Пиранделло Луиджи - Черная шаль - читать и скачать бесплатно электронную книгу 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Грегори Джил

Роза и Меч


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Роза и Меч автора, которого зовут Грегори Джил. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Роза и Меч в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Грегори Джил - Роза и Меч без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Роза и Меч = 61.89 KB

Грегори Джил - Роза и Меч => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Полина
«Роза и Меч»: Клуб Семейного Досуга; Харьков; 2005
Оригинал: Jill Gregory, “The rose and the sword”
Аннотация
Желая вернуть себе трон предков, выросшая в изгнании принцесса обращается с просьбой о помощи к разочарованному в жизни принцу, с которым была когда-то помолвлена. Но отражать колкости этого мужчины столь же сложно, как и сопротивляться его обаянию…
Джил Грегори
Роза и Меч
Моей замечательной, милой подруге Карен Катз с любовью и вечной дружбой
Глава 1
— Вы посылали за мной, ваше величество?
Бриттани вошла в королевскую опочивальню и, улыбаясь, присела в реверансе перед королевой Элайзией. Она молча ждала ответа седовласой верховной правительницы маленького королевства Стрэсбери. За окнами дворца с укутанного свинцово-серыми тучами зимнего неба падали крупные хлопья снега. Поля и холмы были укрыты толстым пуховым одеялом, таким же пушистым и белым, как меховая мантия королевы.
Мерцающие огоньки свечей освещали бархатный полог над кроватью, красочные гобелены на стенах и массивную с позолотой мебель. Бриттани поежилась. Простое шерстяное платье плохо защищало девушку от холода. Она с волнением ждала распоряжений своей королевы.
Элайзия смотрела на девушку так, словно видела ее впервые. Конечно же, это было странно, поскольку королева опекала Бриттани сколько та себя помнила. Но сегодня добрые старческие глаза королевы смотрели на нее внимательно, не мигая, словно Элайзия пыталась сохранить в памяти лицо девушки, которую знала без малого двадцать лет.
— Ваше величество, вы плохо себя чувствуете? — встревожено спросила Бриттани, когда старушка вдруг поднесла руку ко лбу и зажмурилась, словно от внезапной боли.
— Вам помочь?
Не дожидаясь ответа, девушка бросилась к ней.
Королева Элайзия вздрогнула, глубоко вздохнула и сжала руку девушки, присевшей на край кровати.
— Дитя мое, не бойся за меня. Да, мне больно, но это не телесный недуг. Мое сердце разрывается на части потому, что пришло время рассказать тебе… То, что я скажу, навсегда изменит твою жизнь и разлучит нас.
— Разлучит нас? О, ваше величество, не надо! Пожалуйста! Что бы я ни натворила, я все исправлю. Если я вас чем-нибудь обидела, пожалуйста, простите меня…
— Тише, дитя мое. Ты не сделала ничего плохого. Наоборот, ты заслужила мою любовь, уважение и даже восхищение, — королева улыбнулась ей, хотя слезы придавали ее выцветшим от времени голубым глазам оттенок зимнего неба. — Ты была хорошей воспитанницей. С тобой хватало хлопот, но это были приятные хлопоты. Ты дорога мне, как дочь, и если бы это зависело от меня, ты навсегда осталась бы здесь, со мной. Но это невозможно. Я откладывала этот разговор столько времени, сколько могла. Но через несколько дней тебе исполнится двадцать, и я боюсь, что тянула слишком долго. Осталось совсем мало времени.
В недоумении Бриттани молча смотрела на королеву. Она была сама не своя. Невысокая, с изящной фигурой, роскошными волосами цвета меда, тонкими чертами лица, большими зелеными с золотистыми крапинками глазами, воспитанница королевы обладала нравом бесенка, была весьма сообразительной, за словом в карман не лезла, а храбростью не уступала бывалому солдату. Под надзором королевы она получила воспитание, достойное принцессы, но с самого детства ее учили также и верховой езде, и стрельбе из лука. Да и мечом она владела не хуже иного мужчины. Бриттани нередко задавалась вопросом, почему королева позволяет своим рыцарям учить ее боевому искусству, но никогда не задавала его вслух, потому что обожала эти занятия. Девчонке нравилось носиться верхом по лесу и плескаться в реке, протекавшей рядом с замком. Во всем королевстве не было дерева, на которое она не залезла бы, цветка, который она не сорвала бы, и вельможи или крестьянина, которого она не знала бы по имени. Людям нравилась красивая девушка, чей смех заставлял улыбаться даже самого несчастного человека.
Но сейчас Бриттани, столь искренне любимая жителями крошечного королевства, чувствовала, что ее сердце готово разбиться на тысячи кусков. Королева хочет, чтобы она уехала. «Почему?» — кричало все у нее внутри.
— Я не понимаю, — у нее внезапно пересохло в горле. Печальный голос и горе, написанное на лице ее покровительницы, заронили в душу девушки недоброе предчувствие. — Я не хочу уезжать. Не хочу покидать ни вас, ни Стрэсбери. Если я вас ничем не огорчила, почему я должна уехать? Я хочу… я хотела бы навсегда остаться с вами.
— Дитя, если бы только это было возможно! — королева Элайзия грустно покачала головой. — Но этот замок не сможет защитить тебя. Только не после твоего двадцатого дня рождения. Тебе грозит опасность. И каждая минута только приближает ее. Чтобы спастись, ты должна уехать. Ты должна найти своего жениха и…
— Моего жениха?
Бриттани в изумлении смотрела на королеву, боясь, что та потеряла рассудок. Внезапно ей на ум пришла догадка, и она звонко расхохоталась:
— Но, ваше величество, у меня нет жениха! — Бриттани не смогла скрыть улыбку. — И это вам хорошо известно. Поэтому вы и решили, что мне нужно уехать? Чтобы я нашла себе жениха?
— Не просто жениха, дитя мое. А того, кто тебе предназначен судьбой. И с кем ты была обручена все эти годы. Ох милая моя! — у королевы задрожали губы. — Мне не следовало так долго это откладывать. Но я… я хотела, чтобы ты как можно дольше оставалась здесь, со мной. Мне так не хотелось, чтобы этот день когда-нибудь наступил!
Бриттани показалось, что земля уходит у нее из-под ног. То, что сейчас сказала королева, было бессмысленно. Но ее слова все равно напугали девушку. Если она была предназначена кому-то в течение всей своей жизни, то почему ей говорят об этом только сейчас? Почему на королевских балах ей позволяли танцевать с красивыми рыцарями и придворными франтами? Почему ей позволили влюбиться и разлюбить чуть ли не дюжину раз и мечтать о том, что однажды она найдет свою настоящую любовь?
«Почему никто не сказал, что я обручена и, главное, не сказали, с кем?» — думала она с нарастающим ужасом. Внезапно перед мысленным взором девушки предстало видение толстого и гадкого, как жаба, герцога, и ей пришлось собрать все силы, чтобы не поддаться панике.
Бриттани пришло в голову, что все, что она знала о своей жизни и семье, сейчас будет перечеркнуто. С самого детства ей говорили, что ее родители были благородного происхождения. Ее мать умерла при родах, когда Бриттани не исполнилось еще и двух лет, а отец вскоре после этого умер от лихорадки. Девочку отправили ко двору королевы Элайзии, поскольку та приходилась матери Бриттани двоюродной сестрой. Своих детей у королевы не было, поэтому она всю свою любовь отдала сироте.
Никто и никогда не рассказывал ей ни о грядущей опасности, ни о том, что ей когда-нибудь придется уехать из замка, ни об этом таинственном «женихе».
— Я пытаюсь понять, — сказала Бриттани королеве. Хоть она и старалась казаться спокойной, голос ее немного дрожал. — Но ваши слова остаются для меня загадкой, ваше величество. Умоляю, сжальтесь надо мной и объясните, почему я раньше ни слова не слышала о человеке, которому обещаны моя рука и сердце!
— Это тайна, дитя мое. Тайна, которую я хранила восемнадцать лет, чтобы защитить тебя. Тебе нельзя было знать правду. Но теперь время пришло. Я должна все тебе рассказать, чтобы ты была готова. Из-за того что я постоянно откладывала этот разговор, времени осталось мало. Но у меня был повод для страха: теперь мне придется рассказать, что тебя ждет впереди, — пальцы королевы, нервно сжимающие покрывало, дрожали. — Ты имеешь право знать правду, дитя мое. Право на жизнь, которую у тебя украли. И право знать об опасности, которой ты вскоре подвергнешься. Но я закончу свой рассказ — и тебе придется уехать. Завтра утром, на рассвете.
— Так скоро? — Бриттани вздрогнула. — Я думаю… думаю, что вам лучше все мне рассказать, ваше величество. Почему я должна уехать и о какой опасности вы говорите?
— Ты даже не подозреваешь, кто ты, мое милое дитя. Ты не только красивая и отважная девушка, которую мы все очень любим. Твоя кровь столь же благородна, как и моя, но кроме этого ты обладаешь Силой. Огромной Силой. Разве ты никогда ее не чувствовала? Никогда не ощущала Силу, струящуюся по венам вместе с кровью?
Сила? Бриттани замерла. Могло ли это быть… Иногда, моментами, она чувствовала холод. Холод, который заставлял ее дрожать, но при этом кровь ее словно вскипала и все тело с головы до ног покалывали миллионы крошечных иголочек. Тогда она ощущала что-то внутри, что-то, что управляло ею. И понимала, что ей обязательно нужно что-то сделать, но не сегодня, потом… Это чувство исчезало так же быстро, как и появлялось. Имело ли это отношение к Силе?
— Я не знаю, — тихо ответила Бриттани. Тысячи мыслей роились у нее в голове. Она принадлежит королевской семье и обладает Силой? Как такое может быть?
— Ваше величество, вероятно, будет лучше, если вы расскажете мне все по порядку. Пожалуйста, расскажите мне! Вот, например, эта Сила — что она может?
— Если бы я могла тебе рассказать! — вздохнула королева. — Мне известно только, что ты ею обладаешь и что она должна быть очень мощной. Иначе Дарий не стал бы предпринимать попыток расправиться с тобой, как он расправился с остальными членами твоей семьи.
— Дарий?
Теперь Бриттани окончательно запуталась. Она почувствовала, как в душу заползает страх. Дарий был колдуном. Самым могущественным колдуном своего времени и правил землями Палладрина — огромного королевства, намного превосходящего Стрэсбери и по размеру, и по богатству. Истории о его жестокости и безграничном могуществе наводили ужас на всех его соседей. Его именем, олицетворяющим абсолютное зло, люди пугали своих детей.
— Дарий… убил мою семью? Вы хотите сказать, что моя мать умерла не во время родов, а отец — не от лихорадки?
