Фармер Филип Хосе - Многоярусный мир - 1. Создатель вселенной - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Грегори Джил

Всегда ты


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Всегда ты автора, которого зовут Грегори Джил. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Всегда ты в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Грегори Джил - Всегда ты без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Всегда ты = 215.82 KB

Грегори Джил - Всегда ты => скачать бесплатно электронную книгу



OCR JuLia
«Всегда ты»: АСТ; 1997
ISBN 5-697-00095-2
Аннотация
Не было в штате Вайоминг красавиц, равных Мелоре Дин. Ее волосы отливали золотом, ее походка заставляла чаще биться мужские сердца. Но накануне венчания в ее комнату — и в ее жизнь — вошел незнакомый мужчина… Так начинается захватывающая история романтической любви, за которую придется отчаянно бороться, любви, в которой счастье достается в награду лишь тем, кто достойно выдержит тяжкие испытания…
Джил Грегори
Всегда ты
Пролог
Рохайд, штат Вайоминг

Ему никогда не приходилось выслеживать женщин. По правде говоря, это было ему совсем не по душе. Но жизнь не оставляла выбора.
Вытянув ноги и низко надвинув на глаза шляпу, незнакомец удобно расположился за маленьким квадратным столиком салуна «Игривая лошадь». Неторопливо потягивая виски, он прислушивался к пьяному гомону разгулявшейся толпы. Хохот, сдобренный смачными выражениями, был почти так же осязаем, как клубы густого табачного дыма, окутавшие полуосвещенный бар со стойкой красного дерева и покрытые сукном игровые столы.
Огромный зал салуна, с отклеившимися кое-где красными бархатными обоями и медными подсвечниками, похожий на множество таких же заведений по всей Аризоне, Нью-Мексико и Неваде, был переполнен ковбоями, местными фермерами и ловкачами всех мастей, среди которых опытный глаз незнакомца сразу отметил несколько карточных шулеров. Мужскую компанию разбавляли полдюжины девиц с кроваво-красными губами, в дешевых вульгарных платьях; резкий цветочный запах духов соперничал с крепким ароматом табака, виски и патоки. Рьяный пианист, расположившийся в углу, изо всех сил долбил по клавишам. Звенели монеты, и тяжелые сапожищи глухо стучали по полу.
Словом, картина была совершенно обычной для подобных мест, как правило, богатых яркими красками, звуками, запахами. И разговорами.
Разговоры вертелись вокруг… Мелоры Дин. Она была дочерью Крейга Дина, владельца самого большого во всей округе ранчо «Плакучая ива», и самой красивой девушкой города, а возможно, и всего штата.
Незнакомец уже успел наведаться на ранчо, но ему не удалось увидеть девушку.
Допив виски, он заказал себе еще и весь превратился в слух.
Практически у каждого в «Игривой лошади» нашлось что сказать о Мел Дин. Люди не скрывали своего восхищения, называя ее настоящим сокровищем и упоминая, что она во всем походит на своего отца. Кроме всего прочего, они говорили, что на следующий день Мел предстоит выйти замуж за Вайэта Холдена.
Ни одна живая душа в салуне «Игривая лошадь», кроме этого незнакомца в серой поношенной рубашке, залоснившихся брюках, с темно-синим платком, небрежно повязанным вокруг шеи, не догадывалась, что произойдет на следующий день, А именно: в это самое время Мелора Дин бесследно исчезнет из города.
Он вовсе не собирался соблазнить девушку, однако задумал похитить ее во что бы то ни стало.
Его разумом владела только одна мысль: свадьбы этой счастливой парочки не будет. Скорее будут похороны.
Взрыв хохота, донесшийся со стороны компании игроков в покер, был заглушен чьим-то требованием очередной порции выпивки.
Он расплатился за виски, окинул цепким взглядом зал и через двойные двери салуна решительно вышел на улицу, растворившись в сумерках Вайоминга.
Час настал.
Глава 1
Ранчо «Плакучая ива»

Мелора Дин, устало облокотившись на отцовскую конторку, угрюмо смотрела на кипу бухгалтерских книг, лежавших перед ней.
Гневный спазм сковал ей горло.
— Эти раслеры, чертовы угонщики! Будь моя воля, с удовольствием вздернула бы каждого из них!
Она отбросила назад выбившиеся из тугого пучка золотистые пряди волос и усилием воли заставила себя еще раз внимательно просмотреть цифры, надеясь, что в них закралась какая-то ошибка.
Нет, все правильно. Мелора закрыла глаза, пытаясь подавить закипающую злость.
Жаворонок за окном выводил знакомую ей с детства переливчатую трель. Незамысловатые звуки лились легко и свободно, пробуждая сладостную грусть, бередя сердце.
Тяжело вздохнув, девушка крепко сжала губы, думая о прекрасных бескрайних просторах Вайоминга, о стадах, безмятежно пасущихся на холмах вокруг их ранчо, и ярость с новой силой захлестнула ее.
Они с Джинкс родились и выросли на этой земле, слившись в одно целое с полями и холмами. «Плакучая ива» была их домом по праву рождения. И вот теперь они могли потерять ее навсегда.
«Господи, — с тоской думала Мелора, — за что на нас свалилось столько несчастий? Сначала убили папу. Теперь мы рискуем лишиться и ранчо. Я не могу… не могу… допустить этого».
Склонив голову, девушка изо всех сил потерла глаза.
«Не смей плакать! Думай, как выйти из положения!» — яростно убеждала она себя.
Но слезы закапали сами собой. Мелора, как и Джинкс, всем существом любила «Плакучую иву», не представляя себе жизни вне родных стен. Ранчо досталось им в наследство от отца, который построил его своими руками, вложив в него сердце и душу. Но теперь проклятые раслеры (так в здешних местах именовали угонщиков скота), убившие отца, пытаются окончательно их разорить, и она не в силах этому противостоять.
— Для девушки, собирающейся завтра под венец, ты слишком уж увлечена работой, — услышала Мелора голос Эгги Керне.
Она взглянула на маленькую изящную женщину и лишь грустно покачала в ответ головой. Восемь лет назад, когда умерла их мать, Эгги взяла на себя заботу о девочках. На вид ей было около шестидесяти. Несмотря на кроткие голубые глаза и седые кудряшки, обрамлявшие лицо, Эгги обладала редким даром вселять надежду, была тверда, практична и беззаветно любила своих подопечных. У нее был веселый нрав и горячее сердце. С особой теплотой она стала относиться к Джинкс, после того как с той случилось несчастье.
— Перестань поучать меня, Эгги! — Мелора нахмурилась. — Просто я хотела просмотреть несколько бухгалтерских книг, и ничего более…
— Думаю, необязательно делать это сейчас, детка. Завтра в это время ты уже будешь наслаждаться свадебным путешествием, и, держу пари, у тебя еще ничего не собрано.
Мелора кивнула с покорностью провинившегося ребенка, что немало огорчило Эгги. Мелора Дин была прелестной молодой женщиной. В свои двадцать лет она обладала таким завидным запасом неистощимой энергии, что вполне могла бы затмить пятерых здоровенных парней. Однако с тех пор как погиб отец, девушка буквально таяла на глазах, изводя себя работой. Надо было положить этому конец.
— А теперь послушай меня, дорогая, — мягко произнесла Эгги, подходя к конторке. — Ты вполне могла бы доверить Вайэту привести в порядок финансовые дела после свадьбы. Увидишь, он прекрасно справится с этим. Думаю, ты и так достаточно потрудилась, терзая себя заботами о скоте, раслерах и неоплаченных счетах. .
— Ну что ж, время покажет, — сказала Мелора, убирая книги в ящик конторки. — Мне бы не хотелось, чтобы «Плакучая ива» была Вайэту в тягость. Это мой крест. Ну в крайнем случае я всегда смогу воспользоваться его советом, — поспешно добавила она, заметив, как Эгги открыла рот, чтобы возразить ей.
Вайэт Холден уже не раз предлагал Мелоре хорошенько проверить книги и приложить весь свой опыт, накопленный в делах подобного рода, чтобы поправить дела на ранчо. Он даже был готов вложить средства в покупку большего поголовья скота и нанять дополнительную рабочую силу, чтобы контролировать территорию ночью. «Он такой замечательный», — думала Мелора, с замиранием сердца представляя себе красивого темноволосого мужчину, чьей женой ей предстояло стать всего несколько часов спустя.
Вайэт Холден вел дела нескольких своих предприятий в городе и присматривал за соседним с «Плакучей ивой» ранчо «Даймонд», которое четырьмя месяцами раньше досталось ему в наследство от дяди.
«И все же сохранить доброе имя „Плакучей ивы“ — мой долг», — сказала себе Мелора. Оставалось только выяснить, как добиться этого.
В одном Эгги была права: решение проблем надо отложить до конца медового месяца. Главное сейчас — предстоящее венчание и свадебное путешествие, в которое они сразу же отправятся. Не успела Мелора подняться со стула, чтобы заняться приготовлениями к отъезду, как услышала цокот копыт приближающейся лошади.
— Господи, кто бы это мог быть? — недоуменно произнесла Эгги.
Выглянув в окно, Мелора увидела всадника на великолепном вороном жеребце, державшегося в седле с непринужденной грацией светского человека. Лицо девушки озарила очаровательная улыбка, покорившая немало сердец.
— Это же Вайэт! — радостно воскликнула она и пулей вылетела из комнаты.
Эгги с улыбкой наблюдала из окна, как стройная золотоволосая девушка вихрем пронеслась по двору навстречу своему возлюбленному. Даже в простой черно-красной клетчатой рубашке и джинсах она выглядела потрясающе. В надвигающихся сумерках ее легкая точеная фигурка как будто излучала свет, восхищая исходившим от нее очарованием.
Высокий темноволосый Вайэт Холден, с неизменно лукавой улыбкой на красивом лице, прекрасно оттенял изысканную красоту Мелоры.
«Наконец-то появился надежный человек, который позаботится о девочке и разделит с ней все тяготы и беды», — подумала Эгги, глядя, как Вайэт заключает Мелору в объятия, и невольно прослезилась от счастья.
Поистине, эти двое составляли превосходную пару.
— Пойдем прогуляемся, — предложил Вайэт, наконец оторвавшись от губ Мелоры. — Я привез тебе подарок.
— Так скорее дари его. Ты же знаешь, как я нетерпелива.
Вайэт фыркнул от смеха, увлекая Мелору в тополиную рощу, позади загонов для скота.
— Послезавтра, дорогая, нам уже ничего не придется ждать, — волнующе произнес он.
Мелора смущенно улыбнулась, чувствуя, как краска заливает ее лицо. Она прекрасно поняла собиралась надеть завтрашней ночью. Она представила, как появится перед Вайэтом в этом струящемся великолепии, как вспыхнут его глаза. Он обнимет ее, и их губы сольются в долгом волшебном поцелуе. Затем он медленно развяжет шелковые ленты, придерживающие лиф, и…
Голос Вайэта прервал упоительные мечты.
