Аринушкин Андрей - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Грегори Джил

Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть автора, которого зовут Грегори Джил. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Грегори Джил - Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть = 266.88 KB

Грегори Джил - Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть => скачать бесплатно электронную книгу



Братья Баркли – 2

OCR ЮСЯ; Spellcheck ТАНЯ
«Укрощенная гордость»: АСТ, Ермак; Москва; 2004
ISBN 5-17-022112-6, 5-9577-1014-8
Оригинал: Jill Gregory, “Once an Outlaw”
Перевод: С. Б. Шестернева
Аннотация
Казалось бы, дерзкая красавица Эмили Спун должна возненавидеть человека, который намерен найти и арестовать ее родных… но никогда еще она не видела мужчины красивее и отважнее!
Шериф Клинт Баркли не может испытывать к девушке, чьи братья не в ладах с законом, ничего, кроме презрения … но она оказалась именно той, о ком он грезил долгие годы!
Мечта становится явью?
Но… согласится ли прекрасная «бандитка» разделить страсть злейшего врага ее семьи — и навеки стать спутницей его жизни?
Джил Грегори
Укрощенная страсть
Всей моей замечательной семье — а особенно Ларри и Рейчел — с огромной любовью.
Глава 1
Форлорн-Вэлли, Колорадо
— Ужасно не хочется оставлять тебя здесь одну, — сказал сутулый здоровяк с землистым цветом лица и сединой в волосах. — Эмили, дорогая, ты и вправду так в себе уверена? — Он пристально посмотрел на свою племянницу, сидевшую рядом с ним на крыльце старой бревенчатой хибары. Его морщинистое лицо выражало явное сомнение. Но в золоте палящего послеполуденного солнца, роняющего косые лучи поверх Скалистых гор и делающего небо жгуче-синим, девушка выглядела такой же спокойной, как и зеркальная гладь горного озера.
— Все будет хорошо, дядя Джейк, — заверила его она. — Я умею за себя постоять.
Но, едва произнеся эти слова, Эмили Спун неожиданно для себя ощутила страх. По затылку внезапно пробежали неприятные мурашки.
Она не могла бы объяснить, отчего это произошло. Ее нисколько не пугал прекрасный, уединенный клочок земли в самом сердце предгорий Колорадо. И она не боялась оставаться в темноте или в одиночестве. Она не боялась ничего, кроме одного — вновь потерять своих родных.
— И к тому же я вовсе не одна — Девушка отвела в сторону черную, как полночное небо, прядь волос, отброшенную ей на шею налетевшим порывом ветра. — Со мной Джо.
— Гм… Этот маленький птенец? Ты ведь знаешь, что я имею в виду, Эмили.
У ее дяди был зычный голос, скрипучий и резкий. Он вполне подходил человеку, выглядевшему лет на пятьдесят с лишним, с задубелым, внушающим страх лицом. Но Эмили это ничуть не смущало. Она знала, что, несмотря на свирепую наружность и суровый взгляд глубоко посаженных глаз цвета глины, во всем касающемся семьи дядя кроток, как агнец. Джейк Спун любил своих родных.
«Конечно, тюрьма изменила его, — размышляла Эмили. — Безусловно, дядя сильно сдал за эти годы». Серые глаза девушки подернулись печалью, когда она внимательно посмотрела на человека, который ее вырастил и воспитал. До того как помощник шерифа Клинт Баркли выследил его и отправил в тюрьму, дядя Джейк был сама жизнь и смелости его хватило бы на двоих. Он постоянно жаждал приключений и находился в непрерывном движении, скитаясь по стране, обожая быструю езду, стоящую борьбу и недозволенную охоту. Его всегда манили ценности, добытые неправедным путем, особенно если речь шла о людях богатых и власть имущих.
Но те семь лет, которые он провел за решеткой, и все, что произошло с его семьей за то время, значительно поубавили его энергию и заметно состарили. Четкие черты лица стерлись, застывшие глаза смотрели мрачно, а широкая, открытая и веселая улыбка, некогда не сходившая с лица, теперь являла собой такую же редкость, как золотой самородок на поле с турнепсом.
Встретив пытливый взгляд дяди Джейка, Эмили вдруг почувствовала укор совести. Все эти дни он постоянно выглядел так, будто на плечах у него лежал какой-то невидимый, невероятно тяжелый груз, нести который ему было совершенно невыносимо.
Эмили подозревала, что и думы о тете Иде вносили сюда свою лепту.
— Конечно, я знаю, что вы имеете в виду, дядя Джейк, — улыбнулась Эмили, похлопывая его по руке. — Не беспокойтесь, все будет хорошо. Поезжайте и купите лучших лошадей, каких только найдете. И столько, сколько мы можем себе позволить. А до того как вы вернетесь из Денвера, мы с Джо прекрасно побудем вдвоем.
— Заряди ружье и держи наготове. Ты слышишь, Эмили?
— Хорошо.
— И если мимо будет проходить какой-нибудь чужак, — сказал Джейк, — сначала стреляй, а потом задавай вопросы.
Эмили легонько толкнула его, словно торопя в дорогу.
— Дядя Джейк, я сама знаю, как защитить себя.
На это он коротко кивнул и отвернулся, помедлив лишь секунду. Но даже за столь ничтожное время Эмили углядела отблеск вины в его глазах.
— И пожалуйста, не смотрите так. — Она вдохнула поглубже. — У всех нас прошлое позади. И мы вновь единая семья. Все будет точно так же, как было.
«Ну, положим, не совсем так же. Тетя Ида умерла…» Будто читая ее мысли, Джейк тяжело сглотнул. Его плечи вдруг поникли. Нахмурившись, он надвинул шляпу на глаза и понуро сошел с крыльца.
— Можешь не сомневаться, девочка, — сказал он угрюмо. — Тебе нет нужды беспокоиться о чем-либо. Как только мы с ребятами вернемся из Денвера, вплотную займемся делом. И что бы ни случилось — конец света или всемирный потоп, — мы добьемся успеха, Эмили.
Эти слова обрадовали ее. Дядя Джейк и впрямь настроен работать. Он и ребята, кажется, встали на правильный путь.
«Семья вновь соберется под одной крышей. И никто не отберет у нас эту землю и это ранчо».
Эмили едва не задохнулась от счастья. В то время как солнце, лениво проплывая над ее головой, медленно двигалось к западу, она наблюдала, как ее брат Пит и рыжеволосый кузен Лестер выводят из конюшни лошадей.
— Эй, дядя Джейк! — крикнул Пит. — Пора ехать! А то в Денвере меня заждалась партия в покер. Я вижу крупную сумму, на которой начертано мое имя. — Красивое, с тонкими чертами лицо молодого человека загорелось азартом. — Пока, сестренка! — Он помахал Эмили своим стетсоном. — Через пару дней увидимся.
Лестер на своем пегом жеребце подъехал к крыльцу. Кузен Эмили был еще крупнее, чем дядя Джейк. Человек-гора с огромными плечищами, с приятным, круглым, как луна, веснушчатым лицом.
— Не спускай глаз с конюшни, Эмили. Хорошо? Я все никак не соберусь приделать задвижку к двери. Хочешь, наверное, чтобы я снова привез тебе из Денвера какие-нибудь безделушки?
— Да ты хоть себя самого привези. В целости и сохранности. — Эмили выразительно посмотрела по очереди на каждого из мужчин. Джейк Спун кивнул и развернул свою лошадь.
— Ладно, ребята, — сказал он, выезжая на тропу. — Поехали!
Вдавив каблуки в бока лошади, Пит испустил такой вопль, что тот мог бы разбудить и мертвеца. Вся троица с грохотом помчалась через долину на юг.
Эмили постояла у разбитых перил крыльца, пока три всадника не скрылись за хребтом. Поднятое ими облако пыли рассеялось, и воздух снова стал тих и прозрачен. Она медленным взглядом обвела горизонт, внимательно изучая его. Все вокруг выглядело безмятежным и успокаивающе пустынным. Разве что набегающие с предгорий холмы, покрытые сочной молодой травой и лютиками, нарушали общую картину.
Эмили вдохнула полной грудью чистый горный воздух и обхватила себя руками.
Небольшая хибара, находящаяся в каких-нибудь десяти милях от городка Лоунсам и ставшая ее новым домом, аккуратно вписывалась в берега Стоун-Крика. Никакой другой хижины или фермерского дома в этой части долины не было. Эмили любила это место за уединенность и окружающую его красоту. После нескольких лет жизни в Джефферсон-Сити на шумной Спринг-стрит, в пансионе суматошной и привередливой миссис Уэйнскотт, у которой Эмили работала горничной, этот уютный бревенчатый сруб в Форлорн-Вэлли казался ей просто раем.
Тишина, под стать густым лесам, начинающимся за домом, окутывала все вокруг плотной пеленой. Никаких признаков присутствия человека или зверя, не считая ястребов, кружащих высоко в небе, да лосиного стада, перебирающегося через плато к северу.
«Но откуда тогда это тревожное чувство? — Эмили с беспокойством вспомнила о мурашках на затылке. — Такое ощущение, что здесь кто-то есть. Или что-то. Кто-то приближающийся…»
Она вздрогнула и бросила взгляд на зарево в синем небе. До сумерек оставались считанные часы. Может, к тому времени ей удастся стряхнуть с себя это глупое наваждение.
— Эмли… Эмли, где ты?
При звуке тонкого детского голоска, пропускавшего букву «и» в ее имени, она резко повернулась и поспешила в дом.
— Я здесь, Джо. Не волнуйся. — Эмили улыбнулась мальчику, стоявшему возле камина и глядевшему на нее широко раскрытыми глазами, которые казались слишком большими для его исхудалого, крошечного личика. В свои шесть лет Джо Маккой был ниже ростом, чем его ровесники. У него были светло-желтые, как пшеничные колосья, волосы, длинные ресницы и такие же, как у его матери, карие глаза, в которых, казалось, навечно поселился страх.
— Ну, я надеюсь, ты порядком проголодался, — весело обратилась к нему Эмили, — потому что я собираюсь устроить изысканный ужин на двоих.
Джо молча смотрел на нее.
Она склонила голову набок и ласково продолжила:
— Ты помнишь мою фирменную жареную курицу и печенье? И это еще не самая интересная часть нашего меню. На десерт мы испечем себе пирог с голубикой. По рецепту твоей мамы. — Эмили прошла в комнату и присела на корточки возле мальчика, надеясь, что ее уверенная улыбка подействует на него успокаивающе. — Ведь это твой любимый пирог, верно, Джо?
Он только пристально посмотрел на окно и прижал к бокам маленькие кулачки.
— Когда они вернутся обратно?
— Дядя Джейк и ребята? Через пару дней.
— Значит… мы остались здесь… совсем одни? — дрожащим голосом произнес мальчик.
— У нас дома работы по горло, Джо. — Эмили коснулась пальцем кончика его носа-пуговки. — Пока мы будем наводить порядок, время пролетит как одно мгновение.
Она наблюдала, как ребенок оторвал взгляд от окна и осмотрел небольшую гостиную с ее голым дощатым полом, скудной меблировкой и незатейливыми латунными лампами в форме чаш. Затем его взгляд, внимательный и серьезный, остановился на лице девушки.
— Да, здесь далеко не так нарядно, как в пансионе миссис Гейл, — с улыбкой призналась Эмили. — Но это временно. Потом и у нас будет так же. Вот увидишь, Джо. — Она улыбнулась еще шире, и в глазах у нее вспыхнул огонек. — Я сошью очаровательные белые занавески с кружевом на все окна, точь-в-точь как у миссис Гейл в передней гостиной. А когда выберусь в город, куплю на пол красивый ковер, может, даже два.
— Это хорошо, — пробормотал маленький мальчик, хотя он явно не желал, чтобы его отвлекали досужими разговорами. Его карие глаза вопросительно смотрели на Эмили. — А тот человек… тот нехороший человек… будет меня разыскивать? — спросил он, взволнованно дыша.
— Нет. Он не будет тебя разыскивать, Джо. — Эмили обняла щуплое тельце ребенка и почувствовала его дрожь. Как бы она хотела прогнать эти страхи! Если бы только это было в ее власти… Маленькие косточки мальчика были так хрупки! Она ощутила это, когда прижала его к себе. — Нехороший человек не приедет сюда. Ни сюда, ни куда-нибудь еще. Здесь ты будешь в безопасности, Джо, — добавила она твердо.
— А мама?
— И твоя мама тоже. Я уверена. — Эмили убрала от его глаз выбившийся светлый локон. — Мы ведь обвели вокруг пальца нехорошего человека, помнишь? Ему не удалось найти никого из нас, а твоя мама скоро вернется и увезет тебя отсюда в чудесный новый дом, и вы снова будете вместе.
— Ты обещаешь, Эмли? — спросил мальчик.
— Обещаю. — Эмили почувствовала, как его напрягшееся тельце немного расслабилось. Она легонько стиснула его напоследок и поднялась с пола. — Ты прекрасно знаешь, что я обещала твоей маме заботиться о тебе, пока она не вернется. Поэтому я не могу допустить, чтобы вы у меня недоедали, молодой человек! Подумайте хорошенько, как ваша мама рассердится на меня! Из этого следует, что ты должен пообещать мне кое-что, Джо.
— Что?
— Обещай, что сегодня подчистишь все с тарелки, выпьешь молоко и съешь большой кусок пирога с голубикой. Можешь даже два. Ну, как ты думаешь, справишься, Джо?
Эмили надеялась вызвать его улыбку, но с того дня, как Армстронг перебросил его через всю комнату и подбил глаз Лиссе Маккой, мальчик улыбался нечасто.
И сейчас он только серьезно кивнул.
Сердце Эмили сжималось от жалости. «Пусть только бывший жених Лиссы попробует показаться здесь когда-нибудь, это станет его последней ошибкой в жизни», — мысленно поклялась себе Эмили.
Пока дядя Джейк отбывал наказание в заключении, а Пит с Лестером находились в бегах, Лисса была ее самой близкой подругой. В отсутствие мужчин тетя Ида и Эмили, вдвоем, с большим трудом справлялись с их хозяйством в Миссури. В конце концов они потеряли ферму и переселились в пансион миссис Гейл. Там Эмили и познакомилась с молодой вдовой, Лиссой Маккой. Миссис Гейл из-за больного бедра с трудом могла подниматься и спускаться по лестнице, поэтому ей была нужна работница. Лисса готовила пищу и прибиралась в доме, занимая вместе с Джо комнатку за кухней. Эмили с первого дня понравилась спокойная и неунывающая молодая женщина, без устали трудившаяся, ни на что не жалуясь, и явно обожавшая своего сынишку. Именно Лисса помогла ей найти место горничной в одном фешенебельном доме на Адамс-стрит. Единственное, что ей не нравилось в Лиссе, действительно не нравилось, это ее слепая привязанность к своему поклоннику, работавшему где-то на железной дороге. Джон Армстронг, угрюмый, непредсказуемый и неуравновешенный мужчина, по мнению Эмили, не мог внушать доверия. Однако Лисса разглядела его истинную натуру, когда дело уже дошло до помолвки.
Но тогда было уже слишком поздно.
В результате запуганной женщине пришлось бежать, скрываясь от человека, за которого еще недавно она собиралась замуж. Пытаясь найти новый надежный приют для себя и сына, Лисса обратилась за помощью к своим родственникам, до той поры остававшимся в забвении. Она отправилась в Калифорнию к дедушке с бабушкой и таким образом оторвалась от своего преследователя. Эмили на это время взяла на себя все заботы о Джо.
Она обещала Лиссе, что до ее возвращения с ним ничего не случится, и была намерена сдержать свое слово во что бы то ни стало. Но одно дело — обеспечить ребенку безопасность, и совсем другое — заставить его чувствовать себя в безопасности.
Эмили убеждала мальчика, что Джон Армстронг не поедет за ним из Джефферсон-Сити в Лоунсам, так как для этого ему пришлось бы проделать слишком длинный путь через Колорадо. Но как она ни старалась, Джо до конца ей не верил — страх слишком сильно держал его в своих тисках. Мальчик не выходил из дома более чем на секунду-две, а затем со всех ног бежал обратно, словно за ним гнались.
«Разве можно ставить это ему в упрек?» — думала Эмили, зная, как Армстронг избивал Лиссу и терроризировал Джо. Вспомнив крики, слезы и рыдания, она вздохнула. Нужно время, чтобы жестокость и ужасы той ночи изгладились из памяти.
— У меня есть идея, — сказала она, беря мальчика за руку. — Не поиграть ли тебе в шарики, которые тебе купил Лестер? Я тем временем подмету полы, а потом, если захочешь, ты поможешь мне испечь тот пирог.
— Эмли, я могу помочь тебе подмести пол, — сказал Джо. — Я обычно помогал маме.
Она ответила ему одобрительной улыбкой.
— Ну, это будет просто замечательно. Я только приветствую такое предложение и не собираюсь отказываться от помощи. Видит Бог, работы здесь предостаточно, так что лишняя пара рук будет очень даже кстати.
Эмили понимала, что Джо просто хочет находиться поблизости от нее, потому что так ему спокойнее, и она не вправе была его осуждать. Страх, который в него вселил Джон Армстронг, пройдет не скоро.
К ее радости, Джо съел-таки приличную порцию жареной курицы, а позже — печенье и большой кусок пирога. Потом ребенок был уложен в свою кроватку в дальней комнате, которую он делил с Питером и Лестером. Эмили постояла еще с минуту, глядя сверху на его слишком серьезное и слишком бледное личико.
— Завтра, если захочешь, можешь помочь мне с огородом, — сказала она. — Я собираюсь посадить за домом немного овощей.
— За… домом?
— Да. Ты сможешь копаться в земле и пачкаться сколько угодно. На нашей старой ферме Пит любил этим заниматься. Он выискивал в грязи червяков и жуков — но только ты не вздумай этого делать, Джо! — и пытался засунуть их мне в волосы. — Эмили содрогнулась при этом воспоминании, но потом фыркнула. — Пит был ужасным мальчиком — вовсе не таким милым, вежливым и внимательным, как ты. И… это совсем не будет забавным, я имею в виду завтрашнюю работу в огороде, если ты станешь запихивать мне в волосы разную живность, — добавила она со смешком.
Но Джо решительно замотал головой.
— Нет, я останусь здесь, — прошептал он.
— Хорошо. Поступай, как тебе нравится. — Эмили поцеловала его в щеку. — Но если передумаешь, помни: вся та распрекрасная грязь с жуками и червяками будет тебя ждать.
На это мальчик почти улыбнулся — у него слегка дрогнули губы, но затем Эмили заметила внезапную тоску в его глазах.
— Спокойной ночи, Эмли, — тихо сказал он.
Уже у двери Эмили вновь услышала его голос, едва различимый на фоне грохота ставней, хлопнувших от внезапного порыва ветра.
— Спокойной ночи, мама, — прошептал Джо в темноту.
Эмили почувствовала, как спазм сдавил ей горло. Прикрыв дверь, она на цыпочках прошла из спальни в гостиную. В камине весело поблескивал огонь. Зажигая масляную лампу, Эмили не переставала молиться за Лиссу. «Только бы с ней ничего не случилось в пути. Только бы она разыскала в Калифорнии своих родственников. И только бы Джон Армстронг не нашел ее, чтобы…»
Эмили прикрыла глаза и взялась за спинку старого соснового кресла-качалки, стоявшего рядом с диваном. «Не смей думать об этом. Армстронг не поймает Лиссу. И не убьет ее, несмотря на все угрозы». После того как Лисса поняла, что это за тип, и расторгла помолвку, Армстронг угрожал ей каждый день.
Сильный порыв ветра распахнул ставни, заставив Эмили вздрогнуть. Она тут же одернула себя и переключилась на другие мысли. Быстро закрыла ставни на задвижку и, слегка поеживаясь от потянувшего с гор прохладного воздуха, отошла от окна. «Довольно терзаться, — сказала она себе, подходя к инкрустированному деревянному сундуку. — У тебя есть работа». Первыми в ее списке значились те самые кружевные занавески, которые существенно украсили бы жилище, а старая хибара в этом действительно нуждалась.
Тяжелая крышка скрипнула, когда Эмили ее подняла. Раньше сундук принадлежал тете Иде, а той, в свою очередь, достался от матери, жившей в Бостоне. Вместительный сундук был сделан из качественного дуба и украшен тонкой резьбой. Изнутри он был обит серебром и латунью. Эмили хранила в нем все свои драгоценные запасы: ситец, шотландку, муслин, шерсть, ярды льна, отрезы атласа и целых два рулона бархата и шелка. Здесь же лежала и разная мелочь — лоскутья, ленты, пуговицы, иглы и булавки.
«И еще кое-что», — подумала она, чувствуя, как учащенно забилось ее сердце.
В этом старом сундуке были заключены ее мечты.
Вокруг этого богатства, собранного с такой тщательностью, сосредоточивались все ее надежды и планы.
Опустившись на колени, перебирая пальцами шотландку и яркие ситцы, Эмили стала отыскивать хрустящий белый кружевной муслин для занавесок. Но когда ее взгляд упал на розовый шелк, купленный ею в день отъезда из Джефферсон-Сити, она невольно отвлеклась от поисков. Вынув из сундука пышную, словно облако, кипу, Эмили поднесла ткань к свету.
Шелк был превосходный. Лучший из всех когда-либо ею виденных, такой же красивый, как все, чем владела миссис Узйнскотт. «Из него выйдет прекрасное платье», — подумала Эмили. У нее загорелись глаза в предвкушении. Она уже ясно видела свое платье — законченное и совершенное, с элегантным рукавом, черным атласным турнюром и блестящими черными пуговицами. Когда его увидят женщины Лоунсама, им всем захочется иметь такое же платье. Такое же красивое, изысканное и невероятно…
«Будем надеяться, что это свершится», — пожелала она себе, проведя пальцем по бледно-розовому шелку. Ее охватило радостное возбуждение — материал просто переливался на свету! Но к сожалению, платью, как и ее мечтам, было суждено подождать. «Но не слишком долго», — пообещала себе Эмили. Только до тех пор, пока она не наведет здесь порядок. Нужно, чтобы этот дом стал удобным и уютным жилищем для всех них. Потом она займется шитьем и во что бы то ни стало добьется успеха. Как бы ни складывались дела в хозяйстве, станет ли их ранчо прибыльным или попытки дяди Джейка и ребят обречены на провал, ее заработка должно хватать на всех. Ничто не сможет снова обездолить их семью.
«Мы не можем потерять эту землю, как когда-то потеряли ферму, — размышляла Эмили, нежно поглаживая мягкий шелк. — И я больше не окажусь в таком положении, как тогда. Мне не придется снова работать горничной на таких, как миссис Уэйнскотт».
На минуту ее захлестнул поток воспоминаний — одно неприятнее другого. Но Эмили не хотелось возвращаться к прошлому и думать о той работе, равно как и о своей бывшей хозяйке. Такой изворотливой и требовательной женщины, как Огаста Уэйнскотт, она еще не встречала. И такого препротивного типа, как ее сын Хобарт, тоже. Этот молодой человек с носом наподобие орлиного клюва имел обыкновение щипать служанок, загоняя какую-нибудь из них в угол.
Куда приятнее было размышлять о том, как она сошьет новые занавески, купит ковер на пол в гостиную и заполнит дом разными вещами, создающими уют. Например, расшитыми подушками для софы и кресел, красивыми акварелями в золоченых рамках. Эмили представляла себе превосходную новую плиту и под стать ей — набор тарелок и чашек из китайского фарфора. Возможно даже, в их доме появится небольшое пианино, как в одной из музыкальных гостиных миссис Уэйнскотт…
Эти мечты внезапно прервал послышавшийся снаружи шум.
Какой-то негромкий звук.
«Похоже на хруст ветки, — подумала Эмили, задержав дыхание. — Или, может, просто ветер». Ее вновь пробрал озноб.
Выбежав на кухню, она схватила с полки ружье. Быстро проверила магазин и, выждав секунду, снова прислушалась.
Ни звука.
Поблизости никого не было.
Эмили подождала еще немного. Как бы ей хотелось остаться внутри хибары, за этими бревенчатыми стенами, хоть и старыми, зато толстыми! Они обеспечивали безопасность и комфорт, сохраняли огонь и тепло. И все-таки нужно было проверить свои подозрения — иначе сегодня ей не уснуть.
Эмили сглотнула кисловато-горький привкус страха и заставила себя пройти через гостиную. Осторожно отворила дверь и поморщилась, когда она скрипнула. Палец обвился вокруг спускового крючка, и она ступила в прохладу ночи, Эмили окружали темные тени, сверху на них падал тусклый свет от половинки луны и яркой россыпи белых звезд.
Выждав не более нескольких секунд, пока глаза приспособились к темноте, Эмили быстрым взглядом окинула двор, деревья и забор за домом. Она не заметила ни лошадей, ни каких-либо признаков движения.
Повернувшись в сторону загона для скота и пришедшей в упадок конюшни со сломанными столбами, она увидела широко раскачивающуюся на ветру дверь.
Та самая дверь, без задвижки. Лестер об этом предупреждал. Так вот откуда этот звук!
Почувствовав облегчение, она зашагала туда.
В этот момент сзади кто-то настиг ее одним прыжком и легко, как детскую игрушку, вырвал из рук ружье.
— Не кричать, леди, — прогудел ей в ухо жесткий низкий голос. — Или кто-то может отправиться на тот свет. — Мощные руки вмиг обхватили ее и держали в плену так плотно, что она едва могла дышать. — А теперь отвечайте мне — и быстро! Где все остальные?
Глава 2
Рука, зажимавшая, ей рот, давила так сильно, что губы расплющились о зубы. «Попробуй тут закричи, — в отчаянии подумала Эмили. — Не так-то это просто». Извиваясь и корчась, она пыталась высвободиться, но у нее ничего не получалось.
В неразберихе мыслей в какую-то долю секунды в голове Эмили мелькнуло — Джон Армстронг? Выследил их с Джо каким-то образом? Или это кто-то из врагов дяди Джейка… а может быть, Пита или… Лестера?
«А может, это просто какой-то бандит, проезжавший мимо? — подумала Эмили сквозь гул крови в ушах. — Хочет поживиться деньгами, украсть лошадь или высматривает место для укрытия? Возможно даже, он здесь не один, а целая компания, наподобие волчьей стаи…»
«Это не имеет значения», — сказала себе Эмили, преодолевая спазмы в горле и подавляя панику, которая угрожала ею овладеть. Кто бы это ни был, он не должен причинить вред спящему в дальней комнате маленькому мальчику. Нужно как-то остановить пришельца. Она должна как-то…
Но незнакомец внезапно потянул ее к конюшне и, повернув за угол, без всяких усилий придвинул к стене. Эмили впервые бегло взглянула на него. Это был высокий человек — добрых шести футов, даже выше. На нем был черный стетсон и серый дорожный плащ, топорщившийся на мощном торсе.
— Я спрашиваю: где банда Спуна? — Мужчина прижал ее вплотную к стене. — Отвечайте, сколько их там, в доме?
Эмили собрала все силы и наступила ему на ногу.
Он удивленно вскрикнул и на секунду ослабил давление. Эмили только этого и ждала. Она толкнула его и вцепилась в свое ружье. Но незнакомец продолжал удерживать его без сколько-нибудь заметных усилий, тогда как Эмили отчаянно пыталась выкрутить оружие у него из рук.
— Убирайтесь прочь… с моей… земли! — задыхаясь, выговорила она, по-прежнему не отпуская рук, хотя было ясно, что незнакомец держит оружие под контролем. — Я не знаю ни кто вы… ни что вам надо, но… если вы сейчас же не уйдете, вы пожалеете!
Когда мужчина наклонился и посмотрел на нее, то даже в тусклом перламутровом свете луны Эмили удалось разглядеть худощавое небритое лицо с четко очерченным подбородком и проницательными глазами — они были темно-синими, как море в шторм, и холодными как лед. Надо отдать ему должное, у незнакомца были мужественные черты лица. Видит Бог, Эмили никогда не встречала такого красивого мужчины. При первом взгляде на него складывалось впечатление, что это человек сильный, волевой и властный. «Возможно, это потому, что он такой высокий, — смутно подумалось Эмили. — Выше, чем Пит или Лестер. И чем дядя Джейк». По дело заключалось не только в росте, в чем-то другом. В этом мужчине было что-то еще, и это что-то источало опасность.
У него был вид человека, который всегда получает то, что хочет. Человека, которого не так легко запугать — если вообще возможно.
Неудивительно, что произнесенные ею угрозы, похоже, совершенно не тронули его. Более того, он даже заметно расслабился, хотя рука, державшая ружье, оставалась такой же твердой, как раньше.
— Значит, вы одна, — тихо сказал он.
— Я… нет, — возразила было Эмили. — То есть да. Но почему вы так решили? — вырвалось у нее.
— Если бы здесь был еще кто-то, вы бы позвали на помощь. — Незнакомец отдернул ружье, на этот раз за пределы досягаемости Эмили.
— Вы же предупредили, чтобы я не кричала.
— Никогда еще не встречал женщины, которая делала бы то, что ей говорит мужчина.
— Особенно если мужчина нападает на нее в ее собственных владениях посреди ночи. — Эмили была готова снова пустить в ход ногу, но одного взгляда в эти грозные глаза оказалось достаточно, чтобы подумать получше.
— Это ваши владения? — Незнакомец смотрел на нее, щурясь в темноте, сквозь которую с трудом пробивался свет луны и звезд. Но даже при таком освещении нельзя было не заметить, как она хороша. Буйные черные кудри спадали до пояса, темное полосатое платье облегало ее стройную фигуру. «От такого зрелища у любого мужчины слюнки потекут, — подумал он. — И лицо как у ангела». Не говоря уже о мягких контурах губ — они были соблазнительно приоткрыты и слегка подрагивали. Но дымчато-серые глаза с пробегавшими в них искрами выдавали ее внутреннюю силу. «И какого дьявола эта прекрасная девушка связалась с бандой Спуна?» — со щемящим чувством подумал пришелец. «Не отвлекайся, — тотчас приказал он себе, — иначе плохо кончишь. Джейк Спун и его парни, возможно, все еще прячутся где-нибудь поблизости. Не успеешь оглянуться, как они выстрелят тебе в спину. А эта девушка — как знать! — станет варить им кофе, пока они будут тебя зарывать… если они еще потрудятся это сделать».
Резким движением пальца мужчина указал на хибару:
— Я со всей ответственностью заявляю, что здесь обитает банда Спуна. Поэтому я спрашиваю: кто вы? Лично вы!
— А кто вы? — спросила Эмили. Ее сердце до сих пор напоминало мчащийся с грохотом поезд, хотя страх уже начинал спадать. Слава Богу, мужчина не был похож на трусливого громилу вроде Джона Армстронга. Эмили пока не представляла, зачем он пришел, но по крайней мере не за Джо. А на нее он смотрел как на упавшее яблоко, которое подобрал и сейчас решал, съесть его или отбросить как червивое и недостойное внимания. Эмили чувствовала себя загнанной в угол. Этот человек превосходил ее силой и габаритами. Он завладел ее оружием. И она была здесь одна. Но будь она проклята, если покажет ему, что струсила. Он не увидит ее хнычущей. Ее подбородок сам собой двинулся вверх.
— Вы слышали? — повторила она ледяным тоном, как это делала миссис Уэйнскотт в апогее своего высокомерия. — Кто вы?
— Я полагаю, вопросы здесь задаю я, — невозмутимо заметил мужчина. — По праву того, в чьих руках оружие. — Он схватил Эмили за руку. — Давайте просто зайдем в дом и…
— Нет! — Она высвободила свою руку.
— Вы опасаетесь, что я там увижу что-то? — Суровые глаза незнакомца пронизывали ее насквозь. Если бы она стояла нагая, он, наверное, изучал бы ее менее внимательно. — Или кого-то?
— Нет!
Тогда он поднял ружье и, держа его в таком положении, показал на хибару.
— Раз так — идемте. Вы первая.
— Там действительно никого нет, — сказала Эмили, с тревогой подумав, что, если Джо проснется и увидит оружие, он испугается. — И нам совершенно незачем входить в дом, — добавила она в отчаянии.
— Ну, это мы еще увидим, — ответил незнакомец, подталкивая ее к двери. При свете луны на его плаще что-то блеснуло. Эмили резко остановилась, точно ее ударили кирпичом, когда разглядела приколотую бляху. Серебряную звезду.
— Так вы — полицейский… страж закона! — еле выдохнула она сквозь захлестывавшую ее ярость. — Впрочем, могла бы догадаться.
— А вы что-то имеете против закона?
— Вы угадали, черт побери! Уходите отсюда. — Она стиснула кулаки. — Уходите немедленно. Вы не имеете права просто так вторгаться в чей-то дом…
— Вообще-то я полагал, что вы меня пригласите, — сказал полицейский.
Его холодная жесткая улыбка вызвала у Эмили страстное желание ударить его по лицу. «Он еще имеет наглость улыбаться! Блюститель порядка!»
— Я скорее пойду под пулю, чем приглашу полицейского в дом, — сказала Эмили. Гнев мешал ей свободно дышать. Кровь в жилах, казалось, превратилась в жидкий огонь. — Какого дьявола вы явились сюда? Мой дядя отбыл свой срок и теперь волен делать что ему нравится. Оставьте его в покое!
Ярость и страсть так и сверкали в этих больших серых глазах, испепеляющих своим серебряным огнем.
— Джейк Спун — ваш дядя? — спросил полицейский, принуждая себя отвлечься от красоты девушки и сосредоточиться на словах.
— Я не стану вам отвечать. Будьте вы прокляты со своими вопросами! Верните мне ружье и убирайтесь!
— Боюсь, что так просто не получится.
— Кто это сказал?
— Это я говорю.
Эмили снова попыталась захватить свое ружье, но незнакомец схватил ее за руку. Даже через плотную полосатую материю платья кожа ощутила его тепло. Несмотря на всю силу хватки, он не причинял боли, однако и не разжимал пальцев.
— Отпустите меня.
— Я подумаю. — В голосе у него вдруг зазвучала усталость. — Послушайте, — продолжал он неторопливо, словно терпеливый учитель, объясняющий что-то непослушному и не слишком сообразительному ученику, — я только сегодня вернулся в город и решил заехать сюда. Я безумно устал, и у меня нет никакого настроения препираться с вами. Просто хотелось бы задать вашему дяде несколько вопросов.
— Его здесь нет, — сказала Эмили. — Вам придется заехать как-нибудь еще. И сделать это днем, а не рыскать в темноте, как… крыса! Или вы не ездите открыто, боясь обнаружить себя?
У него вырвался короткий смешок, и Эмили поняла, что сболтнула глупость. Судя по быстрым и уверенным движениям, которые она наблюдала, а также по тому, как строго и грозно блеснули его глаза, этот человек, похоже, мало чего боялся в этом мире, возможно — ничего.
— Моя работа очень быстро приучила меня к осторожности, — мягко сказал он. — И благодаря этому я до сих пор жив.
— Какая жалость! — Эмили гневно сверкнула глазами, желая, чтобы он ее отпустил. Его прикосновение приводило ее в замешательство, хотя она не могла понять почему «Только не потому, что он такой сильный», — подумала она. Это было что-то другое, не поддающееся точному определению.
В темноте она увидела, как у незнакомца приподнялась бровь.
Эмили с раздражением отметила, что его ничуть не трогает ее враждебное отношение к нему. В самом деле, казалось, что ее неприязнь чуть ли не забавляет его. Но вместе с тем это не мешало ему сохранять бдительность и осторожность, будто он ожидал, что кто-то может появиться и выстрелить в него из темноты. И что-то в нем говорило, что если такое произойдет, он готов к встрече.
— Дело в том, что, как я уже сказал, вчера меня не было в городе, — продолжал незнакомец спокойным тоном и незаметно — Эмили даже не успела осознать, каким образом он это сделал, — снова припер ее к стене конюшни — И этим вечером я вернулся домой. Но когда я приехал, не успел я расседлать лошадь, как один из наших сограждан сказал мне, что в главном магазине видели Джейка Спуна. Люди поехали за ним, и след привел их сюда, в Саттер-Плейс.
— Вот как? — пожала плечами Эмили — И что из этого? У нее душа ушла в пятки. До сих пор, вопреки всему, в ней жила надежда, что им удастся потихоньку перебраться сюда и никто этого даже не заметит. Трое мужчин из бывшей банды Спуна поселились в стороне от Лоунсама и обустраивают свое ранчо. Кого это интересует? Но если людям уже все известно и они направили по горячим следам шерифа, дело плохо. Эмили старалась держаться уверенно.
— Мы не хотим никаких неприятностей, — сказала она и густо покраснела, ненавидя себя за то, что в голосе ее все же проскользнула дрожь.
Спокойный взгляд синих глаз остановился на ее лице.
— В Лоунсаме тоже не хотят никаких трудностей, — невозмутимо заметил страж закона и внезапно освободил ее руку. Потом протянул ей ее ружье. — Вы когда-нибудь слышали о банде Даггана?
Эмили кивнула. Пальцы ее уже уцепились за ружье, хотя она знала, что он может снова его отнять — при желании.
— Так вот, еще не так давно эти люди контролировали город. Жители наняли меня очистить от них Лоунсам. Я свою задачу выполнил.
— Если вам нужна медаль, обратитесь к губернатору.
Эмили увидела, как в глазах мужчины промелькнула веселая искорка, но тут же погасла. Голос его вновь стал ровным и спокойным. Таким спокойным, что мог кого угодно свести с ума.
— Теперь в Лоунсаме все честь по чести. Это прекрасный, тихий, чистый городок и… действительно безопасный. Людям это по душе. И мне тоже.
— Вообще-то меня не интересует… — начала было Эмили.
— А потому, — продолжал полицейский, не обращая внимания на ее слова, — если у банды Спуна есть какие-то идеи насчет того, чтобы…
— Банды Спуна уже не существует, и мой дядя больше не главарь. Теперь мы обычная семья и хотим основать здесь ранчо. Мы не собираемся никому чинить неприятностей.
— Появление Джейка Спуна с его командой — уже неприятность.
— Теперь уже нет. — Эмили стойко выдержала направленный на нее взгляд. Порыв ветра внезапно подхватил тяжелый ворох ее волос и разметал их по лицу. Когда она откинула волосы назад, рука ее дрожала, но голос оставался ровным. — Если вы и все остальные в этом дурацком городе просто оставите их… оставите нас в покое, все будет хорошо. Наша семья желает вести честную жизнь. Вы сами убедитесь, что это правда.
— Угу. — Губы полицейского скривились в саркастической улыбке. — Такая же правда, как то, что топи Миссисипи просто напичканы золотом и что я владею там участком.
— Я говорю вам правду, — повторила Эмили.
— Кто это — я?
Она подняла подбородок.
— Я, Эмили Спун.
«Эмили Спун. В этом имени есть что-то страстное и очаровательное, равно как и в ней самой, — плутая в мыслях, подумал Клинт Баркли. — Каким образом Джейк Спун заполучил в племянницы эту прелестную злючку? Какие силы ада ему помогли?»
— Мисс Спун, кто еще живет здесь, вместе с вами и вашим дядей?
— Я больше не отвечаю на ваши вопросы, шериф. Уже поздно, а у меня на завтра много дел. И потом, вы незаконно вторглись на мою землю.
Он прищурил глаза после этого заявления и сделал шаг вперед. Эмили отошла на шаг назад.
— И у вас есть документ? — поинтересовался полицейский с раздражением в голосе.
— На… что? — спросила Эмили. Каждый раз, когда этот человек приближался к ней, она теряла нить мысли.
— На землю.
— Есть. У моего дяди.
— Передайте ему, что я хочу видеть этот документ, — грубым, резким тоном сказал шериф. Усталость вдруг сошла с его лица, и оно снова стало холодным и суровым, сделав собеседника Эмили похожим на человека, много чего слышавшего и повидавшего. — Скажите вашему дяде, чтобы он приехал в город и показал мне бумагу. У меня к нему будет несколько вопросов.
— Я не знаю, когда он вернется.
— Куда он поехал?
— Понятия не имею. И вас это не касается.
Эмили выдержала его строгий пронизывающий взгляд в течение целой минуты, и звезды блестели у них над головой, яркие, как бриллианты. В жизни она прошла через множество испытаний, ей приходилось иметь дело с людьми самой разной манеры поведения, но такого твердого, стального взгляда, как у этого высокого и опасно красивого шерифа, не было ни у одного мужчины. Эмили заставила себя смотреть в эти проницательные глаза, высоко держа голову и выпрямив спину, хотя была готова плакать от досады из-за рушащихся надежд. Ей казалось, что переход к новой жизни будет легким и безболезненным, а на деле все получалось гораздо сложнее.
Но она не станет плакать ни перед одним полицейским, а уж перед этим — тем более.
— А сейчас вам пора уходить, — чопорно сказала она. Шериф еще секунду изучал ее с таким непроницаемым лицом, что на нем невозможно было ничего прочитать, затем прикоснулся к шляпе.
— Спокойной ночи, мисс Спун. Если вы действительно не хотите неприятностей, пусть ваш дядя привезет в город тот документ.
Эмили стояла как столб, не желая отвечать и отказываясь двигаться. Она не пошевелилась и тогда, когда шериф зашагал к небольшому холму, находящемуся на достаточном расстоянии от дома.
«Понятно, — раздумывала она, чувствуя, как под юбкой трясутся коленки, — спрятал лошадь под деревьями, чтобы здесь не услышали, как он приближается. Потом прокрался к дому, несомненно, хотел разведать, сколько людей в „банде Спуна“ и где они прячутся».
Осмотрительный. И смекалистый.
«Худший тип полицейского», — решила Эмили. От неспокойных мыслей у нее заурчало в желудке. Она еще помнила, с какой силой этот человек выхватил у нее оружие и как он удерживал ее своими мускулистыми руками. Она ощущала их мощь даже сейчас, стоя здесь в одиночестве под луной. И вновь слышала его грудной, лениво-вежливый голос.
Она не двигалась с места, пока не увидела, как шериф вывел свою лошадь. Он оглянулся еще раз на хибару — и уехал. Высокая фигура мужчины, свободно и уверенно сидящего в седле на темной лошади, промелькнула в лунном свете и пропала.
Эмили поспешила к дому и юркнула в дверь. Трясущимися пальцами она задвинула засов и только тогда осознала, что, пока продолжалась их беседа с шерифом, Джо проснулся.
К своему ужасу, она застала его у окна с открытыми ставнями, босого и дрожащего. По его прижатому к стеклу лицу текли слезы, и он был так бледен, что у Эмили остановилось дыхание.
— Не позволяй ему меня обижать! — твердил он навзрыд. — Не позволяй ему, Эмли. Пожалуйста, не пускай его сюда!
— Ну что ты, Джо! Конечно, не пущу! Никто больше не посмеет тебя обижать. Никогда! Это правда! — Она положила ружье и обняла мальчика, увлекая его прочь от окна. — Здесь тебе нечего бояться. Это был всего лишь шериф. Приходил к нам с визитом. И ушел. Уехал обратно в город. Ты же видел?
Мальчик глубоко вздохнул, не отодвигаясь от Эмили, прильнув к ней со всей своей силой.
— Да, но я подумал… Эмили, ты уверена, что он приходил не за мной?
— Абсолютно уверена. Обещаю, что никто тебя не тронет. В этом доме ты в безопасности. В полной безопасности, Джо.
Эмили снова и снова заверяла его, что здесь ему ничто не угрожает. А потом еще целых полчаса мысленно ругала полицейского. Наконец она снова уложила мальчика в постель и, заставив его выпить стакан теплого молока, села рядом, ожидая, когда он снова уснет.
Этот шериф из Лоунсама до смерти напугал их обоих, ее и Джо. Приехал, оставил ей наказ… и уехал. «Даже не сообщил своего имени», — только теперь сообразила она.
Глава 3
Клинт Баркли просмотрел листки с объявлениями о розыске и швырнул на письменный стол затрепанную пачку. Откинулся в кресле и провел рукой по глазам, пытаясь отрешиться от громкого храпа какого-то горняка, спавшего в камере в дюжине ярдов от кабинета. Старый шахтер был доставлен в участок в состоянии сильного опьянения.
Через открытое окно в комнату медленно вплывали другие звуки. Наряду с ударами по клавишам пианино и громким пением слышались пронзительный визг и крики. «Похоже, гулянка в салуне Джека Койота принимает дикие формы — и это уже сейчас, немногим позже ужина», — отметил Клинт.
Он подумал, что, видимо, нужно пойти туда и утихомирить публику, пока эта милая ситуация не зашла слишком далеко в своем развитии.
Надо сказать, что не только храп шахтера и буйное веселье в салуне отвлекли Клинта Баркли от пачки листков с портретами преступников. Когда он воскрешал в памяти лица бандитов, готовый опознать любого из них, случись ему только засечь его, в глазах упорно возникало другое лицо. И куда более привлекательное. Изящное, точно изваянное рукой мастера, прелестное овальное лицо Эмили Спун.
Клинт сокрушенно покачал головой. Так сложилось, что едва ли не каждая женщина в этом городе пыталась разрушить его спокойную холостяцкую жизнь, посвящая этому все свое свободное время. Одни норовили всучить ему свою дочь или племянницу, другие — кузину или знакомую, но так или иначе все они сходились в одном — в стремлении накинуть на него аркан. Но ни одна из тех, кого ему прочили в жены, не могла сравниться с той единственной женщиной, чье лицо так врезалось в его память. С этой холодной, как ледник, красавицей с ружьем в руках, родственницей гнусных преступников.
Полнейший абсурд.
«Уж не думаешь ли ты об этой маленькой бедолаге как о своей невесте?» — ухмыльнулся Клинт. Нет, о подобном наказании для себя он точно не помышлял. Лучше уж занудная племянница миссис Дьюн или сестра Мэри Келлог. Или даже Карла Мэнгли — он содрогнулся, подумав о ее деспотичной матери, — нежели кто-то, состоящий в родстве с Джейком Спуном.
«Но каким образом, — недоумевал он, — в таком примитивном и порочном семействе, как Спуны, могла появиться на свет эта изумительная девушка?» Тем более что, насколько он мог заметить, в красавице с черными как вороново крыло волосами не было ни капли вульгарности. Мисс Спун изъяснялась столь же превосходно, как и его собственная элегантная невестка Кэтлин Баркли, жена его брата Уэйда. Клинт как раз возвратился из Вайоминга, с их свадьбы в Силвер-Вэлли, когда ему сообщили плохую новость, что в городе объявились Спуны.
Кэтлин, жизнерадостная блондинка, выросшая на востоке страны и воспитанная в тех традициях, имела уравновешенный характер. В Эмили Спун, с ее темными волосами и светящимися серыми глазами, казалось, соединились воедино стихии огня, земли и льда.
Клинт теребил рукой свою шевелюру, вспоминая, с какой твердостью эта девушка вела борьбу за возвращение своего ружья. Без сомнения, она и применила бы его с той же решительностью, если бы он первым делом не разоружил ее.
Прошло два дня, но Джейк Спун с его гипотетическим документом о правах на Сатгер-Плейс все еще не появился. В городе его также не видели. «Наверное, смылся куда-нибудь», — подумал Клинт.
Но за каким дьяволом? В голове мелькнуло подозрение. Уж не замышляет ли старина Джейк возобновить налеты на банки, поезда и почтовые дилижансы? Но только в других частях штата. Потом можно исчезнуть и спрятаться неподалеку от Лоунсама, в Саттер-Плейс, заявляя, что все это время ты занимался своим ранчо. Если это действительно так, то следующий случай наверняка не заставит себя ждать.
«Если завтра к утру он не объявится, — решил Клинт, — я, пожалуй, еще раз наведаюсь к мисс Спун и посмотрю, по-прежнему ли она одна в той хибаре».
Впрочем, если быть точным, она и тогда была не одна. Там был какой-то ребенок — бледный маленький мальчик, промелькнувший в окне как раз в момент его отъезда.
Клинт вдруг заинтересовался — кто он, этот ребенок? Ее сын? Возможно, Эмили Спун была замужем…
«А может, и нет, — продолжал раздумывать он, плотно сжав губы. — Может, она растит его одна — среди этих бандитов…»
Клинт сдвинул брови, вспоминая тонкие черты и необычные серебристо-серые глаза Эмили Спун. По виду не скажешь, что у нее может быть ребенок пяти-шести лет. Разве только она родила его, когда ей было шестнадцать или семнадцать, но…
«В любом случае это не касается никого, кроме нее самой», — сказал себе Клинт, отталкивая назад свое кресло. Он прошелся по маленькому кабинету, производя царапающие звуки подошвами сапог, и сделал глоток кофе, остывшего в чашке и приобретшего противный горький вкус.
Джейк и его банда — вот о ком нужно думать, а не об Эмили Спун.
Но она имела отношение к беспокоящей его проблеме. Если Джейк привез сюда свою племянницу, она с таким же успехом, как остальные Спуны, может быть задействована в замышляемом ими деле. Клинт вспомнил, как она ни в коем случае не хотела впускать его в дом. Хотел бы он знать причину такого упорства. Неужели только из-за того ребенка, так ею оберегаемого? Но не в такой же степени. Это выглядело уж совсем несуразно. Просто в доме мог прятаться кто-то еще.
Любовник? Клинт поставил чашку на письменный стол и нахмурился. Один из бандитов? Может, там находился отец ребенка? И возможно, этот человек тоже преступник…
Или сам Джейк Спун был дома. Прикинулся больным…
Однако последнюю мысль Клинт тотчас отмел. По тем сведениям, которыми он располагал, Спун не из тех, кто станет прятаться за женскими юбками. Это не в его характере. Джейк, может, и порочен, но трусом он никогда не был. Он не позволил бы себе оставить племянницу один на один с полицейским. Не будучи ни опрометчивым, ни медлительным, он вышел бы с оружием на прицеле и выпустил пулю в стража закона, прежде чем подпустить его на дюйм к двери своего дома. Или к своей родственнице.
Клинт тяжко вздохнул и снова потянулся к пачке объявлений. В тот момент когда он взял ее, дверь с грохотом распахнулась и в кабинет ввалился человек с брюшком и усиками. Это был Хэмилтон Смит, местный банкир.
— Клинт, беда!
Достаточно было беглого взгляда на лицо вошедшего, чтобы Клинта охватила паника.
— Можете не говорить. Это Агнес Мэнгли? — Он распрямился в кресле. — Черт бы ее побрал! Она уже выбирает свадебное платье для Карлы, не так ли? Это Бесси ей сообщила, что я уже вернулся?
— Нет, нет. Это вообще никак не связано ни с Агнес, ни с ее дочерью. Я имею в виду реальное бедствие. — Хэм едва переводил дух. — Вам нужно пойти к Джеку Койоту. Срочно. Если вы не вмешаетесь прямо сейчас, они там все разнесут в щепки.
«Значит, драка. Только и всего». Клинт расслабился.
— Так бы сразу и сказали, Хэм. Почему не назвать вещи своими именами? — Он вскочил с кресла и направился к двери. Банкир поспешил за ним, стараясь поспевать за его длинными размашистыми шагами.
— После такого дикого погрома места не узнаешь! Жуткая драка!
«Все же лучше это, чем новая встреча на тропе войны с Агнес Мэнгли», — подумал Клинт. Он потрогал портупею с двумя «кольтами» сорок пятого калибра и вприпрыжку побежал к салуну, надеясь, однако, что применять оружие все же не придется. Серьезные беспорядки в Лоунсаме случались не так часто, его население в большинстве своем было представлено законопослушными гражданами. Даже заезжие шахтеры и рыбаки с дрифтеров были наслышаны о суровом шерифе и так же неукоснительно придерживались установленных им правил. Но сегодня Клинт определенно имел дело с неординарной ситуацией. Уже с улицы он услышал звон разбиваемых стекол, грохот, громкие мужские голоса и крики.
Звуки пианино стихли.
Толкнув створчатые двери, Клинт вошел в помещение. Сквозь облако табачного дыма он увидел совершенно дикую сцену. В общем хаосе можно было разглядеть группу мужчин, раздававших направо и налево тумаки. Кто-то запустил стулом в молодого ковбоя в зеленой рубашке и шейном платке. Один из посетителей швырнул бутылку с виски, она угодила в уже разбитое зеркало над баром.
Девушки из салуна, убегая по лестнице, устроили давку, некоторые жались по углам, прячась от кулаков. Ругань и проклятия летели со всех сторон. Тем временем владелец салуна, он же и бармен, Большой Рой тщетно пытался остановить драку выстрелами в воздух.
Взгляд Клинта остановился на темноволосом ковбое, находившемся в центре потасовки, — том самом, в зеленой рубашке и шейном платке. Ловким ныряющим движением парень увернулся от летящего стула. Этот человек, похоже, отбивался сразу от троих и, несмотря на кровоточащую губу и уже имеющийся под одним глазом синяк, все еще держался. Ростом футов в шесть, почти такой же высокий, как Клинт, он, несомненно, знал, как правильно бить, и умел держать удар.
Клинт протиснулся сквозь общую свалку и направился прямо к молодому драчуну, разняв по пути Мула Роббинса и Сквинти Брауна, предупредив, что их ждет карцер, если они не остановятся прямо сейчас. Двое мужчин, увидев глаза шерифа, тотчас образумились.
— И ты прекрати, Эд! — Клинт схватил мощную руку Эда Перкинса как раз в тот момент, когда кузнец собирался ударить усача-шахтера, проигрывавшего ему в покер одну партию за другой несколько вечеров подряд. — Разойдитесь! Или будете делить друг с другом тюремную камеру всю следующую неделю. — Сталь в голосе шерифа словно пригвоздила обоих к месту. Мужчины опустили кулаки и посторонились, когда он проследовал мимо них дальше.
Обстановка мало-помалу начинала приходить к норме, когда Клинт наконец добрался до ковбоя в зеленой рубашке. Парень согнулся пополам, только что получив удар под ложечку от Слима Дженкса, работника, недавно нанявшегося на местное ранчо.
— Довольно, Дженкс, — приказал ему Клинт. — Задний ход! И к вам это тоже относится, Райли и Фрэнк.
Рабочие с ранчо остановились, но их кулаки все еще оставались сжатыми.
— Шериф, он первый начал. — Дженкс гневно сверкнул глазами в сторону ковбоя, тяжело опустившегося на стол. — Это он все затеял. И только подумайте — кто!
— Мне начхать, кто он. — Стальной взгляд Клинта переместился с Дженкса на двух других драчунов, которые, казалось, были полны решимости отвесить парню еще несколько хороших ударов. — Следующий, кто поднимет руку, будет брошен в камеру. Вы поняли?
Никто из троих не ответил, но и не двинулся с места.
— Рой, — позвал Клинт бармена. — Дженкс сказал правду? Это тот парень начал?
Бармен встретился с предупреждающими взглядами трех работников с ранчо и затем посмотрел на темноволосого ковбоя, который застонал, попытавшись выпрямиться.
— Да, это правда. Это он все начал, шериф. Этот парень взъелся на Дженкса за то, что ему не понравилось, как тот разговаривает с Флорри.
— И что потом?
— Потом эти два желтобрюхих труса решили, что вашему подонку Дженксу нужна помощь, и набросились на меня! — окрысился ковбой в зеленой рубахе и, прежде чем Клинт успел его остановить, точным ударом в челюсть опрокинул обидчика на спину.
Когда Дженкс растянулся на полу, Райли с Фрэнком рванулись вперед. Но при виде черной рукоятки «кольта» в твердой руке шерифа оба остановились как вкопанные.
— Я предупредил, что следующий, кто посмеет нанести удар, пойдет в тюрьму. И я свое обещание выполню. — Клинт наградил ковбоя в зеленой рубашке суровым взглядом, который не раз заставлял потеть даже хладнокровного убийцу. Но парень в ответ только гневно сверкнул глазами. Кровь из рассеченной губы капала ему на грудь, пачкая рубаху. Подбитый глаз уже начинал заплывать. — Пойдемте со мной, — сказал шериф. — Против возмутителей спокойствия и любителей публичных драк здесь действуют законы. Может, кто-то еще хочет присоединиться к нему? — Он окинул холодным взглядом остальных участников драки.
Дженкс медленно поднялся на ноги и кивнул:
— Шериф, вы правильно делаете, что забираете его! Вы знаете, кто это? Он Пит Спун!
Последние слова Дженкса явно заинтересовали Клинта. Пристально посмотрев на ковбоя, он схватил его за руку:
— Это правда? Вы Пит Спун?
— Ну и что, если я? — Ковбой отдернул свою руку. — Черт побери, я не делал ничего против правил. И у вас нет никаких доказательств обратного.
У Клинта судорогой свело желудок. Эмили Спун уверяла, что они не намерены никому чинить неприятности, а один из парней ее семейства с места в карьер неистовствует в салуне.
— Спун, вы начали эту драку, — спокойно сказал он. — И я должен положить этому конец. Следуйте за мной.
Клинт был почти уверен, что преступник будет сопротивляться. К его удивлению, тот лишь негодующе взглянул на него из-под упавшей пряди темных волос и, пошатываясь, направился к двери.
— Ну что ж, — бормотал Пит Спун, — действительно, может, я первым дал ему пинка. Но они всем скопом набросились на меня — трое против одного. — Он качнулся в сторону бармена. — Скажите же шерифу правду, черт вас возьми! Расскажите ему, как все произошло.
Клинт увидел, как Дженкс, Райли и Фрэнк вновь повернулись к Большому Рою. Бармен тотчас отвел взгляд от шерифа и сказал:
— Драку начал Спун. Это все, что я знаю. Он первый швырнул стул и разбил мое зеркало.
— Мерзкий трус! — Пит Спун презрительно фыркнул. — Вы такое же ничтожество, как они!
Клинт подтолкнул его к двери.
— Хватит. Пошли. А вы все освободите помещение. Немедленно. Пусть останутся только те, кто хочет помочь Рою с уборкой.
Когда Клинт с Питом Спуном приблизились к двустворчатым дверям, девушки с опаской стали выбираться из своих укромных мест.
— Спасибо, мистер, — тихо сказала Флорри Браун, заправляя за ухо прядь волос, и грустно улыбнулась ковбою в запятнанной кровью зеленой рубашке.
В ответ Пит Спун не преминул криво усмехнуться:
— Не стоит благодарности, мэм. Это было совсем несложно. — И тут же поморщился, так как кровь из губы потекла еще сильнее.
Вдвоем они дошли до здания тюрьмы.
Клинт поместил молодого человека во вторую камеру — в первой продолжал храпеть шахтер — и, прежде чем запереть дверь на ключ, оглядел своего узника с головы до ног.
— Погодите, я сейчас поищу что-нибудь от синяков.
— Не беспокойтесь за мои синяки, — пробурчал Пит Спун.
— Я и не думаю беспокоиться, — сказал Клинт, цепляя ключи на свой ремень. — Джейк Спун — ваш дядя?
— Да. А что?
— Значит, мисс Спун ваша сестра.
— И что дальше?
Клинт бросил на Пита холодный взгляд:
— Она передала вам и Джейку, что я был у вас?
— Упоминала.
— Ваш дядя уже вернулся?
— Должен был.
— Тогда почему он не появился здесь? Я уверен, ваша сестра сказала ему, что я хочу видеть документ на ранчо. — Тон Клинта был таким же твердым, как решетка, отгораживающая его от преступника.
Пит, оживившись, оттолкнулся от железных прутьев и опустился на койку возле стены.
— С чего вы взяли, — сказал он, притрагиваясь к своему синяку, — что мы должны являться к вам и показывать документы на наше ранчо в угодное для вас время? В каком законе это написано, шериф? Я полагаю, дядя Джейк заедет к вам, когда ему будет удобно.
— К тому времени я могу вышвырнуть вас всех из города, представив дело как юридически спорный вопрос, — сказал Клинт.
Пит Спун оцепенел и неприязненно посмотрел на шерифа.
— Вы не имеете на это права.
— Желаете биться об заклад? — насмешливо протянул Клинт. — Я пока еще не знаю, что у всех у вас на уме, но жду неприятностей. А я не потерплю беспорядков в Лоунсаме, — добавил он, отворачиваясь от него. — Во всяком случае, в этот раз.
— Сегодняшнюю драку начинал не я! — крикнул ему в спину Спун. — Этот мерзкий канюк оскорблял девушку. А когда я указал ему на это, его дружки тут же набросились на меня.
— Бармен не подтверждает этого, — заметил Клинт, копаясь в своем столе в поисках мази.
— Бармен боится тех парней, а может, и вы тоже, — презрительно сказал Пит.
Вообще-то Клинт обратил внимание на странное поведение Большого Роя, и чутье подсказывало ему, что Спун-то как раз и может говорить правду. Хотя до сегодняшнего дня с Дженксом не было никаких хлопот, но…
Впрочем, это не имело значения. Никому не позволено увиливать от ответственности. В любом случае нарушение порядка имело место. Парня предупредили — никаких повторных ударов, но он не послушался.
Отыскав наконец мазь в ящике стола, Клинт повернулся к развалившемуся на койке узнику и бросил ему баночку через прутья решетки.
Пит молча подхватил мазь.
После того как Спун снова улегся на койку, отвернувшись лицом к стене, Клинт сел в свое кресло и собрал со стола листки. Он просмотрел их еще раз, дабы убедиться, что приметы арестованного не совпадают с описаниями преступников.
Клинт не знал, продолжают ли Спуны находиться в розыске. Но там, в Миссури, какое-то время за ними охотились. И еще он помнил разговоры про двоюродных братьев, Пита и Лестера Спунов, связанных с одной из банд Техаса, несколько лет назад.
В памяти Клинта вдруг всплыл образ Эмили Спун с облаком черных, как полночное небо, волос, обрамляющих ее прекрасное лицо. «Теперь мы обычная семья и хотим основать здесь ранчо», — сказала она.
«Кто бы сомневался, что вы — истинная леди! Ну а я — Наполеон Бонапарт».
Утром следующего дня Эмили разбивала яйца над сковородой с шипящим маслом, когда в кухню вбежал Лестер. Его лицо, покрытое испариной, было таким бледным, что веснушки стали еще заметнее, чем обычно.
— Папа! Эмили! У нас несчастье! Беда… с Питом… я думаю. Он со вчерашнего дня не возвращался из города!
Эмили замерла у плиты.
— Что ты имеешь в виду? — спросил Джейк. Он хотел было попробовать печенье, которое Эмили приготовила из пахты, и уже протянул руку к блюду в центре стола, но, услышав слова Лестера, остановил руку в воздухе и строго взглянул на сына. — Ты уверен?
— И его самого нет, и лошади тоже. Я бы услышал, если бы он вернулся ночью. И сегодня утром — никаких признаков. — Лестер упал на стул, утирая вспотевшее лицо рукавом рубахи. — Он обычно встает и первым делом заваривает кофе — но посмотри, Эмили, в кофейнике нет ни капли.
— Может, он просто решил провести ночь в городе? — предположила Эмили, стараясь не паниковать, но, когда она повернулась за поддержкой к Джейку, в ее взгляде была тревога. — Он мог встретить… девушку из салуна и выпить слишком много… или… может быть, уснул где-нибудь… верно, дядя?
— Конечно, родная. Я готов поклясться, что все так и есть.
Существовали, однако, и другие возможности, более важные, но их они не обсуждали. Пита мог опознать какой-нибудь сыщик, разыскивавший его еще в Миссури. Тогда ему могло прийти в голову доставить Пита обратно — живого или мертвого.
Тревога Эмили возрастала все больше. Хорошо зная своего брата, она со страхом подумала, что Пит никогда не сдастся живым. Может, он перешел дорогу какому-нибудь наглому юнцу-задире? Пит никогда не уклонялся от вызова. Ее красивый младший брат был слишком уверен в себе, чтобы отказаться от борьбы. И слишком горяч.
— Дядя Джейк, я боюсь за него. — Эмили проглотила комок, вставший в горле, и прошептала: — Кто знает, в какую историю он мог сам себя втянуть.
— Кто? Я? — В эту минуту на кухню забрел Джо, протирая глаза. Волосы его были все еще в беспорядке после сна. Тревожно взглянув на Эмили, мальчик немедленно начал пятиться назад.
— Нет, Джо, — сказала она. — Разумеется, нет. Мы говорили не о тебе. Мы беспокоимся о Пите. Он… — Эмили вдохнула поглубже. — Он куда-то пропал.
— Его поймал нехороший человек?
— Нет, — покачала она головой. — Давай садись за стол.
Мальчик послушно сел напротив Джейка, и Эмили вернулась к яичнице. Затем заварила в кофейнике кофе и выставила на стол кувшин с молоком, масло на тарелке и джем — к печенью. И все это время прикидывала в уме, как разыскать Пита.
Когда она налила высокий стакан молока для Джо и быстро села за стол на свой довольно шаткий стул, решение было найдено.
— Как только управлюсь с посудой, поеду в город, — сказала она. — Надо найти Пита и привезти его обратно.
Ее дядя подцепил на вилку порцию яичницы.
— Нет, Эмили. Оставайся здесь с малышом, девочка. Поедем мы с Лестером. Так будет лучше.
— Но, дядя Джейк, вы ведь не хотите наткнуться на шерифа, — сказала она спокойно.
— Разумеется, хочу! — Джейк сердито сверкнул глазами. — Я скажу ему напрямик все, что о нем думаю. Явился сюда ночью и напугал тебя до смерти. А если он желает видеть документ на землю и дом, пусть приезжает сюда днем и спрашивает меня!
— Это именно то, чего я и боюсь, — сказала Эмили. — Ваш норов похуже моего. — Она отодвинула свою тарелку, слишком встревоженная, чтобы продолжать есть. — Вам сейчас разумнее всего держаться подальше от этого человека. Поэтому позвольте мне ехать искать Пита и оставайтесь здесь с Джо.
Дядя Джейк только еще больше нахмурился. Эмили знала, о чем он сейчас думает. Как глава семьи он имел полное право решать, кому действовать.
Но если вдуматься глубже, он должен был также понимать, что ему нужно временно залечь на дно. Пусть в Лоунсаме привыкнут к мысли, что Спуны живут рядом с ними и никто из них не собирается причинять им вред. А сейчас бесславно известному Джейку Спуну не следует появляться в городе. Отсидевший в тюрьме за ограбление дилижансов, общепризнанный лидер банды и единственный ее член, которого удалось поймать с поличным на месте, с добычей, одним своим присутствием, вероятно, насторожил людей, особенно шерифа.
Джейк еще не имел удовольствия встречаться с живущим в городе полицейским, но нутром чуял, что случай скоро подвернется. Однако сейчас нужно было прежде всего найти Пита, и, возможно, в данной ситуации Эмили подходила для этого наилучшим образом.
— Все верно, дорогая, — кивнул он. — Поезжай сначала ты. Посмотрим, что тебе удастся выяснить. А ты, Лестер, будь рядом с ней. Не создавай трудностей, мальчик, но и не уклоняйся от них.
— Папа, тебе нет нужды говорить мне это. — Лестер вытащил из кобуры свое оружие и проверил барабан. — Все будет в порядке.
Увидев расширившиеся карие глаза Джо и вспыхнувшую в них тревогу, Эмили бросила взгляд на своего дядю и незаметно кивнула в сторону мальчика.
— Смотри-ка, сынок, — ласковым тоном заговорил угрюмый дядя Джейк, — похоже, этим утром нам с тобой придется самим о себе заботиться. Что, если нам с тобой взять на себя кухонные обязанности? Вымоем сами эту посуду, чтобы Эмили могла поехать в город? Как ты думаешь, справимся?
Джо кивнул и улыбнулся ее дяде, несмотря на его свирепый вид. У Эмили отлегло от сердца. Она выскочила из-за стола и побежала к вешалке у двери, хватая с крючка свою шляпку.
— Постарайтесь не разбить ни одной тарелки — у нас их не так много, — торопливо наставляла Эмили, тогда как ее кузен уже шел к двери. — Мы скоро вернемся. С Питом, — бросила она через плечо и следом за Лестером поспешила на конюшню, размышляя на ходу, как им искать брата, когда они прибудут в Лоунсам.
— Хорошо, что папа нашел общий язык с ребенком, — сказал Лестер, помогая Эмили сесть на лошадь, златогривую кобылу Звездочку, купленную для нее в Денвере. — А ты боялась, что мальчика испугает его внешность. Впрочем, Джо боится любого. Даже меня, — добавил он со вздохом.
— Дядя Джейк знает, как подойти к детям, он всегда это умел, — рассеянно сказала Эмили, озабоченно хмурясь.
Лестер взобрался на своего пегого жеребца.
— Не стоит так волноваться, Эм, — сказал кузен, бросив на нее быстрый взгляд. — Держу пари, что Пит устроил себе прекрасное времяпрепровождение. Просто развлекается с какой-нибудь хорошенькой девушкой из салуна или что-нибудь в этом роде.
— Посмотрим, — пробормотала Эмили, молясь про себя, чтобы Пит оказался прав, и пустила кобылу галопом.
Необозримые просторы предстали перед ними и солнце ударило в спину, когда они быстро помчались отлогой тропой в сторону города.
Эмили прекрасно понимала, что прежде всего нужно проверить салуны. В Лоунсаме таких заведений было два, и они с Лестером решили начать с более респектабельного — с салуна Джека Койота.
Эмили увидела заколоченные досками окна, и у нее екнуло сердце. Когда они с Лестером ступили в тускло освещенное помещение с красными коврами, разбитыми зеркалами и люстрами, опрокинутыми столами и стульями, все сразу стало ясно.
В салуне была драка.
Эмили беспомощно взглянула на Лестера.
— Десять против одного — это произошло из-за женщины, — пробормотал тот.
Пробравшись через груду мусора, они подошли к бару. Хозяин с мрачным лицом все еще собирал веником осколки стекла позади стойки.
— Мы не работаем, — сказал он, насупясь. — Об открытии будет объявлено.
— Вы, случайно, не видели здесь одного молодого человека — высокого, футов шести? Он был в… — Лестер запнулся и повернулся за помощью к Эмили.
— В зеленой рубашке, — подсказала она. — У него такие же черные волосы, как у меня. И пробор посередине. А еще на правой руке шрам…
Не успела Эмили договорить, как мужчина выпрямился и сердито посмотрел на них обоих.
— Чтоб он в аду сгорел, тот парень! Век бы его не видеть — но я видел! — Мужчина состроил гримасу. — Прошу прощения за это проклятие, мэм. Но драку начал он. Мой салун за десять лет не подвергался подобному погрому.
Эмили тяжело сглотнула.
— А где сейчас этот молодой человек? — спросила она, смертельно боясь услышать ответ.
Бармен обошел стойку и начал подметать под столом, куда отскочили осколки разбитой бутылки из-под виски.
— В тюрьме, где ему и положено быть, — сказал он мрачно. — Спасибо шерифу Баркли. Он его погноит в камере, пока я разберусь со своими делами.
— Шериф Баркли? — едва выдохнула Эмили, а Лестер, открыв рот, молча уставился на мужчину. — Вы… имеете в виду Клинта Баркли?
Клинт Баркли! Это имя прочно засело в ее мозгу, будто выжженное каленым железом. Так звали полицейского, который отправил дядю Джейка в тюрьму. Долгое время он выслеживал его, потом арестовал и наконец свидетельствовал против него в суде.
Эмили почувствовала слабость, как перед обмороком.
Бармен оглядывал их с Лестером из-под кустистых бровей.
— Да, я имею в виду Клинта Баркли. Вы с ним знакомы?
— Не… совсем, — с мрачным видом ответил Лестер.
— Ну, тогда позвольте вам доложить, что по эту сторону Скалистых гор лучшего шерифа не сыщешь. Несколько лет назад он избавил людей от банды Даггана. Причем один, без чьей-либо помощи. А как он владеет оружием! Черт возьми, такого стрелка я еще не видел… Эй, куда же вы?
Последние слова бармена заглушило хлопанье створчатой двери.
Черноволосая девушка и круглолицый молодой человек покинули салун.
Глава 4
Когда старый шахтер, источая кисло-прогорклый запах, зашаркал из своей камеры мимо Клинта, Пит Спун не выдержал. Он схватился за железные прутья решетки, гневно сверкая глазами на неумолимого стража закона.
— Черт побери, шериф, вы собираетесь выпустить меня отсюда?
— Спун, у вас есть двадцать баксов, чтобы внести штраф за драку?
— У меня нет, но…
Шериф не стал его слушать и повернулся к согбенному пожилому человеку:
— Кадди, впредь не создавай мне трудностей, Я не хочу снова видеть тебя здесь. По крайней мере в ближайший месяц.
— Угу. — Мужчина с туповатым видом рассеянно помахал рукой в воздухе. — Я поеду в Ледвилл. У них там не так быстро запирают людей в тюрьму.
Скрипнувшая дверь его бывшей камеры медленно закрылась. Не обращая внимания на сердитого узника, оставшегося за решеткой, Клинт прошагал к своему столу и положил ключи в ящик.
— Как долго вы собираетесь держать меня здесь? — не унимался Пит.
— Пока не истечет срок ареста.
Клинт потянулся к пухлой папке с документами. Все они поступили за последние несколько дней и требовали внимания. Яркое солнце, точно сковорода с жиром, шпарило во всю мочь, и в кабинете стояла духота. Сейчас бы выбраться на природу, поудить рыбу, а не торчать в городе, с головой зарывшись в осточертевшие бумаги. Но пока он ездил на свадьбу Уэйда, здесь накопилась целая гора ордеров и предписаний от федерального судебного исполнителя. Помимо корреспонденции здесь находился арестант, за которым нужен глаз да глаз, и на повестке дня стоял вопрос о других членах банды Спуна…
Эта мысль едва успела промелькнуть в его голове, как дверь распахнулась и в контору, разбрызгивая из глаз искры, влетела Эмили Спун. Блузка сидела на ней просто превосходно и очень ей шла. Синяя юбка для верховой езды оплетала стройные икры, когда девушка твердым шагом быстро пересекала кабинет. По пятам за ней шел молодой человек лет двадцати. На нем были нанковые штаны; бросались в глаза толстая, как у быка, шея и рыжие волосы.
— Шериф Клинт Баркли! — выпалила девушка его имя, точно выплюнула изо рта яд. Ее пылающее лицо выражало ярость и презрение.
— Что?! Клинт Баркли? — Пит Спун бросился к железной решетке. — Так это он, Эм?
— Несомненно, это он, — ответил за нее Лестер, остановив на шерифе свой суровый взгляд, когда Клинт не спеша небрежно поднялся из-за стола. — Это абсолютно точно, Пит. Нам только что сказал бармен из салуна Джека Койота.
— Доброе утро, мисс Спун. — Клинт легким шагом обошел стол и остановился перед трясущейся от ярости девушкой. Мимоходом оценив Лестера, он снова обратил на нее свой строгий взгляд. — Чем могу быть полезен, мэм? — холодно спросил он.
У Эмили зудели пальцы от желания ударить его. О, как зудели! С каким наслаждением она дала бы ему пощечину! Или лягнула туда, где это явно причинило бы ему боль. Или выцарапала бы ему глаза. Но она не сделала ни первого, ни второго, ни третьего — только гневно сверкнула глазами. Шок, гнев и страдание — все эти чувства взбунтовались в Эмили подобно разбушевавшейся и неконтролируемой стихии.
Но Клинт Баркли, будь он проклят, лишь молча смотрел на нее в упор своими холодными глазами, глазами полицейского.
— Значит, вы и есть тот человек, который выследил моего дядю и бросил его в тюрьму?
— Совершенно верно.
Ему еще хватало наглости смотреть так спокойно, как будто они обсуждали, пойдет или не пойдет дождь.
— У меня была семья, а вы ее разрушили, — сказала Эмили. — Из-за вас лишилась жизни моя тетя! Умирая, она звала своего мужа, но так и не увидела его больше… — Голос ее дрожал и срывался.
Лестер похлопал ее по плечу.
— Не береди себе душу и не унижайся перед ним, Эмили, — сдержанно сказал он. — Ему этого все равно не понять.
— Ты прав. — Она вдохнула поглубже, стараясь успокоиться. Но это давалось ей нелегко.
В сознание вклинивались картины, связанные с последними днями тети Иды, когда она становилась все слабее и слабее, когда ее сердце отказывало и тело постепенно поддавалось смерти. Невозможно забыть, как она страдала, зовя дядю Джейка каждое утро, каждую ночь, до самого последнего прерывающегося вздоха.
— Почему тогда, ночью, вы не сказали мне, кто вы? — настаивала Эмили. — Если бы я знала… — Голос ее дрогнул.
— И что бы вы тогда сделали, мисс Спун? Застрелили бы меня из того ружья, которое я у вас отнял?
Клинт пожалел об этих словах, как только их произнес. Он должен был честно признаться себе в неожиданной вспышке жалости, которую ему пришлось в себе преодолевать в эту минуту. Он ни на одну секунду не испытывал подобных чувств к главарю банды, наводящей страх на людей, когда помещал этого человека за решетку. Но он не мог спокойно видеть совершенно неподдельную боль на очаровательном лице Эмили Спун.
— Видите ли, — сказал он, пытаясь проявить рассудительность, — выслеживая вашего дядю шесть лет назад, я просто выполнял свою работу. Я отправил в тюрьму не одного из законопослушных граждан, а преступника. И никакие проклятия не заставят меня извиняться за…
Эмили влепила ему пощечину, не дав закончить. В течение короткого шокирующего мгновения звонкий удар эхом прокатился по зданию. Но для удовлетворения страстного желания, нарастающего в ней с быстротой урагана, одной пощечины было недостаточно. Гнев, копившийся годами, наконец вырвался наружу. Эмили занесла руку для нового удара, но шериф быстро схватил ее за запястье и остановил. Теперь глаза его смотрели прямо и сурово.
— Так не пойдет, мисс Спун, — тихо сказал он. К нему подскочил Лестер:
— Черт побери, что вы делаете, Баркли? Отпустите ее! После сильного толчка шериф должен был бы откатиться назад, но этого не произошло. Клинт Баркли только отступил на шаг и тотчас освободил руку Эмили, после чего молниеносным движением нанес Лестеру сокрушительный удар точно в челюсть. Рыжеволосый молодой человек свалился на пол и закрутился как волчок.
— Лестер! — в ужасе вскричала Эмили.
Тот кое-как поднялся на ноги и, борясь с головокружением, ринулся в бой. Но полицейский ударил его еще раз, и он, откинувшись назад, с хрюкающим звуком рухнул в кресло.
— Эмили, достань из ящика ключи! — крикнул ей Пит. — И передай мне сюда. Я сейчас преподам ему урок!
В это время Лестер с Баркли вновь обменялись тумаками. В результате Лестер опять оказался поверженным, на этот раз ударившись об пол головой, а шериф преградил Эмили путь к ящику с ключами. Но она и не пыталась ими завладеть. Вместо того чтобы идти к столу, она подлетела к своему кузену.
— Лестер, с тобой все в порядке? — Девушка опустилась рядом с его неподвижным телом. — Лестер, Лестер! — повторяла она в неистовстве, видя, что его глаза по-прежнему закрыты. — О Боже, что вы с ним сделали? — набросилась она на Баркли.
Тот ничего не ответил.
Когда Лестер застонал, Эмили облегченно вздохнула и положила его голову себе на колени.
— Только не двигайся, — приговаривала она, укачивая его как младенца. — Подожди немного. Пит, я надеюсь, с тобой все в порядке? — Эмили повернулась к брату.
— Все будет в полном порядке, как только ты вызволишь меня отсюда и я смогу сказать Баркли несколько теплых слов!
— Я прекрасно услышу их через решетку, — сказал Клинт, опершись на свой стол и наблюдая, как Эмили Спун суетится над упавшим молодым человеком.
— Вы — презренный человек, Баркли! — крикнула она. Пока Лестер, придерживая ушибленную челюсть, силился принять сидячее положение, Эмили поднялась с пола и повернулась к полицейскому. — Вы спровоцировали его. Вы не кто иной, как бузотер! — У нее все дрожало внутри. Никогда еще она не видела, чтобы кто-то так дрался. Лестер был крепким и сильным. Они вместе с Питом у нее на глазах построили амбар — и не только амбар, да и в потасовках в салунах она его тоже видела. Но шериф пригвоздил его к полу с такой легкостью, как будто он весил не больше Джо. — Вы не имеете ни малейшего представления, какой урон вы нанесли моей семье.
И теперь еще … это! За что вы заперли моего брата в этой камере?
— Он дрался в общественном месте. И нарушал покой граждан.
— Выпустите его. Сейчас же!
— Боюсь, что я не смогу этого сделать, мисс Спун. Ваш брат должен отсидеть двое суток, а затем речь пойдет об уплате двадцатидолларового штрафа.
Двадцать долларов штрафа! У Эмили упало сердце.
— У вас есть двадцать долларов, мисс Спун?
— Нет, черт возьми! Но я их достану.
— Прекрасно, — кивнул Клинт, оторвавшись от стола. Он возвышался над ней как каланча. — Принесете деньги завтра — и он целиком ваш.
Эмили шагнула к нему, ее руки вновь сжались в кулаки. О, как ей хотелось ударить его! Но это только приведет к еще более серьезным проблемам. Она прилагала все силы, чтобы обуздать переполнявший ее гнев, чувствуя, как всю ее трясет, с головы до кончиков пальцев.
— По тому, как выглядит салун, можно с уверенностью сказать, что Пит не единственный, кто участвовал в той драке. Почему, кроме него, никто не взят под стражу?
— Потому что он был зачинщиком, — сказал Клинт.
— Я полагаю, вы лжете. — Эмили шагнула ближе. — Вы просто решили ему досадить — и всем нам, чтобы выжить нас отсюда.
— Я только пытаюсь сохранить порядок. А кто не хочет жить мирно, подобно всем законопослушным гражданам, может освободить город.
— Вот этого вам и хотелось бы, не так ли? — прокричал из камеры Пит.
— Да, черт подери! — ответил ему Клинт. — Хотелось бы. — Но, взглянув на бледное гневное лицо Эмили Спун, он вдруг почувствовал, как что-то шевельнулось в его душе. Непонятно, что именно доставляло ему такой дискомфорт? Ведь все это делалось во имя честной жизни, в этом Клинт был твердо убежден, в это верил всем сердцем.
Клинт потерял родителей, когда ему было девять лет. С тех пор как бандиты оставили его и двух его братьев сиротами, он испытывал ненависть к тем, кто нарушает законы и терроризирует других. Убийцы за многие годы розыска так и не были пойманы и не заплатили за свои преступления, но сам он посвятил свою жизнь борьбе с подобными людьми, отдавая их в руки правосудия. Своим упорным трудом он пытался сделать жизнь на Западе безопаснее. Используя оружие, смекалку, кулаки и собственную силу, Клинт отдавал всего себя защите своих сограждан от рыскавших по этой земле хищников в человечьем обличье.
Но Эмили Спун эти вещи представляла иначе, и ее симпатии были на стороне тех, кто находился по другую сторону закона, тесно переплетаясь с родственными узами.
— Нет, Лестер, не надо! — Девушка схватила за руку своего кузена, когда он наконец обрел силу встать и, шатаясь, попытался подойти к шерифу. — Обопрись на меня и постой минуту тихо.
— Голова кружится, — бормотал он, — а то я воздал бы ему по заслугам…
Эмили заметила, как остекленели глаза на его разбитом лице, и у нее сжалось сердце. Она бросила беспомощный взгляд за решетку, откуда Пит с яростным видом следил за происходящим, и снова обрушилась на шерифа:
— Посмотрите, что вы сделали с Лестером! Он ранен!
— Если вас интересует мое мнение, я считаю, что вашему родственнику чертовски повезло. Я мог бы и его запереть в камеру.
— О, какое великодушие! Баркли сложил на груди руки.
— Возвращайтесь домой, мисс Спун. И приходите завтра с деньгами. Впрочем, лучше пришлите своего дядю… с документом на ранчо.
— Да пошли вы к черту! — закричал Пит из-за решетки.
— Если вы хотите видеть моего отца, вам придется… прийти к нему, — хриплым голосом сказал Лестер.
Оба парня вызывали у Клинта все большее раздражение. Спуны принадлежали к тому же подлому преступному миру, с которым он постоянно сталкивался за годы своей работы. И хотя эти ребята не шантажировали его подобно Дагганам или другим вооруженным группам, в них чувствовалась горячая кровь, и они вели себя слишком надменно и самоуверенно. Но в данный момент у Клинта не было желания прививать грубым молодым щенкам хорошие манеры и воспитывать уважение к закону.
— Мисс Спун, — сказал он, — позвольте я подержу вам дверь. Похоже, вашему кузену потребуется еще некоторое время для отдыха.
О, какой это был взгляд! Он, несомненно, заслуживал восхищения. Мисс Спун так на него посмотрела, словно хотела зажарить живьем на вертеле — если б только могла — и оставить сердце клевать канюкам.
Да, у нее был большой запас гнева — и столько же надменности, равно как у ее брата и кузена. Только она была слишком красива, и смотреть на нее, должен был признать Клинт, доставляло огромное удовольствие. Он переводил взгляд с ее шикарной фигуры на облако буйных кудрей. «Интересно, — подумалось ему вдруг, — что бы я почувствовал, запустив руки в эти темные бархатные волосы, что так чудесно обрамляют ее лицо и рассыпаются по спине?»
А что, если поцеловать эти аппетитные полные губы?
Хотел бы он знать, так же ли она хороша на вкус, как выглядит.
Клинт сделал глубокий вдох и вернул свои мысли в деловое русло. «Это не обычная девушка, которой можно восхищаться, наслаждаться, за которой можно ухаживать на пикнике или собрании церковной общины», — мрачно напомнил себе он.

Грегори Джил - Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть автора Грегори Джил дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Грегори Джил - Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть.
Ключевые слова страницы: Братья Баркли - 2. Укрощенная страсть; Грегори Джил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Дача ложных указаний - 1. Огоньки