Бриттани вскочила, не в силах больше сидеть спокойно. Она мерила шагами комнату, пытаясь справиться с подступающей паникой. В голове у девушки царил полный хаос. Если уж ей суждено иметь врага, то почему это должен быть именно Дарий?
Ну почему не какой-нибудь дракон, тролль или мерзавец-бандит? Почему это обязательно должен быть Дарий — колдун, который, как говорила молва, может одним щелчком пальцев превратить огромный дуб в желудь?
— Ваше величество, умоляю вас, расскажите мне правду! Прямо сейчас! Или я просто сойду с ума.
С грустью и сочувствием королева наблюдала за расстроенной девушкой, шагающей взад и вперед по комнате.
— Иди сюда, дитя мое. Сядь на позолоченный стул, как и подобает принцессе. Слушай внимательно, Бриттани, потому что времени у нас немного. То, что я собираюсь рассказать, испугает тебя, но тебе придется проявить выдержку и смекалку. С восходом солнца ты отправишься в путь в сопровождении моих людей. Теперь каждый день и даже каждое мгновение имеют значение, если ты хочешь победить. И, — голос королевы дрогнул, — если хочешь остаться в живых.
Девушка опустилась на стоящий перед кроватью стул, чувствуя, как колотится ее сердце.
— Я готова, — прошептала Бриттани, радуясь, что голос звучит спокойно.
И королева начала свой рассказ. Она сказала, что даже имя Бриттани не настоящее. На самом деле ее зовут Бритта и она принцесса королевства Палладрин. Она младшая дочь в королевской семье, все члены которой были убиты по приказу Дария, захватившего власть в стране. В тот день погибли ее мать, королева Альвина, ее отец, король Ральф, и ее семилетний брат Дугал.
— А тебе, дитя мое, тогда еще не было и двух лет. Но твоей матери чудом удалось тебя спасти, и верные слуги тайком доставили тебя в безопасное место. Тело другого ребенка, умершего той ночью от лихорадки в деревне возле замка, показали Дарию, воткнув ему в сердце клинок.
Бриттани вздрогнула, и ее лицо посерело. Эта дикая история просто не могла быть правдой, но где-то глубоко в душе она уже знала, что слова королевы истинны.
— Вот почему, — продолжала королева, — Дарий решил, что правители Палладрина мертвы и больше ему ничего не угрожает. Это тебя и спасло — его неведение и заклинание, которое твоя мать наложила, чтобы спрятать тебя.
— Какое заклинание? — у Бриттани замерло сердце.
— Заклинание волшебного тумана, который скрывает тебя от взгляда Дария. Заклинание, которое не позволяет его злобному оку разглядеть тебя или почувствовать твое присутствие среди живых, — на бледных губах королевы появилась улыбка. — И оно сработало. Если бы это было не так, Дарий и его солдаты давно нашли бы тебя. И убили, — добавила королева, содрогнувшись.
— Как получилось, что моя мать овладела Силой? Ее могущество должно было быть очень велико, чтобы обмануть такого мага, как Дарий.
Королева кивнула.
— Воистину это так. Ты, как и твоя мать, являешься прямым потомком великого волшебника Зареда.
— Зареда? — весь мир знал о Зареде Могущественном — самом великом маге после Мерлина. Говорили, что его сила превосходила даже мощь Дария.
— Заред — твой дедушка, дитя мое. Он создал Жезл Розы для твоей матери, тебя и всех своих потомков женского пола. В нем скрыта Сила, которой может управлять только женщина, ведущая свой род от Зареда. Сила, которая нужна, чтобы освободить твою собственную магию. Твоя мать использовала Жезл Розы, чтобы спасти тебя, чтобы сотворить мощное заклинание, способное защитить тебя от ока Дария все эти годы. Но этого заклятия хватит только до твоего двадцатого дня рождения. А потом волшебный туман растает так же внезапно, как исчезает роса на рассвете, и Дарий сразу почувствует твое присутствие. Он узнает, что ты жива… — старушка запнулась и побледнела, но, прежде чем она успела закончить, Бриттани сама произнесла эти слова:
— И попытается уничтожить меня.
Наступившая вслед за этим тишина была такой страшной, что Бриттани показалось, будто она слышит, как за окном падают хлопья снега.
— Да, милое мое дитя, — наконец сказала королева. — Но ему это не удастся, если ты сделаешь две вещи. Тогда ты сможешь противостоять Дарию и, возможно, победить.
— Я слушаю, — девушка судорожно сглотнула, пытаясь осмыслить услышанное. Итак, она принцесса. И колдун Дарий постарается найти и убить ее. — Что я должна сделать?
— Дитя, есть легенда, древняя легенда королевства Палладрин, в которой были предсказаны все те события, о которых я тебе сегодня поведала. И приход Дария к власти, и гибель твоей семьи, и захват принадлежавшего им королевства. Согласно этой легенде только Роза и Меч, поднятые вместе, смогут победить Дария. Или любое другое зло, посягнувшее на благополучие королевства.
— Роза и Меч? Что это значит? — закричала Бриттани, отчаянно надеясь найти решение. Что ей нужно сделать, чтобы остановить ту череду несчастий, которые, как она чувствовала, начинали набирать мощь, подобно горной лавине?
— Жезл Розы. Он принадлежит тебе, и ты должна разыскать его. Никто не знает, где он. Вероятно, даже Дарий не имеет понятия, где его спрятали. Жезл унесли из замка вместе с тобой. Но с помощью одного только Жезла мага не одолеть. Вот зачем тебе нужен твой жених.
Снова этот жених!
— Зачем он мне нужен? И кто он такой? Бриттани попыталась выбросить из головы образ старого жабоподобного герцога, но ей это не удалось.
— Я думаю, что, скорее, предпочту рискнуть и встретиться с Дарием в одиночку, чем связать свою жизнь с незнакомцем. У меня нет никакого желания выходить замуж за человека, которого я даже не видела и который…
— Предназначен тебе судьбой, дитя. Как и ты ему. Так говорится в легенде о Розе и Мече.
— Ваше величество, я согласна отправиться на поиски Жезла, но расскажите мне, о каком Мече вы говорите? У многих мужчин есть мечи, и я не думаю, что будет иметь значение, который…
— Если ты хочешь победить Дария и править своим народом, дитя мое, тебе придется научиться терпению и овладеть искусством слушать собеседника.
Встретив повелительный взгляд королевы, девушка передумала возражать.
— Я знаю, что тебе сейчас тяжело, но позволь мне закончить. Пришла пора пересмотреть свои идеалы. В них нет ничего дурного, и они к лицу тебе, Бриттани, точнее, Бритта, — мрачно поправила себя королева. — Но тебе также полезно будет научиться смирять свой норов и вести себя как подобает правительнице. Если ты найдешь Жезл Розы, то в руках у тебя окажется огромная сила. И ты должна научиться использовать ее мудро и во благо, а для этого нужна холодная голова.
Пристыженная, Бриттани глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Больше всего ей сейчас хотелось закричать, выбежать из замка и умчаться в лес, чтобы заблудиться в темноте, глубоком снегу и ночном холоде. Оставить позади эту горькую сказку и наводящую ужас правду о том, кто она и что ей предстоит сделать…
Но она не могла себе этого позволить. Она должна посмотреть правде в лицо и принять ее. И смириться с неизбежным. Девушка заставила себя расслабиться и сохранять на лице маску спокойствия, вспомнив слова королевы Элайзии о том, что времени у них почти не осталось.
— Украшенный драгоценными камнями Меч, о котором говорится в легенде, принадлежит семье Марриков. Их семья владеет им еще со времен короля Артура. Сам Мерлин благословил этот Меч. Он обладает огромной силой, если находится в хороших руках. Было предсказано, что Роза и Меч обретут настоящую Силу, когда вместе выступят против сил зла. Силу, способную победить врагов королевства Палладрин. Только их объединенная мощь сможет победить Дария. И именно поэтому вас с юным принцем Марриком обручили. Тогда ты еще была младенцем, а ему исполнилось шесть лет. Обе семьи поклялись, что вы сочетаетесь браком, и эта клятва имеет силу до тех пор, пока вы живы. Долг чести требует, чтобы ты вышла за него замуж не только чтобы сдержать слово, данное твоей семьей, но и чтобы спасти свою жизнь и свое королевство.
— Королевство. У меня есть королевство! Бриттани судорожно сглотнула, начиная осознавать тяжесть ноши, которую ей предстояло взвалить на свои плечи.
— Этот принц Маррик… У него есть имя? — спросила она наконец.
— Его зовут Люций. Я отправила сэра Ричмонда на поиски принца более двух недель назад, и вчера, обыскав всю округу, он вернулся. Принц Люций сейчас в Гальвантиэме, в двух днях пути отсюда. Ты должна найти его, дитя мое. Разыщи его и потребуй, чтобы он исполнил клятву — защитил тебя и помог в поисках Жезла Розы и в предстоящей битве с Дарием.
Бриттани закрыла глаза. В предстоящей битве с Дарием… Странное чувство шевельнулось у нее в душе при этих словах. Снова оно! Но на этот раз ощущения были намного сильнее, чем когда-либо ранее: жжение и леденящий холод… На мгновение ее оглушил свист ветра. Ветра, несущегося издалека. Несколько мгновений Бриттани не могла дышать. Ей показалось, что ветер выдул весь воздух из ее легких.
Мгновение спустя все закончилось. У Бритты заболела голова, но кроме этого больше ничего не изменилось.
— Что случилось, дитя мое? — голос королевы был полон заботы. — Твое лицо белее снега. Тебе плохо?
— Нет-нет, ваше величество. Я не могу собраться с мыслями.
У Бриттани не осталось и тени сомнения: чувство, которое у нее сейчас возникло, — предвестник Магии, Силы и Зла, которые ожидают ее в будущем. Она понятия не имела, куда оно ее приведет. Но знала твердо, что очень скоро решится ее судьба. Еще бы, ведь ее двадцатый день рождения был так близок! И это только начало перемен, к которым ей предстоит приспособиться. Бриттани вздохнула. Совсем недавно она сидела в собственной комнате, вышивая при свете свечей, болтая с фрейлинами королевы и попивая вино с пряностями. А теперь вся ее жизнь перевернулась вверх дном и нужно думать о предстоящем путешествии, поисках жениха и замужестве.
И о битве.
— А как мне убедить этого, как его там… принца Люция, что я та, за кого себя выдаю? Он ведь думает, что я мертва, не так ли?
Королева поманила ее к себе. Бриттани опустилась на колени возле кровати женщины, которая всегда нежно опекала ее и, сколько девушка себя помнила, старалась заменить ей мать.
— Родимое пятно, — подсказала королева, коснувшись узловатым пальцем плеча Бриттани. — Оно находится здесь, я полагаю?
