Набоков Владимир Владимирович - Юбилей 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джойс Бренда

Семья Брэг - 1. Пламя невинности


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Семья Брэг - 1. Пламя невинности автора, которого зовут Джойс Бренда. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Семья Брэг - 1. Пламя невинности в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Джойс Бренда - Семья Брэг - 1. Пламя невинности без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Семья Брэг - 1. Пламя невинности = 275.29 KB

Джойс Бренда - Семья Брэг - 1. Пламя невинности => скачать бесплатно электронную книгу



Семья Брэг – 1

OCR and Spellcheck: Анна
«Пламя невинности»: АСТ; Москва; 1998
ISBN 5-237-00803-8
Оригинал: Brenda Joyce, “Innocent Fire”
Перевод: Л. Шпарберг
Аннотация
Хрупкая, изящная аристократка Миранда Шелтон выросла в тихом женском монастыре, из которого была вызвана категорическим приказом сурового отца, нашедшего дочери подходящего мужа. Однако жених обитает далеко в Техасе, и сопровождать туда Миранду вызвался его кровный брат и лучший друг — Дерек Брэг. Дерек влюбляется в черноволосую красавицу с первого взгляда, да и ее притягивает к мужественному рейнджеру точно магнитом. Но может ли Брэг предать побратима, а его любимая — пойти против отцовской воли…
Бренда Джойс
Пламя невинности
Мишель и Сиду — абсолютно за все.
И совершенно особая благодарность — Мег О'Браиен.
Пролог
Лондон, 1830 год
Хрупкое тельце девочки прижалось к стене. Она слышала крики отца и тихие, сдавленные рыдания матери и застыла от страха, не в силах убежать вниз, в холл, а потом в кухню, под защиту няни, кухарки и горничных. Ее перепуганное бледное личико с огромными фиалковыми глазами оказалось почти рядом с дверным проемом, и девочка, бессознательно пригнув голову, заглянула в кабинет.
Высокий и широкоплечий, как всегда безупречно одетый, отец казался чудовищно огромным. Он все еще кричал на мать, темноволосую, бледную и такую же крошечную, как и Миранда. Она стояла перед ним, вся дрожа и едва сдерживая слезы.
Миранда пыталась понять, о чем говорят родители. Ей редко приходилось видеть своего отца. Он уезжал рано и возвращался лишь тогда, когда девочка уже ложилась спать, а если бывал дома, то запирался в своем кабинете В тех очень редких случаях, когда она его видела, отец бывал именно таким — огромным и шумным, наводившим ужас и на Миранду, и на ее татап.
— Если я говорю, что ты пойдешь, — ты пойдешь! — проревел лорд Шелтон.
— Прошу тебя, Эдуард, пожалуйста, — прошептала Ангелина. — Да, хорошо, да, я обещаю…
— Нужны мне твои обещания! Разве не я глава этого дома?
— Да, да, Эдуард. Не хочешь ли кофе… или поесть? — Она с надеждой подняла на него глаза, такие же фиалковые и огромные, как у Миранды.
— Так я, по-твоему, пьян? — взревел Шелтон еще громче прежнего. — Ты, потаскуха! — Тыльной стороной ладони он ударил жену по лицу, и она отлетела к письменному столу, едва удержавшись на ногах.
— Эдуард, пожалуйста, — пролепетала она.
— Видеть тебя не могу, сучка неверная! — Муж рывком приподнял ее, оторвав от пола, и притянул ее лицо к своему. Ангелина тихо заплакала.
— Где ты была вчера днем? Где? — орал он.
— Я была у леди Бэрроуз.
— Лжешь!
— Эдуард, клянусь тебе! Тот единственный неблагоразумный поступок, столько лет назад, несколько поцелуев… Моп Dieu, s' ll vous plait…
Миранда услышала звук рвущейся ткани. Отец разорвал платье матери и грубо сжал рукой обнажившуюся грудь. Ангелина протестующе вскрикнула.
— Так ты еще изображаешь холодную девственницу, сука? — Толкнув жену на пол, он вцепился в ее густые, стянутые в узел черные волосы и начал безудержно целовать, не давая ей отвернуться. Она стонала, пытаясь вырваться, но Шелтон не обращал никакого внимания на слабые удары ее кулачков.
Миранда не могла такого стерпеть. Ее papa убивал ее maman. Гнев пересилил страх, она вбежала в комнату и вцепилась в руку отца.
— Papa, не надо! Papa! Papa, поп!
Пара на полу застыла, и отец поднял голову. В его остекленевших глазах вдруг вспыхнула ярость, и Миранда отпрянула, отпустив его руку.
— Уходи сейчас же, быстро… — странным, сдавленным голосом приказала мать.
Но не успела она договорить, как отец поднялся, схватил Миранду за плечи и влепил девочке пощечину, которая сбила ее с ног.
— Никогда не встревай между мной и матерью, Миранда! — заорал он. — Не смей этого делать!
Никогда прежде ее не били. Лицо девочки задрожало от боли и обиды, на глаза навернулись слезы.
— Я ненавижу вас, papa! — прорыдала она и выбежала из комнаты с такой быстротой, на какую только были способны ее длинные худенькие ноги.
Лицо отца исказилось. Он не сводил глаз с двери.
— О Боже! — простонал Шелтон. — Что я наделал? — Он повернулся и посмотрел на жену.
Ангелина сидела на полу, не пытаясь прикрыть полную грудь, она тяжело дышала после недавней борьбы. Потрясенная, она не могла отвести глаз от его лица.
Все его тело напряглось.
— Вставай! С тобой я разберусь позже, Ангелина. Но знай, что с этого дня ты будешь выходить из дома только в сопровождении Уита. Для твоей же безопасности, — с насмешкой добавил Шелтон.
Ангелина неуверенно встала на ноги.
— Это твоя безосновательная ревность делает тебя просто чудовищем и губит всякую возможность счастья в этом доме, — храбро прошептала она.
— Убирайся отсюда, потаскуха!
Ангелина стянула разорванные края лифа и выбежала из комнаты.
Миранда плакала долго, дольше, чем когда-либо, ненавидя отца не столько из-за себя, сколько из-за татап, которую она нежно любила и почти боготворила. Бедная maman. В конце концов, изнуренная слезами, она уснула, и вскоре во всем доме стало тихо и темно.
Ее разбудило нежное прикосновение. Сначала Миранда не поняла, кто это, потому что в темноте почти ничего не было видно.
— Maman?
— Ш-ш, та petite. Мы не должны шуметь, и нам надо очень, очень спешить. Идем…
— Матап, но в чем дело?
Миранда совсем растерялась. Мать зажгла лампу, и девочка увидела, что на ней дорожное платье. Она держала в руках такое же платье для дочери. Когда мать стала одевать ее. Миранда мгновенно проснулась.
— Матап! Мы… мы убежим от papal
— Не задавай вопросов, petite. Идем.
Миранде передался страх матери. Стараясь не шуметь, они поспешно спустились вниз и вышли из дома через заднюю дверь. Из поджидавшего их экипажа спрыгнул человек.
— Скорее, Ангелина, — поторопил он, и его фамильярность — он не обратился к матери как к леди Шелтон — поразила Миранду.
Они устроились в экипаже, и тот сразу тронулся.
— Слава Богу, что вы приехали, — сказала Ангелина незнакомцу.
— Ради вас, дорогая, я готов рискнуть чем угодно, даже жизнью. — Он нежно взял ее за руку. В темноте экипажа единственное, что удалось разглядеть Миранде, это что незнакомец изящен и хорошо сложен.
Мать заплакала.
— Ангелина, милая, не плачьте, умоляю вас, — прошептал мужчина. — Вы и ваша дочь будете в безопасности. Клянусь вам. Никогда больше вам не придется терпеть грубость этого ублюдка!
У Ангелины вырвался тихий стон.
— Вы все еще его любите? — мгновение поколебавшись, спросил мужчина.
— Нет, нет, Гарри, вы ошибаетесь! Это не правда! Я его ненавижу! — Ангелина не могла сдержать рыданий. Гарри обнял ее:
— О, дорогая, как я хочу, чтобы это было правдой. Тише, Ангелина, вы пугаете свою дочь.
Миранда действительно была напугана — и потому, что мать дрожала от страха, и еще потому, что этот незнакомец ее обнимал. Не обидит ли он ее? Слова матери все еще звенели в ушах Миранды.
Матап тоже ненавидела papa.
Мать высвободилась из объятий Гарри, быстро придвинулась к дочери и прижала ее к себе.
— Cherie, все будет прекрасно, клянусь тебе. Мы едем домой во Францию, в монастырь, где обе будем в безопасности.
Она погладила дочь по небрежно заплетенным в спешке густым черным волосам.
— Я тоже ненавижу papa, maman, — сказала Миранда, цепляясь за мать. — Он ужасно рассердится. И конечно, постарается нас найти.
Ангелина сумела сдержать подступившее рыдание, но дочь все же почувствовала ее страх.
Тихое перешептывание Гарри с матерью и ритмичное покачивание кареты вскоре убаюкали Миранду, и она уснула. На следующий день они пересекли Ла-Манш. Мать плохо себя чувствовала на море, а для семилетней Миранды все было настолько необычно, что она забыла все свои страхи и, смеясь от возбуждения, стояла рядом с Гарри на палубе.
К ночи они добрались до монастыря. Миранда завороженно смотрела, как Гарри, белокурый, стройный красавец — полная противоположность ее отцу, медноволосому гиганту, — поцеловал мать в щеку. И поцелуй был совсем не такой, как у отца, — нежный и мягкий. Миранда содрогнулась от страшного воспоминания, которое ей хотелось бы забыть навсегда, — грубо навалившийся на мать, прилипший к ней ртом отец, вцепившийся ей в волосы, и тщетно сопротивляющаяся мать…
— Ангелина, — сказал Гарри, — если вы когда-нибудь передумаете, напишите мне. Вы знаете, я люблю вас. Я тут же приеду. Мы могли бы перебраться в Америку, в Мексику, я стал бы, поверьте, хорошим мужем и еще лучшим отцом.
— Вы так добры, — ответила Ангелина, легко касаясь его щеки. — Вы такой прекрасный, такой замечательный друг. Но я бы никогда не оставила мужа, чтобы сбежать с вами, топ cher. Это, — чисто французским жестом она показала на монастырь, — это совсем другое.
— Как можете вы любить эту скотину? — спросил Гарри. Он повернулся к Миранде.
Только что услышанный разговор озадачил ее. Почему сэр Гарри считает, что татап любит papa? Она же его ненавидит! Она сама так сказала!
— Иди сюда, малышка, и попрощайся со мной. — Добрые карие глаза Гарри ласково глядели на нее. — Может случиться, мы еще увидимся. Ты — точная копия своей матери, милая, и когда-нибудь станешь самой прекрасной леди во всей Франции.
— Нет, я буду монахиней, — убежденно заявила Миранда. Он засмеялся и встрепал ей волосы.
— Надеюсь, что нет. Какая бы это была потеря!
Следующие несколько дней прошли для Миранды словно в тумане. Мать, похоже, знала многих сестер и на вопрос Миранды ответила, что воспитывалась в этом монастыре и даже хотела стать монахиней до того, как отец выдал ее замуж. Страх Миранды постепенно прошел. И мать, хотя и очень грустная, тоже больше не казалась испуганной. Миранда повеселела и оживилась. В монастыре был великолепный парк, где она могла играть, когда не молилась. Разуму семилетней девочки все здесь казалось мирным и безопасным, хотя, конечно, она не смогла бы выразить свои мысли именно такими словами.
Но вот однажды, почти неделей позднее, гуляя по парку, Миранда услышала голос отца. Девочка безошибочно узнала его. Такого ужаса она еще в жизни не испытывала: papa их нашел!
Несколько часов спустя к ней в комнату пришла мать. Лицо Ангелины было смертельно бледным, глаза покраснели и распухли от слез.
— Petite, нам нужно поговорить.
— Матап, мне страшно! — Миранда бросилась в объятия матери.
— Так ты знаешь? Cherie, papa приехал. Но выслушай меня. Он позволит тебе остаться здесь. Я сказала ему… — Ангелина замолчала. Она не могла признаться дочери, что заключила с мужем сделку, пообещав ему свое тело, лишь бы Миранда могла остаться в монастыре. Нет, ей нельзя этого знать. — Papa позволит тебе остаться здесь. Тебя будут воспитывать так же, как воспитывали меня, та cherie. Но я должна вернуться в Лондон с твоим papa. Понимаешь?
— Нет! — воскликнула Миранда. — Нет, maman! Пожалуйста, s 'it vous plait, прошу вас, нет, не возвращайтесь с ним, мы обе можем остаться здесь, пожалуйста, пожалуйста.
— Успокойся. Твой papa так решил. Будь мужественной, та petite. Ты будешь здесь счастлива. И в безопасности.
— Я хочу попрощаться со своей дочерью, — раздался низкий хрипловатый голос с порога.
Миранда всхлипнула и уцепилась за материнские юбки, зарывшись в них лицом.
— Non, поп, cherie, пожалуйста, веди себя хорошо и попрощайся со своим papa. — Ангелина нежно оттолкнула дочь.
Миранда заплакала. Лорд Шелтон подошел к девочке, и когда она взглянула на него, то, не сдержавшись, ахнула. Лицо отца было покрыто черной щетиной, глаза покраснели, и под ними обозначились темные круги.
Шелтон опустился перед ней на колени.
— Миранда, — прошептал он и умолк. Девочка съежилась.
— Боже праведный, — воскликнул отец, — ты меня боишься! Я вовсе не хотел тебя ударить! Мне ужасно жаль, ты должна это понять!
Миранда, дрожа, прикусила губу.
— Твоя мать хочет, чтобы ты осталась здесь, Миранда. — Шелтон со вздохом встал. Он говорил вслух, но будто бы сам с собой. — Прости меня. Боже, но она права. Если я когда-нибудь еще раз ударю тебя… Нет, так будет лучше. — Он долго смотрел на нее, и Миранда вынудила себя глянуть в его темные глаза.
— Пожалуйста, позвольте татап остаться, — услышал Шелтон умоляющий шепот ребенка. — Пожалуйста. — Миранда храбро старалась не заплакать, но не сумела.
— Я не могу, — хрипло проговорил он. — Я не могу без нее жить. — Отец коснулся рукой пряди волос, упавшей на щеку дочери. — Это не навсегда, девочка. — Резко повернулся и быстро вышел.
Часть первая
НЕВЕСТА
Глава 1
Натчез, 1840 год
Миранде было страшно.
Они с тетей Элизабет уже четыре дня ожидали в Натчезе приезда жениха Миранды, который должен был сопровождать девушку оставшуюся часть пути до его ранчо, расположенного к востоку от Сан-Антонио. Он все не появлялся. Миранду не могло не радовать его отсутствие, потому что единственное, чего ей хотелось, — это вернуться домой, не в Англию, а во Францию, к безопасной и мирной жизни в монастыре. Это эгоистично с ее стороны, но, может быть, мужчина, с которым она помолвлена по воле лорда Шелтона, раздумал на ней жениться?
Миранда боялась выходить замуж за совершенно незнакомого человека, наверняка варвара — ведь он был техасец! — и боялась страны, в которой ей предстояло жить. На уроках в монастыре она получила весьма смутное представление об этой земле, но, узнав о неожиданном решении отца, постаралась выяснить о ней все, что только возможно. Man Dieu! Отец ссылает ее в страну жестоких индейцев и диких животных, населенную белыми варварами. Как он мог так поступить с ней!
Все произошло неожиданно. Сегодня Миранда с удовольствием — хотя, может быть, с неопределенным ощущением беспокойства — занималась в монастыре порученным ей делом, а назавтра по требованию отца ее безо всяких объяснений отправили домой. Она не хотела уезжать, ужасаясь при мысли, что снова увидит отца, хотя и предвкушала радость встречи с татап. За прошедшие несколько лет Ангелина несколько раз навещала дочь. Она была совсем не похожа на себя прежнюю, лицо ее сияло, глаза стали яркими и искрящимися. Девушка не могла понять этой перемены. Она также не понимала, почему Ангелину огорчал отказ Миранды вернуться домой. Когда мать просила об этом, дочь неизменно отвечала, что лучше останется в монастыре.
Ангелина не могла догадаться, что Миранда предпочла бы что угодно возвращению домой, — ее детские воспоминания до сих пор не изгладились из памяти, оставаясь такими же яркими. Дом был скопищем кошмаров, монастырь — обителью уюта, безопасности и тепла. Здесь ее любили, даже если порой она и приводила в отчаяние мать-настоятельницу, которая находила ее излишне любопытной.
Вернувшись домой, Миранда испытала ряд потрясений, одно за другим. Отец в своем кабинете выглядел точно так же, как и десять лет назад, когда она видела его в последний раз. Он был огромен, похож на какое-то животное, похудевшее лицо покрывала черная с проседью щетина, а глаза были очень красными, будто от слез.
— Papa, — сказала Миранда, приседая в вежливом реверансе. Она старалась подавить свой страх перед этим человеком — ей никогда не забыть, каков он на самом деле. — Матап здесь?
Отец неуверенно поднялся.
— Нет. Нет. Мне очень жаль. — Он говорил хрипло и еле слышно. — Она оставила меня, Миранда. Оставила…
Миранда вздрогнула, подумав, что в конце концов после всех этих лет мать снова убежала.
— Она умерла! — с отчаянием воскликнул отец. — Она умерла от родов, и, Боже мой, это я убил ее! Я убил ее! — Внезапно он протянул к дочери руки и прижал ее к себе. — Твоей матери больше нет!
Миранда не могла в это поверить — нет, только не татап Не ее красивая, нежная татап
— Нет! — пронзительно закричала она, вырываясь. — Не может быть!
— Мне очень жаль, Миранда. Господь…
— Вы убили ее! — выкрикнула она с необычной для нее яростью. Она никогда не испытывала такой ярости, гнев вообще был для нее совершению незнакомым чувством. — Я вас ненавижу! Вы убили ее! О татап — Не спрашивая позволения, Миранда выбежала из кабинета.
Проходили дни. Отец не разговаривал с ней, и Миранда жила в состоянии невыразимого ужаса. Как могла она сказать такое своему отцу? Он наверняка ее изобьет, может быть, даже плеткой — и она это вполне заслужила. Несколько раз в монастыре, когда она проявляла чересчур мирские желания или слишком озорничала, монахини били ее по костяшкам пальцев. И еще в ту страшную ночь, когда Миранда была совсем маленькой, отец ее ударил. Но ее никогда прежде не избивали. Он был чудовище, животное, как и большинство мужчин, — сестра Агнес рассказала ей ужасную историю о случившемся с ней самой. Ее изнасиловали! Не то чтобы Миранда понимала значение этого слова. Она вообще ничего не знала о грубых сторонах жизни, не знала, откуда берутся дети, не знала, что такое физическая близость мужчины и женщины. Но она слышала мучительные, полные раскаяния слова отца: Я убил ее! Papa убил maman! Она ненавидела его, боялась его и горевала по своей прелестной матери — все сразу.
Через неделю лорд Шелтон позвал дочь в свой кабинет. Он побрился и аккуратно оделся, его глаза больше не были красными, а лицо осунулось и стало жестким. Миранду пугала жизненная энергия этого человека, она подавляла ее. Девушка не могла сдержать дрожь.
— Я выбрал человека, за которого ты выйдешь замуж, — прямо, без предисловий объявил отец. Миранда ахнула от неожиданности.
— Я хочу иметь внуков. Внука. Твоя мать тоже хотела бы этого. Ты слишком красива и умна, чтобы сгнить в этом проклятом монастыре. — Темные глаза отца не отрывались от ее глаз, и она не могла отвести взгляд, хотя и была ошеломлена таким кощунством. — Если ты хотя бы немного похожа на нее, то не пожалеешь о моем решении.
Миранда не могла выговорить ни слова. Весь ее мир обрушился в один миг и теперь в руинах лежал у ее ног.
— Я познакомился с твоим женихом несколько лет назад. Он живет в Техасе. У него есть ранчо и несколько тысяч акров земли. Он благородного происхождения, хорошо образован и тебя не обидит. Надо только во всем с ним соглашаться, и он будет тебя обожать, можешь мне поверить.
— Замуж! Техас! Papa, пожалуйста, не надо…
— Мое решение неизменно. Он уже влюблен в тебя. Когда он увидел твой портрет, подаренный мне Ангелиной два года назад, то сразу влюбился и тогда же просил у меня твоей руки, но ты была слишком молода. Я сказал, что подумаю. В прошлом году я дал согласие. Твоя мать об этом не знала, но я уверен, он бы ей понравился. — Голос Шелтона дрогнул. — Так будет лучше, Миранда.
Всю свою жизнь Миранда старалась — правда, иногда безуспешно — научиться послушанию, этого требовали от нее наставницы. И все же сейчас ее душа восставала против воли отца. Но, видит Бог, противиться бесполезно. Этот человек был ее papa, и если он захотел выдать ее замуж за какого-то незнакомого варвара, то так и сделает. Миранда закрыла глаза и начала беззвучно молиться, несмотря на присутствие отца. Видно, Господь послал ей это наказание за то, что она не была такой послушной и покорной, как следовало бы.
— Что с тобой? — удивился отец.
— Я молюсь.
Шелтон помолчал, как будто пребывая в нерешительности, но потом сказал:
— И еще одно, Миранда.
Что же еще меня ожидает? — испугалась девушка и приготовилась к худшему.
— По достижении совершеннолетия твой старший сын должен вернуться сюда, чтобы вступить во владение своим титулом и своими землями.
Миранда на мгновение снова закрыла глаза. Он отправляет ее в Техас, выдает за какого-то варвара, чтобы получить себе внука и наследника. Происходящее стало казаться ей сном, кошмарным сном.
— Papa, почему именно он?
Герцог Драгморский мрачно улыбнулся.
— На то есть несколько причин, Миранда. Твои будущий муж, лорд Баррингтон, — внук лорда Барринггона, пятого герцога Дерби. Его родословная безупречна. К тому же он настоящий мужчина — не то что какой-нибудь лондонский щеголь. Ты такая же хрупкая, как и твоя мать Я хочу быть уверенным, что у тебя родятся крепкие дети, Миранда, а не неженки. — Он отвернулся, исключая всякие возражения с ее стороны. — Ты отправишься на следующей неделе с моей сестрой Элизабет. Твой жених встретит тебя в Натчезе.
— Опять мечтаешь, милая?
Миранда вернулась в настоящее, когда в комнату ворвалась ее тетя Элизабет, худая, высокая, добродушная вдова. Снятый ими номер был лучшим в Натчезе, хотя, конечно, не шел ни в какое сравнение с апартаментами английских гостиниц. К счастью, комната оказалась чистой.
Сам городок Натчез выглядел необустроенным, на улицах было полно крупных крепких мужчин — все с револьверами — и негров, множество негров, и все рабы. Одна мысль о рабстве вызывала у девушки отвращение.
— Наверное, тетя.
— Прибыл человек, который должен отвезти нас к твоему жениху, детка.
— Что? — выдохнула Миранда. Почему ее жених не приехал сам? Что он за человек, если обещал приехать, а потом перепоручил заботу о ней другому?
— Похоже, с лордом Баррингтоном случилось что-то серьезное, и он не смог приехать. Человек, который прибыл за нами, привез тебе записку и мне тоже. Вот, милая. — Элизабет протянула ей конверт.
Руки Миранды дрожали, пока она читала. Записка была короткой, но выразительной.
Дорогая Миранда!
Пожалуйста, простите меня, но со мной произошел несчастный случай, и я временно прикован к постели. Мой близкий друг Дерек Брэг проводит вас до моего ранчо. Я вверяю вас его заботам, зная, что он будет охранять вас, не жалея своей жизни. Вам нечего бояться, потому что Брэг — капитан техасских рейнджеров. Он родился в этих краях и хорошо знает местность и здешних обитателей. С огромным нетерпением ожидаю вашего приезда.
От всей души — ваш суженый, Джон Баррингтон.
Миранда подняла голову.
— Когда мы отправляемся?
— Ранним утром, милая, — добродушно ответила тетя. — Боюсь, что на рассвете.
Глава 2
Дереку Брэгу хотелось женщину.
Он внимательно разглядывал шумных, измотанных длинной дорогой посетителей салуна и задерганных официанток. Куда подевалась очаровательная квартеронка Шериз? Может, ее продали? Путешествие до Сан-Антонио будет ужасно долгим, понадобится больше двух недель, чтобы добраться до места с двумя женщинами и фургоном — с двумя женщинами, которых и коснуться не смей. Черт побери! Не будь Джон его лучшим другом и кровным братом, по обычаю апачей, он никогда бы не взял на себя подобное поручение. Что, черт побери, нашло на Джона? Жениться на какой-то английской леди, да еще воспитанной в католическом монастыре, подумать только! Джон явно сошел с ума, даже если считает эту бабенку такой уж распрекрасной.
Брэг со вздохом допил сладкий бурбон. В одиночку он проделал весь путь за шесть дней, и к тому же не торопясь. Черт, да если бы потребовалось, мог бы за это время добраться пешком. При необходимости он мог пройти семьдесят пять миль в день, как любой уважающий себя апачи. Конечно же, он не апачи, а белый — так Дерек предпочитал думать. Его мать была индианкой, но тому, кто осмеливался назвать Брэга полукровкой, недолго оставалось жить.
Рейнджер прислонился спиной к стойке бара. Высокий и широкоплечий, с хорошо развитыми, мышцами, он, как большинство техасцев, носил одежду из оленьей кожи и мокасины. Фигурой он пошел в отца — уроженца гор, одного из здешних первопроходцев. Ему же был обязан золотистым цветом кожи и волос. Волосы Брэга отливали червонным золотом, кожа золотилась подобно бронзе и даже глаза были золотыми, цвета мерцающего топаза. Только брови и ресницы, да еще волосы на теле были темнее — не черными, но коричневатыми, глубокого темно-золотого оттенка.
Брэг заметил наконец Шериз. Она спускалась по лестнице, и это означало, что у нее был посетитель. При виде капитана ее лицо осветилось непритворной радостной улыбкой. Покачивая бедрами, девушка подплыла к нему, и он обхватил ее за талию, прижимая к себе.
— Шериз, — пробормотал Брэг, — я рассчитывал, что ты еще здесь. — Разгоряченный, он улыбнулся ей, вспоминая ее нежное, роскошное тело, тело, в котором мужчина способен затеряться на долгие-долгие часы.
— Дерек! Когда ты приехал? Ты здесь надолго? У Шериз были голубые глаза; лицо цвета персика обрамляли длинные каштановые волосы. Уже не в первый раз Брэг подумал, что квартеронка выглядит белее многих белых.
— Поговорим потом, — сказал он, касаясь губами ее губ. Провел руками вдоль спины девушки, обхватил за ягодицы и прижал ее к своему напрягшемуся телу. Она приоткрыла рот, с готовностью впуская его язык.
— Ты хочешь провести со мной всю ночь? — с надеждой спросила Шериз, когда он оторвался от ее губ.
— Конечно же, хочу, черт побери, но будь я проклят, завтра на рассвете мне отправляться. А, какого черта! — внезапно решил Брэг. — Пока не доберемся до Сабина, никаких неприятностей не будет. Ладно.
Ее лицо опять выразило искреннюю радость.
— Тебе со мной нравится, да? — хрипло засмеялся он, снова притягивая Шериз к себе.
— Очень, — выдохнула девушка. — Ты же знаешь, с тобой мне не нужно притворяться.
Дерек усмехнулся и, скользнув рукой по ее талии, обхватил ладонью полную грудь.
— Потом поговорим. — Он почти потащил ее в комнату наверху, где сразу же сдернул с нее одежду и в нетерпении даже порвал юбку.
Дерек поднялся задолго до рассвета, так же как и Пит Уэлш, подрядившийся править фургоном, который повезет женщин и их багаж. Они проверили и уложили свои припасы, и Брэг оставил Уэлша запрягать мулов. Кивнув жене хозяина гостиницы, которая уже встала и готовила путешественникам завтрак, он легким пружинистым шагом неслышно поднялся вверх по лестнице
Его настороженность не была намеренной — срабатывал инстинкт. Ни одна ступенька не скрипнула.
Брэг трижды отрывисто постучал в дверь комнаты, которую занимали дамы.
— Поднимайтесь и наводите на себя блеск, леди, — громко распорядился он. — Мы выезжаем через тридцать минут. Жратва ждет внизу.
Он немного подождал, но изнутри не раздалось ни звука. Дерек уже собрался снова постучать, на этот раз громче, когда услышал негромкий голос:
— А кто такой Жратва?
Ну и ну, черт побери!
Брэг быстро повернулся, вышел на улицу и оседлал свою лошадь — нервного золотистого жеребца со светлыми гривой и хвостом, затем вернулся в гостиницу. Уэлш пил не спеша кофе.
— Все готово, — бодро объявил Пит, — кроме багажа дам.
— Давай поедим, — сказал Брэг, усаживаясь за стол.
Они едва закончили завтрак, как услышали шорох юбок, известивший, что подопечные Брэга прибыли. Он резко встал, отодвинув тарелку, и хозяйка сразу засуетилась:
— Хочешь добавки, Дерек? — Она одарила его широкой улыбкой. — Или чего-нибудь другого?
Он улыбнулся в ответ и похлопал ее по округлому заду. Хозяйка была миловидной, пухленькой штучкой, с которой он уже спал раньше и наверняка будет спать еще.
— Ты знаешь, чего я хочу, — негромко поддразнил Брэг. — В другой раз, Летти.
Она хихикнула и убежала в кухню. Капитан выпрямился и заметил, что старшая из дам, леди Хоулком, смотрит на него с неодобрением. Сзади стояла ее племянница, но он видел только ее темно-зеленые юбки — невеста Джона, явно была маленького роста и чересчур худенькая.
— Доброе утро, мэм. Брэг говорил, растягивая слова, как все техасцы. — Вам обеим следует перекусить поплотнее. У нас не будет остановки до темноты. Мы погрузим ваш багаж. — Он вежливо приложил к шляпе два пальца, рявкнул: Уэлш! — и стремительно отошел. Его движения отличала какая-то дикая грация.
У женщин было столько сундуков с одеждой, что ее хватило бы на целую армию. Брэг с отвращением глядел на них. Четыре больших сундука и шесть поменьше. Фургон будет совершенно забит, для мулов это слишком большая нагрузка.
Нет, это просто безумие, и не важно, кто она такая, хоть сама принцесса! Он велел Уэлшу повременить с погрузкой и быстро зашагал обратно в дом. С мрачным видом он обратился к женщинам:
— Послушайте, леди…
Обе взглянули на него. Несколько мгновений Брэг неотрывно смотрел на девочку — да, именно девочку — и сразу забыл обо всем, что собирался сказать. Она на секунду встретилась с ним взглядом — ровно настолько, чтобы он успел заметить огромные фиалковые глаза на безупречно прекрасном бледном лице. Затем ее длинные черные ресницы опустились, щеки порозовели. Его сердце тупо заколотилось.
Боже милостивый! Да ведь она красавица! Неудивительно… Я и понятия не имел…
Брэгу до смерти хотелось рассмотреть ее получше, но она сидела за столом, и были видны только узкие плечи и руки — наверняка она совсем крошечная — и макушка склоненной головы. Завитки волос цвета черного соболя сияли при свете лампы.
— Да, мистер Брэг? — Голос леди Хоулком вернул его к реальности, и он оторвал взгляд от девушки, пытаясь представить, как выглядит ее тело, и отчетливо ощущая пробуждение желания.
— Послушайте, мэм, нам предстоит проехать почти пятьсот миль, и у нас только два мула. Половину багажа придется пока оставить здесь. Когда мы попадем во владения команчей, у нас, черт побери, не будет никаких шансов, если мы перегрузим фургон. — Брэг мрачно посмотрел на леди Хоулком.
Молодая дама быстро повернула к нему свое очаровательное лицо. Ее полные яркие губы были чуть приоткрыты, в широко распахнутых глазах он заметил страх.
— Индейцы? — прошептала она.
Брэг уже ненавидел себя за то, что напугал девушку. Но, прежде чем он смог что-то сказать, тетя похлопала ее по руке:
— Не беспокойся, милая, помни, что написал твой жених о капитане Брэге. Мы будем в безопасности.
Миранда перевела взгляд на тетю, но когда Дерек заговорил, она снова посмотрела на него.
— Простите, что испугал вас, мэм. Мы зря теряем время. Нужно, чтобы вы показали, какую половину вашего багажа оставите. Позже мы пошлем за ним.
— Но послушайте! — вспылила леди Хоулком. — Это просто безумие! Мои брат потратил на приданое Миранды целое состояние! Я…
— Тетя Элизабет, — остановила ее Миранда, стараясь забыть, что говорил друг ее жениха насчет команчей, — пожалуйста. Капитан Брэг? — Она встала, протягивая руку. — По-моему, нас не представили друг другу. Я — Миранда Шелтон.
Брэг уставился на протянутую руку. Девушка теперь смотрела не на его лицо, а на грудь, словно встретиться с ним взглядом считала чересчур фамильярным. Он с ухмылкой взял ее хрупкую кисть, повернул и приложился к крошечной мягкой, ладони теплым влажным поцелуем. Она вспыхнула, отдергивая руку как от ожога. Прикосновение ее руки и духи с ароматом жасмина еще больше возбудили его. Будь я проклят, — подумал Дерек, — это будут самые длинные две недели в моей жизни.
— Так что делать с вашими вещами? — равнодушно протянул он, желая скрыть неловкость.
— Выберите сами, — сказала Миранда, и лицо ее снова залилось краской.
Брэг подумал, что мог бы легко, даже с запасом обхватить талию девушки своими ладонями, и задержал взгляд на чуть выпуклой линии ее груди и мягком изгибе бедер. Возможно, под одеждой вовсе не одни только кожа да кости.
— Очень хорошо. — Он опять коснулся пальцами шляпы, повернулся и направился к двери.
— Миранда! — воскликнула леди Хоулком. — Подумай только! Как ты можешь? Позволить ему самому выбирать, что взять? — Она проворно вскочила и поспешила за Брэгом, на ходу окликая его.
Миранда сидела совершенно неподвижно, в каком-то оцепенении. Есть уже не хотелось. Ее пробирала дрожь. Она больше не думала об индейцах, а только о Брэге. Какой грубиян! Он даже не снял шляпу — ужасное оскорбление! А как он поцеловал ей руку — Боже мой! Ее снова передернуло. Миранда не могла представить его лицо целиком, только рот, грубый чувственный рот, оскаленный в ухмылке, неприлично вызывающей, даже хищной. Она прижала руку к груди. Сердце отчаянно трепетало. Мне следовало дать ему пощечину. Как я могла спустить ему это? Как мог Джон Барринггон послать за мной такую грубую скотину?
Брэг, без сомнения, был таким же животным, как и ее отец. Миранда это чувствовала, хотя и не могла объяснить свое ощущение. Он пугал ее. Его присутствие подавляло. Дело было не только в том, что он непомерно велик, просто огромен, хотя и это тоже угнетало. Широкие плечи и мощная грудь распирали расшитую бисером рубаху из оленьей кожи. Она заметила револьвер, висящий у правого бедра на ремне из сыромятной кожи, и длинный нож в ножнах, заткнутый за другой ремень, тисненный и украшенный медными нашлепками. Миранда поежилась. Этот человек казался смертельно опасным. И он был грязный! Его кожаная одежда была вся в пятнах и казалась ей отвратительно варварской и грубой. И еще — от него пахло. Когда она поднялась, протягивая ему руку, то вдохнула его запах, его мужской запах…
Пятьсот миль, — ошеломленно подумала девушка.
— Мэм?
Миранда едва не подпрыгнула от этого произнесенного нагло, на техасский манер, слова. Она не слышала, как подошел Брэг.
— Да? — Она избегала смотреть в его глаза, скрытые в тени шляпы, и уставилась на затейливую вышивку по вороту его дикарской рубахи.
Брэг улыбнулся.
— Мы почти готовы. — Он взял ее за локоть. Миранда непроизвольно отпрянула, но он, не обращая на это внимания, повел девушку к выходу. Уже рассвело, и улицы Натчеза осветили слабые лучи солнца.
Миранда пыталась не поддаваться страху. Может быть, она просто волнуется перед дорогой? Почему этот человек так пугает ее? Как отец допустил, чтобы она оказалась в подобной ситуации? Боже, дай мне силы! — молча молилась Миранда.
Ее тетя уже сидела в фургоне рядом с другим крепким мужчиной, хотя далеко не таким высоким и хорошо сложенным, как Брэг. Он тоже был затянут в оленью кожу. Когда Миранда проходила мимо, он улыбнулся ей. Чувствительный нос девушки различил исходивший от возницы неприятный запах, совсем не такой, как мужской запах Брэга. Она едва не задохнулась и хотела поднести к лицу платок, но не успела, потому что Брэг довольно грубо подтолкнул ее к фургону. Потом произошла немыслимая вещь: не успела Миранда опомниться, как Брэг обхватил ладонями ее талию, поднял ее и усадил рядом с тетей. Девушка чуть было не вскрикнула, но ей удалось сдержаться.
Сама того не желая, Миранда смотрела, как этот варвар легко, даже изящно вскочил в седло. Ее сердце так колотилось, что она еле дышала.
— Трогай, — приказал он, махнув рукой в перчатке. Фургон двинулся вперед. Несколько мгновений Брэг гарцевал рядом с ними, потом жеребец рванулся вперед и галопом унесся прочь.
Глава 3
До полудня они больше не видели Брэга, и Миранда испытывала огромное облегчение. Пит Уэлш все время переговаривался с тетей Элизабет, но Миранда была слишком погружена в свои мысли, чтобы принимать участие в разговоре. Каков ее жених? Как он будет с ней обращаться? Каким будет ее новый дом? И как привыкнуть ко всему этому?
На Уэлша, как и на большинство встретившихся им в пути американцев, как будто производило большое впечатление то, что они аристократки. Пит задавал множество вопросов и просто-таки сыпал рассказами о переселенцах и техасских приключениях. Уэлш объяснил, что Брэг всегда будет ехать впереди, высматривая индейцев и прочие опасности. Он заверил их, что Брэг — один из лучших техасских рейнджеров и что им нечего бояться — он сотни раз проезжал по Камино-Риал.
Миранда рассматривала проплывавшие мимо загадочно-прекрасные места — пышные темные кипарисы, влажный мох, ароматные цветы — и вскоре совершенно увлеклась делом рук Создателя, забыв на время все свои тревоги. Луизиана оказалась прелестным уголком.
Из ниоткуда появился Брэг, поднял руку, и Уэлш притормозил.
— Ладно, леди, даю вам десять минут. Разомните ноги и позаботьтесь о прочих ваших делишках. — Его поблескивавшие из-под широкополой шляпы золотистые глаза нашли Миранду. Она мгновенно вся напряглась под его взглядом. Лицо залил уже знакомый Брэгу румянец. Неужели он снова смутил ее? Если так, то совсем ненамеренно. Черт побери, до чего малышка чувствительна! — Это наша последняя остановка перед ночлегом, — добавил он.
Уэлш помог леди Хоулком спуститься, а Брэг, не удержавшись, соскочил с жеребца и быстро подошел к Миранде.
— Мэм? — Он улыбнулся и протянул руку. Девушка непроизвольно застыла, и Брэг нахмурился. — У нас нет лишнего времени, — рявкнул он, не на шутку рассерженный ее реакцией. Что она, принимает его за какое-то чудовище?
Миранда подала руку, он подтянул ее ближе и обхватил так же, как в прошлый раз. Он ясно почувствовал, каждая клеточка ее тела окаменела от его прикосновения. Ледяная принцесса, — с раздражением подумал Брэг. Одним сильным движением снял девушку с сиденья фургона и поставил на землю.
Но, черт побери, он совсем забыл, какая она восхитительная, хотя и такая хрупкая. Опуская девушку, он держал ее так близко, что маленькие груди на мгновение коснулись его рубахи. Дерек быстро отступил на шаг и основательно разозлился, на сей раз на самого себя. Она — невеста Джона, и ты не должен забывать об этом ни на минуту.
Побагровевшая Миранда нерешительно стояла перед ним, прикусив губу и уставясь в землю.
Она просто мышка, размышлял Брэг. Бедная маленькая мышка! Она никогда не приживется в Техасе, никогда! И как раз когда он подумал об этом, Миранда взглянула на него и тихо сказала:
— Капитан, прошу вас, пожалуйста, относитесь ко мне с уважением. Это будет долгая поездка. — Ее глаза посмотрели на него с откровенной мольбой, потом она отвела взгляд и поспешила за своей тетей.
Дерек снова разозлился на себя. Черт побери, она настоящая леди, а не какая-то дешевая потаскушка — что с ним случилось? Но глаза не могли оторваться от ее стройных бедер, наслаждались их естественным, не напоказ, ритмичным покачиванием, пока она торопливо шла прочь. Я должен следить за собой, — вдруг смутившись, подумал он. — Это не шутка — иметь дело с настоящей леди. Прежде ему доводилось сталкиваться лишь с дешевыми шлюхами, индианками и женами и дочерьми поселенцев. Кроме последних, все они были доступны.
Брэг поморщился. Известные ему правила здесь не годились. Он привык брать то, что ему хотелось и когда хотелось, и женщины не составляли исключения. Его снова охватил гнев. Положение было бредовым, совершенно нелепым. Ему надо делать свое дело, а он вместо этого должен нянчиться с какой-то избалованной ломакой-аристократкой. Как именно он должен себя вести, по их мнению?! Кланяться и целовать руку ее высочества каждый раз, как она важно прошествует мимо? Брэг поскакал вперед.
К вечеру, когда они устроили привал, Миранда совершенно измучилась. Она с помощью Брэга неловко слезла с фургона и на сей раз была благодарна ему. В этот момент ей больше всего хотелось принять горячую ванну и лечь в постель. А она вынуждена находиться здесь, в дикой луизианской глуши (по крайней мере так она считала), на пути в еще более враждебную и дикую землю. О, рара — горестно думала она. — Почему, почему вы так поступили со мной?
Солнце медленно садилось. Тетя Элизабет отлучилась, и Миранда наблюдала, как Уэлш разжигает костер. А где же Брэг? Через минуту она увидела, как он быстро подошел к костру с двумя подстреленными кроликами и сразу устремил на нее взгляд из-под широких полей своей шляпы. Миранда быстро отвернулась. Почему он все время смотрит на нее? Какая наглость! Снимает ли он когда-нибудь эту шляпу? Когда девушка снова осмелилась украдкой взглянуть на капитана, он, сидя на корточках, быстро и ловко сдирал с кроликов шкуру. При виде крови и внутренностей, брошенных им в костер, Миранда ощутила приступ тошноты. Хватая ртом воздух, она вскочила на ноги и бросилась в лес, где упала на колени, едва сдерживая рвоту.
Брэг хмуро посмотрел на Уэлша.
— Джон сошел с ума, — негромко и рассерженно проговорил он. — Из этой малышки никогда не выйдет жены техасца. Никогда.
— Бедняжка, — согласился Пит. — Такая маленькая. Сколько ей лет, по-твоему?
— Семнадцать, — пробормотал Брэг. Каким человеком надо быть, чтобы отправить свою хрупкую, изнеженную дочь в дикую землю вроде Техаса? Он покачал головой. Когда немного позже Миранда вернулась, рейнджер быстро взглянул на нее, желая убедиться, что с ней все в порядке. Теперь он понял, что эта девочка нуждается в защите, и ощутил сильное, неодолимое стремление стать ее защитником. Это чувство было ему совершенно незнакомо. Расстроенный и смущенный, Брэг насадил тушки кроликов на вертел и вручил их Уэлшу Потом встал, отбросил шляпу в сторону и пальцами попытался причесать волосы. Когда он снова взглянул на Миранду, она словно зачарованная не сводила с него глаз. Капитан нахмурился и отошел в сторону
Девушка невольно прижала руку к сердцу — оно словно рвалось из груди. Миранда была невинной и неискушенной, но все же могла оценить красоту мужчины. Только ведь капитан вовсе не красив, смятенно размышляла она, он слишком необуздан, чтобы быть красивым, даже если у него такие сильные и чистые, строгие и совершенные черты. Боже милостивый! Никогда Миранда не встречала такого ослепительного мужчины. Он был буквально золотым с головы до пят: блестели золотом волосы, золотилась смуглая кожа.
Даже его глаза напоминали топаз, а одежда была золотисто-коричневого цвета. Девушка нервно рассмеялась. Ощутив жар на щеках, она поняла, что покраснела. Но отчего?
И почему он так хмуро смотрел на нее? Словно он ее презирал.
Во время ужина, состоявшего из жареной крольчатины, бобов и кофе, у костра царило молчание. Миранда не могла есть кролика — от одного его вида ей становилось нехорошо. В сущности, она вовсе не чувствовала голода, просто устала, ужасно устала. Она поставила почти нетронутую тарелку, и тут же прямо перед ее лицом выросла пара мускулистых, затянутых в оленью кожу ног в мокасинах. Миранда подняла глаза.
Брэг с обеспокоенным видом присел перед ней на корточки.
— С вами все в порядке, Миранда? — У него был низкий, сипловатый голос, говорил он, растягивая слова, топазовые глаза испытующе глядели на нее.
Он был так близко. Конечно, капитан Брэг вел себя оскорбительно фамильярно, называя ее по имени. Такая дерзость вызвала в ней крошечную, непривычную вспышку гнева. Но Миранда ощущала его магнетическое притяжение, вдыхала его мужской запах и была не в силах отвести глаза. Завороженная его взглядом, она чувствовала себя Совершенно беспомощной и смогла только, не в состоянии больше сдерживать дыхание, выдохнуть воздух через приоткрытые, дрожащие губы.
— Мэм? — Его голос разрушил очарование. — Вы нездоровы?
Миранда отвела взгляд. Боже, как он мог стоять так близко от нее, это неприлично! Она задрожала.
— Нет, я просто не голодна, — прошептали ее губы. — Я слишком устала сегодня. — Теперь она подчеркнуто смотрела в сторону.
Не глядя, Миранда с облегчением поняла, что Брэг отошел. Но прежде чем можно было бы сосчитать до трех, он снова оказался рядом и заботливо укутав одеялом ее плечи. От его прикосновения ее снова бросило в дрожь. Ошибочно сочтя это признаком страха и отвращения, она прижалась к стволу дерева.
Помрачневший Брэг внимательно посмотрел на нее и поднялся на ноги. Неужели этот мышонок его боится? Ему стало досадно.
— Вы и так слишком тощая, — резко произнес он. — Вам надо есть. Мы будем в пути с утра до вечера, и так каждый день. — Носком мокасина он придвинул к ней тарелку.
Миранда напряглась в безуспешной попытке взять себя в руки, но, не сдержавшись, бросила на него испепеляющий взгляд.
— Вы здесь для того, чтобы сопровождать меня в Техас, сэр. Прошу не указывать мне, чем наполнять свой желудок. Благодарю вас! — Не успев договорить, Миранда уже сама не верила, что могла произнести такую высокомерную фразу. С какой стати она так разозлилась? Но как он смел, как позволил себе приказывать ей?
Но что хуже всего, Брэг только усмехнулся.
— Оказывается, у мышки есть зубки, — сказал он тихо и отошел посмеиваясь.
От такого оскорбления Миранда окаменела. Так вот кем он ее считает — некрасивой, серой, робкой мышью? Этот человек только и делал, что оскорблял ее с того самого момента, как они познакомились, обращаясь с ней как с дешевой потаскушкой, а теперь еще и обозвал мышкой — это уж чересчур!
Глава 4
— Прошу прощения, капитан Брэг, когда я могла бы принять ванну?
Дерек с недоумением уставился на нее, потом ухмыльнулся, представив ее обнаженной в ручье неподалеку.
— Ну, это когда вам угодно, мэм. Ручей вон там. — Он указал в сторону деревьев. Путешественники только что разбили лагерь после еще одного длинного, изматывающего дня пути.
Фиалковые глаза широко раскрылись, и девушка даже разинула рот от удивления. — В ручье?
Брэг усмехнулся.
— Не думаете ли вы, что я таскаю с собой хорошенькую медную ванночку, а, мэм? — Он хотел отойти, потом резко обернулся. — Если вы и правда пойдете купаться, — сказал он, уже не улыбаясь, с суровым лицом. — то должны сперва предупредить меня.
Миранда не могла поверить собственным ушам и подошла к леди Хоулком, которая сидела, устало растирая спину.
— Тетя Элизабет! Капитан Брэг только что сказал мне, что мы должны принимать ванну в ручье!
— Ничего подобного мы делать не станем, — мрачно ответила тетя. — Ты ничего подобного делать не станешь, — добавила она.
— Конечно нет! — выдохнула Миранда. — Je voudrais… топ Dieuf Я такая грязная, от меня пахнет! Тетя потрепала ее по плечу.
— Не обращай внимания, милая. Насколько я поняла, через несколько дней мы будем в Начиточесе, там есть гостиница.
— Несколько дней! — вздохнула Миранда. — Наверное, мне просто придется к этому привыкнуть. Но… О! Если бы только у меня достало решимости искупаться в ручье!
— Миранда!
Миранда упрямо закусила губу. За всю свою жизнь она и дня не провела немытой. Чистота — это почти то же, что благочестие. Она решительно встала.
— Так вот, я собираюсь спуститься к ручью и вымыть лицо, руки и… все, что смогу. Вы пойдете со мной?
— Я скоро приду, милая. Моим бедным костям нужен отдых.
— Вы хорошо себя чувствуете? — забеспокоилась Миранда. Они всего лишь два дня в пути, а тетя выглядит такой изнуренной и бледной.
— Да, ступай. Постой! А это не опасно?
— Капитан сказал, что я могу вымытьcя в ручье. Значит, это не опасно. — Она чисто по-французски пожала плечами и, подойдя к Уэлшу, помешивающему бобы — опять бобы! — сообщила ему, куда направляется. Тот кивнул.
Миранда взяла полотенце, кусок ароматного мыла и, осторожно ступая, спотыкаясь о торчащие корни и камни, двинулась к ручью, протекавшему совсем рядом с лагерем. Внезапно ощутив на себе чей-то взгляд, она оглянулась и увидела, что Уэлш наблюдает за ней. Выражение ею показалось ей каким-то странным. Он тотчас же отвернулся. Миранда покраснела. Она не совсем понимала, что означает этот взгляд, но он чрезвычайно не понравился ей. Боже милостивый, в дороге совершенно невозможно уединиться! Добравшись до ручья, она немного прошла вдоль берега, пока не обнаружила укромное место.
Как здесь красиво — с тоской подумала Миранда. В сумерках все казалось таинственным. Воздух благоухал жимолостью и еще чем-то, чему она не знала названия. Девушка расстегнула свой темно-зеленый жакет и в первый раз за день сняла его; оглянулась через плечо, но вокруг не было ни души. Ей хотелось снять и блузку с высоким воротом, чтобы хорошенько вымыть руки, шею и грудь, но это совсем уж неприлично, и пришлось ограничиться малым: она расстегнула шесть верхних пуговиц и завернула рукава выше локтя Вымыв руки, верхнюю часть груди, шею и лицо, Миранда почувствовала себя гораздо лучше.
Некоторое время девушка стояла в нерешительности. Бросила еще один быстрый взгляд через плечо, но, конечно же, никто не следил за ней. Она подтянула свою тяжелую муслиновую юбку выше колен, поморщившись при мысли о том, что произойдет, если в этот момент появится тетя, осторожно скатала и сняла чулки и быстро вымыла ноги до колен. Потом вновь натянула чулки, застегнула подвязки, обулась и вдруг услышала:
— Закончили? — Брэг улыбался.
Миранда стояла неподвижно, словно загнанный в угол заяц, и только сердце ее отчаянно колотилось.
— И давно вы на меня смотрите? — еле выговорила она. Ее щеки пылали.
Брэг шевельнул ружье, которое держал в руке, и пожал плечами, но даже не попытался скрыть широкой ухмылки.
— У вас очень хорошенькие ножки, — развязно начал он. — Но…
Миранда сделала три решительных шага и изо всех сил влепила ему пощечину.
— Вы слишком далеко заходите! — воскликнула она. — Вы только и делаете с самого начала нашего знакомства, что оскорбляете меня и обращаетесь со мной, словно с какой-то… женщиной легкого поведения! Как вы смеете шпионить за мной во время купания?
Ее напор сначала ошеломил Брэга, и он на какое-то мгновение онемел, потом захохотал:
— Послушайте, Миранда! Прежде всего для вас небезопасно оставаться здесь одной, хотя бы ненадолго, ведь у вас не хватит сил, чтобы убить даже муху! — Он все еще смеялся. — И если вы называете это купанием, то…
— Вы просто омерзительны, — сдавленно прошептала Миранда. — Вы дикарь, вы совершенно некультурны. — Она видела, что ее слова производят впечатление, потому что Брэг сразу посуровел и смех его резко смолк. — Вы мне отвратительны, хотя я понимаю, что это немилосердно. Мне следовало бы пожалеть вас — откуда вам знать, как следует обращаться с дамой?
Лицо Брэга с каждым мгновением все больше темнело, глаза опасно заблестели. Теперь Миранда испугалась, весь ее гнев и возмущение куда-то пропали. Она пыталась прошмыгнуть мимо него и пуститься бежать, но он, быстро протянув руку, схватил ее, грубо прижав к себе.
— Пока мы в пути, главный здесь я! — прорычал Брэг. — И мое слово — закон. Я велел предупредить меня, когда вы захотите выкупаться. Никогда не уходите из лагеря без сопровождения. — Он еще крепче сжал ее, и Миранда вскрикнула. — Это вам ясно, леди? — Последние слова он произнес с подчеркнутой насмешкой.
— Вы делаете мне больно, — дрожа, пролепетала девушка. Она чувствовала мужское тело, твердое, словно камень, прижатое к ее телу. Он вдруг резко отпустил ее, и девушка пошатнулась. Она обхватила себя руками за плечи, на глаза ее навернулись слезы. Какой же он безжалостный! Подавив рыдания, Миранда, не разбирая дороги, побежала в лагерь.
Брэг смотрел ей вслед, нахмурившись от волнения. Бестолковая дурочка! Он отдал совершенно ясный приказ, а она ослушалась. Конечно, здесь опасен разве что случайный волк, но через несколько дней пути уже придется опасаться индейцев. Брэг не мог допустить малейшего неповиновения ему.
Стиснув зубы, Дерек последовал за Мирандой в лагерь. Перед его мысленным взором предстали её стройные ноги с изящными щиколотками и крошечными ступнями, и он ощутил боль в паху. При мысли, что он возжелал невесту своего лучшего друга, его охватила ярость, но обвинял он не себя, а ее. Да и вообще она какой-то недомерок, а не женщина. В сущности, совсем ребенок — кожа да кости. Почему же, черт побери, она его так возбуждает? Правда ли, что она боится его? Она смотрела на него так странно, как будто одновременно испытывала к нему тягу и отвращение, словно он был чудище с двумя головами…
Грубо выругавшись, отчего обе женщины возмущенно ахнули, Брэг присел на корточки у костра и стал помогать Уэлшу.
Глава 5
Следующие три дня прошли без происшествий, и вот уже они подъезжали к Начиточесу. Миранда так долго мечтала о ванне, что это стало казаться ей самым главным в жизни. Брэг и Уэлш, очевидно, купались в ручьях и речках, возле которых они разбивали лагерь, и она поняла, что от них не так уж плохо пахнет — лошадьми, дымом и мускусом. Она начала привыкать к диким техасцам! Этого еще не хватало! Неужели ее муж будет одеваться, и вести себя, и пахнуть так же, как эти большие, сильные, грубые мужчины? От таких мыслей Миранду бросало в дрожь.
После того как она обвинила Брэга, что он обращается с ней словно со шлюхой, он старательно избегал ее, хотя его глаза время от времени дерзко рассматривали ее фигуру. Это случалось в те моменты, когда ему казалось, что она ничего не замечает. Но как только его взгляд падал на нее, Миранда сразу это чувствовала и ее тело охватывал странный жар, а щеки неприятно вспыхивали. Сжимая кулаки в бессилии совладать с собой, она гадала, за какие грехи ей ниспослан этот невоспитанный мужлан, все время унижавший ее. Неужели она гак плохо вела себя в монастыре? Это было единственное объяснение, которое Миранда могла придумать.
А вдруг ее муж будет обращаться с ней так же грубо? Она гнала прочь подобные мысли, даже думать об этом было совершенно невыносимо.
Миранда привыкла к фургону и к монотонным бесконечным монологам Уэлша. Если он не болтал, то мурлыкал, какую-то мелодию. Однажды Миранда спросила, не знает ли он слова этой песни. Они могли бы ее петь вместе — тогда время пройдет быстрее. Пит по-настоящему покраснел, а Брэг, ехавший рядом с фургоном, разразился хохотом.
— Слова к этой мелодии не для дамских ушей, — явно наслаждаясь ее смущением и все еще смеясь, сказал он. — Тем более не для ушей леди, воспитанной в монастыре, вроде вас. И у него хватило наглости непристойно подмигнуть ей.
У Миранды тут же возникла кощунственная мысль: хорошо бы, чтобы его прямо сейчас поразила молния. Мгновением позже она уже молила Господа о прощении. Брэг снова далеко опередил своих спутников.
Вдруг фургон так резко остановился, что все они качнулись вперед.
— Проклятие! — воскликнул Уэлш, спрыгивая на землю.
— Что случилось? — озабоченно спросила леди Хоулком. Миранда почувствовала, что ее сердце беспокойно забилось.
— Что-нибудь сломалось? — обеспокоенно воскликнула она, обводя глазами горизонт. Брэга нигде не было видно.
— Черт побери! Извините, леди! — Уэлш прикусил губу, и девушка поняла, что не будь здесь ее и тети Элизабет, он разразился бы потоком весьма крепких ругательств.
— Что же случилось, мистер Уэлш? — снова спросила Миранда, нервно обмахиваясь веером. Ей было невыносимо жарко и душно. А ведь ванна уже была так близко!
— Колесо попало в глубокую выбоину, — качая головой, сказал Уэлш. — Это я виноват. Я замечтался о выпивке и жен… О том, что к вечеру мы доверяемся до Начиточеса, — торопливо поправился он.
— Тетя Элизабет, я думаю, нам лучше слезть, — поднимаясь и подбирая юбки, сказала Миранда. — Тогда мистеру Уэлшу будет легче вытащить фургон,
— Держитесь, маленькая леди, — сказал Уэлш и быстро подошел к ним. Он помог спуститься ей, потом тете.
— А где мистер Брэг? — спросила леди Хоулком. — Надо, чтобы он вам помог.
— Надеюсь, он никогда об этом не узнает, — пробормотал Уэлш, удивительно ловко запрыгивая в фургон и берясь за вожжи. — Но! Но! Шевелитесь!
Миранда и тетя Элизабет отошли в сторону, озабоченно наблюдая, как напряглись мулы, пытаясь вытащить фургон. Но колесо еще больше застряло в рытвине.
— Стойте, мистер Уэлш, подождите! — воскликнула Миранда. — Вы только увязаете глубже! Уэлш вздохнул и слез.
— Придется нам… а вот и Дерек! Миранда услышала стук копыт и увидела, что рейнджер галопом скачет к ним. Его лицо было темнее тучи.
— Что здесь происходит? — крикнул он, но тут заметил застрявшее колесо, вполголоса выругался и соскочил с жеребца.
— Это я виноват, — признался Уэлш.
— Чертовски верно, — грозно прорычал Брэг.
— Мистер Уэлш всего лишь человек, — вмешалась Миранда. — Всякий может ошибиться…
— А вы помолчите, вас не спрашивают! — с побелевшими от ярости глазами заорал Брэг, перенося раздражение на нее. Он швырнул шляпу на землю. Миранда поверить не могла, что из-за этой пустяковой аварии можно так рассердиться.
— Вы просто невыносимы, — выдохнула она, хотя вовсе не собиралась произносить эти слова вслух.
Дерек резко повернулся к ней с искаженным от гнева лицом.
— Невыносим, вот как? Подобные ошибки могут означать смерть, миледи, когда вы в дороге. Теперь понимаете? — Он почти кричал.
Миранда отступила на шаг, всерьез напуганная этой едва сдерживаемой яростью. — Но ведь это только…
— А если бы мы были во владениях команчей? — Капитан понизил голос, но его губы побелели. — А если бы из-за этого сломалась ось? А если бы мы надолго застряли, пытаясь ее починить, и на нас наткнулись индейцы, вышедшие на тропу войны? — Он с презрением отвернулся от нее.
— Этого больше не случится, — тихо произнес Уэлш.
— Ты погоняй, а я подтолкну, — более спокойным тоном сказал Брэг.
Теперь Миранда все поняла, но от этого его характер не показался ей более сносным. Брэг скинул рубаху и небрежно отбросил ее в сторону.
У девушки перехватило дыхание. Лицо запылало, потом побелело, и она ощутила головокружение и тошноту. Какой ужас! Он разделся прямо у нее на глазах! Слабея, она протянула руку, нащупала колесо, ухватилась за него, чтобы не упасть, и начала изо всех сил обмахиваться веером.
— Капитан Брэг! — воскликнула возмущенная леди Хоулком. — Как вы смеете раздеваться на глазах моей племянницы!
Брэг не видел, какое впечатление произвело его непристойное поведение на Миранду, потому что, скинув рубаху, сразу же углубился в изучение колеса. Теперь он выпрямился, посмотрел на леди Хоулком, и его губы скривились в усмешке. Затем он взглянул на Миранду, и улыбка исчезла.
Совершенно белая, она еле держалась на ногах и беспорядочно обмахивалась веером, уставясь прямо перед собой куда-то вдаль. Тетя снова громко выразила свое возмущение по поводу его обнаженного торса и, опустившись перед Мирандой на колени, принялась растирать ее запястья.
— Боже милостивый! — воскликнул Брэг. — Неужели она никогда не видела мужской груди? Она что, собирается хлопнуться в обморок? — испуганно спросил он.
— Конечно, нет, — резко ответила леди Хоулком. Ее лицо покраснело от гнева
Миранда бросила на него быстрый взгляд, увидела широкую волосатую грудь, залилась краской и еще быстрее замахала веером. Брэг рассмеялся, — этого только не хватало. Он подошел к ней и добродушно заметил:
— Вы нам мешаете.
Бедный Джон! Что он будет делать с этой холодной маленькой девственницей? Дерек дотронулся до ее плеча, чтобы отвести от фургона, но тут она наконец глубоко вдохнула и отскочила, словно он был самим дьяволом, явившимся забрать ее душу. Брэг подавил смех, встал позади фургона и приготовился толкать.
— Ладно, Пит, погоняй мулов, — окликнул он, стараясь больше не думать о Миранде.
Но Миранда не могла о нем не думать. Перед глазами стояло его обнаженное тело, плотное, с крепкими мышцами. Лицо девушки снова вспыхнуло. И эти темно-золотистые волосы на груди… это просто неприлично! Она с трудом сглотнула, слыша кряхтенье Брэга, в то время как тетя Элизабет успокаивающе похлопывала ее по плечу.
Миранда не понимала, что на нее нашло. Она украдкой взглянула на Брэга поверх веера, и ее лицо опять залилось предательской краской. Он подался вперед, положив руки на задник фургона и упираясь в него всем телом. Мощная спина подрагивала от напряжения. Ягодицы и бедра натягивали мягкую оленью кожу, так туго облегавшую его тело, что он казался обнаженным. На этот раз девушка не в силах была отвести взгляда.
— Миранда! — воскликнула леди Хоулком. — Сейчас же перестань глазеть на капитана Брэга!
Миранда поспешно опустила взор. То, что тетя заметила, как она глазеет на него, было унизительно, но еще больше смущало, что упрек был высказан достаточно громко: Брэг и Уэлш могли его слышать. Брэг снова закряхтел — низкий, животный звук, от которого все ее тело охватило теплое, сладкое, неведомое томление. И снова ее взор медленно переместился вверх и завороженно остановился на его великолепной, скульптурной лепки фигуре. На этот раз она увидела, что фургон движется.
— Миранда! Что с тобой? Что на тебя нашло? — В голосе тети звучали ужас и изумление.
Вскрикнув, Миранда выронила веер и побежала к зарослям. В этот момент Брэг оглянулся и, облокотившись на фургон, посмотрел ей вслед с понимающе-насмешливым выражением на лице; с его тела ручьями лился пот.
— Сэр, я должна вам сказать, что никогда еще…
— Вы уже сказали, — оборвал ее Брэг. У него не было настроения выслушивать нотации чопорной и самодовольной английской вдовы. — Мы потеряли достаточно времени. Поехали. — Он выпрямился.
— Миранда! — крикнула леди Хоулком в сторону леса. — Миранда? Нам пора ехать. Миранда?
Брэг подобрал свою рубаху. Если они отправятся немедленно, то едва успеют до темноты добраться до Начиточеса. Но в данный момент совсем не это занимало его мысли. Господи Боже! Девчонка чуть не упала в обморок при виде обнаженной мужской груди! До чего же она невинна…
И Джон, его лучший друг и брат по крови, собирается лишить ее невинности, сделать ее такой, как все. Это вызывало в нем необъяснимый гнев.
Миранды не было видно, и она не отзывалась на призывы тети. Брэг натянул рубаху. Он уже начал волноваться. Что там еще стряслось? Может, эта дурочка наткнулась на дерево и потеряла сознание? Или что-нибудь похуже?
— Почему она молчит? О Боже, если с ней что-нибудь случилось…
— Не волнуйтесь, леди, — сказал Брэг — Я ее найду в одно мгновение. — Он размашисто зашагал в сторону леса, куда умчалась Миранда.
По ее легко различимым следам рейнджер быстро продвигался в глубь зарослей. Идти по следу — это апачи умели лучше всех. Она оставила след шириной в милю. Он не мог быть яснее, даже если бы девушка нарочно обозначила его лентами. Дерек обнаружив ее под большим папоротником. Она сидела на траве, сжавшись в комок и обхватив себя pyками.
— Миранда! — Теперь, когда Брэг увидел, что она в безопасности, его снова охватило раздражение. — Вы нас задерживаете.
Девушка взглянула на него, вытирая глаза; и он увидел следы недавних слез. Странное, трудно определимое чувство охватило его — незнакомая ему прежде нежность. Дерек присел на корточки рядом с ней, но она избегала его взгляда, и ему были видны только густы черные ресницы на мокрых от слез щеках.
— Почему вы плачете? — мягко спросил Брэг, не узнавая собственного голоса, и непроизвольно положил руки ей на плечи. Миранда отпрянула и вскочила на ноги.
— Просто так, — прошептала она, смущенно вытирая снова порозовевшее лицо.
— Нет, что-то случилось, — возразил Брэг, на этот раз более резким тоном. Неужели его прикосновение так оскорбляет ее? Или он внушает ей отвращение? При этой мысли сердце его на мгновение замерло.
— Мне так стыдно, — прошептала Миранда, взглянув на Брэга.
Какое-то мгновение они смотрели прямо в глаза друг другу. Потом она еще больше порозовела и опустила взор на его грудь. Алые губы слегка приоткрылись.
Дерек победно ухмыльнулся.
— Нет ничего постыдного в том, чтобы желать мужчину, — самодовольно сказал он. Как могло ему прийти в голову, что Миранда считает его отвратительным? В конце концов, она женщина, и теперь глаза выдали ее. Брэгу ужасно захотелось порисоваться перед ней, снова снять рубаху и прижать девушку к своей обнаженной груди. Обнять и погладить…
Миранда задохнулась от возмущения, ее глаза округлились. Она отступила на шаг.
— О! Vous eles impossible! Bete! Sauvage! Vous etesfouf Брэг только усмехнулся в ответ на ее гневную речь. Он не понял ни слова, но ее французский был великолепен. Когда она говорила по-английски, ее произношение казалось чисто британским, и только когда перешла на французский, он вспомнил, что Миранда наполовину француженка. Но смысл ее слов не остался для него загадкой, они не требовали перевода.
— Мы зря теряем время, принцесса. — Он взял ее за руку, прежде чем девушка успела опомниться. — Пошли.
Дерек тянул ее за собой, отчетливо ощущая, как напряжено от ярости и стыда ее тело, думал о том, что девчонка, возможно, сама не понимает своих ощущений, даже не осознает, что желает его. Он самодовольно радовался открытиям этого дня, пока не сообразил, что по большому счету ее зарождающееся влечение ровно ничего не значит.
Нахмурившись, Брэг отпустил ее руку и ускорил шаг. В конце концов, Миранда была табу, неприкосновенной — она должна выйти замуж за Джона. Почему эта мысль ему так ненавистна? Это, черт побери, совершенно не его дело! И если на то пошло, он должен радоваться за друга, который часто жаловался на свое одиночество и признавался, что хочет иметь жену и детей. Когда они добрались до фургона, Брэг был необыкновенно мрачен, от его хорошего настроения не осталось и следа.
Глава 6
Остаток пути до Начиточеса Миранда провела в полном смятении. Она была очень расстроена. Ее мысли скакали и кружились и не хотели остановиться. Тетя ужасно сердилась на нее и сидела, храня ледяное молчание. Угрюмый Уэлш на этот раз не произносил ни слова и даже не напевал. Брэг, словно желая выказать им всем свое неудовольствие, скакал прямо перед фургоном. Миранда не сводила с него глаз. Совершенное безумие, но, глядя на него, она и сейчас видела только его обнаженную подрагивающую спину. Несколько раз капитан неожиданно оглядывался через плечо, ловя ее взгляд своим жестким, горячим взглядом. Она вспыхивала и быстро отводила глаза в сторону, но, конечно же, слишком поздно.
Что с ней творится? Миранда не понимала, почему так учащенно бьется пульс, почему все время перед глазами его широкая волосатая грудь, мускулистая смуглая спина. В конце концов она решила, что ее интерес — всего лишь естественное любопытство. Она всегда была старательной ученицей, с жадностью впитывающей новые знания, и до этого ей не приходилось видеть обнаженного мужского торса. То, что она испытала сегодня, — просто еще один урок. Теперь она стала немного понимать различия между мужчинами и женщинами. Мужчины не только больше и сильнее, но и сложены совсем-совсем по-другому. Интересно, все ли мужчины похожи на Брэга?
Нет, конечно. Некоторые были толстыми увальнями, другие — изящными щеголями. Брэг казался воплощением каменноподобной силы. Девушка ужаснулась: это ведь были почти непристойные мысли. Неужели она действительно испытывает безумнее желание дотронуться до него, прикоснуться к его голой груди? Окажется ли его кожа мягкой и гладкой? Или…
Миранда подавила эти мысли, чувствуя, как горит ее лицо. Но тут же обнаружила, что опять неотрывно смотрит на спину Брэга. Тетя Элизабет неодобрительно прошептала:
— Миранда.
В этот момент — в третий или четвертый раз — рейнджер молниеносно обернулся и встретился с ней взглядом. Одно короткое, завораживающее мгновение она не могла опустить глаза, не могла даже дышать. У нее пересохло во рту, невозможно было даже сглотнуть. Она машинально облизнула губы.
Миранда чувствовала себя совершенно несчастной. Самонадеянный грубиян уверен, что она находит его привлекательным. Как мог он прийти к такому нелепому заключению? Ей было отлично известно, что все мужчины, даже papa, — ужасные, грубые животные. Они насиловали беспомощных женщин, таких, как сестра Агнес. Миранда не понимала, что значит изнасиловать, знала только, что это очень, очень больно, и унизительно, и жестоко. Это можно было понять из рассказа сестры Агнес, в глазах которой все еще жила свежая боль, хотя прошло столько лет.
Миранда поежилась. Нет уж, она никогда не сочтет привлекательным никакого мужчину — никогда. Мужчины совсем не такие, как женщины, они грубы, ими, как дикими животными, движут одни инстинкты. И Брэг такой же. От его взгляда у нее со страха участился пульс. Не понимая точно смысла этого взгляда, она почувствовала, что он был наглым и имел отношение к тем немыслимым вещам, которые мужчины проделывали с женщинами. И все же Миранда не могла заставить себя не думать о том, какова его кожа на ощупь.
— Тетя Элизабет!
— Да?
Миранда поняла, что тетя в ярости, раз не назвала ее милая.
— Может быть, в этом городе есть церковь. Я бы хотела сходить туда вечером. Или к мессе завтра утром.
— Великолепная мысль, — одобрила тетя. Хотя леди Элизабет была протестанткой, в набожности она не уступала католикам. — Мистер Брэг?
— Я слышал ваш разговор, — сказал капитан, подъезжая к ним. Миранда удивилась: как он мог услышать их тихий шепот? Его взгляд нашел ее лицо, и их глаза вновь на мгновение встретились. — Нет, в Начиточесе нет церкви.
Миранда была в отчаянии.
— Но я должна исповедаться! — раздраженно воскликнула она.
Капитан нахмурился.
— Вам не в чем исповедоваться, принцесса, — сказал он. — И в Начиточесе действительно нет католической миссии. Вам придется поберечь свои грехи до Сан-Антонио. — Он прищелкнул языком, и пустил коня вперед.
Миранда почувствовала, что сейчас заплачет.
— О, papa, — прошептала она, — почему ты так поступил со мной?
Услышав ее горестную жалобу, Брэг придержал лошадь и посмотрел на девушку. Она смахнула со щеки слезу, а леди Хоулком успокаивающим жестом взяла ее за руку.
— Не сердитесь на меня, тетя Элизабет, — прерывающимся голосом воскликнула Миранда. — Пожалуйста, не сердитесь. Я так… — Она прислонилась к плечу тети, борясь с желанием разрыдаться от утомления, отчаяния, смущения и страха.
— Тише, тише, милая, все к лучшему, вот увидишь. — Тетя Элизабет, утешая, гладила Миранду по спине.
— Почему papa так меня ненавидит? Почему? Почему он не оставил меня в монастыре? — Она не смогла сдержать слезинок, просочившихся сквозь плотно закрытые веки.
— Твой papa любит тебя, детка, очень любит.
— Papa — просто животное! — воскликнула Миранда. — Я его ненавижу и всегда ненавидела за то, что он сделал с татап, за то, что он убил ее! — Она заплакала по-настоящему. — И Господь меня наказывает, посылая к этому дикарю, за то, что в моем сердце столько ненависти.
— Твой отец не убивал Ангелину! — в ужасе воскликнула тетя Элизабет. Она стала трясти племянницу за плечи. — Как ты можешь так говорить?
— Убил, убил! Он сам в этом признался. — Миранда судорожно сглотнула, стараясь взять себя в руки.
— Твоя мать умерла в родах, Миранда, — сурово сказала тетя. — Это была Божья воля. Твой отец всем сердцем любил ее…
— Нет. Вы думаете, что я ребенок? — Миранда резко повернулась к тете. — Я видела, как он с ней обращался, как ударил ее. Она его ненавидела. Он силой заставил ее вернуться к нему, я знаю.
— Ты всего лишь глупый, испуганный ребенок, — сказала тетя Элизабет. — И несешь сплошную чепуху. Вот я напишу твоему отцу и расскажу ему, что ты таишь в душе эти уродливые, ложные представления.
Миранда прикусила губу и, взглянув вперед, увидела, что Брэг как-то странно смотрит на нее. Она нахмурилась, расстроенная тем, что посторонний человек слышал их разговор. Капитан тут ни при чем, она сама виновата. Такую тему не следовало обсуждать на людях. И Миранда стала старательно разглядывать поросшие лесом холмы по обе стороны дороги.
Примерно часом позже путешественники въехали во двор гостиницы в Начиточесе, городке, застроенном убогими деревянными домами. Гостиница была одним из лучших зданий, которыми мог похвалиться город, но и она выглядела неустроенной и жалкой в сравнении с прекрасными старинными заведениями Англии. Брэг оставил Уэлша с мулами и фургоном во дворе и проводил дам в гостиницу.
— Не хотите ли поесть, пока приготовят ванну? — любезно предложил он — Я сейчас позабочусь об этом — Он тепло улыбнулся Миранде.
Брэг ушел, а удивленная Миранда вместе с тетей уселась за пустой стол. В столовой находилось довольно много народу, и она было смутилась из-за своего вида, но потом поняла, что почти все здесь такие же усталые, покрытые дорожной пылью путники, как и она сама. Все же она решила, что лучше им поесть у себя в комнате после ванны, и сказала об этом тете.
— Отличная мысль, — согласилась та.
— Пойду предупрежу мистера Брэга, — сказала Миранда, и леди Хоулком устало кивнула. Девушка вышла из столовой в переднюю, где стояла конторка для регистрации приезжих. На диване у стены и на стульях возле грубо сколоченного стола отдыхали праздные постояльцы. Все они были мужчины, и все как один уставились на нее с явным интересом. Брэга среди них не оказалось. Она смутилась, потому что считала неприличным показаться на людях в столь неухоженном виде, и задумалась, куда мог деться капитан. Девушка справилась у конторки. Клерк сказал, что Брэг вышел на улицу, и она направилась туда же.
Мулы, фургон и лошадь Брэга исчезли со двора, и Миранда прошла в конюшню. Внутри было очень тихо, если не считать звуков, издаваемых движущимися, фыркающими и жующими животными. Ей показалось, что она узнала их упряжку, хотя и не была в этом уверена. На одной из стен висел горящий фонарь, и она поняла, что в сарае кто-то есть. Миранда уже хотела прекратить поиски, когда услышала шум в дальнем конце сарая и, вглядевшись, подумала, что различает светлую гриву жеребца рейнджера. Она пошла по усыпанному сеном проходу, и вскоре ее глазам предстала широкая спина Брэга.
Миранда расслышала его хриплый шепот за мгновение до того, как увидела женщину. Брэг при звуке шагов раздраженно повернулся и сделал шаг в ее сторону. Лицо его смягчилось. Миранда взглянула мимо него на женщину, не понимая, что они здесь, делают вдвоем, и ощущая что-то вроде ревности. Женщина улыбнулась, вытаскивая из волос солому и расправляя юбки. Миранда поймала себя на недоброй мысли, что эта особа довольно толста.
— Вы меня ищете?
Миранда перевела взгляд на Брэга и только сейчас заметила возбужденный блеск его глаз, расстегнутую рубаху и уже знакомую широкую грудь. Щеки ее заалели. На мгновение она забыла, зачем пришла сюда, и только неотрывно смотрела на него.
— Д-да, капитан. Мы с тетей устали и будем сегодня ужинать у себя в комнате.
Брэг улыбнулся, потом что-то сказал, но она уже бежала прочь. Оказавшись в безопасности гостиничного дворика, Миранда остановилась, торопливо расстегнула три верхние пуговицы на шее и стояла, тяжело дыша! Она вся дрожала. Чем они занимались там наедине. И почему это ее так взволновало?
Через минуту она услышала его шаги за спиной.
— Миранда, подождите.
Подхватив юбки, она бросилась прочь.
Глава 7
— Милая, что случилось? Миранда выдавила улыбку.
— Ничего, тетя.
Перестань думать об этой толстухе, — настойчиво уговаривала она себя.
— Девочка моя, ты вся запыхалась и так раскраснелась. Миранда быстро отвернулась и стала проверять, достаточно ли теплая вода в ванне.
— Может, ты нездорова? — озабоченно спросила тетя Элизабет.
— Нет, со мной все в порядке.
— Ты нашла капитана
Миранда почувствовала, что краснеет, да и тетя не преминула заметить это.
— Миранда?
— Да, нашла. В сарае, — пробормотала она. Потом у нее вырвалось. — Он был там с женщиной, тетя, наедине с женщиной.
Леди Хоулком строго поджала губы.
В эту ночь Миранде приснился ужасный сон. Брэг обнимал ее и гладил ее тело, ее грудь. Было страшно, но не хватало сил, чтобы позвать на помощь. Она хотела вырваться, но ее тело отказывалось подчиняться. От мужских прикосновений оно трепетало как-то совсем необычно. Проснулась она вся в поту, с ощущением острой, но приятной боли в самом сокровенном месте. Прошло немало времени, прежде чем удалось заснуть снова, и все же она ничего не поняла, совсем ничего.
Миранда и тетя Элизабет ели блинчики со сладким кленовым сиропом, когда девушка ощутила на себе его взгляд. Она почувствовала, как вновь запылало лицо, но не подняла глаз. Как я могу смотреть на него после того, что снилось мне этой ночью? — с отчаянием спрашивала она себя. Упорно глядя в свою тарелку, Миранда сосредоточилась на том, чтобы съесть все до последнего кусочка. Аппетита совсем не было, но все же это какое-то занятие.
— Доброе утро, леди, — лениво протянул рейнджер.
— Капитан Брэг, — леди Хоулком поднялась из-за стола, — мне бы хотелось поговорить с вами наедине.
Брэг уставился на склоненную голову Миранды. Промелькнула дурацкая мысль: интересно, у нее очень длинные волосы? Осознав, что леди Хоулком ждет ответа, он мельком взглянул на нее.
— Могу догадаться о чем, — пробормотал он и сделал почтительный жест рукой:
— После вас, мэм.
Они вышли во двор. Брэг вздохнул и приготовился терпеливо выслушать длинную тираду, которая не замедлила последовать.
— Мистер Брэг! Я не понимаю, как мог лорд Баррингтон выбрать такого человека, как вы, чтобы целых пятьсот миль сопровождать свою суженую. И я вынуждена потребовать, чтобы вы самым строгим образом обуздали свои низменные инстинкты, сэр. Моя племянница, дочь герцога Драгморского, — невинная девушка. Она была чрезвычайно взволнована, когда имела несчастье наткнуться на вас и одну из ваших… возлюбленных вчера вечером. Пожалуйста, сэр! Избавьте эту нежную юную девушку от подобных впечатлений! Прошу вас!
Брэг не отвел глаз под ее гневным взглядом.
— Мэм, будем откровенны. Никто больше меня не сожалеет, что она наткнулась на меня и мою подружку и так расстроилась
Элизабет была настолько изумлена, что потеряла дар речи.
Брэг улыбнулся:
— Но в этой стране потребности мужчины признаются такими же законными, как все другие естественные стороны жизни. Как по-вашему, долго ли ваша племянница сумеет, живя в Техасе, оставаться в неведении и сохранять невинность? И вообще, может ли она стать женой моего друга Джона Баррингтона, оставаясь девственницей?
От такой откровенности Элизабет только руками всплеснула.
— Я постараюсь быть более осмотрительным. — Брэг нагло ухмыльнулся и отвесил ей низкий поклон. — А теперь нам пора в путь.
— Я позову Миранду, — высокомерно сказала негодующая леди Хоулком.
Брэг развалился на крыльце. Каждое его слово было чистой правдой. Он действительно сожалел, что Миранда видела его с этой бабенкой Но они тогда даже ничего не делали. Просто уединились — уж это точно не грех. Он пожал плечами. В конце концов, он тут ни при чем. Откуда ему было знать, что Миранда отправится его искать.
— Дерек.
Брэг вздрогнул Это была Луиза, с которой он спал прошедшей ночью.
— Доброе утро. — Он добродушно улыбнулся ей. Луиза была вполне сговорчива, к тому же оказалась довольно искусной в постели. И выглядела совсем неплохо, хотя ее грудь уже начала обвисать. Женщина подошла вплотную и прижалась к нему именно этой частью тела.
— Как жаль, что ты должен так скоро ехать.
— Мне тоже. — Это не было правдой, хотя не было и обманом. Но улыбка внезапно исчезла с лица Брэга. Проклятие! Миранда только что вышла из двери и уставилась на него и Луизу.
— Когда в следующий раз будешь в этих местах, загляни ко мне. — Луиза открыто флиртовала Она положила руку ему на грудь, просунула ее под расстегнутую рубаху и стала его поглаживать
— Ты же знаешь, что загляну, — пообещал Брэг, переводя взгляд с нее на Миранду, которая не моргая смотрела на них. Он увидел выражение ее лица и понял, что этот застывший взгляд — не только от неожиданности. Девушка явно была заворожена происходящим, хотя, возможно, даже не осознавала этого.
Он мягко взял руку Луизы и убрал со своей груди.
— Не сейчас.
Луиза презрительно оглянулась на Миранду.
— Какое тебе дело до этой маленькой недотроги? — Она засмеялась, обвила его шею руками и пылко поцеловала. Брэг услышал, как вскрикнула Миранда, когда его руки скользнули по спине Луизы и он приоткрыл рот, чтобы принять ее поцелуй.
Потом он не без труда взял себя в руки, легонько отпихнул женщину и похлопал ее по заду.
— До следующего раза
Спускаясь с крыльца, Брэг ухмылялся. Он улыбнулся Миранде, которая раскраснелась как роза. Никогда еще он не встречал женщины, краснеющей так часто.
— Доброе утро, — вежливо поздоровался Дерек. — Как вы спали сегодня ночью? — Он непроизвольно окинул девушку взглядом. Боже, как она прелестна!
Миранда нервно сглотнула. Не мог же он читать ее мысли! Откуда он знал, что ей снилась его близость? Совсем потеряв дар речи, она торопливо прошла мимо него к фургону. Неужели муж будет вот так же ее трогать? Если да, то она просто не выдержит! Лучше умереть.
— Доброе утро, мисс Миранда, — сказал Пит Уэлш, дружелюбно улыбаясь ей. — Позвольте, я вам помогу.
К фургону уже подходил Брэг, и Миранда поспешно воспользовалась предложением Уэлша. Она подумала, что умрет от унижения, если Брэг еще когда-либо прикоснется к ней!
Глава 8
Брэг был раздражен и даже разозлен. Завтра они доберутся до Накогдочеса, последнего города на Камино-Риал перед Сан-Антонио. Из Начиточеса они выехали два дня назад. Все это время Миранда старательно избегала его. Правда, когда Дерек ехал рядом с фургоном, он каждый раз ловил знакомый пугливо-завороженный взгляд девушки, устремленный на него. На привалах же она любыми способами старалась держаться от него подальше. Если он просто заговаривал с Мирандой, не задавая прямого вопроса, то она не отвечала. Стоило ему взглянуть на нее, как она вспыхивала. Иногда, глядя на нее, Дерек встречал внимательный ответный взгляд и мог видеть учащенное биение голубой жилки на изящной белой шее. Когда она бессознательно облизывала губы розовым язычком, его тянуло схватить девушку в объятия и впиться в ее рот.

Джойс Бренда - Семья Брэг - 1. Пламя невинности => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Семья Брэг - 1. Пламя невинности автора Джойс Бренда дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Семья Брэг - 1. Пламя невинности своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Джойс Бренда - Семья Брэг - 1. Пламя невинности.
Ключевые слова страницы: Семья Брэг - 1. Пламя невинности; Джойс Бренда, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Каникулы строгого режима