Кастнер Йорг - читать и скачать бесплатные электронные книги 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джойс Бренда

Пленница


 

Тут выложена бесплатная электронная книга Пленница автора, которого зовут Джойс Бренда. В электроннной библиотеке forumsiti.ru можно скачать бесплатно книгу Пленница в форматах RTF, TXT или читать онлайн книгу Джойс Бренда - Пленница без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Пленница = 342.69 KB

Джойс Бренда - Пленница => скачать бесплатно электронную книгу



OCR Anita; SpellCheck Anita&Roland
«Пленница»: АСТ; Москва; 1997
ISBN 5-15-000243-7
Оригинал: Brenda Joyce, “Captive”
Перевод: Е. В. Погосян
Аннотация
Бескрайняя бездна разделяет тех, кто предназначен друг для друга, — молодую специалистку по истории Александру Торнтон и отважного капитана Ксавье Блэкуэлла. Однако ни время, ни пространство не в силах помешать Блэкуэллу прорваться сквозь тьму веков, чтоб оказаться рядом с любимой женщиной. Особенно если его возлюбленной угрожает смертельная опасность и она нуждается в нем как никогда…
Бренда Джойс
Пленница
Часть первая
РУКА ПОМОЩИ
Глава 1
Бостон, 1996 год
Она снова и снова твердила себе, что привидений не бывает. Что у нее просто разыгралось воображение.
Александра стояла перед особняком Блэкуэллов, одна в непроглядной тьме. Она оказалась в Бостоне проездом, возвращаясь с каникул на учебу, и сама не понимала, что заставило ее замедлить шаги перед этим зданием, в котором сейчас находился музей, а некогда жила одна из самых влиятельных семей штата Массачусетс. Еще минуту назад Алекс мечтала лишь о скромном ужине и мягкой постели. А вместо этого она стояла и мокла под дождем. Ее дорожная сумка лежала тут же, на тротуаре, но Александра и не подумала достать зонтик. Дождь — это пустяки, это не самое страшное. Самое страшное заключалось в том, что она только что впервые в жизни поверила в привидения. И теперь напряженно всматривалась в особняк, гадая, почудилось ли ей или она действительно увидела призрак.
Правда, ощущение было такое, будто он стоит за ее спиной, а не смотрит из темного окна этого шикарного особняка в колониальном стиле.
Алекс резко обернулась и зажмурилась от слепящего света фар. Она отскочила, но было уже поздно. Фонтан брызг из-под колес автомобиля закончил начатое дождем дело. Теперь точно ее старым теннискам пришел конец.
Сзади никого не было. Алекс теперь отлично это видела. И ощущение того, что она не одна, что за ней наблюдают, являлось не чем иным, как плодом чересчур разыгравшегося воображения. Видимо, то, что она учится на историческом факультете, дает о себе знать.
Алекс снова посмотрела на особняк. Он располагался в глубине заброшенного сада на углу улиц Бикона и Спруса. Владение огораживала чугунная решетка, увитая виноградом, а вымощенная растрескавшимися кирпичами дорожка вела к широкому крыльцу. Могучие древние вязы затеняли заросшие травою, давно не стриженные лужайки. Типичный колониальный особняк. Трехэтажный, на высоком фундаменте, сложен из белого теса, со ступенчатой шиферной крышей. Похоже, ставни были когда-то выкрашены в темно-зеленый цвет. Ни в одном окне не горел свет. Конечно, ведь музеи по ночам закрыты.
Алекс постаралась представить, каково было жить в таком вот доме две сотни лет назад. И улыбнулась. Ведь она училась в Колумбийском университете в Нью-Йорке, и ее специальностью как раз являлась первая половина девятнадцатого века. Она очень любила этот период истории Соединенных Штатов и легко могла представить и керосиновые лампы, и старинные канделябры, и кавалеров в напудренных париках и бриджах, и дам в пышных шелковых туалетах. В ее ушах зазвучала музыка рояля, стоявшего в гостиной. Алекс улыбнулась еще шире. То, что она являлась историком, отнюдь не мешало ей быть одновременно и романтически настроенной дурочкой, втихомолку упивавшейся любовными романами и без конца сожалевшей о том, что она родилась не в начале девятнадцатого века, когда столь обожаемая ею история только еще творилась.
Как было бы здорово побывать на настоящем балу! И конечно, вскружить голову какому-нибудь капитану! Однако она непременно стала бы поборницей джефферсоновской демократии, а не изнеженной тихоней. И она обязательно скакала бы на лошадях и носилась бы по морям на крыльях ветра, и, несомненно, стала бы отличной учительницей и, конечно, женой и матерью. Да, учительницей и поборницей…
Алекс с трудом заставила себя отвлечься от восхитительных картинок, мелькающих перед глазами, и вернуться и унылую реальность. Ведь она была так одинока — одна на всем белом свете! У Алекс не осталось родных. Мама, ее лучшая подруга, умерла в прошлом году от сердечного приступа. А отец погиб в автомобильной катастрофе, когда Алекс еще была совсем маленькой. Она с трудом могла вспомнить отца — разве что тень его улыбки. Временами она эгоистично сожалела о том, что родители не сподобились обзавестись другими детьми.
Алекс вздрогнула, почувствовав, как что-то дохнуло в затылок. Да нет же, это просто ветер и дождь. Девушка оглянулась — вокруг по-прежнему было безлюдно. Разве что где-то в парке на скамейках устроились на ночь бездомные бродяги. И все же ей было не по себе. Дрожащая Алекс плотнее запахнула ветровку и наклонилась за сумкой. Надо же додуматься до такой чуши! Ведь она была счастлива как никогда, впервые попав в Бостон, и завтра собиралась пройти по историческим местам. Утром, сразу после обычной пробежки, она придет сюда и заглянет в музей.
Алекс решительно повернулась спиной к особняку Блэкуэллов. И в тот же миг ясно ощутила чье-то присутствие рядом с собой. Она снова оглянулась. Никого.
Подняв сумку, Алекс заспешила к отелю, стараясь не смотреть по сторонам. Уж слишком сильно было впечатление, что она здесь не одна.
— Да кто же в нашем городе не знает Блэкуэллов? Хотя сейчас никого из настоящих Блэкуэллов не осталось в живых. — Смотрительница музея приветливо улыбалась Алекс, нетерпеливо переминавшейся с ноги на ногу в фойе особняка Блэкуэллов и то и дело поправлявшей ненужные солнечные очки. Алекс поняла, что оказалась сегодня первой посетительницей музея и ей явно были рады. Дама продолжала:
— Тогда это было одно из самых старых, влиятельных и уважаемых семейств в Бостоне. Наследниками Блэкуэллов теперь являются некие Мэтьюсоны, но они породнились только благодаря браку. Однако они по-прежнему считаются столпами местного общества. А вот несметные богатства канули в Лету. Слишком много было растранжирено в послевоенные годы — конечно, я имею в виду Гражданскую войну. Вы знаете, что основу их богатства положила торговля с Китаем в начале восемнадцатого века? — Пожилая дама покачала головой. — По правде говоря, корабельная компания Блэкуэлла пришла в упадок после первой мировой войны, хотя обанкротилась относительно недавно. В гавани до сих пор сохранилась принадлежавшая им пристань. Это теперь историческое место и весьма интересное к тому же.
— Большое спасибо, — вежливо сказала Алекс. Ладони у нее вдруг вспотели. Она завороженно смотрела на лестницу, перегороженную потертым шнуром из голубого плюша. Смотрительница с улыбкой промолвила:
— Для посетителей открыт только первый этаж. Хотите, я сама проведу с вами экскурсию, как с первой посетительницей?
Алекс сгорала от нетерпения, ее сердце учащенно билось того самого момента, как она перешагнула порог музея. Она вытащила из кармана путеводитель, взглянула на него — и снова в сторону застланной ковром лестницы. Наверняка наверху побывать было бы гораздо интереснее, чем на доступном первом этаже. Ведь там, наверху, было настоящее обиталище этой семьи.
— Думаю, что смогу осмотреть музей сама, — как можно небрежнее заметила девушка. — Но все равно, большое спасибо.
— Позовите служителя, если что-то понадобится. — Смотрительница улыбнулась и пошла прочь.
Алекс вошла в комнату, служившую некогда роскошной гостиной. Здесь, как и в фойе, пол был грязным и исцарапанным, древняя мебель нуждалась в починке и чистке, так же как и все остальное. Почти везде пол покрывали некогда роскошные прекрасные персидские ковры. Алекс сразу определила, что обтрепанные по краям обои с розовым узором относятся к викторианской эпохе.
Девушке стало интересно, кто мог играть на рояле, стоявшем в углу запущенной, но все еще элегантной комнаты. Вид инструмента почему-то смутил и даже слегка напугал Алекс — хотя она сама не смогла бы сказать почему. Подняв глаза, она полюбовалась чудесной лепниной, украшавшей стены и потолок. Остатки мебели — в основном стулья, кресла, оттоманки, вместе с изящным кофейным столиком и массивным письменным столом, — сгрудились вокруг огромного мраморного камина. Чуть ли не наяву ей представилась фигура высокого темноволосого джентльмена, который задумчиво следил за языками пламени, сжимая в ладонях бокал французского вина. Он точь-в-точь походил на героя одного из ее любимых романов, и Алекс не смогла сдержать улыбку.
Она подошла к камину, чтобы получше разглядеть портрет над ним. В путеводителе было сказано, что здесь изображен Джеймс Блэкуэлл, живший с 1638 по 1693 год и основавший династию. Девушка пробежала глазами страницу: иммигрант из Англии, один из членов пуританской общины, освоившей берега залива Массачусетс.
Небольшой коридор вел из гостиной в библиотеку. Алекс вошла в распахнутые двери и оказалась в просторной комнате. Три стены ее занимали книжные полки, на которых почти не осталось книг. В центре располагалась огромная коллекция моделей кораблей, в то или иное время являвшихся собственностью корабельной компании Блэкуэлла.
Алекс перевернула страницу путеводителя. Корабельную компанию организовал во второй половине семнадцатого века старший сын Джеймса. Компания быстро разбогатела, торгуя с Китаем в начале восемнадцатого века, — как уже сказала смотрительница музея. Пика славы и богатства «Корабельная Блэкуэлла» достигла во второй половине девятнадцатого века, когда моря бороздили легкие быстроходные парусники. Однако к концу века начался медленный, но неуклонный упадок — компания не желала перестраиваться и навсегда утратила былое могущество.
Закрыв путеводитель, Алекс запихнула его в задний карман джинсов и принялась изучать коллекцию. И вдруг ее как током ударило. Она каким-то шестым чувством ощутила, что узнает большой трехмачтовый бриг. Модель изображала корабль первой половины девятнадцатого века. Алекс бросало то в жар, то в холод при взгляде на это судно.