Потеряв от удивления дар речи, девушка коротко кивнула. Это никогда не приходило ей в голову! Родимое пятно на ее правом плече формой напоминало розу. Раньше она не обращала на него внимания, но сейчас…
— Оно и будет твоим доказательством. Родимое пятно в форме розы. Оно передается по наследству, поэтому Люций поверит. И поможет тебе, дитя мое, — старая королева сжала в ладони тонкие пальцы девушки и снова замолчала, всматриваясь в лицо Бриттани, словно пытаясь навсегда запечатлеть в памяти ее милые, тонкие черты.
— Пусть хранят тебя ангелы, — прошептала она наконец. — И пусть тебе удастся вернуть то, что принадлежит тебе по праву.
Королеву сотрясала нервная дрожь. Взволнованная Бриттани отметила, что Элайзия никогда еще не выглядела такой старой, усталой и слабой.
— Теперь отдыхайте, ваше величество. Я пойду соберу вещи, а утром зайду к вам попрощаться. Королева кивнула.
— Ты хорошая девочка, Бритта. Отважная, красивая и сильная. Ты примешь вызов и с помощью принца Люция победишь Дария.
С помощью принца Люция! Эти слова продолжали звучать у Бриттани в ушах, когда она быстро шла по холодному каменному коридору в свою комнату. На сердце у нее было тяжело, в горле пересохло. Как бы ей хотелось, чтобы все это оказалось просто сном! Остаться в Стрэсбери и ждать, пока ее не отыщет тот, кто станет ее настоящей любовью, и жить потом долго и счастливо среди людей, которых она знает с детства…
Но, увы, этой мечте не суждено сбыться! Ее родителей и брата убил злой колдун, который очень скоро будет охотиться и за ней самой. И ей понадобится вся ее хитрость и ум, если она хочет выжить. «Не просто выжить, — строго напомнила себе Бриттани, внезапно почувствовав, как в душе разгорается гнев, — а вернуть себе то, что Дарий украл. Королевство, из-за которого погибла моя семья. И мне понадобится не только мой ум, — думала она, поднимаясь по узкой лестнице, освещенной факелами, — а нечто большее, чем просто решимость и отвага. Мне необходима помощь этого человека. Моего жениха».
Бриттани втянула воздух сквозь стиснутые зубы. Она всегда думала, что выйдет замуж по любви. По взаимной и вечной любви. Такой, какая связывала королеву Элайзию с ее мужем Колла до самой его смерти. Он умер через год после того, как малышку Бриттани привезли в Стрэсбери. Она выросла на историях о том, как они встретились, полюбили друг друга и поженились. Историях о любви и нежности, согревавших их сердца.
Она мечтала о такой любви — верной, глубокой, любви до последнего вздоха. Но теперь с этими мечтами придется проститься. Похож принц Люций на жабу или нет, но ей не обойтись без его помощи. Принц Люций из рода Марриков. Ее жених.
Бриттани покачала головой, вошла в комнату и поспешно начала собирать вещи, которые понадобятся ей в путешествии.
Если Роза и Меч вместе смогут спасти Палладрин, они будут вместе! Завтра она отправится в Гальвантиэм и разыщет своего жениха. А потом выйдет за него замуж, даже если он похож на жабу.
Глава 2
— Еще кувшин вина, Ула! — крикнул Люций из рода Марриков пышногрудой служанке, которая обходила помещение, налево и направо раздавая поцелуи мужчинам, набившимся в таверну «Кости и кровь». — Нет, лучше два кувшина! — смеясь добавил он и… мгновенно забыл о своей жажде, упиваясь страстными поцелуями сидевшей у него на коленях рыжеволосой служанки Друзи.
— Пойдем наверх, милорд? — без стеснения предложила она, не обращая никакого внимания на то, что в зале таверны полно народу. Конечно, в комнате было так дымно, что вряд ли кому-то из гостей удастся хоть что-то разглядеть, но Люций только усмехнулся, обнял служанку покрепче и снова припал к ее губам. Он переспит с ней еще до конца вечера, но пока он недостаточно пьян для этого. Недостаточно — это еще слабо сказано. Ему нужно еще вина, еще веселья и, может быть, даже хорошая драка, а уж потом девчонка. Может быть, после того как он насладится всеми этими радостями и его тело будет удовлетворено, а мозг затуманен, он сможет уснуть. И провести несколько часов в мире с самим собой.
Ула принесла вино. Люций щедро угостил выпивкой Друзи, которая бесстыдно терлась о его грудь своими прелестями, пытаясь заманить наверх, в комнату с грубым, набитым сеном и пропахшим овчарней матрасом. Он не заметил, как дверь приоткрылась и в таверну вошла девушка с покрасневшим от холода лицом, с головы до пят закутанная в синий шерстяной плащ, но посмотрел в сторону входа как раз вовремя, чтобы увидеть вошедшего следом за ней хмурого прихрамывающего старика. Люций прищурил глаза, чтобы получше разглядеть новых гостей, фигуры которых освещали отблески пламени, ревущего в огромном очаге.
В том, что вошедший был воином, он не сомневался. Люций, не задумываясь, поставил бы все свои деньги на то, что под обманчиво невзрачным простым темным плащом скрывается хорошая кольчуга. Однако довольно странно было видеть старого вояку в таком мрачном, пользующемся дурной репутацией заведении, как «Кости и кровь», где собирались только отбросы общества. Не менее странно было и то, что солдат привел с собой девушку, которая о чем-то горячо с ним спорила.
Она была невысокой и хорошенькой. Люций выделил из общего гула таверны ее негромкий голос, но слов разобрать не смог. Ей было совсем не место в этой грязной и насквозь прокуренной забегаловке, среди воплей пьяных мужчин, визгливого хохота служанок и запаха пота, эля и подгоревшего мяса.
«Что, дьявол их побери, эти двое здесь делают?» — внезапно заинтересовался Люций, но в следующее мгновение понял, что, если его занимают такие вещи, он выпил слишком мало. Это его не волнует. Его ничего не волнует. Уже ничего.
Он приобнял хихикающую и ерзающую у него на коленях Друзи и со смехом потянулся за вторым кувшином вина.
Стоящая в углу Бриттани пыталась переубедить сэра Ричмонда, одного из рыцарей королевы Элайзии.
— Идите. Оставьте меня одну. Свой долг вы выполнили.
— Я не оставлю вас в таком месте, миледи. И среди таких мужчин, — старый вояка с отвращением смотрел на бардак, царящий вокруг. В опасной близости к горящему очагу несколько мужчин о чем-то громко спорили, осыпая друг друга ругательствами и ударами, остальные жадно пили вино из кружек и кувшинов и во всю глотку орали песни. Служанки сновали по залу, призывно раскачивая бедрами. Таким же взглядом он одарил и высокого темноволосого мужчину с заросшим щетиной смуглым лицом, который сидел в самом центре зала, потихоньку раздевая примостившуюся у него на коленях рыжеволосую служанку.
— Ваши люди уверены в том, что это действительно принц Люций? — Бриттани постаралась, чтобы ее голос прозвучал спокойно, молясь в душе, чтобы это оказалось недоразумением. Этот огромный красавчик, который смотрел на служанку так, словно собирался ее проглотить, просто не может… не может быть ее женихом! Правда ведь, не может?
«Пожалуйста! — взмолилась она, глядя на его жестокое красивое лицо. — Я предпочла бы жабу!»
Мужчина, сидевший в центре комнаты, меньше всего походил на жабу. С первого взгляда было понятно, что связываться с ним опасно. И он совершенно не походил на человека, который мог бы когда-нибудь стать чьим-то мужем. «Он гораздо больше напоминает преступника, — с ужасом подумала Бриттани. — А то, как он ласкает эту женщину…»
Девушка почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. У нее уже несколько часов во рту не было ни крошки. Вместе с небольшим военным отрядом, посланным королевой Элайзией сопровождать ее, она провела в дороге почти двое суток. Сейчас все тело болело, мышцы ныли — все до единой, а в животе урчало. А хуже всего было то, что завтра ей исполнится двадцать лет и потом… Ну, она не знала точно, что произойдет потом, но, похоже, Дарий поймет, что она жива. И тогда…
Тогда ей понадобится защитник. Тот, кто поможет ей найти Жезл Розы и обнажит ради нее Меч Марриков.
«Но только не он, — молила она в отчаянии. — Только пусть это будет не он!»
Но когда Бриттани снова перевела взгляд с темноволосого мужчины в поношенной тунике на мрачное лицо сэра Ричмонда, У нее сжалось сердце. Она прочитала ответ в глазах старого солдата еще до того, как он заговорил:
— Они уверены, миледи. Это действительно принц Люций. Да помогут вам небеса!
«Да уж!» — подумала Бриттани, чувствуя, что сердце уходит в пятки. Но когда она заговорила, в голосе ее звучала решимость.
— Тогда все будет в порядке. Он связан клятвой, и я уверена, он ее исполнит. Пожалуйста, оставьте меня, чтобы я могла… подойти к нему, — уже не так уверенно закончила она.
— Я бы предпочел остаться здесь и убедиться, что вам ничего не угрожает, миледи. Я знаю, что королева Элайзия хотела бы…
— Она хотела бы, чтобы вы повиновались мне, — Бриттани говорила тихо, но в голосе ее звучала сталь.
Взгляд старого рыцаря на мгновение встретился со взглядом горящих зеленых глаз принцессы. На нежном лице девушки была написана решимость. Затем он медленно и почтительно кивнул:
— Как пожелаете.
— Ваши люди могут разбить лагерь и выехать обратно на рассвете.
— Не раньше чем я снова увижу вас и удостоверюсь, что вы находитесь под защитой принца, — тут же возразил рыцарь.
Несмотря на всю свою решимость, Бриттани почувствовала облегчение. Она кивнула и поблагодарила старого воина за заботу. Но его поддержка не могла избавить ее от тревоги. Ей так много предстояло сделать…
По правде говоря, она не очень-то верила, что мужчина, целующийся на лавке со служанкой и вцепившийся в кувшин с вином так, словно от него зависела его жизнь, действительно согласится ей помочь. Или будет в состоянии это сделать. Он может пьянствовать еще очень долго. А у нее не так много времени. До того как Дарий, словно злобный дракон с окровавленными клыками, налетит на свою жертву, оставались считанные часы.
— Увидимся завтра, сэр Ричмонд. Вы сняли для меня комнату в этом… месте?
— Да, миледи. Правда, назвать это комнатой можно только с большой натяжкой.
— Тогда оставьте меня. Уже довольно поздно, и мне надо поговорить с моим же… я хотела сказать с принцем Люцием. Сейчас. И наедине.
Хмуро кивнув, рыцарь поклонился и поцеловал ее затянутую в перчатку руку. После этого резко повернулся и вышел из таверны. Порыв холодного ветра ворвался в дверь, прежде чем он успел захлопнуть ее за собой. Пламя в камине взметнулось, отбрасывая зловещие тени на стены, земляной пол и смуглое лицо мужчины, сидящего за столом в центре зала. Сейчас он выглядел жестоким и опасным — сам дьявол, почтивший сельскую забегаловку своим присутствием.
Но Бриттани напомнила себе, что нельзя терять ни минуты и, сделав глубокий вдох, направилась к нему. Именно в этот момент Люций подхватил сидевшую у него на коленях женщину на руки и, громко расхохотавшись, встал.
— Ну, в таком случае, милашка, нам с тобой нужно наверх. Пора в постельку, — заявил он с широкой пьяной ухмылкой.
— Принц Люций, — негромко сказала Бриттани, торопливо преграждая ему путь. — Пожалуйста, подождите. Мне нужно с вами поговорить.
Он остановился, продолжая держать на руках служанку, которая с открытым от удивления ртом уставилась на вставшую между ними и вожделенной лестницей Бриттани. У Люция были коротко остриженные черные волосы и вызывающе красивое лицо с резко очерченными чертами. И он не стал удивленно глазеть на нее. Наоборот, нахмурился, давая понять, что ему совсем не нравится ее вмешательство. Его глаза цвета штормового моря смотрели на девушку с неприязнью.
— Мы знакомы? — коротко бросил он.
— Нет… не совсем. Но мы уже встречались раньше… Правда, это было давно. Очень давно. Думаю, слишком давно, чтобы вы могли меня вспомнить, — сбивчиво пояснила Бриттани.
О небеса, ну почему она запинается? Такого с ней никогда еще не случалось. Не самое лучшее начало разговора. «Ну почему он не мог оказаться похожим на жабу?» — подумала Бриттани. Но, вспомнив о том, что Дарий убил ее родителей и брата, вспомнив о необходимости разыскать Жезл Розы и о поджидающей ее опасности, девушка расправила плечи и приказала себе успокоиться.
— У меня к вам срочное дело, — выпалила она, упрямо тряхнув волосами, и гордо вскинула подбородок. — Нам нужно переговорить с глазу на глаз. Немедленно.
— Я занят.
Служанка у него на руках откинула голову и визгливо расхохоталась.
— Это намного важнее, — Бриттани сердито выпрямилась. При этом ее макушка пришлась вровень с могучими плечами принца. Она проигнорировала хохочущую женщину, продолжая снизу вверх упрямо смотреть ему в глаза.
Люций из рода Марриков одарил ее долгим, пристальным взглядом, способным заставить попятиться даже бывалого воина. Преграждающая ему путь девушка была с ног до головы закутана в синий шерстяной плащ. Откинутый капюшон открывал красивую длинную шею и прекрасное лицо с тонкими чертами, обрамленное густыми кудрявыми волосами цвета дикого меда. Огромные зеленовато-золотистые глаза упрямо смотрели на него из-под похожих на крылья чайки бровей. Ее красота была изысканной, а мягкие пухлые губы были созданы для смеха и поцелуев.
Но не привлекательность девушки разбудила странное чувство у него в душе. Не ее прелести заставили его насторожиться, несмотря на выпитое за вечер вино, успевшее затуманить рассудок. Было что-то в ее поведении — напряжение, решимость. В ее сияющих глазах отражались ум, сила воли и целеустремленность. И что-то очень похожее на страх.
Наверное, именно затаившийся в глубине ее глаз страх и заставил его принять решение. Принц поставил Друзи на пол, не обращая внимания на ее возмущенные вопли, и повернулся к девушке с волосами цвета меда.
— Важное дело, говорите? Почему-то я в этом сомневаюсь. Ну да ладно, давайте сядем и вы расскажете мне свою историю. Вот только если вам нужен благородный рыцарь, вы выбрали не то место и не того человека. Мы, завсегдатаи «Костей и крови», служим только самим себе.
Бриттани невольно окинула взглядом темный шумный зал, заполненный грубыми, пьяными мужчинами. Затем снова посмотрела на высокого мужчину с волосами цвета воронова крыла, не сводившего с нее своих проницательных серых глаз. Глаз, в которых не было доброты, только леденящее кровь спокойствие. И что-то еще. Бесспорно, в его душе уже давно жила печаль. Печаль, которую даже вино было не в состоянии заглушить, внезапно поняла Бриттани.
Если он хотел убедить ее в том, что он такой же безразличный и грубый бездельник, как и остальные посетители таверны, это ему не удалось. Он совсем не похож на них, она ясно это видела. Напротив, его слова заставили Бриттани задуматься, кого он пытается в этом убедить — ее или себя самого?
— Да не слушай ты ее! Пошли наверх, — заныла служанка, повисая у него на руке. Принц не удостоил ее взглядом.
— Оставь нас.
— Но…
— Оставь нас! — сталь в его голосе мгновенно заставила Друзи прекратить свои попытки. Служанка отпустила его руку, отступила и резко повернулась к Бриттани. Девушке показалось, что еще мгновение — и она набросится на соперницу. Но в тот момент, когда Друзи, сжав кулаки, прошипела ей в лицо мерзкое ругательство, Люций из рода Марриков отвесил служанке шлепок пониже спины, заставивший ту спотыкаясь пробежать несколько шагов.
— Принеси еще вина, Друзи, — лениво приказал он, не сводя глаз с Бриттани. — И не бойся, после того как я закончу, у нас будет достаточно времени для веселья.
— А, ну тогда ладно, — женщина уперла руки в бока. — Я позабочусь, чтобы ты выполнил обещание. И не думай, что я забуду!
В последний раз сердито глянув на принцессу, она ушла.
Люций еще несколько мгновений продолжал рассматривать Бриттани, а потом схватил ее за руку и потянул к столу, стоявшему в самом темном углу таверны, — подальше от шума и пьяных гуляк.
Глава 3
Никому не было до них никакого дела. Бриттани и ее спутник пробирались мимо поливавших друг друга ругательствами игроков в кости, когда мужчина с окладистой черной бородой прорычал что-то угрожающее и с такой силой толкнул другого пьянчугу, что тот едва не сбил принцессу с ног. Но Люций успел закрыть девушку своим телом, поймал #го и отбросил обратно.
— Спасибо, — тихо поблагодарила его Бриттани, ускоряя шаг, чтобы побыстрее миновать гуляк, чья ссора вспыхнула с новой силой. Люций только еще больше помрачнел и ничего не ответил.
Когда они наконец добрались до дальнего стола, Бриттани с огромным облегчением опустилась на скамью. В животе у нее громко урчало. Девушка надеялась, что царящий в таверне шум помешает принцу услышать столь неприличные звуки. Но голод давал о себе знать слабостью, поэтому, когда снова появилась Друзи и водрузила на стол кувшин с вином, Бриттани обратилась к ней с просьбой:
— Будьте добры, принесите мяса и хлеба.
— У нас есть только вареная баранина, — ответила служанка, но девушка быстро кивнула.
— Сойдет и она.
Это было сказано с изысканной, мягкой интонацией, но в словах безошибочно читался вежливый приказ. Это пришлось Друзи совсем не по нраву, но ослушаться она не решилась. Когда служанка ушла, Люций бросил на свою спутницу долгий, изучающий взгляд.
— Вам придется ужинать в одиночестве, миледи, — бросил он. — У меня слишком мало времени, чтобы я мог составить вам компанию. Наверху меня ждет срочное дело.
На лице мужчины снова появилась пьяная ухмылка. Было ясно, что он намекает на Друзи.
— Говорите, что у вас там такого важного, и давайте побыстрее покончим с этим.
— Боюсь, от меня будет не так-то просто избавиться, принц Люций.
Его глаза сузились.
— Можно просто Люций.
Он отхлебнул прямо из кувшина, даже не поинтересовавшись у девушки, не хочет ли она вина.
— Откуда вы знаете, кто я такой? — спросил он, хмуря брови.
— Возможно, вам стоило бы спросить, кто я такая, — заметила девушка.
Принц полоснул по ней взглядом и снова уставился на кувшин с вином.
— Это неважно, — безразлично пожал он плечами. — Что бы вы ни хотели мне предложить, меня это не заинтересует и я ничем не смогу быть вам полезен.
Он еще раз жадно отхлебнул вина.
— Я ваша невеста, — тихо сказала Бриттани.
Услышав это, Люций из рода Марриков поперхнулся вином. Он яростно кашлял, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха. Потом уронил кувшин на стол и согнулся.
Бриттани не могла сидеть сложа руки и смотреть, как принц — ее последняя надежда — прощается с жизнью. Не раздумывая, она вскочила и стала хлопать его по спине.
— Наверное, не надо было так прямо говорить вам об этом. Я знаю, это очень неожиданно. И странно. Да когда же вы перестанете кашлять? — довольно резко спросила принцесса, начиная беспокоиться, поскольку сотрясавший принца кашель становился все сильнее. Девушка снова похлопала его по широкой спине.
— Это обычно помогает. Старый плут Саму хлопал меня по спине, когда как-то раз я прокралась поздно ночью на кухню и поперхнулась горячей медовой наливкой. Понимаете, я не могла уснуть, потому что… Ой!
Бриттани вскрикнула, когда пальцы принца внезапно сомкнулись у нее на запястье. Он заставил ее сесть на лавку рядом с собой так грубо, что она едва не зашипела от боли. Но как она ни старалась высвободить руку, у нее ничего не вышло: хватка у Люция была поистине железной. Теперь она сидела так близко к нему, что видела, как от гнева темнеют его глаза. Внезапно Бриттани почувствовала, что у нее начинает кружиться голова.
«По крайней мере, он перестал кашлять», — думала она, стараясь сделать глубокий вдох. То, что он находился так близко, заставляло ее чувствовать себя не в своей тарелке. Щеки Бриттани порозовели. Странное тепло разлилось по ее телу, заставляя забыть о том, что нужно дышать. Она не могла отвести взгляд от этого мрачного, красивого и, к сожалению, такого сердитого лица.
— Что вы сказали? — только и смог прохрипеть Люций, с такой силой сжав запястье девушки, что той понадобилось все ее самообладание, чтобы не поморщиться от боли.
— Я говорю, что я ваша невеста. И будьте так любезны, отпустите мою руку, пока вы ее не сломали. Спасибо.
Принц тут же разжал пальцы. Бриттани потерла ноющее запястье. По выражению его лица она поняла, что он не осознавал, насколько крепко сжались его пальцы. Было очевидно, что он пребывает в состоянии шока. Так человек, упавший в ледяную воду, от неожиданности и холода с трудом удерживается на плаву.
Люций медленно покачал головой и наклонился так близко к лицу Бриттани, что они почти соприкоснулись носами.
— Не может быть! — яростно прошипел он. — Вы лжете!
