Гансбергер Брюс - Случайные попутчики 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Барбьери Элейн

Звезда любви


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Звезда любви автора, которого зовут Барбьери Элейн. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Звезда любви в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Барбьери Элейн - Звезда любви без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Звезда любви = 176.33 KB

Барбьери Элейн - Звезда любви => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Roland; SpellCheck САД
«Звезда любви»: АСТ; Москва; 2006
ISBN 5-17-039999-5
Аннотация
Онор Ганнон с детства ненавидела и презирала мужчин – и мечтала о дне, когда отыщет человека, погубившего ее мать, и бросит ему в лицо все, что хотела сказать за долгие годы нищеты и одиночества.
И, наконец, эта мечта сбылась! Однако в маленьком техасском городке девушка встретила мужчину, который заставил ее поверить в то, что на свете существуют нежность и доверие, а жгучая, испепеляющая страсть может принести женщине не боль и горе, а настоящее счастье...
Элейн Барбьери
Звезда любви
Пролог
Марстон , Техас , 1869 год
Ночная тьма окутала спальню Онор Ганнон. Не понимая, что именно ее разбудило, она резко села на постели. И тут услышала звук шагов.
– Кто здесь?
Она замерла от ужаса, увидев, как к ней быстро приближается чья-то тень. Ее ноги едва успели коснуться пола, когда мужские руки повалили ее на кровать и прижали к матрасу. Пытаясь освободиться от грубых рук, разрывавших ее ночную рубашку, она царапалась и дралась, стараясь ударить нападавшего в глаза. Она яростно боролась, как вдруг услышала его бормотание:
– Я тебя научу... – И он ударил ее кулаком в лицо.
От неожиданности и боли Онор почувствовала, что сейчас потеряет сознание. Резкий вкус крови заполнил ее рот, а мужчина, пытаясь справиться с ней, невнятно произнес:
– Вот так, лежи... потому что у меня есть то, что тебе должно понравиться.
Силы вернулись к ней, и ее охватила ярость. Онор лягнула его так сильно, как только могла. Его ответный стон все еще раздавался в тишине комнаты, когда она бросилась к туалетному столику и, задыхаясь от страха, повернулась к нему с револьвером в руке.
Нападавший стремительно шагнул к ней.
– Не двигаться! – прохрипела она.
Он помедлил, потом сделал еще шаг. Ее револьвер был нацелен прямо на выступающую выпуклость в его паху.
– Ну что же ты? Подойди, если хочешь. Стреляю я метко, но убивать тебя не буду. Я просто сделаю так, что ты сам попросишь о смерти, – прошипела Онор.
Онор почувствовала его колебание и увидела, как он нерешительно шагнул назад.
– Попридержи лошадей, – угрожающе проговорил он и усмехнулся.
Она заметила его усмешку.
– Я влез сюда только потому, что все в городе спорят, кто будет у тебя первым. Ну что ж, я им не буду, но это мне все равно. Ты не стоишь той цены, которую мне пришлось бы заплатить. Я ухожу. – Он глумливо ухмыльнулся.
Слова пьяного ковбоя звучали в ее ушах даже после того, как он оскорбил ее. Он резко повернулся, пошатываясь, направился к окну и неловко выскользнул наружу.
Онор охватила ледяная ярость. Она выглянула в окно и, чтобы унять дрожь, закрыла грудь порванной ночной рубашкой. С такими мерзкими людьми она сталкивалась всю жизнь. До смерти матери она пренебрегала ими. Она убеждала себя, что умна, сообразительна и может стать богатой без помощи мужчины, – точно так же, как убеждала себя в этом ее мать. Она внушала себе, что несчастья ее закалили, и она набралась мудрости, которой не обладает большинство девушек ее возраста, и эти качества позволяют ей быть выше пошлых намеков.
Но когда мать умерла, все изменилось.
Онор крепко заперла окно, несмотря на душную ночь. Потом она подошла к туалетному столику, зажгла лампу и выдвинула нижний ящик. Она аккуратно вынула перевязанную лентой пачку писем, которую нашла в глубине ящика через несколько месяцев после смерти матери. Эти письма ее мать годами писала человеку, который был отцом ее единственного ребенка. Мать так никогда и не отослала ему ни одного письма.
Онор прижала письма к груди и почувствовала знакомую боль в сердце. Несмотря на все возражения матери, Онор всегда подозревала, что она незаконный ребенок. К сожалению, такого же мнения были и жители техасского городка, который она считала родным. Трудности, проистекавшие из этого факта, досаждали ей все сильнее, по мере того как она становилась старше. И, наконец, они достигли пика в том нападении, от которого ей едва удалось защититься несколько минут назад.
Подчинившись неодолимому желанию, Онор села на постель и открыла первое письмо. Она снова прочла их все, одно за другим, как делала это уже много раз. Знакомые слова о страданиях матери находили отклик в ее душе, и она страдала вместе с ней, читая длинные письма, адресованные ее любовнику.
Бетти Ганнон была замужем за человеком гораздо старше ее, она восхищалась им и уважала его, но неожиданно влюбилась в красивого и обаятельного мужа близкой подруги. В момент глубокого эмоционального потрясения, испытанного после смерти мужа, Бетти однажды вечером не устояла перед его натиском и легла с ним в постель.
После этого поступка Бетти, сгорая от стыда, боялась показаться на глаза подруге. Узнав, что беременна, Бетти чуть не сошла с ума. Продала ранчо, уплатила давние долги и покинула город. Уехала настолько далеко, насколько позволили ограниченные средства, и нашла работу в Марстоне, штат Техас. Воспользовавшись своей девичьей фамилией, она вырастила Онор, продолжая любить этого недостойного мужчину до самой смерти.
Пальцы Онор невольно сжались, смяв последнее письмо матери, по щекам ее текли слезы. Мать была слишком сильно влюблена, чтобы понять, что мужчина, которого она любила, просто попользовался ею, как он, без сомнения, пользовался многими женщинами до нее. Эта мысль зародилась в уме Онор, когда она осознала, как легко этот человек расстался с ее матерью, удовлетворив свою похоть. Отсутствие его интереса к ней послужило причиной бегства Бетти из города, а его абсолютное равнодушие говорило о том, что он не сделает ни одной попытки выяснить, куда она уехала, и что с ней теперь стало.
От внимания Онор не ускользнуло и то, что тот человек совершенно не думал о возможных последствиях, которые так сильно повлияли на судьбу Бетти. Понять причину этого было весьма легко. Поскольку на его дальнейшей жизни это никак не отразилось, ему не из-за чего было волноваться. Поняв это, Онор уверилась в том, что ее мать была не первой и не последней в ряду тех покинутых женщин, с которыми он ложился в постель.
Ужасное нападение, которое она только что пресекла, вызвало у нее очередной приступ страха. Онор приняла решение – человек, не желающий нести ответственность за пожизненное клеймо ее матери и ее страдания, слишком долго жил припеваючи, но скоро с этим будет покончено.
Она опозорит его перед всем городом. Пора ему увидеть последствия необдуманного поступка.
Да, пора ей встретиться с... Баком Старом.
Глава 1
Лоуэлл , Техас , 1869 год
Городишко был так себе.
Онор вышла из дома и огляделась. Солнце здесь было ослепительным и очень горячим. Она пошла вперед, равнодушно посматривая на магазины с украшенными фасадами, выстроившиеся вдоль незамощенной главной улицы. Она прошла мимо склада, гостиницы, парикмахерской, пункта проката лошадей и еще нескольких непонятных коммерческих заведений. Самым большим зданием оказался салун в конце улицы. Это место мало чем отличалось от бесчисленных техасских городков, через которые она проехала, пока добиралась до Лоуэлла.
Онор незаметно оглядывала пешеходов, гуляющих по дощатому настилу, заменяющему тротуар. Она попыталась представить себе, как мать идет по этим же доскам – молодая, только что сыгравшая свадьбу, и ей не давит на сердце тайная вина, пригибающая ее к земле тяжелым грузом. Но ничего подобного представить ей не удалось, и она смотрела на толпу покупателей, случайных всадников, повозки и дорогие экипажи, двигавшиеся по проезжей части.
– Мэм...
Онор повернулась к кучеру почтовой кареты – оказалось, он стоит рядом с ней и держит ее чемодан.
– Я так понимаю, вы, наверное, хотите, чтобы я отнес вам куда-то этот чемодан, если только вы не ждете, что вас кто-нибудь встретит, – сказал седой человек с густыми усами.
Онор улыбнулась. Пит Слоун был ворчливым стариком, и он был явно шокирован тем, что она путешествует одна. Он объявил двоим ее спутникам сомнительного вида, что «присматривает за ней». Искренняя забота Пита удивила ее – это было что-то новое в ее жизни, полной многозначительных взглядов и откровенных намеков.
– Благодарю вас, но в этом нет необходимости. До гостиницы всего лишь несколько шагов, – ответила она, тронутая его заботой.
– Гостиница... – Пит покачал головой. Его голос стал чуть мягче: – С вашего позволения, я скажу, что это не место для такой почтенной молодой дамы, как вы. Это город коммивояжеров и безработных ковбоев. Если эти парни увидят там симпатичную молодую девушку одну... ну... – Он покраснел, но заставил себя договорить: – Они просто могут не то подумать.
Симпатичная молодая девушка...
Странно, но Онор никогда о себе так не думала. Она никогда не была молодой в обычном смысле этого слова. А симпатичной? Может быть. У нее густые рыжевато-каштановые волосы матери, правильные черты лица и карие глаза. Она всегда считала, что мать была настоящей красавицей, особенно когда улыбалась, но вовсе не думала о том, что ее собственная улыбка очень похожа на ослепительную улыбку матери.
И все же она – «почтенная молодая дама», несмотря на незаконное рождение, дамокловым мечом, висящим над нею всю ее сознательную жизнь. Она не переставала думать о том, изменится ли мнение Пита о ней, когда причина, по которой она приехала в Лоуэлл, станет всем известна.
– Советую вам поговорить с Софи Тревор, спросить, нет ли у нее в пансионе свободной комнаты. У нее очень приличное заведение. Это первый дом за углом. Там вам будет безопаснее, – произнес Пит.
– Благодарю вас, Пит.
Онор взяла у него чемодан.
– Вы очень хороший человек. Надеюсь, мы еще встретимся.
Пит вежливо приподнял шляпу, Онор направилась в сторону, указанную им. Предостережение, которое он сделал двум ее спутникам, было хорошо ими усвоено. Они игнорировали ее во время поездки, но их разговор оказался более интересным, чем она могла ожидать.
Поджав губы, Онор вспоминала тот момент, когда они заговорили о ранчо «Техасская звезда». При упоминании этого названия она тут же насторожилась – про это ранчо она много раз читала в письмах матери. Им владел красивый, милый Бак Стар – человек, которого любила мать, а кроме того, «Техасская звезда» – самое богатое ранчо в этой части Техаса. Но из слов своих спутников она поняла, что с недавнего времени ранчо переживает не лучшие времена. Несколько природных катаклизмов и кражи скота в этой местности нанесли этому ранчо больше вреда, чем его соседям. Она услышала от мужчин, что теперь ранчо погрязло в долгах, потому что половина работников ушли, так что будущее «Техасской звезды» оказалось под угрозой разорения.
Еще крепче вцепившись в ручку чемодана, Онор вспомнила, как ковбои упомянули о новой жене Бака Стара. Узнав, что лучшая подруга матери Эмма Стар умерла несколько лет назад, она пришла в уныние. И тем не менее она не удивилась, узнав, что вскоре, всего через пару месяцев, Бак женился на Селесте Дюклер – очень молодой вдове, годившейся ему в дочери. Этот поступок, очевидно, отдалил от него двоих молодых сыновей.
Но еще больше ее взволновало известие о том, что Бак чуть ли не рабски предан своей молодой жене – красавице из Нового Орлеана, а такой верностью он не мог похвастаться ни по отношению к матери своих законных детей, ни по отношению к Бетти Ганнон, родившей ему незаконного ребенка. Страстное желание Онор добиться справедливости лишь усилилось, когда ковбои заговорили о том, как Бак «пляшет под дудку Селесты», как до смешного он раболепствует перед ней, как выполняет все ее желания, невзирая на то, какое впечатление это производит на окружающих, и как она «обводит его вокруг пальца» без всяких усилий.
Ее мрачные мысли были прерваны громкими криками с другой стороны улицы. Онор замедлила шаг и внимательно всмотрелась в двух споривших мужчин. Первый мужчина явно провел в салуне больше времени, чем стоило, а второй с трудом сдерживал злость.
Первый громко обвинял второго:
– Ты убил его, вот что ты сделал! Он был лучшим парнем, чем ты когда-нибудь станешь, но город спустит тебе это с рук!
У Онор заколотилось сердце. Ссора казалась неизбежной. Драка всегда неприятна, но если кто-то из них попытается достать оружие...
Второй мужчина – здоровяк с выцветшими на солнце волосами и очень спокойными манерами – отвечал своему противнику низким голосом, который грозно разносился по вдруг затихшей улице.
– Ты пьян, Бойд, и ты ступил на опасный путь. Уйди с дороги, пока еще есть возможность.
– Это что – угроза? – ухмыльнулся пьяный.
– Что это ты собираешься сделать? Пристрелишь меня, как Джека Грейта? Ну давай посмотрим.
Улыбка пьяного померкла.
– Если не ты убил Джека, то кто? Это сделала твоя жена. Она...
Онор задохнулась, когда кулак здоровяка совершил молниеносное движение и пьяный растянулся на земле. Его лицо покраснело от гнева, в это время здоровяк подошел, к упавшему противнику и внимательно посмотрел на него.
– Ты меня слышишь, Бойд? – процедил он сквозь зубы.
Здоровяк подождал. Когда ответа не последовало, он схватил пьяного за рубашку и приподнял.
– Я задал тебе вопрос, – прошипел он, удерживая спорщика в вертикальном положении.
Тот слабо кивнул.
– Я собираюсь оставить без внимания твои слова, потому что ты пьян, но предупреждаю тебя – если ты еще когда-нибудь заговоришь о моей жене, это будет последним, что ты скажешь в своей жизни. Я ясно выразился? – прорычал здоровяк.
Пьяный промямлил что-то в ответ.
– Что ты сказал? – нахмурился здоровяк.
Пьяный быстро сглотнул.
– Я сказал, что понял тебя.
Отпустив пьяного так резко, что тот упал на спину, здоровенный детина пошел по своим делам. Онор не могла сдвинуться с места, когда он направился в ее сторону. Она не отрывала от него взгляда, когда он ступил на дощатый настил и повернулся к ограде. Она не двинулась, когда пожилая женщина неожиданно выбежала из магазина и устремилась к нему. Онор увидела беспокойство на ее лице.
– С тобой все в порядке, Кэл?
– Со мной все хорошо.
– Родди Бойд – пьяница и смутьян. Он никогда не изменится. Просто не обращай на него внимания.
– Я буду внимателен, доктор.
Онор увидела симпатию, которая на мгновение блеснула в медовых глазах здоровяка.
– Не волнуйся, – ласково добавил он. – Но...
– Бойд действительно пьян. Он протрезвеет и убежит далеко и быстро.
– Наверно, ты прав.
– Так и будет.
Здоровяк оглянулся на пьяного, а тот поднялся на трясущиеся ноги и припустил по улице. Кэл поклонился взволнованной женщине.
– Пойду домой, меня Пру ждет.
Женщина смотрела ему вслед, но тут проходивший мимо ковбой остановился и захихикал:
– Кэл успокоил этого Родди Бойда. Бойд теперь не скоро примется за старое.
Врач не ответила, а ковбой спокойно проговорил:
– Не волнуйтесь. Кэлу ничего не грозит. Мало кто в городе сможет забыть, что Кэл Стар сделал для нас.
Кэл Стар.
Ковбой что-то продолжал говорить, но Онор его уже не слышала.
Она не верила своим ушам. Она не была к этому готова. Такого просто не могло быть.
Правда заключалась в том, что этот огромный парень ее брат!
Глава 2
– Какое, говорите, у вас дело в городе?
Онор последовала совету Пита. Она повернула за угол и пару минут спустя оказалась в пансионе Софи Тревор, но ожидаемого ласкового приема не дождалась. Женщина средних лет смотрела на нее проницательными, словно у совы, глазами и ждала ответа. Онор подумала, что эта женщина и впрямь похожа на сову из-за чопорного вида, сутулых плеч и неулыбчивого лица, на котором выделялись большие глаза и темные брови.
Ошеломленная сценой, разыгравшейся на улице, Онор совсем не испугалась столь неласковой встречи и представлением Кэлу Стару через пару минут в форме, далекой от принятой.
– Я ничего не говорила. Я сказала, что мне необходимо где-то остановиться, а Пит Слоун порекомендовал ваш пансион. Если у вас нет свободной комнаты...
– У этого дома хорошая репутация. Я должна знать, насколько у тех, кому я сдаю комнаты, столь же хорошая репутация, – бесстрастно произнесла Софи.
– У меня хорошая репутация.
– А еще мне нужно знать, сможете ли вы платить за комнату и питание. Я беру за неделю вперед.
– У меня есть деньги.
Софи посмотрела на нее внимательнее.
– Хотите осмотреть комнату?
– В этом нет необходимости. Либо я поселюсь здесь, либо в гостинице. Пит сказал, что, поселившись в гостинице, я могу совершить ошибку, поэтому у меня, похоже, нет выбора. Вы хотите получить деньги сейчас?
– Вы очень прямой человек, да?
К удивлению Онор, Софи улыбнулась, подозрительное выражение исчезло с ее лица.
– Думаю, это хорошо. Надеюсь, теперь между нами не возникнут недоразумения. – Она указала на объявления на стене: – Сейчас вы заплатите за одну неделю вперед. Завтрак в шесть, обед в шесть. Если вы не спуститесь к столу вовремя, останетесь голодной.
– Это мне подходит.
Онор отдала деньги, и ей показали ее комнату.
– Вы будете искать здесь работу? – поинтересовалась Софи.
– Работу?
– Мне кажется, вы привыкли заботиться о себе сами. Понимаете, я знаю, каково это, так что, если вы ищете работу, я спрошу, не нуждается ли кто в помощнице.
Онор поразила перемена в поведении хозяйки пансиона. Она приехала в Лоуэлл, вовсе не думая о том, что останется здесь навсегда. Напротив, она собиралась пробыть здесь очень недолго. Но Софи ждала ответа.
– Я хотела сначала осмотреть город... но если вы бы могли навести для меня некоторые справки, я была бы вам очень признательна.
Обрадовавшись, что за хозяйкой наконец-то закрылась дверь, Онор с интересом осмотрела комнату. Скромная, но удобная мебель, чистое белье на кровати, окно с видом на улицу. Чего ей еще желать?
Онор из окна оглядела улицу, залитую жарким солнцем. Все казалось ей так просто. Нужно всего лишь выбрать удобное место и время и встретиться с Баком Старом.
Сегодня он еще ничего не ел, но голодать ему было не впервой.
Джейс Рул неторопливо скакал вперед под безжалостным послеполуденным солнцем. Он взглянул на ясное техасское небо и определил, что полдень уже давно позади. Он ехал несколько часов по пересеченной местности, поднимался на холмы из грубых гранитных пород, проезжал залитые солнцем пастбища, любовался извилистыми руслами рек, но так и не смог обнаружить никаких признаков города. Его лошадь – трудолюбивый гнедой – не спеша трусила по дороге. Вчера он истратил последние деньги и съел последний кусок хлеба. Ему дали лошадь в счет первого платежа за ту работу, которую он выполнил после того, как вышел из тюрьмы. У него были одни-единственные брюки и рубашка, в кармане завалялась пара долларов. Он сначала решил, что это будет хорошая сделка, когда ее предложил хозяин ранчо, и усердно трудился, чтобы заработать первую плату. Когда работа была выполнена, ему вручили эту жалкую лошаденку, на которой он сейчас ехал, и приказали убираться с глаз долой.
Джейс похлопал старого жеребца по шее. Вообще-то они со стариной Уистлером – достойная парочка. Оба прошли через невзгоды, много пережили и работали на совесть.
Будто в ответ на его мысли Уистлер вдруг резко мотнул головой и ускорил шаг. Джейс не удивился, когда в тени деревьев показалась небольшая речушка. Он спешился у берега и с интересом смотрел, как лошадь, низко наклонив голову, пила воду.
Простые удовольствия жизни...
Джейс стиснул зубы. Он вспомнил то время, когда воспринимал простые удовольствия жизни как нечто само собой разумеющееся – этими удовольствиями были работа на собственном ранчо и сон в мягкой постели под теплым боком красавицы Пег.
В памяти Джейса с ужасающей ясностью всплыл образ жены, лежавшей в неуклюжей позе в самой мягкой постели в их доме на ранчо – одежда с нее была сорвана, кровь сочилась из глубокой раны на голове, а глаза безжизненно смотрели в одну точку.
Мертва.
Нет!
Он испытал неверие, а потом мучительное горе.
Почему... как... кто?
Он вспомнил все – перчатку для верховой езды, валявшуюся на полу, полускрытую разбросанным постельным бельем. Монограмма и тончайшая кожа выдали ее хозяина. Перчатка принадлежала Уинстону Коуберну, избалованному молодому наследнику банкирского дома Коуберна, прибывшему недавно с Дальнего Востока. Якобы нанося деловые визиты в банк отца, он вел себя так, что ни у кого не осталось сомнений относительно того, что его интересовало на самом деле.
Джейс терзал себя.
Он должен был понять, что у Коуберна на уме, когда этот развращенный мерзавец в первый раз увидел Пег!
Он должен был предупредить Коуберна, чтобы тот держался от нее подальше.
Он должен был защитить Пег!
Он должен был... мог бы... сделал бы...
Эти мысли проносились у него в голове, когда он привязал лошадь перед банком и вошел в кабинет Коуберна.
Следующие несколько мгновений отпечатались в его памяти так ясно, что Джейс их никогда не забудет.
Он распахнул дверь, и Коуберн молча встал из-за стола. Точно такая же перчатка для верховой езды лежала перед ним на столе, подтверждая его вину. Неожиданно Коуберн выхватил из ящика револьвер и выстрелил в Джейса.
Джейс ощутил боль в груди, но успел выстрелить почти одновременно с Коуберном...
В этом месте воспоминания расплывались. Джейс помнил удивление на лице упавшего Коуберна, а потом почувствовал, как его спина ударилась о жесткий деревянный пол... Ему стало трудно дышать... Он услышал топот бегущих ног и встревоженные голоса. Он начал терять сознание, и последнее, что он помнил, – одно очень ясное мгновение, это когда он повернул голову и увидел Коуберна, неподвижно лежавшего на полу за столом, и только тогда Джеймс осознал, что Коуберн никогда больше не откроет глаза.
Джейс с трудом отбросил тяжелые воспоминания, наполнил флягу водой из реки и подошел к ближайшему дереву. Усевшись в его тени, он напился и тут услышал какой-то незнакомый звук, раздавшийся рядом. На землю упал орех пекан. Он поднял голову. Усыпанное плодами дерево начало сбрасывать первые в этом сезоне плоды.
Поддавшись искушению, он поднял орех, расколол его и запихнул сердцевину в рот. Орех оказался гораздо вкуснее, чем он помнил. Он собрал орехи, лежавшие поблизости, и жадно принялся поглощать их, ведь это была у него первая еда за весь день. Но стук палки в ближайших зарослях и коровье мычание отвлекли его от столь приятного занятия.
Джейс вскочил на ноги и осторожно приблизился к тому месту, откуда раздавались звуки. И вдруг остановился.
Волки... Три волка окружили корову и новорожденного теленка.
Джейс вынул револьвер и выстрелил в воздух. Волки бросились наутек.
Перепуганная корова тыкала теленка носом, заставляя его подняться на ноги, и тут Джейс услышал в кустах за спиной какой-то шорох. Он резко повернулся с поднятым оружием и увидел всадника, неожиданно выскочившего прямо на него.
Всадник остановил лошадь. Его бледное морщинистое лицо было нахмурено.
– Не тычь в меня револьвером, если не собираешься стрелять, мальчишка! – прорычал он.
Мальчишка.
– Ты меня слышал?
– Я тебя слышал.
Джейс убрал револьвер, и всадник спешился.
– Эта хитрая корова улизнула от меня. Я видел, что она вот-вот родит, и поехал за ней. – Он покачал головой. – Было время, когда это не имело значения – коровой больше, коровой меньше, но теперь...
Старик взглянул на Джейса, буравя его выцветшими глазками:
– Это ты отогнал волков, да?
Джейс кивнул.
– Тогда почему ты их не пристрелил? От этих зверюг одни неприятности.
Старик ждал ответа, но его не последовало, зато Джейс смог рассмотреть собеседника. Выглядел старик болезненно, но голос у него был сильный.
– Знаешь, тебе повезло. Эти волки могли наброситься на тебя.
– Я не допустил бы этого.
– Кстати, а что ты делаешь на моей земле?
– На вашей земле?
Засомневавшись в правомочности заявления старика, Джейс вгляделся в него повнимательнее. У старика под глазами были темные круги, руки дрожали, но взгляд был прямым и уверенным. Да, это его земля, но за последнее время Джейс видел больше владельцев, чем смог бы сосчитать. Еще один его не удивил.
– Я просто проезжал мимо, – пожал он плечами.
– Едешь налегке, да? Сдается мне, ты не отказался бы от хорошего обеда. – Старик взглянул на Уистлера. – А о твоей кляче и говорить нечего.
– Он везет меня туда, куда мне надо.
– И куда это?
– Куда – что?
– Куда тебе надо?
Старик что-то задумал, но и Джейса не так легко было провести.
– Вы хотите мне что-то предложить?
Старик испытующе посмотрел на него, а потом неожиданно произнес:
– У меня много земли, а вот работников не хватает. У нас были кражи скота, но эта проблема теперь решена. Думаю, дела скоро наладятся, если мне удастся нанять несколько ковбоев.
– Да?
– Поскольку, я думаю, ты знаком с работой на ранчо, то мог бы ненадолго остаться здесь и поработать на меня.
Джейс насторожился:
– Я здесь чужой, а вы предлагаете мне работу, хотя могли бы найти нужных вам людей в ближайшем городке, – осторожно ответил он.
– Никто из них не будет работать за то жалованье, какое я могу предложить.
– Вы считаете, что я буду?
– Судя по вашему внешнему виду – да.
В ответ Джейс посмотрел старику в глаза и резко проговорил:
– Я не буду работать только за еду, если вы об этом подумали.
Старик поднял бровь.
– Я не настолько голоден.
Старик обдумал ответ Джейса.
– Хорошо. Вот мое предложение: ты работаешь за еду, а в конце месяца, если дела пойдут хорошо, я заплачу тебе столько, сколько ты заслуживаешь.
– Нет, спасибо.
Старик улыбнулся.
– Ты такое уже слышал, да?
Джейсу не пришлось ничего отвечать.
– Я заплачу тебе едой, и ты получишь половину того, что я плачу моим работникам в первый месяц, пока не увижу, как продвигаются дела.
– Половину?
– Именно.
– А когда первый месяц закончится?
Взгляд старика стал жестким.
– Гарантий я не даю. Договорились или нет?
У Джейса забурлило в животе. Черт, с кем он шутит? Он не в том положении, чтобы торговаться.
– Договорились. – Старик кивнул и протянул руку. – Как тебя зовут?
– Джейс Рул, – ответил Джейс, пожимая ему руку.
– Хорошо, Рул. На случай, если ты не знаешь этого, ты на земле ранчо «Техасская звезда». Меня зовут Бак Стар.
– Бак, иногда я тебя просто не понимаю!
Селеста покосилась в сторону кухни, где оставила Маделейн, хмуро взиравшую на нового ковбоя, сидящего за столом и жадно поглощающего пищу. В своей обычной ворчливой манере Бак приказал Маделейн накормить нового ковбоя. Селеста знала, что ее преданная няня и служанка возмущена поведением Бака, и знала, что он услышит об этом обязательно. Кроме того, она знала, что для Бака еще не наступило время «всплыть» после «болезни».
Селеста затащила супруга в спальню и продолжила гневную речь, широко распахнув глаза с давно отрепетированным недоверчивым взглядом.
– Зачем ты это сделал? Ты даже не знаешь этого человека, и ты знаешь так же хорошо, как и я, что мы не можем себе позволить взять еще одного человека.
– Это временное, дорогая. Теперь, когда кражи скота пресечены...
– Они пресечены не до конца!
Селеста была вне себя. Она не была к этому готова. Она работала долго и кропотливо над тем, чтобы Бак и шагу не сделал на ранчо, предварительно не посоветовавшись с ней.
Она рассказывала обо всем Дереку и его шайке и знала, что те, кто занимался кражей скота, обязаны своим успехом непосредственно ей. Она почивала на лаврах, пока в Лоуэлл не явился Кэл Стар. Ей стало не по себе, когда давно изгнанный из семьи сын Бака неожиданно вернулся в город и столь же неожиданно сократил число воров с шести до одного. Единственным ее утешением было то, что Бак до сих пор отказывался принимать у себя Кэла.
Она пока не была уверена, рада ли она тому, что из всех угонщиков скота в живых остался только Дерек. Ее связь с ним продолжалась несколько лет, и она была столь же распущенна, как и он, в чем она никогда бы не призналась, потому что это было ее единственное утешение в тех случаях, когда до нее дотрагивался выживший из ума муж-импотент. Это позволяло ей сохранять видимость любящей жены и контроль над Баком, и это из-за нее Бак держал Кэла вдали от дома.
А теперь вдруг появился новый работник! Она хитро избавилась от большинства работников Бака, оставив лишь троих ковбоев, слишком упрямых, чтобы уволиться. Она утешала себя тем, что эти трое уже доходят до точки. Она была уверена, что скоро наступит время, когда рядом с Баком останется только она одна. Она не сомневалась, что тогда он перестанет сопротивляться и переменит свое завещание в ее пользу.
Победа, месть Баку Стару приобретали четкие очертания.
– Бак, ты знаешь, как сильно я волнуюсь за тебя и за ранчо. Я не хочу, чтобы ты перенапрягался, – прошептала Селеста, замаскировав злость слезами.
– Тебе не следует волноваться. Я знаю, когда стоит совершить сделку.
– Что ты имеешь в виду?
– Я говорю, что сразу узнаю опытного ковбоя, если его увижу. Рул – именно такой человек, я понял это мгновенно, как только взглянул на него, но его преследуют неудачи, и он был голоден, когда я его увидел. Он был готов приняться за любую работу, какую я только ему предложу.
– Но ты не можешь быть уверен...
– Я уже сказал: я узнаю опытного ковбоя, если его увижу.
– Бак...
– Ты должна мне довериться в этом, Селеста.
Его тон стал примирительным, когда Селеста предоставила возможность еще одной слезинке скатиться по ее щеке.
– Не волнуйся, дорогая. Я могу выкинуть Рула так же быстро, как и нанял, если он не будет работать. Но он будет работать, я в этом уверен. Да и дела наши поправятся. Я знаю, что выгляжу плохо, но я начинаю побеждать свою болезнь. Я чувствую, как силы возвращаются ко мне с каждым днем. Я собираюсь превратить «Техасскую звезду» в то, чем она была до моей болезни и до того, как все пошло наперекосяк. Тогда я покажу любому в городе, кто сбросил меня со счетов, что я еще не побежден.
Селеста смотрела на решительное выражение лица Бака и знала, что он прав. Ему и впрямь стало лучше, и ей это совсем не нравилось. Она ведь такая умная. Дерек и его люди разорили «Техасскую звезду», грабя их скот, а Маделейн и черная магия сводили Бака в могилу.
План Селесты пока хорошо осуществлялся. Ей не понадобилось много усилий, чтобы стать женой Бака. Она приехала в город после того, как умерли его жена и дочь. Очень хорошо зная его слабость к молодым женщинам, она легко очаровала его своим чувственным шармом. Они поженились через два месяца. Кэл уехал с ранчо до ее появления, и она играла роль преданной и любящей жены, неназойливо убеждая Бака отослать куда-нибудь и непослушного младшего сына Тейлора. Не составило никакого труда держать Бака на привязи, и вскоре даже друзья покинули его.
Часть плана Селесты, которую приводила в исполнение Маделейн, тоже выполнялась безукоризненно. Не старая еще негритянка использовала свои знания островных трав и ядов для развития болезни Бака – болезни, которой Док Мэгги не могла найти ни названия, ни лечения. Как Селеста и ожидала, болезнь Бака гарантировала ей его бесконечную благодарность за ее преданность, но эта же благодарность превращала его в жалкую тень человека, каким он когда-то был.
Впрочем, ей приходилось расплачиваться за успех каждый раз, когда Бак заключал ее в свои костлявые объятия. Она питала к нему глубокое отвращение...
– Ты единственная, кто никогда не терял веру в меня, дорогая.
Мысли Селесты вернулись к настоящему, когда Бак прижал ее к сухопарому телу с неожиданным пылом. Она сразу поняла, что за этим последует.
– Ты не будешь раскаиваться, и я этого не забуду... никогда.
Ее ум протестовал, но Селеста пробормотала нежные слова, когда Бак стянул корсаж ее с плеч. Она вскрикнула в «страстном» порыве, а губы Бака следовали в это время знакомой интимной тропинкой.
Да, она заставит Бака дорого заплатить за каждое мгновение, когда вынуждена была терпеть его прикосновения.
А потом она с радостью будет наблюдать, как он умирает.
Притаившись, Маделейн подслушивала у двери спальни, но вот все стихло. Она услышала тихое бормотание, которое иногда раздавалось в тишине, и отчетливые звуки, не нуждавшиеся в объяснении. Ее черное лицо прорезали морщины, а темные глаза сощурились, когда она в ярости заскрипела зубами. Бродячий ковбой, которого только что нанял Бак, приканчивал в кухне еду, которую распорядился подать ему Бак. Она видела, как Селеста повела Бака в спальню, и знала, что та обязательно будет протестовать. Теперь результат усилий Селесты был слишком очевиден.
Маделейн злилась. Бак Стар стал причиной смерти ее дорогой красавицы Джанетт – матери Селесты. Это случилось много лет назад, когда он равнодушно отказался от нее после их краткой любовной связи. Он уничтожил Джанетт и разрушил жизнь ее юной дочери. Посвятив себя мести, Маделейн осталась с Селестой, разделив с ней беспутный образ жизни, который им пришлось вести после этого много лет. За каждый день, когда они с Селестой страдали от нищеты, за каждого мужчину, которого удовлетворяла Селеста ради того, чтобы заработать денег, Бак Стар заслуживал те страдания, которые он сейчас испытывает.
Маделейн задрожала от гнева. Неожиданное возвращение Кэла Стара было для них совсем некстати, но она была убеждена, что ничто и никто не помешает их мести или тому будущему, о каком они с Селестой мечтали. Когда они вернутся в Новый Орлеан богатыми и с победой, они...
Маделейн подняла голову – на кухне скрипнул стул. Новый работник наелся и встал из-за стола. Несколько шагов, и он увидит, как она подслушивает под дверью спальни Селесты.
Маделейн повернулась и в раздражении ринулась на кухню. Ей не понравился Джейс Рул. Кажется, у него неприятности, но это никак на нем не отразилось, его проницательный взгляд очень ее беспокоил. Ей не нужны какие-либо осложнения, когда они с Селестой начнут осуществлять свой план. Она не позволит какому-то бродячему ковбою им помешать...
Маделейн ахнула, споткнувшись о коврик, расстеленный в коридоре, и шлепнулась на пол. Она вскрикнула от боли, ударившись спиной, и тут же услышала громкий треск ломающейся кости. Корчась от сильной боли и не в силах подняться с пола, Маделейн подняла голову и увидела нового ковбоя, стоявшего над ней, а также Бака с Селестой, выбегающих из комнаты и приводящих в порядок одежду.
Маделейн громко застонала, впрочем, не столько от боли, сколько от обиды на свою неловкость.
Глава 3
Онор быстро шла по залитой солнцем главной улице Лоуэлла, то и дело оглядываясь на прохожих, спешивших по своим делам. Два всадника мелькнули в дальнем конце изрезанного колеями проезда, женщина подметала тротуар перед магазином, встревоженный муж помогал беременной жене выйти из повозки. Она нахмурилась, увидев несколько зевак, столпившихся на углу, потом перевела взгляд на троих детей, вышедших на улицу с учебниками в руках. Ее губы тронула улыбка, когда за детьми по пятам решительно последовала дворняжка, не обратив ни малейшего внимания на команду «Домой!».
Это было так знакомо... это было как раз то начало дня, о каком мечтала Онор, хотя она чувствовала, что этот день будет каким угодно, только не спокойным.
Она тяжело вздохнула, ее беспокойство усилилось. Она плохо спала, несмотря на удобную постель в пансионе Софи Тревор. К сытному завтраку, который Софи подала постояльцам, Онор тоже не притронулась. Решительно, но вежливо она пресекла все попытки завязать с ней разговор, предпринятые бородатым ковбоем по имени Уайатт Стоун, который представился ей и быстро удалился до появления других постояльцев. У Онор было дело, о котором она не забывала ни на минуту.
Страдания матери, описанные в письмах недостойному человеку, которого она так отчаянно любила, снова вспомнились ей сейчас, как это было прошедшей бессонной ночью.
Это было моей ошибкой , теперь я это знаю. Моя молчаливая любовь к тебе , должно быть , отразилась в моих глазах в мгновения горя после смерти Уильяма. Ты просто хотел утешить меня. Именно я позволила ситуации выйти из-под контроля. Я хочу , чтобы ты знал , я понимаю , почему ты не проявлял ко мне никакого интереса после случившегося , почему ты сделал вид , будто забыл о моем существовании.
Надеюсь , ты простишь мой проступок , поспешный отъезд из Лоуэлла и то , что я не попрощалась ни с тобой , ни с Эммой. Правда заключается в том , что я не могу смотреть моей дорогой подруге в глаза , сознавая свой позор и вину , которую я возложила на себя. Яне хотела , чтобы моя слабость подвергла опасности твою прекрасную жизнь с Эммой и детьми.
Я знаю , как сильно тебя любит Эмма , мой драгоценный Бак , и знаю , как сильно любишь ты ее. Но я эгоистично надеюсь , что ты сохранишь где-то глубоко в сердце память о том , что я тоже всегда любила тебя.
Слова, полные муки... слова бессмертной любви.
В письмах матери не было ни одного упоминания об Онор. Не было и намека на обвинения в адрес бессердечного красавца – ее отца, который даже и не знал, что Онор вообще существует.
Онор решила, что не будет тратить время перед встречей с Баком Старом впустую. Она выяснит, как добраться до «Техасской звезды», возьмет лошадь в пункте проката и вскоре встретится с отцом. Что же касается Кэла Стара, брата, с которым она никогда не была знакома...
Онор усилием воли прогнала от себя эту мысль и сосредоточилась на том, что ей предстояло сделать. С того времени, как умерла мать, она сильно похудела. Юбка простого покроя, белая блузка и шляпа для верховой езды, в которых она щеголяла теперь, вполне годились бы для поездки на ранчо «Техасская звезда», но сейчас одежда болталась на ее худом теле. Не ускользнуло от нее и то, что от продолжительного путешествия и бессонной ночи ее кожа стала бледной, а под глазами появились темные круги. Она откинула назад капризную рыжевато-каштановую прядь и вздернула подбородок, зная, что выглядит не лучшим образом, и досадуя на то, что ее вообще волнует это.
Два всадника, которых Онор видела, когда те въезжали в город, отвлекли ее внимание, когда спешились у привязи перед магазином. Первый всадник был стариком, знавшим лучшие дни. Она подумала, что и второй, более молодой человек, не всегда был беден, но ее внимание привлек отнюдь не их внешний вид, а выражение их лиц. Что-то было в них не так.
Будто в ответ на ее раздумья Док Мэгги, женщина средних лет, которую она накануне видела с Кэлом Старом, вышла из своего кабинета и поспешила к ним.
Онор подошла ближе и услышала слова Док:
– Вы уверены?
– Нет никаких сомнений. У нее сломана нога. Я собирался приехать еще вчера, но она и слышать об этом не захотела. Разумеется, моя жена ее поддержала, – говорил старик.
Онор увидела недовольство на его лице.
– Они обе были уверены, что она сможет позаботиться о себе сама, но сегодня утром все изменилось, – продолжил он.
– Это на них похоже.
Док запоздало обратила внимание на молчавшего молодого человека.
– Кто это с вами? Не думаю, что мы встречались.
– Это мой новый работник на ранчо, – нетерпеливо ответил старик.
– Новый работник?
– Именно это я и сказал.
– Полагаю, у него есть имя? – проворчала Док, удивленная его грубым тоном.
– Не думаю, что сейчас подходящее время для знакомства.
– Неужели? Я не терплю грубости, Бак Стар! Бак Стар.
Онор не могла больше ни о чем думать.
Этого не может быть!
Она постаралась успокоиться и отступила в тень навеса над магазином. Нет... Бак Стар был мускулистым, мужественным мужчиной, его волосы были темными, а глаза «поразительно синими». Даже если учесть, что прошло столько лет, это не может быть он!
Онор отступила еще на шаг. Волосы этого человека были седыми и редкими, черты лица почти неразличимыми под сеткой глубоких морщин, испещривших его лицо. Его кожа была болезненно бледной, он был таким худым, сморщенным, что одежда висела на его истощенном теле. Единственным, что совпадало с описанием Бака Стара, данным матерью, были его синие глаза, несколько поблекшие, но не утратившие «поразительное» выражение.
Слушая, как бьется сердце, Онор прислонилась к навесу, увидев, как Бак Стар указал на человека, молча стоявшего рядом с ним, и ответил на вопрос Док:
– Ну хорошо, будь по-твоему. Его зовут Джейс Рул. Я хочу представить его Бауэрам, чтобы он мог брать в магазине товары на счет «Техасской звезды». Он останется здесь и выполнит некоторые мои поручения, а мы съездим с тобой на ранчо.
– Я не нуждаюсь в том, чтобы ты ехал со мной, Бак, – фыркнула в ответ Док Мэгги.
– Нет, нуждаешься.
– Я сама о себе позабочусь.
– Судя по тому, как сейчас обстоят дела на ранчо, нет.
Док замолчала и впилась взглядом в Бака:
– Дела плохи, да?
– Можно сказать и так.
Док нахмурилась:
– Рада познакомиться, Джейс Рул. Меня все зовут Док Мэгги. Простите, что у меня нет времени на разговоры, – произнесла она.
Она улыбнулась, когда Рул вежливо дотронулся до своей шляпы, и поспешила к себе.
Застыв в растерянности, Онор смотрела, как Бак Стар и новый ковбой направились к лавке.
– Бак Стар много за это не получит.
Агнес Бауэр, матрона с чопорным выражением лица, сидевшая за конторкой, задумчиво взглянула на Джейса и опять посмотрела на список, который ей оставил Бак. Она продолжала говорить, несмотря на слабые попытки мужа заставить ее замолчать.
– Ты новичок на ранчо, приятель, но скажу тебе сразу: Селеста Стар не очень-то уважаемая личность в нашем городе. И ее служанка тоже. – Тонкий нос Агнес сморщился. – Сказать по правде, у меня каждый раз пробегает холодок по спине, когда эта Маделейн сюда заходит.
– Агнес!
Агнес ответила на окрик мужа пожатием плеч.
– Правда есть правда. И я думаю, что именно Селеста стоит между Баком и Кэлом... особенно сейчас, когда Кэл и Пру...
– Агнес...
Агнес замолчала, услышав угрозу в голосе мужа.
Джейс изучал выражение лица этой женщины. Ей не понравилось, что муж вмешался. Она любила посплетничать. Ей хотелось, чтобы Джейс поддержал ее, побудил к тому, чтобы она поподробнее рассказала ему о том, что творится на ранчо «Техасская звезда», но он не выказывал намерений оказывать ей такую услугу. Он подумал, что попал в осиное гнездо, как только вошел на кухню ранчо. Он думал, что видел в свои тридцать два года почти все, что можно было увидеть, но потерял дар речи, когда Бак представил его прекрасной Селесте. Эта блондинка с синими глазами и изумительными чертами лица была, наверное, самой красивой женщиной из тех, кого он когда-либо видел, но при этом она годилась Баку в дочери.
И она, кажется, обожала своего мужа.
Джейс едва удержался от того, чтобы не хмыкнуть при этой мысли. Почему-то он сомневался в ее чувствах.
Что же касается Маделейн, то он ощутил на себе жгучий взгляд негритянки в тот самый момент, как вошел на кухню. Он сказал себе, что его совершенно не интересует все то, что здесь происходит, ведь он работает на ранчо временно, но инстинкт говорил ему, что дело здесь не в негритянке.
Понимая, что единственное, в чем он мог быть пока уверен, так это в том, что Маделейн действительно испытала боль при падении, Джейс нерешительно протянул:
– Может, это и так, мэм, но Бак – хозяин «Техасской звезды», а я выполняю его распоряжения.
Стараясь не смотреть на мужа, Агнес неодобрительно покачала головой:
– Думаю, Селеста слишком хрупка для работы на ранчо, и, пока Маделейн болеет, кто-то должен ее заменить.
– Мне известно лишь одно – Бак хочет сделать заказ, чтобы пополнить запасы продуктов, а еще он хочет быть уверен в том, что его желание как можно быстрее найти кого-то для выполнения поденной работы на ранчо будет исполнено в точности.
– Что ж, я думаю...
– Ты слышала, что он сказал, Агнес? – решительно перебил ее Харви Бауэр. – Этому малому нужно помочь выполнить наказ хозяина.
Агнес смерила мужа холодным взглядом и снова повернулась к Джейсу:
– На какое время Баку требуется работник на кухню?
– Этого я не знаю, мэм.
– Я так понимаю, на ранчо «Техасская звезда» собираются нанять кого-то без гарантий...
– Агнес, хватит!
Агнес поджала губы:
– Ну хорошо, пусть высказываются другие.
Она обиженно уткнулась в счета и тут услышала ответ Джейса:
– Спасибо, мэм. Я подожду снаружи, пока все будет готово.
Испытав больше облегчения, чем он отваживался выказать, Джейс вышел из магазина, чтобы не видеть Агнес Бауэр, охваченную холодной яростью. Если он вообще что-то понимал в спорах между мужем и женой, то эти двое подробно обсудят болтовню Агнес сегодня же вечером. Его радовало, что он не будет при этом присутствовать.
Джейс потянулся, наслаждаясь солнечным светом. Он распрямил широкие плечи и глубоко вздохнул. Пять лет, проведенные в тюрьме, не прошли для него даром. Он никогда раньше так не ценил тепло свободного солнца Техаса.
Джейс облокотился широкой спиной о перила и надвинул шляпу на лоб. Чуть расслабившись, он оглядывал улицу, а мысли его бродили в прошлом. Первые годы тюрьмы казались ему бесконечными, и он начал думать о смерти. Коуберн стрелял первым. Он выстрелил в ответ, защищаясь. Он говорил себе, что не должен сесть в тюрьму, что ему должны позволить горевать о любимой женщине на его ранчо, рядом с ее могилой. Ему потребовалось несколько лет, чтобы признаться самому себе – даже если бы Коуберн не выстрелил первым, он все равно бы его пристрелил.
И все же правда состояла в том, что именно Коуберн выстрелил первым.
Но была еще одна правда – именно деньги Коубернов отправили его в тюремную камеру. Утешением ему служило то, что Уолтер Коуберн, чье богатство и терпение позволили сыну вести распутный образ жизни, не смог добиться его смерти через повешение.
Джейс вернулся на свое ранчо после тюрьмы, но пробыл там совсем недолго. Там давно жила другая семья и не осталось ничего, что напоминало бы о том, что здесь когда-то жил он со своей красавицей Пег.
При мысли об этом у Джейса заныло в груди, но он отогнал от себя воспоминания. Сейчас он позволил себе считать важными лишь несколько вещей: солнце, удобный ночлег, возможность три раза в день плотно поесть и независимость. Ему больше ничего не нужно.
Инстинктивно ощутив, что за ним наблюдают, Джейс резко повернулся и быстро оглядел улицу.
Его взгляд остановился на женщине, наблюдавшей за ним из-под навеса. Она была высокой и выглядела молодо. Одежда висела на ее худом теле как на вешалке, а широкие поля кожаной шляпы для верховой езды скрывали ее лицо. Но что нельзя было не заметить, так это револьвер у ее бедра и настороженный взгляд.
Луч солнца коснулся рыжевато-каштановых волос, которые она носила собранными у шеи, – это он увидел, когда она повернулась к нему спиной. Он сделал несколько шагов в ее сторону и смог разглядеть правильные черты лица, плавную линию губ и ясные карие глаза, внимательно и изучающе смотревшие на него. В том, как она себя вела, было нечто, свидетельствовавшее о том, что она поставила себе определенную цель и ее вовсе не интересовало мнение других.
Ей что-то было нужно.
Пораженный забурлившими в нем эмоциями, которые он считал давно умершими, Джейс стиснул зубы, чтобы скрыть волнение.
Кем бы она ни была и чего бы ни хотела, ему не нужно было видеть оружие у ее бедра, чтобы понять, что у нее какие-то неприятности, – за последние годы у него самого их было вполне достаточно.
Кем бы она ни была и. чего бы ни хотела, одно он знал наверняка – он ответит «нет».
Его зовут Джейс Рул, и про себя он произнес совсем не «спасибо», которое он так вежливо проговорил, поклонившись Агнес Бауэр в магазине после их беседы. Онор видела это по его лицу.
Она слушала их разговор из-под навеса магазина. Это было нетрудно – Агнес говорила очень громко специально, чтобы слышали все. Но вот что отвечал ей Рул, она не знала, он произносил слова слишком тихо.
И все же Онор была убеждена, что тихие ответы не свидетельствовали ни о его страхе, ни о подхалимстве. Ей достаточно было лишь взглянуть на него, чтобы понять это. Взгляд Рула был твердым и проницательным, а выражение лица настороженным. Она узнала это выражение, которое часто бывало у нее самой. Такое выражение – это результат страданий, уж кому это знать, как не ей! Он категорически не хотел, чтобы его вовлекли в проблемы, происходившие на ранчо «Техасская звезда», – проблемы, в центре которых находился Бак Стар.
Не уверенная в результатах своего поступка, Онор твердым шагом приблизилась к Рулу. Он был худ, но обладал хорошей мускулатурой, свидетельствовавшей о силе, которую многие недооценивали.
Она инстинктивно почувствовала, что не совершит ошибку, доверившись этому человеку.
Поравнявшись с ним, сама не понимая, как решилась на это, Онор заговорила с ним, удивившись звуку собственного голоса:
– Я услышала ваш разговор в магазине. Я согласна делать ту работу, которую предлагают на ранчо «Техасская звезда».
Во взгляде темных глаз Рула, направленном на нее, не было и тени удивления. Сердце ее тревожно забилось в ожидании ответа.
Она была моложе и красивее, чем Джейсу показалось на первый взгляд. Густые каштановые ресницы подчеркивали необычный цвет ее глаз, когда она смело смотрела в его глаза. Она не считала нужным попросить извинения за то, что подслушала их разговор в магазине. Он догадался, что она вообще лишена лицемерия.
– Что у вас на уме, мэм? – неожиданно спросил Джейс.
– Что вы имеете в виду?
– Если вы слышали мой разговор с Агнес Бауэр, вы знаете, что положение на ранчо оставляет желать лучшего.
– Вы там работаете, да?
– Временно.
– Вот как?
– Кроме того, что я делаю или не делаю – не ваше дело.
– А что я делаю или не делаю – тоже не ваше дело.
– Поверьте на слово, не важно, от чего вы бежите, но на ранчо «Техасская звезда» не стоит наниматься, – сердито ответил Джейс.
– Это значит, что вы уже отказались рассматривать это место в качестве убежища?
– Мы говорим не обо мне. Не я прошу работу в «Техасской звезде».
– И вы не тот человек, который решает, нанять меня или нет?
Зеленые искорки в глазах Онор свидетельствовали о растущем раздражении.
– Знаете, я поеду с вами на ранчо, нравится это вам или нет. Если Бак Стар наймет меня... – заговорила она.
– Тогда вас наверняка уволит его жена.
– Но вас она не уволила!
– Я не хорошенькая молодая девушка.
– Я тоже.
Джейс счел за лучшее промолчать.
– Мистер Рул... – Голос Агнес Бауэр заставил Джейса повернуться к двери. Он заметил, как Агнес оглядела молодую женщину и его, прежде чем продолжить: – Я приготовила заказ для «Техасской звезды». Вы можете забрать его, когда захотите.
– Я готов забрать его сейчас, – решительно заявил Джейс.
Агнес вернулась в магазин.
– Я найду лошадь, на это уйдет всего несколько минут, – сказала Онор.
– Я уже говорил, что уезжаю сейчас.
– Пожалуйста, я поеду за вами, – пожала она плечами. Онор направилась к пункту проката лошадей, потом вдруг оглянулась:
– Кстати, меня зовут Онор Ганнон. Не трудитесь представляться. Я знаю, что вас зовут Джейс Рул. Это я тоже подслушала, – добавила она со сладкой улыбочкой.
Джейс хмуро смотрел, как Онор Ганнон быстро идет по настилу к конюшням. Он заметил вздернутый подбородок, целеустремленный шаг и покачивание ее изящных бедер, когда она быстро шла к пункту проката лошадей, и снова ощутил давно забытую тяжесть в паху.
Он тяжело вздохнул. Онор Ганнон с рыжевато-каштановыми волосами и удивительными глазами оказалась серьезной проблемой, и он почувствовал, что по непонятной причине эта проблема стала доставлять ему удовольствие.
Нет.
Будь он проклят, если допустит это!
Его лицо было достаточно приятным. Плохо, что характер не слишком соответствовал его внешности.
Онор с интересом разглядывала Джейса Рула, когда скакала рядом с ним на ранчо «Техасская звезда». Густые брови над темными глазами, угловатые черты лица и полные губы – так себе, ничего особенного. Но вот глаза под короткими густыми ресницами, которые, похоже, мало что упускали из виду, ее заинтересовали. Да еще этот старый шрам на подбородке. Она невольно задумалась, при каких обстоятельствах он появился и сколько ран получил в ответ противник. Она разглядывала его высокую широкоплечую фигуру и решила, что ее первая оценка была верной. Наверное, он долгое время недоедал, но худоба ни в коей мере не повлияла на уверенную силу его движений.
Так или иначе, Джейс Рул производил впечатление человека, которому можно доверять. Он направился к «Техасской звезде», как только покупки были приторочены к седлу. Она никогда не узнает, удивился ли он или ожидал от нее, что она догонит его и поедет рядом с ним. Она сомневалась, что проработает на ранчо достаточно долго для того, чтобы все понять. Бак Стар казался вспыльчивым стариком, с которым было непросто иметь дело. Но до того момента, как она увидела его, она не сознавала, что ей нужно найти ответ на один-единственный вопрос: «За что моя мать любила его всю жизнь?»
Онор вытерла испарину, выступившую на лбу.
– Сколько нам еще добираться до «Техасской звезды»? – нарушила она молчание.
– Немного.
– Вы хорошо знаете Бака Стара?
– Плохо.
Онор нахмурилась:
– А вы неразговорчивый человек, правда?
Ответа вообще не последовало.
Ну ладно, пусть он молчит, если хочет.
Так же молча Онор взглянула на Джейса, когда его лошадь начала хромать. Она заметила, как он встревожился и, повернув лошадь к обочине, спешился, привязав поводья к дереву. Машинально последовав за ним, Онор натянула поводья, но сидела в седле, пока Джейс похлопывал лошадь по шее и произносил тихие слова утешения, прежде чем поднять переднее копыто жеребца и осмотреть его. Он нахмурился, обнаружив камешек, застрявший в подкове. Он вынул нож из седельной сумки и начал извлекать камень.
Жеребец нервно вздрогнул и подался назад, Джейс быстро его успокоил.
Неторопливо вынув револьвер из кобуры, Онор направила его на человека. Она заметила, как в глазах Джейса блеснуло удивление, когда он увидел, куда она целится, – за мгновение до того, как она нажала на спусковой крючок и выстрелила.
Выстрел потряс тишину озаренной солнцем дороги. Джейс растерянно шагнул в сторону, глядя на Онор. Проследив за ее взглядом, он нагнулся и увидел гремучую змею, лежавшую возле его ног и разнесенную на части метким выстрелом девушки.
Хмурясь, Джейс оглянулся на нее и увидел, что Онор убирает револьвер. Выражение ее лица было безмятежным. Она выглядела совершенно спокойной, когда посмотрела ему в глаза.
– Хороший выстрел, – похвалил Джейс, даже не осознавая, что произнес это вслух. – Где вы научились так здорово обращаться с оружием? – заинтересованно спросил он.
– Разве это важно?
– Да в общем-то нет.
Он не знал, где и когда она научилась так стрелять, но догадывался, почему это случилось. Она женщина, и она научилась защищать себя сама при обстоятельствах, которые не желала обсуждать. Он понял это, но не стал менее подозрительным.
– Думаю, я должен вас поблагодарить, – прямо заявил он.
– Не стоит беспокоиться.
– А я и не беспокоюсь. Вы поступили правильно, застрелив гремучую змею. Так что вы можете ожидать от меня того же самого, если возникнет подобная ситуация. На том и порешим, если вы не возражаете.
Джейс дождался едва заметного кивка Онор и начал снова выковыривать камень из подковы Уистлера.
Наконец вскочив в седло, Джейс направил лошадь на дорогу. Онор последовала за ним, и они молча признали, что происшествие с гремучей змеей очень ясно выявило две вещи.
Во-первых, Онор Ганнон не та женщина, которую легко уволить.
Во-вторых, Бак не сможет уволить ее, даже если очень захочет.
Глава 4
Сидя в одиночестве в тишине роскошной Нью-йоркской конторы, Уолтер Коуберн открыл ящик для сигар, стоящий в дальнем углу массивного стола красного дерева, и вынул сигару. Он поднес ее к носу, чтобы вдохнуть терпкий запах, и нахмурился, когда запах оказался совсем не таким, какого он ожидал. Но он был не слишком удивлен. Сейчас мало что отвечало его ожиданиям.
Все так же хмуро Уолтер зажег сигару, потом резко встал и повернулся к окну, находившемуся у него за спиной. Он взглянул на залитую солнцем улицу, на тех безымянных безликих людей, что быстро проходили мимо его конторы.
Безымянные... безликие... оттого, что все они банальны. Они занимаются земными трудами, ведут мирскую жизнь, барахтаются в грязи посредственности, мало зная об утонченных вещах, которые может предложить им жизнь и которые они едва ли оценили бы, даже если бы у них появилась такая возможность, просто из-за своего невежества.
Уолтер вздохнул. Он родился в бедности, но никогда не был равнодушным. Он еще в детстве поклялся себе, что умрет богатым. Он усердно трудился всю жизнь. Будучи молодым человеком и извлекая большую пользу из приятной внешности и бойкого языка, он сделал шаг, который в конечном итоге обеспечил его будущее. С бесстыдной наглостью он убедил некрасивую дочь работодателя в своей любви. После этого не составило никакого труда соблазнить девушку, и у работодателя не осталось другого выхода, как устроить пышную свадьбу для дочери на втором месяце беременности, чтобы ввести сияющую от счастья парочку в общество.
К сожалению, невеста Уолтера не пережила рождения сына, а потому ему пришлось принять решение, повлиявшее на его последующую жизнь. Горюющий тесть умер внезапно, но не неожиданно – через год, оставив Уолтеру право распоряжаться имуществом компании.
Уютно ощущая себя в новой роли, он принял на себя управление семейной фирмой «Каннингем индастриз» с показной неохотой, при этом он вел дела так, что утроил капитал компании по прошествии пяти лет. То обстоятельство, что он приобрел славу «акулы производства», его не волновало. Он хорошо платил адвокатам, защищавшим его интересы.
У него было прочное финансовое положение, сын, которым он гордился и который, к счастью, был совсем не похож на свою некрасивую мать. Уолтер решил предоставить Уинстону всю ту роскошь, какой не было в детстве у него самого, а мальчик доставлял ему радость тем, что вырос красивым, умным и похотливым. Уолтера не слишком беспокоила невоздержанность Уинстона, потому что Уинстон был во всех отношениях именно тем сыном, о каком он мечтал. Даже, несмотря на то что размах сексуальных похождений сына иногда поражал даже Уолтера, он не возражал, а его адвокаты заботились о том, чтобы не пострадала репутация Уинстона.
Уолтер пожал плечами и, с отвращением отбросив сигару, погладил ухоженные седые усы, глядя на то, что творилось на улице. Что же касается его самого, то он приобрел приятную наружность, лишь достигнув сорока лет. И, часто поглядывая на себя в зеркало, он убеждался, что его волосы, несмотря на седые пряди, все еще достаточно густы, чтобы привлечь к себе женские взгляды, и что даже его лицо хорошо сохранилось за эти годы. Несмотря на средний рост, его тело было мускулистым, хорошо сложенным и лишенным жировых отложений. Но главное – его сексуальные желания и возможности мало чем уступали желаниям и возможностям взрослого сына.
Да, все это у него было – достаток, женщины, социальное положение и сын, который во всем подражал своему отцу.
Он совершил лишь одну ошибку.
Эта ошибка стоила его сыну жизни.
Интимная связь Уинстона с местной дебютанткой привела в движение смертоносную лавину. Жесткое давление со стороны отца дебютантки – известного политического деятеля – послужило причиной того, что Уолтер предложил сыну уехать на Запад, пока не уляжется шум, выдумав для него предлог, будто ему необходимо проверить дела банка, недавно присоединенного к семейной деловой империи.
За этим последовало то, что невозможно было ни предвидеть, ни представить. Уолтер до сих пор не мог понять, кто довел Уинстона до такой крайности, что он связался с красивой женой владельца ранчо и оставил ее мертвой в ее же собственном доме!
Для него не имело никакого значения, что Уинстон убил эту женщину. Не имело для него значения и то, что Уинстон выстрелил первым, когда ковбой – муж той женщины – пришел, чтобы отомстить ему за смерть жены. Для него имело значение лишь одно – муж той женщины жив, а Уинстон мертв.
В ярости от того, что его сына, наследника огромного состояния, застрелил какой-то нищий ковбой, Уолтер громко выругался.
Пять лет спустя боль от потери любимого сына была так же сильна.
Пять лет спустя... но наконец-то пришло время, когда он увидит Джейса Рула мертвым.
Уолтер Коуберн повернулся, услышав, как в дверь его конторы постучали, и улыбнулся, когда в комнату вошел прилично одетый господин. Он быстро окинул взглядом этого человека. На незнакомце были костюм и шляпа, его брюки были скроены по последней моде; волосы, достигавшие плеч, были аккуратно подстрижены; короткая борода, которой он щеголял, тщательно расчесана. Черты его лица были ничем не примечательны, если не считать...
Внезапно Уолтер замер. Да, черты лица незнакомца были ничем не примечательны, если не считать тускло-карих глаз, таких холодных и безжизненных, что от них по спине пробегал холодок.
– Вы мистер Беллами, я полагаю? – поинтересовался Уолтер.
– Да, это мое имя.
Уолтер ощутил удовлетворение при звуках западного акцента Беллами.
– Я получил о вас прекрасные рекомендации. Я послал за вами потому, что меня уверили, будто вы легко справитесь с заданием, для которого я вас нанимаю, и вас нисколько не смутит деликатный характер этого задания, – сказал он.
– Вы не разочаруетесь во мне, мистер.
– В таком случае позвольте изложить вам мои требования, мистер Беллами. Я хочу, чтобы вы вернулись в Техас, откуда вы недавно приехали. Некоторое время назад из Хантсвиллской тюрьмы был выпущен на свободу человек по имени Джейс Рул. Он убил моего сына, и я хочу, чтобы вы убили его.
– Нет проблем.
– У вас есть ко мне вопросы? Вы пока ничего не знаете об этом человеке. Вы не знаете, где он, а я не могу вам этого сказать, потому что и сам этого не знаю, – выдохнул Уолтер, испытывая недоверие, причину которого он не мог объяснить.
– Позвольте мне кое-что прояснить, мистер. – Беллами заговорил твердым голосом: – Не позволяйте этому костюму ввести вас в заблуждение. Я одеваюсь в соответствии с тем местом, в каком я нахожусь, но я не щеголь. И еще меня интересует, где сейчас находится этот Джейс Рул. Вы только что сказали, откуда он начал свой путь – от Хантсвиллской тюрьмы, и это все, что мне нужно знать. Никто не умеет выслеживать людей лучше меня... и никто не убивает их лучше меня.
– Я не хочу, чтобы вы просто убили его!
Беллами нахмурился:
– Что же вы тогда хотите?
– Я хочу, чтобы вы заставили его страдать так, как он заставил страдать меня после смерти сына. Я хочу, чтобы он настрадался на много лет вперед, которых у него не будет, так же как их не будет у моего сына. Я хочу удостовериться, что он умрет тысячу раз, прежде чем вы выстрелите в него, чтобы положить конец его страданиям. А перед тем как вы убьете его, скажите ему, что это я нанял вас прикончить его так же, как он прикончил моего сына.
– Я же говорил – нет проблем.
– Дайте мне сказать самое важное. – Уолтер помолчал. – Я хочу получить доказательство его смерти.
– Что мне сделать? Принести вам его уши? – Беллами гнусно хихикнул. – Я принесу все, если вы хорошо мне заплатите.
– Принесите мне неоспоримое доказательство его смерти и полный отчет о страданиях, которые он перенес, и можете выписывать счет.
– То есть?
– Вы установите собственную цену, и я ее оплачу. Половину – сейчас, половину – как только вы войдете в эту дверь с неопровержимыми доказательствами.
– Вы только что сами заключили сделку, – ответил Беллами, пристально рассматривая его холодным взглядом.
Уолтер пожал протянутую руку. У него сильно билось сердце, когда он вышел с Беллами в приемную.
– Выпишите мистеру Беллами чек на сумму, которую он назовет, – непререкаемым тоном заявил он секретарю.
Уолтер повернулся и удалился в свой кабинет, ни разу не оглянувшись. Он закрыл за собой дверь, подошел к окну и смотрел на улицу.
Ждать осталось недолго.
– Кто это?
Бак Стар взглянул на Онор, стоявшую на кухне. Затем он покосился на небольшую дорожную сумку в руке Джейса.
– Что она здесь делает? – раздраженно спросил он.
Онор постаралась взять себя в руки. Она отнеслась равнодушно к дорожному происшествию с гремучей змеей, но испытала потрясение, когда поняла, что жизнь Джейса Рула зависит от легкого движения ее пальца. Теперь, стоя всего лишь в нескольких футах от отца, человека, который за один вечер разрушил размеренную жизнь ее матери, человека, который заставил ее вести унизительное существование, она вспомнила об этом выстреле.
– Ее зовут Онор Ганнон. Она здесь для того, чтобы выполнять работу, которую вы ей предложите, – ответил Джейс.
– Это так?
Бак внимательно всмотрелся в Онор, и та едва удержалась, чтобы не вздрогнуть под его сердитым взглядом.
– Я задал тебе вопрос, девушка, – заявил он, когда она замешкалась с ответом.
Он злости Онор покраснела.
– Меня зовут не «девушка»! Да, я приехала сюда, чтобы найти работу, – огрызнулась она.
Проницательный взгляд Бака не отрывался от ее лица, и сердце Онор бешено забилось.
– Ты слишком молода. Мне нужна здоровая женщина постарше, у которой хватит сил справиться с тяжелой работой, – проворчал он.
– Что у вас тут за работа такая, если вы думаете, что я с ней не справлюсь? – с вызовом ответила Онор. – Мне сказали, вам нужен кто-то для работы по кухне, а я вполне способна на это. Я годами вела хозяйство на ранчо. Я умею готовить и печь, я хорошо копчу мясо и выполняю другую домашнюю работу. А еще я умею поддерживать чистоту в доме.
– Это правда?
– Да, это правда. – Онор смело смотрела в его глаза. – Я приехала в город вчера. Софи Тревор сказала, что поищет для меня работу, но ваша работа слишком заманчива, чтобы ее упустить.
– Слишком хорошая работа, чтобы ее упустить? – Бак фыркнул. – Кстати, а что привело вас в этот городишко? Он мало что может предложить молодой женщине вроде вас.
– Это мое личное дело, – ответила она, проигнорировав его удивленно поднятые брови.
– Это временная работа. Вы снова окажетесь на улице, как только наша экономка сможет ходить, – продолжал гнуть свою линию Бак, не обратив особого внимания на ее дерзкий ответ.
– Знаю. Я слышала ваш разговор с Док Мэгги.
– Не могу сказать, сколько времени это продлится.
– Я и это слышала.
– А вы здорово умеете подслушивать, да?
– Если это мне выгодно.
– И вы всегда говорите то, что думаете?
– Если это мне нужно.
Бак оглядел Онор с ног до головы и заметил револьвер в кобуре, висевший на поясе.
– Вы умеете пользоваться этой штукой?
– Я умею ею пользоваться, когда это необходимо.
Онор услышала, как за ее спиной вздохнул Джейс. Он промолчал, и она была этому рада. Ей не хотелось, чтобы кто-то вмешивался в ее первый разговор с отцом. Бак напряженно рассматривал ее несколько секунд, потом взглянул на часы, стоявшие на полке.
– Что ж, все ясно. Попробуем принять вас на один день. Если вы справитесь, вы наняты.
– Подождите. – Онор нахмурилась. – Вы не сказали, сколько вы будете мне платить.
– А, да. Проживание и питание.
Джейс еще раз нетерпеливо шевельнулся у нее за спиной.
– И?.. – спросила она.
– И ежедневное жалованье, согласно вашим усилиям.
– Не слишком-то щедро.
. – А какая оплата кажется вам справедливой?
– Пять долларов в неделю, проживание и питание.
Мгновение Бак обдумывал ее заявление и наконец кивнул:
– Начинайте готовить. Посмотрим, настолько ли вы умелы, как говорите.
Шаги в коридоре предшествовали появлению в кухне молодой женщины, внешность которой Онор поразила. Красивая блондинка, молодая, но явно чем-то недовольная. Это наверняка была новая жена Бака.
Тон, каким она заговорила, подтвердил вывод Онор.
– Что тут происходит, Бак, дорогой? Кто эта женщина?
– Селеста, дорогая, это Онор Ганнон. Она приехала, чтобы поработать на кухне, пока Маделейн не встанет на ноги.
Онор увидела во взгляде Селесты непонятную враждебность, когда та рассматривала ее с головы до ног, после чего она повернулась к мужу с приторной улыбкой:
– Не думаю, дорогой, что она подойдет. Нам нужна более опытная женщина и, конечно, постарше.
Бак изо всех сил старался угодить жене:
– Нам здесь не из кого особенно выбирать, дорогая, а помощница нужна сейчас. Ты слишком нужна Маделейн, чтобы заниматься кухней, а через несколько часов приедут работники с ранчо и потребуют ужин. Мы ничего не теряем, просто даем ей шанс.
– Маделейн скоро поправится.
– Не так скоро, как ты думаешь. Док Мэгги говорит, что кости нескоро срастутся, особенно если человек не так уж и молод.
– Да что она понимает! – разозлилась Селеста.
Бак нахмурился. Возможность заглянуть в душу Селесты вызвала в памяти Онор ту краткую встречу, когда она познакомилась с Док Мэгги. Тем, как врач неуверенно пожелала ей удачи, когда Джейс объяснил, что она ищет работу на ранчо, было сказано все.
– Прости. Думаю, не следует этого говорить, но Маделейн не испытывает боли, а Док Мэгги ничем практически ей не помогла. Кроме того, где мы устроим эту женщину? Она не может поселиться в комнате Маделейн, и она уж точно не может спать в сарае для угля, – сказала Селеста, заметив, что Бак нахмурился.
– На первое время ей подойдет кладовка. У нас там есть старая койка, мы можем приспособить комнату под жилье, если она оправдает наши ожидания.
Селеста шагнула к Баку. У Онор перехватило дыхание, когда Селеста посмотрела ему в глаза.
– Думаю, ты ошибаешься, – мягко произнесла она. «Если Бак Стар наймет меня...»
«Тогда вас наверняка уволит его жена».
Пророческий ответ Джейса прозвучал в ушах Онор в последовавшем за разговором супругов кратком молчании. Она услышала, как Джейс тихо кашлянул у нее за спиной, и поняла, что и он вспомнил их разговор. Она была уже готова отвернуться, но тут Бак обнял жену за плечи.
– Сейчас ты этого не понимаешь, но тебе нужна помощница, дорогая. Я не хочу, чтобы ты изнуряла себя, пытаясь справиться со всем сразу. Я сказал этой молодой женщине, что мы дадим ей шанс. Не думаю, что мне придется нарушить свое слово.
Онор заметила предательское подергивание гладких щек Селесты.
– Конечно, ты прав, Бак. Ты всегда прав, – извиняясь, прошептала она и взглянула на чашку в своей руке. – Я пришла только за водой для Маделейн. Она так страдает, бедняжка.
– Да, дорогая, я знаю.
Бак с любовью смотрел на изящную фигуру Селесты, пока та наполняла чашку и шла по коридору к комнате Маделейн, потом повернулся к Онор:
– Селеста будет сюда заходить.
Онор с трудом удержала слова, готовые сорваться с ее губ. Этот человек слепо повинуется жене! Совершенно очевидно, что Селеста не хочет ее здесь видеть, и его слова ничего не изменят.
Онор размышляла над этим, когда Бак обратился к Джейсу:
– Покажи ей, где находится коптильня. Я поручаю тебе разобраться с кладовкой и достать то, что ей потребуется. Пожалуй, уже слишком поздно идти помогать другим работникам. – Бак повернулся к Онор: – Поглядим, на что ты способна, девушка.
– Меня зовут Онор.
Бак отвернулся, ничего не ответив. Онор вскипела. Ей нужно показать, на что она способна, да? Онор оглянулась на Джейса:
– Ты слышал, что сказал хозяин? Давай приниматься за дело.
Они возвращались из коптильни с припасами, когда Джейс нарушил молчание:
– Это не продлится долго.
– Что не продлится?
– Ваша работа в этом доме. Жена хозяина не хочет, чтобы он вас нанял, и мне кажется, она добьется, что он вас уволит.
– Может быть.
– Я не стал бы рассчитывать на многое.
– Я не настроена просить совета.
– Вы скоро разочаруетесь.
– Это мое дело.
– Послушайте, Онор...
Онор распахнула дверь кухни:
– Просто положите все на стол. Мне нужно работать.
Уходящее за горизонт солнце светило в окно и согревало Джейса, сидевшего у стола с вилкой в руке. Его тарелка была почти пуста, а он уже ждал следующей порции. Ему пришло в голову, что Онор заставит его взять свои собственные слова назад вместе с едой, каждым кусочком которой он наслаждался.
Джейс взглянул на тех, кто сидел рядом с ним. Рэнди, на несколько лет старше любого из них, уплетал за обе щеки. Вчера он сказал Джейсу, что работает на «Техасской звезде» со дня основания ранчо, хотя все еще был худым и бодрым, да и мало что свидетельствовало о его возрасте.
Митч был выше и уже с сединой. Более спокойного человека, чем он, Джейс никогда не встречал. За столом Митч ел не останавливаясь.
Имя Большой Джон говорило само за себя. Большой и сильный ковбой был одного роста с Джейсом, но тяжелее его по меньшей мере фунтов на шестьдесят. Нет, он не хотел бы вступать в драку с Большим Джоном, да и повода для этого не было. Джейс никогда не встречал столь уравновешенного человека. Или настолько голодного.
Джейс поглощал пищу и размышлял. Он пока мало общался с этими людьми, но уже понял, что эти руки могли справиться с любой работой на ранчо. У него сложилось впечатление, что у Бака не хватает помощников из-за Селесты, и, насколько он мог судить, оставшиеся работники ее не любили. Интересно, знал ли Бак истинную цену этим людям? В его голове крутилась мысль о том, что если бы несколько лет назад у него были такие же работники, то все могло бы сложиться по-другому. Пег могла бы...
– Джейс, передай мне, пожалуйста, картофель.
Голос Большого Джона вернул Джейса к реальности. Он передал ему миску.
– Проклятие! Здесь на донышке!
– А ты чего ожидал?
Рэнди проглотил то, что было у него во рту, и проворчал:
– Это все новенький. У этой миски есть дно, знаешь ли.
Его разочарование выглядело комичным, и Большой Джон улыбнулся:
– Дело в том, что я сто лет не ел такой вкуснятины.
– Эта малышка уж точно знает, как готовить.
– Ее зовут Онор, – отозвался Митч.
– У меня такое чувство, что эта малышка не только готовить умеет.
Джейс резко повернулся на замечание Митча, но потом расслабился, когда тот снова заговорил:
– Я сегодня видел, как она ездит верхом. Она явно знает, как обращаться с лошадьми, а еще я думаю, что она носит револьвер не только для развлечения.
– Интересно, зачем эта симпатичная девушка нанялась поварихой в это осиное гнездо?
Рэнди покачал головой:
– Мне кажется, ей нужно выйти замуж и держать на коленях одного или двух младенцев. Был бы я на пару лет моложе...
– Нашего хозяина возраст никогда не останавливал.
Рэнди повернулся на насмешку Митча и поднял брови.
– Зато у меня здравого смысла больше, чем у него. – Он озабоченно спросил: – На этом подносе осталась еще ветчина?
– Кончилась.
– Проклятие.
Губы Джейса тронула улыбка. Такой нежной ветчины он никогда не пробовал, картофельное пюре было сливочным и густым, пшеничный хлеб был таким вкусным, что не верилось, что это хлеб, сухое печенье было легким, словно облако, а соус – однородным и нежным. Онор принесла все это в сарай для угля, где ужинали рабочие, на подносах и в мисках, испускавших пар, полных до краев. Она доказала, на что способна, и у Джейса возникло странное ощущение, что Селесте в отличие от него не очень понравились собственные слова.
– Как вы думаете, Селеста скоро избавится от этой малышки?
Отрезвляющий вопрос Большого Джона тут же заставил всех замолчать.
– Наверное, она не продержится и недели. Она красива и молода, а такие не нравятся Селесте, – наконец проговорил Митч, пожав плечами.
– Жаль, но я думаю, и ты тут долго не задержишься. Селеста занята в основном тем, что увольняет работников и не позволяет хозяину нанимать новых, – пробурчал Большой Джон, взглянув на Джейса.
Джейс нахмурился:
– Зачем ей это?
– Просто в нее вселился дьявол.
– Да ладно, хватит! – Рэнди отодвинул свой стул от стола и окинул всех предупреждающим взглядом. Разговор сразу прекратился. – Мы поели, и, по-моему, эта молодая женщина сейчас придет за пустыми тарелками.
– Я их отнесу, – услышал Джейс собственный голос. – Мне все равно нужно кое-что сделать для нее в кладовке.
– Ну-ну... новая девушка и новый работник, кажется, неплохо ладят, – прокомментировал Митч.
Большой Джон хихикнул.
Рэнди кашлянул.
Джейс взял тарелки и вышел, ничего не ответив.
Они не могли бы ошибиться сильнее, чем сейчас.
– Я буду возражать, – тихо прошептала Селеста.
Она стояла рядом к кроватью Маделейн, непреклонная в своей ярости.
– Я не потерплю эту Онор в моей кухне и в моем доме! Бак нанял ее сразу, как только поужинал. Он велел ей послать кого-нибудь в город за ее вещами, а эта ведьма даже не выразила ему благодарности, – прошипела она в бешенстве.
Темные глаза негритянки были тусклыми от боли. Ее волосы, обычно спрятанные под ярким тюрбаном, были беспорядочно разбросаны по подушке, а черты лица обострились.
– Эта новая кухарка такая же красивая, как ты?
– Нет, конечно, – высокомерно процедила Селеста. – Знаешь, как-то Бак странно на нее смотрит. Он не обращает внимания на ее высокомерие. Он спокойно переносит его, но никогда не стал бы терпеть подобное ни от кого другого, и это меня тревожит.
– Твой муж скоро устанет от нее.
– Я не хочу ждать, пока он устанет, разве ты не понимаешь? Я устала ждать. Я хочу, чтобы его драгоценная «Техасская звезда» превратилась в пыль и развеялась по ветру, а ты в твоем теперешнем состоянии не можешь мне ничем помочь!
Маделейн уставилась на Селесту, сдвинув брови. Она испытывала злость и боль. Она всегда знала, что ее дорогая Селеста – балованное дитя, в юности перенесшее лишения, и в этом был виноват человек, ставший теперь ее мужем. Это дитя было вынуждено торговать своей красотой и телом, чтобы подняться наверх из сточных канав Нового Орлеана. Это дитя, как и она сама, посвятило себя мести, в чем она поклялась у смертного одра матери. Но, несмотря на все это, она балованное дитя. Этот факт никогда не был так очевиден, как в тот момент, когда Селеста вовсе забыла о боли Маделейн и думала лишь о своей мести.
– Чтобы сломанные кости срослись, нужно время, – прошептала Маделейн.
– Ты говоришь, как Док Мэгги, и я этого не вынесу! Воспользуйся твоими ядами... твоими настоями. Они тебя никогда не подводили.
– Ты хочешь слишком многого.
– Нет, не многого! Я хочу, чтобы эта женщина покинула мой дом, слышишь?
Селесту трясло от ярости.
– Все было так хорошо! Кражи скота подорвали финансовое могущество Бака и увеличили мой банковский счет, большинство работников ушли, а твои яды едва не довели его до могилы. Потом вернулся Кэл. И сейчас Дерек – единственный, кто уцелел из всей банды. Кэл – герой нашего городка, а Бак выздоравливает.
– Твой муж не выздоравливает. Я просто предусмотрительно сделала перерыв и стала давать ему меньше. Он никогда не восстановит то, что у него забрали мои травы.
– Мне лучше знать об этом – он выздоравливает, говорю тебе!
– Нет.
– Да! – Помолчав, Селеста процедила: – У него все получилось, когда он вчера занимался со мной любовью. Я была вынуждена терпеть его ужасный старый член внутри себя, стонать и задыхаться, притворяясь, что испытываю страсть.
– Это невозможно!
Глаза Селесты сверкали гневом.
– Ты сомневаешься в моих словах?
– Нет, но...
Селеста стиснула зубы.
– Я приказываю тебе поправиться, Маделейн, – выдавила она из себя.
Маделейн закрыла глаза. Она не приняла ни одного из болеутоляющих лекарств, которые ей оставила Док Мэгги. Она предпочитала более сильнодействующее средство, которое хранила в ящике туалетного столика. Она потом попросит Селесту сходить за ним, чтобы сон, который вызывает этот порошок, никто не нарушил.
Маделейн взглянула в прекрасное лицо Селесты, искаженное злобой. До этого она лишь пару раз видела ее в таком состоянии, и каждый раз пугалась. Селеста была в такой ярости и отчаянии, что могла бы изменить ход событий, которые на нее свалились в последнее время. И никто не мог бы предсказать, как она поступила бы, если бы ничего не изменилось, а если бы Селеста сейчас вышла из-под ее контроля, ее дорогая Джанетт не была бы отомщена.
– Ты не одинока в твоем горе, Селеста. Я проклинаю тот неудачный шаг, который привел меня в это состояние, – не из-за боли, которую я испытываю, а из-за тебя, – прошептала Маделейн. – Но у меня есть лекарства, которые снимут и твою, и мою боль, пока я не смогу опять помогать тебе.
– Какие лекарства?
– Принеси мою сумку из нижнего ящика комода.
От Маделейн не укрылось, что Селеста чуть помедлила, прежде чем выполнить ее просьбу.
На лбу и верхней губе Маделейн выступила испарина, она села и вынула из сумки, поставленной Селестой на постель, пузырек.

Барбьери Элейн - Звезда любви => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Звезда любви автора Барбьери Элейн дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Звезда любви своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Барбьери Элейн - Звезда любви.
Ключевые слова страницы: Звезда любви; Барбьери Элейн, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Соционика