Позабыв об остальных экспонатах, она как завороженная присела у трехмачтовика. Сердце екнуло, когда Алекс различила выгравированное на борту название: «Жемчужина».
Почему корабль и название кажутся такими знакомыми? Наверное, она читала что-то про «Жемчужину» во время подготовки к экзаменам в университете? Нет, у Алекс отличная память, и в прочитанных ею книгах не было ни одного упоминания про «Жемчужину». Внимательно всматриваясь в строгие очертания судна, девушка увидела, что это был не обычный торговый парусник: он мог нести по меньшей мере тридцать две пушки.
Облизав пересохшие губы, она с трудом отвела взгляд от корабля. Трясущимися руками Алекс вытащила из кармана путеводитель и отыскала нужную страницу:
… «Жемчужина» была захвачена корсарами в начале лета 1803 года.
И капитан, и экипаж оказались в плену. Действуя с риском для жизни и проявляя истинный героизм, капитан, Ксавье Блэкуэлл, с двумя самыми преданными членами команды — Джеком Таббсом и Патриком О'Брайеном — ухитрился вернуться на борт корабля и уничтожить его прежде, чем он оказался бы в Триполи и стал частью флота триполитанского паши, воевавшего с Америкой в водах Средиземного моря. Блэкуэлл, единственный наследник Корабельной компании, был казнен в июле 1804 года по личному приказу паши. Оставшиеся в живых члены экипажа были выкуплены в конце 1805 года и получили свободу за тридцать тысяч долларов…»
У Алекс мурашки бегали по спине. Она видела ослепительную вспышку взрыва, превратившего чудесное судно в обломки, охваченные пламенем, разметанные по безмятежной водной глади. Она слышала разъяренные крики корсаров — и видела капитана, неотрывно глядевшего на море, может быть, уже закованного в цепи и разрываемого горем из-за гибели своего корабля и радовавшегося тому, что увел из-под носа у корсаров столь драгоценную добычу.
И тут Алекс ощутила на себе чей-то взгляд. Она резко обернулась и вскрикнула от неожиданности.
Там, на стене напротив «Жемчужины», висел портрет мужчины в костюме первой половины девятнадцатого века. Алекс застыла как вкопанная.
Наконец она отважилась подойти к портрету, не в силах оторвать взгляда от глаз незнакомца. На табличке значилось имя: Ксавье Блэкуэлл.
Сердце у Алекс забилось как сумасшедшее. Она не могла вздохнуть. Она глядела в лицо Блэкуэлла и упивалась его обликом. Господи, что за потрясающий мужчина!
Он был изображен на фоне дока, в котором строилось его судно. Высокий, широкоплечий, узкобедрый. По моряцкой привычке, он стоял, слегка раздвинув ноги, словно на качавшейся палубе корабля. Согласно обычаям того времени, он был одет в белую рубашку, серый жилет и красный сюртук. А также в коричневые бриджи до колен, чулки и черные башмаки с серебряными пряжками, без шляпы. Длинные темные волосы развевались под легким бризом. Но самым удивительным было лицо: с резкими волевыми чертами, высокими скулами, прямым патрицианским носом, твердым решительным подбородком. А взгляд темных глаз проникал в самое сердце.
В их черной глубине горел скрытый огонь. И взгляд казался живым, словно перед Алекс был человек из плоти и крови, а не простое изображение, являвшееся, по сути, не чем иным, как нанесенными друг на друга слоями масляной краски. На его лице не было и тени улыбки, и Алекс подумала, что этому человеку, наверное, очень не нравилось стоять часами перед художником в полной неподвижности. Боже милостивый, она почти физически ощущала вокруг себя его неуемный, беспокойный дух. Алекс не в силах была отвести взгляд.
Он не сводил глаз с нее.
Алекс стояла как завороженная: эти глаза — словно живые, они смотрели в самую душу, как будто человек на картине мысленно пытался передать что-то важное. Да нет, все это абсолютная глупость.
Не в силах двинуться с места, девушка услышала как бы со стороны собственный шепот:
— Скажите, вы все еще здесь?..
Комната ответила гробовой тишиной.
Уж не с ним ли столкнулась она прошлым вечером по пути в отель? Ведь тогда она была готова голову отдать на отсечение, что столкнулась с чем-то. Или с кем-то.
Алекс заставила себя отвести взгляд от портрета и осторожно осмотрелась. Неподвижные занавеси на окнах, пылинки, танцующие в лучах света. Там, за окном, в запущенном саду сквозь густые кроны деревьев кинжалами пробивались лучи солнца.
Поежившись, девушка невольно подалась к портрету. Взглянула вновь на лицо Блэкуэлла и вздохнула. Она представила вдруг, что могла бы встретиться с таким человеком и полюбить его. Весь его облик говорил о том, что он человек чести, настоящий герой девятнадцатого века, мужчина, достойный любви. Но беда в том, что он давным-давно умер. На Алекс навалилась ужасная тоска при мысли о несправедливой казни. Ну почему триполитанский паша приговорил его к смерти, если остальной экипаж позволено было выкупить из плена? Внезапно ей ужасно захотелось узнать все. Словно от этого зависела ее собственная жизнь. Да, конечно, отчего бы не выяснить все подробности биографии такой выдающейся личности!
Прижавшись к стене, Алекс слушала, как затихают голоса экскурсантов. Она не колебалась ни минуты, ужом проскользнула из библиотеки, где висел портрет Блэкуэлла, обратно в фойе. Она торопливо огляделась, убедилась, что смотрительницы музея нет на месте, перепрыгнула через голубой бархатный шнур и помчалась вверх по лестнице.
На площадке второго этажа Алекс приостановилась, стараясь утихомирить колотившееся сердце. Ей самой было непонятно, почему становится так страшно. Надо сосредоточиться на том, что предстоит делать дальше. Она посмотрела в глубину узкого темного коридора.
Чувствуя, как по спине побежали мурашки, вздрагивая от предчувствия чего-то необычного, Алекс распахнула первую дверь.
Это была тесная, но очень уютная спальня. На стенах — обои с выцветшим цветочным узором в тон покрывалу на небольшой кровати. Как историку ей пришлось выучить кое-что и о мебели той эпохи. С некоторым разочарованием Алекс увидела, что вся стоявшая здесь мебель либо французского, либо английского изготовления — не было ни одного предмета раннего американского производства. Все выглядело и теперь на удивление элегантно.
Осторожно отступив назад, она прикрыла за собой дверь. Напротив находилась детская. И здесь сохранилась привезенная из Европы элегантная обстановка. Тем сильнее бросалась в глаза грубо сработанная деревянная лошадка. Алекс уставилась на нее, чувствуя, что сердце готово выскочить из груди.
Выкрашенный когда-то в красный цвет рот лошадки облупился, так же как и голубые глаза, — игрушка словно ухмылялась. Алекс смотрела не отрываясь. Тот, кто вырезал лошадку из дерева, не поленился прикрепить и пышную гриву, и хвост. И вдруг ей привиделся трехлетний краснощекий мальчуган верхом на разрисованной спине. У Алекс вспотели ладони, ей едва не стало дурно.
Старательно прикрыв и эту дверь, она принялась торопливо осматривать одну комнату за другой — теперь было ясно, что надо искать его комнату.
Так. Комнаты для гостей. Спальня хозяев. Наверняка когда Блэкуэлла казнили, его отец был еще жив — значит, он и занимал тогда эту спальню.
Наконец она вошла в ничем не примечательную комнату, почти вся обстановка которой состояла из массивной пышной кровати. Алекс пронзила мысль, что это и есть его комната. Она застыла на пороге.
И тут же почувствовала чье-то присутствие, как тогда, у особняка. О Господи, теперь она точно знала, что это Блэкуэлл. Он здесь, с нею. Он смотрит на нее!
Взгляд его глаз прожигал насквозь, но не со спины, нет, он стоял у окна и смотрел на нее.
Алекс словно приросла к полу. Она не в силах была пальцем пошевелить. И вдруг на какой-то короткий миг она ясно увидела его. Но не таким, каким он был изображен на портрете. На сей раз на нем были надеты потрепанные бриджи, мягкие туфли и свободная, наполовину расстегнутая рубашка. Густые темные волосы оказались заплетены в косицу. Они посмотрели друг на друга. И опять на его лице не было и тени улыбки: он словно впился взглядом в Алекс.
Она закрыла глаза, открыла — и видение исчезло. Она осталась одна.
От страха она едва дышала. Этого не может быть! Облизав пересохшие губы, она хотела было заговорить, но побоялась нарушить тишину. И все же ей нестерпимо хотелось окликнуть его. Словно он на самом деле только что был тут. Правда, ей хватило здравого смысла сообразить, что она попросту представила его себе. Ведь не могла же она в самом деле увидеть призрак.
Что-то вдруг дохнуло в спину. Волосы у нее встали дыбом.
Она так и подскочила на месте. Ох, ну конечно, это всего лишь сквозняк, что же еще?
Но Алекс ничего не могла с собой поделать; сжавшись, словно ожидая нападения, она повернулась к двери и хрипло прошептала:
— Что вам нужно? — Пот тонкими ручейками бежал по спине.
Ответа не последовало. Да, впрочем, она его и не ждала — и не желала. Или желала?
И вместо того чтобы убраться отсюда подобру-поздорову, она закрыла дверь. Медленно идя к окну, Алекс разглядывала кедровые набалдашники, украшавшие спинку кровати, выцветший красный восточный ковер, покрывавший дубовый паркет. Нелепый сосновый комод, стоявший у кровати, служил ночным столиком. Задвинутые в дальний угол письменный стол и стул из мореного дуба находились в еще более плачевном состоянии, чем мебель в комнатах первого этажа. Интересно, их привезли из Европы или они были американскими? Значит, он жил среди этих предметов? И спал на этой кровати? И работал за этим столом? Почему эта комната кажется еще более запущенной, чем остальные?
В спальне царил полумрак. Свет с трудом пробивался сквозь тяжелые занавеси. У Алекс подгибались ноги. При взгляде на кровать у нее опять перехватило дыхание. Его кровать. Она торопливо отвела глаза в сторону. И все же успела уловить некое неясное движение. Вздрогнув, она уставилась на кровать, где только что заметила, как что-то — или кто-то пошевелился. Никого. Алекс подскочила к двери, схватилась за ручку, рванула… и замерла, разрываясь между любопытством и страхом. Бежать или нет?
— Вы скитаетесь по этому дому? — прошептала она. — Вы ищете меня?..