— Я не лгу. Но я бы все отдала, чтобы это было так. Я имею в виду, чтобы это было ложью. — Бриттани сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. Ну вот, она снова перешла на лепет! Такого с ней раньше не бывало! Какая злая насмешка судьбы — в присутствии мужчины, за которого она обязана выйти замуж, она несет чушь, как какая-нибудь сорока!
— Меня зовут Бритта. Бритта из рода Палладрин, — продолжала она шепотом, тревожно оглянувшись по сторонам. К ее огромному облегчению, никто не обратил внимания на ее слова. Никто, кроме Люция, который застыл с выражением ужаса на лице.
— Когда вам было шесть лет, а мне не исполнилось еще и двух, нас обручили…
— Я знаю, что сделали наши семьи, когда мне было шесть лет, — прошипел он, схватив ее за плечи. — Но вы мертвы. Точнее… она мертва. А вы такая же принцесса Бритта, как я король Артур!
— Все думают, что я погибла, но очень скоро узнают правду, если вы будете так кричать! — возразила Бриттани.
Ее сердце стучало часто-часто. Все шло не так, как было задумано. Люций из рода Марриков не спешил опускаться на колени и клясться, что будет ее защищать и женится на ней. Складывалось впечатление, что ему до смерти хочется придушить ее.
— Я жива, но, скорее всего, это ненадолго, если вы мне не поможете. Но я надеюсь, вы исполните свой долг, — поспешно продолжила она. Слова прозвучали резко, хотя Бриттани изо всех сил пыталась придать голосу просительные интонации. — Мы должны немедленно вступить в брак, а потом вы поможете мне покончить с Да…
— Подождите-ка! Ничего не говорите. Я знаю, как нам все это уладить.
Принц вскочил, схватил Бриттани за руку и потащил ее через зал прямо на глазах у вернувшейся с подносом еды Друзи.
— Подождите! Куда это вы… А-а-а! — завопила служанка, когда увидела, что Люций тянет Бриттани вверх по лестнице, игнорируя все протесты девушки, равно как и попытки освободиться.
— Что вы делаете? Я не собираюсь идти с вами наверх! Немедленно отпустите меня! Я хочу съесть свою баранину и… Нет, это неслыханно! Не говоря уже о том, что это непристойно. Мы… Мы еще не женаты… И к тому же…
«Боже мой!» — Бриттани пришла в ужас. Люций не соизволил даже замедлить шаг. «Надеюсь, он не потребует, чтобы я прямо сейчас исполнила свой супружеский долг? Мы же еще не женаты! Мы же всего лишь обручены!»
Эта история могла закончиться очень плохо, Поэтому Бриттани снова попыталась вырваться. Но как она ни сопротивлялась, как строго она ни приказывала оставить ее в покое, Люций не обращал на это ни малейшего внимания и продолжал тащить ее по лестнице.
Силы были не равны: Бриттани не смогла помешать ему втолкнуть себя в грязный коридор, который освещала одинокая свечка. Здесь витал омерзительный запах пролитого эля и гниющего дерева. Наконец они достигли комнаты в самом конце коридора.
Люций втащил ее внутрь и пинком захлопнул дверь.
Несколько свечей освещали убогую обстановку комнатушки, которая состояла из продавленной кровати, накрытой изъеденным молью шерстяным покрывалом, и простого деревянного сундука. Единственное окно было плотно закрыто ставнями. Здесь не было ни камина, ни печи. Но не столько от холода, сколько от опасного блеска в глазах разглядывающего ее Люция Бриттани бросило в дрожь.
— Снимите плащ!
— Не буду!
— Черта с два вы не будете! — процедил принц сквозь стиснутые зубы, и, прежде чем Бриттани успела охнуть, он снова схватил ее и сдернул плащ.
— Вы с ума сошли! Да как вы смеете!
— А теперь платье.
— Я не собираюсь снимать платье, и если вы хотя бы попробуете…
— Покажите мне плечо, — резко приказал он. — Или я осмотрю его сам.
«Родимое пятно в форме розы!» — догадалась Бриттани.
— Оно здесь. Родимое пятно. На моем правом плече. Все, что я вам рассказала, — правда.
— Покажите мне его. Немедленно!
Ее горящий яростью зеленовато-золотистый взгляд встретился со взглядом опасно сверкающих серых мужских глаз. В этой крошечное комнате эти взгляды скрестились в беззвучном поединке, словно мечи. Некоторое время был слышен только гул, доносящийся снизу, из зала таверны. Хотя Бриттани и продолжала с вызовом смотреть на него, в глубине души девушка знала, что он сделает то, о чем говорил: если она не подчинится, он собственноручно снимет с нее платье, чтобы увидеть пятно или убедиться в том, что его нет. Каким же человеком надо быть, какое прошлое надо иметь, чтобы стать таким недоверчивым? Таким циничным и осторожным… И таким злым.
— Хорошо. — Бриттани нарушила затянувшееся молчание, стараясь сохранить хоть каплю достоинства. — Если я докажу, что говорю правду, могу ли я рассчитывать, что вы исполните клятву и поможете мне?
— Я ни о чем не буду с вами договариваться, пока не увижу родимого пятна. Но если вы лжете, то, клянусь, я заставлю вас горько пожалеть о той минуте, когда вы вошли в эту таверну. И эту клятву я точно исполню!
Глядя ему прямо в глаза, Бриттани молча развязала шнуровку своего темно-зеленого платья настолько, чтобы можно было обнажить правое плечо. В мигающем свете свечей она наблюдала за лицом принца. Ее сердце забилось быстрее, когда он подошел, чтобы получше разглядеть маленькое пятно в форме розы. Потом Люций перевел взгляд на лицо девушки.
— Вы удовлетворены? — холодно поинтересовалась Бриттани, хотя в душе у нее проснулось странное теплое чувство. Она резко дернула ткань вверх и стала дрожащими пальцами зашнуровывать платье, по-прежнему ощущая на себе его пристальный взгляд. Внезапно он протянул руку и поймал ее ладонь. Девушка почувствовала, какие теплые у него пальцы.
— Что же, черт побери, вам от меня надо? — хрипло спросил он.
— Чтобы вы исполнили свою клятву.
— Вы имеете в виду женился на вас? — принц язвительно расхохотался. Потом его губы искривила неприятная усмешка. Тепло, которое родилось в душе у Бриттани, исчезло.
— Неужели такая очаровательная малышка отчаянно нуждается в муже? — Люций шагнул к ней, по-прежнему сжимая ее руку, и Бриттани почувствовала, что исходящий от него жар практически обжигает ей кожу. Девушка затаила дыхание и несколько мгновений молча смотрела на злое лицо своего суженого. Потом она мысленно встряхнулась и напомнила себе, что не должна позволять Люцию из рода Марриков унижать или запугивать себя. Она больше чем воспитанница королевы. Она принцесса.
— Я не «малышка», Люций. Я принцесса, и мое происхождение ничуть не менее благородно, чем ваше, о чем вам следовало бы помнить.
Но даже сейчас, когда она смерила его высокомерным взглядом, глубоко в душе у нее снова затеплился крошечный огонек.
Он считает ее очаровательной! «А что это меняет? — внезапно пришла отрезвляющая мысль. — Да он, наверное, считает очаровательными всех женщин, живущих в окрестных деревнях. По крайней мере, достаточно очаровательными, чтобы с ними можно было переспать».
— Да, я отчаянно нуждаюсь в защитнике. Я не буду этого отрицать. А поскольку ваша семья, точнее, наши семьи дали клятву, то я вправе ожидать, что вы исполните свои обязательства. Завтра моя жизнь окажется в огромной опасности.
— О какой опасности вы говорите? — спросил принц, но внезапно его осенило: — Дарий!
Он практически выплюнул это имя.
— Конечно же! Верховный правитель Палладрина. Только не говорите, что хотите, чтобы я ради вас вышел на бой с Дарием! — принц хрипло расхохотался. — Да я не стал бы с ним сражаться даже ради себя
Он покачал головой.
— Вы боитесь?
— Принцесса, давайте-ка я вам кое-что объясню, — Люций даже не пытался скрыть свое презрение. Его руки сжались сильнее, но Бриттани даже не обратила на это внимания, ошеломленная печалью, отразившейся у него на лице. — Мне не исполнилось и пятнадцати, когда я убил двух драконов. Я сражался с великаном по имени Лосбин и выколол ему оба глаза. Я воевал почти половину своей жизни. Я не боюсь ни смерти, ни чего-либо еще. И уж конечно, я, черт побери, не боюсь Дария.
— Тогда почему?
— Просто мне наплевать. Понятно? Мне на все наплевать! Все, чего я хочу, это поесть нормальной еды, выпить хорошего эля и насладиться обществом любой симпатичной служанки, попавшейся мне на глаза. Я не защитник и не герой. И уж точно не чей-нибудь принц. Поэтому поищите себе другого защитника. Я покончил с охотой на драконов и уничтожением волшебников.
— Вам плевать и на честь вашей семьи?
Он скрипнул зубами, и Бриттани увидела, что на его чело набежала тень. Но когда принц заговорил, его слова прозвучали, как удар хлыста.
— Мне наплевать на все и на всех. Поэтому не стоит больше испытывать мое терпение. В следующий раз я не буду так вежлив, — он резко повернулся и вышел, оставив ее в комнате.
Несколько минут Бриттани продолжала стоять, ошеломленно глядя на дверь. Потом она опустилась на убогую кровать, села и спрятала лицо в дрожащих ладонях.
Люций не станет ей помогать. Что же ей теперь делать?
Бриттани охватили отчаяние и ужас. Скоро Дарий почувствует ее присутствие в мире живых, и — в этом девушка не сомневалась — начнет разыскивать ее и попытается уничтожить. Кроме Меча Марриков должен же быть еще какой-нибудь способ получить Силу и заявить свои права на королевство Палладрин!
Он обязательно должен быть!
Что это может быть, Бриттани понятия не имела, но твердо знала одно — нельзя больше тратить время здесь, в этой таверне. Ни единой секунды. К тому же, понаблюдав за манерами завсегдатаев этого места, включая и принца Люция, она поняла, что женщине очень опасно оставаться здесь одной, без сопровождающих. Ей необходимо забрать лошадь из конюшни и найти лагерь сэра Ричмонда и его людей. Старый рыцарь был опытным воином и отлично разбирался в стратегии. Возможно, он поможет ей придумать другой план. Она спрячется от Дария и найдет Жезл Розы. Или сэр Ричмонд предложит ей кого-нибудь другого на роль защитника. Кого-нибудь, кто в отличие от принца Люция из рода Марриков думает не только о себе.
Бриттани закончила шнуровать свое платье, закуталась в плащ, спустилась по лестнице и направилась к двери. Она была слишком подавлена случившимся, чтобы обращать внимание на окружающих. И она не стала оглядывать зал, чтобы даже мельком не встретиться глазами с Люцием из рода Марриков. Сбежав по лестнице и метнувшись к выходу, Бриттани не видела, как принц, пытавшийся в теплом полумраке в углу задобрить надувшуюся Друзи, поднял голову и проводил ее взглядом. Она не видела, что он выпустил служанку из объятий и смотрит ей вслед, мрачно нахмурившись. Все, что Бриттани знала, так это то, что она горько ошиблась. Несмотря на свое красивое лицо, проницательный взгляд и сильное тело, ее суженый все-таки оказался жабой. Эгоистичной, невзрачной жабой, которая заботилась только о себе.
Когда Бриттани рывком распахнула дверь, в лицо ей ударил порыв холодного зимнего ветра. Вздрогнув, она нырнула в ночь и, пригнув голову, побежала к конюшне. Вокруг бушевала метель, мороз впивался в тело ледяными иглами. Но, когда она наконец добралась до двери, из темноты вышли двое мужчин и преградили ей путь.
— Ого, смотри-ка, что у нас тут! — один из них подхватил Бриттани, когда сильный порыв ветра едва не сбил ее с ног. Второй стоял, задумчиво поглаживая темную, покрытую инеем бороду. Глаза у него были красными от постоянного пьянства, а на левой щеке виднелся длинный шрам, придававший лицу злобное выражение.
— Интересно, что такая милашка может делать здесь в такую мерзкую ночь? — протянул он. Голос был низкий и неприятный.
— Дайте мне пройти, — твердо сказала Бриттани и сделала шаг в сторону, чтобы обойти их, но мужчина с бегающими узкими глазками цвета конского навоза не спешил отпускать ее. Вместо этого он крепко прижал девушку к себе.
— Не так быстро, моя милая. Пошли с нами в таверну! Мы угостим тебя элем и…
— Отпустите меня и идите своей дорогой, — Бриттани лягнула его и попыталась освободиться.
Она поняла, как глупо с ее стороны было отсылать сэра Ричмонда из таверны. Надо было попросить его подождать, пока она не поговорит с Люцием. Но она была совершенно уверена в том, что жених ей поможет! Думала, что, поговорив с Люцием из рода Марриков, уже не будет нуждаться в помощи сэра Ричмонда.
— Я вас предупреждаю… — начала Бриттани, но эти двое только запрокинули головы, зайдясь в хриплом смехе. Девушка безуспешно старалась вырваться, чувствуя, как в душе нарастает ужас. Внезапно державший Бриттани мужчина дернул ее к себе и грубо поцеловал. Мокрые губы прижались к ее губам. Девушку чуть не стошнило от его мерзкого запаха. Она отчаянно брыкалась, царапалась и осыпала мужчину ударами, но он только крепче обнимал ее, постепенно запрокидывая ее голову назад.
— Гэнгрин, тащи ее в конюшню, — распорядился мужчина со шрамом, перекрикивая завывания ветра, несущего тучи снежной пыли. — Мы оба с ней позабавимся, а потом вернемся и выпьем еще эля. Давай быстрее, пока девчонки не хватились!
Но как только он повернулся ко входу в таверну, чтобы удостовериться, что никто не видел происходящего у конюшни, в его челюсть с размаху врезался кулак. Мужчину отбросило в снег. Бриттани почувствовала, как ее оттолкнули в сторону, и упала в снег, с удивлением отметив, что державший ее бандит отлетел" к стене.
Потом она услышала шипение выходящего из ножен клинка, в ужасе оглянулась и увидела высокого мужчину, надвигавшегося на напавших на нее негодяев. В руке у него был Меч, усыпанная драгоценными камнями рукоять которого яростно сияла в ночной мгле. Она горела так ярко, что на нее было больно смотреть. Мужчина принял боевую стойку. На его мрачном лице читалась решимость.
Двое бандитов вскочили и тоже обнажили мечи.
— Защищайтесь! И приготовьтесь к смерти, — сказал Люций из рода Марриков.
Глава 4
Гэнгрин громко зарычал и бросился на Люция. Его приятель со шрамом занес меч над головой принца. Бриттани закричала, но принц двигался намного быстрее, чем любой из нападавших. Крик замер у нее в горле, когда он вонзил меч в сердце Гэнгрина, затем почти неуловимым для глаза движением высвободил клинок, обернулся и плашмя ударил бандита со шрамом по голове. Когда тот со стоном отшатнулся, Люций убил его, воткнув меч ему в горло.
Все было кончено. Бой был таким коротким, что собственный крик еще звенел у Бриттани в ушах. Она хватала воздух ртом, борясь с подступающей тошнотой. Потом закрыла глаза, чтобы не видеть убитых.
— Вы в порядке? — Люций опустился на колени рядом с ней. Голос звучал резко, но прикосновение рук было почти нежным.
Бриттани заставила себя открыть глаза и посмотреть на него. Она все еще не могла вымолвить ни слова.
— Вы не ранены? — нетерпеливо повторил он свой вопрос.
Девушка отрицательно покачала головой.
— Где этот чертов солдат, который заходил с вами в таверну? Почему вы здесь одна?
— Сэр Ричмонд… Я отослала его.
— Замечательно.
— Те люди…
— Забудьте о них. Они уже мертвы, — принц нахмурился. — Я, пожалуй, отведу вас в таверну, пока вы окончательно не замерзли.
— Почему вы… Почему вы помогли мне?
— Хотел бы я сам это знать!
Он поднял девушку с такой легкостью, словно она весила не больше, чем одна из снежинок, таявших у нее на ресницах, и направился к двери.
У Бриттани не было сил ни спорить с ним, ни задавать вопросы. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание, и изо всех сил старалась не соскользнуть в наползающую теплую тьму. Она была почти без сознания, когда Люций пронес ее через зал, поднялся по лестнице и пошел по коридору, пока не остановился перед дверью той самой комнаты, где состоялся их разговор. Однако на этот раз дверь была заперта. Люций распахнул ее ударом ноги.
На убогой кровати Друзи обнималась с дородным мужчиной с буйной гривой соломенных волос. Они удивленно вскрикнули, когда на пороге мрачной комнатушки возник Люций с девушкой на руках.
— Вон! — стиснув зубы, приказал принц.
— Еще чего! Это вы убирайтесь! — взвизгнула Друзи, а ее кавалер вскочил на ноги.
— Вон!
Это слово, прозвучавшее так громко и угрожающе, вернуло Бриттани к реальности. Она видела, как мужчина посмотрел Люцию в глаза и увидел там что-то, мгновенно заставившее его побледнеть. Он сглотнул, отступил и, схватив Друзи за руку, почти бегом потащил ее из комнаты.
Люций пинком захлопнул дверь и, все так же хмурясь, понес Бриттани к кровати. Перед тем как положить девушку на постель, он стащил с себя плащ и бросил его поверх грубого тюфяка. Потом опустил на него Бриттани.
— Спите.
Она покачала головой.
— С-с-слиш-ш-ком х-х-холодно.
Принц грязно выругался. Такие слова она слышала только раз в жизни, когда спряталась в конюшне и подслушала, как ссорились конюхи. Скривившись, он толкнул ее на матрас и завернул в плащ.
Принц уже повернулся, чтобы выйти из комнаты, когда Бриттани схватила его за руку и сжала пальцы так, словно от этого зависела ее жизнь.
— Вы очень добрый. Вы не хотите, чтобы об этом кто-нибудь узнал, не так ли? Но вы добрый.
— Вы такая же сумасшедшая, как гном Эйакс, принцесса, — он хотел выдернуть руку, но ее хватка была неожиданно крепкой. Люций посмотрел на тонкие пальцы, оплетающие его широкое мускулистое запястье, и нахмурился еще сильнее.
— Что вам от меня нужно? — резко бросил он.
— Я хочу, чтобы вы помогли мне. Сражайтесь! Не ради меня, а вместе со мной!
— Сражаться? Да вы знаете, что еще немного и те головорезы изнасиловали бы вас там, в конюшне? А потом убили бы. Просто перерезали бы глотку и оставили умирать в одном из стойл. Что сможете вы противопоставить силе Дария, правителя Палладрина?
— Если вы мне поможете, я обрету Силу. У меня должна быть Сила, — голое девушки прозвучал неуверенно, словно она пыталась убедить в этом себя. — Она придет ко мне, как только я разыщу Жезл Розы, а вы обнажите Меч Марриков.
— Сказки… — прорычал принц. — Истории из прошлого. Мифы и легенды со счастливым концом не имеют никакого отношения к жизни в том мире, который мы знаем.
— И что же это за мир? — спросила Бриттани.
— Мир, полный дикости, войны и холода, голода и смерти. Мир, в котором хорошие люди погибают, а негодяи процветают, — принц резко замолчал и стиснул зубы. — Ложитесь спать, принцесса, — вздохнул он.
Но Бриттани продолжала держать его за руку. Она заглядывала ему в глаза, хотя сама не знала, что пытается там найти.
— Вы нужны мне, — прошептала она. В слабом свете оплывших свечей она видела, насколько жестким был взгляд принца, и с отчаяньем размышляла, удастся ли ей пробиться сквозь стену, которой он отгородил себя от внешнего мира. — Пожалуйста! Что бы вам ни довелось потерять, что бы ни довелось пережить и выстрадать, что бы ни привело вас в такое место и так ни ожесточило ваше сердце, может быть… Может быть, вместе мы смогли бы это исправить! Вы нужны мне. Вы нужны моему… моему королевству. Люди стонут под игом Дария. Неужели вы им не поможете? Не поможете мне спасти их?
Люций сверху вниз смотрел на ее бледное лицо. Такое красивое, такое нежное… В полумраке комнаты казалось, что щеки у девушки ввалились, а в глазах застыло отчаяние и ужас. Должно быть, весь сегодняшний день она провела в седле, с огромным трудом добираясь сюда сквозь метель и мороз. А потом он ей отказал и на нее напали подонки-насильники. И вдобавок ко всему скоро за девчонкой станет охотиться Дарий. Не слишком хорошие перспективы… И все же… Все же в ее глазах была надежда. Доверие. Чистый, пугающе наивный призыв о помощи; который затронул какие-то струны в глубине его души. А ведь Люций думал, что они не зазвучат до конца его дней.
Она была либо очень глупой, либо невероятно храброй.
— А, черт побери, почему бы и нет? — пробормотал принц. Его губы изогнулись в жестокой улыбке. — Бой с Дарием? Этот способ умереть ничем не хуже других, — принц с нарочитой беззаботностью пожал плечами. — Так почему бы и нет, черт побери?
После чего он, хлопнув дверью, вышел из комнаты.
Испытывая непреодолимую усталость и огромное облегчение, Бриттани несколько мгновений смотрела вслед своему жениху, а потом легла и завернулась в плащ. Сердце постепенно успокаивалось, руки и ноги гудели от усталости, а глаза закрывались сами собой. К своему удивлению, почти позабыв обо всех своих проблемах и страхах, главным из которых было то, что меньше чем через сутки злой колдун узнает, что она жива, и бросится на поиски, Бриттани почувствовала странное спокойствие. Она поудобней завернулась в толстый шерстяной плащ Люция и заснула.
Глава 5
Люция разбудил собственный стон. На кухне возилась прислуга. В коридоре витал запах мясной подливки и свежевыпеченного хлеба. Желудок тут же заурчал от голода. Принц попытался сесть — и его мышцы немилосердно заныли: соломенный тюфяк, который он положил на пол перед дверью комнаты, где спала принцесса Бритта, был не намного мягче этого самого пола. Холодный сквозняк беспрепятственно гулял по коридору всю ночь.
Люций до сих пор не мог понять, почему не отправился в постель с Друзи или Улой. По крайней мере, там ему было бы тепло. Что заставило его провести ночь, охраняя дверь комнаты, где спала девушка с волосами цвета дикого меда? Без сомнения, всему виной глупое рыцарство, которое заставило Люция внять ее мольбам о помощи. Черт! Он связал себя обещанием помочь ей в предстоящей схватке и… жениться на ней. Пару мгновений принц боролся с желанием расхохотаться во весь голос: он, Люций из рода Марриков, — человек, который принял опрометчивое решение, в результате стоившее ему королевства; человек, чей идиотизм привел к гибели лучшего друга и чье так называемое «умение» обращаться с мечом никогда не приносило ничего, кроме неприятностей, — собрался взвалить на плечи ответственность за жизнь наивной и беспомощной принцессы и успех каких-то там бредовых поисков!
Он встал, с трудом разогнув затекшие ноги, и запустил пальцы в спутанную шевелюру. Бросил хмурый взгляд на дверь, за которой спала принцесса. Потом немного постоял, раздумывая о том, что девушка вполне могла уже брести свою Силу и наложить на него заклятие. Как иначе объяснить его вчерашнюю внезапную уступчивость?
Принц уже успел надеть черную шерстяную тунику, облачиться в кольчугу и отведать баранины с густой подливой и свежевыпеченного хлеба, когда сэр Ричмонд вошел в таверну и устроился на стуле возле двери, несомненно желая перед отъездом поговорить с принцессой.
В ее комнате по-прежнему было тихо. Люций толкнул дверь и вошел. Будучи рослым и сильным, принц двигался на удивление быстро и бесшумно. Он остановился перед кроватью, разглядывая спящую девушку. Свернувшись клубочком, подтянув колени к груди и по-прежнему кутаясь в его плащ, Бриттани мирно спала. Ее дыхание было глубоким и ровным, и только пушистые ресницы слегка подрагивали. Светлые волосы рассыпались по подушке. Одну маленькую ладошку она по-детски подложила под щеку.
Люций почувствовал, как сжалось сердце. Она совершенно беззащитна и ничего не знает о жестоком мире, в который сегодня должна вступить! Если бы он был ее врагом, то мог бы убить ее в мгновение ока. А если бы он был Дарием…
— Просыпайтесь, принцесса. Нам предстоит долгий путь, — его резкие слова нарушили покой маленькой комнаты.
Бриттани села в постели, испуганно вскрикнув и глядя на него огромными от страха глазами.
А, это вы! — на ее милом личике появилась слабая улыбка и выражение такого облегчения, что Люцию пришлось сжать зубы, чтобы не застонать от отчаяния. Ради всего святого, она думает, что он герой! Ее герой. Она даже не подозревает, что он Может загубить все ее надежды так же легко, как и любое дело, 33 которое он когда-либо брался!
Одевайтесь и завтракайте, но поторопитесь: вас уже поджидает внизу сэр Ричмонд. Если вы хотите уехать с ним, скажите мне об этом сразу. Если нет — готовьтесь к трудному путешествию. И тогда уж не жалуйтесь.
— А вы всегда такой сердитый по утрам? — Бриттани опустила ноги на пол. Потом сгребла в охапку плащ и вручила его принцу.
— Когда доберемся до Даг Омер, вы узнаете.
— Даг Омер? А где это?
— Там живет отшельник, который нас обвенчает, если вы, конечно, еще не передумали выходить за меня. А потом вы точно узнаете, каким я бываю по утрам, — ехидно добавил принц.
Бриттани сглотнула, с испугом глядя на это смуглое насмешливое лицо. Откуда в его словах эта непонятная ей горечь и резкость? Ее сердце сжалось при мысли о том, что она собирается доверить этому человеку себя, свою жизнь и судьбу. И что с сегодняшнего вечера они будут делить не только опасности, но, если он пожелает, и постель.
— Вопрос о нашем браке решен уже давно, — тихо сказала она. — И этот союз — единственная наша надежда. Завтра… — Бриттани сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, и продолжала: — Завтра мне исполняется двадцать. Дарий узнает, что я жива. Я представляю для него угрозу, — она вздрогнула, когда новая мысль внезапно пришла ей в голову. — Вы должны знать, что он постарается убить меня еще до того, как я разыщу Жезл Розы и у нас появится шанс противостоять ему. И вас он тоже может убить.
Впервые девушка подумала, какой опасности она его подвергает.
— Вы уверены, что хотите во всем этом участвовать?
— Этот вопрос несколько запоздал, не так ли? — сверкнув глазами, Люций повернулся и направился к двери. — Вышло так, принцесса, что мне сейчас совершенно нечем заняться. В последнее время моя жизнь была скучной. Особенно с тех пор, как я потерял свое королевство, — добавил он беззаботно. — Так почему бы не принять участие в битве за ваше? Это ведь мой долг, как вы мне любезно напомнили. Но не заставляйте меня ждать. Я не собираюсь возиться с копушей.
Он вышел, захлопнув за собой дверь.
Пытаясь разобраться в вихре проносящихся в голове мыслей, Бриттани вскоре обнаружила, что сидит в зале таверны перед тарелкой вареной баранины с ломтем серого хлеба в руке. Сэр Ричмонд неохотно подчинился ее приказу и уехал.
Ступив с порога таверны в облако снежной пыли, сыплющейся с низкого серого неба, Бриттани подумала, а не слишком ли самонадеянно с ее стороны полагать, что она сможет противостоять великому Дарию? Ветер, завывающий в голых ветвях деревьев, сорвал с ее головы капюшон и теперь беспрепятственно играл волосами.
Надежды на успех не прибавилось, когда она увидела Люция из рода Марриков, стоявшего рядом с огромным боевым конем вороной масти. Рядом с внушительного вида жеребцом ее собственная симпатичная гнедая кобылка с белоснежными мохнатыми ногами казалась крошечной и хрупкой как игрушка. «Зато она храбрая и выносливая!» — напомнила себе Бриттани, вспомнив, что эта лошадка была бессменной участницей всех ее путешествий по лесам Стрэсбери.
Они ехали весь день. Много-много долгих, холодных, мучительных часов! Снег летел в лицо, холодный ветер старался прокрасться под плащ, а мороз пробирал до костей. Бриттани украдкой разглядывала Люция. Казалось, он совершенно не обращал внимания на непогоду. Бывалый солдат и настоящий воин, он ехал, привычно выпрямившись в седле и глядя только вперед.
Что он сказал? Что потерял свое королевство? Вопросы теснились у нее в голове. Девушка догадывалась, что, получив ответы, смогла бы понять, где коренится причина этой темной тоски, которая мучила его. И, несмотря на то что ей следовало полностью сосредоточиться на предстоящей схватке с Дарием, она продолжала раздумывать, какими они могут оказаться, эти ответы.
Они проезжали мимо густых лесов, мимо низких коричневых холмов, мимо петляющей, покрытой льдом Лунной реки. Наконец кони ступили на необжитые и дикие земли Лечдрема, лежащие близ южной границы королевства Палладрин. Принцесса здесь еще никогда не бывала.
Во второй половине дня снег прекратился, но ветер только набрал силу и завывал вокруг лошадей, галопом скачущих по лесу. Между старыми деревьями вились многочисленные узкие тропинки. Над головой перекликались лесные вороны. Бриттани казалось, что они давно сбились с дороги. Но каждый раз, когда сердце ледяной рукой сжимал страх — они заблудились и теперь вечно будут блуждать в темной глубине этого леса, — она украдкой бросала взгляд на Люция, который ехал рядом, ориентируясь по каким-то не известным ей знакам, спокойный и собранный.
Наконец лес поредел. Не слишком сильно, но достаточно для того, чтобы впереди можно было разглядеть многочисленные ущелья и овраги. На дне одного из них стояла сложенная из грубо обтесанных бревен хижина, крытая древесной корой. Щели в стенах были замазаны глиной. К этому времени небо успело потемнеть, переходя от голубизны дня к синеве ночи. И только на западе еще виднелось розовато-оранжевое сияние заходящего солнца.
Из трубы поднимались клубы черного дыма. Когда они подъехали ближе и лошади перешли на шаг, Бриттани разглядела, что за домом спряталась грубо сколоченная конюшня.
От долгой езды у девушки затекли ноги. Поэтому, когда Люций снял Бриттани с седла, колени у нее дрожали весьма ощутимо. Принц не дал ей упасть, вовремя поддержав за талию.
— Больно? Не привыкли к таким долгим поездкам, да? Завтра нам придется ехать еще дольше.
— Но я ведь не жалуюсь, — тихо возразила Бриттани, памятуя о его утреннем предупреждении. Она была смущена: они стоят так близко друг к другу и он почти обнимает ее…
В сумраке лицо принца казалось еще красивее. Его близость рождала ощущение щедрого и успокаивающего тепла, говорящего о жизненной силе и первобытной мужской мощи. От него пахло кожей, хвоей и чем-то похожим на свежий морской ветер. Или это был запах морозного лесного воздуха?
Единственное, что Бриттани знала точно, так это то, что, пока они так стояли, холода она не чувствовала. Странно, а ведь всего минуту назад у нее зуб на зуб не попадал!
— В дом! — принц кивком указал на дверь. Прозвучало это как приказ. — Слуга позаботится о лошадях.
Бриттани послушно позволила отвести себя к хижине, раздумывая, кто может жить в таком месте.
Когда они подошли ближе, дверь приоткрылась и невысокий мужчина в серой мантии с ярко-красным воротником выглянул на улицу, пытаясь разглядеть гостей. У него не было ни волос, ни бровей. Рыхлое, покрытое морщинами лицо по контрасту с воротником казалось белым как снег. Однако его глубоко ввалившиеся глаза не утратили своего блеска и не выцвели от возраста — яркие, пронзительные, угольно-черные, они вполне могли украсить лицо юноши.
— Люций! — на лице мужчины появилась широкая улыбка, открывшая мелкие квадратные зубы, по белизне не уступавшие коже. — Я знал, что ты приедешь. Но не смог угадать, кто твой товарищ. Позвольте мне пригласить вас обоих в…
Речь отшельника оборвалась на полуслове, когда его взгляд упал на лицо Бриттани. Несколько мгновений он, пораженный, смотрел на девушку в синем плаще, которая стояла перед ним, дрожа от холода. Мороз расцветил ее щеки ярким румянцем. Несколько непокорных локонов выбилось из-под капюшона и обрамляло ослепительно красивое лицо.
— Входите, — поспешно приказал он. — Сейчас же входите!
Они повиновались. Перед тем как закрыть дверь, отшельник какое-то время подозрительно вглядывался во тьму безлунной ночи.
— Кассо позаботится о ваших лошадях. Садитесь. У меня есть суп, оленина и сыр. И, конечно же, вино. Да-да, очень хорошее вино. В этом скромном жилище это единственное угощение, которое не стыдно предложить принцессе.
Бриттани замерла, борясь с накатывающими волнами страха.
— Вы знаете, кто я? — выдохнула она.
— Конечно. Как я могу не знать? Я был уверен, что этот день наступит. Я никогда раньше не видел вашего лица, если не считать того дня, но тогда вы были совсем крошкой. И…
Он внезапно замолчал и покачал головой.
— Прошу прощения, ваше высочество, и вы, мой принц. У нас еще будет время поговорить. Проходите и устраивайтесь.
— У нас мало времени, — Люций хмуро наблюдал, как старик ведет Бриттани к низкой софе, над которой мигал светильник.
— Я знаю.
— И вы знаете, зачем мы приехали?
— Чтобы сочетаться браком. Это решение приняли ваши родители много лет назад. Кому об этом знать как не мне?
— Кто же вы? — с трудом выговорила Бриттани.
Люций с отшельником переглянулись. Потом старик сделал шаг вперед, взволнованно сжав руки. В свете свечей у него на пальце ярким огнем вспыхнуло кольцо с рубином. Его сияние заставило Бриттани прищуриться: камень отбрасывал на стены хижины ослепительные багровые отблески.
— Сейчас меня называют Мелистерном. Я живу отшельником и служу Добру. Но когда-то, в другом месте и в другое время, меня звали Мелвэйл и я был главным магом и советником отца принца Люция, короля Реза. Принцесса, я слышал, как юный принц, которого родители привезли в замок Палладрин, поклялся жениться на вас, крохотной девочке, спавшей на руках королевы Альвины. Эту торжественную церемонию провели много лет назад, следуя завещанию вашего деда, великого волшебника Зареда.
— Значит, это было желание моего деда? Ну, чтобы мы поженились… — прошептала Бриттани, бросив быстрый взгляд на Люция. Выражение лица молодого человека невозможно было понять. Он стоял у очага, сложив руки на груди. Рассказ Мелистерна явно занимал его не более чем завывания ветра за окном.
— Это было не просто желание, это был приказ, — поправил Мелистерн. — Когда силы стали покидать Зареда, он предсказал, что мощь Дария возрастет. Дарий был его учеником. Он обладал и талантом, и знаниями, но зло коснулось его души, отравив ее своим ядом. Когда Дарий достиг расцвета своего могущества, ваш дедушка был уже слаб и не мог его остановить. Заред предвидел падение Палладрина и то, что Дарий станет тираном и поработит ваш народ, принцесса. Он предвидел также гибель вашей семьи. Но он точно знал, что вы останетесь в живых и будете обладать огромной силой. С Жезлом Розы в руках и под защитой Меча Марриков, — отшельник посмотрел на Люция, лицо которого стало еще более мрачным, — вы сможете победить Дария. Вы и только вы. Вот зачем вам нужно выйти замуж за принца из рода Марриков.
— Значит, ты все это время знал, что она жива? — Люций резко отвернулся от огня. В его глазах пылал гнев. — Все эти годы я навещал тебя, но ты ни разу не сказал…
— Тебе не надо было этого знать.
— Но откуда вам это было известно? — вмешалась в разговор Бриттани. — Я имею в виду, откуда вы знали, что я жива? Мне сказали, что мама наложила на меня заклинание, желая спрятать от Дария. Чтобы он не смог почувствовать, что я жива.
— Это правда. Я научил ее этому заклинанию. И помог осуществить задуманное, — тихо ответил Мелистерн.
В полной тишине Бриттани смотрела в это старое мудрое лицо и сияющие черные глаза. Рубин в кольце сиял и переливался, как живое пламя.
— В молодости я тоже был учеником вашего дедушки, — продолжал отшельник тихо. — У меня не было той силы, которая была подвластна Зареду или Дарию. Я научился составлять заклинания, накладывать заклятия, заглядывать в будущее, но не более того. Я никогда не стремился к славе и власти. Но уже тогда я служил Добру. Так мне часто говорил Заред, — Мелистерн улыбнулся и продолжил: — И вот, когда Дарий вторгся в Палладрин, над твоей семьей нависла опасность. Я как раз приехал в Палладрин с посланием от короля Реза. Замок окружили драконы и прочая нечисть, служившая Дарию, но мне удалось пробраться внутрь. Ваша мать отказалась покинуть своего мужа и сына и за те немногие минуты, что отделяли ее от смерти, успела передать вас мне. С моей помощью ей удалось составить заклинание — и вы исчезли из поля зрения Дария. Я отвез вас королеве Элайзии. А потом ждал этого дня. Но, — отшельник снова прервал свой рассказ, обратив на Бриттани пронзительный взгляд своих темных глаз, — как верно заметил Люций, времени у нас мало. Вы с принцем должны пожениться немедленно, поскольку завтра…
— Что? Что случится завтра? — с мольбой воскликнула Бриттани, прижав руки к груди.
— Ты видел, что случится завтра? — резко спросил Люций.
— Нет. Еще нет. То, что должно случиться, скрыто от меня. Мои силы теперь, увы, с каждым годом слабеют. Но я знаю, что заклинание потеряет силу в полночь. И Дарий узнает, что принцесса королевства Палладрин жива. Поэтому вы, Бритта, должны немедленно обвенчаться с принцем и подумать о том, как будете искать Жезл Розы. С наступлением утра вы отправитесь в путь и огромная опасность будет идти за вами по пятам.
— Тогда давайте сразу с этим покончим, — прорычал Люций. Он подошел к принцессе и взял ее за руку, помогая подняться с софы. Но, посмотрев на нее, внезапно нахмурился.
— Что случилось?
Ее лицо было бледным, под глазами залегли тени.
— Ничего. Давайте начнем церемонию.
— Ей нужно поесть, мой принц, — Мелистерн смотрел на Люция с упреком. — Девушка устала и наверняка проголодалась. Немногие способны скакать на лошади дни напролет без пищи и отдыха. Вы ведь, без сомнения, заставили ее провести в седле весь день? Вам стоит научиться бережно обращаться с женщиной.
— Я достаточно знаю о женщинах! — раздраженно возразил Люций.
Мелистерн в ответ улыбнулся.
— О некоторых женщинах, — с готовностью согласился он. — Но не об этой.
Люций помрачнел и перевел взгляд на Бриттани. Девушка почувствовала, что краснеет.
— Я не настолько голодна, — пробормотала она. — Мы можем сначала провести церемонию, а потом…
— Сначала мы поужинаем, а затем поженимся, — тон принца Маррика не допускал возражений. — А потом, — добавил он, глядя девушке в глаза, — если моя жена все еще будет падать с ног от усталости, я с радостью позволю ей провести ночь… — он улыбнулся, но эта загадочная улыбка так и не коснулась его глаз, — в моей постели.
Глава 6
Бриттани очень смутно помнила, какие блюда подал на ужин Кассо, слуга Мелистерна. Кажется, она ела жареную оленину и сыр. В комнате царила тишина, лишь изредка нарушаемая короткими репликами мужчин. В светильниках плясало пламя.
Выпив вина, которое Мелистерн разлил в серебряные кубки, она почувствовала себя лучше. Но когда они с Люцием опустились на колени перед Мелистерном, чтобы он благословил их брак, принцессе показалось, что предметы обстановки поплыли у нее перед глазами. Она пробормотала слова, которые ей подсказал отшельник, и подала руку принцу Люцию. Она смотрела ему в глаза, когда он сжал ее тонкие пальцы и пообещал всегда любить и защищать ее. Аромат фимиама кружил голову, от дыма щипало глаза, и принцессе казалось, что все это происходит во сне.
Но это продолжалось только до того момента, когда Мелистерн возложил руки им на голову, благословил их союз и позволил Люцию из рода Марриков поцеловать невесту. Сердце Бриттани бешено забилось, а ощущение нереальности происходящего растаяло как утренний туман. И она с поразительной четкостью вдруг увидела и маленькую комнатку с софой и светильниками, и шелковые кисти гобеленов, висящих на стенах, и прекрасное, спокойное лицо своего мужа, который все еще сжимал ее руку. Люций притянул девушку к себе, обнял за талию, свободной рукой приподнимая ее подбородок. Она взглянула ему в глаза и внезапно осознала, что выходит замуж в простеньком темно-синем шерстяном платье, на котором нет ни шелковых лент, ни вышивки, и волосы у нее в полном беспорядке. Разве такой должна быть свадьба принца и принцессы?
А потом их губы встретились и мысли о платье и прическе мгновенно вылетели у девушки из головы. Она позабыла об усталости и опасности, которая ее вот-вот настигнет. Она забыла даже о Мелистерне. Она позабыла обо всем, кроме этого поцелуя, пробудившего в ее теле огонь. Поцелуя, напомнившего бушующее море, в центре которого царило странное умиротворение. Поцелуя, заставившего ее сердце трепетать, когда она пошатнулась в объятиях мужа, который прижал ее к себе еще крепче.
Когда принц отпустил ее и отступил на шаг, Бриттани почувствовала, что внутри у нее бушует пламя, голова кружится и она никак не может отдышаться. Он выглядел потрясенным. Но изумление, написанное на его лице, не шло ни в какое сравнение со смятением, которое царило в душе у Бриттани.
Несколько мгновений они стояли, глядя друг другу в глаза, словно пытаясь найти ответ на волновавшие их вопросы.
— Мелистерн, где мы будем спать? — спросил Люций, поворачиваясь к отшельнику.
Но Мелистерна в комнате не оказалось. Остались только свет свечей, кубки с вином и ветер, завывающий за дверью.

Грегори Джил - Роза и Меч => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Роза и Меч автора Грегори Джил дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Роза и Меч своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Грегори Джил - Роза и Меч.
Ключевые слова страницы: Роза и Меч; Грегори Джил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн