подворачивается такой случай!
Никто из них не заметил мальчика, который крался к большому гнедому жеребцу Рика. Конь мирно щипал траву ярдах в пятидесяти от перевернутой коляски.
Рик наклонился над женщиной. Она боролась яростно и молчаливо, дыша хрипло и с трудом, но не сдаваясь. Ли подвинулся ближе. Вожделение одержало в нем верх, когда он увидел, как Рик рвет платье на женщине, обнажая гладкие плечи и смуглое тело индианки. Он опустился на колени рядом с Риком. Двум парам сильных и жадных рук она противостоять не могла. Почти вся одежда была уже сорвана с покрытого испариной тела. Коленями возбуждённые мужчины прижали ее к земле. Она закашлялась в поднятом возней облаке пыли и, собрав последние силы, почти уже вырвалась на свободу, но Рик вновь уложил ее на землю яростной затрещиной. Она лежала неподвижно, лишь ее грудь судорожно вздымалась и опускалась. Рик встал и посмотрел на Ли с кривой ухмылкой.
— Я первый. Покарауль пока, ладно? Ветер рвал и мял высокие травы. Пения жаворонков больше не было слышно. Не было слышно ничего, кроме слабых стонов ветра, носившегося по безлюдной прерии.
Пит Морган осторожно подкрался к гнедому жеребцу Рика Белдена. Солнце играло на бляшках богато разукрашенного седла с серебряной лукой. Он оглянулся на коляску. Вороной не спеша отошел в сторону по ветру и сейчас мирно щипал траву. Один из двух мужчин стоял спиной к Питу, внимательно наблюдая за чем-то в высокой траве. Другого нигде не было видно.
Пит тихо заговорил на шайен с покрытым потом гнедым, так, как учил его дедушка. Конь тихо заржал. Пит встал и погладил рукой ноздри коня. Тот потянул в себя воздух. Пит взял поводья и взобрался на седло.
Его ноги висели высоко над стременами, но, крепко сжав коленями бока коня, Пит направил его в лощину, которая скрыла его бегство от мужчин. Когда он выехал на гребень скалы на другой стороне лощины и оглянулся, то увидел, что мужчина стоит там же, где и раньше. Матери Пита нигде не было видно.
Пит понесся прямо в Поули, заставив большого коня скакать в полную силу. В груди Пита гнездилось нечто, наполнявшее его душу неизъяснимым ужасом. Он знал, что там, позади, происходит что-то страшное, хотя и не смог бы сказать, что именно.
Прерия больше не казалась яркой и свежей под низко плывущим солнцем и торопливым ветром; жаворонков тоже не было слышно, пока Пит уходил все дальше и дальше от страшного места.
ГЛАВА ВТОРАЯ
Вечерело. Поули, казалось, мирно дремал, убаюканный золотыми солнечными зайчиками. Железнодорожная колея-однопутка сверкала в ярких лучах предзакатного солнца, жаркие воздушные волны дрожали и плыли над рельсами. Неподалеку от домика станции на багажном вагоне спал, завернувшись в одеяло, индеец, а его дворняжка лежала, подремывая, под этим же вагоном. В глубокой грязной луже под водокачкой блаженствовала, развалясь и похрюкивая, здоровенная свинья.
Три мальчика, одетые в накрахмаленные и наглаженные воскресные костюмчики, брели босиком по пыльной дороге. Башмаки со связанными шнурками они повесили себе на шею.
— Так ты думаешь, он у себя в офисе, Джо? — с беспокойством спросил самый младший из этого трио. Старший покровительственно кивнул.
— Он всегда там, Гарри. Маршал Мэтт Морган не дает шанса преступникам даже по воскресеньям. Третий мальчик кивнул в знак согласия.
— Это точно. Жаль только, что с нами нет Пита Моргана.
По улице медленно ехал одинокий всадник. Остановившись, чтобы скрутить сигарету, он проводил взглядом проехавшего мимо велосипедиста в котелке, который усиленно жал на педали. Всадник ухмыльнулся.
— Черт меня побери, — сказал он и опять посмотрел на велосипедиста. — Чего только не увидишь воскресным вечером в большом городе.
— Поули не так уж велик, мистер, — хмыкнул Джо.
Всадник чиркнул спичкой о пряжку ремня и оглядел почти пустынную улицу.
— Да, в восьмидесятых годах здесь все было по-другому, — он покачал головой и прикурил. — А так это место могут даже как-нибудь запахать по ошибке, до того здесь теперь тихо, — и он не спеша поехал по направлению к станции.
Джо повернулся и посмотрел на Гарри сверху вниз.
— Слышал? Это маршал Морган привел в порядок Поули. Ты узнаешь, как это было, когда он расскажет тебе, что ему пришлось сделать, чтобы все стало таким, как сейчас.
Гарри с отвращением обвел глазами улицу.
— Лучше бы сейчас было по-старому. А то и посмотреть не на что, разве только на старого грязного индейца, который дрыхнет на крыше вагона.
Джо схватил Гарри за худенькое плечо.
— Запомни одну вещь, Гарри: миссис Морган индианка, самая настоящая чистокровная шайен, так что помалкивай при нем о старых грязных индейцах.
Веснушчатое лицо Гарри выразило изумление, глаза широко раскрылись.
— Ты не врешь?
— Не-а.
Гарри скривился и посмотрел на индейца на багажном вагоне.
— Тогда, значит, Пит Морган получается полукровка, нет?
Джимми Тейт чуть не с кулаками набросился на мальчишку.
— Да, получается! Но Пит наш друг. К тому же, если ты хоть раз увидишь его дедушку Кено, ты уже никогда ничего не скажешь насчет индейцев или полукровок.
Джо кивнул.
— Пит говорит, что его дед был в старые времена одним из Бешеных Псов, а это были лучшие бойцы у воинственных кланов шайенов.
Гарри побледнел.
— Я ничего не скажу, — проговорил он едва слышно.
Джо не спеша пошел к двери офиса маршала. На стене сбоку висел большой плакат, прикрепленный кнопками. Гарри медленно почесал одну босую ногу о другую.
— Там, на плакате, это преступник, Джо? — спросил он со страхом.
Джо покачал головой.
— Не, это Тедди Рузвельт. Он и еще один тип, Фэрбенкс, катят в президенты и вице-президенты по билету от республиканцев.
— Ты будешь голосовать за них, Джо? Будешь? Джимми сплюнул в пыль.
— Он? — язвительно переспросил Джимми. — Навряд ли он дорос до этого, Гарри. Джо нахмурился.
— Я буду голосовать за него, когда дорасту. Ладно, вообще-то мы уже пришли к маршалу, — он ступил на кривое деревянное крыльцо. — Маршал Морган? — позвал он.
Мэтт Морган подошел к открытой двери и, прислонившись к косяку, посмотрел на трех мальчиков, покрытых дорожной пылью. Они разглядывали его, широко открыв глаза. На его гибкой талии наездника не было свободно свисающего револьверного пояса с оружием, но с первого взгляда было ясно, что он там должен быть.
Мэтт лукаво посмотрел на мальчишек.
— Это налет, ребята? — спросил он негромко и постучал пальцем по маршальскому значку. — Если так, то я еще на работе.
— А где Пит? — спросил Джимми Тейт.
— Мы заходили к вам домой, — добавил Джо. — Там его нет. Мэтт кивнул.
— Он поехал в резервацию с мамой. У них там сегодня какие-то танцы и церемонии, и мама решила, что ему будет интересно посмотреть, — он обвел их разочарованные лица пристальным взглядом. — Он скоро вернется. А у вас к нему дело?
Гарри облизал губы и бросил взгляд на остальных мальчиков.
— Пит собирался показать нам шестизарядный револьвер, которым вы пользовались в былые времена, когда застрелили братьев Бредли.
Мэтт в задумчивости поскреб жесткий подбородок. В его серых глазах, казалось, пробежала тень.
— Собирался, значит?
— А еще он собирался показать нам, как вы это сделали, — добавил Джимми. — Может, вы нам покажете, маршал Морган?
Мэтт улыбнулся.
— Да вы уже сто раз слышали эту историю от Пита, разве нет?
Джо кивнул и положил руку на голову Гарри.
— Мы слышали, но Гарри недавно приехал в Поули. Мы рассказывали ему о вас, сэр. Может, для него вы расскажете всю историю сначала, сэр?
Мэтт пожал плечами и обвел глазами улицу. Трудно было представить себе что-либо тише и скучнее, чем воскресный вечер в Поули. Впрочем, в этом была и его доля вины или заслуги, смотря с какой точки зрения оценивать этот факт.
— Ну так как, маршал? — набрался храбрости Гарри.
Мэтт сдвинул шляпу на затылок.
— Ну что ж… братья Бредли были крутыми парнями, оба что твоя гремучая ртуть. Справиться с ними было невозможно. Они сразу взяли меня на мушку, когда я вышел на это крыльцо.
Гарри судорожно сглотнул.
— А что было потом?
Мэтт не спеша подошел к деревянному столбику и вставил пальцы в две дырки на уровне груди.
— Видишь эти дырки от пуль, Гарри?
— Одна Джеба Бредли, — повернулся и показал Джо.
— А другая — его брата Фрэнка, — добавил Джимми
Мэтт повернулся и положил большие руки на бедра.
— Эй, а кто здесь рассказывает эту историю? Джо посмотрел на Мэтта.
— Извините нас, сэр.
— Покажите, как вы это сделали, маршал, — попросил Гарри
— Мы больше не будем вас перебивать, — пообещал Джимми
— Хорошо, — строго сказал Мэтт. — Я продолжу, но сначала возьму все необходимое, — он прошел в офис и закрыл за собой дверь.
Помощник маршала Энди Беллью оторвался от своего пасьянса и поднял глаза на Мэтта. Мэтт взял свой револьверный пояс, вынул из ящика стола кольт и вложил его в кобуру на поясе, который тут же повесил себе на талию одним натренированным движением. Застегнув ремень, он окончательно посадил пояс на его обычное место на бедрах.
— Собираешься пострелять по мишеням, Мэтт? — сухо спросил Энди. — Или объявились призраки братьев Бредли?
Мэтт улыбнулся.
— Несколько приятелей Пита хотят услышать историю моей перестрелки с братьями Бредли, — он вытащил кольт, разрядил его и крутанул зарядный цилиндр — Старый фокус-покус.
Энди почесал подбородок.
— Насколько я помню, это был не совсем фокус-покус.
Мэтт пожал плечами
— Пожалуй, что нет, но я и так сомневаюсь, что до них дойдет хотя бы половина этой истории, — он бросил взгляд на запыленное окно. Оно было полуоткрыто, три носа плотно прижались к стеклу. Мэтт подмигнул Энди и проделал коронный трюк бандита с большой дороги: резкий разворот кругом, шестизарядный револьвер уже в руке, курок взведен, палец давит на спусковой крючок — крак! В то же мгновение Мэтт развернулся обратно и кольт послушно скользнул в изношенную кобуру. Он надвинул шляпу на глаза, опять подмигнул Энди и небрежной походкой направился к двери.
Три пары глаз метнулись к Мэтту. Он облизал губы.
— Ну, начали, — проговорил он едва слышно. Затем, повысив голос, обратился к аудитории. — Вот тут я и был, в своем офисе, ребятки, когда впервые услышал на улице какой-то шум и стрельбу, — он расправил плечи, осторожно посмотрел на дверь, не торопясь открыл ее и вышел, преувеличенно крадучись — Я так вот тихо открываю дверь, — он вышел на крыльцо и жестом указал на улицу. — Вон там, где сейчас кафе-мороженое Ника, раньше был настоящий притон. Хозяином его был некто Пинк Пудл.
Глаза мальчишек неотступно следовали за ним, пока он приближался к пробитому пулями столбику. Мэтт жестом показал наверх.
— Джеб Бредли был там, наверху, вон на том балконе на той стороне улицы с шестизарядным револьвером и ружьем. Ружье было заряжено картечью с дробью… довольно неприятная вещь. Я стоял вот здесь. Из дверей справа от меня вышел Фрэнк Бредли — там тогда была старая платная конюшня, та, что сгорела в прошлом году.
Джо восхищенно покачал головой.
— Я бы точно хотел попасть сюда в былые времена.
Мэтт выпрямился и увидел Энди, который небрежно прислонился к дверному косяку, стараясь скрыть улыбку.
— Да, сэр, — сказал Мэтт, — это действительно былые времена.
— Лет девять-десять назад, — сухо вставил Энди. Джимми посмотрел на пулевые отверстия.
— Черт! А сейчас тут нигде не услышишь даже выстрела!
— Этому надо только радоваться, сынок, — возразил Мэтт.
Гарри буквально корежило от волнения и нетерпения.
Мэтт опять стал в прежнюю позу.
— Я стоял вот так… руки у бедер… Ну, они держали меня на мушке, как я вам сказал. Я уже слышал, как ангелы настраивают свои арфы, чтобы приветствовать меня. Я же вам говорил: эти братья Бредли были как гремучая ртуть. Злые, как бешеные псы, и страшные, как грех, — Мэтт сделал глубокий вдох. — Ну вот, значит, я стоял там. Моя правая рука резко пошла вниз, — большая загорелая рука рванулась к кобуре, и тяжелый кольт, казалось, сам собой выпрыгнул оттуда. Одним неуловимым движением Мэтт взвел курок и прицелился. — Я держу револьвер у бедра и целюсь в Джеба Бредли…
Стук копыт по выдубленной солнцем дороге прозвучал резко и отчетливо, как звон камешков в стеклянной бутыли. Мэтт повернулся на звук и открыл от изумления рот, увидев на чужой лошади Пита, который сидел, крепко обхватив коленями седло и поджав под себя ноги. Большой гнедой жеребец грохотал полным галопом, изо рта его летели клочья пены. Пит потянул поводья на себя, и конь встал на дыбы, раздувая ноздри. Глаза Пита были круглыми от страха. Энди спрыгнул с крыльца и подхватил уздечку.
— Тихо, — сказал он возбужденному коню.
— В чем дело? — спросил Мэтт. Мальчик открыл и закрыл рот. Он слегка покачивался в седле.
— Пит! — заорал Мэтт. — Где мать? Что с ней случилось, сынок?
Пит потянулся к отцу дрожащей рукой.
— О, папа, это было ужасно. Мэтт Морган побледнел. Он схватил мальчика и снял его с седла.
— Где она, Пит?
Пит глядел на отца остановившимся взглядом.
— Там, на дороге… случилось… она… — мальчик разразился хриплыми рыданиями.
Мэтт прыгнул в седло и потянулся за Питом, которого ему подал Энди. Мэтт посадил мальчика перед собой, взял поводья и ударил каблуками по взмыленным бокам коня.
— Я найду лошадь и поеду за тобой! — крикнул Энди Мэтту, удалявшемуся по направлению к дороге, которая вела к резервации.
Это как раз вон там, впереди, — показал мальчик.
Ветер рвал и мял пожухшие травы. Солнце низко стояло над холмами на западе.
— Вон вороной, — сказал Пит.
Мэтт Морган остановил задыхающегося гнедого и опустил мальчика на землю. Соскользнув с седла рядом с сыном, он, прищурившись, внимательно осмотрел местность.
— Стой здесь, — тихо сказал он.
— Там было двое мужчин, — предупредил Пит. По пути к вороному Мэтт вытащил кольт и зарядил его из патронташа на поясе.
— Кэтрин! — позвал он.
Единственными звуками, нарушавшими тишину, были стук каблуков его сапог об окаменевшую землю и стоны ветра.
— Кэтрин!
Он обвел взглядом высокую траву.
— Кэтрин! Кэтрин! Кэтрин!
Неожиданно заметив ее, он резко остановился, будто налетел на невидимую стену, и побледнел. Она лежала, положив голову на вытянутую правую руку. Длинные темные волосы покрывали ее лицо, будто она невзначай уснула под теплым солнцем и ласковым ветром.
Мэтт, не веря своим глазам, смотрел на разбросанные по вытоптанной траве лоскуты окровавленной одежды. Они были свидетелями трагедии насилия и похоти. Он протянул к жене левую руку и бессильно уронил ее. По его мускулистому телу пробежала дрожь.
Пит посмотрел на отца и вдруг отвернулся. Ему не нужно было объяснять, что произошло с его матерью. Он припал головой к седлу, и его тело затряслось от сдерживаемых рыданий.
Мэтт медленно опустился на колени рядом с неподвижно лежавшей женой. Очень бережно он откинул волосы с ее лица, затем прикрыл избитое тело клочками грязной одежды. Взяв ее на руки, он зашагал к гнедому. Не было никакой возможности скрыть от мальчика ее изувеченное тело.
И тут Мэтт впервые обратил внимание на искусно отделанное седло, сидя на котором он приехал сюда. Остановившись за спиной мальчика, он пристально посмотрел на седло.
— Приподними-ка край, Пит, — тихо сказал он. На кожаной прокладке под краем седла были вытиснены две буквы. — К. Б. — прочитал Мэтт. Его челюсти сжались.
Он посмотрел на мальчика. — Поймай вороного, Пит.
Мы отвезем маму домой.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
Свет от лампы под потолком отражался от усыпанного серебряными бляшками седла, стоявшего на перегородке, которая разделяла офис маршала на две части. Когда Мэтт Морган вошел, его взгляд сразу же остановился на седле. Энди Беллью, Джеб Доби и старый Кено, тесть Мэтта, вошли в офис вслед за ним, чувствуя себя стесненно в своих траурных костюмах.
Мэтт остановился перед седлом и ослабил пальцем ворот рубахи. Энди и Джеб прошли через дверцу в перегородке в глубь комнаты, обернулись и посмотрели на Мэтта. Переминаясь с ноги на ногу, они отвели взгляды, затем снова посмотрели на него. Только Кено, взгляд темных глаз которого был удивительно остр для его возраста, не пошевелился. Его постаревшее, отмеченное следами разных жизненных передряг лицо оставалось невозмутимым.
Мэтт протянул Кено кисет и бумагу. Старый шайен задумчиво взвесил кисет на ладони.
— Ты ведь так и не научился скручивать сигарету, а, Кено? — спросил Мэтт.
Шайен покачал головой и позволил Мэтту забрать у себя кисет и бумагу. Мэтт проворно свернул сигарету и вставил ее в рот Кено, а затем свернул еще одну для себя.
Кено затянулся и выпустил дым, наблюдая, как сизое облако поднимается к лампе. Затем он тихо заговорил, как будто обращаясь к дыму:
— У меня есть два друга, Бешеные Псы, лучшие из лучших. Мы выследим тех, кто сделал это. Может быть, пройдет много лун, пока мы найдем их. Много… много… но мы их отыщем. И убьем… убьем… убьем…
Мэтт покачал головой.
— Нет нужды искать их, отец. Я знаю, где найти их. Джеб Доби на мгновение перестал жевать табак.
— Тебе, кажется, знакомо это седло, Мэтт.
— Да.
Кено вынул сигарету изо рта. Его глаза стали похожи на кусочки льда.
— Чье седло? Куда едем? Я поеду. Найду. Убью. Мэтт положил руку на плечо старого воина.
— Нет, — мягко сказал он. — Из этого выйдут одни неприятности. К тому же, в наших краях у тебя не будет ни малейших шансов в суде белых.
Кено расправил плечи.
— Эти люди отправили в холодную Страну Теней мою дочь. Я еду!
— Она была моей женой, Кено, — возразил Мэтт. Энди подошел к седлу и осмотрел его.
— Сделано явно в Пуэбло, во всем чувствуется рука мастера.
— Это работа Фразье или Гэллапа, — предположил Джеб.
Мэтт уронил сигарету на пол и медленно раздавил ее каблуком.
— Фразье. Я помню, когда оно было сделано. Джеб внимательно посмотрел на Мэтта.
— Да?
— Чье это седло, Мэтт? — требовательно спросил Энди.
Мэтт провел рукой по серебряному узору. Затем отдернул руку и вытер ее о пиджак, словно боялся запачкаться.
— Это седло и гнедая лошадь принадлежат человеку, с которым я когда-то работал вместе. Мы были очень близки с ним. Мы вместе перегоняли скот. Лет десять назад мы спали на одной койке.
Джеб быстро поднял голову.
— Боже мой, — тихо сказал он. — Это не Крэг Белден?
Мэтт кивнул. Энди тихо присвистнул, сдвинул шляпу на затылок и посмотрел на седло.
— Будь я проклят!
Мэтт подошел к своему столу и взял из ящика пару наручников «маттатук». Затем он протянул руку Энди.
— Мне нужны и твои наручники тоже. Помощник маршала снял наручники с гвоздя на ружейной стойке и протянул их своему шефу.
— Послушай, Мэтт, — сказал он, — все, что от нас требуется, — это позвонить шерифу в Ган-Хилл, и он выловит для нас Крэга Белдена.
Мэтт покачал головой.
— Я знаю Крэга Белдена лучше, чем кто-либо другой. В былые времена он спас мне жизнь. Я знаю, какая о нем сейчас гуляет слава, но кем бы он ни стал теперь, он все еще мужчина. Не в его натуре оказаться замешанным в подобное дело. И еще одно: он никогда не станет покрывать того, кто сделал это.
— Я все-таки думаю…
— Это неважно.
— Но, Мэтт…
— Сядь, Энди, — тихо сказал Джеб.
— Господи, Джеб!
— Ты слышал меня? — Джеб сплюнул. — Мэтт, не теряй головы. У Белдена на ранчо два или три десятка крепких ребят. Это мог быть любой из них.
Мэтт покачал головой и посмотрел на дорогое седло.
— Энди, сходи на станцию и купи мне билет на сегодняшний ночной поезд. Я собираюсь лично доставить это седло Крэгу Белдену.
Джеб пожал плечами. Кено подошел поближе к зятю.
— Я тоже еду, Мэтт.
— Нет!
— Мы убьем его медленно. Я знаю, как это делается. Очень, очень медленно.
Мэтт отошел от старого шайена.
— Он получит свое, Кено. Но по-моему. Джеб Доби подошел к двери, кивнув головой Энди и Кено. Энди вышел за Джебом наружу. Кено не спеша прошел через комнату, но у двери обернулся. Он смотрел на своего зятя с нескрываемой гордостью. Мэтт выбрал наилучший путь. Одинокий воин на долгой, кровавой дороге мщения. Все будет так, как полагается. Эту дорогу выбирали Бешеные Псы, Боевые Псы и Сильные Сердца — все, принадлежавшие к различным воинским кланам шайенов.
— Да пребудут с тобой боги шайенов, — сказал он наконец и быстро вышел.
Мэтт вытащил свой кольт и разрядил его. Открыв новую коробку патронов сорок четвертого калибра, он перезарядил револьвер, не сводя глаз с седла. Потом заполнил патронами пустые ячейки в патронташе на поясе, застегнул пиджак и взял тяжелое седло, Погасив лампу, он некоторое время стоял, не шевелясь, в обступившей его полутьме.
— Кому-то другому потребуется помощь богов шайенов, — тихо проговорил Мэтт. Затем он не спеша прошел к двери и закрыл ее за собой.
ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
Ночная жизнь в Ган-Хилле шла своим чередом. Желтые лампы отбрасывали сквозь грязные окна прямоугольники света на пыльные, замусоренные улицы. Где-то на Главной улице слышалась музыка. Кто-то пытался на пианино, знававшем лучшие времена, одолеть мелодию «Когда я был одинок». Неуверенные аккорды забавно переплетались с ревом пианолы, выколачивавшей «Анни Лори».
У коновязи мирно дремали, в ожидании хозяев лошади. Из открытого окна на втором этаже заведения Чарли раздался резкий визгливый женский смех. Несколько ковбоев проехали на пони по Фронт-стрит. Один из них вдребезги расколотил бутылку из-под виски о каменную физиономию индейца — статуи, принадлежавшей магазину сигар.
Центр ночного разгула приходился на салун «Хорсшу». Сизый дым слоистыми облаками наполнял большую комнату, где располагался бар; из игровых комнат, отделанных портьерами, доносилось постукивание покерных фишек. На скамейке у дальней стены спал пьяный. Какой-то шутник положил ему на грудь бутылку из-под виски с увядшим цветком в горлышке.
Рик Белден стоял у стойки бара. Равновесие ему помогала удержать наполовину опустошенная бутылка хлебной водки, которую он крепко сжимал в руке. Время от времени он распрямлялся, чтобы глотнуть еще, но тут же опять хватался за стойку, чтобы не упасть. Пошатываясь, он рассматривал свое мутное отражение в зеркале, основательно засиженном мухами. Рубец на правой щеке, покрытый запекшейся кровью, придавал его лицу несколько перекошенный вид.
— Болди, — громко обратился он к бармену, — ты хоть иногда должен протирать это чертово зеркало, чтобы человек мог нормально посмотреть на себя, без этого мушиного дерьма.
Толстые мягкие руки Болди были заняты грязной тряпкой, которой он протирал стакан.
— Большинство ребят не очень-то любят рассматривать себя, когда стоят по ту сторону стойки. Рик расправил плечи.
— То есть?.. — он попытался пригвоздить Болди к месту холодным угрожающим взглядом. Болди лениво сплюнул.
— Ты меня слышал.
Рик снял потную руку с горлышка бутылки и уронил ее на кобуру с кольтом.
— Кажется, мне пора продырявить это зеркало пулей сорок четвертого калибра, — проговорил он.
Болди водрузил стакан на верхушку аккуратной пирамиды вытертой посуды.
— Слушай, Белден, — бросил он через плечо, едва повернув голову. — Мне, чтоб ты знал, наплевать и растереть, кто ты такой. Но прострели только это зеркало, и клянусь Богом, твой старик заплатит за это! — он отвернулся и добавил вполголоса: — Как всегда,
Рик подтянул штаны и одернул короткую безрукавку из воловьей кожи.
— Мистер Болди! — сказал он со значением. Болди повернулся и смерил Рика презрительным взглядом.
— Мистер Белден, — насмешливо проговорил он и посмотрел на широкую лестницу, которая вела на второй этаж. По ней не спеша спускалась пышная рыжеволосая женщина. Дойдя до подножия лестницы, она обвела бар холодным повелительным взглядом. Тут она заметила Рика, и выражение ее густо напудренного лица сразу же переменилось. Болди кивком указал на Рика и покачал головой, предупреждая ее. Он сделал движение, будто опрокидывая себе в рот стаканчик. Но женщина, разгладив на полных бедрах слишком яркое и достаточно безвкусное платье, не спеша направилась к Рику.
— Рики, дорогой! — громко сказала она. — Я и не знала, что ты вернулся из Оклахомы! Мне так не хватало тебя в этой дыре!
Рик повернулся и посмотрел на нее помутневшим взглядом.
— Да? Точно, Минни? А чего именно тебе не хватало больше всего? — и он развязно ухмыльнулся. Она положила свою руку поверх его.
— Мне это сказать при всех, Рики? — она с изумлением взглянула на его лицо. — Боже! Кто на тебя напал? Дикая кошка? — она дотронулась до покрытого струпьями рубца.
Он ударил ее по руке.
— Хватит! Отвали! Сегодня мне не до тебя, Минни. Она склонила голову набок и полуприкрыла глаза.
— Должно быть, у нее были ногти не меньше дюйма. Добралась сразу прямо до мяса, да?
— Хватит, — проговорил он звенящим голосом. Ее пурпурные губы раздвинулись, обнажив мелкие белые зубки.
— Мне доставляет удовольствие новость, что кто-то может сделать больно и тебе.
Рик закусил нижнюю губу и отвернулся. Она протянула руку и провела пальцами по его щеке.
— Боже, как она глубоко тебя поранила! Рик взвился. Затрещина пришлась Минни как раз по полным пурпурным губам. Минни отшатнулась, задела стул и тяжело грохнулась на пол. На ее внезапно побелевшем лице выделялись округлившиеся глаза. Из угла рта у нее бежала тонкая струйка крови.
— Грязный сукин сын, — проговорила она севшим голосом.
Створчатые двери в салун распахнулись в тот момент, когда Рик ударил женщину, и двое вошедших видели все. Один из них был крупным, крепко сбитым мужчиной с выцветшими глазами, которые плохо шли к его лицу, цветом отдаленно напоминавшему красное дерево. Его шляпа небрежно была надвинута на низкий лоб. Напарник его был поменьше, мускулистый и жилистый. Кобура с кольтом была расположена у него довольно низко и подвязана к бедру. В нем невозможно было не узнать ганфайтера .
— Вот он, Скэг, — сказал тот, что был повыше. Скэг кивнул.
— Здорово нализался, Биро, — ответил он своим странно безжизненным голосом, Болди не заметил вошедших.
— Допивай и убирайся, мистер Белден, — сказал он. — Может быть, Минни и не совсем дама, но она уж точно женщина, и даже тебе нельзя здесь безнаказанно раздавать женщинам оплеухи.
— Пошел ты… — Рик плеснул себе виски, не обращая внимания на сердитые взгляды посетителей бара, обращенные на него со всех сторон. Несколько мужчин встали и направились было к нему, чтобы проучить нализавшегося молокососа. Но тут они заметили Скэга и Биро. Те, кто внимательно наблюдал за сценой, разыгравшейся между Риком и Минни, вдруг оказались по уши поглощенными карточной игрой, чтением газет или выпивкой. В Ган-Хилле говорили тихо и ходили на цыпочках, когда по улицам разгуливали ганфайтеры Крэга Белдена.
Рик посмотрел на сидевших в баре и громко расхохотался.
— Наложили в штаны, — резюмировал он и опрокинул стаканчик себе в рот. Его тело, казалось, слегка напряглось, когда хлебная водка дошла по назначению. Он еще не видел посланцев отца.
Биро с беззаботным видом облокотился о стойку бара.
— Давай, малыш, — весело сказал он. — Пора собираться
Рик вскинулся на месте. Его лицо слегка побледнело, но выпивка помогла ему сладить с речью.
— Черт подери! Ты кого это назвал малышом? Скэг в это время помог Минни встать на ноги. Она
отряхнула пыль с платья, не сводя рассерженного
взгляда с Рика Белдена
Биро поскреб небритый подбородок и ухмыльнулся.
— А ты действительно здорово нализался, малыш. Скэг тоже прислонился к стойке и обвел глазами бар сквозь дымок подрагивающей у него во рту сигары. Посетители почувствовали себя под этим взглядом весьма неуютно.
Биро бросил взгляд на бутылку хлебной водки.
— Похоже, что у твоего старика пропало кое-что, малыш. Кое-что очень ценное для него. Кое-что, уворованное тобой, как он думает, из одной комнаты на ранчо.
Рик вспыхнул и бросил взгляд на Скэга. Тот кивнул.
— Твой старик очень нервничает, Рик. И хочет видеть тебя как можно скорее.
Рик испугался, и этот испуг отразился на его лице. У него вдруг засосало под ложечкой. Он прекрасно знал, что отец не послал бы за ним этих двух громил без серьезной причины, а причина была более чем ясна. Он потянулся к бутылке, но Биро с необычной для его габаритов скоростью перехватил бутылку, заткнул ее пробкой и отправил по отполированной стойке в угол, где она остановилась перед наблюдавшим за происходящим Болди.
— Черт бы тебя побрал, Биро, — сказал Рик. — Ты получаешь приказы от меня, слышал? Ты работаешь на моего отца.
Биро развернулся, сплюнул в корзину для мусора и подмигнул Скэгу.
— Да, Рик, мы знаем, на кого работаем. Он приказал нам доставить тебя, и ты лучше иди по-хорошему, а не то…
— А то — что? — вызывающе спросил Рик. Биро с грустью посмотрел на свои большие, покрытые веснушками кулаки, а затем на Минни.
— А то я поволоку тебя за шиворот, малыш. И ты лучше не маши больше руками, потому что в этот раз поблизости уже не будет дамы, которой можно дать оплеуху. Понял меня?
Рик нахлобучил на голову шляпу и подтянул джинсы. Он не спеша двинулся к двери, развязно раскачиваясь. Биро посмотрел на Скэга и процедил сквозь зубы:
— Нахальный гаденыш. Мне всегда нравилась Минни.
Скэг кивнул, стряхнул пепел в плевательницу и пошел вслед за Биро к дверям.
— Ты видел, что он сделал со мной, Биро? — крикнула Минни
— Конечно, малышка. Не волнуйся, Мин. Старик Биро не забудет, как этот парень обошелся с тобой, — Биро сжал кулак и плюнул на него.
Створчатые двери салуна распахнулись перед тремя мужчинами и еще долго раскачивались после их ухода. С улицы донесся скрип седельной кожи, а затем раздался беспорядочный стук копыт, который вскоре замер вдали. Минни подошла к стойке и откупорила бутылку, которую Биро отобрал у Рика Белдена.
— Нет, чтоб мне провалиться, если я буду пить из этой, — сердито сказала она. — Дай мне другую бутылку, Болди. Я не хочу пить после него.
Болди пожал плечами.
— Ты лучше займись своим ртом, Минни
— Да черт с ним! Как ты думаешь, Болди, что он натворил на этот раз?
— Кто его знает Я знаю только, что Крэг Белден не послал бы за ним двух таких головорезов, как Скэг и Биро, просто так. Дерьмо несчастное! Да мой парень, которому пятнадцать лет, высечет Рика Белден а одной рукой, пусть даже другая будет привязана у него за спиной, — Болди механически протирал стаканчик. — Нет уж, в этот раз он натворил что-то серьезное. Что-то его беспокоило, когда он пришел сюда. Есть у него что-то на совести.
Минни расхохоталась.
— У него? Нет у него совести.
Болди поставил стаканчик на пирамиду.
— Может быть… а может, и есть, но запомни мои слова: это все так просто не кончится… нас еще ждут большие события.
Веселая пляска огня отбрасывала на обшитые дубовыми панелями стены огромной гостиной перемежающиеся пятна света и тени. Напротив камина, вцепившись в подлокотники кожаного кресла, сидел внушительных размеров мужчина. Ли Смитерс, хорошо освещенный пламенем, стоял сбоку от камина и глядел на Крэга Белдена сверху вниз. Время от времени он судорожно сглатывал.
— Хорошо, — проговорил владелец ранчо ледяным тоном. — Расскажи мне все сначала еще раз. Так как Рик потерял мое седло?
— Я уже сказал вам, мистер Белден…
— Черт подери, я хочу это услышать еще раз! Ли опять сглотнул.
— Ну, мы остановились, чтобы пропустить стаканчик-другой пива. Знаете, как оно бывает, мистер Белден. Ну вот, мы выходим из салуна, а обеих лошадей нет, и вашего седла тоже.
В камине сухо треснуло полено. Маятник в часах на стене озабоченно раскачивался туда-сюда, будто торопясь покончить с ночными делами и начать новый день.
— Это было в Поули? — спросил, наконец, Белден.
— Да, сэр. В Поули. Вы знаете, как оно там, в Поули.
Темные глаза впились в глаза Ли Смитерса.
— Я знаю это в тысячу раз лучше, чем ты или мой сын, Смитерс. И я отлично знаю, что никто не украдет двух лошадей прямо на главной улице, среди бела дня воскресным вечером.
Ли слабо улыбнулся.
— Наверное, кто-то не знал правил, мистер Белден. Я…
— Заткнись! — Крэг повернул голову. — Лошади. Должно быть, это ребята с Риком.
Ли побледнел и обвел глазами огромную гостиную. Ноги Крэга Белдена, обутые в сапоги, покоились на ковре из шкуры бизона. На стенах висели ружья, пистолеты, дорогие уздечки, и каждый предмет украшал серебряный узор или резьба. Это было одной из слабостей Крэга Белдена, и пропавшее седло служило ему вторым после сына источником радости и гордости. Сапоги заскрипели на крыльце, затем прогремели по широкой веранде, и, наконец, раздался резкий торопливый стук в дверь.
— Черт подери! — взорвался Белден. — Ты знаешь, что я здесь!
Дверь распахнулась, и вошел Рик Белден, сопровождаемый Скэгом и Биро. Крэг внимательно посмотрел на сына.
— Как съездил, мой мальчик?
— Хорошо.
— Ты приехал полуденным поездом, да? Многовато времени у тебя ушло на несколько миль до дома. — Извини, пап. Белден встал и скрестил на груди массивные руки.
— Что случилось с лошадьми, на которых уехали ты и Ли?
— Их украли… судя по всему.
— И мое седло тоже, да? Рик облизал губы.
— Так уж вышло. Крэг плюнул в камин.
— Мне не нравится, как это случилось, сынок. Мне совсем это не нравится, ясно?
Рик внимательно посмотрел на отца и отрывисто кивнул.
Биро мигнул Скэгу. Скэг потянулся было за кисетом, но посмотрел на Крэга Белдена и раздумал.
Рик чувствовал, что его желудок буквально разрывается на части. В голове немилосердно стучало, и ему до смерти хотелось выпить. Он знал с самого начала, что ему придется выдержать столкновение с отцом, а это ему всегда плохо удавалось. Хотя он и подговорил Ли отправиться на ранчо заранее, чтобы облегчить собственное возвращение, его старик все равно был зол, как никогда.
— Ну? — требовательно спросил Крэг. Рик переступил с ноги на ногу и уныло посмотрел на Ли.
— Я заплачу за упряжь, — выдавил он наконец. Его отец подчеркнуто медленно покачал головой.
— Нет. Деньги для меня в этом случае не имеют значения, и ты знаешь это, — его испытующий взгляд, казалось, проникал в самую душу Рика. — Я хочу получить это седло обратно. И ты вернешь его, даже если тебе придется ехать до Коауилы или вообще к черту на рога. Слышал меня?
Рик кивнул. Затем он весь сжался, когда отец встал с кресла и медленно направился к нему. Тяжелой рукой Белден хлопнул сына по плечу, заставив его пошатнуться.
— Не волнуйся, сынок. Но если бы это седло взял кто-нибудь другой, я бы вывернул ему морду наизнанку— он пристально посмотрел на Рика. — Кстати, о морде. Что это с тобой случилось? Порезался, когда брился?
Рик поспешно прикрыл рану на щеке рукой.
— Так, ерунда, — быстро проговорил он. Скэг потянул себя за мочку правого уха.
— Такую борозду могла пропахать разве что медведица, а, Биро? Биро хмыкнул.
— Наверное, седло его папочки так и не сделало его крутым бабником, каким он себя считает. Чтобы обратить на себя внимание девчонок в Поули, требуется, видно, побольше, чем просто елозить задницей по коже с серебром ручной работы.
Рик отвернулся, чтобы не встретиться глазами с отцом. Крэг посмотрел на ухмыляющихся мужчин, а затем перевел взгляд на сына.
— Я не буду вмешиваться в это, сынок, — тихо сказал он.
Рик посмотрел на свои расшитые сапоги, а затем, не глядя на отца, перевел взгляд на камин.
— Ты слышал, что сказал Биро, сынок? — спросил Белден, резко и отчетливо чеканя каждое слово.
— Биро любит пошутить.
Крэг посмотрел на Биро и Скэга. Ухмылки тут же сползли с их лиц. Но в сердце отца осталось жало, оно сидело глубоко и отзывалось мучительной болью, которую Крэг Белден не мог вынести: это была мысль о том, что его единственный сын никогда не будет и наполовину таким мужчиной, каким был его отец.
— Как тебя зовут? — неожиданно спросил он у Рика.
— Белден, — ответил Рик. Крэг толкнул его к Биро.
— Черт подери! Тогда веди себя, как Белден! Проучи его, сынок!
Рик посмотрел на широкое равнодушное лицо Биро. Тот мог позволить себе быть равнодушным, потому что прекрасно знал, что он может сделать в драке, даже не вспотев, с Риком и еще двумя-тремя такими же как он,
— Давай, — сдавленно проговорил Белден. — Биро защищайся!
— Вы шутите, мистер Белден.
— Ты слишком широко разинул рот. Теперь надо ответить за свои слова. Я не стану вмешиваться, что бы ни случилось.
Биро пожал плечами и подтянул джинсы.
— Меня это устраивает. Лишь бы парень в штаны не наделал со страху.
Рик вспыхнул. Он провел по губам тыльной стороной правой руки и вдруг бросился на своего массивного противника, беспорядочно размахивая кулаками Биро блокировал его удары предплечьями, искоса поглядывая на Крэга.
— Отвечай! — заревел хозяин ранчо. Биро опять пожал плечами. Отразив еще три удара, а затем, заставив Рика выпрямиться тычком слева он провел хладнокровный удар справа, который приподнял Рика в воздух и отправил на диван. Диван отскочил к стене, со стены рухнула картина, угодив Рику прямо по голове.
Скэг прислонился спиной к двери и ухмыльнулся Биро был большим искусником: он мог искрошить человека в куски, а мог и оставить без единой царапины, смотря по тому, чего ему хотелось.
— Подымайся! — заорал Белден на сына. — Да ему как следует!
Рик потряс головой и медленно поднялся на ноги Биро разглядывал его, лениво опустив могучие руки Скэг не спеша свернул сигарету и закурил.
— Осторожно, Биро, — проговорил он ровным ном.
Рик бросился вперед. Биро опять отразил целый град пустяковых ударов, почти не сходя с места и не отвечая, пока Рик не отступил, шатаясь и судорожно хватая воздух.
Скэг похлопал Биро по плечу.
— Пора. Биро кивнул.
— Это за Минни, — процедил он сквозь зубы. Он шагнул вперед и с наслаждением нанес Рику сильный удар в живот слева, затем, отлично рассчитав время, встретил стремительно снижающийся подбородок Рика апперкотом, который отправил его голову опять вверх. Рик, будто в танце, отступал на одних каблуках назад пока не ударился с глухим звуком о стену. Он откачнулся в сторону, столкнулся с Ли Смитерсом и тяжело рухнул на пол. Затем он скорчился в охватившем его свирепом рвотном спазме и залил хлынувшей из него кислой бурдой с резким запахом спиртного весь ковер из шкуры бизона. Из его покрасневших глаз побежали слезы, у подбородка они смешивались с кровью, сочившейся из угла рта. Биро холодно посмотрел на Крэга.
— Хватит? — спросил он с хитрецой.
Крэг кивнул.
Биро подтянул штаны и подмигнул Скэгу.
— Знаешь что, амиго? Я бы сейчас пивка попил.
Скэг открыл дверь.
Биро посмотрел опять на Рика и расхохотался.
— Господь милосердный! — проговорил он. Крэг Белден двигался быстро. Он сгреб Биро за плечо, развернул его и нанес удар справа в широкую скулу. От этого удара Биро, несмотря на свои габариты, вылетел из комнаты через открытую дверь, потерял равновесие, споткнулся и тяжело рухнул на ступеньки веранды. Его шляпа осталась лежать на полу гостиной. Белден подобрал ее и выбросил наружу.
— Меня тоже зовут Белден. Запомни это, Биро. Биро ощупал челюсть. Скэг прислонился к стойке веранды и ухмыльнулся своему напарнику.
— Ты все еще хочешь пивка, Биро?
— Заткнись.
Скэг снова ухмыльнулся и покачал головой.
Крэг Белден подошел к своему сыну и рывком поставил его на ноги.
— Ладно, — тихо сказал он, — по крайней мере, ты попытался это сделать. Я не знаю, как ты заработал этот рубец на щеке, и мне на, это наплевать. Это останется между тобой и тем, кто это сделал. Ясно?
Рик кивнул. Он отер месиво с лица и рубашки. Его тело продолжало содрогаться, когда он медленно направился к своей комнате. Крэг посмотрел на Ли Смитерса.
— Собери свою дорожную сумку и все, что может понадобиться, и отправляйся вместе с моим мальчиком. Вы оба уберетесь отсюда к чертовой матери как можно быстрее и найдете это седло. Вперед!
Ли вышел. Крэг повернулся к камину. Его лицо оставалось суровым, темные глаза потеряли блеск, но рот еще некоторое время кривился в странной гримасе, пока он не повернулся и не направился не спеша к себе.
ГЛАВА ПЯТАЯ
Поезд, состоявший из паровоза и трех вагонов, мирно катил по залитым лунным светом травянистым долинам, покачиваясь и подпрыгивая на сверкающих стальных полосках. Монотонное попыхивание пара в трубе и постукивание колес на стыках, казалось, оказывали усыпляющее действие на пассажиров багажного вагона. Табачный дым поднимался кверху и, подрагивая, выплывал в открытые окна.
Седло Крэга Белдена лежало на сиденье напротив Мэтта Моргана. Время от времени кто-нибудь из пассажиров, особенно из тех, в ком манеры и одежда с головой выдавали жителя западных штатов, поглядывал на разукрашенное седло, а затем на простовато одетого мужчину напротив.
Задняя дверь вагона отворилась, и проводник ввел в вагон молодую женщину. Все пассажиры, кроме Мэтта, один за другим повернули головы и посмотрели на нее с нескрываемым одобрением.
Женщина повернулась к проводнику.
— Этот вагон? Проводник пожал плечами.
— У нас только два пассажирских вагона, и вы точно не можете курить в том вагоне, мэм. Это против правил компании.
— Да, вы это мне уже говорили три раза. Проводник покраснел и быстро закрыл за собой дверь. Она осталась стоять, вертя в руках сумочку на длинном ремешке, расшитую бисером. Оглядев короткий проход, она убедилась, что все места у окон заняты. В этот момент с места поднялся коммивояжер в котелке и улыбнулся ей.
— Сюда, мэм. Как раз берег место для дамы.
Она открыла рот, чтобы ответить, и тут увидела седло напротив Мэтта.
— Садитесь, мэм, — сказал коммивояжер и потянулся, чтобы взять ее за руку.
Она бросила на него пренебрежительный взгляд.
— Заткнись. Ты что, не в состоянии сообразить, что имеешь дело с дамой?
Он отшатнулся в шутливом изумлении и сорвал с себя пыльный котелок.
— Конечно, мэм. И как только я мог ошибиться? Когда она проходила мимо ухмылявшегося коммивояжера, сидевший рядом фермер расхохотался. Она остановилась рядом с Мэттом. Коммивояжер высунулся в проход и, оглядев ее бедра, присвистнул.
Она вытащила из сумки сигарету фабричной набивки и постучала ею по тыльной стороне ладони левой руки.
— Простите, мистер.
Мэтт не пошевелился и продолжал смотреть в окно
— Простите, мистер, — сказала она громче. Мэтт повернулся и поднял на нее глаза. Ее слегка напугал совершенно отсутствующий взгляд серых глаз. Она помахала сигаретой. Он посмотрел на нее пристальней. Женщина неуверенно улыбнулась.
— Мне только прикурить, мистер.
Неожиданно он будто покинул раковину, в которой до сих пор находился Он встал, слегка коснулся кончиками пальцев пыльной шляпы, затем вытащил из кармана спичку. Чиркнув о ноготь большого пальца, зажег ее и протянул женщине. Она ухватилась за его руку, чтобы удержать равновесие, и затем глубоко затянулась.
— Можно вам предложить закурить? — спросила она.
— Нет, спасибо. Я предпочитаю самокрутки.
— Не возражаете, если я здесь присяду?
— Пожалуйста, — ответил он безразличным тоном.
— М-да, — сказала она сухо и, одернув юбку, села. Мэтт плюхнулся рядом. Она поморщилась, когда его кобура с кольтом задела ее бедро Мэтт отодвинулся.
— Извините, мэм.
Она внимательно посмотрела на седло.
— Красивое седло, мистер.
Он кивнул и стал смотреть в окно на светлые квадраты вагонных отсветов, несущиеся по желтой и бурой траве.
— Пуэбло, да? — настаивала она. Он опять кивнул.
Она повернулась к нему и откинулась назад, чтобы лучше рассмотреть его сухощавый профиль.
— А вы разговорчивы, правда? Он посмотрел на нее, и она опять ощутила силу его пристального взгляда.
— Вы правы, мэм, но только когда я хочу этого, — сказал он мягко.
Поезд загрохотал на крутом повороте, и ее прижало к нему. Кольт опять впился ей в бедро.
— До какой станции вы едете? — поинтересовалась она.
— Ган-Хилл.
Она удовлетворенно кивнула.
— Я так и думала, — она задумчиво посмотрела на него изучающим взглядом, как будто ожидала, что его покинет хладнокровие при ее словах, но выражение его лица не изменилось.
Она подалась к окну, чтобы выбросить окурок, но он перехватил ее запястье, взял окурок, уронил его на пол и раздавил каблуком. Затем он отпустил ее, изобразив на лице некое подобие улыбки.
— Трава снаружи сухая, как трут, мэм. Она покраснела.
— Мне следовало бы помнить об этом.
— Ничего.
Она откинулась на сиденье и внимательно посмотрела на него.
— Скотовод?
— Нет.
— Нефтяник?
— Нет.
Она разгладила юбку.
— Техасец?
— Оклахома.
Она весело расхохоталась.
— Что тут смешного?
— По крайней мере, вы ответили хотя бы на один вопрос, не пользуясь словом «нет».
Он бросил на нее быстрый взгляд, и опять по его загорелому лицу пробежало нечто, напоминающее улыбку.
— Я еду в таких колымагах от самого Ларедо. Вы там бывали когда-нибудь?
— Много лет назад.
— Я там лежала в больнице. Городок мне не понравился, а больница просто смердит.
— Ну и?
Она бросила взгляд на седло.
— Я пересела в этот поезд на узловой станции и ехала в другом вагоне, где мне до смерти хотелось курить. Вы откуда едете?
— Поули.
— Вы явно не бизнесмен, что оставляет вам только одно занятие.
Он посмотрел на нее с интересом.
— Вы решительно настроены выяснить, кто я такой, да?
Она кивнула.
— Вы — представитель закона.
— Точно, — он опять отвернулся к окну.
— Вы не очень-то любите общаться с дамами, правда? — его ровный взгляд опять заставил ее испытать непонятное волнение. — Ладно, черт возьми, надо же как-то девушке зарабатывать себе на хлеб. Вы женаты? — она склонила голову набок. — Можете не отвечать. Я уже знаю.
— Вы правы.
— Дети есть?
Выражение его лица, казалось, немного смягчилось.
— Да… мальчик… его зовут Пит.
— Я рада за него. Это хорошая страна для мужчин и собак, но сущий ад для женщин и лошадей.
— Я в этом слабо разбираюсь. Раздался протяжный гудок паровоза. Женщина слегка вздрогнула.
— Самый тоскливый и одинокий звук во вселенной, — сказала она.
— С этим вполне может потягаться ночной концерт койота где-нибудь в прериях.
— Меня зовут Линда Льюис.
— Очень рад. Мэтт Морган.
— Неплохо звучит.
— Сойдет.
Она оглядела проход. Какой-то ковбой, слегка навеселе, смотрел на нее с презрительной усмешкой. Ей еще хотелось курить, но для женщины закурить на людях было уже само по себе достаточно вызывающе, не говоря уже о том, чтобы дымить одну за одной.
— Если вам хочется курить, то не стесняйтесь, — сказал Мэтт. — Меня это не беспокоит.
— А как насчет остальных?
Мэтт обвел глазами вагон. Коммивояжер встретил его взгляд и попытался ухмыльнуться, но, ощутив на себе силу этих серых глаз, утратил всякое желание. Мэтт вытащил спичку, но женщина уже прикурила.
— Я думал, у вас нет огня, — сказал он. Она улыбнулась.
— Я просто хотела сидеть здесь.
— Послушайте, мисс Льюис…
— Линда, — быстро вставила она.
— Ну Линда. Этой ночью у меня нет настроения разговаривать.
Она покраснела, уронила сигарету на пол и раздавила ее каблуком. Затем она встала.
— Послушайте, мистер Морган, — негромко сказала она. — Я не знаю, какую игру вы затеяли, но если представитель закона направляется в Ган-Хилл с этим седлом и шестизарядным револьвером под пиджаком, и к тому же ищет неприятностей, то можно не сомневаться — он найдет там все, что искал. Я уверена только в одном.
— Ну? — холодно спросил он. Она наклонилась к нему.
— Я случайно знаю, кому принадлежит это седло.
— Да? — тихо переспросил он. — Я тоже. Несколько секунд она не сводила с него глаз, а затем выпрямилась.
— Черт, — резко сказала она и пошла к выходу из вагона, не обращая внимания на взгляды других мужчин.
Коммивояжер извернулся на своем сиденье, чтобы еще раз насладиться зрелищем ее покачивающихся бедер.
— У этого парня, должно быть, не все дома, — громко сказал он.
Мэтт развернулся и посмотрел на коммивояжера. Тот сгорбился и надвинул котелок себе на глаза.
Опять раздался тоскливый и протяжный гудок паровоза. Эхо от него еще долго гуляло по призрачным, залитым лунным светом холмам.
Шлейф дыма от трубы паровоза тянулся довольно низко когда поезд обогнул пологий холм, подъезжая к Ган-Хиллу. Перед перекрестком у въезда в городок паровоз пронзительно загудел — два долгих гудка, два коротких — и машинист начал тормозить. Яркое утреннее солнце отражалось в пыльных окнах вагонов.
— Ган-Хилл! — крикнул проводник. — Жемчужина прерий! Стоянка пять минут, можно успеть промочить горло, джентльмены! Заведение Чарли находится всего в квартале от станции.
Поезд замедлил ход. Показалась станция. Коммивояжер выглянул из окна и зевнул.
— Господи, — проговорил он, — это похоже на глухомань по ту сторону от края света, — он потянулся за своей сумкой и чемоданами с образцами товаров.
Ковбой отрезал кусок от плитки жевательного табака и отправил себе в рот.
— Жить можно, — лаконично заметил он.
— Ган-Хилл? — коммивояжер покачал головой. — Почему он так называется?
— Кто его знает, — ковбой сплюнул в открытое окно. — Во всяком случае, это неподходящее название.
— Да? А какое подходящее?
— Ковбой встал и снял свою дорожную сумку с багажной полки.
— Белденвилль! — громко сказал он . Некоторые пассажиры засмеялись, кое-кто нахмурился. Каждый как-то отреагировал на эти слова, кроме Мэтта. Стряхнув пыль с пиджака и надев шляпу, он свернул сигарету и закурил. Когда поезд дернулся и остановился, он взял седло и зашагал к выходу.
Ночная знакомая стояла на ступеньках второго вагона, когда Мэтт вышел из своего. Она шагнула на платформу, и коммивояжер, стоявший как раз за Мэттом, присвистнул.
— Ха-арошие ножки.
— Да, симпатичная девочка, — заметил ковбой. — Ноги стройные, фигура гибкая, взгляд острый.
— Ну, во всем этом я не очень-то понимаю, — сказал коммивояжер, — но вот там у нас, в Филадельфии, про такую сказали бы: классная девка!
Молодая женщина услышала его и отвернулась. Мэтт повернулся и глянул на коммивояжера сверху вниз.
— Ты слишком широко разеваешь рот, -тихо сказал он.
— Слушай, ты, я не собираюсь терпеть оскорбления!
Ковбой взял коммивояжера за руку и покачал головой. Оба они проводили глазами Мэтта, который спрыгнул вниз, коснулся пальцами шляпы и взял из рук Линды сумку.
— Но у вас и так хватает поклажи, — запротестовала она.
Он улыбнулся.
— Я ваш должник за то, что был невежлив этой ночью.
Она посмотрела на него, а затем расхохоталась.
— А вы довольно странная птица.
— То же самое сказал и мой отец, когда я впервые попался ему на глаза.
Они направились к улице, которая тянулась параллельно железной дороге. Коммивояжер не сводил с них сердитого взгляда.
— Черт, что он о себе такое возомнил? Ковбой сплюнул,
— Забудь об этом. Таких людей не трогают… понимаешь меня?
— Это почему?
Ковбой, хромавший мимо, остановился и кивнул.
— Ты лучше слушай, что он говорит, приезжий. Ты научишься отличать таких людей в этих местах с первого взгляда, если только доживешь до этого времени.
— Ладно, пошли, я угощаю, — пригласил ковбой с поезда.
Скэг и Биро стояли рядом с коляской, наблюдая за пассажирами, потянувшимися в город.
— Вот она, — сказал Скэг. Биро кивнул и отшвырнул сигару.
— Что это за тип рядом с ней?
— Черт меня дери, если я знаю, но вот седло, которое он тащит, я узнал сразу.
— Господи! Это же седло старика!
— Хорошее зрение, — сухо заметил Скэг. — У него не только седло, но и девушка старика, — он тихо присвистнул. — Парень явно не заботится о том, чтобы прожить подольше.
Биро подтянул револьверный пояс.
— Я займусь им. А ты отвезешь Линду на ранчо. Скэг пожал плечами. Он не сводил пристального взгляда с высокого незнакомца в темном костюме.
— Линда! — позвал Биро. — Сюда! Мы ждали тебя. Она остановилась, повернулась и посмотрела на кричавшего ей громилу.
— Я не поеду на ранчо, — ответила она. Глаза Биро округлились.
— Что ты хочешь сказать?
Скэг нетерпеливо выдвинулся вперед.
— Давай, малышка, — сказал он. — Старик не любит ждать. Да и у меня есть еще другие дела.
— Я собираюсь остановиться в «Доме Харпера».
— Черт подери, Линда, — прорвало Биро. — Да кто тебе позволит!
Мэтт поставил сумку Линды на землю.
— Вы слышали, что сказала дама?
Биро открыл было рот, но тут же закрыл его, перехватив суровый взгляд Скэга. Скэг улыбнулся Мэтту. Он уже сталкивался с людьми подобного типа. Их нелегко напугать, если вообще возможно.
— Я буду рад отвезти мисс Льюис в отель, — сказал Скэг.
Он прошел вперед и поднял сумку Линды. Его безжизненные глаза в то же время ощупывали пиджак Мэтта в поисках револьвера: кобура подмышкой, внутренний карман, наружный карман или, как обычно, кобура на бедре?
Линда поколебалась и посмотрела на Мэтта.
— Спасибо за все, мистер Морган.
— Не за что, мисс Льюис.
Скэг поставил сумку в коляску и помог молодой женщине сесть. Прыгнув на сиденье рядом, он кивнул Мэтту и тронул повозку.
— Увидимся у Чарли, Биро, — крикнул он через плечо. Затем он бросил взгляд на Линду. — Твой дружок?
—Я встретила его в поезде.
— Он в плохой компании.
— Ты это о Биро?
— Нет, я не о Биро, а о седле.
Мэтт подозвал проходившего мимо проводника.
— Когда отсюда уходит вечерний поезд на север?
— В девять часов. Это последний.
— Спасибо.
Мэтт вынул часы и щелкнул крышкой. Была ровно половина десятого.
Биро поскреб подбородок и посмотрел на седло. Мэтт заметил на его лошади клеймо в виде буквы «Б».
— Твой кайюс ? — спросил он. Биро кивнул.
— Ранчо Крэга Белдена? Биро опять кивнул.
— Далеко отсюда?
— Нет. Хорошее седло ты таскаешь.
— Не мой стиль, много лишнего.
— Ты знаешь, кому оно принадлежит? — Да. Бесцветные глаза Биро сузились.
— В какую игру ты играешь, мистер? Мэтт поставил седло на багажную тележку и предложил кисет и бумагу ганфайтеру. Биро свернул сигарету и вернул кисет Мэтту, не спуская с него глаз.
— Я спросил, в какую игру ты играешь? Суровые серые глаза пристально рассматривали Биро сквозь облачко дыма.
— Обычно в покер, хотя я люблю и «черный джек». У Биро слегка отвисла челюсть. Мэтт отшвырнул сигарету.
— Отправляйся и скажи мистеру Белдену, что я скоро приеду повидаться с ним.
— А кто ты такой?
— Он узнает меня, когда увидит, — Мэтт взял седло и зашагал к Главной улице. — Буэнос диас. Биро проводил его взглядом.
— Ну, чтоб я в дерьмо по уши провалился, — медленно проговорил он. Он направился к своей лошади, вскочил в седло, тронул ее шпорами и поехал, продолжая следить за Мэттом Морганом из-за плеча, пока тот не скрылся из виду.
Мэтт шел к ближайшей платной конюшне. Мужчина, перебрасывавший вилами солому, остановился и с любопытством посмотрел на седло. Мэтт сдвинул на затылок шляпу и вытер пот с лица.
— Я бы хотел нанять коляску, — сказал он.
— Вы пришли куда надо, мистер. Вам двух— или четырехместную? Одну лошадь или две?
— Четырехместную с парой лошадей. Возможно, мне придется ехать обратно с пассажирами.
— Хорошее у вас седло.
Мэтт кивнул.
— Это Крэга Белдена, да?
— Да.
Мужчина поставил вилы у стены и отправился за сбруей и лошадьми. Мэтт обвел глазами залитую солнцем улицу. Скэг помогал Линде сойти с коляски. Конечно, она явно не была монахиней, разве что на порядок-другой повыше обычного для таких женщин уровня. Но все же в голове у нее было побольше, чем у большинства девиц ее профессии, и вообще…
Хозяин конюшни вывел коляску. Мэтт швырнул в нее седло. Хозяин резко свистнул.
— Боже ты мой! Вы поосторожнее с этим седлом, мистер!
Мэтт взял вожжи.
— Я думаю, коляска мне надолго не понадобится.
— Не спешите. Чем дольше, тем лучше. Бизнес в последнее время оставляет желать лучшего.
Мэтт выехал на улицу. То тут, то там на тротуарах люди умолкали, завидев седло. Они знали этот шедевр, и знали его владельца. По Ган-Хиллу уже прошел слух, что седло украдено.
Расписавшись в регистрационной книге отеля, Линда посмотрела в открытые двери и увидела проезжавшего мимо Мэтта.
— Вот и он, — сказал Скэг.
Линда нащупала в сумочке кошелек.
— Что он все-таки затеял, Скэг? Скэг пожал плечами.
— Кто его знает. Все, что я знаю — это то, что старик чуть с ума не сошел, когда пропало это седло. Во всем этом есть что-то странное, малышка.
— То есть?
— Я же говорю тебе: кто его знает.
Мэтт Морган не спеша ехал по дороге на восток. Сухой ветер сминал траву и ровно гудел в телефонных проводах. Вдалеке была видна ограда, тянувшаяся по лугам до самого горизонта.
На крепких столбах, образовывавших ворота, висел большой щит с надписью, и Мэтт вполне мог различить буквы с довольно значительного расстояния.
— Белден Кэттл энд Лэнд Компани, — прочитал он вслух. Над щитом было прикреплено изображение двух здоровенных техасских лонгхорнов .
Мэтт остановил лошадей, открыл ворота и завел коляску внутрь. Там он задержался, чтобы немного осмотреться. Во всем окружавшем его огромном пространстве о человеке напоминали лишь ограда да покосившиеся телефонные столбы. Крэг Белден неплохо устроился, подумал Мэтт, снова тронувшись с места, но ведь он всегда знал, что Крэг пробьет себе путь наверх. Этот парень соединял врожденную практичность с могучей решимостью добиваться успеха во всем, за что бы он ни брался. Теперь было похоже, что он, наконец, добился своего.
Мэтт бросил взгляд на великолепное седло. Когда-то Крэг Белден вложил в него все, до последнего цента. Для него оно было чем-то вроде талисмана, обещания самому себе, что когда-нибудь все остальное у него будет на уровне этого роскошного седла.
Холм, казалось, сам собой поднимался из густеющего марева. Он был увенчан группой различных строений, а с его вершины, должно быть, видны целые мили цветущих пастбищ, усеянных овцами. И каждый дюйм этой земли принадлежал Крэгу Белдену. Мэтт тихо присвистнул, увидав вблизи постройки ранчо. Солнце, отражаясь, вспыхивало на вращающихся лопастях большой ветряной мельницы. От загона на южном склоне холма поднималась пыль, ветер доносил далекое блеяние овец.
ГЛАВА ШЕСТАЯ
Из корраля доносилось хриплое мычание молодого вола. Горький дымок, поднимаясь вверх, смешивался с облаками пыли, поднятой ногами и копытами. Ковбой сердито заорал, когда вол швырнул его спиной о решетку. В воздухе носился резкий запах паленой шкуры. Крэг Белден восседал на верхней перекладине ограды, надвинув шляпу на самые глаза, совершенно равнодушный к пыли и вони.
Подъезжая к корралю, Биро привстал на стременах и поискал глазами хозяина. Заметив его, он бросил взгляд на дорогу. Незнакомец ехал быстро, и, скорее всего, он окажется у дома раньше мистера Белден а.
Биро спрыгнул с лошади и зашел в корраль. Краем глаза он заметил в углу Рика Белдена. Парень стоял, прислонившись к столбу; увидев Биро, он отвернулся. Его лицо все еще было опухшим и бледным. Биро ухмыльнулся.
— Босс! — крикнул Биро, перекрывая шум. Крэг повернулся.
— Ну?
— Он объявился, босс!
— Кто объявился?
— Конокрад.
— Ты говоришь, как круглый идиот. Биро сдвинул шляпу на затылок.
— Этот тип приехал сегодня утренним поездом. С собой он нагло тащил ваше седло.
— Кто он?
Биро пожал плечами.
— Кто его разберет. Когда я спросил у него, он ответил, что вы его узнаете, когда увидите. Крэг спрыгнул на землю.
— Рик! Приведи моего коня.
Рик вывел вперед красивого мышастого жеребца. Бросив быстрый нервный взгляд на Биро, он посмотрел на отца. Он не пропустил ни одного слова из их разговора.
— Этим поездом должна была приехать Линда, — сказал Белден.
— Она была там, — ответил Биро.
— Тогда где она, черт подери? Вы со Скэгом должны были привезти ее сюда.
— Она уговорила Скэга отвезти ее в «Дом Харпера». Говорит, что хочет остановиться там, а не здесь. Суровые глаза Крэга впились в лицо Биро.
— Неужели вы со Скэгом не можете сделать такой простой вещи: привезти сюда женщину? Биро поколебался.
— Ну, она сказала, что не поедет, а я не собирался тащить ее силой, босс.
— Почему она поехала в «Дом Харпера»? На широком лице промелькнула злорадная ухмылка.
— Откуда мне знать, босс.
Крэг Белден слегка покраснел и вскочил в седло.
— А что это за тип с моим седлом?
— Убей меня Бог, не знаю. Никогда его раньше не видел. Но одно я знаю точно.
— Ну?
— Он не наложит в штаны ни перед кем… даже перед вами, босс.
— Это мы еще увидим! Но лучше бы ему, клянусь богом, иметь солидные основания, чтобы таскаться с этим седлом.
Биро сел на коня и бросил небрежный взгляд на Рика.
— Меня не удивит, если они у него окажутся, босс.
И они вдвоем поехали по склону холма вверх к строениям ранчо. Рак облизал губы и ощупал покрытый струпьями рубец на щеке. Теперь пришло время расплаты, а у него совсем не было уверенности в том, как отреагирует отец, когда узнает, что он сделал. Он поднял взгляд и посмотрел на широкую спину отца. Внезапно его охватило жгучее желание вскочить на коня и удрать отсюда как можно быстрее, пока еще не поздно.
Он отговорил отца посылать его вместе с Ли на поиски седла. Взгляд у мальчика-полукровки был слишком острым, и он сможет дать властям отличное описание внешности Рика и Ли. Рик решил, что безопаснее всего будет отсидеться на своей территории, пока все успокоится.
Глядя на ранчо, он почувствовал, что в горле у него пересохло, а в животе предательски забурлило. Кто же был этот человек, который привез седло обратно в Ган-Хилл?
Седло с серебряным верхом лежало у подножия ступенек, ведущих на веранду. Коляска и лошади стояли рядом.
Крэг Белден подъехал к дому. Кровь бросилась ему в лицо, когда он увидел свою драгоценность валяющейся на земле. Посуровев, он соскочил с коня, не сводя глаз с седла. Биро тоже соскользнул на землю.
— Я буду рядом, — сказал он вполголоса.
Крэг зашагал к веранде, всматриваясь в царивший на ней полумрак. Там кто-то сидел, расположившись в одном из плетеных кресел. Странное чувство охватило Крэга. Он повернулся и посмотрел на Биро;
— Возьми седло и отнеси его на место. Скажи кому-нибудь из ребят, чтобы они привели его в порядок.
— Но, босс…
— Черт подери! Делай, что тебе говорят! Биро пожал плечами и попытался всмотреться в полумрак веранды. Вне всяких сомнений, там сидел незнакомец с поезда. Биро поднял тяжелое седло и пошел с ним прочь.
Когда Крэг начал подниматься по ступенькам, Мэтт встал. Крэг вытаращил на него глаза, затем сдвинул шляпу на затылок и протянул огромную руку.
— Будь я проклят! Мэтт! Мэтт Морган! — Мэтт протянул ему руку.
— Ну, как ты, Крэг?
— Отлично, лучше не бывает. Просто как сыр в масле, — Крэг Белден откинул голову назад и расхохотался. — Мэтт Морган! А я-то ехал сюда и собирался вешать конокрада! Это здорово… просто здорово.
Сухощавое лицо Мэтта Моргана не озарилось ответной улыбкой.
— Не спеши, Крэг. Я еще не сказал тебе, почему я привез тебе это седло.
Крэг бросил на него быстрый взгляд.
— Конечно, мне интересно узнать, как оно попало к тебе, но это подождет, давай сперва выпьем. Идем в дом, — он открыл дверь, большую часть которой закрывала сетка от насекомых, и искоса посмотрел на Мэтта. — Ты нашел вора или воров?
— Нет. Но найду.
— Конечно, найдешь!
Лицо Белден а светилось гордостью, когда он демонстрировал Мэтту все, что у него находилось в огромной гостиной. Мэтт отметил массивный камин, дорогое оружие и другие украшения, хорошие пейзажи маслом, добротную мебель. Содержимое комнаты стоило его маршальского жалованья за несколько лет.
Крэг взмахом руки указал Мэтту на кресло.
— Ну, будь я проклят. Лет десять прошло, а, Мэтт?
Мэтт кивнул. Он положил шляпу на столик, стоявший рядом, и вытер пот со лба.
— Ты все еще маршалом в Поули, а?
— Точно.
— Я все хотел пригласить сюда тебя с женой хоть ненадолго. Места полно. Мы бы закатили настоящий пикник в старинном духе: мясо на вертеле, хоудаун у костра, ну и все остальное, как полагается. Но… сам знаешь, как оно бывает, Мэтт. Большое ранчо, бизнес, немного политики.
— Да, — сухо сказал Мэтт. — Я знаю, как оно бывает.
— Помнишь былые времена, там, у границы? А планы, которые мы строили у общего костра? Пастухи мы были никудышные, на джинсах заплаты, одна целая рубашка на двоих, — широко ухмыляясь, хозяин ранчо открыл большой бар красного дерева и окинул взглядом внушительное собрание бутылок всех размеров, цветов и форм. — Я всегда говорил, что тебе надо держаться меня, Мэтт, — сказал он, не оборачиваясь. — Убей меня Бог, половина всего этого могла бы быть твоей, но ты всегда относился к этому несерьезно. «Потом, потом» твердил ты мне все время, а меня так и тянуло добиться своего.
Мэтт оглядел комнату.
— Ну, — тихо сказал он, — похоже, что ты добился своего, Крэг.
Крэг взял графин из граненого стекла.
— Ну-ка? Ты ведь пьешь хлебную водку, да?
— И всегда пил, как и ты.
— Ну, я в последние годы что-то перешел на шотландское виски.
Крэг наполнил стаканы и плюхнулся в кресло, вытянув ноги, не обращая внимания на то, что шпоры впились в толстый ковер.
— Только не подумай, Мэтт, что для меня в этом самое главное — деньги. Мне важнее земля. И так всегда было. Я построил большой дом прямо в центре поместья, а мои земли так обширны, что, объезжая их, можно загнать пару лошадей.
Мэтт вспомнил, какие мысли приходили ему в голову, когда он приближался к ранчо Крэга.
Крэг, хмурясь, посмотрел на ковер.
— Надежное положение, Мэтт, всегда много значит для любого мужчины. Это можно передать и своему сыну. Такому, как мой парень, который не забудет, что я сделал для него.
Мэтт отпил из своего стакана. Водка была мягкой и приятной на вкус, лучшее из того, что вообще можно купить за деньги. Редкая гостья в местных салунах.
— Так у тебя есть сын? Я не знал этого, Крэг.
— В то время ему было только семь лет.
— А где он сейчас?
— Где-нибудь поблизости. Беспокойный малый. Моя жена умерла при родах, и мальчика одно время воспитывала ее родня, пока я знакомился с настоящей жизнью.
— Ты никогда не говорил о том, что был женат. Крэг перевел взгляд на свои сапоги из тисненой кожи.
— Не говорил, Мэтт, потому что это было у меня больным местом. Как я тебе говорил, она умерла при родах, и мальчик стал для меня дорог вдвойне. Он — это все, что напоминает мне о ней сегодня, и мое спасение от одиночества в старости. Он тебе понравится, Мэтт.
— Я тоже так думаю.
Крэг с любопытством посмотрел на Мэтта и поднял стакан.
— За былые времена! Салют!
— Салют!
— А теперь расскажи мне о моем седле, Мэтт.
— Как ты лишился его?
— Ну, его взял на время мой мальчик, Рик. Он направлялся в Додж или еще куда-то там вместе со своим другом, Ли Смитерсом. Они остановились в салуне, а когда вышли, лошадей уже не было, и моего седла тоже, — Крэг ухмыльнулся. — Я просто не мог поверить, что вокруг Поули все еще орудуют конокрады, Мэтт.
Мэтт подался вперёд, оставив без внимания ехидный намек.
— Когда они останавливались в Поули, чтобы выпить?
— Дай подумать… В субботу? Нет. Это было в прошлое воскресенье, я уверен в этом.
— Как раз в этот день была изнасилована и убита моя жена.
Глаза Крэга округлились от ужаса.
— Боже, Мэтт, что ты такое говоришь? — он подался вперед. — Ты сидел здесь все это время, слушая, как я болтаю языком, и молчал об этом?
Мэтт опустил глаза и посмотрел на свой стакан. Боль снова захватила его целиком, и он не мог сказать ничего, не выдав того, что действительно ощущал в эту минуту.
— Могу я что-нибудь сделать? Что может мужчина сказать другу в такой момент? — Крэг поднял свой стакан и снова опустил его, покачав головой. — Боже мой, — проговорил он тихо.
Мэтт поставил стакан на стол.
— В убийстве моей жены были замешаны двое мужчин. Возможно, это те двое, что украли твоих лошадей и седло.
Белден встал, чтобы снова наполнить стаканы.
— Говори, — сказал он, не оборачиваясь.
— Я привез тебе седло, надеясь, что ты поможешь мне найти этих двоих.
— Конечно! Я остановлю здесь все работы. Все мои люди займутся поисками, и я могу набрать еще людей в Ган-Хилле. Я подниму на ноги всех способных носить оружие по всей округе, чтобы помочь тебе. Я здесь пользуюсь влиянием, Мэтт, — Крэг наполнил стакан Мэтта. — Проблема в том, что эти двое могут, к примеру, войти сейчас в эту комнату, а мы даже не будем знать, что это они. Странноватое чувство, разве нет?
— Я узнаю одного из них, Крэг.
— Как так?
— Один из них отмечен хлыстом моей жены. Мой мальчик, Пит, сказал мне, что удар оставил глубокую рану, почти до кости.
Рука Крэга, сжимавшая горлышко графина с водкой, заметно напряглась.
— Да? — он взял стакан и медленно повернулся. Вручив Мэтту его, он сел. — А где именно?
Мэтт провел пальцем линию по своей правой щеке от глаза до рта.
— Здесь.
Стакан с шотландским виски вдруг хрустнул в могучей руке Крэга Белдена. Спиртное, смешавшись с кровью, просочилось сквозь стиснутые пальцы и закапало на ковер.

Ширрефс Гордон Д. - Поезд из Ган-Хилла => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Поезд из Ган-Хилла автора Ширрефс Гордон Д. дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Поезд из Ган-Хилла своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Ширрефс Гордон Д. - Поезд из Ган-Хилла.
Ключевые слова страницы: Поезд из Ган-Хилла; Ширрефс Гордон Д., скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дуэль