Он не отвечал. Может быть, тут все же никого нет? Проглотив комок в горле, Алекс стояла, не зная, что и думать. Что-то внутри нее кричало: она подвергает себя опасности, заигрывая с привидениями и всякой нечистью. Ведь по дому на самом деле ходит призрак. И этот призрак вовсе не обязан быть милым и дружелюбным только потому, что ей взбрело в голову, что он был героем и таким мужчиной, о котором она мечтала всю жизнь. Скорее всего он окажется заурядным негодяем из девятнадцатого века. А то, что он рано ушел из жизни, наверняка разожгло в нем адскую ненависть, которую поднятая Алекс суета могла лишь подогреть. Остатки здравого смысла предупреждали, что лучше всего поскорее уносить отсюда ноги.
Но им противостояла романтическая часть ее натуры. Алекс не могла позабыть, как она оказалась вчера у особняка Блэкуэллов. И где-то в глубине души она продолжала верить во все те глупости, о которых читала в своих обожаемых любовных романах. А вдруг ее привело сюда само Провидение? Привело специально для того, чтобы она повстречалась с призраком Блэкуэлла?
Она понимала, что все это глупости. Об этом твердили логика и здравый смысл. Нужно уходить. Но девушку охватила странная нерешительность. Она всмотрелась в танец попавших в луч света пылинок. Да, обычные пылинки — вот только что заставило их вдруг подняться в воздух? Ответ напрашивался сам собой. И ужасно пугал Алекс.
Ковер.
Неизвестно откуда взявшись, эта мысль вдруг засверкала, словно выгравированная, у нее в мозгу. Как будто кто-то шепнул ей: «Ковер». И она опустила глаза на вытертый персидский ковер. Сердце болезненно сжалось. Несомненно, этому ковру не меньше двух сотен лет. И он ходил по нему тысячи раз. Опустившись на колени, девушка выдернула с краю несколько ниток. При обычных обстоятельствах ей бы никогда не пришла в голову мысль что-то прихватить с собою, однако этот маленький сувенир почему-то обрадовал ее.
Пора уходить. Алекс снова взялась за ручку. Но что-то держало ее. Не в силах сопротивляться, она еще раз окинула взглядом комнату, трепеща от страха при мысли о том, что может увидеть, но не заметила никого и ничего, кроме массивной кровати, И новая мысль мелькнула в голове: а что, если прилечь на нее?
И дождаться его появления?
Перед ее мысленным взором проносились невероятные картины. Мужчина и женщина, слившиеся воедино в порыве страсти.
Алекс снова била дрожь. Да, у женщины тоже были рыжие волосы, но ведь это была не она, она просто что-то вообразила — вот только отчего при этом так перепугалась?.. И тем не менее именно кровать, на которой он провел тысячи ночей, могла послужить связующим звеном между ним и ею.
Внезапно она ощутила, что распалилась не на шутку. Алекс уставилась на кровать, как на ужасное чудовище. Ей пора, пора уходить. Пока дело не зашло слишком далеко. Даже если в комнате воцарилась полная тишина. Даже если пылинки успокоились и больше не пляшут в воздухе. Она знала, что он здесь.
Алекс, сама не своя, почему-то вдруг оказалась рядом с кроватью, на расстоянии вытянутой руки. С бешено бьющимся сердцем, не слушая голоса разума, она следила за своей рукой, тянувшейся к пыльному покрывалу. И вот ее пальцы прикоснулись к выцветшей голубой ткани.
В тот же миг оцепенение спало. Вскрикнув, она отдернула руку, словно обжегшись о мягкий шелк, и попятилась к двери. И тут же наткнулась на что-то твердое, теплое и — черт бы его побрал — живое и мужское! Алекс с визгом подскочила на месте.
А когда она обернулась, то увидела Блэкуэлла, да, именно его, и его черные горящие глаза, и расстегнутую на груди рубашку — но уже в следующее мгновение поняла, что не видит ничего, кроме поцарапанной двери да тусклой бронзовой ручки. Еще немного, и остаток своих дней она проведет в сумасшедшем доме. Она была совершенно уверена в том, что только что натолкнулась на мужчину!
На этот раз Алекс не колебалась. Она опрометью бросилась вон из комнаты.
— С вами все в порядке, милочка?
Алекс вздрогнула, вцепившись в ручку входной двери, и едва заставила себя повернуться к смотрительнице.
— Да, все в порядке, — соврала она дрожащим голосом. Она только что видела призрак! Она только что к нему прикасалась!
— Что-то вы позеленели, — недоумевала назойливая дама. — Вы хорошо себя чувствуете?
— Я… — замялась Алекс. Ее взгляд метнулся вверх, в сторону лестницы. Если сейчас ей привидится, что по ступенькам спускается Блэкуэлл, она грохнется в обморок!
Внезапно с лица смотрительницы исчезла дежурная улыбка.
— Вы ведь ничего такого не заметили, правда? — Дама испытующе заглянула ей в глаза.
— Нет-нет.
— Мы закрыли для посетителей верхние этажи, потому что кое-кто из персонала уверен, что там неспокойно. — Выцветшие глазки настороженно смотрели на Алекс.
Девушка открыла было рот, но так и не нашла, что сказать.
— Значит, вы видели его?
— Простите, о ком вы? — нарочито удивилась Алекс.
— Его портрет. Тот, что в библиотеке. Ксавье Блэкуэлла. — Смотрительница не спускала с Алекс проницательных глаз.
Алекс кивнула, подумав, что той все известно.
— Он неотразим, не так ли? — сказала дама. — Знаете, все мои подчиненные в него влюблены… И все-таки они его боятся.
— Значит, вы его видели?.. — прошептала Алекс. — Он здесь?..
— Нет, не видела. — Между ними мелькнуло что-то вроде взаимной симпатии. Смотрительница тоже понизила голос до шепота: — Он обожал корабли и море. В море была его жизнь. Его любовь. И оно же в конце концов погубило его. Это совершенно несправедливо — забрать жизнь такого мужчины — молодого, красивого, в самом расцвете сил!
— Но его жизнь забрало не море. Его казнил триполитанский паша. — В голосе смотрительницы Алекс ясно расслышала гнев. И удивилась, что могло его вызвать.
— Да знаю я об этом, — чуть ли не грубо отвечала пожилая дама. — Но если бы он послушал отца и не отправился снова в море, то не погиб бы. Ведь он был единственным оставшимся в живых сыном Уильяма, его наследником. А вышло так, что корабельная компания Блэкуэлла угодила в лапы к его дяде. И хотя у Маркхэма было много сыновей — у всех у них рождались одни девицы. В наши дни компанией управляет настоящий повеса, некий Чарльз Мэтьюсон, и ему наплевать на честь и славу имени Блэкуэллов. Я вообще сомневаюсь, что в нем есть хоть капля их крови. Позор, просто позор!..
— Но что же случилось? — удивилась Алекс. — За что его казнили? В каком преступлении обвинили?
— Ну, милочка… — Леди почему-то покраснела. — Хоть вы и не найдете этого ни в одной из книг по истории, сей факт не является тайной для сотрудников нашего музея!
Алекс с трудом заставляла себя стоять на месте, все еще цепляясь за ручку двери. Она очень боялась услышать что-нибудь ужасное.
— Понимаете, Блэкуэлл был самым настоящим мужчиной. И естественно, не устоял перед прелестями супруги сына паши.
— Простите, как вы сказали?.. — И без того находясь в расстроенных чувствах, Алекс не сразу поняла суть сказанного.
— В те времена для женщины-мусульманки связь с мужчиной-христианином являлась тягчайшим грехом. И хотя Блэкуэлл был пленником, у него появилась любовница. Говорили, она потрясающе красива. Но она была не просто мусульманкой — она была невесткой самого паши. Вот за это его и казнили, милочка. За то, что он вступил с нею в связь.
Глава 2
Алекс не помнила, как добралась до отеля. Влетев к себе в комнату, она с грохотом захлопнула дверь. Ее все еще била дрожь.
Правда, сумятица в мыслях несколько улеглась. Как-никак от особняка Блэкуэллов ее теперь отделяла огромная многолюдная площадь. И она находилась в отеле, полном народу, так же как и улица с оживленными ресторанами и кафе, бешено мчавшимися машинами и спешившими по своим делам пешеходами. Возможно — только возможно, — она все выдумала.
Нет, вряд ли.
Девушка сняла куртку и джинсы и заметалась по душной комнате. Перед глазами по-прежнему стоял капитан Блэкуэлл. И теперь, удалившись от него на приличное расстояние, Алекс попыталась спокойно все осмыслить. Да, он был там, и в глазах его полыхало пламя, но были ли тому причиной гнев и ярость? Неизвестно.
Но если бы она оказалась на его месте, вряд ли она была бы очень счастлива. Нет, на его месте она скиталась бы по особняку Блэкуэллов, требуя справедливости. И мести. Пусть прошло уже почти две сотни лет.
Если подойти к делу с этой точки зрения, то причиной его страданий могла быть не только жестокая казнь, но и то, что он ушел из жизни, не оставив потомства, и его наследство попало в руки недостойных людей, которых и Блэкуэллами-то не назовешь. Предприятие, которое было ему столь дорого, — а Алекс не сомневалась, что капитан вложил в «Корабельную Блэкуэлла» всю свою душу, — захирело, пришло в упадок и обанкротилось.
Интересно, как сильно он любил ту мусульманку? Вполне возможно, что в ее жилах текла королевская кровь, раз ее взял в жены сын паши, и уж наверняка она была красавицей. И не требовалось подробного знакомства с мусульманскими обычаями — и древними, и нынешними, — чтобы догадаться, что она погибла во цвете лет вместе с возлюбленным, наказанная за свои грехи. Алекс слышала, что в некоторых деревнях мусульмане и по сей день забивают камнями неверных жен.
И тут она поняла, что ревнует. Ревнует к любовникам, погибшим ни много ни мало — почти двести лет назад.
Пожалуй, она еще более одинока, чем думала раньше, если дошла до того, что не только переживает из-за какого-то древнего покойника, но к тому же ревнует к его не менее древней любовнице. Пора, пора прийти в себя, вернуться к своим делам и подумать об учебе. И поскорее обзавестись поклонником. Вот только прежде надо закончить дипломную работу.
И все же интересно, что ее диплом посвящен зарождению американского военного флота и Игрушечной войне между Штатами и Францией, которая закончилась в 1799 году. То есть незадолго до того, как Блэкуэлл попал в плен и был казнен.
Алекс быстро высчитала, что Ксавье Блэкуэлл запросто мог участвовать в этой войне. Ему должно было быть тогда двадцать с небольшим. Сердце забилось сильнее. Надо непременно все уточнить.
Белые занавеси на окне легонько всколыхнулись.
Девушка застыла на месте: окно-то ведь было закрыто! Но тут ее голых ног коснулась струя прохладного воздуха: это заработал кондиционер. Алекс рассмеялась над собою. Ну и трусихой же она стала!
И все же не поленилась подойти к окну и внимательно посмотреть вниз. Толчея на улице ее не волновала. Ее взгляд обратился к опустевшей в этот час площади, еле освещенной старинными фонарями. А там, дальше, находился особняк Блэкуэллов. Конечно, из окна отеля его просто не было видно.
С трудом оторвавшись от окна, Алекс решила, что сейчас она успокоится и постарается заснуть. Это крыло отеля было выстроено в 1824 году, когда Блэкуэлла давно уже не было в живых. Впервые толком присмотревшись к обстановке своего номера, девушка не могла не отдать должное уютной комнате с настоящим камином, в котором горел огонь. Массивная кровать с пологом скорее всего являлась только копией, но, как и остальная мебель, служила напоминанием о другой, давней эпохе.
Алекс решила позвонить портье. Сегодня у нее совершенно нет аппетита, зато завтра утром она наестся до отвала. Скинув футболку и бикини, она прошлепала в ванную. Задержавшись на миг возле зеркала, висевшего над сиявшей чистотой раковиной, она обратила внимание на темные круги под глазами. Впервые оказавшись в Нью-Йорк-Сити (Алекс была родом из местечка Мистик, штат Коннектикут), юная студентка университета оказалась заваленной предложениями работать топ-моделью — и это при росте всего пять футов шесть дюймов. Из этого следовал вывод, что она довольно миловидна — хотя сама Алекс считала свое лицо чересчур угловатым и даже грубым, несмотря на то что, как правило, повсюду привлекала к себе внимание окружающих. Но почему-то ее боялись все до единого сверстники мужского пола. Вот, к примеру, ее лучшая подруга Бет — не особенно и красивая, а пропадает на свиданиях сутками. Тогда как у Алекс не было никого, кроме Тодда.
Да, это правда, природа наградила ее большими зелеными глазами, пышными рыжими волосами, высокими скулами и чувственным ртом — но не потрудилась сделать секс-бомбой. Скорее наоборот. И вот ей уже двадцать три. И если она в ближайшее время не сподобится насладиться настоящим, полным оргазмом, то вряд ли сможет научиться испытывать его еще когда-нибудь. От таких мыслей у кого хочешь может испортиться настроение.
Выйдя из ванной, Алекс с наслаждением забралась в чистую постель. Выключив свет, она еще долго смотрела в темноту, думая о том, как завтра вернется в Нью-Йорк. И первым делом рванет в библиотеку. От предвкушения у нее по спине побежали мурашки. Обязательно надо будет разузнать все подробности биографии Блэкуэлла.
Алекс беспокойно заворочалась, обхватив руками подушку. Она позабыла взять свою ночную сорочку, и прохладные крахмальные простыни терлись о ее соски, вызывая странное возбуждение. Зажмурившись, Алекс попыталась представить себе, как могла бы познакомиться с Блэкуэллом, если бы жила в те годы. Улыбаясь, она подумала, что впервые они могли бы обратить друг на друга внимание на балу в доме у Блэкуэллов. На нем — строгий вечерний костюм, на ней — что-нибудь такое воздушное, пышное, из тафты. Вот он увидел ее и не смог отвести глаз, и в них разгорелся пожар, и посыпались искры — словом, все, как положено в любовном романе.
Алекс уткнулась носом в подушку. На душе стало пусто и тоскливо. Ну вот, опять она ведет себя как полная дура. Мало того, что ее фантазии глупы — они абсолютно беспочвенны. Ей никогда, никогда не повстречаться с Блэкуэллом. По крайней мере с живым. Никогда. Он давно умер, а она еще очень даже живая.
Однако его образ не покидал ее. Наступил самый темный, самый таинственный час ночи, и Алекс лежала одна в своей постели совершенно нагая. Ее юное тело жаждало любви. Она почувствовала, как ее бедра как бы сами по себе прижались одно к другому.
И ей вдруг отчаянно захотелось оказаться в объятиях Блэкуэлла. Хотя бы на миг.
Алекс что было силы вцепилась в подушку, зажмурилась. Прикосновение к соскам безжизненной ткани внезапно стало неприятным.
Неожиданно, сама не зная почему, Алекс вдруг представила себе, как сильная ладонь Блэкуэлла нежно скользит но ее спине, вниз к ягодицам. Вот он ласкает ей бедра… Она невольно сжала их, охваченная страстной истомой… Ах, если бы их судьбам суждено было пересечься, капитан наверняка захотел бы ее так, как никого никогда не хотел. И уж конечно, гораздо сильнее, чем Тодд, который только и знал, что болтал о своей любви, а сам бросил Алекс ради другой.
Не раскрывая глаз, она перевернулась на спину, стараясь успокоиться. Но не могла отделаться от ощущения прикосновения его пальцев, ласкавших лицо, шею, плечи. О Господи! Она подавила стон отчаяния. Ну что плохого, если она даст волю фантазии? И к тому же она делала это не в первый раз. Если как следует сосредоточиться, то воображаемое станет почти что явью.
И она представила, как Блэкуэлл ласкает ей бедра и низ живота, нежно, осторожно. У нее перехватило дыхание. Его рука скользнула вверх, отчего болезненно сжались напрягшиеся соски. Она снова едва не застонала. Словно наяву он теребил ее соски, легонько сжимая пальцами. Алекс никогда не развлекалась, лаская себя сама, но в тот миг готова была на это пойти.
Она представила, как Блэкуэлл склонился над нею и взял в рот коралловый бутон… Чтобы прикоснуться к нему бархатным влажным языком…
И вот наконец то, чего она больше всего ждала, о чем молча умоляла: решительная, но ласковая рука проникает у нее между бедер и гладит самым интимным, самым чудесным образом.
Алекс открыла глаза. На какое-то мгновение она так поверила в свою фантазию, что вправду ощутила зубы, покусывающие сосок, и что того хуже — руку, проникшую между бедер. И в тот же самый миг Блэкуэлл навис над нею: лицо скривилось от напряжения, белая рубашка распахнута, а длинные волосы растрепались.
Их взгляды встретились.
В его глазах горел мрачный огонь.
Алекс закричала, на ощупь пытаясь найти кнопку ночника. С тумбочки упал на пол будильник. Над кроватью загорелась неяркая лампочка. Она скорчилась в изголовье, натянув до подбородка одеяло и испуганно озираясь.
Комната была пустой.
Блэкуэлл исчез.
Но сердце ее колотилось так, что, казалось, вот-вот выскочит из груди, в ушах шумело, а тело было влажным от пота. Алекс зажмурилась, потрясла головой, снова открыла глаза.
Она была одна. Конечно, она была здесь одна!
О Господи. Она вообразила его, вот и все, хотя на миг, на самый краткий миг он показался настоящим!
Алекс вновь внимательно осмотрела свою милую комнату, но увидала лишь потертые стулья, диван, собственную сумку, туфли и рюкзак. Мало-помалу бешеное сердцебиение унялось.
Все еще настороженно озираясь и чувствуя болезненную истому во всем теле, Алекс твердила, что нельзя быть такой дурой. И никак не могла заставить себя двинуться с места. Хотя номер отеля был совершенно пуст.
И вдруг краем глаза она уловила какое-то движение. Но это были всего лишь занавески, слегка колыхавшиеся на сквозняке.
Прошло немало времени, прежде чем Алекс смогла полностью успокоиться. Она повторяла себе, что в этой комнате кроме нее, никого нет и не было. И не могла отделаться от ощущения, что за ней наблюдают.
Только под утро Алекс смогла чуть-чуть расслабиться. Но перед этим она надела футболку и джинсы, оставила свет включенным, с головой накрылась одеялом и крепко-накрепко сдвинула ноги. И все равно почти не спала.
Нью-Йорк-Сити, Колумбийский университет
— Ты что, все еще не распаковала вещи?
Алекс вздрогнула. На самом деле она их сейчас упаковывала: по всей комнате валялись джинсы, футболки и летние костюмы, которые она собиралась взять с собой в Триполи. У ног ее лежал раскрытый рюкзак. Выпрямившись, Алекс повернулась к Бет, которая стояла посреди комнаты, засунув руки в карманы. Алекс замялась.
Она ничего не рассказала Бет. Ни слова о том, что с ней случилось в Бостоне. И все время с момента возвращения Алекс не занималась ничем, кроме исследований подробностей жизни капитана Блэкуэлла. К несчастью, ей удалось отыскать слишком немногое. Один краткий параграф в описании войны между США и Триполи, которая началась в 1801 году.
— Алекс? Почему у тебя такой странный вид? — Бет подошла поближе, удивленно глядя на подругу. — Ты что, за целую неделю не нашла времени разобрать вещи?
— Я… собираю вещи, — нерешительно призналась Алекс.
— И куда же ты собираешься?
— В Триполи.
— Что за чушь! — рассмеялась Бет. — Ладно, валяй начистоту: куда ты собралась?
Алекс вздохнула и запихала в рюкзак пару шелковых брюк.
— Я не шучу.
— Алекс!.. — Лицо Бет медленно бледнело. — Но ведь ты не можешь задумать такое всерьез? Ты же не сумасшедшая! Ты что, никогда не слыхала про Каддафи?! По-моему, американцев вообще не пускают в Триполи!
— Я получила студенческую визу, — солгала Алекс, сев на кровать. Она вовсе не собиралась рассказывать Бет о том, что сначала съездит в Париж, где получит поддельный французский паспорт, который, кстати, обошелся ей весьма недешево.
— Нет, ты точно рехнулась! — сердито ворчала Бет. — Скажи, что ты пошутила. Ведь правда? — взмолилась она.
— Нет, не пошутила. Я должна туда попасть. Я буду начеку.
— Да ты хоть соображаешь, что там могут учинить над такой девицей, как ты?! — воскликнула Бет.
Еще бы Алекс не знала. Хоть она и романтическая идиотка, никто не смог бы обвинить ее в полной тупости.
— Я буду начеку, — повторила она.
— Они похищают всех красивых женщин, Алекс, чтобы продать их в гарем. Ты станешь белой рабыней. — Голос Бет дрожал. — Ты никогда не вернешься назад!
Алекс промолчала. Она понимала, что поступает глупо, но не могла заглушить внутренний голос, твердивший, что ей обязательно надо туда попасть. Она знала — просто знала и все, что услышит намного больше про Блэкуэлла в том месте, где его схватили и казнили.
— Да что же это такое? — Бет подошла совсем близко и заглянула подруге в лицо. — Что ты вбила себе в башку? С тобой что-то случилось, чего я не знаю?
— Бет, я ведь говорила, что на прошлой неделе была проездом в Бостоне, — начала Алекс, чувствуя, что все равно должна поделиться с кем-то своей тайной, — и попала в особняк Блэкуэллов. Там сейчас музей. А когда-то там жило семейство самых известных судовладельцев.
— Ничего не понимаю, — пробормотала Бет. Алекс нервно облизала губы. Ее поразило напряжение, прозвучавшее в голосе подруги.
— В начале девятнадцатого века наследником корабельной компании был Ксавье Блэкуэлл. Я видела его портрет в том музее. И его спальню… — Она запнулась. На языке вертелось «… и его призрак». — Это был необыкновенный человек.
— Ну и что?
— Бет, его казнили в Триполи, в 1804 году. Понимаешь, не важно, занимался он там торговлей или воевал. Он попал в засаду, и его захватили в плен. В плену он провел целый год. А потом, где-то в середине июля 1804 года, всего за несколько недель перед первым штурмом города эскадрой Пребла, он был казнен.
Бет растерянно хлопала глазами.
— Алекс, я все равно ничего не понимаю. Пожалуйста, подумай, какую чушь ты несешь! Выходит, что ты собралась в Ливию только потому, что там двести лет назад кого-то казнили?!
— Я знаю, что выгляжу смешно. — Алекс смотрела в пол. Стоит сказать Бет о том, что она видела призрак Блэкуэлла, или нет?
— Знаешь? — вскипела Бет. — И все равно собираешься ехать? И что, скажи на милость, ты надеешься найти в Триполи? Его призрак?
Алекс медленно подняла глаза и посмотрела на Бет.
— Я уже нашла его призрак.
Бет остолбенела.
— О Господи, Бет! — воскликнула Алекс. — Да, я видела его — целых два раза! Честно говоря, здорово перетрусила и с тех пор просто сама не своя. Черт возьми, если я и знаю что-то наверняка — так это то, что мне обязательно нужно попасть в Триполи!
— Алекс, у тебя совсем крыша съехала, — убежденно сказала Бет, отпихнув в сторону кучу белья и усевшись на кровать рядом с подругой. — Привидений не бывает.
Алекс промолчала. Даже своей лучшей подруге она не решилась бы рассказать все. Она уверена: Блэкуэлл пытался заняться с ней любовью там, в отеле в Бостоне. Не в силах признать, что Бет права, она снова потупила глаза.
Да нет, Бет была не права. Не права, и все. Потому что Алекс не могла с уверенностью сказать, что в последние две ночи он не появлялся и здесь, вот в этой самой комнате. Напряженная, она лежала без сна ночи напролет. Она боялась — хуже, она была почти в ужасе. Она не выключала свет. И без конца твердила, что здесь никого нет, кроме нее, что это все плод дикого воображения.
Но она, черт побери, тем не менее ясно чувствовала его присутствие. Рядом. Он не спускал с нее глаз.
— Одумайся, — твердила Бет. — Не езди никуда!
— Бет, я должна поехать, — возразила Алекс. — Я очень хотела бы тебе все объяснить, но не могу этого сделать.
Бет помолчала, а потом заявила:
— Алекс, ты перечитала своих любовных романов. — Обличающий перст тут же указал на ночной столик, где на стопке книг по истории лежал очередной роман. — На свете нет и не может быть привидений. Знаешь, в чем твоя главная проблема? Ты только и знаешь, что читаешь, учишься да вкалываешь сутки напролет. С тех пор как Тодд сбежал от тебя, ты ни с кем не встречалась. Я знаю, как ты его любила, и что он был твоей первой, детской любовью, и что вы давным-давно собирались пожениться, и мне жаль, что он оказался такой свиньей. Но тебе нужен мужик, Алекс, ты должна развлекаться, ты должна жить по-человечески. Настоящей жизнью. Если бы у тебя была нормальная жизнь, ты бы не сидела сейчас здесь и не вешала мне лапшу на уши про каких-то призраков!
Алекс не отвечала. А что, если Бет все-таки права? Тем не менее ей все равно необходимо побывать в Триполи. Фальшивый паспорт и виза на посещение Ливии ждут в Париже. Она уже купила билет на самолет.
— Алекс, — Бет вздохнула и обняла ее за плечи, — давай-ка с этим кончать, и чем скорее, тем лучше. На свете нет и не может быть привидений. О'кей? Давай я познакомлю тебя с кузеном моего Джона. Его зовут Эд. Поговори с психологом. И не суйся в этот Триполи. О'кей? Просто выбрось его из головы. Забудь. Сию же минуту. Пока не случилось ничего страшного.
Алекс посмотрела в глаза подруге, прочла в них искреннее беспокойство и сочувствие и едва не поддалась. Все-таки это была ее лучшая подруга. Все, что у Алекс осталось, — единственный близкий человек. Скоро Бет должна получить степень магистра по экономике. Она была само воплощение логики, объективности и здравого смысла. Наверное, Бет была права. Ведь она не морочила себе голову любовными романами.
— Триполи , — произнес он.
— Что?! — охнула побледневшая Алекс.
— Я ничего не говорила, — нахмурилась Бет.
Алекс окинула воспаленными глазами свою комнату, полную солнечного света и обставленную плетеной мебелью.
— Я должна ехать, — сказала она, поднимаясь с кровати.
— Да почему, ради всего святого?!
Облизав пересохшие губы, Алекс впервые облекла в слова мысль, в которой до сих пор страшилась признаться себе самой.
— Я влюбилась, — хрипло сказала она. — Я влюбилась в мужчину, который умер сто девяносто два года назад.
Глава 3
Триполи
Алекс едва не свихнула шею, пытаясь разглядеть триполитанскую гавань из окошка такси. Машина везла ее из аэропорта по обсаженному пальмами скоростному шоссе — и вдруг резко остановилась у самого въезда в город. По счастью, дорога проходила значительно выше гавани и самого города, так что путешественнице представилась отличная возможность полюбоваться тем местом, куда в свое время должен был попасть и Блэкуэлл.
Вход в гавань был довольно узок и к тому же защищен длинным молом. Алекс увидела развалины древнего форта. Кое-где на стенах еще торчали жерла старинных пушек. Позади мола, в гавани, где виднелись доки, мирно стояли на якоре рыболовные траулеры и торговые корабли, между которыми сновали катера и шлюпки. Сам же город, казавшийся издали беспорядочным нагромождением четырех-пятиэтажных каменных зданий, занимал довольно небольшой мыс. Яркие черепичные крыши и золоченые луковки бесчисленных мечетей ослепительно сверкали в лучах горячего африканского солнца.
Перед ее мысленным взором возникла высокая, стройная фигура закованного в кандалы капитана Блэкуэлла, стоявшего на двухмачтовом корсарском судне. Над его головой развевался трехцветный триполитанский флаг. Его стерегло множество вооруженных янычар — а может быть, и сам раис.
На пристани скорее всего собралась толпа зевак, жаждавших насладиться видом пленных христиан, доставленных в кандалах в Триполи.
Алекс тряхнула головой, чтобы избавиться от овладевшего ею видения, слишком похожего на правду. Она облизала губы. Казалось, что прошла целая вечность, пока она летела в Париж, а потом в Триполи. А чего стоили встреча с посредником и добывание фальшивого паспорта! Да и порядки в самом Триполи действовали на нервы. Какие-то маловыразительные морды сунули ей под нос целую пачку писанины на французском, а потом прочли целую лекцию — опять же на французском, — прежде чем дали разрешение на въезд в Ливию. Но даже и теперь ее предупредили, что она обязана отметиться у официальных лиц не позднее чем через сутки по прибытии. Судя по всему, ее уже успели зачислить в разряд подозрительных личностей, обвиняемых в бог знает каких преступлениях. И до тех пор, пока она не докажет свою невиновность, ливийские власти намеревались не спускать с нее глаз.
Ее такси — двадцатилетней давности «мерседес-седан», продвинулся вперед ровно на дюйм и замер. Оглушительно ревели гудки. Мальчишки-подростки и взрослые мужчины в майках и легких брюках или джинсах невероятным образом лавировали между машин на своих ревущих мотоциклах, создавая полную неразбериху. От того, что их такси окружали исключительно самые старые и заезженные модели «рено», «фиатов» и «фольксвагенов», шоссе было похоже на свалку старого хлама. Возле светофора застыла толпа наглухо закутанных в паранджи женщин с яркими пластиковыми сумками в руках — они ждали возможности пересечь забитую машинами улицу. Справа Алекс увидела пляж невероятной чистоты, на котором загорало на удивление мало народу — и одни мужчины. Оборванные уличные мальчишки громко вопили, выпрашивая подачку.
Через несколько минут ее такси (кстати, без кондиционера) подрулило к самому роскошному в Триполи отелю «Бэб-эль-Медина». Он был построен из ослепительно сверкавшего на солнце белого известняка. В каждом номере имелся отдельный балкон. Тенистые пальмы возвышались над тротуаром, вымощенным чудесной разноцветной мозаикой. Когда Алекс вылезла из такси, оказалось, что совершенно промокший от пота белый костюм прилип к телу. Уважая обычаи Ближнего Востока, она надела классического покроя брюки вместо более уместной при такой жаре мини-юбки.
Регистрируясь в книге приезжающих, она немного осмотрелась. К ее удовольствию, в сумрачной глубине просторного холла спасалось от зноя несколько мужчин, наверняка европейцев. Зато все женщины, которых она успела заметить, носили плотные паранджи — даже оживленно о чем-то щебетавшая компания, сидевшая в холле. Алекс стало не по себе. Уж слишком откровенно поглядывали в ее сторону и мальчишки на улице, и консьерж, и даже портье, записывающий ее имя в регистрационную книгу. Да что и говорить — на нее пялились даже европейцы и женщины-мусульманки. Она чувствовала себя скорее инопланетянкой, чем обыкновенной туристкой. Ее открытое лицо привлекало всеобщее внимание — хуже бельма в глазу.
Пряча в карман ключи от номера, она еще на минуту задержалась у стойки, купила карту города. Она не собиралась рассиживаться у себя в номере, теряя драгоценное время — несмотря на то, что утомленное тело настойчиво требовало отдыха.
И вот она уже покидает отель. Едва не ослепнув от солнца, Алекс надела темные очки. И с наслаждением вдохнула солоноватый морской воздух. О Господи. Она сделала это, она добралась сюда, в Триполи. Просто невероятно!
Сначала Алекс хотела пойти в гавань, однако даже отсюда хорошо были видны и причалы, и корабли — в глаза бросился огромный металлический корпус нефтеналивного танкера. Нет, гавань может подождать и до завтра. Портье уже сообщил ей, что во дворце, долгое время служившем резиденцией триполитанских пашей, теперь расположен музей. Он находится в самой древней части города, где извилистые тесные улочки кишмя кишат ворами и мошенниками.
Алекс повернулась спиной к гавани и кое-как заковыляла туда. Нет, она слишком устала, чтобы передвигаться пешком. Заметив допотопный «мерседес», девушка взмахнула рукой. Шофер подрулил к тротуару. Да, она угадала правильно, это оказалось такси, и она тут же села в него. Судя по всему, у них тут вообще не принято ставить в машинах кондиционеры, подумала Алекс, обмахиваясь картой города.
Ее трясло от нетерпения — так хотелось поскорее добраться до дворца. Пришлось потратить несколько секунд на препирательства с шофером, от которого неимоверно разило потом и который старательно делал вид, что не понимает ни по-французски, ни по-английски. Наконец «мерседес» с натужным стоном двинулся с места. Алекс безнадежно проиграла этот раунд, пообещав заплатить десять американских долларов за то, что, по ее прикидкам, стоило не больше пяти.
Ну и наплевать. Через две минуты такси затормозило перед неуклюжим каменным замком, окруженным толстыми и высокими стенами. На Алекс напал столбняк. Она не могла заставить себя покинуть машину. Зато в мельчайших подробностях рассмотрела лица турецких солдат, маршировавших возле распахнутых ворот. Они были одеты в шаровары, жилеты и огромные тюрбаны, вооружены мушкетами, пистолетами и ятаганами.
— Мадмазель! — окликнул шофер. — Мы приехать дворец!
Алекс очнулась и открыла дверцу. После всего, что она прочла про жизнь в Триполи в начале девятнадцатого века, ей не стоило никакого труда вообразить себе все что хочешь. Вот только почему-то от этих грез наяву душа уходила в пятки.
У ворот она задержалась, с трудом вдыхая раскаленный, как в пустыне, воздух. Мимо нее прошла группа арабских школьников и туристов из Швеции, но девушка не обратила на них внимания. Ей едва не стало дурно, эти постоянно маячившие перед глазами картины прошлого сводили ее с ума.
Необходимо сейчас же вернуться в отель, поесть и выспаться. Необходимо обуздать свои чувства и распоясавшееся воображение.
Но ведь это — дворец самого паши. Здесь держали в плену Блэкуэлла. И где-то здесь он принял свою ужасную смерть.
Обливаясь потом, мечтая хоть о какой-нибудь тени, Алекс с трудом проглотила застрявший в горле комок. Какая ужасная жара: она вот-вот хлопнется в обморок. Заглянув внутрь, она поняла, что дворец, по сути, является скопищем сообщавшихся между собою зданий, садов, переходов, террас и башенок. Весь внутренний двор был обсажен высокими пальмами.
И тут силы окончательно оставили Алекс, колени у нее подогнулись. Она нуждалась хотя бы в глотке холодного воздуха и каком-нибудь питье. Испугавшись, что может и впрямь потерять сознание, Алекс повернулась и поплелась вниз по улице, в сторону какого-то магазинчика. Чувствуя, как темнеет в глазах, она ввалилась внутрь.
Наверху, в мансарде, над столом склонился молодой человек, что-то читавший при свете неяркой лампы. Он приехал на каникулы из Гарвардского университета, где скоро должен был получить диплом политолога. Вообще-то ему полагалось все свое время посвятить подробностям падения Муссолини, однако он постоянно отвлекался на другие вещи. В частности, на войну между США и Триполи в начале девятнадцатого века.
Его всегда увлекала история отношений между Соединенными Штатами и Ближним Востоком. Однако сегодня вечером он был не в состоянии сосредоточиться даже на ней.
Задумчивые глаза Жозефа, поражавшие своим необычным сероватым оттенком, обратились к маленькому оконцу, выходящему в сторону древнего замка. Солнце еще только начало свой долгий путь к закату. Отсюда были видны стены дворца, залитые ярким светом.
Лицо юноши помрачнело. Еще малышом он целыми часами торчал в этом музее, равным образом восхищаясь и ужасаясь историей своего народа. Сначала он пытался заставить себя держаться подальше от дворца и все же каждый раз возвращался туда.
Это лето ничем не отличалось от других. Как только он оказался в Триполи после года, проведенного в Америке, в Гарварде, первым делом помчался во дворец, чтобы испытать ставшее уже знакомым необъяснимое смятение. Словно вернулся в свой старый дом, в котором никогда не был счастлив.
Жозеф вздохнул и встал из-за стола, слегка пригнулся, так как потолок в его спальне был слишком низким. В молодом человеке было примерно пять футов семь дюймов росту. Он был строен. Черты лица — идеально правильные. Светло-серые глаза, столь необычные для араба, удивительным образом сочетались с темно-оливковой кожей и иссиня-черными волосами. Совершенно очевидно, что кто-то из его предков не был арабом.
Охваченный странным беспокойством, Жозеф оперся на стол и приник к окну. Весь день он не находил себе места. И не мог понять отчего. Временами ему казалось, что он чего-то ждет — вот-вот должно случиться нечто чрезвычайно важное. Но что? Он наверняка догадался бы, надо лишь хорошенько сосредоточиться. Но именно это ему никак не удавалось. А необъяснимая тревога не проходила. Напротив, она становилась все сильнее.
Алекс стояла на пороге маленького антикварного магазинчика. Тяжело привалившись к косяку, она старалась отдышаться, чувствуя, что вся обливается потом. Определенно, она перегрелась на солнце — комната перед глазами качалась.
Откуда-то перед нею возник продавец. Мужчина заговорил с нею на незнакомом языке — видимо, по-арабски. Алекс было так плохо, что она ухватилась за руку незнакомца, чтобы не упасть.
— Помогите, — прошептала она по-английски.
— Жозеф! Жозеф! — и дальше снова что-то по-арабски. И тут бородатый араб стал толкать ее вниз.
На девушку накатила волна ужаса — не только оттого, что ее старались уложить на пол, но и оттого, что в комнате вдруг стало слишком темно — пока не почернел весь остальной мир.
— Англези!
В ушах жужжали голоса. Мужские голоса, перекликавшиеся на каком-то странном, незнакомом языке. Что это за язык? Куда она попала? Алекс открыла глаза. Где бы она ни оказалась — здесь было слишком темно. Горевшая где-то лампа почти не давала света. Голоса внезапно смолкли.
Осторожно повернув голову, девушка наткнулась на взгляд серых глаз, опушенных длинными густыми ресницами. У нее перехватило дыхание:
— Мурад?!
На нее смотрел невероятно красивый юноша, смотрел внимательно, очень внимательно.
— Вам стало плохо, мадам. Это скоро пройдет. Не поднимайтесь. Вам уже лучше? — Его английский был безупречен, молодой человек говорил с легким британским акцентом.
Дыхание Алекс постепенно выровнялось, однако она не в силах была оторвать взгляд от глаз незнакомца. Потрясающе красивый парень примерно двадцати лет от роду. И еще она чувствовала странную уверенность, что знала его. Где же она его видела?
— Да, лучше, — промолвила девушка.
Юноша заботливо поддержал Алекс, помогая ей сесть. В следующее мгновение он уже подносил к ее губам бумажный стаканчик. Алекс жадно припала к воде. Выпив все до капли, она подняла глаза и улыбнулась.
— Мне намного лучше. Спасибо.
Он все так же пристально всматривался в нее и по-прежнему поддерживал ее за плечи.
До Алекс вдруг дошло, что она практически устроилась у него на коленях. Но при этом не чувствует себя смущенно или непривычно. Она заерзала, и он выпустил ее.
— Мы знакомы?
— Нет.
— Александра Торнтон, — представилась она, почему-то смутившись: ей показалось, что молодой человек должен ее знать.
— Жозеф.
Алекс попыталась встать. Покачнулась. Он тут же подхватил ее и помог выпрямиться.
— Спасибо, — поблагодарила она, совершенно растерявшись. Ведь все это время они говорили на английском, а не на французском, и она даже не обратила на это внимания! Вместо того чтобы насторожиться, она чувствовала себя удивительно спокойно.
— Шакран, — добавила она одно из немногих выученных недавно арабских слов, что должно было означать «спасибо».
— Не стоит благодарности, — отвечал Жозеф, пожав плечами и засунув руки в карманы джинсов. — Эль-а-фу.
— Прошу меня извинить, — обратилась Алекс в сторону старшего, бородатого мужчины. — Я только что приехала сюда и по глупости отправилась по городу, вместо того чтобы отдохнуть и поесть. Я переоценила свои возможности.
— Отец не говорит по-английски, — вмешался Жозеф. Улыбнувшись гостье, он быстро перевел ее слова.
Его отец энергично закивал в ответ и разразился целой тирадой.
Алекс вопросительно посмотрела на Жозефа. Он снова улыбнулся. У него была чудесная улыбка. Она заставляла светиться серые глаза.
— Он сказал, что едва сам не заболел, увидав, как вам плохо. Что для него большая честь принимать у себя в лавке такую красавицу. Он надеется, что вам понравится наш Триполи. И может быть, вам понравится его лавка. — Жозеф смотрел ей прямо в глаза.
— Поблагодарите вашего отца, — отвечала Алекс, слегка покраснев. — И конечно, я осмотрю его лавку.
Она не смогла бы отказать хозяевам, проявившим к ней такую доброту. Действительно, она просто обязана здесь что-нибудь купить.
— Вам вовсе не обязательно что-то покупать, — произнес Жозеф.
Алекс вздрогнула. От удивления она на миг утратила дар речи и не сразу сумела ответить нарочито небрежно:
— Вы что, телепат?
— Ваши мысли написаны у вас на лице, — улыбнулся он. — Вас очень легко раскусить, Алекс Торнтон.
В голове у Алекс пронеслась мысль, уж не заигрывает ли он с нею. Да нет, она опять сочиняет. Ох уж это воображение! Юноша явно был на три-четыре года младше ее и вряд ли мог считаться мужчиной — скорее неопытным мальчиком. Нет, это просто добродушный малый, очень серьезный и сосредоточенный на чем-то.
И тут до Алекс дошло, что он назвал ее Алекс.
Она снова смешалась. Они явно где-то встречались. Вот только девушка ума не могла приложить где. И тут заметила, что отец Жозефа уже давно размахивает руками и что-то говорит. Осмотревшись, Алекс увидала, что в магазине полно ярких разноцветных ковров, украшенных дивной резьбой столов, стульев, этажерок, зеркал, ваз.
А еще в лавке стоял какой-то удивительный сладковато-пряный аромат.
— Вы что-то ищете? — спросил Жозеф.
— Я бы хотела вещь, сделанную в Триполи. Желательно в начале девятнадцатого века.
— Почему?
— Я изучаю этот период истории, — пояснила Алекс, вертя в руках миниатюрную шкатулку, отделанную перламутром.
— Понятно, — каким-то странным голосом отвечал Жозеф. — Но эта шкатулка не такая старая… В ней хранят драгоценности.
Алекс наградила его милой улыбкой и отложила шкатулку. Ее внимание привлекла пепельница из цветного стекла с заключенными внутри мелкими морскими раковинами.
— Красивая вещь.
— Вы курите?
— Нет, но она отлично смотрелась бы на кофейном столике. — Она поставила пепельницу на место.
И тут что-то ярко блеснуло голубоватым металлическим блеском. По спине побежали мурашки.
— А это что? — нерешительно спросила Алекс.
— Масляная лампа, — отвечал Жозеф, проследив за ее взглядом.
Девушка не в силах была отвести от нее взор. Молодой человек переводил глаза с гостьи на лампу и обратно, но не собирался снимать диковинку с витрины.
Из-за его спины раздался голос отца.
Алекс нервно облизала губы.
— Лампа Аладдина, — услышала она словно со стороны свой голос.
— Это обычная масляная лампа, — сердито возразил Жозеф. — Отец спрашивает, не желаете ли вы посмотреть на нее поближе.
Девушка обернулась и взглянула ему в глаза. Жозеф молча подошел к витрине и достал лампу. Даже в сумраке тесной лавки она блестела на удивление ярко.
Внезапно Алекс испугалась. Она не смела протянуть руку, чтобы взять у Жозефа свою находку.
Выступил вперед хозяин лавки и взял диковину из рук сына. Торговец протянул ей лампу. Глаза его возбужденно блестели.
— Аладдин! — восклицал торговец. — Да-да!
Но Алекс, хотя и сгорала от желания взять эту вещь, отдернула руку, едва прикоснувшись к ней. Ее щеки пылали.
— Она красивая, но… по-моему, это не… — И тут перед мысленным взором мелькнул образ Блэкуэлла.
Широко улыбаясь, отец Жозефа что-то тараторил, протягивая девушке лампу. Может быть, это только показалось, но гладкий металл вдруг начал светиться. Все сильнее и сильнее. Алекс испуганно посмотрела на Жозефа.
Он молча наблюдал за нею.
— Что говорит ваш отец? — спросила Алекс.
— Мой отец настаивает, чтобы я перевел вам его рассказ, — отвечал юноша, положив руку на полку — совсем рядом с ее рукой.
— А почему вы не хотите переводить то, что он говорит? — заглянула ему в глаза Алекс.
— Отец твердит, что вы правильно угадали: эта лампа в точности такая, какая была и у Алладина, — со вздохом промолвил Жозеф. — Она очень старая. Ей лет двести, не меньше. Она очень ценная и к тому же…
— Двести лет! — ахнула Алекс.
— Да.
Алекс побледнела. Несомненно, эта лампа каким-то образом связана с Блэкуэллом! Уж во всяком случае, она наверняка была изготовлена в то время, когда жил он. Может быть, она находилась в Триполи в то самое время, когда он был в плену. Уж не потому ли ее так тянет к этой безделушке?
— Ее сделали где-то здесь?
— Да, — неохотно откликнулся Жозеф. — Отец уверяет, что она из дворца. Что ею владела одна из женщин королевской семьи.
Алекс еще раз внимательно посмотрела на лампу. Любовница Блэкуэлла принадлежала к королевской семье.
— По-моему, вам не следует приобретать эту штуку, Алекс, — посоветовал Жозеф.
— Вы что, психоаналитик? — сердито уставилась Алекс в его светлые глаза.
— Нет… Отец хочет, чтобы я сказал вам, что это волшебная лампа, — перевел Жозеф тарабарщину торговца. — Но мы-то с вами знаем, что это глупость. Верно, Алекс?
Девушка не в силах была оторвать глаз от загадочно блестевшей игрушки. Конечно, это глупость. На свете не бывает никаких волшебных ламп, ламп, способных выполнить любое желание!
Отец Жозефа почти кричал.
Алекс встряхнулась, отвлекшись от своих мыслей:
— Он рассердился?
— Отец готов поклясться на Коране, что тот, кто обладает силой, может творить с этой лампой чудеса, — кивнул юноша.
— Только не говорите, что она способна выполнить три желания! — почти истерически рассмеялась Алекс. Но, как и полагалось романтической дурочке, она не в состоянии была заглушить «а что, если?», гремевшее в ушах.
— Я-то вам этого не скажу, — улыбнулся Жозеф. — А вот отец думает иначе.
Алекс снова уставилась на лампу. Ну что за глупость — хотя бы на миг вообразить, что эта штука выполняет желания! Чтобы поверить в такое, мало быть просто романтической дурой. Ничто на свете не способно возродить к жизни Блэкуэлла — и уж тем более перенести Алекс в его время, чего она хотела больше всего. Нет, она должна почаще напоминать себе, что чудес на свете не бывает.
— Это всего лишь изящная старинная лампа, — промолвил Жозеф.
Верно, ах как верно! Алекс кивнула. Нужно уходить. Нужно забыть эту лавку, эту лампу и свои романтические бредни.
«Купи ее».
Эти слова громом прогремели у нее в голове. Отчетливо. Повелительно.
И она почувствовала, что он стоит за спиной, она ощутила исходившую от него силу и убежденность.
С тех пор как девушка покинула Нью-Йорк, она ни разу не чувствовала его присутствие.
Что-то должно произойти. Удивительное. Ошеломляющее…
— Алекс? — всполошился Жозеф. — Что с вами? Вам опять плохо?
Алекс не в силах была отвечать. В голове все еще звучал его голос. Он приказывал: «Купи ее. Забери ее. Так надо».
«Так надо! — гремело у нее в ушах. — Так надо! Так…» Никогда прежде он не разговаривал с нею в таком тоне.
— Алекс? — окликнул Жозеф.
Она подняла глаза, привлеченная странными нотками в его голосе, и увидела, что юноша сильно побледнел.
— Что здесь творится, Алекс? — понизив голос до шепота, он принялся тревожно озираться.
— Я беру ее, — сухо заявила она. И тут же почувствовала, что он не будет настаивать на обратном. — Сколько?
— Сто пятьдесят долларов, — вмешался торговец, держа перед собою бумажку с нацарапанными на ней цифрами. Не успела Алекс промолвить и слово, Жозеф накрыл ее руку своею и, заглянув в глаза, хрипло сказал:
— Вы не могли захотеть купить эту штуку сами.
Однако в ушах у Алекс по-прежнему звучал повелительный голос: «Так надо!»
— Так надо.
Пушистые ресницы на миг прикрыли серые глаза. Жозеф неохотно убрал руку. Он повернулся к отцу и резко заговорил с ним. Отец и сын тут же горячо заспорили. Но вот юноша обернулся к Алекс:
— Для вас он снизит цену до пятидесяти долларов.
— Спасибо. — Она полезла в карман рюкзака. Ее сердце билось, как птица в клетке. Мужчины следили за тем, как девушка выписывает чек. Ее руки заметно тряслись.
И тут Блэкуэлл сказал:
— Теперь мы можем уйти, Александра.
Глава 4
Голова у Алекс шла кругом.
Она стояла на ступеньках магазина перед Жозефом, и ей хотелось смеяться и плакать, обнять этого милого мальчика и бежать прочь отсюда. Жозеф не спускал с нее глаз. Алекс криво улыбнулась:
— Между прочим, завтра я собираюсь побывать в музее.
— О, да ведь я знаю его, как свои пять пальцев! — просиял юноша. — Вы позволите быть вашим гидом? Клянусь, я сделаю все, чтобы вам понравилось… Я даже покажу вам потайной ход.
— Я буду очень рада, Жозеф, — кивнула Алекс. — Увидимся завтра.
Он следил за тем, как новая знакомая закидывает за плечи рюкзак, все еще держа лампу в руках, и уходит прочь. Алекс ощущала этот взгляд спиной — пока не повернула за угол. До чего же странно. Она до сих пор упорно пыталась вспомнить, где и когда могла встречаться с ним раньше. Только ей почему-то казалось, что его звали по-другому.
Солнце клонилось к закату. Откуда-то сверху донесся протяжный крик на арабском. Алекс застыла от неожиданности. Но сразу догадалась, что слышит всего лишь призыв муэдзина к вечерней молитве.
Несколько местных жителей, шедших по тесной улочке, мигом пали ниц на том самом месте, где их застал крик с минарета, лицом к Мекке на восток. Алекс невольно прижала к себе лампу. Почему-то она показалась ей горячей. И в то же мгновение на девушку накатила неимоверная усталость. Она была уверена, что теперь дух Блэкуэлла ее покинул. Хотя, несомненно, это он говорил с нею там, в магазине. Ведь она слышала его голос совершенно отчетливо. И не только она. Жозеф и его отец опешили, услышав незнакомый мужской голос. Хотя предпочли об этом умолчать.
Да, дух Блэкуэлла обитает здесь, в Триполи. Она не зря прилетела за тридевять земель. Однако их все еще разделяет временная бездна. Может быть, то, что она услышала его голос, означает, что он пытался прорваться сквозь тьму веков, чтобы оказаться рядом с нею? От одной мысли об этом Алекс пробирала дрожь. Зачем ему это, скажите на милость? Что ему от нее нужно?
Темнело на удивление быстро, а Алекс все еще стояла на месте, опасаясь помешать арабам, молящимся на мостовой. Вновь накатила дурнота. Ну что ж, коль скоро горе-путешественница опять грохнется в обморок — винить в этом ей придется только себя. Нечего было мотаться по городу после столь утомительного, изматывающего перелета. Только сейчас до нее дошло, что под влиянием всего пережитого в магазине она шла обратно пешком, вместо того чтобы взять такси.
Прохожие уже закончили молиться и снова спешили по своим делам по темной улице. Алекс пошла за ними.
Лампа становилась все горячее, будто сама по себе разгоралась у нее в руках. Пока не обожгла ладони.
Алекс совсем опешила. Она уставилась на гладкую, тускло поблескивавшую в руках безделушку. Она действительно жгла ладони. Алекс была бы рада бросить ее, но не могла разжать пальцы.
Да что же это такое?..
А тут еще проклятое головокружение. Перед глазами все плыло. Или здесь сумерки такие? Алекс зажмурилась. Ноги стали ватными. Тут ей стало страшно не на шутку.
Дура, идиотка! С какой стати ее понесло на улицу в этот час?! Вот хлопнется в обморок — кто станет ей помогать?
А руки жгло нестерпимо. Алекс закричала, но вместо крика раздался слабый писк. Совершенно непостижимым образом утратив контроль над собой, она не смогла ни бросить лампу, ни двинуться с места. По сути дела, она вообще перестала чувствовать тело — будто ее душа вылетела из него.
От ужаса Алекс совсем потеряла голову. Лампа наверняка уже спалила ей руки. Ночь закружилась вдруг бешеным вихрем, слизывая улицу. Тьма, тьма, вокруг густая и вязкая тьма. Все тело налилось свинцом.
Внезапно вспыхнувшая в голове мысль заставила ее сделать несколько шагов вперед. Видимо, виной всему было не просто переутомление, нет — ее угораздило подцепить какую-то тропическую заразу. Ее уже парализовало. Неужели ее судьба — умереть вот так, на улице?
Алекс попыталась позвать на помощь. Но то ли губы вообще не раскрылись, то ли раскрылись, но не издавали ни звука. Больше всего на свете ей хотелось сейчас отшвырнуть подальше лампу, но руки отказывались слушаться. Ладони жгло, жгло нестерпимо. А ночная тьма все быстрее крутилась вокруг нее.
Внезапно она ощутила, что кружащийся вихрь превратился в необъятных размеров воронку, подобную некоему циклону, который неумолимо затягивает ее в себя.
Казалось, Алекс привели в чувство сразу несколько ощущений. Прежде всего — бившее в глаза ослепительное солнце, затем — острые булыжники, которые пребольно впились в спину. В ушах шумело, к горлу подступала тошнота.
Алекс попыталась открыть глаза — и тут же зажмурилась, не в силах выдержать яркий свет. В висках застучало с удвоенной силой.
Что с нею случилось? Где она?
Алекс заставила себя приоткрыть глаза и заметила прямо перед собой белую стену какого-то здания. Ее взгляд скользнул выше, на оранжевую черепичную крышу и единственное распахнутое настежь окошко, на котором почему-то не было ни занавесок, ни жалюзи. Узкая дверь под арочным входом скорее всего заперта наглухо. Правда, судя по запаху, кто-то из обитателей дома готовил некое чрезвычайно острое блюдо. Да, пахнет жареной бараниной. И тут ее слуха коснулись нежные женские голоса, о чем-то болтавшие по-арабски. Оживленный разговор то и дело прерывался звонким смехом.
Алекс кое-как заставила себя сесть, огляделась. В висках снова застучало. Она не могла припомнить ни эту узкую загаженную улочку, на которой сейчас находилась, ни нависшие над нею каменные здания. И тут же заметила тускло блестевший голубой бок масляной лампы, валявшейся рядом.
Боже милостивый, да что же все-таки случилось? Алекс отлично помнила, как попала в магазин. Там познакомилась с Жозефом и купила лампу. Там она слышала голос Блэкуэлла. А что было потом? Как она оказалась в этом тесном вонючем переулке? Она что, забрела сюда в беспамятстве? Ей опять стало дурно? Но ведь сейчас, судя по всему, примерно полдень — значит, она провалялась без сознания всю ночь? И куда ее занесло? Это явно не тот квартал, где находилась антикварная лавка. В этом Алекс была уверена. В центре города, да еще рядом с музеем, не могло быть таких трущоб. Кстати, очень странных трущоб. Рядом с домом она увидела самую настоящую помойную яму — ее предназначение доказывало висевшее над нею на веревке грязное ведро.
Алекс почувствовала, как ее спины касается нечто теплое и мягкое.
Она взвизгнула и подскочила на месте — отчего едва снова не бухнулась в обморок. Резко повернувшись, Алекс оказалась нос к носу с тощим ишачком с голодными собачьими глазами.
Животное тихонько фыркнуло и потянулось мордой к рюкзаку. Алекс рассмеялась.
А потом на всякий случай подхватила и рюкзак, и лампу. Оказалось, та больше не обжигает ладони. Приступ тошноты прошел, и девушка внезапно почувствовала сильнейший голод и жажду. Сунув за щеку жевательную резинку и спрятав лампу в рюкзак, она огляделась. В какой стороне находится этот чертов отель? Отсюда не было видно даже гавани. Так и есть — она заблудилась. Придется спрашивать дорогу. Алекс решительно направилась к запертой двери того дома, откуда доносился женский смех. Одноэтажное строение из белого песчаника ослепительно сверкало в лучах беспощадного солнца. Слева, на веревке, протянутой из единственного оконца, висело выстиранное белье. Она постучала в крашеную дверь.
В следующий миг ей открыла закутанная в паранджу женщина. На незнакомке оказалось накручено столько слоев самой разнообразной материи, что представлялось совершенно невозможным угадать ее возраст или хотя бы комплекцию. Да, пожалуй, и пол также — если бы о нем не говорили сами по себе эти одеяния.
— Бонжур, — улыбаясь от уха до уха, начала по-французски Алекс. — Извините, вы не могли бы мне помочь?
Но дамочка только испуганно окинула взглядом фигуру гостьи и тут же захлопнула дверь. Алекс растерялась. Что такого она сказала?
Невольно ее взгляд скользнул на бывший некогда белым, а теперь испачканный, грязный и рваный шелковый костюм. Ну что ж, придется попытать счастья еще раз и спросить кого-нибудь другого, не столь щепетильного в отношении одежды.
Алекс завернула за угол и застыла на месте.
Навстречу ей шагали четверо мужчин — они еще не успели ее заметить. Было совершенно очевидно, что они — моряки, и еще более очевидно, что все они пьяны. Говорили они на какой-то невообразимой смеси французского и итальянского — или, может быть, немецкого. А одежда их оказалась еще более странной. Из-под выгоревших рубах выглядывало шерстяное нижнее белье. Мешковатые штаны до колен были заправлены в высокие кожаные сапоги с отворотами. Однако больше всего Алекс ошеломило то, что у всех четверых висели на поясе кинжалы — самые настоящие, ужасные, длиннющие кинжалы!
Очнувшись, Алекс развернулась и молнией понеслась за угол, потом еще за один и еще. Задыхаясь, с бешено колотящимся сердцем, она бессильно прислонилась к стене какого-то дома. Ну что за круглая дура! Это же надо — сунуть нос в город, полный мужиков, которые и понятия не имеют об уважении к женщинам-христианкам. Немедленно, немедленно надо поймать такси и вернуться в отель, пока цела.
Ах, если бы хоть на миг снова ощутить присутствие Блэкуэлла! Страх разрастался с новой силой, а его дух мог придать немного смелости.
Алекс сосредоточилась, как могла, мысленно призывая его, но все без толку. Одна, совершенно одна!
Дрожа от страха, она осторожно выглянула из-за угла. К счастью, моряков нигде не было. Взяв себя в руки, Алекс шагнула вперед. Примерно в квартале от нее худой подросток, одетый в живописные развевающиеся лохмотья, тащил через улицу упиравшуюся козу. Ей не показался странным его наряд — не далее как вчера она повстречала на крыльце отеля группу паломников в еще более причудливых одеждах. Правда, с ними не было козы.
— Пожалуйста, постой! — почему-то истерически вскрикнула она.
Мальчишка сперва поглядел на нее мельком, потом еще раз — внимательно рассмотрел все, от сандалий до складок на брюках, и так и прилип глазами к ширинке. И вот уже негодяй застыл и пялился на нее совершенно неприличным образом.
Алекс разозлилась. Этот дикарь наверняка явился сюда из совсем уж глухой деревни, раз никогда не видал женщину в брюках. В висках опять застучало. Тем не менее она направилась к мальчишке.
— Мне нужна помощь, — начала было она.
Но оборванец ответил странным, уничижительным взглядом, повернулся и помчался прочь, таща за собою козу.
— Что за свинство! — воскликнула Алекс. Однако было совершенно ясно, что ей остается только раз за разом повторять попытки разузнать дорогу — пока не натолкнется на кого-то более спокойного. А если бы сейчас вдруг из-за угла показалось такси, она решила бы, что это чудо. Алекс была полна решимости нанять его — пусть даже там уже будут сидеть пассажиры.
Стараясь пригладить руками растрепанные волосы, она завернула еще за один угол. Алекс заметила их в тот же самый миг, когда они увидели ее.
Двоих мужчин. Мужчин, одетых в тюрбаны, цветастые расшитые жилеты и широкие шаровары. У обоих — жуткие ятаганы и древние пистолеты за поясом. Парочка была облачена в точности так, как турецкие солдаты из книг по истории, которые когда-то читала Алекс в университете.
На какое-то мгновение Алекс застыла, глядя на мужчин, а те — на нее. Оба дружно взревели. Она не колебалась ни секунды.
Алекс понеслась прочь. Она бежала что было сил, удирая от мужчин. Никогда в жизни она не бегала так быстро. Наверное, ее ноги превратились в колеса. У нее не было времени для того, чтобы осознать увиденное или разобраться, кто эти двое, что гонятся за ней. Ясно было одно: ей грозит страшная опасность, и ни за что нельзя даться им в руки!
Так она и неслась очертя голову, не разбирая дороги, виляя между домами, топча ухоженные палисадники, спотыкаясь на кучах отбросов и нечистот. Наконец она оглянулась. Погоня отстала — вряд ли эти двое пребывали в такой же отличной форме, как и она. Но Алекс не остановилась. Легкие горели, она задыхалась. Новый поворот. Алекс заметила распахнутую настежь дверь какого-то маленького домишки. Внутри суетился смуглолицый мужчина в просторном цветастом одеянии. С хриплым криком она ринулась туда.
Дрожащая, измученная Алекс сидела на низкой бархатной тахте. Старик хозяин проворно захлопнул дверь и запер ее на засов. Теперь он наливал гостье чаю.
Алекс была на грани истерики. Она с трудом соображала, что происходит. Скинув пыльные сандалии, она принялась растирать нывшие ноги, чтобы не дать волю слезам. Как только она доберется до отеля, непременно позвонит Жозефу. Может быть, решится рассказать ему всю правду — то есть истинную причину ее приезда в Триполи. Ее не покидала странная уверенность, что он должен все понять.
Но что же это были за люди? И почему они были одеты точь-в-точь как турецкие солдаты начала девятнадцатого века? Может быть, они участвовали в каком-нибудь праздничном параде или работали охранниками какого-то исторического места? Надо отдать должное — выглядели они на все сто. Настоящие янычары из далекого прошлого.
Старик в развевающихся одеждах подошел к кушетке. В руках он держал чашку горячего чая. Он забормотал по-арабски что-то ласковое, утешительное.
Алекс взяла хрупкую чашку и отхлебнула. У чудесного напитка был не совсем обычный аромат.
— Шакран, — пробормотала она. — Мерси боку. Извините, я не говорю по-вашему.
Он с улыбкой смотрел на Алекс. Добрые карие глаза на морщинистом лице.
— Мне нужно позвонить, — продолжала девушка, озираясь.

Джойс Бренда - Пленница => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы отлично, чтобы книга Пленница автора Джойс Бренда дала бы вам то, что вы хотите!
Если так получится, тогда можно порекомендовать эту книгу Пленница своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Джойс Бренда - Пленница.
Ключевые слова страницы: Пленница; Джойс Бренда, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Йенсен Йоханнес Вильгельм