— Присядь здесь, Мелора, — сказал он, указывая на лежащее на земле бревно. — Закрой глаза и дай мне руку.
На раскрытую ладонь девушки легла изящная коробочка, красиво перевязанная желтым бантом, при виде которой все тревоги, связанные с ранчо, отошли на задний план. Золотисто-карие глаза Мелоры светились от предчувствия чего-то волшебного, когда она открывала крышку. Девушка просто задохнулась от восхищения, увидев содержимое, и ее губы невольно округлились,
— Боже мой, Вайэт! Она великолепна! — воскликнула Мелора, осторожно извлекая из коробочки изумительной красоты камею, искусно выточенную из слоновой кости. Тонкая золотая цепочка, поддерживающая ее, сверкала в надвигающихся сумерках. — Никогда не видела ничего более прекрасного.
— А я видел, — произнес Вайэт, приподнимая подбородок Мелоры и пристально разглядывая ее лицо. Его взгляд был настолько откровенным, что девушка почувствовала, как кровь бешено застучала у нее в висках. — Каждый раз, когда я смотрю на тебя, Мелора, я вижу самую ослепительную драгоценность, которую когда-либо знал белый свет.
«Господи, есть ли на земле кто-нибудь лучше него?» — подумала Мелора, зардевшись от счастья, когда Вайэт заключил ее в свои объятия.
Его прикосновение было страстным, уверенным и необычайно нежным. Она попыталась представить, как следующей ночью эти руки будут ласкать ее тело, постепенно освобождая его от одежды, и ее сердце затрепетало от волнующего предчувствия.
Окинув взглядом камею, украсившую изящную девичью шею, Вайэт просиял. Его глубоко посаженные проницательные синие глаза светились от удовольствия.
— Знаешь, в ней нет и малой доли твоей красоты, дорогая. Это лишь маленький предсвадебный подарок, знак моей любви к тебе. Надеюсь, ты с нетерпением ждешь завтрашнего дня? Все ли готово к нашему медовому месяцу?
— Почти. Осталось лишь кое-что еще уложить. Я была так занята сегодня. Пришлось просмотреть платежные ведомости… но не стоит сейчас об этом говорить.
Вайэт нахмурился и, сев на бревно рядом с Мелорой, машинально поправил выбившуюся из ее прически золотистую прядь.
— Мне тяжело видеть, как ты изводишь себя бесконечными заботами о ранчо. После свадьбы я непременно освобожу тебя от этого.
— Это невозможно. Долги «Плакучей ивы» — моя забота, — горячо возразила Мелора, но Вайэт даже не дослушал, прижав палец к ее губам.
— Пойми, дорогая, отныне все, что связано с тобой, — моя забота. Ты что же, не доверяешь мне вести твои финансовые дела?
— Что ты, конечно, доверяю! — горячо проговорила Мелора, спохватившись, не обидела ли его. Она обняла Вайэта за шею. — Все совсем не так! Просто я не хочу обременять тебя своими проблемами, — Она с тревогой вглядывалась в его лицо. — У тебя своих забот масса, ведь эти мерзавцы раслеры нанесли ущерб и твоему ранчо. А потом, твой бизнес…
В пылу спора Вайэт даже не обратил внимания на белок, резвящихся вокруг них, не заметил, как необыкновенные лиловые сумерки окутали их со всех сторон. Глаза его были устремлены на Ме-лору.
— Поверь, дорогая, для меня нет более важного занятия, чем сделать тебя счастливой. Я знаю, что ты не будешь счастлива, если потеряешь «Плакучую иву», и поэтому приложу все силы, чтобы сохранить ее для тебя.
Теплое чувство благодарности охватило Мелору. Столько времени она билась одна, чтобы хоть как-то поддерживать дела на ранчо. А теперь ей надо лишь привыкнуть к тому, что у нее есть муж, который хочет помогать ей во всем и заботиться о ней и Джинкс. Словно огромный камень свалился с плеч. Чувство любви и благодарности переполнило Мелору, и, обняв Вайэта, она нежно поцеловала его.
— Спасибо тебе. Я не могу сейчас в должной мере отплатить тебе за доброту. Обещаю не усложнять тебе жизнь своими проблемами, но буду признательна за некоторую помощь, совет…
— Ты всегда можешь рассчитывать на меня, — проговорил Вайэт, целуя Мелору в губы. — Мы решим все проблемы сразу после медового месяца, — добавил он, проводя пальцем по ее нежному подбородку. — Я не хочу, чтобы миссис Вайэт Холден забивала себе голову делами, которые вполне может взять на себя ее муж. Тем временем ты сможешь вплотную заняться поисками хорошего врача для Джинкс…
Пронзительный крик, долетевший со стороны дома, взорвал мирную тишину ночи.
— Это Джинкс! — Мелора мгновенно вскочила с места. Ее глаза потемнели от страха. Ветер донес до них слабые звуки, похожие на рыдания, — Что-то случилось! — воскликнула она, устремляясь к дому.
Вайэт бросился за ней.
Ужас ледяными тисками сковал сердце. Мелора буквально летела к дому. Вдруг она снова услышала крик. На этот раз ей удалось разобрать слова:
— Мел… Эгги… на помощь. Вайэт первым взбежал на крыльцо и рывком распахнул перед девушкой дверь.
— Где ты, Джинкс? — не помня себя от страха закричала Мелора, ворвавшись в дом.
— Она здесь, на кухне, — послышался голос Эгги, и молодые люди стремглав бросились через прихожую и гостиную к кухне.
Малышка Джинкс лежала на полу в девяти футах от своей инвалидной коляски. Ее длинные рыжие, с золотым отливом волосы разметались по полу, а огромные оливковые глаза были полны слез. Девочка горько плакала, и Эгги, стоя перед ней на коленях, пыталась ее успокоить.
— Я попробовала х-ходить. Мне хотелось у-удивить вас… и самой пройти до алтаря в день вашей свадьбы, — задыхаясь от рыданий, пробормотала Джинкс.
Вайэт поднял ее на руки.
Мелора оттолкнула инвалидную коляску, стоявшую у него на пути.
— Вайэт, пожалуйста, отнеси Джинкс в гостиную, — взволнованно произнесла она, хватая сестренку за руку. — Ты не ушиблась? — с тревогой вглядываясь в бледное личико девочки, спросила Мелора, стараясь не отставать от Вайэта и ни на секунду не выпуская руку сестры из своей.
Эгги тоже поспешила за ними.
— Да нет, я только ударилась локтем, но… Вайэт усадил девочку на ситцевый диван, покрытый множеством подушек.
— Болит где-нибудь еще? — снова принялась расспрашивать Мелора, опускаясь рядом с сестрой на диван.
— Нет. Прости, что испугала тебя, но мне хотелось преподнести вам сюрприз. Это было бы моим свадебным подарком!
— Он был бы самым лучшим в мире! — поспешила заверить ее Мелора, изо всех сил стараясь сдержать навернувшиеся слезы. — Но с ним можно и подождать, Джинкс. К чему нам спешка?! Как только доктор выяснит причину, ты тут же сможешь ходить.
Несчастье настигло Джинкс прошлой весной, в то самое раннее утро, когда она, объезжая ранчо верхом, обнаружила в кустарнике труп их отца с пулей в голове.
При виде этого жуткого зрелища девочка лишилась чувств и упала с лошади. И хотя все кости были целы и на теле, не считая нескольких синяков, не было никаких видимых физических повреждений, Джинкс больше не могла ходить.
— Я думала, что у меня получится; мне так хотелось удивить тебя. Ты моя единственная сестра, и свадьба в твоей жизни будет только раз, — прошептала Джинкс, уронив от отчаяния голову. Сердце Мелоры разрывалось от боли и любви. Если бы от ее желания помочь зависело здоровье сестры, девочка уже давно могла бы бегать быстрее ветра. Однако единственное, что могла сейчас Мелора, — это приласкать и успокоить Джинкс.
— Какие пустяки, глупышка. Что действительно важно, так это то, что ты идешь на поправку.
Она нежно обняла Джинкс, осторожно сжав ее хрупкие плечики, и заботливо откинула назад упавшие на маленькое заостренное личико мягкие рыжевато-золотистые пряди.
Глядя на сестер, Эгги невольно поймала себя на мысли, что они, как это ни странно, были одновременно и разными, и очень похожими. Мелора, с ее густыми прямыми волосами цвета темного золота, рассыпавшимися по плечам, желтовато-карими глазами и шелковистой, персикового цвета кожей, похожая на прекрасную сказочную принцессу, обладала несгибаемой волей и адским темпераментом. Она унаследовала отцовскую целеустремленность и непреклонность характера, в то время как малышка Джинкс была истинным воплощением их впечатлительной и мечтательной матери — Александры Дин. У нее были точно такие же большие зеленые глаза и пышные рыжие локоны. Зато маленькие задорные веснушки, разбросанные по курносому носику, были ее собственными. Джинкс рисовала пером изысканные этюды, наряжала трех своих кошек в шляпки и крошечные жилеты, которые ее научила шить Эгги, и проводила много времени со своей лошадью — Сэром Галахадом. Кроме того, девочка частенько коротала ночные часы с книгой, зачитываясь порой чуть ли не до утра.
Джинкс, как и Мелора, была очень смышленой и хорошо училась, но год назад отказалась посещать школу и не захотела видеть никого из своих друзей. Старшая сестра не находила себе места, видя девочку в таком подавленном состоянии. И Эгги, подсознательно чувствовавшей, что Джинкс вовсе не нуждается в жалости, приходилось постоянно успокаивать Мелору.
— Девочке нужно время, чтобы прийти в себя после перенесенного стресса и залечить душевные раны. Эта малышка обладает силой духа, присущей всем Динам. Не стоит так волноваться за нее. Вот увидишь, — уверенно говорила Эгги Мелоре, — с ней будет все хорошо.
Глядя на сестер, бок о бок сидящих на диване и трогательно склонивших друг к другу прелестные головки, Эгги почувствовала прилив нежности, переполнивший ее сердце безграничной любовью к ним обеим. Да, на долю этих девочек выпали трудные времена… Однако каждая из них — Эгги была в этом убеждена — обладала гораздо более крепкой натурой, чем это казалось. Они любили друг друга и свое ранчо с такой же неистовой силой, как и их отец. Эгги подсознательно чувствовала, что у каждой из сестер достаточно боевого духа, чтобы справиться с любыми трудностями, возникшими на их пути.
Она перевела взгляд на Вайэта. Он улыбался, нежно глядя на Мелору.
«Господи, храни этого человека, — подумала женщина. — Он поможет им обеим. Он послан в Рохайд самим Богом».
— Ты непременно поправишься, Джинкс, — тем временем уверенно говорил Вайэт, словно подтверждая мысли Эгги. — Я обещаю тебе это. Мы найдем лучших докторов, какие только есть. Не важно где, в Бостоне или Филадельфии, Чикаго или Нью-Йорке. Они проведут самое квалифицированное обследование и вынесут заключение, из которого будет ясно, что все-таки с тобой произошло.
— Но что бы то ни было, юная леди, вы непременно справитесь с этим, — уверенно вставила Эгги.
— Ты говоришь точь-в-точь как папа! — улыбнулась Джинкс, и ее оливково-зеленые глаза озарились едва затеплившейся надеждой.
— А он всегда был прав, не так ли? — произнесла Эгги, назидательно погрозив пальцем.
— Да, но только не тогда, когда спорил со мной, — уточнила Мелора, лукаво улыбнувшись.
— Кстати, о спорах. Я не потерплю никаких возражений по поводу того, что собираюсь сказать. Уже поздно, и вам, юные леди, пора в постель. — Эгги многозначительно посмотрела на Вайэта. — Вашей невесте, мистер, необходимо выспаться, чтобы хорошо выглядеть завтра. В противном случае вы поведете к алтарю эдакий заспанный злой дух в образе женщины.
— Боже упаси, моя любимая никогда не будет похожа на злого духа, — улыбаясь, заступился за Мелору Вайэт, видя, как та уже открыла рот, чтобы возразить.
— Я, конечно, пошутила. Хотя голова этой юной леди и без того забита разговорами о ее красоте, так что не было смысла подливать масла в огонь, — решительно заявила Эгги, хотя глаза ее светились добротой. — К тому же бедняжке Мел еще придется заняться сборами! Так что, Вайэт, в любом случае вам пора домой. Дайте возможность этим девочкам немного передохнуть.
Час спустя, после того как все трое перекусили на кухне клубничным пирогом с молоком, Эгги намеренно поднялась к себе в комнату на втором этаже, чтобы дать сестрам возможность поговорить. Мелора отвезла Джинкс в ее комнату и помогла ей приготовиться ко сну; девушка прекрасно сознавала, что это последние минуты, которые она проводит с сестрой до своего замужества.
После несчастного случая маленькая гостиная на первом этаже была переоборудована в спальню, с тем чтобы Джинкс не приходилось спускать и поднимать по лестнице. Комнатка была уютно обставлена. В ней стояла медная кровать, покрытая ярким лоскутным одеялом, висели желтые занавески, а на полке возле окна стояла коллекция любимых книг и кукол.
Стоило только Джинкс сесть на кровать, как два маленьких котенка тут же свернулись калачиком у нее в ногах, а третий решил охранять ее, уютно устроившись на коленях. Мелора тем временем принялась расчесывать волосы Джинкс.
— Вайэт такой славный. Да, Джинкс? — говорила она, осторожно погружая расческу в роскошные огненные локоны. При этом воображение унесло ее в то мгновение, когда он положил на ее ладонь украшенную лентами коробочку. — Так мило с его стороны подарить мне эту камею.
— Она великолепна.
— Он самый красивый мужчина, которого я видела в Рохайде, — продолжала Мелора. — Конечно, после папы, — тут же добавила она, и ее глаза невольно наполнились влагой. — К тому же такой внимательный и добрый. Любимый мой, как, же мне посчастливилось встретить тебя?
— Хм…
Услышав неопределенный возглас сестры, Мелора замерла с расческой в руке и осторожно заглянула в глаза Джинкс.
— Что означает твое «хм»? — с опаской спросила она.
— Я хотела сказать «не знаю», — ответила девочка.
Мелора в недоумении уставилась на сестру.
— Что-то не так, Джинкс? Тебе ведь нравится Вайэт, правда? — взволнованно спросила она. Девочка молчала. — Уж не хочешь ли ты сказать, что лет?
У Мелоры был такой удрученный вид, что Джинкс немедленно принялась кивать.
— О, конечно, он мне нравится, Мел. Честное слово, нравится. — Девочка нервно сглотнула. Котенок потерся носом о ее колено. — Я хотела сказать, что мы знакомы с ним совсем немного, а ты ведь знаешь, чего мне стоит привыкнуть к человеку. Но я думаю, что он красивый и хороший и… — торопливо проговорила Джинкс.
— Он будет нам надежной опорой, вот увидишь, детка, — тихо сказала Мелора. Она положила расческу и присела на кровать рядом с сестрой. — Мы все будем счастливы. Трудные времена остались теперь позади.
Джинкс прикусила нижнюю губу. Она всегда поступала так, когда сильно волновалась.
— Не пытайся ввести меня в заблуждение, — серьезно произнесла она, точь-в-точь как это делал отец, тем самым невольно вызвав у Мелоры улыбку. — Я считаю мистера Холдена хорошим человеком. Но уверена ли ты, что хочешь выйти за него замуж?
— Конечно. Неужели не видно?
— Да-а, но…
— Что но? Ну, ладно, покончим с этим! — воскликнула Мелора.
— Я просто подумала, что ты выходишь за него замуж из-за… меня.
— Из-за тебя?
Джинкс решительно кивнула.
— Ты понимаешь, о чем я говорю? — медленно произнесла она. Из-за моих ног… ну, потому, что он достаточно богат, чтобы послать меня лечиться к лучшим докторам и…
Мелора нежно обняла сестру:
— Глупышка! Никогда больше не думай об этом. Я рада, что Вайэт достаточно богат, и теперь мы сможем вылечить тебя. Знаешь, что он еще задумал? Он поможет нам спасти ранчо! Но ты должна быть уверена, что я выхожу за него не ради этого.
— Так ты любишь его?
— Да. — Глаза Мелоры засияли, точно два топаза, в неярком свете керосиновой лампы. — Его общество мне гораздо приятнее, чем общество любого другого мужчины.
— Но это же не означает любовь, — с жаром возразила девочка. — Любовь — это… когда соприкасаются души.
Мелора засмеялась и легонько ущипнула сестру за щечку.
— Что ты знаешь о любви? Не верь всей этой книжной чепухе. Людские души никогда не соприкасаются, и над влюбленными не зажигаются звезды. Поверь мне, Джинкс, ничего этого нет и в помине! Любовь это приятно, очень приятно! Она побуждает тебя провести всю жизнь с человеком, который — сердце подсказывает — единственный на земле предназначенный именно тебе.
— Да, Мелора, но ты, помнится, думала, что любишь Уокера Хайса тоже.
— То было совсем другое. — Щеки Мелоры порозовели, и она так встряхнула головой, что покачнулся тугой узел волос. — Мне ведь тогда едва исполнилось пятнадцать. Это было презабавно. В то время мне очень льстило внимание юноши тремя годами старше.
— Что ты скажешь о Линке Боудене?
— Меня хватило всего лишь на две недели. Больше я не смогла выдержать этих ужасных песен о любви, которые он распевал под моим окном.
— А как же мистер Риверс?
— Он был нашим школьным учителем, Джинкс. К тому же на десять лет старше! Мне и в голову не приходило, что он придет свататься.
В глазах Джинкс запрыгали озорные огоньки.
— Должно быть, это доставляет много хлопот, когда буквально каждый мужчина в округе твердит, что ты самая красивая девушка, просит с ним потанцевать и старается, чтобы именно с ним ты пошла на благотворительный пикник, устроенный церковью, — с притворной скукой проговорила она так, что Мелора едва сдержала смех.
— С этим покончено. Теперь я буду замужней дамой, — произнесла девушка и неожиданно горячо сжала руку сестры своими крепкими тонкими пальцами. — Мы трое станем одной семьей.
Джинкс кивнула, но глубокая печаль, сквозившая в ее взгляде, потрясла Мелору.
— Тебя беспокоит что-то еще, дорогая?
— Мне бы хотелось, — прошептала Джинкс прерывающимся от волнения голосом, — чтобы папа был жив и сам отвел тебя к алтарю.
— Мне бы тоже этого хотелось, — глубоко вздохнув, ответила Мелора, пытаясь подавить горькое чувство утраты, от которого до сих пор ныло сердце.
Весть об убийстве отца настигла ее в бостонской школе. Всю дорогу до дома убитая горем Мелора пыталась сдержать слезы, которые непременно затопили бы ее, если бы она дала им волю. Она не в силах была представить, что никогда больше не увидит отца, не услышит его сильного радостного голоса, не поцелует его в шершавую, пахнущую шалфеем щеку, не принесет ему стакан виски, когда он допоздна засидится за бумагами. Смириться с этой утратой было выше ее сил.
«Но у меня есть еще Джинкс, — сказала себе Мелора, сидя в мягко освещенной комнате сестры и прислушиваясь к шелесту ночного ветерка, играющего занавесками. — Есть Эгги и Вайэт».
Эти мысли придали Мелоре сил, и она расправила плечи.
— Не волнуйся, дорогая, — мягко сказала она сестре, — я знаю, папа будет наблюдать за нами с небес. А мама, как всегда, будет рядом с ним.
Ей показалось, что эти слова немного успокоили Джинкс. Чуть позже, когда девочка была укрыта одеялом, а котята свернулись калачиками вокруг хозяйки, Мелора поднялась по широкой дубовой лестнице в свою комнату, оклеенную розовыми обоями, теша себя, надеждой, что Джинкс сохранит это умиротворенное состояние до того момента, когда все друзья соберутся вокруг них в день ее, Мелоры, свадьбы.
«Завтра вечером, завтра вечером я стану женой, завтра вечером» — крутилось у нее в голове, пока она принимала ванну.
Мурлыкая что-то себе под нос, девушка растерла себя полотенцем и, нырнув в тончайшую льняную сорочку, принялась расчесывать волосы. Покончив с этим, она покрутилась перед зеркалом, любуясь камеей, все еще украшавшей ее стройную шею, и с интересом разглядывая свою точеную фигуру, выгодно подчеркнутую коротенькой ночной сорочкой. В последний раз она ложилась спать в одиночестве. Совсем скоро они с Вайэтом станут заниматься любовью каждую ночь, просыпаться и засыпать друг у друга на плече, целоваться, касаться…
Поглощенная радужными мечтами, Мелора повернулась к стенному шкафу, где хранились ее шляпные коробки и замерла от ужаса: прямо перед ней стоял человек, которого она никогда не видела раньше. Словно привидение, он беззвучно проскользнул в ее комнату через открытое окно.
С ошеломляющей быстротой незнакомец крепко зажал ей рот и, грубо захватив ее сзади свободной рукой, яростно рванул назад. Мелора ощутила его неимоверную физическую силу. Девушка отчаянно боролась, стараясь освободиться от этого стального захвата. Смятение и ужас охватили ее, она попыталась вырваться, закричать. Однако железная рука, сдавившая рот, лишь крепче прижалась к ее губам, и крики были подавлены этим грубым натиском. Страх обрушился на Ме-лору, как ураганный ветер. Она изо всех сил старалась извернуться и хотя бы взглянуть на человека, крепко державшего ее, вырваться из его стальных объятий, пнуть или ударить, но все усилия были тщетны.
«Кто это?» — лихорадочно думала она.
Кто мог проникнуть в ее комнату и так безжалостно обойтись с ней? Раслер? Один из тех, кто убил ее отца?
Наконец Мелоре пришла в голову блестящая мысль. Надо как-то изловчиться и добраться до саквояжа, куда она поверх одежды и прочих дорожных принадлежностей положила маленький пистолет.
Девушка яростно ударила незнакомца локтем, стараясь попасть по ребрам.
Он вздрогнул, тихо чертыхнулся, но ничуть не ослабил захвата, стальные пальцы лишь крепче впились в тело Мелоры.
«Пни, укуси, ударь», — мысленно приказывала себе девушка, но незнакомец был слишком силен и не давал ни малейшей возможности пошевелиться. Все, что ей оставалось, — издавать сдавленные яростные звуки.
Мужчина бросил Мелору лицом на постель и начал связывать руки.
Страх с новой силой завладел сознанием. Она задыхалась, ничего не видела и не могла пошевелиться. Ее охватила паника.
Незнакомец завязал ей глаза, воткнул в рот кляп и снова рывком поднял на ноги. Мелора жадно втянула ноздрями воздух. До этого момента она неистово боролась, но теперь ноги так дрожали, что она едва могла стоять.
Оказавшись в темноте, Мелора вдруг осознала, что в комнате есть кто-то еще. Она различила шаркающие звуки и шепот.
«Сколько же с ним человек?» — подумала девушка, замирая от страха.
Вдруг прямо над ухом она услышала тихий спокойный голос:
— Ни звука. Мы ведь не хотим потревожить вашего отца или сестру, не так ли? Это может вредно сказаться на их здоровье.
Он грубо оттащил ее в сторону. Десять, пятнадцать, двадцать шагов. Споткнувшись, Мелора ударилась пальцем ноги обо что-то твердое и невольно издала сдавленный звук. Незнакомец тут же напрягся, как струна, а затем, подхватив ее на руки, стал быстро спускаться по лестнице. Сердце Мелоры ушло в пятки, когда она догадалась, что они миновали гостиную и вышли во двор.
Девушка лихорадочно пыталась понять, кто ее окружает, но ужас сковал разум, едва она ощутила себя в дамском седле. Похититель вскочил на лошадь следом за ней, вновь заключив ее в свои стальные объятия. Она почувствовала давление крепкого мускулистого тела и невольно содрогнулась, когда грубая шкура лошади коснулась ее босых ног.
«Просто невероятно. Ведь завтра я выхожу замуж», — в ужасе думала Мелора, в то время как лошадь рысью уносила ее все дальше и дальше. Вскоре она перешла на галоп. По топоту копыт девушка смогла понять, что следом за ними скачут еще две лошади.
Резкий ночной ветер насквозь продувал тонкую сорочку, пробирая до костей и развевая волосы. Плотная повязка нестерпимо давила на глаза. Ей хотелось выплюнуть мерзкий кляп, но она не могла пошевелить и пальцем — они онемели от тугой веревки.
Дрожа всем телом, девушка еле сдерживала слезы от страха и безысходности. Лошадь тем временем все ускоряла ход.
Покрепче обхватив Мелору за талию, незнакомец заговорил с ней снова:
— Откиньтесь назад и наслаждайтесь прогулкой, мисс Дин. Мы проедем еще немало миль, прежде чем сделаем первую остановку.
Глава 2

Несколько часов всадники бешено гнали лошадей в ночи, невзирая на колючий ледяной ветер. К тому времени, как лошадь под Мелорой постепенно перешла на медленную рысь и наконец остановилась, девушка совершенно продрогла и выбилась из сил. Человек, сидящий позади, немного укрывал ее от ветра, но тепло его тела, его сила и энергия не давали Мелоре желаемого уюта и душевного покоя, потому что исходили от врага. Врага, который Бог знает на что еще был способен.
Она дрожала от холода и страха как осиновый лист. Мысли с неимоверной скоростью, громоздясь одна на другую, закружились у нее в голове, когда незнакомец спешился и без всякого предупреждения стащил ее с лошади.
Мелора едва не упала — ноги, точно ватные, подкосились под весом собственного тела, но чьи-то сильные руки поддержали ее.
— Успокойтесь, мисс Дин, — вновь послышался спокойный грудной голос.
Мелора сжала пальцы, ей нестерпимо захотелось увидеть лицо этого человека. С каким удовольствием она влепила бы ему пощечину! До сих пор она все еще не знала, чего от нее хотят. Ее пугала эта неизвестность, но тем не менее ярость время от времени брала верх над страхом. Мелора дала себе слово, что не станет кричать, молить о пощаде и ни за что не выкажет страха, от которого темнело в глазах, а во рту появлялся резкий металлический привкус. Что бы ни замышляли эти негодяи, она никак не обнаружит своей слабости. Никак!
Мелора напрягла плечи, чтобы унять дрожь, когда почувствовала, что изо рта у нее вынимают кляп. Она вдруг вспомнила слова отца: «Никогда не отступай, Мел, борись за то, во что веришь». Сам он жил и умер под этим девизом. Точно так же поступит и она.
«Они очень скоро поймут, что им не удастся запугать Мелору Дин», — думала девушка, собираясь с мыслями и с духом.
Сердце бешено колотилось, когда ее наконец-то освободили от этого омерзительного кляпа. Откашлявшись, она несколько раз сглотнула, стараясь размять сведенную судорогой гортань, и облизнула дрожащие потрескавшиеся губы.
— С вами все в порядке? — прохрипел кто-то рядом с ней.
— В порядке? Нет, конечно. Никогда в жизни со мной не обращались так грубо! Немедленно снимите с меня эту отвратительную повязку! — потребовала Мелора. клокочущим от распирающей ярости голосом, который совсем не был похож на ее собственный, что еще больше вывело девушку из себя.
— Я смотрю, леди любит отдавать приказы, — послышался уже знакомый Мелоре неторопливый грудной голос. На этот раз он был полон сарказма.
В нескольких шагах от себя девушка услышала взрыв отвратительного гогота, свидетельствовавшего, что шутка была оценена по достоинству. Но тем не менее чьи-то руки тут же принялись развязывать повязку.
Мелора часто заморгала глазами, стараясь поскорее привыкнуть к темноте. Она стояла на открытом месте. Звезды, шатром раскинувшиеся над головой, холодно мерцали в вышине. Их свет, сливаясь с бледным светом неполной луны, освещал близлежащие невысокие холмы и деревья, проступающие во мраке, и придавал местности мрачный вид. Девушка вгляделась в неясные очертания человека, стоявшего перед ней.
— Подлый, трусливый ублюдок! — прохрипела она. У нее настолько пересохло во рту и в горле, что попытка говорить вызвала резкую боль, однако это не помешало ей обрушить на незнакомца шквал обвинений. — Какого черта! Что здесь происходит? Знаешь, кто я такая? Ты хоть понимаешь, что натворил? — Мелора закашлялась, но гнев придал ей новые силы. Голос девушки креп с каждой минутой. — Да как ты смеешь так поступать со мной? Немедленно развяжи руки, дай лошадь и отпусти меня!
Мелора помедлила, вглядываясь в спокойное лицо человека, который нагло похитил ее, привез в это заброшенное место в одной ночной сорочке и теперь еще не торопясь и разглядывает ее. Это показалось девушке верхом наглости.
— Развяжи меня, ублюдок! — что есть мочи закричала она, поняв, что мужчина вовсе не спешит выполнять ее требования. Ее охватила ненависть к этому человеку, и она вызывающе на него уставилась.
Но он лишь плотнее сжал губы, недобро сверкнув глазами. Он был примерно шести футов роста, одет в обтягивающие черные брюки и серую рубашку, с широкополой черной шляпой на голове. От него просто веяло холодным безразличием.
Мелора быстро окинула незнакомца взглядом. На вид ему было лет двадцать пять — тридцать. Бронзовое от загара лицо с волевым подбородком, покрытым щетиной, выдавало в нем человека выносливого и отважного. Он был хорошо сложен — мощная грудная клетка, широкие плечи, узкие бедра.
И сильные руки, которые еще недавно осторожно поддерживали Мелору за талию.
«Прямо скажем, не красавец», — зло подумала девушка, разглядывая грубоватое, ничем не примечательное лицо, которое особенно проигрывало в сравнении с яркими, тонкими чертами Вайэ-та. Чего нельзя было сказать о глазах. Умные, необычайно проницательные, светло-зеленого цвета, они напомнили Мелоре замерзшую реку.
Сейчас они холодно наблюдали за ней.
— Ты что, глухой? — раздраженно спросила она, поскольку похититель так и не сдвинулся с места. — Немедленно развяжи меня!
— Напротив, я отлично слышу.
Мелора задохнулась от возмущения. Ей нестерпимо захотелось немедленно его убить. Запястья связанных за спиной рук были растерты веревкой и саднили. Холодный ночной воздух пробирал до самых костей. Все это лишь подливало масла в огонь. К тому же Мелора отлично понимала, что если бы он не прикрывал ее своим телом от пронизывающего ветра, когда они скакали на лошади, она скорее всего уже слегла бы от простуды. Но это еще сильнее разжигало ее неприязнь. Девушка дерзко вскинула голову, взглянув на своего мучителя с неприкрытым презрением.
— Послушай, ты очевидно знаешь меня, — начала Мелора, стараясь говорить тоном школьной учительницы, чье безграничное терпение, закаленное в боях со своенравными учениками, подходило к концу. — Но ты можешь не знать, что завтра я выхожу замуж, И не за кого-нибудь, а за одного из наиболее уважаемых людей города. Ты хоть понимаешь, во что вляпался, трижды пустоголовый дурак? — Голос ее взвился на последних словах. Девушка тряхнула головой, чтобы отбросить с глаз светлые, растрепанные ветром волосы, и гневно взглянула на двух других мужчин, стоящих позади незнакомца. Они смотрели на нее так, словно никогда раньше не видели разгневанной женщины. Игнорируя своего похитителя, Мелора властно взглянула на них и заговорила медленно и ясно, так, чтобы не осталось ни малейшего сомнения в том, что она говорит:
— Если вы немедленно не дадите мне возможности вернуться домой, к утру мой жених поднимет в Рохайде всех мужчин на поиски. И когда они вас найдут, вы пожалеете, что родились на свет!
Эта гневная речь не вызвала у них никакой реакции. Все трое, как истуканы, продолжали стр-ять на месте, наблюдая за ней, как за чем-то забавным и жалким.
— Успокойтесь, мисс Дин, — встряхнув Ме-лору, произнес ковбой. — Ваши угрозы не произвели на нас впечатления, тем более приступы вашего раздражения. Сейчас вы с нами, поэтому вам придется забыть о вашем замечательном женихе и вашей замечательной свадьбе. Зик, развяжи леди руки, — не поворачивая головы, спокойно произнес он, и один из его спутников — тот, что был выше ростом, — с готовностью шагнул вперед. — Не спускай с нее глаз, пока я помогу Рею управиться с лошадьми.
Он отпустил Мелору, повернулся, пересек поляну и как ни в чем не бывало занялся лошадьми. Его движения были точными и ловкими. Мелора наблюдала за ним с немой яростью. Он вел себя так, словно она была случайной прохожей, с которой он повстречался в бакалейной лавке и поболтал о ценах на картошку.
— Кто он такой? — тихо и как бы безразлично спросила девушка Зика, пока тот развязывал ей руки.
— Думаю, вы можете называть его хозяином.
Наконец была снята последняя веревка. Зик равнодушно дождался, пока Мелора, вздрагивая и морщась от боли, растерла затекшие запястья. Затем подвел ее к пню.
— Садитесь здесь, мисс Дин. Успокойтесь. Думаю, вы выбились из сил. А пока вы отдыхаете, — добавил он дружелюбным тоном, — позвольте мне дать вам один совет. — Глаза его блестели, как две черные виноградины. — Ведите себя тихо, и вам никто не причинит вреда.
— И это все?
— Да, — кивнул он и прихлопнул комара. — Ван не о чем беспокоиться. Хозяин знает, что делает.
— Что-то не похоже, — пробормотала Мелора, обдумывая ситуацию.
Этот человек явно был полным недоумком и, похоже, не был заинтересован в ее похищении. Девушка решила попробовать вытянуть у него какую-нибудь информацию, а может быть, даже уговорить его помочь.
— Пожалуйста, Зик, — ласково произнесла Мелора, — объясните мне, что происходит. Я ничего не понимаю. Кто вы такие? Зачем вы похитили меня?
— Спроси у хозяина. Это его дело.
— Вы раслеры? Неужели вы надеетесь…
— Никакие мы не раслеры! — возмущенно перебил ее парень, стащив шляпу и с наслаждением почесав ухо. — Никогда не слышал в свой адрес ничего более оскорбительного.
— Извините, забудьте, что я сказала. Я не хотела вас обидеть, — поспешно проговорила Мелора, понизив голос, чтобы не привлечь внимания остальных. — Послушайте, Зик, мне совершенно ясно, что это похищение было задумано не вами. Во всем виноват только он, — Мелора кивнула в сторону незнакомца. — Поэтому у меня есть предложение. Вы незаметно поможете мне бежать, а я позабочусь о том, чтобы вас не арестовали за похищение. Обещаю, что вам не причинят никакого вреда — совершенно никакого. Только позвольте мне незаметно ускользнуть. Отвлеките его на несколько минут, чтобы я успела взобраться на лошадь и…
— Замолчите, — испуганно прошептал Зик, отмахиваясь от Мелоры шляпой как от нечистой силы, ясно давая понять, что это невозможно. Затем он снова нахлобучил шляпу на голову. Жесткие темные волосы торчали из-под нее, как снопы пыльной соломы. — Ни один из нас не позволит вам сбежать, так что не тратьте времени на уговоры. Если вы немного подождете и не наделаете глупостей, то он даст вам воды, а может быть, даже кофе. А вообще-то, мисс, — добавил он, бросив на Мелору предупредительный взгляд, — я бы на вашем месте немного поспал. Завтра нам предстоит действительно трудный денек.
Сердце Мелоры упало. Она бесцельно уставилась на этого нескладного, невзрачного человека в коричневой рубашке и широких рабочих штанах, который только что отнял у нее последнюю надежду. Можно было не сомневаться — он не станет ей помогать. Мелора почувствовала, как растворяются последние капли ее самообладания.
— Зачем вы это сделали? — произнесла девушка, переводя голос на низкий гневный вопль, который услышали двое других мужчин. Мелора заметила, как оба они повернули головы на звук ее голоса.
— Спросите у него, — пожав плечами, ответил Зик, указывая большим пальцем руки назад. — Кэл затеял всю эту кутерьму.
«Кэл, так вот как его зовут», — отметила про себя Мелора.
— Чего же он хочет от меня? — продолжала допытываться она, отчаянно ухватив Зика за рукав, когда он отвернулся.
— Он ответит вам.
— Да кто он такой? Преступник?
— Думаю, да. Я и Рей встретились с ним в тюрьме. Больше я ничего вам не скажу, — буркнул он, сердито взглянув на Мелору. Затем лицо его исказило подобие улыбки. — Вам, должно быть, холодно, — немного мягче произнес он. — Я разожгу костер.
С этими словами он повернулся и принялся собирать прутики и ветки, оставив Мелору наедине с ее невеселыми мыслями. Девушка обхватила себя руками, стараясь хоть немного согреться и унять дрожь, чтобы выглядеть достойно.
«Оглядись вокруг, подумай, что можно сделать, — лихорадочно уговаривала себя Мелора, пока мужчины занимались обустройством лагеря. — Может, удастся незаметно сбежать и спрятаться в кустарнике», — с надеждой подумала она, глядя, как грозовые тучи закрывают луну, постепенно погружая поляну в непроглядную тьму.
Девушка огляделась в поисках надежного укрытия.
— Даже не думай об этом.
Она вздрогнула от неожиданности, невольно повернув голову. Прямо перед ней, широко расставив обутые в грубые ботинки ноги и небрежно зацепив большие пальцы рук за низко подвешенный ремень ружья, стоял Кэл. Его высокая фигура смутно вырисовывалась на фоне темного неба.
«Как ему удается появляться так тихо, словно из ниоткуда?» — подумала Мелора, дерзко разглядывая его горящими от ненависти глазами.
Смуглое лицо Кэла покрывала жесткая щетина. Темные волосы почти доставали до плеч. У него был прямой, благородно очерченный нос и чувственный рот, который сейчас искажала усмешка. Но больше всего в этот момент Мелора была потрясена выражением его глаз. Казалось, они видели все насквозь. Взгляд был ясным и пронзительным, как у пумы.
— Не думать о чем? — сквозь зубы спросила Мелора.
— Сбежать. Это не поможет. Я снова найду тебя.
— Вот как?
— Вот так, — парировал Кэл, протягивая руку и приподнимая подбородок Мелоры, подметив про себя, как задрожали при этом ее губы и гневно вспыхнули необычайно прекрасные золотисто-карие глаза в обрамлении густых ресниц. — Я не позволю вам сбежать, мисс Дин, — спокойно сказал он. — По крайней мере до тех пор, пока жив и полон сил.
Мелора мотнула головой, освобождаясь от его руки.
— Ну и когда же это произойдет?
— Я дам вам знать.
Не помня себя от ярости, Мелора метнулась к Калу, горя желанием расцарапать ему глаза, щеки, шею, но он ловко схватил девушку за запястья еще до того, как ее руки коснулись его лица. Мелора вздрогнула от боли.
Заметив, как исказилось лицо девушки, Кэл невольно опустил глаза. Нежная кожа под его сильными пальцами была в кровь растерта веревкой.
Кэл тихо выругался, отпустил ее руку и усилием воли заставил себя отступить в сторону.
— Простите, что сделал вам больно.
— Уж если вы вдруг вздумали просить у меня прощения, то, может, заодно и отпустите, — с горечью выкрикнула Мелора.
Он отрицательно мотнул головой, и в его глазах вдруг блеснуло сочувствие, на мгновение скрасившее надменную манеру поведения. Уже через секунду его лицо снова приняло выражение равнодушного спокойствия.
— У вас была трудная ночь, мисс Дин, — резко сказал Кэл. — Похоже, вам не помешали бы сейчас пара теплых одеял и чашка горячего кофе, — добавил он, решительно взяв Мелору за локоть и подтолкнув поближе к костру, который за это время успел развести Зик. — Что за польза от вас, если вы замерзнете насмерть?!
Его слова вызвали у Мелоры массу вопросов, к тому же вновь разворошили прежние страхи. «О чем он говорит? Какой интерес я могу представлять для него?» — вихрем закружилось в голове, но холод и усталость неожиданно дали о себе знать. Она почувствовала, что больше не в силах сопротивляться, и позволила подвести себя к костру и усадить возле огня, покорно приняв из рук своего похитителя кружку дымящегося черного кофе. Тяжелое шерстяное одеяло легло на плечи. Мелора издала тихий вздох, с удовольствием кутаясь в грубую ворсистую ткань.
Девушка была совершенно измучена и к тому же сбита с толку. Подумать только! Всего несколько часов назад она была дома, полная радужных надежд, а теперь…
Теперь она пленница этого злодея с тихим голосом и равнодушными глазами. Она сидит у костра посреди безлюдной глуши и пьет жадными глотками горячий кофе, совершенно не представляя, что ей уготовано в будущем и есть ли оно у нее вообще.
Мелора рассеянно смотрела на языки пламени, чувствуя, что Кэл наблюдает за ней. «Пусть себе смотрит», — безразлично подумала она, слишком обессиленная, чтобы бросить в ответ дерзкий взгляд, слишком измотанная и подавленная, чтобы возражать, бороться или пытаться сбежать.
«По крайней мере не сегодня. Немного посплю, а потом, возможно, завтра… Завтра моя свадьба».
Горячие соленые слезы сами собой навернулись на глаза. Мелора прикусила губу, изо всех сил стараясь не разреветься, и сосредоточила взгляд на танцующих языках пламени.
Кэл заметил, как в отблесках пламени на глазах девушки засверкали слезинки, и что-то засвербило у него внутри. Почему она оказалась именно такой — не просто необычайно красивой, но к тому же острой на язычок и гораздо сильнее духом и смелее, несмотря на внешнюю хрупкость, чем любая другая девчонка?
Сидя в тени, чуть поодаль от костра, Кэл усталым жестом снял с головы шляпу и взъерошил волосы. Дело оказалось гораздо более неприятным и сложным, чем он предполагал.
Ему нестерпимо захотелось, чтобы все поскорее закончилось.
На словах все было гораздо проще, чем оказалось на деле.
Ему никак не удавалось заглушить свои чувства. До боли сжимая кулаки, он тщетно старался внушить себе, что эта девушка лишь заложница, лишь инструмент для достижения задуманной им цели. Но перед глазами упрямо вставал образ прекрасной, хрупкой, манящей своим очарованием женщины. Его не оставляло чувство вины перед Мелорой. Усилием воли Кэл напомнил себе, ради чего затеяна эта игра и почему он пойдет до конца, чего бы это ни стоило.
Сидя в нескольких шагах от Мелоры, он видел, как девушка закрыла глаза и легкая дрожь пробежала по ее плечам. Лицо было измученным, под глазами залегли темные круги.
«Ну, ничего, стоит немного отдохнуть, и она снова будет очаровательна. Надеюсь, завтра она успокоится и все воспримет по-другому».
Поймав на себе вопросительные взгляды своих сообщников, Кэл кивнул, давая понять, что они могут лечь спать. Он первым решил заступить на дежурство. По крайней мере эту ночь кому-то не придется спать, — пока девчонке доверять нельзя.
Кэл тупо уставился на языки пламени, с головой погрузившись в события минувшего дня. Устало прихлебывая кофе, он совершенно не чувствовал вкуса. Черт побери, он слышал, что эта девушка красива, но даже не предполагал, что она так пленительно, волшебно хороша. Великолепные волны темно-золотистых волос, струящихся по спине, на ощупь напоминали шелк. Кэл почувствовал это, когда мягкие пряди случайно упали ему на руки. Никогда и ни у кого прежде он не видел такие тонкие, изящно очерченные выразительные брови, которые так выгодно подчеркивали огромные живые глаза, сверкающие и великолепные, как топазы.
Что же касается ее нрава… Это еще более озадачило Кэла. Похоже, она нисколько не напугана своим положением. Ее темперамент можно было сравнить с выстрелом из дробовика. Кэлу и в голову не приходило, что его пленница поведет себя таким образом. Скорее он готов был увидеть слезы и стенания, что было бы совершенно естественно для любой другой женщины в подобной ситуации, но Мелора сбила его с толку, крича, обвиняя во всех грехах и требуя немедленного освобождения.
Подсознательно он чувствовал, что Мелора тщательно скрывает страх, стараясь контролировать свои эмоции, и потому проникся к ней еще большим уважением.
Почему все-таки она оказалась такой притягательной? С таким прелестным лицом и великолепной точеной фигурой, достойной принцессы королевского двора. А этот упрямый и в то же время доверчивый подбородок! Он просто сводил Кэла с ума.
Мужчина не мог отделаться от мысли, что во всем этом замешана какая-то чертовщина. К тому же, как нарочно, девушка оказалась почти обнажена. Тонкая пелена шелка лишь сильнее подчеркивала мягкую округлость ее груди и бедер.
В душе Кэла творилось что-то невероятное.
Но он постарался отбросить эмоции.
Выбора не было. Он заварил это зелье и допьет его до конца или умрет.
Кэл представил себе, что будет с его врагом, когда тот обнаружит, что его невеста исчезла. Холодная усмешка исказила его губы.
«Посмотрим, как тебе понравится терять то, что принадлежит тебе».
Игра началась. Она будет долгой и изнурительной, но он просто обязан выиграть.
Кэл поднялся. Усталость постепенно давала о себе знать. Но впереди еще долгая ночь у костра. Достав прихваченный специально для девушки тюфяк, он бросил его на землю.
— Ляжете здесь, мисс Дин. Это для вас.
— Я вижу, вы все продумали до мелочей. Тщательно подготовленный план, не так ли? Только вот жаль, что у вас ничего не выйдет, — отрезала Мелора, глядя на Кала с отвращением.
Он не счел нужным ответить. Его взгляд случайно упал на камею, неожиданно блеснувшую на шее девушки. Как это он до сих пор ее не заметил?! Глаза его недобро сузились. Потребовалось все самообладание, чтобы справиться с охватившим его негодованием.
«Пусть останется у нее до утра, — решил он и, резко повернувшись к Мелоре спиной, зашагал прочь, прежде чем поддался искушению немедленно сорвать с нее камею, — но не дольше. Первое, что девчонке придется сделать завтра, — это собственноручно снять камею и отдать мне».
Ненависть охватила Мелору, когда она увидела, что он бесцеремонно удаляется от нее большими шагами. «Я рассчитываю на тебя, Вайэт, — отчаянно взывала она в темноту, и ее сердце бешено колотилось в груди. — Ты найдешь меня, вернешь домой и убьешь этого негодяя и его дружков за то, что они сделали. А если нет, то я сама найду способ сделать это ради всего святого».
Мелора калачиком свернулась на тюфяке, до подбородка укутавшись одеялом. Ночь была темной. Никогда еще девушка не чувствовала себя такой одинокой.
В свете костра она видела, что Рей и Зик уже устроились на ночлег, но Кэл по-прежнему невозмутимо сидел поодаль от огня, облокотившись спиной о пенек, и курил сигарету.
«Завтра я заставлю его пожалеть, что он взялся за это дело. Он поймет, что совершил большую ошибку».
Сон сморил Мелору почти мгновенно, вытеснив из ее сознания Кэла с его безжалостной невозмутимостью и равнодушными зелеными глазами, дав возможность на некоторое время погрузиться в сладостное забвение.
До утра девушка ни разу не пошевелилась.
Глава 3

Мелоре показалось, что утро наступило слишком быстро. Она услышала шарканье ботинок о камни, приглушенные низкие голоса мужчин, топот копыт седлаемых лошадей. В одно мгновение память воскресила ужасные события прошлой ночи.
Девушка затаилась, делая вид, что спит, чтобы послушать, о чем Кэл тихо переговаривался со своими сообщниками.
— Не стоит испытывать судьбу; необходимо уничтожить все следы нашей стоянки, — тихо сказал он. Сильный порыв влажного ветра унес следующую фразу. Когда он стих, Мелора изо всех сил напрягла слух, чтобы расслышать обрывки: — … хотя, на нашу удачу, скоро пойдет дождь и смоет следы, мы должны быть абсолютно уверены, что никто не сядет нам на хвост.
— Не волнуйся, Кэл, никто не догадается, где Следует искать маленькую леди, до тех пор пока ты не предоставишь им эту возможность, вот так-то, — сказал Зик. Мелора сразу узнала его скрипучий голос.
— А когда мы разделимся, Кэл? — долетел до нее голос Рея сквозь посторонний звук, похожий на звон горшков и сковородок. Неужели ей только показалось, что воздух наполнился ароматом свежесваренного кофе и жареного мяса?
— У Тропы Грома, — ответил Кэл. — Если поторопимся, доберемся туда еще до захода солнца.
Мужчины отошли чуть дальше, и больше Мелора не смогла разобрать ни слова. Ее мысли невольно унеслись к дому. Перед глазами как в калейдоскопе замелькали лица близких: Джинкс, которая, сидя за накрытым к завтраку столом, спрашивает у Эгги, где ее сестра; Эгги, которая поднимается в ее комнату и с ужасом обнаруживает, что постель не смята и Мел не ночевала дома, и Вайэта, который узнает, что его невеста бесследно исчезла…
«Не думай об этом, а то заплачешь. Лучше сосредоточься на том, что можно предпринять. Надо перехитрить Кэла, или как его там, и этих его идиотов. Помни, ты не какая-нибудь сентиментальная дура, которая не знает, как за себя постоять, — ты дочь Крейга Дина».
Мелора с глубоким вздохом наконец открыла глаза и незаметно огляделась.
Мужчины стояли возле лошадей и, не глядя в ее сторону, тихо переговаривались о чем-то. Девушка приподняла голову, В утреннем свете поляна выглядела совсем иначе. Она была гораздо больше и заросла травой. Погода совсем испортилась. По небу неслись свинцовые тучи, холодный воздух был насыщен влагой.
Во всё стороны простиралась бескрайняя равнина, к северу постепенно переходящая в горные хребты.
Мелоре вдруг пришла в голову дерзкая идея — вскочить и, прежде чем кто-либо из ее похитителей сообразит, в чем дело, броситься наутек через заросли деревьев. Однако внутреннее чувство подсказало, что еще не время — они вооружены и у них есть лошади. Да и вообще скрыться от них днем просто невозможно.
Но план станет вполне осуществимым, когда Зик и Рей отделятся от них в районе Тропы Грома. Тогда с ней останется только Кэл…
Здесь размышления Мелоры были прерваны. Кэл повернулся и, заметив ее пробуждение, поспешил к ней в сопровождении Зика и Рея. Плотно сжав зубы и отбросив с лица спутанные после сна волосы, девушка приготовилась дать им достойный отпор.
— Пора вставать, мисс Дин, мы отправляемся. — Голос Кэла был так же невозмутим, как и выражение его глаз.
В свежей черной рубашке, с синим платком, повязанным вокруг шеи, и аккуратно расчесанными волосами, он выглядел отдохнувшим, полным сил и решимости отправиться в трудный путь. Глядя на него, Мелора вдруг поняла, что этого человека не так-то просто застать врасплох — он всегда будет готов к любым ударам судьбы.
— К тому же, — добавил Рей, почесывая желтоватую щетину, — если вы не позавтракаете сейчас, то вам уже не удастся получить ни крошки до самого ленча. — Он хлопнул себя шляпой по внушительного вида бедру. — А скачки на лошади на голодный желудок не очень-то приятное занятие.
Мелора взглянула на Зика, который уже наливал кофе из жестяного котелка. Его длинное, мышиного цвета лицо в утреннем свете казалось еще тоньше. Черные заспанные глаза внимательно смотрели на нее.
— Ну? — рявкнула на него Мелора. — Опять будете проповедовать свои дешевые истины?
Зик, казалось, был совершенно обескуражен.
— Почему… хотя, конечно, мисс Дин, если вы хотите…
— Ничего я не хочу, — уже спокойнее пробормотала Мелора, слишком поздно осознавая, что одеяло соскользнуло с нее, когда она села, и теперь мужчины с интересом разглядывали ее. Вспыхнув, девушка поспешно натянула на себя одеяло.
— Проклятые недоумки! По крайней мере вы могли бы найти мне хоть какую-нибудь приемлемую одежду! — пронзительно закричала она.
— Послушай, может, дать ей вещи, которые мы прихватили с собой? — вопросительно глядя на Кэла, произнес Зик.
— Пожалуй. Не то это грозит нам горным обвалом, — пожав плечами, ответил тот, мрачно глядя на Мелору, и, повернувшись, зашагал к лошадям, в душе надеясь, что девушка не заметила, как жадно он ловил взглядом каждое ее движение. Занявшись сборами, Кэл снова уверил себя, что чем меньше он будет общаться с «этой ошеломляющей жертвой похищения», тем лучше.
По правде говоря, он был очень рад тому, что Мелора наконец-то оденется. Что и говорить, если даже ночью она выглядела потрясающе в своей полупрозрачной сорочке, то при свете дня от нее просто невозможно будет отвести глаз. В глубине души Кэл надеялся, что утром девушка будет выглядеть неважно — бледной, изможденной и, чего греха таить, испуганной.
Но эта золотоволосая Мелора Дин с нежным румянцем на щеках и блестящими глазами была так же хороша, дерзка и своенравна, как и минувшей ночью.
«Справиться с ней будет не так-то просто, — вынужден был признаться себе Кэл, — и если я немедленно не завоюю ее симпатию, путешествие обещает быть долгим и неприятным для нас обоих».
Он тихонько выругался и, взвалив на плечо поклажу, направился к своему жеребцу Расклу.
Завидев Зика, несущего в руках ее серо-розовый с цветочным рисунком саквояж и маленький латунный дорожный сундучок, Мелора, не веря собственным глазам, вскочила на ноги, не забывая при этом придерживать на себе одеяло. Ну что ж, хвала Всевышнему за эту милость — по крайней мере теперь у нее будут свои туалетные принадлежности и немного одежды. Надо же, какие воспитанные похитители! Даже не забыли прихватить с собой собранные в свадебное путешествие вещи! Она почувствовала, что вот-вот задохнется от душившей ее злобы, и, не дожидаясь, пока Зик протянет саквояж, вырвала его из рук и так свирепо зыркнула на мужчин глазами, что те просто покатились со смеху.
— Неужели вам, безмозглые идиоты, больше нечего делать, кроме как стоять здесь и пялиться на меня? Отправляйтесь поить лошадей, прострелите себе ногу или займитесь чем-нибудь еще! — вне себя закричала Мелора, сгорая от негодования.
Мужчины лишь ухмыльнулись, пожав плечами. Зик поставил дорожный сундучок на землю и тут же ретировался.
Схватив свою поклажу, Мелора направилась к деревьям. Каждый шаг болью отдавался во всем теле. Не обращая внимания на эту боль, девушка упорно продвигалась к своей цели, пока ее не остановил требовательный голос Кэла.
— Позвольте узнать, куда вы так спешите? — спросил он, снова появляясь точно из-под земли и преграждая ей дорогу.
— Мне нужно несколько минут, чтобы привести себя в порядок. Неужели вы думаете, что я стану одеваться или… совершать свой туалет прямо перед вами?
Кэл стоял в своей любимой позе, зацепившись большими пальцами рук за карманы брюк, и в нерешительности смотрел на Мелору. Он поменял одежду, но не удосужился побриться, отметила про себя девушка, и теперь грубая щетина на подбородке стала еще темнее и гуще, чем ночью, придавая ему более суровый вид. Однако слова его прозвучали удивительно мягко:
— Сразу за этими тополями есть ручей. Не стесняйтесь, будьте как дома.
— Спасибо! — язвительно ответила Мелора, проходя мимо него, но Кэл ловко схватил ее за руку.
— Не так быстро. Есть, кое-что, чего бы мне хотелось получить в первую очередь.
Что он хочет? Мелора тщетно попыталась вырвать руку. Чего ему в самом деле надо от нее? Недолго думая девушка решила поступить так, как поступала всегда, когда была растеряна или злилась, — она решила атаковать.
— Есть кое-что, что хотелось бы получить и мне. А именно ответы на вопросы: кто вы такой и какого черта украли меня? А кроме того, что собираетесь делать дальше?
— Вам совсем необязательно знать это сейчас. Но вот мне позарез необходима одна ваша услуга.
Дыхание Мелоры участилось, когда Кэл медленно перевел взгляд с ее лица на пульсирующую на шее жилку.
— Что же это? — глухо спросила она дрогнувшим от недоброго предчувствия голосом.
— Камея, — с ухмылкой ответил он.
Тень удивления мелькнула на лице Мелоры.
— Что с ней?
— Дайте ее мне.
Мелора бросила вещи, инстинктивно прикрывая руками изящную камею из слоновой кости.
— Вам никогда не получить ее! Лицо Кэла неожиданно стало еще более жестоким, чем накануне ночью.
— Не получить? — переспросил он леденящим душу голосом, так что мурашки пробежали по спине Мелоры.
— Вы… вы… — начала было она, пытаясь справиться с охватившим ее ужасом. — Да вы просто гнусный вор! Вы, должно быть, стыдитесь самого себя, — наконец выпалила Мелора, взяв себя в руки. — Эту камею мне подарил мой жених. Она принадлежит мне. Неужели вам мало того, что вы расстроили мою свадьбу? Если вы думаете, что я собираюсь отдать вам…
Кэл молча приблизился к Мелоре и, крепко схватив ее за обе руки, грубо отнял их от шеи. Немое предупреждение, сквозившее в его взгляде, насторожило Мелору — она уже успела понять, что это не тот человек, который легко отказывается от своих намерений, и теперь, когда она заглянула в его холодные, полные решимости зеленые глаза, ее собственные глаза расширились в недобром предчувствии.
— Если вы не отдадите камею, мисс Дин, мне придется отобрать ее силой. Вы этого хотите?
«Ненавижу, ненавижу, ненавижу». Ярость клокотала внутри Мелоры, смешиваясь с чувством горького разочарования. Этот высокий человек с тяжелым взглядом был непреклонен. Он вырвал ее из привычного мира, увез от Вайэта, Джинкс, от всего, что было мило и дорого ее сердцу. Он грубо связал ее, заткнул рот кляпом, вынес из родного дома на руках, как куклу, посадил на лошадь и вез куда-то с завязанными глазами до тех пор, пока она не выбилась из сил. Он расстроил ее свадьбу, завез Бог знает куда и зачем. И вот теперь ему вздумалось заполучить камею, которую ей с такой любовью и нежностью подарил Вайэт.
Сердце Мелоры наполнилось ненавистью и злобой. Повинуясь нахлынувшим эмоциям, девушка приготовилась дать негодяю достойный отпор, но тут ей снова вспомнились слова отца. Когда она слишком горячилась, теряя самоконтроль, он любил повторять: «Научись держать себя в руках, детка, а главное — крепко подумай, прежде чем что-то сказать. Гораздо разумнее взвесить каждое слово, чем просто молоть языком».
Дерзкие слова застряли в горле. Мелора закрыла глаза, стараясь успокоиться. С тех пор как умер отец, ей пришлось много работать над собой, чтобы избавиться от своих недостатков; она пыталась подходить к делам так же ответственно и вдумчиво, как это делал он. С большим трудом ей удалось научиться сдерживать горячий нрав и быть более терпимой к слабостям и идиотизму других людей. Словом, она старалась во всем походить на отца. Он часто говорил, что самому ему понадобилось сорок лет жизни, чтобы научиться терпимости и самоконтролю. Мелора поклялась себе, что станет такой, каким был он, немедленно, чего бы это ни стекло. Теперь ей представилась прекрасная возможнось испытать себя и не дать эмоциям выплеснуться наружу.
«Возьми себя в руки, — мысленно приказала себе девушка, — Сначала подумай, потом скажи».
И она принялась думать, воображая, как на шее этого ненавистного ей человека с равнодушными зелеными глазами затягивается петля палача. Его лицо превращается в отвратительную багровую маску, потом он висит так долгое время, пока наконец тело не снимут и не похоронят в дешевом сосновом гробу на Бут-Хилл.
Такой исход событий показался Мелоре весьма привлекательным, она открыла глаза и мрачно улыбнулась.
— Превосходно, — сказала она, подражая интонациям Кэла. — Если вам не терпится получить камею, возьмите ее. — Дрожащими пальцами девушка нащупала застежку. — Но я надеюсь, что очень скоро вы пожалеете о каждой минуте, когда эта вещица принадлежала вам. Мой жених доберется до вас…
Мелора запнулась на полуслове, заметив злобный взгляд Кэла. Она внимательно посмотрела на него, стараясь разгадать, что за этим последует.
— Да ну? — тем временем с усмешкой произнес ее мучитель, склонив голову набок. — Неужели вы надеетесь запугать меня ужасными наказаниями, которые приготовил мне мистер Вайэт Холден?
Мелора опешила, ее сердце вдруг глухо забилось.
— Я ни разу не упоминала при вас имя Вайэта, — медленно произнесла она. — Откуда оно вам известно?
— Я знаю много разных вещей, мисс Дин, и даже кое-что, касающееся именно вас, — произнес Кэл, протягивая руку, чтобы забрать камею.
Мелора недовольно поморщилась, но не пыталась отвести руку. Это далось ей нелегко. Она боялась, что не удержится и вступит с ним в борьбу. Но когда пальцы Кэла коснулись ее руки, они обожгли словно раскаленные угли, и Мелора невольно выпустила камею.
Казалось, Кэл не испытал торжества победы. Он на мгновение замер, любуясь искусно выточенной из слоновой кости камеей, а затем осторожно зажал ее в своей грубой ладони.
Когда он снова поднял на Мелору глаза, от них, как всегда, повеяло холодом.
— Теперь вы можете одеться.
Кэл мрачно смотрел, как она, подхватив вещи, торопливо пошла к деревьям.
Девушка, в свою очередь, испытала огромное чувство облегчения, когда листва наконец укрыла ее от этого тяжелого взгляда.
Через пятнадцать минут Мелора была уже готова. Она умылась в ручье, привела в порядок гриву густых волос и облачилась в единственно пригодную для ее теперешнего положения одежду. Все ее платья, заботливо приготовленные для медового месяца, — темно-красное дорожное, шелковое нарядное цвета морской волны и кремовое для прогулок с элегантно украшенными кружевом рукавами, — так и остались аккуратно сложенными в медном сундучке. Мелора решила надеть бархатный темно-зеленый костюм для верховой езды, который обычно носила в Бостоне. Отец купил его незадолго до того, как она впервые покинула дом и отправилась на учебу.
— Ты будешь совершать конные прогулки в прекрасных парках Бостона, Мел. А это совсем не то, что кататься верхом на ранчо, — сказал он тогда, и его глаза наполнились влагой. — Я не хочу, чтобы эти задаваки с востока очень уж задирали нос перед моей дочуркой. Поэтому у тебя должна быть настоящая амазонка, точно такая, какие носят в Бостоне. И эта бархатная штучка, сшитая по каталогу Нотона, как раз то, что надо.
«Бархатная штучка» сослужила Мелоре добрую службу. Амазонка была прекрасно сшита и украшена черным кружевом на груди и запястьях. Облегающий лиф и длинная юбка превосходно подчеркивали все изгибы прекрасного юного тела, а благородная темная зелень как нельзя лучше оттеняла пышные золотистые волосы, желто-карие глаза и бледную бархатистую кожу. Никому в Бостоне даже в голову не пришло посмеяться над Мелорой. Она была избалована повышенным вниманием со стороны мужчин и так часто ангажирована на прогулки верхом, что один из поклонников даже прозвал ее Мелорой Парк.
Разве могла она в то время догадываться, при каких обстоятельствах ей придется снова надеть этот костюм?!
«По крайней мере он более подходит для верховой езды, чем эта чертова ночная рубашка», — мрачно подумала девушка, укладывая сорочку в саквояж поверх двух дорожных платьев.
Неожиданно для себя она вдруг заметила ствол пистолета, торчащий из-под пары панталон. Пистолет! Она и забыла, что на всякий случай засунула свой маленький кольт в саквояж. Кроме того, она тут же вспомнила, что еще раньше положила в сундучок, под сумочку с драгоценностями, другой пистолет. Сделав это открытие, Мелора тихонько вскрикнула от восторга.
Как мило со стороны Кэла и его олухов предоставить ей ее собственное оружие!
Она зажала в руке маленький кольт. Прохладная сталь вновь придала ей уверенности в себе. Девушка опять вспомнила слова отца: полагайся на свои силы и будь готова ко всему. То, что она решила положить в каждую из своих дорожных сумок на время свадебного путешествия в Сан-Франциско по маленькому пистолету, было лишь обычной мерой предосторожности, которая теперь казалась чуть ли не великолепным даром предвидения.
Встав на колени перед сундучком, чтобы достать пистолет, Мелора услышала доносившиеся с поляны голоса, которые заставили ее замереть и прислушаться.
Зик и Рей громко спорили о том, когда вероятнее всего пойдет дождь и удастся ли им выехать раньше полудня. Голоса звучали раздраженно и нетерпеливо, потому что она была причиной их задержки, и Мелора вдруг поняла, что кто-то из них, а возможно, и Кэл, вполне может застать ее за этим занятием.
«Ладно, пистолет подождет, — решила Мелора. — Надо поскорее уходить отсюда». Вскочив на ноги, она быстро осмотрелась. Ее чувства были обострены до предела.
Сразу же отбросив мысль укрыться в поросшей полынью равнине, простирающейся к северу от поляны, Мелора обратила взор в другую сторону. Немного дальше, там, где ручей, минуя несколько валунов, катился под уклон, девушка разглядела ольховые деревья, которые очень напоминали опушку леса. Место, на котором стояла Мелора, находилось почти на том же уровне, что и деревья, их густые верхушки виднелись всего лишь в сотне ярдов впереди.
Она должна рискнуть! У нее есть кольт, смекалка, отличное знание местности и несколько драгоценных минут в запасе.
Проворно, как белка, девушка бросилась вдоль ручья к темнеющим впереди верхушкам деревьев. Ее башмаки буквально парили над низкой травой. Добежав до опушки леса, она рискнула оглянуться.
Вокруг не было ни души. Мужчины еще не успели обнаружить ее бегства,
«Бежать», — подумала Мелора, устремляясь вперед.
Ее сердце бешено колотилось.
Глава 4

— Я всегда чувствую приближение дождя, Рей; мои чертовы суставы всякий раз дают мне об этом знать. Могу заверить, что еще до полудня разразится гроза, не будь я Зик Макклауд.
— Ты ошибаешься, Зик. Трижды ошибаешься. Бьюсь об заклад на любую вещь, которую ты пожелаешь, или вот хоть на десять долларов, что дождь пойдет только после захода солнца.
— Ты отлично знаешь, что я не спорю на деньги, Рей, — закричал Зик. — Моя мать научила меня никогда не спорить на деньги. Поэтому, если хочешь, я могу поспорить на что-нибудь, ну, например, на седло. Мне нравится твое новое седло…
— Да успокойтесь вы наконец! — прикрикнул на них Кэл.
Оба разом замолчали и уставились на него.
— Сколько времени она уже там?
— Примерно четверть часа, — ответил Зик, глядя на карманные часы.
— Да нет, наверное, уже с полчаса, не сойти мне с этого места, — тут же возразил Рей.
— Ты ошибаешься, Рей. Трижды ошибаешься. Было только…
— Может, вы оба заткнетесь наконец? — Кэл нервно прошелся по поляне. — Не представляю, сколько времени уходит у женщины на то, чтобы… одеться и прочее, словом, чтобы привести себя в порядок.
— Я и сам не знаю, но думаю, очень много, потому что моя жена…
— Рей, ты уже сто лет не был дома и наверняка не вспомнишь, сколько времени ей требовалось чтобы одеться, — не без ехидства напомнил ему Зик, но осекся, заметив ярость на обычно спокойном лице Кэла. — А ты, Кэл, разве не знаешь?
— Я, черт возьми, вообще ничего не знаю о женщинах. Иначе я не спрашивал бы у вас, — раздраженно проговорил Кэл, не сводя глаз с того места, где исчезла Мелора с вещами. — Однако я не слишком доверяю нашей маленькой мисс Дин.
— Думаешь, она может сбежать?
— Именно это я и хочу сказать. — Кэл еще раз прошелся по поляне, мрачнея с каждой минутой и глухо рыча от ярости на затянутое свинцовыми тучами небо. Лошади ржали, нетерпеливо переступая копытами, сырой ветер гнал по земле перекати-поле, а Мелоры все не было видно.
— Я сверну ей шею, — наконец произнес Кэл и решительно пересек поляну.
— Да нет, она не может… — нерешительно начал Зик.
— Как она может надеяться на то, чтобы сбежать?
— Она сбежала! — донесся из-за деревьев голос Кэла.
Мужчины а ужасе переглянулись и рванули к ручью.
Когда Кэл приблизился к вещам Мелоры, брошенным ею у ручья, краем глаза он заметил, что среди деревьев в лесу, расположенном чуть выше по течению, мелькнуло зеленое платье. Стиснув зубы и не теряя ни секунды, он бросился вдогонку.
«Вот чего я добился, оставляя ее одну и доверяя ей», — думал он, устремляясь за стройной фигуркой девушки, которая все реже мелькала среди густых зарослей деревьев. — Ну что ж, теперь я буду вести себя совсем по-другому".
Ярость достигла предела, когда ветви деревьев больно захлестали его по щекам. Кэл старался ни на минуту не упускать девушку из вида. Он отобьет у нее охоту делать что-нибудь такое же опрометчивое и хлопотное, как побег — к тому же пешком — посреди дикой природы, где на многие мили вокруг не встретишь ни одной живой души. Кэл слышал, как за ним по пятам, ломая сучья, пробираются Зик и Рей, но не счел нужным оглянуться. У него были длинные и сильные ноги; он бежал гораздо быстрее Мелоры и почти уже нагнал ее. Было глупо с ее стороны надеяться убежать далеко. Кэл дал себе слово, что когда нагонит ее, то непременно научит, как себя вести.
Мелора, не разбирая дороги, неслась сквозь деревья и кусты, не обращая внимания на ветки, хлестко бьющие по лицу и одежде. Она слышала, что Кэл нагоняет ее, и лишь на мгновение рискнула оглянуться. Он был совсем близко!
Страх ослепил девушку. Не оглядываясь, Мелора выстрелила через плечо из пистолета. Она была похожа на загнанного зайца, спасающегося от беспощадных когтей ястреба.
Дыхание сбилось, и девушка тяжело хватала ртом воздух. У нее больше не было сил, но она упорно продолжала продвигаться вперед, подчиняясь неистовой жажде освобождения. Она надеялась, что каким-нибудь чудесным способом ей удастся освободиться и вернуть все на привычные места, она стремилась вновь обрести то состояние счастья, которое испытала накануне свадьбы. Как же недоставало сейчас общества сестры, уюта и покоя домашнего очага… и ощущения ласковых рук Вайэта!
Мелора всхлипнула, чувствуя, что Кэл нагоняет ее.
Превозмогая боль в бедрах, она побежала быстрей, выставив перед собой руки, как будто моля землю укрыть ее от жестоких преследователей.
Мелора повернула голову, чтобы выстрелить снова, но неожиданно какая-то сила сбила ее с ног и бросила на землю. Девушка дико закричала от бессилия.
Кэл схватил Мелору, и они вместе упали, причем девушка оказалась чуть сверху. Кэл молниеносно перевернул ее навзничь, выхватил пистолет и, навалившись всем телом, крепко прижал ее руки к земле,
— Какого черта вы делаете? — зарычал он. — У меня нет времени на ваши дурацкие выходки!
— Пустите!
— Ну уж нет, леди. Теперь вам не поздоровится.
Мелора отчаянно пыталась вырваться, но ее решимость растаяла, как только она осознала всю тщетность своих попыток. Мужчина был намного больше и сильнее, поэтому, нравилось это Мелоре или нет, ей оставалось лишь одно — лежать и ждать, пока он не решит, что ему делать с ней дальше.
Она замерла.
Кэл слегка пошевелился, крепче прижимая девушку к земле.
Тяжесть его тела, тесно прижатого к ее собственному, вызвала у Мелоры странное напряжение, зародившееся где-то внизу живота.
— Ну, чего же вы ждете? — закричала она. Больше всего в эти минуты ей хотелось вытереть с лица капельки пота и убрать тяжелые пряди волос, упавшие во время борьбы на щеки. Они лезли в глаза и щекотали нос и подбородок. Но невозможно было даже пошевелиться.
— Ну же, и покончим с этим! — гневно подзадоривала Мелора, кусая губы. — Разве вы не собираетесь снова связать меня по рукам и ногам, или застрелить из моего же пистолета, или…
— Я предпочитаю хорошенько выпороть тебя. При этих словах Мелору охватила паника, и она снова принялась вырываться.
— Даже не пытайтесь, вы, грязный и мерзкий бродяга, вы… похититель и гнусный вор! Я заставлю вас пожалеть, что вы вообще родились на свет!
Кэл, стиснув зубы, смотрел на прекрасное лицо, искаженное злобой бессилия. Он не мог не признать, что девушка была отчаянно смела, и это почти восхищало его, но в то же время ставило в тупик — он понятия не имел, что могло бы усмирить ее.
Разве что стадо бегущих в панике быков. Или действующий кавалерийский полк.
Девушка постепенно успокоилась. Она выбилась из сил и тяжело дышала. Спутанные волосы закрыли ее лицо.
Высвободив одну руку, Кэл убрал тяжелые золотистые пряди в стороны, открыв взору изысканные черты — тонкий прямой нос, нежные губы цвета розовых бутонов и чарующие глаза, гневно горящие из-под изящно очерченных бровей. Вот это да! Кэл почувствовал, как у него перехватило дыхание. «Колдунья», — подумал Кэл. Ее пышные волосы струились сквозь его пальцы, как великолепный, самый дорогой, невероятно мягкий шелк, и, несмотря на все превратности минувшей ночи, все еще пахли лавандой.
Тот же запах исходил и от тела.
Вне всякого сомнения, Мелора Дин с ранчо «Плакучая ива» принимала ванны с цветочным ароматом, раздраженно подумал он. Не вызывало сомнения и то, что в жизни она привыкла к хорошим вещам, к повышенному вниманию и ухаживаниям. А главное, поступать так, как ей вздумается. Она избалованна и упряма, это было видно невооруженным глазом.
Ну что ж, теперь ей придется привыкнуть к грубым вещам — по крайней мере на время.
Кэл мрачно взглянул в дерзкое лицо лежащей под ним девушки: ее кожа была влажной от пота, она смотрела на него со смешанным выражением ненависти, страха и, что совершенно неожиданно, жалости.
И хотя Мелора изо всех сил старалась держаться вызывающе, Кэл мог поспорить на все свои золотые монеты, которых у него, к его великому сожалению, было не много, что под маской дерзости скрывался страх.

Грегори Джил - Всегда ты => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Всегда ты автора Грегори Джил дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Всегда ты своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Грегори Джил - Всегда ты.
Ключевые слова страницы: Всегда ты; Грегори Джил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн